Are you the publisher? Claim or contact us about this channel


Embed this content in your HTML

Search

Report adult content:

click to rate:

Account: (login)

More Channels


Channel Catalog


older | 1 | .... | 3 | 4 | (Page 5) | 6 | 7 | .... | 29 | newer

    0 0

    Эсминцы DDG-1000 станут самыми дорогими для ВМС США

    Стоимость строительства для ВМС США трех новых эсминцев (ЭМ) проекта DDG-1000 «Зумвольт» (Zumwalt) за последние пять лет увеличилась более чем на два миллиарда долларов, в том числе на 450 миллионов за последний год. Такие данные приводятся в отчете Исследовательской службы конгресса США CRS (Congressional Research Service).

    Стоимость строительства для ВМС США трех новых эсминцев (ЭМ) проекта DDG-1000 «Зумвольт» (Zumwalt) за последние пять лет увеличилась более чем на два миллиарда долларов, в том числе на 450 миллионов за последний год. Такие данные приводятся в отчете Исследовательской службы конгресса США CRS (Congressional Research Service).

    Согласно данным бюджета 2015 финансового года стоимость программы «Зумвольт» составляет сегодня 12,069 миллиарда долларов, что на 17 процентов превышает расчетные оценки (9,993 миллиарда долларов) по стоимости трех кораблей 2011 финансового года.

    Как отметил помощник министра ВМС США по НИОКР Сиан Стэкли, увеличение стоимости кораблей связано с изменением графика работ для ускорения поставок эсминцев и влиянием секвестрирования военного бюджета.

    Фактически крейсеры

    Первоначально командование ВМС планировало построить свыше 30 эсминцев нового типа, но из-за резкого роста стоимости программа полностью пересмотрена в 2010 году и количество кораблей в серии сокращено до трех единиц.

    Корабль-невидимка XXI века

    Разработка концепции эсминца начата в 90-е годы в рамках программы DD(X), которая 7 апреля 2006-го трансформирована в программу DDG-1000.

    Строительство ЭМ типа «Зумвольт» стартовало в 2007 году. Головной корабль «Зумвольт» DDG-1000 заложен в 2010-м на судостроительном заводе (ССЗ) компании «Нортроп Грумман» в городе Пескагола, второй – «Майкл Монсор» DDG-1001 на ССЗ компании «Дженерал дайнэмикс Бат Айрон Уоркс» в городе Бат. Ввод их в строй ожидается в 2015 году. В 2012-м началось финансирование строительства третьего эсминца.

    В 2002 году серийный корабль оценивался в 0,8–1 миллиард долларов, а в 2008-м стоимость головного корабля – 2,8 миллиарда долларов (в настоящее время – 3,5 миллиарда долларов). Степень готовности корабля после спуска на воду 28 октября 2013 года – 87 процентов. Сдача DDG-1000 флоту планируется на конец 2014-го, а достижение начальной боеготовности намечено на 2016 год.

    Новые эсминцы фактически являются крейсерами и в составе ВМС будут опытно-боевыми кораблями. В ВМС США неоднократно строились один-два корабля, на которых отрабатывались новые технологии, широко применявшиеся в дальнейшем. В 50-е годы так отрабатывалась новая главная энергетическая установка (ГЭУ), затем – концепция фрегатов УРО, позже переквалифицированных в крейсеры, и ряд других.

    На эсминце нового поколения предполагается реализовать:

    • концепцию малозаметности в максимальном объеме, что даст ему возможность уничтожить любой самолет до того, как будет обнаружен сам. Таким образом, в этом ЭМ может быть реализован принцип равнозащищенности от средств воздушного нападения (равные дальности взаимного обнаружения и поражения), что позволит ему стать кораблем-невидимкой XXI века. В связи с этим большое внимание уделено отработке внешних архитектурных форм (форма корпуса «прорезающая волну», интегральная одноблочная надстройка и др.);
    • новые подходы к обеспечению защиты ЭМ, а именно применение двухслойной схемы надводной конструкционной защиты (НКЗ), когда внутренний борт является цитаделью, а наружный выполняет функцию взводного экрана. Полупогруженное положение корабля увеличивает его живучесть, по мнению экспертов, в два-три раза;
    • автономную схему вентиляции, обеспечивающую абсолютную защиту экипажа от химического и бактериологического оружия в условиях возрастания угрозы со стороны международного терроризма;
    • наряду с традиционными системами вооружения типа крылатых ракет большой дальности и ЗУР имеются принципиально новые системы вооружения. Это оперативно-тактические ракеты LASM и ALAM, 155-мм артиллерийская установка с управляемыми снарядами, БЛА, бортовые боевые катера многоцелевого назначения, система противоминной обороны RMS, средства обнаружения воздушных и наземных целей, средства связи с конформными фазированными антенными решетками;
    • применение ГЭУ с полным электродвижением и винторулевыми колонками;
    • повышение степени автоматизации процессов управления техническими средствами и вооружением для сокращения численности экипажа до 142 человек, в то время как на ЭМ типа «Арли Берк» и крейсерах типа «Тикондерога» численность экипажа достигает 300 человек.

     

    Система вооружения

    Головной корабль DDG-1000 «Зумвольт» назван в честь адмирала Элмо Рассела Зумвольта, который начинал службу на эсминце «Робинсон» во время Второй мировой войны и отличился в битве за залив Лейте.

    Эсминцы типа «Зумвольт» предназначены для оказания огневой поддержки в десантных операциях и ведения боевых действий на приморских направлениях, нанесения ракетно-артиллерийских ударов по наземным целям, в том числе и в глубине территории противника. Важнейшей задачей кораблей станет обеспечение зональной ПВО и ПРО авианосных многоцелевых групп.

    Корабль-невидимка XXI века

    На эсминце установлена двухвальная главная энергетическая установка с полным электродвижением – единая электроэнергетическая установка. При этом главные электродвигатели – погруженные электродвигатели (ГЭД – ПЭД) размещены в гондолах винторулевой колонки. В качестве основных двигателей для привода генераторов будут использованы два ГТД RR WR-21 или два – четыре ГТД LM2500 новой модификации.

    В состав системы вооружения корабля входят многофункциональная комплексная система с многофункциональной РЛС AN/SPY-3 с фазированной антенной решеткой и универсальной вертикальной пусковой установкой (УВПУ) типа Mk.41 на 80 ячеек, размещенных по бортам (по две группы в носу и в корме). В УВПУ будут загружаться крылатые ракеты морского базирования, зенитные и противолодочные управляемые ракеты. Противовоздушную оборону обеспечивает зенитный ракетный комплекс типа «Стандарт» в составе МФКС. Артиллерийское вооружение должно состоять из двух 155-мм АУ, стреляющих управляемыми артиллерийскими снарядами с ракетными ускорителями типа LRLAP (Long Range Land Attack Projectile) на дальность 185 километров, и двух 57-мм малокалиберных зенитных артиллерийских комплексов (МЗАК). Эсминец может иметь боекомплект в 600 УАРС LRLAP (по 300 снарядов на каждую АУ), а также дополнительные снаряды. Корабль предполагается оснастить гидроакустическим комплексом с антенной в бульбовом обтекателе и с гибкой протяженной буксируемой антенной (ГПБА), гидроакустической станцией миноискания (ГАСМИ) и двумя необитаемыми подводными аппаратами RMS.

    Авиационное вооружение представлено двумя вертолетами МH-60R или одним МH-60R+3 БЛА.

    Полное водоизмещение составляет 14 564 тонны, максимальная длина – 182 метра, ширина – 24 метра, осадка – 8,4 метра. Мощность главной энергетической установки – 104 тысячи лошадиных сил, скорость полного хода – 30 узлов, дальность плавания – более 10 тысяч миль, экипаж – 142 человека.

    Военно-морские эксперты отмечают инновационность нового эсминца. В частности, аналитик по вопросам вооружений Лексингтонского института Лорен Томпсон полагает, что «Зумвельт» является своеобразным мостом между славными традициями и новыми реалиями тотальной информатизации и широкого распространения высокоточного вооружения. «Концепция этого корабля не отличается радикальными изменениями, основной задачей конструкторов стало воплощение в жизнь идеи многоцелевого применения эсминца, который стоит одной ногой в настоящем, а другой – в будущем», – отметил Томпсон.


    0 0

    Нарком иностранных дел не изобретал зажигательных смесей

    Звучащее в последние месяцы из теле- и радиоприемников название «Коктейль Молотова» сохранило в народной памяти партийный псевдоним народного комиссара иностранных дел. Но какое отношение имел Молотов к средству поражения зажигательного действия, никто из журналистов, хотя бы наших, не потрудился выяснить. На самом деле бутылки с бензином, которые нынешние нацистские евроинтеграторы прозвали народными огнеметами, справедливо было бы именовать «Коктейль Маннергейма»…

    Звучащее в последние месяцы из теле- и радиоприемников название «Коктейль Молотова» сохранило в народной памяти партийный псевдоним народного комиссара иностранных дел. Но какое отношение имел Молотов к средству поражения зажигательного действия, никто из журналистов, хотя бы наших, не потрудился выяснить. На самом деле бутылки с бензином, которые нынешние нацистские евроинтеграторы прозвали народными огнеметами, справедливо было бы именовать «Коктейль Маннергейма»…

    Январско-февральские репортажи из столицы самостийной Украины сопровождались комментаторской скороговоркой с частым повторением словосочетания «коктейль Молотова», даже и во множественном числе. Вслед за работниками пера и микрофона выражение, демонстрируя историческую безграмотность, подхватили политологи, парламентарии и прочая публика. Им невдомек, что нарком иностранных дел СССР Вячеслав Михайлович Молотов (настоящая фамилия – Скрябин) не изобретал пресловутую зажигательную смесь. Ему и без того дел хватало.

    Коктейль для Молотова

    Удивительно, что внук великого советского наркоминдела – Вячеслав Никонов, политолог, историк, государственный и общественный деятель, к тому же официальный биограф своего деда, участвуя в различных телешоу, даже не пытается восстановить истину.

    Фальсификация с «горящей бутылкой», изобретение которой ошибочно (либо умышленно) приписывается Молотову, появилась во времена холодной войны, когда западные историки кинулись «разоблачать захватническую политику СССР». Занялись они и «тайнами» советско-финляндской войны 1939–1940 годов, когда против наших танков были впервые применены так называемые polttopullo («горящие бутылки»). Автором изобретения смеси (cocktail по-английски), основным компонентом которой был бензин, являлся капитан финской армии Ээро Куиттинен. Именно он в 1937-м, задолго до военного конфликта инициировал промышленное производство им же сконструированной «бензиновой бомбы», предназначенной для уничтожения советских танков. Чтобы жидкость прилипала к броне и при горении достигала более высокой температуры, капитан придумал добавить в бензин небольшое количество присадок.

    Вскоре по распоряжениям правительства Финляндии и председателя Совета обороны страны, тогда еще маршала Карла Маннергейма, было налажено массовое производство polttopullo на алкогольном предприятии в Раямяки, ныне известном благодаря популярной водке Finlandia. Там кроме крепких напитков разливались всевозможные ликеры и настойки, используемые в армейских барах для смешивания коктейлей. Кстати, на пробках первых «зажигательных бутылок» ясно читалось: Alko-Rajamaki.

    В 1939 году финские истребители танков, читая надпись на бутылочных пробках и вспоминая беспечное времяпрепровождение за стаканом коктейля от Rajamaki, назвали это зажигательное средство «Коктейль для Молотова».

    Почему? По очень простой причине. Дело в том, что именно Молотову как главе нашего внешнеполитического ведомства пришлось обосновывать на переговорах предложения об изменении границы в связи с тем, что «финляндское правительство запуталось в своих антисоветских связях с империалистами», предоставляя на своей территории взлетно-посадочные полосы фашистскому люфтваффе. Не добившись понимания, советский наркоминдел объявил о разрыве Пакта о ненападении с Финляндией.

    Надо сказать, что в литературе нашего северо-западного соседа встречается правильное наименование бутылок с зажигательной смесью: «Коктейль для Молотова». Однако иностранные журналисты и историки при переводе на английский опустили целевой предлог. Получился «Коктейль Молотова». А наши доморощенные переводчики ничтоже сумняшеся запустили именно это словосочетание в российский оборот. И Молотов стал жертвой исторической фальсификации.

    Так что бутылки с зажигательной смесью в руках ополоумевших радикалов надо все-таки называть «Коктейль капитана Куиттинена» либо « Коктейль маршала Маннергейма».

    Николай Сысоев,
    военный историк

    0 0

    Смена правительства в Индии не повлияет на высокий уровень сотрудничества с Россией

    На всеобщих парламентских выборах в Индии, которые проходили в девять этапов с 7 апреля по 12 мая нынешнего года, партия прежнего премьер-министра Манмохана Сингха проиграла Бхаратия Джаната Парти (БДП – Индийская народная партия), которая первенствовала в 283 округах. Она получила абсолютное большинство и станет первой за 30 лет партией, которая сможет сформировать правительство самостоятельно. Президент России Владимир Путин поздравил лидера БДП Нарендру Моди с успехом в кампании и выдвижением на пост премьер-министра. В ходе телефонного разговора обе стороны подчеркнули преемственность традиционно дружественных российско-индийских отношений, стабильно развивающихся на основе Декларации о стратегическом партнерстве.

    На всеобщих парламентских выборах в Индии, которые проходили в девять этапов с 7 апреля по 12 мая нынешнего года, партия прежнего премьер-министра Манмохана Сингха проиграла Бхаратия Джаната Парти (БДП – Индийская народная партия), которая первенствовала в 283 округах. Она получила абсолютное большинство и станет первой за 30 лет партией, которая сможет сформировать правительство самостоятельно. Президент России Владимир Путин поздравил лидера БДП Нарендру Моди с успехом в кампании и выдвижением на пост премьер-министра. В ходе телефонного разговора обе стороны подчеркнули преемственность традиционно дружественных российско-индийских отношений, стабильно развивающихся на основе Декларации о стратегическом партнерстве.

    Министерство обороны Индии надеется на то, что новое правительство, сформированное БДП, ускорит выполнение затянувшихся соглашений по приобретению различной продукции военного назначения (ПВН), проведет реформы в оборонно-промышленном комплексе (ОПК) и сократит зависимость национальных вооруженных сил от импорта, который в настоящее время составляет около 70 процентов от общего объема военных закупок.

    Новая надежда

    По данным «Дифенс ньюс», Нью-Дели планирует увеличить пределы собственной доли в программе прямых иностранных капиталовложений FDI (Foreign Direct Investment) с 26 до 49 процентов. «Новое правительство унаследовало достаточно нестабильное Министерство обороны и значительное количество невыполненных работ по крупным соглашениям, – сообщил Анил Джай Сингх, военный аналитик и коммодор ВМС Индии в запасе. – Новый министр обороны должен в первую очередь пересмотреть затянувшиеся программы, которые имеют существенное значение для боеготовности Индии, и в ходе консультаций с представителями вооруженных сил задать приоритет требований. Ему также следует убедиться в том, что чиновники и штабной персонал Министерства обороны совместно работают над выполнением поставленных задач в срок. Эти меры сами по себе послужат положительным началом и покажут, что в случае задержки придется нести ответственность».

    «БраМос» обладает выдающимися тактико-техническими характеристиками. Список потенциальных покупателей ракеты достаточно велик

    Военные ожидают от Минобороны быстрого решения вопросов, касающихся боеготовности вооруженных сил. «На протяжении последних лет применялся слишком осторожный подход к закупкам, особенно к тем, которые осуществлялись при помощи открытого конкурса. В результате были отменены тендеры общей стоимостью семь миллиардов долларов. Приобретение жизненно важных вооружений, таким образом, было приостановлено», – посетовал один из высокопоставленных представителей военного ведомства.

    26 мая Моди был назначен премьер-министром. Вероятно, он незамедлительно приступит к реформам, ускорит процесс принятия решений и увеличит интенсивность работы бюрократического аппарата. «Неудивительно, что новое правительство делает ставку на внутреннее производство, – считает военный аналитик, бригадир запаса сухопутных войск Индии Рахул Бхонсле. – Скорее всего зависимость от импортной ПВН продлится еще десять лет, так как есть проблемы дефицита, которые необходимо целенаправленно решать. Эта зависимость может быть смягчена в том случае, если сделать упор на разработку технологий, увеличение пределов индийских вложений по программе FDI, налоговую стимуляцию национального производителя, повышение доли местных изделий в структуре ПВН».

    «Если Индия стремится к достижению статуса региональной державы, она должна сократить долю импортной ПВН. Помимо высокотехнологичной продукции страна, к сожалению, приобретает даже относительно простое стрелковое вооружение, в частности штурмовые винтовки и карабины», – сказал Венкатараман Махалингам, военный аналитик и бригадный генерал запаса. В случае если новый кабинет продолжит стремление укреплять вооруженные силы для противодействия Китаю и Пакистану, потребуются повышенное финансирование, радикальные изменения в ОПК, а также придание большей оперативности процессу принятия решений.

    Приоритет сфере высоких технологий

    Эксперты полагают, что Арун Джетли, ставший новым министром обороны 26 мая на временной основе, ускорит выполнение закупок ПВН. Он будет осуществлять руководство оборонным ведомством и Министерством финансов до завершения формирования новой государственной администрации, после чего его утвердят министром обороны уже на постоянной основе. По мнению наблюдателей, совмещение двух постов свидетельствует, что руководство Индии намерено выделить большее количество денег на закупку различной ПВН.

    Согласно информации из Минобороны в проекте нового бюджета, который правительство Моди представит ориентировочно в июле текущего года, объем военных расходов увеличится на 15 процентов. Предыдущая администрация утвердила бюджет на 2014–2015 финансовые годы в размере 34,65 миллиарда долларов.

    Государственным министром, ответственным за оборону (младшая должность по сравнению с постом Джетли), назначен Рао Индержит Сингх. Вероятно, он станет курировать производство ПВН, однако никаких официальных объявлений вплоть до настоящего времени не последовало. Сингх присоединился к победившей партии БДП незадолго до выборов, а до того, в 2004–2009 годах был государственным министром, ответственным за оборонное производство.

    Эксперты также полагают, что в ближайшее время правительство Нарендры Моди приобретет целую гамму американской продукции военного назначения, находящейся на листе ожидания. Соответствующие контракты на сумму 2,6 миллиарда долларов готовы к подписанию еще с прошлого года, поскольку предыдущий кабинет министров отложил утверждение соглашений из-за недостатка финансовых средств. Ожидается, что окончательно утвердят контракты на приобретение вертолетов AH-64D «Апач» (Apache) стоимостью 1,6 миллиарда долларов, военно-транспортных вертолетов CH-47 «Чинук» (Chinook) на 833 миллиона и легких орудий компании «БАЕ Системз» (BAE Systems) на 583 миллиона. Прежний министр обороны Араккапарамбил Энтони не только заморозил тендер по ряду контрактов, но и перевел 1,3 миллиарда долларов из средств, выделенных на закупку вооружений, на различные выплаты личному составу вооруженных сил.

    Вместе с выделением средств на закупки по временно отложенным контрактам новому министру обороны придется ассигновать 12 миллиардов на выполнение программы по приобретению истребителей MMRCA (Medium Multirole Combat Aircraft), контракт по которой находится в финальной стадии обсуждения и, как ожидается, будет выдан до конца текущего года. Истребитель «Рафаль» (Rafale) французской компании «Дассо авиасьон» (Dassault Aviation) является сейчас наиболее предпочтительным вариантом истребителя по данной программе. «Министерству обороны следует ускорить работы по нескольким программам по закупке вооружений в связи с тем, что курс доллара по отношению к индийской рупии существенно снизился на определенный промежуток времени», – заявил представитель индийских ВВС.

    Аналитики утверждают, что поиск дополнительных средств для закупок вооружений для индийских вооруженных сил – это одна из главных проблем, которые придется решать новому кабинету министров. Ускорение процедуры закупок, развитие национального ОПК, серьезные изменения внутри локальных производителей входят в список задач, которые требуют быстрого решения. «Основными недостатками действующей системы закупок продукции военного назначения остаются несоблюдение временных рамок, недостаток прозрачности в управлении и соответствующих навыков, составление черных списков, запрещающих ряду компаний участвовать в государственных тендерах, и коррупция», – уверен военный обозреватель Венкатараман Махалингам.

    «Нам необходимо рассмотреть возможность создания независимой экспертной группы для проведения всех оборонных закупок. В ее состав могут войти представители как государственных компаний, так и вооруженных сил, которые обладают необходимыми навыками. Это позволит совместить передовые технологии и опыт применения техники, что является ключевым фактором при развитии производства ПВН», – добавил он.

    Специалисты единодушно говорят, что стране необходимо сокращать свою зависимость от импорта вооружений. Вместе с тем индийский ОПК испытывает определенные сложности, что вынуждает укреплять его связи с иностранными производителями. «Проблема создания совместных предприятий должна быть решена с точки зрения экономики, а не управления. Для привлечения партнеров необходимо создать такие условия, в которых надежность индийской стороны и ее способность контролировать промышленное производство не будет вызывать сомнений. Эти меры подразумевают необходимую защиту интеллектуальной собственности, повышенное участие иностранных компаний и возможность легкого вывода прибылей», – отметил Махалингам.

    Второй шанс

    По мнению индийских экспертов, требуется ускорить приобретение военной техники по программам вооружений подводными лодками проекта 75I, артиллерией, системами ПВО, средствами борьбы с подводными лодками, истребителями MMRCA. В свете последних политических изменений интересно узнать мнение одного из видных организаторов индийского ОПК доктора Сиватхану Пиллея, который длительное время возглавляет индийско-российское совместное предприятие «БраМос Аэроспейс», занимающееся разработкой и производством семейства сверхзвуковых крылатых ракет «БраМос». Недавно глава «БраМос Аэроспейс» находился в Москве с кратким визитом, приуроченным к проведению заседания совета директоров компании, и согласился ответить на ряд вопросов российских СМИ.

    Приоритет сфере высоких технологий

    Характеризуя ситуацию в целом, Пиллей отметил, что на последних выборах наглядно проявился демократический процесс перемен. Нации объективно нужен прогресс, и главной задачей нового правительства является сделать Индию сильной, экономически процветающей страной с мощным военным потенциалом. База для этого может быть сформирована за счет политики ускорения различных процессов и высоких технологий. Доминировать в мире будут только технологически развитые страны.

    «Сила технологий ведет к экономическому и военному могуществу. Необходимо отметить, что Индия не принимала участия в промышленной революции, именно поэтому не достигла уровня развития западных государств. В этом кроются причины определенного отставания. В то же время сегодня у Индии появился второй шанс, для этого нужно совершить рывок. Мы можем адаптировать новые идеи и технологии, этот процесс поможет ускорить сотрудничество с какой-либо технологически развитой державой или державами. В данном контексте «БраМос» – показательный пример. Это совместное предприятие, в котором обе стороны применяют самые передовые доступные технологии и сообща разрабатывают новые. Основной концепцией проекта является совместная работа, слияние сторон», – заявил Пиллей.

    По его мнению, создание подобных предприятий – это лучший признак дружбы двух государств: «В настоящее время кому мы можем доверять из других стран? Ваша страна сегодня сверхдержава, несмотря на то, что из-за кризиса 90-х годов ее развитие было замедлено. Сегодня темпы развития России ускоряются. Промышленные связи между нашими странами как стратегическими партнерами становятся все теснее и теснее. Оба государства, например, приняли решение о создании совместной военно-промышленной комиссии, что редкость. Это тот тип отношений, которые можно охарактеризовать как доверительные.

    Результаты недавних выборов дают Индии возможность сделать настоящий прорыв, и мы должны использовать эту возможность. В достижении прогресса Россия и Индия действительно должны быть вместе. «БраМос» – эта программа важная, но ее одной недостаточно. Нужны новые аспекты сотрудничества, в первую очередь в области нано- и информационных технологий. Я бы также определил и другие направления, в которых страны могут сотрудничать: гипер- звуковые летательные аппараты, сельское хозяйство, биотехнологии, технологии двойного назначения, космос. Во всех этих сферах может быть налажено тесное сотрудничество. Определенные перспективы совместного сотрудничества есть в микро- и наноэлектронике, а также в области разработки программного обеспечения. Наука в Индии развита достаточно хорошо, мозгов хватает, ресурсы человеческие также являются значительными. Индия – это страна, которая стремится к прогрессу. Ваша страна тоже пытается вернуть утраченные позиции. Поэтому для России и Индии целесообразно обсуждение значительной комплексной программы совместных работ».

    Нью-Дели сейчас расширяет источники получения различных технологий, в том числе из США, Великобритании, Франции, Израиля. Эти страны много говорят о возможности сотрудничества, однако реальных результатов по интеграции западных оборонных технологий в индийскую промышленность не очень много. А вот Россия реально передает партнеру важные оборонные технологии.

    Сиватхану Пиллей считает, что Индия является достаточно привлекательной для долгосрочного сотрудничества стороной, так как испытывает в этом серьезную необходимость. «На протяжении ближайших пяти-шести лет требуется потратить на закупки продукции военного назначения около 150 миллиардов долларов. Стране необходимо учитывать опыт других стран. С нами сотрудничают многие государства, но они в первую очередь стремятся продавать готовую продукцию и тем самым захватить наш рынок. С западными партнерами сотрудничество налажено, но они хотят только осуществлять простой процесс продажи без передачи высоких технологий производства. А Россия – единственная, которая, как мы видим, выступает за совместную разработку, например, истребителя пятого поколения, многоцелевого транспортного самолета MTA и много другой техники.

    В Индии очень большой рынок. Необходимо совершенствовать промышленность, так как все в конечном счете упирается в технологии. Ни одна страна неспособна без них развиваться. А получить их можно только при реальном долгосрочном многостороннем сотрудничестве. В 60-х годах, скажем, был запущен процесс производства ПВН на собственных мощностях. В 70-х строительство техники осуществлялось через приобретенные лицензии на самолеты МиГ, танки, корабли. В настоящее время Индия самостоятельно производит военную технику, но в значительной мере этот рост обеспечивается Россией. Если мы можем совместно работать, объединять усилия ради создания нового продукта, это даст существенное преимущество Индии в области экономии средств. Страна стремится к расширению сотрудничества в сферах электроники, гиперзвука, нанотехнологий, безопасности, в том числе информационной. Мы можем создавать новые продукты и модернизировать страну, в этом и состоит существенное отличие от предыдущих лет. Развивается отрасль космоса, добычи энергии, что влечет за собой дальнейшее совершенствование. Добыча энергии означает, что необходим ее источник. Могут быть применены новые источники топлива, такие как гелий-3. Мы также работаем и над возможностью получения энергии из космоса. Основываются новые производственные центры в провинции. Обычное топливо слишком грязное, нам нужно менее вредное. Энергия, питьевая вода – все эти аспекты могут быть решены с помощью применения высоких технологий. В целом, как мне кажется, лозунгом недавно избранного правительства является «Будущая Индия – это новая Индия», считает Пиллей.

    Несколько лет назад Индия организовала несколько тендеров в оборонной сфере – самолет MRCA, боевые вертолеты, тяжелые вертолеты, самолеты-топливозаправщики и т. д. Но контракты по ним до сих пор не подписаны.

    «Обновленное Министерство обороны определяет основные требования, анализирует и принимает решение. Упомянутые тендеры проводились предшествующим правительством. Новое Министерство обороны будет принимать решения быстрее и решит все вышеупомянутые вопросы. Решение вопроса, у кого покупать и с кем сотрудничать, напрямую зависит от политики правительства. Я считаю, что темпы строительства военной техники с приходом нового руководства увеличатся. В данном контексте Россия является страной, с которой выгодно сотрудничать. С точки зрения правительства, на рынке много внешних игроков. Я считаю, что не стоит все приобретать у сторонних игроков. Перед вами есть очень хороший пример – «БраМос», который доказывает, что Индия может быть лидером в производстве технологичной продукции. Этот продукт явился результатом совместных работ. Могла ли Индия в одиночку создать «БраМос» в его современном виде? Нет, но мы доказали, что сотрудничество может быть плодотворным. В условиях современного миропорядка сотрудничество является одной из наиболее оптимальных форм, оно может сделать Индию великой державой. В целом то, что будут приобретать наши вооруженные силы, зависит от тщательного технически-оценочного процесса, который проведут виды вооруженных сил, а также от стоимости», – прокомментировал доктор Пиллей.

    Также он коснулся перспектив двустороннего сотрудничества в рамках программы «БраМос», подчеркнув, что оно будет развиваться в направлении гиперзвуковых летательных аппаратов (ГЛА). «Именно гиперзвук является перспективной технологией. Его боеприпас резко сокращает время для ответного удара со стороны противника. Поэтому предполагается, что будет создана гиперзвуковая версия крылатой ракеты «БраМос». При этом технология гиперзвуковых летательных аппаратов является универсальной и может найти свое применение также в сфере космоса и гражданской авиации. В частности, при создании многоразовых космических аппаратов», – констатировал он.

    Еще Пиллей обратил внимание на то, что в настоящее время в мире уже несколько государств осуществляют разработки в области ГЛА. «Относительно недавно Китай провел успешные испытания подобного устройства, ряд работ выполняют Соединенные Штаты. В России много научных групп, которые работают над созданием ГЛА. Они также совершили определенный прорыв в своей работе», – отметил он. Ученый подчеркнул в этой связи, что совместная российско-индийская разработка гиперзвуковых аппаратов существенно облегчит выполнение этой задачи.

    В рамках такого сотрудничества на базе Московского авиационного института проведены работы по созданию новых материалов. Индийская сторона изучает новые принципы управления и контроля, а также проводит соответствующие наземные испытания. «На данный момент результаты предварительных исследований можно считать положительными. Эти успехи во многом достигнуты благодаря российско-индийскому партнерству», – полагает Пиллей.

    Предполагается, что с учетом уже имеющихся российских наработок проведение двустороннего цикла работ по созданию ГЛА займет около девяти-десяти лет. «В настоящее время проводится цикл наземных испытаний интегральных технологий. Стендовые испытания займут еще около четырех-пяти лет. Мы усовершенствуем образец и применим новые материалы», – проинформировал ученый. По его словам, период летных испытаний займет примерно столько же времени, а этап с применением новых конфигураций аппарата, возможно, продлится несколько дольше.

    У ракеты «БраМос» он отметил существенный экспортный потенциал. Его уверенность основана на том факте, что помимо выдающихся тактико-технических характеристик совместная разработка обладает повышенным уровнем универсальности. Изделие может запускаться с наземных пусковых установок, а также надводного и подводного базирования. Ведется разработка версии «БраМоса» воздушного базирования для применения в составе ударной авиации. «Список потенциальных покупателей достаточно велик. Это вооружение может быть продано многим государствам, однако наш подход состоит в выборе надежных партнеров. Полагаю, в этой связи целесообразной мерой явилось бы функционирование совместной российско-индийской комиссии. Необходимо определить тех партнеров, которые станут нашими союзниками на длительное время, и сформировать стратегические отношения», – добавил Пиллей.

    Также он высказался о санкциях, вводимых странами Запада против России в связи с обстановкой на Украине. По его мнению, эти меры могут послужить стимулом для развития российской экономики, в том числе и оборонно-промышленного комплекса. «В санкциях есть и положительный момент, который заставляет страну развиваться, опираясь только на собственные силы. Например, после окончания Второй мировой войны СССР совершил такой рывок, основанный на технологиях военного времени, что смог потом сам стать одним из мировых лидеров в области науки и техники», – напомнил индийский специалист. В условиях санкций люди становятся более активными, резко ускоряется создание новых технологий, и для России настал период новых возможностей, которые надо использовать, заключил доктор Сиватхану Пиллей.


    0 0

    Двигатели типа В-2 и 2В успешно адаптированы для гражданских целей, некоторые модели и модификации не имеют аналогов в мировом моторостроении

    Начало истории тракторостроения и двигателестроения на Челябинском тракторном заводе было положено в 1933 году, когда с заводского конвейера начали сходить тракторы С-60 с лигроиновыми низкооборотными двигателями мощностью 72 лошадиные силы. Затем здесь был сконструирован и освоен четырехцилиндровый дизельный двигатель М-17 с предкамерным смесеобразованием – пусковой четырехтактный, работающий на соляровом масле.  Однако основной импульс развитию двигателестроения на ЧТЗ дала эвакуация сюда в 1941 году Харьковского дизель-моторного завода № 75, выпускавшего двигатель В-2, и конструкторского бюро по танковому моторостроению СКБ-75 во главе с Иваном Яковлевичем Трашутиным. Существовавшее до этого моторное подразделение – управление главного конструктора ЧТЗ влилось в СКБ-75, и на заводе был налажен массовый выпуск двигателей типа В-2,  которыми оснащались танки и самоходные артиллерийские установки.

    Начало истории тракторостроения и двигателестроения на Челябинском тракторном заводе было положено в 1933 году, когда с заводского конвейера начали сходить тракторы С-60 с лигроиновыми низкооборотными двигателями мощностью 72 лошадиные силы. Затем здесь был сконструирован и освоен четырехцилиндровый дизельный двигатель М-17 с предкамерным смесеобразованием – пусковой четырехтактный, работающий на соляровом масле. Однако основной импульс развитию двигателестроения на ЧТЗ дала эвакуация сюда в 1941 году Харьковского дизель-моторного завода № 75, выпускавшего двигатель В-2, и конструкторского бюро по танковому моторостроению СКБ-75 во главе с Иваном Яковлевичем Трашутиным. Существовавшее до этого моторное подразделение – управление главного конструктора ЧТЗ влилось в СКБ-75, и на заводе был налажен массовый выпуск двигателей типа В-2, которыми оснащались танки и самоходные артиллерийские установки.

    Сегодня Челябинский тракторный завод – ведущее предприятие научно-производственной корпорации «Уралвагонзавод» по дизелестроению. Здесь разрабатывают и поставляют моторную продукцию не только предприятиям интегрированной структуры УВЗ, но и другим партнерам.

    История создания дизеля В-2

    Особая страница в трудовой биографии ГСКБ «Трансдизель» и моторного завода ЧТЗ – совершенствование конструкции, технических показателей и организация производства танкового дизеля В-2, явившегося основой большинства отечественных гусеничных машин. Свою историю танковый дизель ведет с Харьковского паровозостроительного завода (ХПЗ). Специалисты ХПЗ уже имели опыт разработки стационарных, судовых дизелей, тракторных двигателей, доработки авиационных бензиновых двигателей для танков БТ.

    Танковый дизель на мирной службе

    Константин Федорович Челпан, с 1924 года работавший в тепловом отделе ХПЗ, а в 1931-м ставший первым главным конструктором по дизелестроению, и его заместитель – начальник дизельного конструкторского бюро Яков Ефимович Вихман заложили основные принципиальные решения по рабочему процессу и конструкции самого двигателя. Работы проводились в тесном сотрудничестве с Центральным институтом авиационного моторостроения (ЦИАМ), имеющим мощную исследовательскую базу, а также с Украинским научно-исследовательским авиадизельным институтом (УНИАДИ).

    В результате напряженных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в апреле 1933 года был опробован первый опытный образец мощного дизельного двигателя БД-2, а в ноябре того же года он испытан на танке БТ-5. Разумеется, прошло еще немало времени до его становления как надежного танкового двигателя. В конструкцию БД-2 было внесено более 1000 изменений, но результаты первых испытаний показали правильность выбранного направления.

    В 1936–1937 годах на заводе работала комиссия под руководством профессора Юрия Александровича Степанова из Военной академии механизации и моторизации (ВАММ), которая дала ряд важных рекомендаций по улучшению конструкции, технологии и методики испытания дизеля.

    В 1934 году в доводку мотора активно включился Иван Трашутин, вернувшийся на завод после стажировки в США, где получил степень магистра технических наук в Массачусетском технологическом институте. После того как в 1938-м по ложному обвинению во вредительстве был расстрелян Константин Челпан, он стал начальником КБ – заместителем главного конструктора.

    Одновременно с доводкой конструкции дизеля в 1934 году на ХПЗ началось строительство специализированных корпусов и цехов для его производства, где в августе 1938-го был собран первый двигатель В-2, а с 1 сентября 1939-го началось его серийное производство.

    Большую роль в создании танкового дизеля и мощностей для его производства сыграл директор ХПЗ с 1933 по 1938 год Иван Петрович Бондаренко. Он обеспечил решение важнейших задач, позволивших организовать высокотехнологичное производство, лично участвовал в формировании конструкторского коллектива и создании дизеля. Но несмотря на усилия, не все шло гладко. Было много ошибок и недостатков, в которых и обвинили Бондаренко. Его арестовали как «пособника врагов народа» и в 1938-м расстреляли.

    В 1937 году на должность начальника отдела № 400 (дизельный) назначается работавший до этого ведущим инженером ЦИАМа Тимофей Петрович Чупахин, а на должность зам. главного инженера – Михаил Петрович Поддубный. Они занимались вплотную улучшением показателей рабочего процесса дизеля, экономичности, устранением дымности, течей масла, прежде всего совершенствованием технологии изготовления, используя большой опыт по авиационным дизелям в ЦИАМ. После ареста Челпана в 1938-м Чупахин был назначен главным конструктором.

    Для усиления опытно-исследовательской базы завода в сентябре 1937 года в состав ХПЗ был включен УНИАДИ с лабораториями, оборудованием и сотрудниками с целью объединения усилий при доводке В-2. В результате на заводе была создана хорошо оснащенная лабораторная база, подготовлены квалифицированные кадры исследователей, испытателей, производственников, способные решать сложные технические задачи. Коллектив УНИАДИ получил обозначение НИИ-466 (затем НИИ-1600) и подчинялся главному конструктору по дизелестроению.

    После всесторонних испытаний на танке БТ-7М в 1939 году решением Комитета обороны дизель был принят на вооружение. В январе 1939-го вновь построенные и некоторые существовавшие цехи были выделены из состава ХПЗ в самостоятельный государственный союзный завод № 75, который освоил дизельные двигатели В-2-34 для танка Т-34 и В-2К для тяжелого танка КВ.

    Директором завода № 75 был назначен Дмитрий Ермолаевич Кочетков, главным конструктором – Тимофей Петрович Чупахин, удостоенный в марте 1941 года Сталинской премии. Его заместителями – начальниками СКБ были Вихман и Трашутин.

    В августе 1941 года был достигнут проектный выпуск: 25–30 моторов в сутки. В сентябре 1941-го дизельный завод был награжден орденом Ленина, этой же высокой наградой отмечены директор завода Кочетков и начальник СКБ Трашутин, Чупахин стал кавалером ордена Красной Звезды.

    В соответствии с Приказом НКТП № 2сс от 13.09.1941 года на основании Постановления ГКО № 666сс от 12.09.1941 года на ЧТЗ был эвакуирован завод № 75. В октябре приказом по Челябинскому Кировскому заводу, в который был переименован ЧТЗ, организован моторный отдел № 2, главным конструктором которого назначен Трашутин, а его заместителем-начальником СКБ – Вихман. Начальником дизельного отдела стал заместитель главного инженера ЧКЗ Яков Израилевич Невяжский, начальником дизельного производства – Моисей Наумович Найш.

    Производство дизелей В-2 было развернуто в цехах тракторных двигателей и большом корпусе, первоначально предназначенном для выпуска газогенераторов. Построено оно было по харьковскому образцу – поточно-конвейерному принципу. Быстрому освоению дизеля помог имеющийся на ЧТЗ опыт производства тракторных дизельных двигателей М-17, которые стали выпускаться после окончания строительства в 1937 году двух новых цехов: пусковых моторов и высокотехнологичного цеха топливной аппаратуры.

    Серийное производство В-2 началось через 35 дней после прибытия в Челябинск первого из 26 эшелонов Харьковского завода № 75. К концу первого квартала 1942 года моторное производство было развернуто полностью, а в мае 1943-го достигнут стабильный выпуск 50 дизелей в сутки.

    Вся работа по двигателям в Челябинске была сосредоточена только в СКБ-75 и только по танковым дизелям. Война заставляла повышать надежность дизеля при одновременном росте выпуска. В 1943 году определилось два направления в совершенствовании двигателей семейства В-2 – модернизация безнаддувных и разработка дизелей с наддувом.

    Кстати, В-2 – специальный танковый двигатель, наиболее широко применяемый в народнохозяйственных целях.

    В-2 на мирной службе

    После войны в КБ было создано семейство гражданских двигателей, родоначальником которого стал В-2. Они использовались по всей стране: и на земляных работах, и в бурильных установках, и на передвижных электростанциях, и на речных судах.

    Танковый дизель на мирной службе

    Первым послевоенным мирным двигателем, разработанным в СКБ-75, был «кировский дизель-мотор» КДМ-46 для промышленного трактора С-80. В дальнейшем ведение документации по этому двигателю было передано моторному подразделению ОГК (отдел главного конструктора) по тракторам. После КДМ-46 были разработаны, поставлены на конвейер и первыми пошли на Украину, в Белоруссию, Прибалтику, на стройки и поля тракторы с двигателями КДМ-100 и 6КДМ-50.

    Выдвигая идею приспособления В-2 к нуждам народного хозяйства, Иван Трашутин уже опирался на некоторые эскизные наброски, предварительные расчеты, которые сделал он сам и крупные специалисты по топливной аппаратуре – А. В. Дворниченко и И. Л. Сквирский, ведущие специалисты СКБ-75 – Л. Г. Федотов, С. М. Музикус, А. К. Башкин, А. Д. Александров.

    В 50-е годы на базе танковых и специальных двигателей В-2 были созданы народнохозяйственные модификации двигателей. В-404С с наддувом от приводного нагнетателя и обогреваемым картером был разработан для антарктических вездеходов «Харьковчанка» (машина работала в условиях разреженного воздуха, сверхнизких температур). Двигатели В-748, В-748-1, В-30, В-30Б мощностью 300 лошадиных сил при 1500 оборотах в минуту – для дизель-электрического трактора (это было одно из самых неординарных решений) ДЭТ-250 (1960 год), в последующем В-31М2 мощностью 335 лошадиных сил – для трактора ДЭТ-250М2, В-35ИН с инерционным наддувом мощностью 375 лошадиных сил – для трактора ДЭТ-350 и др.

    Появление более мощных двигателей и соответственно тракторов связано с масштабными проектами правительства страны. Смелой была идея создания дизель-электрической трансмиссии, когда отнюдь не устаревшими еще были трансмиссии механическая и гидромеханическая. Электрическая трансмиссия хороша тем, что, во-первых, обеспечивает плавное нарастание скорости движения трактора от 2,5 до 12 километров в час, во-вторых, позволяет автоматически при постоянных оборотах загружать двигатель на всем диапазоне рабочих скоростей трактора без участия водителя, в-третьих, в значительной степени предохраняет от опасных динамических нагрузок, благодаря чему увеличивается срок его службы.

    Дизель-электрическая трансмиссия создана группой конструкторов-электриков во главе с Львом Романовичем Сильченко при содействии профессора Владимира Николаевича Богоявленского из Института железнодорожного транспорта и завода «Динамо».

    Шестидесятые годы – десятилетие перспективных работ ГСКБ «Трансдизель» (в то время ОГКД ЧТЗ) по применению газотурбинного наддува как в боевых, так и в народнохозяйственных двигателях типа В-2, создание первых в стране турбопоршневых дизелей с постоянной мощностью для промышленных тракторов и боевых машин. Молодой конструктор Владимир Иванович Бутов начал работать над форсированием В-2 газотурбинным наддувом. Первые результаты этой работы были использованы в тракторных дизелях В-28, В-29 и В-42 с турбонаддувом мощностью 420 и 500 лошадиных сил при 1400 оборотах в минуту для мощных промышленных тракторов класса 15 и 25 тонн. Турбокомпрессор с одновременной корректировкой подачи топлива обеспечивал постоянную мощность дизеля при изменении частоты вращения вала в пределах 1000–1600 оборотов в минуту, что позволяло значительно упростить трансмиссию трактора.

    В 1966 году за выдающийся комплекс работ по созданию в послевоенные годы боевых и народнохозяйственных модификаций двигателя В-2 главный конструктор Иван Яковлевич Трашутин был удостоен звания Героя Социалистического Труда, а группа ведущих специалистов СКБ-75 и завода награждена орденами и медалями.

    В начале 70-х годов под руководством Владимира Бутова началась работа по двигателю с газотурбинным наддувом В-58 мощностью 710 лошадиных сил, предназначенному для размещения на колесных транспортных многоосных шасси ракетных установок производства Минского автомобильного завода.

    В настоящее время моторный завод ООО «ЧТЗ-Уралтрак» принимает заказы на изготовление по действующей серийной документации более 30 марок дизелей семейства В-2 различной комплектации и уровня форсирования, включая 1000 лошадиных сил двигателя В-92С2.

    Народнохозяйственные модификации двигателей типа В-2 марок В-31М2 и В-35ИН, созданных ранее для дизель-электрических тракторов ДЭТ-250М2 и ДЭТ-350, были дополнены в 90-х годах разработкой по инициативе и под руководством генерального конструктора Бутова семейства малоразмерных дизелей для мини-техники. В сжатые сроки была подготовлена конструкторская документация на мини-дизель воздушного охлаждения В2Ч 8,2/7,8. Его серийное производство началось в 1995-м. Созданы и поставлены на производство на ЧТЗ 12 модификаций мини-дизелей: мини-дизель с воздушным охлаждением В2Ч 8,2/7,8 для мини-трактора «Уралец» и насосных установок, семейство дизелей Ч 9,2/8,8 с водяным охлаждением для сельхозмашин и дорожной техники.

    Применение боевых дизелей В-2 в народном хозяйстве получило широкое распространение не только в России, но и за рубежом, где они изготавливаются по лицензии. Конструкторский и технический уровень танковых двигателей типа В-2 до сих пор остается очень высоким. С другой стороны, массовое применение двигателей В-2 в народнохозяйственных отраслях удешевляет выпуск специальных танковых его модификаций.

    Двигатели семейства 2В

    Одно из направлений опытно-конструкторских работ, выполненных в 70-е годы, – проектирование нового унифицированного семейства дизелей 2В для перспективного поколения военно-гусеничных машин и возможность их применения в народнохозяйственных машинах. Основанием для его проведения было Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР от 8 июня 1970 года. Ставилась задача оснащения новых машин всех классов унифицированными дизелями, отвечающими современным и перспективным требованиям по мощности, экономичности и надежности.

    Работа такого высокого уровня сложности и ответственности потребовала от ОГК по дизелям ЧТЗ поиска нетрадиционных технических решений и новых организационных форм. Назначение Владимира Бутова в апреле 1972 года заместителем главного конструктора во многом было вызвано именно началом работ по созданию двигателей нового семейства 2В.

    Четырехтактные турбопоршневые двигатели семейства 2В размерностью 15/16 были развернуты в унифицированный ряд с 6, 8, 12 и 16 цилиндрами, они охватывают диапазон мощностей от 300 до 1200 лошадиных сил с возможностью дальнего форсирования. Двигатели предназначены как для боевых машин всех категорий по массе, так и для народнохозяйственных машин и установок различного назначения.

    В конструкцию двигателей семейства 2В внесены оригинальные решения на уровне изобретений по кинематическим схемам, основным силовым узлам и системам, новым материалам, позволившие обеспечить получение высокой агрегатной мощности за счет компактности, прочности и долговечности. Двигатели отвечают самым современным технико-экономическим требованиям, в том числе по многотопливности, пусковым качествам, разнообразию условий применения и эксплуатации. При разработке семейства дизелей 2В потребовались не только оригинальные конструкторские решения, но и новые материалы и технологии.

    22 декабря 1981 года «Трансдизель» и ГСКБ-2 выделяются из состава ЧТЗ и включаются на правах производственных единиц в ПО «Челябинский тракторный завод». По основным деталям, механизмам и системам были окончательно сформированы конструкторские и исследовательские подразделения, занятые работами только по созданию двигателей семейства 2В. Необходимость их организации и укомплектования заключалась в том, что специалисты по двигателям В-2 были активно заняты ОКР по дальнейшему развитию этого семейства и ведением в серийном производстве десятков модификаций безнаддувных двигателей и дизелей с наддувом. Это не позволяло эффективно и в заданные правительством сроки выполнять работы по созданию перспективных двигателей семейства 2В. Однако работы по двигателям В2 и особенно 2В не прекращались, к этим работам были подключены отраслевые научно-исследовательские лаборатории и институты. На базе двигателя 2В-06-2 созданы опытные образцы 6-цилиндрового двигателя народнохозяйственного назначения – для дизель-электрического трактора ДЭТ-350 (6ЧН 15/14-Т), городского автобуса (6ЧН 15/14-А), рисоуборочного комбайна «Енисей» (Красноярск) и зерноуборочного канадского «Вестерн-Комбайна» (6ЧН 15/16-К), инженерных железнодорожных машин (6ЧН 15/16-М1 и М2). Была разработана конструкторская документация на двигатели для погрузчика ЧТЗ (6ЧН 15/16-П), дизель-генераторных установок мощностью 100 киловатт и дизель-генераторных агрегатов мощностью 200 киловатт (6ЧН 15/16-Г).

    В семейство 2В входит целый ряд моделей и модификаций, которые не имеют аналогов в мировом двигателестроении, в их числе 12ЧН 15/16 – 12-цилиндровый, Х-образный. Предназначен для нефтепромысловых установок по восстановлению производительности скважин и нефтесборщиков НФ-16.

    В настоящее время ООО «ГСКБ «Трансдизель» проводит работы по дальнейшему совершенствованию 6- и 12-цилиндровых двигателей семейства 2В, продолжаются работы и по двигателям В-92С2, мини-дизелям и новым тракторным двигателям. Успех коллектива по доведению до серийного производства современного семейства тракторных двигателей и мини-дизелей водяного охлаждения полностью зависит от стратегии развития на ЧТЗ моторного производства для тракторов и финансового обеспечения этих работ.

    Гозель Габдрафикова,
    зав. научно-просветительским отделом Выставочного комплекса Уралвагонзавода

    0 0

    Импульсные распылители способны выбить почву из-под ног участников массовых беспорядков

    Анализ операций по пресечению массовых беспорядков показывает резкий рост агрессивности участников противозаконных акций. К тому же экстремистами широко применяются самодельные средства поражения. Если обобщить данные по известным событиям последнего времени, происходившим в разных странах, то окажется, что среди полицейских раненых в среднем вдвое больше, чем среди участников беспорядков. Новейшие разработки, продемонстрированные на полигоне в Ленинградской области, позволяют обезопасить личный состав, противостоящий радикалам, и утихомирить любую толпу.

    Анализ операций по пресечению массовых беспорядков показывает резкий рост агрессивности участников противозаконных акций. К тому же экстремистами широко применяются самодельные средства поражения. Если обобщить данные по известным событиям последнего времени, происходившим в разных странах, то окажется, что среди полицейских раненых в среднем вдвое больше, чем среди участников беспорядков. Новейшие разработки, продемонстрированные на полигоне в Ленинградской области, позволяют обезопасить личный состав, противостоящий радикалам, и утихомирить любую толпу.

    События в Киеве в январе-феврале этого года выявили дополнительные факторы риска для сотрудников сил правопорядка. В их числе: специальная подготовка боевиков, умело маскировавшихся в толпе демонстрантов; снижение до пренебрежимо малой величины порога допустимости насилия в отношении милиционеров; активное использование в качестве оружия поражающего действия подручных средств; постоянное совершенствование самодельных зажигательных составов и взрывчатых веществ, массовое метание заправленных ими снарядов не только с рук, но и с помощью примитивных катапульт. Тяжесть поражения личного состава усугублялась тем, что штатное форменное обмундирование не рассчитано на защиту от новых видов поражающих средств. Например, шлемы сотрудников спецподразделений «Беркут» пробивались с первого же удара металлическим прутом или длинным шестом с насаженными на него гвоздями. Кроме того, обмундирование сотрудников выполнено из горючих материалов, которые относительно легко воспламеняются под действием самодельных зажигательных средств и даже обычного бензина.

    Экстремиста остановит кашель
    Коллаж Андрея Седых

    В связи с выявлением новых видов угроз, возникающих при проведении полицейских операций, специалистами НПО Спецматериалов под руководством авторов и при участии сотрудников спецподразделений МВД России были проведены испытания экипировки, в том числе на стойкость к огневому поражению. Оценка давалась в полигонных условиях, в качестве «экспертов» был привлечен личный состав ОМОНа Санкт-Петербурга и Ленинградской области, участвовавший в тактико-специальных занятиях по теме «Действия подразделения во время массовых беспорядков на различных объектах инфраструктуры города».

    В ходе испытаний применялись простейшие жидкостные и зажигательные метаемые средства. Оказалось, что многие элементы снаряжения и защитные приспособления сотрудников спецподразделений не учитывают вышеназванных поражающих факторов, более того – изготовлены из огнеопасных материалов. Например, наличие щели между визиром и собственно шлемом позволяет горящей зажигательной жидкости протекать на лицо и что особенно опасно – на демпферную прокладку. Она, как и бармица шлема, мгновенно воспламеняется и сгорает менее чем за секунду. То есть вероятны тяжелые ожоги, увечья и даже летальный исход.

    Надежную защиту обеспечивает испытывавшийся на занятиях шлем «Колпак 1 СБ». Материал, из которого он сделан, не воспламеняется, а бармица может быть выполнена из противопожарной ткани со специальной пропиткой. Конструкция шлема предусматривает надежную защиту шейного отдела и ушных раковин. Резиновый уплотнитель на забрале обеспечивает герметичность шлема по фронтальному направлению, а объемная выпуклая форма самого забрала позволяет выдерживать обстрел из пневматического оружия. Размеры внутреннего пространства допускают установку рации, причем штатная гарнитура для ее подключения уже встроена в шлем. Есть место и для видеокамеры, что крайне важно в случаях, когда нужна запись конфликта.

    Испытания бронежилетов, выполненных с применением огнеупорной ткани, показали: при воздействии интенсивным пламенем газовой горелки в течение 15 секунд они не только не возгорались, но даже не начинали тлеть. Те же результаты дала проверка костюмов типа «Скат-3С» и «Тень-3С».

    Отдельным этапом испытаний стала оценка пригодности различных огнетушащих устройств для применения в полицейских операциях. Традиционные пневматические огнетушители (водяные, пенные, порошковые) показали низкую эффективность для защиты от зажигательного оружия, а пневмоимпульсные имеют высокую стоимость и значительные массогабаритные параметры, сложны в эксплуатации, особенно в экстремальных условиях. Поэтому весьма актуальным стало освоение в промышленном производстве и постановка на снабжение правоохранительных органов принципиально новых средств – быстродействующих, компактных и надежных.

    Такие установки в различных модификациях были созданы под руководством одного из авторов. Они неоднократно и успешно испытаны на полигонах и в реальных служебно-оперативных ситуациях.

    Первая из таких установок – импульсный мини-распылитель (ИМР) с пороховым зарядом сверхмалой мощности в комплекте с контейнерами емкостью по 150 и 330 граммов, снаряженными огнетушащим порошком. ИМР эффективно гасит пламя даже на шерстяной одежде, что, как известно, наиболее сложно. Благодаря импульсному распылению специальной смеси ликвидация возгорания происходит мгновенно – за одну-две секунды максимум.

    Созданы также малогабаритные ИМР для карманного или поясного ношения. Радиус их действия – до трех метров. Эти ИМР могут эффективно использоваться полицейскими, пожарными или спасателями как постоянно носимое средство индивидуальной защиты от зажигательных средств, от очагов пламени после объемного бытового взрыва, а также возгораний в условиях массовых беспорядков. Установки стабильно действуют в диапазоне температур от -50 до +50оС в любых погодных условиях (снег, дождь, ветер). ИМР устойчивы к вибрации, тряске, падениям с высоты до двух метров. Могут без потери работоспособности храниться до 10–15 лет, не требуя специальных условий.

    ИМР предназначены для разных оперативных ситуаций. Если, например, контейнеры заполнены инертными пылями или относительно слабыми ирридантами (слезоточивыми, слаботоксичными, усыпляющими), они могут эффективно использоваться в качестве спецсредства раздражающего действия для обезвреживания нарушителя на малых дистанциях.

    Модификацией ИМР является импульсный переносной распылитель (ИПР) с различными массогабаритными параметрами, такими как, например, у помповых ружей или гранатометов. При этом дистанция эффективного огнетушащего или несмертельного поражающего (останавливающего) воздействия может меняться от 10 до 30 метров. ИПР предназначен для сотрудников спецподразделений, полицейских, пожарных-спасателей, охранников, участвующих в операциях по контролю массовых беспорядков. Уникально сочетание защитных и разноплановых функций ИПР, достигаемых с помощью гибко управляемого распыления специальных составов, например огнетушащих и раздражающих. Впервые подобные устройства рассчитаны на применение природных нетоксичных и экологически чистых веществ.

    При выстрелах-распылениях и даже залпах из нескольких ИПР гарантируется отсутствие тяжелых травм и угрозы для жизни. При этом за одну-две секунды могут быть созданы весьма внушительные вихри или облака дымовой завесы с площадью покрываемой поверхности в несколько сотен квадратных метров. Раздражающее воздействие ИПР ограничено малым временем распыления и уровнем безопасной концентрации активных веществ.

    Газожидкостный шквал или газопылевой вихрь, созданный выстрелом инертных и экологически чистых веществ, дают комбинированный эффект: на объект воздействует сильный, но мягкий толкающий удар, вызывающий потерю равновесия и ориентировки, резь в глазах и в горле, удушье, сильный кашель. Реабилитация длится до нескольких десятков минут и происходит естественным путем. После достижения нужного эффекта можно практически мгновенно тонкодисперсным распылением воды осадить раздражающее или непрозрачное облако, в последнем случае обеспечивается видимость на четко заданных локальных участках. Благодаря этому ИПР эффективен при обезвреживании террористов в закрытых помещениях.

    При залповом применении можно увеличить эффективный радиус воздействия вдвое, а площадь – в три – пять раз. Переносной дальнобойный ИПР обеспечивает остановку управляемого автомобиля.

    Владимир Захматов,
    доктор технических наук, профессор Олег ПУЗЫНЯ, капитан 1-го ранга (ЗАО «НПО Специальных материалов»)

    0 0

    Россия имеет богатые традиции создания систем ПРО собственными силами

    Сотрудничество России с Западом в области противоракетной обороны (ПРО) сложно назвать продуктивным. Тем не менее до последнего времени определенные контакты все же происходили. Теперь в связи с событиями на Украине диалог по теме вряд ли состоится в обозримом будущем и отечественные антиракетные программы, как и прежде, будут традиционно развиваться без оглядки на остальной мир. Ретроспективный взгляд на историю вопроса говорит о том, что научно-технический задел прошлого, помноженный на современные наработки, обеспечивает создание высокоэффективной комплексной системы обороны от ракетного оружия, отнюдь не уступающей американской национальной и евроПРО.

    Сотрудничество России с Западом в области противоракетной обороны (ПРО) сложно назвать продуктивным. Тем не менее до последнего времени определенные контакты все же происходили. Теперь в связи с событиями на Украине диалог по теме вряд ли состоится в обозримом будущем и отечественные антиракетные программы, как и прежде, будут традиционно развиваться без оглядки на остальной мир. Ретроспективный взгляд на историю вопроса говорит о том, что научно-технический задел прошлого, помноженный на современные наработки, обеспечивает создание высокоэффективной комплексной системы обороны от ракетного оружия, отнюдь не уступающей американской национальной и евроПРО.

    Диалог с Западом по данной теме свернут окончательно. К такому выводу пришло Министерство иностранных дел РФ после того, как организаторы международной конференции по ПРО, проводившейся в середине июня в немецком городе Майнце, отказались принять заявку России на участие в мероприятии. Согласно информации со Смоленской площади причиной демарша названы «недавно появившиеся различные сложности», которые не позволят создать «должные условия для приема российских гостей».

    Недолгое знакомство

    В МИДе РФ подчеркнули, что этот шаг вписывается в общую линию на свертывание диалога с Россией по вопросам ПРО, которую в последнее время проводят США и их союзники по НАТО. В заявлении ведомства Сергея Лаврова говорится: «Подобный страусиный подход не может не вызывать озабоченности в условиях, когда в Европе активно продолжается ничем не ограниченное развертывание элементов американо-натовской ПРО. Это чревато нарушением стратегического баланса и подрывом международной стабильности».

    Разработка боевой космической станции «Скиф» с противоспутниковым лазерным вооружением велась в обстановке строжайшей секретности

    Нынешний виток ПРОтивостояния с США и всем Западом начался 12 лет назад, когда 13 июня 2002 года ушел в историю Договор об ограничении систем противоракетной обороны, подписанный в мае 1972-го. Тогдашний президент Джордж Буш назвал этот документ пережитком холодной войны и заявил: «Как главнокомандующий вооруженными силами США я не могу допустить, чтобы Соединенные Штаты оставались участниками договора, который мешает нам развивать эффективные системы самозащиты».

    С тех пор накал страстей по поводу развертывания этой самозащиты только возрастал, тем более что в настоящем варианте она носит ярко выраженный американо-европейский характер. В Москве сразу оценили возможность влиять на глобальную противоракетную инициативу именно через стремление Вашингтона подвязать к этой программе Европу, развернуть единую систему ПРО, которая, однако, будет делиться на национальные – американскую с позиционными районами, в частности в Калифорнии и на Аляске, и на европейскую (ПРО ТВД).

    В 2003 году Совет Россия – НАТО сформировал специальную рабочую группу по ПРО ТВД для проведения анализа оперативной совместимости и апробации совместной тактики и соответствующих процедур. Начиная с 2004-го с этой целью проводились соответствующие командно-штабные учения (КШУ) Россия – НАТО по региональной ПРО.

    Работа над прикрытием
    Коллаж Андрея Седых

    Но сотрудничество закончилось в начале 2008 года, когда проводились четвертые по счету КШУ. В разгар учений чешский премьер-министр Мирослав Тополанек и американский генерал Генри Оберинг в унисон заявили, что элементы заокеанской ПРО в Польше и Чехии станут неотъемлемой частью системы НАТО. Притом что несколькими месяцами ранее, в ноябре 2007-го начальник Генштаба генерал армии Юрий Балуевский открыто предупредил западных партнеров: Россия откажется от участия в совместном проекте ПРО ТВД, если американцы попытаются объединить системы противоракетной обороны по обе стороны Атлантики, разместив десять антиракет в Польше и одну обеспечивающую РЛС в Чехии.

    В 2010 году на саммите НАТО в Лиссабоне обе стороны все же договорились сотрудничать по евроПРО, однако переговоры быстро зашли в тупик из-за того, что наша страна потребовала предоставить юридические гарантии ненаправленности системы против России. Вашингтон же всячески убеждал, что система создается в Европе для противодействия угрозам Ирана и КНДР, и категорически отказался закрепить заверения документально.

    В октябре прошлого года, выступая в Брюсселе по итогам заседания Совета Россия – НАТО на уровне министров обороны, Сергей Шойгу заявил, что совместная работа не получается, так как Запад не учитывает российской озабоченности. «Нам не хватает предсказуемости в отношении американских и натовских планов по ПРО», – сожалел глава военного ведомства РФ.

    Комплексный подход

    Выступая в январе текущего года на коллегии Минобороны, Сергей Шойгу подчеркнул, что в последние годы наметились новые вызовы и угрозы военной безопасности России: развертывание глобальной системы противоракетной обороны и размещение ее компонентов близ российских границ, создание новых эффективных средств высокоточного оружия в обычном оснащении, милитаризация космического пространства. Необходимо принимать ответные меры, констатировал министр.

    Впервые военное руководство России присвоило американским планам столь высокий статус. Более того, именно ПРО является главным раздражителем в данном случае, так как с военно-технической точки зрения комплексные антиракетные программы в принципе немыслимы без орбитальных средств разведки, целеуказания и обороны наряду с высокоточными стрельбовыми комплексами как наземного, так и воздушно-космического базирования.

    Сегодня трудно согласиться с тем, что российское руководство уделяет мало внимания защите от воздушно-космических средств нападения. Именно для этой цели в 2011 году по указу тогдашнего президента Дмитрия Медведева были созданы Войска воздушно-космической обороны (ВКО), сформированные на основе Космических войск, которые появились в 50-х годах. Теперь в их состав входят, в частности, формирования противоракетной обороны и контроля космического пространства.

    Созданием же единой системы противоракетной и противовоздушной обороны, призванной объединить не только собственные, но и национальные системы союзников по СНГ, Россия занимается с 2008 года. Это означает постепенное стирание границы между тактической и стратегической ПВО и ПРО. Российская концепция предполагает создание многослойной и многоуровневой системы ПВО/ПРО, способной поражать воздушные цели на разных дистанциях и высотах. В нее войдут комплексы малой дальности: «Тунгуска», «Тор-М2», «Панцирь-С», «Бук» и «Морфей», средней дальности: С-300 и «Витязь», большой дальности: С-400, С-500, А-235.

    В начале 2011 года Николай Макаров, занимавший тогда пост начальника Генерального штаба Вооруженных Сил, заявил, что новая система ПРО станет фактически зонтом, который закроет страну от ударов баллистических ракет, ракет средней дальности, от крылатых ракет различного базирования – воздушного, морского, наземного, в том числе с предельно малых высот в любое время, в любой обстановке.

    Тем не менее основными средствами ВКО, способными противостоять межконтинентальным (МБР) и ракетам средней дальности (БРСД), станут перспективные С-500 и модернизированная система ПРО Москвы А-235, а последним рубежом – комплексы активной защиты. Согласно заявлениям военных многослойная система ПРО будет обеспечивать безопасность не только столичного региона, но и важных (например промышленных) объектов на остальной территории России.

    Про С-500 сейчас известно немного. Основное назначение комплекса – поражение боевых блоков баллистических ракет средней и большой дальности на конечном участке траектории. Его снабдят радарами, способными обнаруживать цели на дальности до 900 километров.

    «Что касается перспективной ЗРС С-500, на которые Войска ВКО возлагают особенные надежды, то в настоящий момент ее разработчик уже изготовил отдельные средства системы и приступил к их испытаниям. Работы в целом планируется завершить в ближайшее время, а первый серийный образец должен поступить в войска уже через несколько лет. Войска воздушно-космической обороны постоянно контролируют ход создания новой системы. Всего в рамках Государственной программы вооружения запланирована закупка пяти комплектов С-500», – отмечал командующий Войсками ВКО генерал-лейтенант Александр Головко.

    О боевых возможностях перспективного комплекса рассказал в конце 2012-го главком ВВС России генерал-лейтенант Виктор Бондарев. По его словам, он способен одновременно поражать до десяти баллистических целей, включая и боевые блоки гиперзвуковых крылатых ракет. При этом скорость перехватываемых целей может достигать 7000 метров в секунду. Для сравнения: первая космическая скорость, то есть необходимая для выведения объекта на круговую орбиту Земли, составляет 7900 метров в секунду. Новый зенитный комплекс будет использовать принцип раздельного решения задач уничтожения баллистических и аэродинамических целей.

    Бондарев также сообщил, что С-500 по своим возможностям превзойдет и российский С-400, и американский MIM-104F Patriot PAC-3. При этом комплекс будет использоваться для противовоздушного и противоракетного прикрытия крупных регионов, промышленных и стратегических объектов, он унифицирован с существующей системой ПРО Москвы А-135, а значит, и с перспективной А-235.

    Экспериментальные и учебно-боевые испытания новой ПРО Москвы А-235 начались в 2013 году. По предварительным данным, эта многоканальная система получит модернизированные ракеты-перехватчики 53Т6, используемые в настоящее время в системе А-135. Противоракеты новой системы смогут нести как кинетическую, так и ядерную боеголовку.

    Контракт на ее создание заключен еще в 1991 году. Вероятно, А-235 получит суперкомпьютер «Эльбрус-3М», радиолокационную станцию «Дон-2Н» и два эшелона противоракет большого и среднего радиуса действия. Все основные параметры перспективной системы засекречены, но можно предположить, что С-500 смогут, в частности, обмениваться данными с А-235, что позволит повысить точность поражения целей.

    Преемственность поколений

    СССР и Россия остаются пока единственными государствами, которым удалось принять на вооружение действенную систему ПРО. В 1954 году согласно специальному постановлению правительства в Советском Союзе начались масштабные работы, которые основывались отнюдь не на пустом месте. К тому времени коллектив созданного Сталиным КБ-1 уже успешно решил задачу развертывания практически непроницаемой противосамолетной обороны Москвы. Та система, получившая обозначение С-25, могла отразить «звездный» (одновременный со всех направлений) налет, втрое превосходящий тот, которым в конце Второй мировой войны англо-американская авиация стерла с лица земли Дрезден.

    В 1955-м главный конструктор Специального КБ-30 Григорий Кисунько, которой позже стал генеральным конструктором советской ПРО, предложил дерзкую программу экспериментальной системы ПРО «А». Новаторство заключалось в том, что ученый намеревался применить принципиально новый метод определения координат высокоскоростной баллистической цели и ракеты-перехватчика, так называемую триангуляцию. 26 марта (по другим данным – 4 марта) 1961-го на удалении более 100 километров и высоте 25 километров противоракетой была уничтожена БРСД Р-5 с 500 килограммами тротила, запущенная с полигона Капустин Яр. Попутно заметим, что в США аналогичный показатель был достигнут только через 23 года.

    9 июня того же года была перехвачена более мощная БРСД Р-12, которая летела со скоростью три километра в секунду, в результате была уничтожена ее боеголовка. В докладе правительству сообщалось: «…По команде ЭВМ был произведен подрыв осколочно-боевой части противоракеты, после чего, по данным кинофоторегистрации, головная часть баллистической ракеты начала разваливаться на куски».

    В том же году прошли испытания ракеты В-1000 (Р2ТА) с ядерной неснаряженной боеголовкой, разработанной в Челябинске-70. Прямое поражение головных частей баллистических ракет зафиксировано и в ряде последующих испытаний. Всего по перехвату баллистических целей запустили 11 противоракет. Впервые в мире противоракета достигла скорости более тысячи метров в секунду (то есть свыше трех скоростей звука или быстрее скорости полета пули, выпущенной из автомата Калашникова АКМ – 900 м/с), что по тем временам было достижением эпохальным. В качестве метода наведения было выбрано параллельное сближение противоракеты и цели в строго встречном курсе.

    С самого начала идея ПРО тормозилась грандиозностью задач, которые предписывались. Ведь еще за три года до первого испытательного успеха по перехвату головной части баллистической ракеты весной 1961 года ЦК КПСС издал постановление о создании полномасштабной ПРО А-35 всего Московского региона. Задачу же прикрыть всю страну поставили до начала летных испытаний А-35. В конечном итоге эту сырую систему приняли на вооружение лишь летом 1971-го.

    По всей видимости, именно штурмовщина и неясность замыслов относительно отечественной антиракетной программы вывели направление по разработке средств преодоления самой ПРО на первое место и позволили России к началу нового тысячелетия занять лидирующее положение в этом направлении. Сразу после упоминавшихся испытаний ПРО в 1961-м тогдашний лидер СССР Никита Хрущев, блефуя, заявил: «Наша ракета, можно сказать, попадает в муху в космосе». Тогда Кисунько решил форсировать работы по достаточно дешевым средствам преодоления ПРО. К таким относились радиопоглощающие покрытия головных частей ракет, ложные цели и станции активных помех.

    Изделие «Кактус» представляло собой оболочку на основе полупроводниковых пленок либо шиповидную, как у пустынного растения, структуру. Такое покрытие, нанесенное на головную часть ракеты, во много раз снижало ее радиолокационное сечение.

    Ложные цели надувного типа «Верба» – это кассеты с упаковкой дипольных отражателей из синтетической металлизированной пленки, которая в космосе отстреливалась. Отражатели раздувались тем количеством воздуха, который оставался в них при упаковке. Аппаратура активных помех – станция «Крот» была рассчитана на выдачу шумовых посылок на каждый зондирующий импульс локатора противника. Конструкторы разработали и успешно испытали станции для противодействия РЛС дальнего обнаружения целей и противодействия стрельбовым РЛС наведения противоракет противника.

    Еще одной производной ПРО следует считать разработку противоспутникового оружия. Дело в том, что у Григория Кисунько был ярый конкурент – генеральный конструктор ОКБ-52 Владимир Челомей, который в 1959-м предложил программу борьбы с искусственными спутниками противника, причем сделал все возможное, чтобы новое направление вытеснило работы по ПРО. Надо сказать, что на руку Челомею сыграло событие, ставшее без преувеличения истинным военным триумфом СССР.

    1 мая 1960 года новый ракетно-зенитный комплекс С-75 наконец-то достал на подлете к Уралу американский высотный самолет-фоторазведчик Lockheed U-2, до сих пор безнаказанно летавший на высотах, недоступных для советских перехватчиков МиГ. Весь мир облетели снимки спасшегося и плененного летчика Френсиса Пауэрса на фоне обломков его самолета.

    Руководство СССР резонно предположило, что теперь США в сборе разведданных переориентируются на широкое использование спутников-шпионов. Используя связи с руководством страны, Владимир Челомей добился полного доминирования противоспутникового направления. Мало того, Григорий Кисунько попал специальным распоряжением под начало Челомея, что не прибавило темпов работам по ПРО. Кстати, Хрущев, чьи спонтанные, непродуманные действия не раз ставили мир на грань войны, а собственную страну на грань экономического коллапса, в июне 1960-го провозгласил, что всякий разведывательный спутник над территорией СССР будет сбит.

    Если незадачливого Пауэрса уже в феврале 1962 года обменяли в Берлине на мосту Глинике на советского разведчика Вильяма Фишера (Рудольф Абель), то размениваться в вопросах стратегических вооружений СССР не намеревался. Хотя программа «Истребитель спутников» Челомея была полностью обособленной от ПРО, не использовала ее наработки, в частности по радиолокационному обеспечению, советское правительство решило ценой огромных материальных затрат форсировать оба направления.

    В результате появились и система ПРО, и единственная в своем роде боевая космическая станция под кодовым названием «Скиф» с противоспутниковым лазерным вооружением. Несмотря на то, что в августе 1983 года тогдашний лидер Юрий Андропов сделал сенсационное заявление о прекращении в СССР всех работ по космическим вооружениям, в обстановке строжайшей секретности КБ «Салют» продолжало разработку «Скифа».

    Испытать станцию решили во время первого старта новой мощнейшей ракеты-носителя «Энергия» в мае 1987-го. Причем опять не разменивались на мелочи, а планировали запустить сразу боевой образец, правда, без дорогостоящего вооружения. В традиционной советской спешке и штурмовщине 80-тонную 37-метровую станцию, получившую для СМИ название «Полюс», смонтировали на носителе, и 15 мая состоялся запуск. Отказавшая еще на этапе выведения система управления не вовремя включила двигательную установку станции, которая в результате упала в Тихий океан. После этого Михаил Горбачев решил отказаться от дальнейших работ по «Скифу». Однако сама идея орбитальных боевых комплексов, исторически близкая отечественной противоракетной и противокосмической обороне, никуда не делась и ждет своего часа для воплощения.


    0 0

    Концерну «Радиоэлектронные технологии» санкции Запада не помеха

    Когда речь заходит о российском оборонно-промышленном комплексе (ОПК), большинству читателей в первую очередь приходят в голову старые, сформировавшиеся еще в советское время бренды, – авиационные «МиГ» и «Сухой», танковый Уралвагонзавод, лодочный «Рубин». Но за последние несколько лет под крылом госкорпорации «Ростех» сформировалось несколько новых крупных концернов, которые пока известны широкой публике не в должной мере, но имеют все шансы стать лицом отечественного ОПК в XXI веке.

    Когда речь заходит о российском оборонно-промышленном комплексе (ОПК), большинству читателей в первую очередь приходят в голову старые, сформировавшиеся еще в советское время бренды, – авиационные «МиГ» и «Сухой», танковый Уралвагонзавод, лодочный «Рубин». Но за последние несколько лет под крылом госкорпорации «Ростех» сформировалось несколько новых крупных концернов, которые пока известны широкой публике не в должной мере, но имеют все шансы стать лицом отечественного ОПК в XXI веке.

    Характерным примером является отметившее в феврале этого года пятилетний юбилей ОАО «Концерн «Радиоэлектронные технологии» (КРЭТ). Вряд ли даже увлекающийся военной техникой человек сможет без подсказки в Интернете сразу назвать сферы интересов этого нового игрока. Но уже в обозримом будущем ситуация имеет все шансы измениться. Дело в том, что КРЭТ работает в таких важнейших нишах рынка продукции военного назначения, как разработка и производство комплексов и систем бортового радиоэлектронного оборудования (авионики), средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ), государственного опознавания.

    Ослепить, оглушить и обездвижить противника

    Возьмем, к примеру, средства РЭБ. Мировой рынок в настоящее время оценивается примерно в девять миллиардов долларов в год, это одна из наиболее прогрессирующих и расширяющихся частей общего рынка вооружений и военной техники наряду с производством военных беспилотников (БЛА) и систем управления войсками. К 2020 году мировой объем торговли систем РЭБ может достигнуть отметки 16 миллиардов долларов. Основная причина этого роста понятна – современное поле боя без них представить невозможно. Прежде всего не сможет отработать без приемлемых потерь главная ударная сила современных конфликтов – авиация. В свою очередь прикрытие наземных и надводных объектов без подавления РЛС ударных самолетов и самолетов ДРЛО тоже нерешаемая задача. Есть и еще один фактор, благодаря которому спрос на системы РЭБ в мире уверенно растет: они не подпадают под подавляющее большинство международных соглашений, ограничивающих или регламентирующих поставки продукции военного назначения (ПВН). Не попадут они и в сферу действия нового международного договора о торговле оружием. Поэтому продажи ведущих мировых производителей растут на всех ключевых рынках – в США, Европе, Азиатско-Тихоокеанском регионе, на Ближнем и Среднем Востоке.

    Окно возможностей для РЭБ
    Коллаж Андрея Седых

    Закономерно увеличиваются продажи и концерна «Радиоэлектронные технологии», российского лидера в этой сфере. Наиболее известная программа КРЭТа – широкодиапазонная станция мощных шумовых помех «Красуха-4». Она принята на вооружение в 2012-м, а в апреле следующего года Вооруженные Силы РФ получили первую партию. Основная задача станции – создание помех РЛС ударной авиации. Пока главным потребителем «Красухи-4» в России являются Ракетные войска стратегического назначения, прикрывая ими мобильные ракетные комплексы. В будущем системы пойдут на вооружение и других родов войск.

    Важнейшее направление развития средств РЭБ – противодействие радиовзрывателям. Еще в советское время ВНИИ «Градиент», ныне входящий в КРЭТ, разработал станции помех радиовзрывателям артбоеприпасов СПР-1 и СПР-2. Их современным развитием стал модернизированный вариант станции «Ртуть-БМ». В прошлом году КРЭТ поставил для Министерства обороны РФ десять комплексов «Ртуть-БМ», выполнив полностью гособоронзаказ 2013 года на поставку данного типа техники. Стоимость заключенного контракта – 700 миллионов рублей.

    В КРЭТ входит ведущее российское предприятие в области разработки систем, комплексов и средств РЭБ, в первую очередь воздушного базирования, – ОАО «Калужский научно-исследовательский радиотехнический институт» (КНИРТИ). С момента основания в 1957 году институт разработал четыре поколения систем, составивших основу средств РЭБ советских и российских ВВС. В настоящее время вместе с истребителем-бомбардировщиком Су-34 на вооружение поступил комплекс радиоэлектронного противодействия (РЭП) четвертого поколения «Хибины», предназначенный для защиты самолета от поражения средствами ПВО. От станций предыдущего поколения он отличается многоуровневой мультипроцессорной системой управления с применением цифровых методов обработки сигналов. Передающие устройства аппаратуры активных помех комплекса РЭП «Хибины» построены на основе активных антенных решеток высокой мощности. По неподтвержденным официально данным, комплекс РЭП «Хибины» прошел боевое крещение в августе 2008-го в Южной Осетии.

    Помимо КНИРТИ важнейшим разработчиком авиационных систем РЭБ является самарское ФГУП «Научно-исследовательский институт «Экран». Предприятие специализируется на многофункциональных интегрированных бортовых комплексах защиты от поражения управляемыми ракетами средств ПВО с радиолокационным и тепловым наведением. С 2013 года в ВВС поступает новая разработка НИИ «Экран» – комплексы радиоэлектронной борьбы семейства «Витебск», основу которых составляет станция активных помех Л-370-3С. «Витебск» призван заменить ныне стоящие на вооружении комплексы РЭП фронтовой авиации «Гардения» и «Сорбция», разработанные в 70–80-х годах. По данным НИИ «Экран», отдельные элементы «Витебска» монтируются на ударных вертолетах Ка-52 и транспортных Ми-8МТ. Среди других изделий самарского НИИ – бортовая станция активных радиопомех, лазерная станция оптико-электронного подавления, активная буксируемая радиолокационная ловушка, передатчики помех одноразового использования. Все эти системы входят в состав вооружения самолетов и вертолетов ВВС России и поставляются на экспорт. Для гражданских заказчиков (авиакомпаний, эксплуатирующих воздушные суда в опасных районах) НИИ «Экран» разработал бортовой комплекс обороны летательных аппаратов «Президент-С». Он включает станции постановки активных радиопомех и оптико-электронного подавления, предупреждения о радиолокационном и лазерном облучении, ракетной атаке, устройство выброса авиационных расходуемых средств (противорадиолокационных патронов, инфракрасного излучения, с передатчиками помех одноразового использования). Стоит отметить, что системы такого типа сейчас составляют чрезвычайно быстро развивающуюся нишу рынка РЭП, аналогичные системы гражданского назначения предлагают такие компании, как Rheinmetall, Cassidian, Qinetiq, Thales, и другие.

    В состав КРЭТа входит ведущее российское предприятие по разработке комплексов радиоэлектронной борьбы для оснащения ВМФ – ОАО «Таганрогский научно-исследовательский институт связи» (ТНИИС). Аппаратурой его разработки оснащены все крупные надводные корабли российского флота, включая ракетный крейсер «Москва», тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий» и тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов». Кроме того, предприятие участвовало в оснащении системами РЭБ фрегатов типа Talwar, построенных для ВМС Индии. В рамках концерна помимо ТНИИСа серийным производителем систем РЭБ корабельного базирования является ОАО «Ростовский завод «Прибор».

    Продукция предприятий КРЭТа идет во все виды и рода Вооруженных Сил: Сухопутные войска, авиацию, ПВО, флот. Стоит отметить, что главный в стране специалист в этой области тоже трудится в концерне. С апреля 2012 года решением Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ заместитель генерального директора ОАО «Концерн «Радиоэлектронные технологии» Юрий Маевский назначен генеральным конструктором по направлению «Системы и средства РЭБ».

    Уникальная область специализации КРЭТа – разработка, совершенствование и производство компонентов системы государственного опознавания. Она представляет собой аппаратно-программный комплекс для автоматического определения принадлежности обнаруженных объектов в воздухе, на море и суше по принципу «свой-чужой» и определения их признаков (бортового номера и т. п). Головной разработчик систем госопознавания Советского Союза НИИ № 334 после серии преобразований и переименований сегодня называется ОАО «НПО «Радиоэлектроника» им. В. И. Шимко» и входит в КРЭТ. Долгое время это объединение возглавлял выдающийся ученый и инженер Ильдус Мостюков. Под его руководством была создана ныне состоящая на вооружении единая общевойсковая система государственного радиолокационного опознавания СССР и Российской Федерации «Пароль». Кроме «Радиоэлектроники» другими ключевыми предприятиями концерна, ответственными за работы в данной области, являются ОАО «Радиоприбор» (Казань, производство бортового оборудования для боевой авиации) и ОАО «Казанский электротехнический завод» (для ВМФ). Они продолжают выпускать аппаратуру системы «Пароль» для поступающей на вооружение авиационной и военно-морской техники, а также на экспорт. Разработана и модернизированная система госопознавания «Страж», однако перевооружение ВС РФ идет медленно из-за довольно высокой стоимости проекта.

    Развитие вширь и вглубь

    В декабре 2012 года наблюдательный совет Ростеха принял решение о передаче в состав ОАО «Концерн «Радиоэлектронные технологии» предприятий другой холдинговой структуры госкорпорации – концерна «Авиаприборостроение». На момент принятия решения о сокращении числа холдингов Ростеха КРЭТ уже являлся вертикально-интегрированной структурой с принятой единой концепцией корпоративного развития в отличие от «Авиаприборостроения», остававшегося по сути собранием разрозненных активов, не объединенных даже общим брендом. Поэтому передача предприятий концерна «Авиаприборостроение» в состав КРЭТа выглядела вполне разумным шагом. В результате КРЭТ стал одним из крупнейших российских разработчиков и производителей авионики. Среди несомненных его успехов – разработка бесплатформенной инерциальной навигационной системы БИНС-СП2, впервые представленной на международном аэрокосмическом салоне «Ле Бурже-2013». Она предназначена для определения местоположения объекта, комплексной обработки и выдачи навигационной и пилотажной информации, способна в автономном режиме в условиях отсутствия сигналов спутниковой навигации определять координаты и параметры движения летательного аппарата. Эта система будет применена на истребителе пятого поколения Т-50, создающегося в рамках программы «Перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации» (ПАК ФА). Разработчик БИНС-СП2 – Московский институт электромеханики и автоматики (МИЭА). Это одно из старейших отечественных предприятий по созданию авиационных приборов, систем навигации и управления. МИЭА выпускает автономные и корректируемые инерциальные навигационные системы, системы электродистанционного и автоматического управления полетом, вычислительные системы для навигации и самолетовождения. Предприятие активно участвует в разработке авионики для самолетов МС-21 и Ту-214, вертолета Ка-226 и др. Серийным производителем систем БИНС-СП2 станет Раменский приборостроительный завод – один из ведущих производителей пилотажно-навигационных комплексов для гражданской и военной авиации. Его нишей специализации является выпуск изделий лазерной гироскопии.

    Разумеется, присоединение бывшего ОАО «Концерн «Авиаприборостроение» стало серьезным управленческим вызовом для руководства КРЭТа. Теперь концерн – самая крупная по числу входящих в него предприятий холдинговая компания Ростеха. Сразу после присоединения «Авиаприборостроения» их было более 120. Сейчас после серии объединений и сокращений холдинговая компания управляет 97 предприятиями. Причем сложность не только в количестве, но и в разбросанности; география КРЭТ – 31 субъект Федерации, от Санкт-Петербурга на севере до Новороссийска на юге, от Брянска на западе до Владивостока на востоке. Однако показатели экономической деятельности концерна позволяют говорить о том, что в целом вопросы управления такой махиной решаются. Выручка от продаж в 2013 году составила 85 миллиардов рублей против 75,9 миллиарда в 2012-м. Ожидаемая выручка в 2014 году – 99,7 миллиарда рублей, в планах увеличение этого показателя до 146 миллиардов рублей к 2016-му. Совокупная чистая прибыль КРЭТа в 2013 году возросла по отношению к аналогичному показателю 2012-го на 3,4 миллиарда рублей, то есть до 6,6 миллиарда. К этому нужно добавить, что концерн в 2013 году досрочно и в полном объеме выполнил государственный оборонный заказ на сумму свыше 40 миллиардов рублей. Решением управленческой задачи станет переход на новую структуру. Первым дивизионом, чье создание в ближайшее время анонсирует руководство концерна, станет «КРЭТ Авионикс».

    Не стоит забывать и о военно-политической конъюнктуре, играющей в пользу КРЭТа. Вызовом, но одновременно и окном возможностей стали для ОПК уже введенные и грядущие санкции западных стран на поставки продукции военного назначения. Они вернули с небес на землю ту часть военного и политического истеблишмента, которая наивно полагала, что Россия сможет закупить если не всю необходимую, то по крайней мере высокотехнологичную военную продукцию у Запада. Украинский кризис и последовавшие санкции развеяли эти надежды – у вероятного противника высокотехнологичных систем вооружений, таких как системы РЭБ, не купишь. Тем более не купишь технологии производства. Практически в той же степени сказанное относится к поставкам авионики для боевой авиации. Здесь России придется рассчитывать на свои силы. Не случайно в рамках недавно завершившейся международной выставки вертолетной индустрии HeliRussia 2014 концерн «Радиоэлектронные технологии» и холдинг «Вертолеты России» (оба входят в ГК «Ростех») подписали соглашение о создании центра по разработке и производству инновационной авионики для вертолетов. Также совместное предприятие займется разработкой средств радиоэлектронного противодействия, систем управления вооружением для боевых, специальных и гражданских вертолетов отечественного производства. Работа над интегрированным комплексом бортового радиоэлектронного оборудования для перспективного скоростного вертолета уже идет. Это будет система, контролирующая работу двигателей, всех агрегатов боевой машины, обеспечивающая ориентацию в пространстве, пилотирование, применение оружия, защиту от внешних угроз, интеграцию в тактические построения. Наша армейская авиация получает хороший задел на будущее.

    Если к нынешним успехам КРЭТа – созданию новейших систем РЭБ, уверенному экономическому развитию, досрочному выполнению задач ГОЗ – добавится разработка интегрированных комплексов авионики мирового уровня, то нет особых сомнений, что список узнаваемых брендов российского ОПК пополнится еще одной компанией.


    0 0

    В основе стабильности и успеха – профессионализм, грамотный менеджмент, четкая система управления

    В первой декаде июля свой 75-летний юбилей отмечает Тульский машиностроительный завод, одно из крупнейших предприятий оборонно-промышленного комплекса (ОПК) России. Что такое семь с половиной десятков лет для завода? Наверное, это немного. Но ведь возраст измеряется не только числом прожитых лет, но и количеством полезных дел на благо Отечества. Это одинаково верно как для человека, так и для предприятия.

    В первой декаде июля свой 75-летний юбилей отмечает Тульский машиностроительный завод, одно из крупнейших предприятий оборонно-промышленного комплекса (ОПК) России. Что такое семь с половиной десятков лет для завода? Наверное, это немного. Но ведь возраст измеряется не только числом прожитых лет, но и количеством полезных дел на благо Отечества. Это одинаково верно как для человека, так и для предприятия.

    К 1939 году знаменитый Тульский оружейный завод превратился в предприятие со сложным многоплановым производством, разбросанным на двух значительных по площади территориях, оторванных друг от друга. В частности, выпуск первых отечественных пулеметов «Максим», начатый в 1904 году на территории Оружейного (Старого) завода, был организован в специально построенных в 1914-м корпусах на территории так называемого Нового завода, который по объему выпускаемой продукции в пять раз превзошел своего старшего собрата.

    Туламашзавод – от «Максима» до «Дуэта»
    Коллаж Андрея Седых

    8 июля 1939 года подписан приказ народного комиссара вооружения Бориса Львовича Ванникова о создании Тульского станкостроительного завода. Руководство наркомата ориентировало новое предприятие исключительно на выпуск гражданской продукции, чтобы сделать завод одним из ведущих поставщиков современных металлорежущих станков для промышленных отраслей. Однако жизнь распорядилась иначе: заставила советское правительство в кратчайшие сроки решать вопросы укрепления оборонной мощи государства. В преддверии войны на заводе выпускалась высокотехнологичная продукция, именно поэтому Новому заводу доверили выпуск наиболее сложного в изготовлении оружия – авиационных пулеметов и пушек. Эта специализация фактически предрешила будущее нового предприятия, которое вот уже на протяжении многих лет остается одним из ведущих производителей вооружения для Сухопутных войск и Военно-морского флота.

    Главное испытание

    Всего два года мирной созидательной жизни было отпущено молодому предприятию до трагического дня – 22 июня 1941-го. Начавшаяся Великая Отечественная война еще больше ужесточила рабочий режим завода. Многие инженеры и рабочие перешли на казарменное положение: работали в две смены по 11-часовому графику. Сотни рабочих, ИТР и служащих завода пополнили ряды Красной армии.

    В октябре 1941 года объявили об эвакуации основных производств на восток страны. Директор завода Борис Михайлович Пастухов лично руководил погрузкой оборудования на железнодорожные платформы. Это было сделано в рекордно короткий срок – всего две недели! Вместе с рабочими в города на Урале и на Волге выехали семьи заводчан. А оставшиеся в Туле станкостроители в дни осады города немецко-фашистскими захватчиками изготавливали для выполнения оборонительных работ шанцевый инструмент, ремонтировали поступающее из войсковых частей, оборонявших Тулу, стрелковое вооружение.

    За короткое послевоенное время завод возродился. Был налажен выпуск широкой гаммы мирной продукции: оборудование для нефтяной, угольной, лесной промышленности, металлообработки. С течением времени номенклатура изделий, выпускаемых Тульским станкостроительным заводом, постоянно расширялась. К 1955 году на машзаводе было прекращено производство ряда трудоемких изделий оборонного назначения. Образовался своеобразный вакуум, чреватый возможностью потерять ряд высококвалифицированных работников. Руководство Министерства оборонной промышленности СССР во главе с Дмитрием Устиновым предприняло меры по организации нового производства. И вскоре группа молодых заводских конструкторов создала первый отечественный мотороллер, получивший индекс Т-200. Еще долгое время знаменитые в СССР и за пределами страны мотороллеры «Тулица», «Турист» и грузовой «Муравей» оставались самой популярной мирной продукцией.

    Дело жизни

    Но основным родом деятельности завода был и остается все же выпуск вооружения: от малокалиберных арткомплексов и автоматических пушек до высокоточных противотанковых снарядов и систем ПВО. Пушки производства ОАО «АК «Туламашзавод» устанавливаются на БМП, БТР и БМД, на зенитных самоходных установках «Тунгуска» и «Панцирь», а также многих моделях современных вертолетов.

    «Панцирь-С1», быстро получивший широкое признание, позволяет организовать систему ПВО по двухуровневому принципу на базе универсального комплекса ближнего рубежа и комплексов дальнего радиуса действия. В ходе освоения серийного производства башенной установки «Панцирь-С1» на заводе впервые в отечественной практике была создана, оснащена разработанным и модернизированным оборудованием и внедрена в производство технология механической, термической обработки и сборки крупногабаритных тонкостенных кольцевых деталей.

    На протяжении тридцати лет Туламашзавод выпускает высокоточные противотанковые снаряды серии ЗУБК10М, управляемые по лучу лазера и запускаемые из ствола орудия. Недавно освоено серийное производство современных ПТУР «Аркан», предназначенных для вооружения боевой машины десанта БМД-4. «Аркан» при любых курсовых углах обстрела поражает танки, составляющие основу парка наиболее развитых стран, а также воздушные цели типа «зависший вертолет».

    Одно из самых известных изделий – зенитный ракетно-артиллерийский комплекс (ЗРАК) «Каштан». Для производства подобного оружия машиностроительному заводу пришлось осваивать принципиально новые технологии, требующие высочайшей точности в обработке материалов. К настоящему времени производство стало современным, высокоавтоматизированным, работающим по принципу гибких технологий. Развитием данного ЗРАК является серийный стрельбовой модуль зенитно-артиллерийского комплекса «Пальма». Уже целый ряд новых современных кораблей ВМФ имеет в оснащении эти комплексы.

    Военное направление по-прежнему остается перспективным. Пример тому – образец морской артустановки «Дуэт», который разрабатывался в АК «Туламашзавод». В «Дуэте», который имеет сниженную в несколько раз радиозаметность, воплотились новейшие достижения военного производства, такие как технология «Стелс» и система цифрового электропривода. Ведение огня двумя автоматами АО-18 с общим темпом стрельбы до 10 тысяч выстрелов в минуту или одним автоматом и темпом стрельбы до 5000 выстрелов в минуту соответственно позволяет повысить его функциональные возможности. Боекомплект «Дуэта» – четыре тысячи выстрелов, что в два раза выше, чем у аналога – артустановки АК-630М (также производимой Тульским машиностроительным заводом). Благодаря новейшим технологиям, заложенным в конструкцию, возросли скорость наведения и ее точность, более чем в два раза увеличилась боевая эффективность. Работы по созданию «Дуэта» финансировались исключительно из средств самого предприятия.

    Задел на будущее

    На Туламашзаводе оптимальным соотношением продукции военного и гражданского назначения считается пятьдесят на пятьдесят. Предприятие давно трудилось в соответствии с концепцией двойных технологий. Сейчас накопленный в ОПК опыт и интеллектуальный потенциал используются и для инновационного развития гражданских отраслей.

    Помимо основных традиционных производств большие надежды возлагаются на производство новинок. И прежде всего это мини-дизель, а также традиционное и новое оборудование на его основе. Еще 20 лет назад на Тульском машиностроительном заводе собрали первый малогабаритный универсальный дизельный двигатель. Это событие по сути стало началом производства целой гаммы изделий различного назначения. Изделие тульских машиностроителей начало свое шествие по регионам России, странам ближнего и дальнего зарубежья. Сфера применения дизельных двигателей весьма широка. Они могут использоваться как приводы для коммунальной и дорожно-строительной техники, компрессоров, насосных агрегатов, пожарных помп и отливных мотопомп, предназначенных для откачки воды на судах ВМФ и гражданского флота. Дизельный двигатель оказался настолько эффективным, что им заинтересовались и военные, и теперь ТМЗ-450Д принят на снабжение ВС. Вот уже несколько лет дизель-генераторные установки несут службу как источники электроэнергии переменного и постоянного тока, в том числе и бортовой сети танков и другой бронетехники при неработающем основном двигателе. Неприхотливые, надежные и выносливые тульские дизельные двигатели постоянно расширяют географию своего применения.

    Сегодня завод успешно преодолел сложные этапы реорганизации экономики и достойно выполняет госзаказ, направленный на укрепление обороноспособности России.


    0 0

    Не ходите, люди, в Англию гулять

    Международный индекс счастья (Happy Planet Index) – комбинированный показатель, отражающий благосостояние людей и состояние окружающей среды в разных странах мира, был предложен британским исследовательским центром New Economics Foundation в 2006 году. По мнению автора, уровень счастья в разных странах должен измеряться в числе прочих показателей и наличием или отсутствием права граждан на ношение оружия.

    Международный индекс счастья (Happy Planet Index) – комбинированный показатель, отражающий благосостояние людей и состояние окружающей среды в разных странах мира, был предложен британским исследовательским центром New Economics Foundation в 2006 году. По мнению автора, уровень счастья в разных странах должен измеряться в числе прочих показателей и наличием или отсутствием права граждан на ношение оружия.

    Индекс счастья России – 22. Одно из последних мест в мире.

    Первое – у крошечной Коста-Рики, индекс – 78. Эта страна живет за счет экспорта кофе и фруктов, развивает туризм, собирает процессоры и другую электронику для иностранных компьютерных компаний. Одна из немногих стран в мире и единственная в Латинской Америке не имеет собственной армии. Законы о личном оружии и самообороне граждан очень либеральны. Костариканцам разрешено иметь любое личное оружие и защищаться с его помощью от всех преступных посягательств. Кстати, с середины 90-х годов в Коста-Рике образовалась большая община выходцев из России. В процессе жизнеустройства они подверглись криминальному прессингу, но вооружились и дали отпор. Теперь русские – самая уважаемая часть местного общества, коренные жители и государственные структуры считают их важнейшей опорой правопорядка.

    Защищен или опасен?

    Финляндия, по исследованиям ЮНЕСКО, – самая читающая страна в мире. Славится экологией, мебелью, инновациями, а также склонностью пить по-черному. По выходным финны толпами наезжают в Питер, ибо в родной стране – некое подобие сухого закона. Зато личное оружие могут приобретать почти как любой другой товар.

    Швейцарию перехвалить тяжело, хорошая страна. Самый высокий в мире уровень переработки мусора, 70 процентов которого снова идет в дело. Личное оружие – свободно. В каждом доме, где есть боеспособный мужчина, хранится его винтовка армейского резервиста с запасом патронов. Ее можно применять для предотвращения преступлений как дома, так и на улице. Уровень преступности крайне низок.

    В Израиле от оружия в глазах рябит. Зеленая молодежь в форме и штатском гуляет по улицам с заряженными винтовками и автоматами, люди постарше держат при себе пистолеты и револьверы. По вечерам можно спокойно отпускать детей на улицу. Страна имеет одну из самых боеспособных армий в мире и считается передовой в высоких военных технологиях.

    В США отношение к личному оружию и самообороне неоднозначное. В Вашингтоне и Калифорнии – ограничения, в Техасе – нет. В штатах с запретами на оружие регулярны психопатические массовые расстрелы, преступления с огнестрелом, улицы по вечерам опасны. В Техасе и ему подобных – все наоборот.

    В Англии личное оружие запрещено с 1997 года. Уже в 1998-м улицы английских городов были признаны одними из самых опасных в Европе…

    До середины 90-х автор искренне считал, что личное оружие в России невозможно и не нужно. Но постоянно обнаруживая сведения и факты, подобные вышеперечисленным, изменил свое мнение. Не припомню ни одной дискуссии, когда оппонент смог бы предложить хоть какой-то весомый аргумент, способный вернуть меня к прежней точке зрения.

    Михаил Гольдреер,
    волгоградский координатор движения «Право на оружие»

    0 0

    Межконтинентальная РС-26 способна выполнять задачи ракет средней дальности

    В канун 55-й годовщины создания в Ракетных войсках стратегического назначения (РВСН) полным ходом идет перевооружение. Нынешние темпы, конечно, не сравнимы с советскими второй половины 70-х и начала 80-х, когда войска получали более 200 ракет в год – межконтинентальные SS-17, SS-18, SS-19, средней дальности SS-20. Но это уже не крохи 90-х, когда в строй вступало по четыре «Тополь-М» в год.

    В канун 55-й годовщины создания в Ракетных войсках стратегического назначения (РВСН) полным ходом идет перевооружение. Нынешние темпы, конечно, не сравнимы с советскими второй половины 70-х и начала 80-х, когда войска получали более 200 ракет в год – межконтинентальные SS-17, SS-18, SS-19, средней дальности SS-20. Но это уже не крохи 90-х, когда в строй вступало по четыре «Тополь-М» в год.

    По состоянию на январь 2014 года РВСН имели на вооружении 311 пусковых установок (ПУ) межконтинентальных баллистических ракет (МБР). В состав вида входят три ракетные армии: 27-я гвардейская (штаб во Владимире), 31-я (в Оренбурге), 33-я гвардейская (в Омске). Наиболее современными комплексами оснащена 27-я гвардейская – 96 новейших РК «Тополь-М» шахтного и мобильного базирования, а также РС-24 «Ярс». В состав армии входят пять дивизий, самая мощная и многочисленная – 60-я ракетная, которая имеет на вооружении 100 ПУ МБР и 300 ядерных боеголовок.

    РС-26 – первая ласточка нового, пятого поколения. Отмечу сразу: все оценки относительно конструкции и тактико-технических характеристик новой ракеты являются предположительными и основаны на достаточно скудной информации, просачивающейся в печать от представителей Минобороны, правительства или президента. Расчеты несложные, теоретические направления развития ракетного оружия, которое мы сейчас наблюдаем, давно известны как в США, так и в СССР, они создавались с 60-х годов.

    «Автобус» и «Голубые Ангелы»

    В ноябре 1962 года департамент специальных разработок ВМС США (SPO – Special Project Office) совместно с ВВС начал концептуальную подготовку нового боевого оснащения для МБР и баллистических ракет на подводных лодках (БРПЛ). В планах двух ведомств было создание единой боевой части (БЧ) нового типа для МБР «Минитмен» и БРПЛ «Поларис» В-3. Рассматривались два варианта, отличающихся методом разведения боеголовок. Первый получил условное наименование Mailman и предполагал создание так называемого Автобуса (Bus) – платформы с системой наведения и двигательной установкой, от которой в расчетных точках траектории последовательно отделялись боеголовки и далее совершали неуправляемый полет к цели.

    Дальнобойная универсальная

    Второй метод назвали Blue Angels, в нем было предусмотрено оснащение каждой боеголовки собственной двигательной установкой и системой наведения. Первый вариант впоследствии стал классической конструкцией разделяющейся головной части индивидуального наведения (РГЧ ИН) MIRV, второй благополучно забыт. Конечно, у варианта Blue Angels свои недостатки, один из них – невозможность деления ГЧ, как у варианта Bus, до 10–14, а теоретически – до 30 боеголовок. В середине 80-х американцы вполне серьезно предполагали, что существует вариант советской ракеты SS-18 с тридцатью боеголовками малой мощности (150 кт). Технически у варианта Blue Angels возможна конструкция не более чем с четырьмя боеголовками индивидуального наведения. Главным достоинством такой ракеты и метода разведения боеголовок являлась способность активного маневрирования на всем протяжении полета, включая внеатмосферный и атмосферный участки. Кроме того, появились возможности для атаки целей по низковысотным настильным траекториям (НТ).

    Еще в 1988 году компания «Локхид» по заказу ВМС провела теоретические расчеты настильных траекторий пуска БРПЛ «Трайдент-2» на короткие расстояния – две-три тысячи километров по «мягким» целям. Расчеты делались по типам траекторий от НТ-60 до НТ-180 на дальность 2000 километров и от НТ-95 до НТ-370 на 3000 (индекс означает высоту апогея траектории). Результаты исследований были частично опубликованы и сделан соответствующий вывод: стрельба ракетой D-5 по НТ на короткие дистанции возможна даже с сокращением подлетного времени на 40 процентов. Но за такую возможность придется дорого заплатить. Поскольку большая часть полета ракеты по НТ будет проходить в плотных слоях атмосферы, необходимо увеличить скорость разгона платформы с 6,5 до 8,7, а в некоторых случаях даже до 9,2 километра в секунду. А это можно сделать только сокращенным составом боеголовок, то есть от одной до трех. При этом значительно ухудшается точность стрельбы, КВО увеличивается на порядки – до 6400 метров при стрельбе на 2000 километров и 7700 метров – на 3000.

    С точки зрения рационального или оптимального использования забрасываемого веса схема Bus выглядит лучше, чем Blue Angels. В последней требуется оснастить каждую боеголовку индивидуальной системой наведения, собственной ДУ, баками горючего и окислителя. В условиях отсутствия у противника активных средств обороны в надатмосферном пространстве схема Blue Angels была не то чтобы технически сложной или нереализуемой, но излишней для того времени. Собственно, только поэтому конструкторы полвека назад положили ее в стол. Благодаря физическим принципам, на которых построена верхняя ступень новой ракеты, она лишена недостатков, присущих современным МБР и БРПЛ с классическими РГЧ ИН.

    МБР по технологии БРПЛ

    Отечественная ракета получила собственное формальное для международных соглашений наименование РС-26 «Рубеж». На Западе согласно сложившейся десятилетиями традиции ей присвоен индекс SS-X-29. Такое наименование передано «Рубежу» по наследству от РС-24, после того как «Ярс» в НАТО назвали SS-27 Mod 2.

    Эскизный проект по новой ракете готовился Московским институтом теплотехники (МИТ). В период с 2006 по 2009 год ведется полномасштабная разработка. В 2008-м между МИТом и Минским заводом колесных тягачей (МЗКТ) заключен контракт на подготовку транспортера МЗКТ 79291 под мобильную ПУ нового комплекса. Этот колесный транспортер значительно меньше по габаритам прежнего МЗКТ 79221, созданного специально под «Тополь-М» и «Ярс», и обладает несколько меньшей грузоподъемностью – 50 тонн против 80. Нетрудно вычислить стартовый вес новой ракеты: он не должен превышать 32 тонн. Что касается габаритов транспортно-пускового контейнера: если особых ограничений по диаметру нет, то длина его не должна превышать 13 метров. Видимо, именно габариты новой ракеты, а не дальность тестовых пусков послужили причиной беспокойства американской стороны по поводу соблюдения Россией договора по ракетам средней и малой дальности (РСМД). Некоторые эксперты высказывали предположения, что в РФ разрабатывается новая малогабаритная МБР на базе закрытого в 1991 году проекта «Скорость». Именно на дальность тестовых пусков обратили внимание зарубежные СМИ.

    Дальнобойная универсальная

    Всего с начала испытаний ракета прошла четыре полетных теста. Первые два – со старта на космодроме Плесецк по цели на полигоне Кура. Вторая пара – 24 октября 2012-го и 6 июня 2013-го – со старта на полигоне Капустин Яр по цели на полигоне Сары-Шаган. В первом случае дальность пуска – 5800 километров, во втором – чуть более 2000 километров. Возможно, как раз это и были тестовые пуски по настильной траектории с целью проверки характеристик ракеты. Нет никакой необходимости специально создавать БРСД и тем самым в одностороннем порядке выходить из договора по РСМД, если любую задачу, поставленную БРСД, способна выполнить и МБР. Напомним: минимальная дальность пуска РСД-10 (SS-20) – 600 километров, «Тополя» (SS-25) – 1000 километров.

    В баллистических ракетах используются твердые сорта топлива двух классов – 1.1 и 1.3. Энергетическое содержание топлива типа 1.1 выше, чем 1.3, так что при заданном стартовом и забрасываемом весе дальность пуска ракеты в первом случае будет больше. Топливо класса 1.1 обладает также лучшими технологическими свойствами, повышенной механической прочностью, устойчивостью к растрескиванию и образованию зерен. Таким образом, оно менее восприимчиво к случайному воспламенению. В то же время топливо 1.1 более подвержено детонации и по чувствительности близко к обычному ВВ. Поскольку требования по безопасности в техническом задании к МБР гораздо жестче, чем к БРПЛ, в первых применяется топливо класса 1.3 («Минитмен» и «Тополь»). В БРПЛ – 1.1 («Трайдент-2» и «Булава»).

    Вероятнее всего, МИТ выполнил новую МБР по технологиям БРПЛ. Ракета не предназначена для установки в шахте (ШПУ), разрабатывался только мобильный вариант. Как следствие в техническом задании к ней не предъявлялись требования на повышенную ударостойкость, поскольку нет необходимости выдерживать ударную нагрузку на ШПУ с ракетой при близких ядерных взрывах, как у ракет MX, «Минитмен» или SS-24, которая разрабатывалась в двух вариантах – мобильном (БЖРК) и шахтном. Излишний вес «Тополя» тоже последствия двухвариантности базирования.

    Это та самая, обещанная несколько лет назад унифицированная ракета МБР и БРПЛ на базе «Булавы». От нее первые две ступени, третья состоит из трех отдельных ступеней меньшего диаметра (до 0,8 м), связанных в пакет, укладывающийся в общий мидель «Булавы» длиной два метра. Более 3,6 метра быть не должно, чтобы усовершенствованная МБР уместилась в стандартный транспортно-пусковой контейнер. Возможно, они упакованы в один углепластиковый обтекатель, хотя это совсем не обязательно. Достаточно вспомнить ракету SS-20. Даже для БРПЛ это необязательное условие (посмотрим на Р-27У). Вероятно, каждая ступень оснащена жидкостным двигателем ЖРД 3Д39 на высококипящих компонентах топлива. Горючее – диметилгидразин (гептил, НДМГ), окислитель – азотный тетроксид.

    Ранее этот двигатель применялся в качестве ДУ блока разведения БРПЛ Р-29 РМ, хорошо зарекомендовав себя. Именно он обладает всеми необходимыми характеристиками и впишется в мидель 0,8 метра. Вообще надо отметить, что ЖРД имеет целый ряд неоспоримых преимуществ по сравнению с твердотопливным (РДТТ). Это прежде всего возможность многократного включения, изменения величины тяги в широком диапазоне, управления по крену. Самые известные БРПЛ – «Трайдент-1» и «Трайдент-2» на участке работы первой и второй ступеней вообще не управляются по крену. Управление происходит только в двух плоскостях по тангажу и рысканию. Исправлением ошибок, накопившихся по крену за первые 120 секунд полета, занимается уже третья ступень, которая и производит доворот на необходимый угол.

    Активный участок ракеты должен быть удлинен вплоть до входа в плотные слои атмосферы до 25–27 минут. Но это не значит, что все время работает маршевый двигатель третьей боевой ступени. Только на короткое время будут включаться двигатели ориентации для придания импульса, необходимого для маневра уклонения от противоракет класса GBI и SM-3 на участке высот от 300 до 100 километров. Эволюции боеголовки в плоскости, перпендикулярной вектору скорости, в любом случае даже при очень малых величинах приведут к срыву наведения противоракеты. При входе в плотные слои атмосферы примерно с высоты 80 километров и ниже боевая ступень управляется уже не маневровыми ЖРД, а аэродинамическими поверхностями – стабилизаторами. Именно с этой высоты происходит активное торможение ГЧ БР с большими значениями отрицательных ускорений. За короткое время – меньше минуты – скорость головной части падает с семи до менее трех километров в секунду. Поэтому неплохо бы кратковременно включать ДУ на доразгон для того, чтобы выйти за предельные режимы работы ЗРК второго эшелона THAAD.

    Новый комплекс с конца этого года начнет поступать в войска только в мобильном варианте. Его точно получат 7-я гвардейская из Выползова и 29-я гвардейская Иркутская дивизии взамен старых «Тополей». С 2020-го начнется перевооружение 13-й Домбаровской и 62-й Ужурской дивизий на новый РК РС-28 «Сармат» (SS-X-30). Всего планируется развернуть не менее 50 новых МБР.

    По оценкам западных экспертов, российская группировка будет состоять из чуть менее 250 ПУ МБР, из которых только 78 ПУ с моноблочными ракетами. Остальные ПУ получат МБР трех новых типов – РС-24, РС-26 и РС-28, оснащенные РГЧ ИН. Старые советские межконтинентальные ракеты к тому времени уйдут в историю. В свою очередь США планируют до 2040 года оставить в строю 400 ПУ МБР «Минитмен» пенсионного возраста с моноблочными боеголовками.


    0 0

    Новейшая разработка Тульского КБ приборостроения позволит экипажу БМП-2 уничтожить наземного и воздушного врага днем и ночью в любую погоду

    Проблема модернизации боевых машин пехоты  БМП-2 за последние годы стала очень актуальной  не только для Сухопутных войск Вооруженных Сил РФ,  но и для армий других стран, где эти неприхотливые подвижные гусеничные машины стоят на вооружении.  Но если ходовая часть, двигатель и т. д.  покупателей  и Минобороны России пока удовлетворяют,  то вооружение, прицельные комплексы  и средства связи однозначно требуют замены.

    Проблема модернизации боевых машин пехоты БМП-2 за последние годы стала очень актуальной не только для Сухопутных войск Вооруженных Сил РФ, но и для армий других стран, где эти неприхотливые подвижные гусеничные машины стоят на вооружении. Но если ходовая часть, двигатель и т. д. покупателей и Минобороны России пока удовлетворяют, то вооружение, прицельные комплексы и средства связи однозначно требуют замены.

    Как известно, «спрос рождает предложение», поэтому на прошедшей в феврале нынешнего года в индийском Нью-Дели международной выставке Defexpo 2014 известный экспортер вооружений RAFAEL (Израиль) предложил боевое отделение Samson Mk II для модернизации боевых машин пехоты БМП-2. В частности, израильские разработчики утверждают, что помимо новой 30-мм пушки, их вариант предусматривает возможность установки противотанковых управляемых ракет в зависимости от желания заказчика. Кроме того, на «Самсоне» стоят достаточно современные системы управления огнем и связи. Примечательно, что RAFAEL предпочел сделать свое боевое отделение необитаемым, то есть наводчик-оператор не сидит в самой башне, а управляет комплексом вооружения дистанционно из десантного отделения.

    В систему управления огнем вошли тепловизор, дальномер и командирская панорама – все, о чем мечтают российские военные

    Если обратиться к каталогам продукции не только израильских, но и польских (в частности Grupa Bumar), чешских и других фирм – производителей вооружения для сухопутных войск, то в их линейках продукции так или иначе присутствуют варианты модернизации БМП-2, начиная от достаточно бюджетных, когда речь идет скорее о восстановлении технической готовности, нежели о полноценной модернизации, до проектов с серьезным увеличением огневых возможностей за счет установки новых систем управления огнем, пушечно-пулеметного вооружения, ПТУР и т. д.

    Конечно, в парках ВВТ многих стран есть боевые машины пехоты БМП-2, которые надо не только модернизировать, но и банально поддерживать в технической исправности. Но все же в первую очередь такие предложения рассчитаны для продаж на международном рынке вооружения. В этом нет ничего удивительного, ведь несколько тысяч БМП-2 стоят на вооружении более чем в 40 странах мира.

    Надо сразу сказать, что российские производители не только не отстают от своих иностранных конкурентов, но и уверенно лидируют по модернизации БМП-2. В частности, Тульское конструкторское бюро приборостроения, входящее в холдинг «Высокоточные комплексы», представляет на выставке «Оборонэкспорт-2014», которая проходит с 13 по 17 августа на подмосковном аэродроме Жуковский, обновленное боевое отделение для БМП-2 с довольно игривым наименованием «Бережок». Конечно, на фоне «Игл», «Стрел», «Панцирей», «Тайфунов» и т. д. такое название звучит вроде как несерьезно, но несмотря на это, изделие тульских оружейников пользуется заслуженной популярностью у иностранных заказчиков. Так же, по мнению не только отечественных, но и зарубежных военных специалистов, российский комплекс по критерию «стоимость-эффективность» не имеет аналогов в мире, что и определяет его большой экспортный успех.

    Старые-новые «двойки»

    Созданная в начале 80-х БМП-2 вооружена не только новейшей по тем временам скорострельной автоматической 30-мм пушкой 2А42, но и пулеметом ПКТ, а также противотанковыми ракетными комплексами. Правда, возможности прицела наводчика БПК 2-42 и командирского (он же зенитный) 1ПЗ-3 все же оставляли желать лучшего. В частности, на БМП-2 довольно слабый даже по меркам начала 80-х годов ночной прицельный канал, использовавший активную инфракрасную подсветку цели, что сильно демаскировало работу боевой машины в ночных условиях. Отсутствовал полноценный дальномер, замененный так называемой параболой, состоявшей из рисок определенной высоты, совмещая с которыми цель, командир или наводчик-оператор по «формуле тысячных» рассчитывает дальность. Правда, не стоит осуждать советских конструкторов, стремившихся максимально упростить боевую машину пехоты БМП-2, так как на тот момент основные БМП противника, в частности немецкие «Мардер», американские М2 «Брэдли» и английские FV510 «Уориор», были не намного более совершенными. В частности, только на штатовской М2 был установлен тепловизор.

    «Бережок» перспективной реки
    Коллаж Андрея Седых

    «Я хорошо знаком с БМП-3 и БМП-2 и могу сравнивать эти две машины. Надо признать, что в современных условиях алгоритм работы экипажа БМП-2 – дикий анахронизм. Командир на ТКН-3Б (командирский прибор наблюдения на БМП-2. – Прим. А. Р.) обнаруживает цель «по формуле тысячных», как мы ее называем «дуй в тысячу», рассчитывает в уме дальность и дает целеуказание наводчику, который на своем прицеле выставляет на специальной шкале дальность. Причем шкалы там три – для бронебойных, осколочно-фугасных снарядов для пушки и отдельно для пулемета. И только после этого можно открыть огонь. Даже у подготовленного экипажа это отнимает 20–30 секунд, а фактически – до минуты, что в современном бою в условиях «дуэли» – почти верная смерть для нашей машины. Нет на БМП-2 ни тепловизора, ни дальномера, нет даже нормальной «панорамы» у командира. И это в сравнении с современными системами управления огнем, где после обнаружения цели автоматически рассчитывается не только дальность стрельбы, но и все поправки, а автомат сопровождения цели будет вести противника до последнего», – рассказал обозревателю газеты «Военно-промышленный курьер» офицер, проходящий службу в Южном военном округе.

    По словам собеседника, ночной канал прицела существует скорее для самоуспокоения, так как попасть в цель очень сложно из-за несовершенства прибора.

    «Не секрет, что у боевиков в Чечне были современные прицелы ночного видения. Один такой ПНВ мы захватили в 2000 году, и каково было наше удивление, когда мы обнаружили, что инфракрасная подсветка цели на БМП-2 видна с очень большого расстояния. Фактически нам нельзя было ею пользоваться, чтобы не демаскировать свои позиции, но без ИК-фары на БПК 2-42 не то что попасть в цель, даже контуры окружающих объектов разобрать сложно», – поделился с «Военно-промышленным курьером» воспоминаниями заместитель командира одной из воинских частей Западного военного округа.

    Но больше всего нареканий у военных вызывает прицел противотанковых управляемых ракет.

    «Наводчику-оператору приходится поворачиваться вбок, что в стесненных условиях БМП-2 достаточно трудно сделать. Неудобны и ручки управления противотанковой ракетой. Понятно, что для 80-х годов это были прорывные решения, но на современном этапе – еще как неудобно! Да и сами комплексы – «Конкурс» или «Фагот», установленные на БМП-2 в зависимости от их серий, все-таки не только морально, но и физически устарели», – пояснил изданию офицер из Южного военного округа.

    В то же время все офицеры, проходившие службу на БМП-2, которых опросила газета «Военно-промышленный курьер», однозначно высказались за то, что боевая машина пехоты БМП-2 не только исключительно надежна и неприхотлива, но и отличается высокой проходимостью.

    «Двигатель УТД-20С1 достаточно мощный. Подвеска обеспечивает высокую проходимость. Но главное, что машина проста в эксплуатации и, как мы говорим в войсках, «дуракоустойчивая», то есть прощает очень многие ошибки и недочеты в эксплуатации. На мой субъективный взгляд, все же БМП-2 менее капризна, чем БМП-3. Если установить новые прицелы, дальномеры, тепловизоры и т. д., то цены бы «двойкам» (сленговое название БМП-2. – Прим. А. Р.) не было», – признался в разговоре с обозревателем «ВПК» офицер Западного военного округа.

    Мнение своего коллеги поддержали все опрошенные газетой военнослужащие, знакомые с эксплуатацией БМП-2.

    В поисках золотой середины

    Все эти проблемы известны специалистам Тульского конструкторского бюро приборостроения. В конце 90-х там начались работы по созданию боевого модуля для модернизации БМП-3. Результатом работ стал БМ «Бахча-У». В дальнейшем БМ «Бахча-У» был использован в составе новейшей боевой машины десанта БМД-4, но прошел испытания на шасси БМП-2 и БТР-90, а также адаптирован для установки на катера и надводные корабли. Комплекс вооружения (KB) БМ «Бахча-У» является следующим поколением по сравнению с KB БМП-3. Для него разработана новейшая унифицированная автоматическая система управления огнем (СУО).

    И все же «Бахча-У» с двумя пушками – 30-мм 2А70 и 100-мм 2А72, современным прицельным комплексом с дальномером и тепловизором уменьшает десант БМП-2 до пяти человек. Стоит напомнить, что в обычную БМП-2 полностью входит мотострелковое отделение (мсо), а при установке БМ приходится уменьшать число военнослужащих в мсо, что маловероятно, либо искать другое решение для модернизированной машины.

    Впервые оно было представлено на прошедшей в 2006 году Международной выставке сухопутных вооружений, а серийное производство ведется в КБП с 2007 года.

    При разработке новейшего БО тульские конструкторы приняли довольно интересное решение: не делать новый модуль необитаемым. Стоит отметить, что такой подход вызвал критику со стороны экспертов, утверждающих, что обитаемое боевое отделение – серьезный шаг назад, снижающий экспортную привлекательность машины. Но давайте разберемся, насколько эти претензии обоснованны.

    Для того чтобы снизить уязвимость боевой машины, конструкторы БМП сделали их достаточно приземистыми. Благодаря такому силуэту машину сложно обнаружить, но в то же время это накладывает серьезные ограничения по компоновке, заставляя размещать не только агрегаты, но и десант достаточно компактно. В башне БМП-2 сидят наводчик-оператор (НО) и командир машины, поэтому если устанавливать необитаемый модуль, их рабочие места надо переносить в другое место. Принимая во внимание компактность БМП-2, это значит, что фактически придется «выкинуть» из десанта двух бойцов. А с учетом установки необходимых узлов и агрегатов возникает необходимость ликвидировать еще одно место.

    Напомним, что десантное отделение – это не единое пространство, а два отсека, разделенные топливным баком. Поэтому при переделке придется менять и его, что влечет неизбежную трансформацию всей топливной системы боевой машины.

    При таком «апгрейде» конструкции о бюджетной переделке машины, когда меняется только стандартная башня, вместо которой устанавливается новое боевое отделение, речь уже не идет. Приходится фактически перепроектировать десантное отделение, топливные баки и т. д., что, естественно, приведет к значительному увеличению суммы всего заказа.

    Стоит отметить, что конструкторы фирмы RAFAEL на своем модуле «Самсон-2» пошли по такому пути, и это, как следовало ожидать, привело к сокращению мест в десанте. Примечательно, что в специально сделанных окошках на демонстрационном образце БМП-2 с установленным «Самсоном» хорошо видно: для удобства работы наводчика-оператора и командира, чьи места размещены в десантном отделении, пришлось «урезать» топливный бак. Непонятно, как это сказалось на дальности хода машины, хотя сами израильтяне признают, что после установки «Самсона» речь идет не о БМП, а скорее о машине огневой поддержки при проведении противоповстанческих операций.

    Итак, какими достоинствами обладает «Бережок»?

    Для БМ было использовано «железо» штатной БМП-3, хорошо освоенное «серийниками»: бронеколпак, системы питания автоматической пушки и ПКТ, пол с подвесом, редукторы наведения и т. д. Установлена автоматическая СУО, унифицированная с СУО БМ «Бахча-У» и адаптированная для управления ПТУР «контейнерного» запуска.

    В систему управления огнем вошли тепловизор, дальномер, а самое главное – командирская панорама, то есть все, о чем так мечтают российские военные. Если сравнить возможности СУО российского боевого отделения, то надо признать, что она по ряду показателей превосходит аналогичные системы российской БМД-4, американской БМП М2А3 «Брэдли» и немецкой «Пумы». А если сравнивать с системами управления, установленными на отечественной БМП-3, английских «Уориорах» и немецких «Мардерах», то БМП-2 с «Бережком» значительно превосходит их по своим возможностям.

    Претерпело изменение и вооружение. В частности, тульские конструкторы оставили 30-мм автоматическую пушку 2А42 и пулемет ПКТ, но при этом расширили возможности по поражению укрытой танкоопасной живой силы (ТОЖС) в условиях городской застройки, растительности и полевых укреплений за счет установки автоматического гранатомета АГ-30М. А главное, что противотанковые ракетные комплексы «Конкурс» и «Фагот» заменены современными «Корнет-Э». Примечательно, что пусковые установки ПТУР вынесены на бока башни и не требуют перезарядки, как было на старой БМП-2.

    По сравнению с БМ «Бережок», впервые показанным в 2006 году, представляемый на выставке «Оборонэкспорт-2014» современный образец способен поражать цели всеми модификациями УР «Корнет» на дальностях 5,5, 8 и 10 километров днем и ночью, с места и с хода, в том числе и на плаву.

    Показательно, что согласно регламентирующим документам БМП-2 способна бороться с низколетящими воздушными целями – самолетами и вертолетами. Раньше для этого использовалась пушка 2А42, и для такой стрельбы в системе управления огнем был введен специальный режим, который на переключателе пульта (называемого на сленге военных «чебурашкой») может выбрать командир, на чьем рабочем месте и установлен зенитный прицел. Понятно, что доступ к 1ПЗ-3 в данном случае настолько затруднен, что в войсках предпочитают его вообще не использовать.

    Надо признать: в условиях современного боя отстреляться по воздушным целям, не говоря уже о том, чтобы их сбить, используя комплекс вооружения БМП-2, довольно проблематично. В БМ «Бережок» эффективность стрельбы по низколетящим целям приближается к уровню специализированных зенитных средств. Обеспечивается стрельба в автоматическом режиме с использованием лазерного дальномера, автомата сопровождения, оригинального алгоритма цифрового баллистического вычислителя. Одна из модернизаций УР «Корнет» имеет фугасную БЧ с неконтактным датчиком цели (НДЦ).

    Можно смело утверждать, что с установкой «Бережка» при минимальной переделке БМП-2 не теряет своих прекрасных ходовых качеств и возможности плавать, но получает СУО, вооружение и системы связи и навигации на уровне современных боевых машин пехоты типа БМД-4, М2А3 «Брэдли», «Пума».

    «Бережок» – достаточно бюджетный вариант, когда за минимальные деньги заказчик значительно увеличивает боевые свойства машины. Надо признать, что израильские, чешские, польские и другие варианты модернизации гораздо дороже. Да, Чехия модернизировала часть своих БМП-2, но это достаточно дорогое удовольствие и только для нужд своей армии», – сообщил «ВПК» независимый военный эксперт Алексей Хлопотов.

    Еще в 2005 году был заключен достаточно дорогой контракт на модернизацию 400 БМП до уровня БМП-2М с установкой боевого отделения «Бережок». Помимо установки БО на машинах меняют неисправные узлы и агрегаты, двигатели и т. д.

    Но этот контракт оказался для КБП и холдинга «Высокоточные системы» не единственным. Так, по словам заместителя управляющего директора КБП Юрия Хозяинова, интерес к «Бережку» в последнее время значительно усилился после того, как тульское предприятие подписало объемный контракт с иностранными заказчиками на его поставки.

    «Контракт большого объема, рассчитан на четыре года, подписали в октябре 2013-го. Поэтому производственная линия загружена», – сообщил Юрий Хозяинов, отказавшись, впрочем, назвать заказчика, стоимость сделки и какие-либо другие параметры договора.

    Тульское конструкторское бюро приборостроения и холдинг «Высокоточные комплексы» смогли найти оптимальное решение для модернизации зарекомендовавших себя БМП-2. Конструкторы нащупали ту золотую середину, когда соотношение «стоимость-эффективность» делает «Бережок» очень популярным среди покупателей и привлекает внимание новых заказчиков.

    Будем надеяться, что КБП не остановится на достигнутом и продолжит выпускать и разрабатывать уникальные боевые отделения и модули.


    0 0

    Передовые технологические решения, найденные в Коломне, Туле, Челябинске и Коврове, не знают границ

    На прошедшей с 13 по 17 августа выставке «Технологии в машиностроении»  одну из самых интересных экспозиций, несомненно, представил холдинг  «Высокоточные комплексы». Изделия входящих в него компаний, такие, как ЗРПК «Панцирь», ПТРК «Корнет», боевые модули «Бахча» и «Бережок», самоходный противотанковый комплекс «Хризантема-С», и многие другие хорошо известны, пользуются высоким спросом  и заслуженным уважением не только у отечественных военных, но и на международном рынке.

    На прошедшей с 13 по 17 августа выставке «Технологии в машиностроении» одну из самых интересных экспозиций, несомненно, представил холдинг «Высокоточные комплексы». Изделия входящих в него компаний, такие, как ЗРПК «Панцирь», ПТРК «Корнет», боевые модули «Бахча» и «Бережок», самоходный противотанковый комплекс «Хризантема-С», и многие другие хорошо известны, пользуются высоким спросом и заслуженным уважением не только у отечественных военных, но и на международном рынке.

    На выставке «Технологии в машиностроении» были также представлены образцы стрелкового оружия, включая крупнокалиберные снайперские винтовки, пистолеты-пулеметы и, как ни удивительно, револьверы специального назначения. Необходимо отметить, что в состав холдинга входит компания, производящая уникальные, во многом не имеющие аналогов в мире газовые турбины и энергоагрегаты. В линейку продукции «Высокоточных комплексов» входят еще и различные роботы, причем не только миниатюрные, но и достаточно больших размеров, предназначенные для действия в опасных для жизни человека условиях.

    На Параде и Олимпиаде

    Еще до того, как попасть в павильон холдинга, посетители могли ознакомиться с продукцией «Высокоточных комплексов» в открытой экспозиции. Покрашенные в новую однотонную схему маскировки, недавно принятую как типовую для Вооруженных Сил Российской Федерации, гостей выставки встречали зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь», оперативно-тактический ракетный комплекс «Искандер», а также самоходный ПТРК «Хризантема-С» и БМД-4 с боевым модулем «Бахча». Стоит отметить, что данные системы вооружения стоят на вооружении ВС РФ, поэтому вежливые военнослужащие, штатно эксплуатирующие данные образцы вооружения, охотно давали пояснения.

    Футуристическая машина, напоминающая своим видом «охотников-убийц» из фильма «Терминатор», создана на базе обычного погрузчика

    Из-за ужесточения режима секретности разработанный Коломенским конструкторским бюро машиностроения комплекс «Искандер», или «убийца евроПРО», как его прозвали западные средства массовой информации, был представлен в транспортной конфигурации без поднятой ракеты. Кабина водителей оказалась закрыта изнутри от посторонних взглядов брезентовой занавеской. Но меры предосторожности, кажущиеся на первый взгляд излишними, на самом деле оправданны, так как совсем недавно официальные представители США выказывали озабоченность насыщением Вооруженных Сил России этими ОТРК, а также разработкой для них современных ракет.

    В то же время ЗРПК «Панцирь» на шасси автомобиля КамАЗ уже хорошо известен не только специалистам, но и широкой общественности. Помимо того, что зенитный ракетно-пушечный комплекс стал не только постоянным участником Парадов Победы на Красной площади 9 мая, совсем недавно именно «Панцирям» доверили важнейшую задачу по защите воздушного пространства над территорией Игр зимней Олимпиады в Сочи, проходивших в начале года.

    Самоходный ПТРК «Хризантема-С» с уникальной системой наведения противотанковых ракет, а также радиолокационной станцией относительно недавно начал массово поступать на вооружение российских Сухопутных войск, но в Параде Победы в минувшем мае приняла участие уже целая колонна этих машин. Более подробно с убойным «цветком», поражающим днем и ночью, можно было ознакомиться уже на стенде КБМ, разместившемся в павильоне холдинга «Высокоточные системы».

    «Стрела» превращается в «Лучника»

    Павильон, удобно расположенный напротив открытой экспозиции, оказался непривычно многолюден. Большое число специалистов, представляющих различные предприятия (кстати, не только российские, но и зарубежные), военные, сотрудники средств массовой информации с большим интересом знакомились с продукцией входящих в холдинг предприятий.

    Высокоточные роботы и турбины
    Коллаж Андрея Седых

    Посмотреть было на что. Первое, что бросалось в глаза, – созданный на базе широко известного зенитного ракетного комплекса «Стрела-10» ЗРК «Лучник-Э».

    «Есть такое известное выражение «Новое – это хорошо забытое старое». «Стрела-10» была создана почти 40 лет назад. Ее несколько раз модернизировали. Сначала была «Стрела-10М», потом – М1, М2, М3 и т. д. Но сейчас у машин остался большой моторесурс, в то время как штатные зенитные ракеты уже давно не производятся, а у тех, что еще остались, исчерпан срок технической пригодности. Поэтому наше Конструкторское бюро машиностроения предложило не только Минобороны России, но и зарубежным покупателям вариант глубокой модернизации их «Стрел» с заменой на серийно производимые сейчас штатные ракеты «Игла-С», – рассказал обозревателю газеты «Военно-промышленный курьер» представитель КБМ на выставке «Технологии в машиностроении-2014» Георгий Кузык.

    По словам собеседника, при модернизации на «Стрелу-10» ставятся новые пусковые модули, меняется состав бортового оборудования и получается «Лучник».

    «Лучник-Э» – это экспортный вариант, а машина без литеры предназначена для наших Вооруженных Сил. На самом деле в них нет особых отличий. Те же машины, одинаковые ракеты», – пояснил Георгий Кузык.

    Рядом с «Лучником» на самом входе в павильон стояла еще одна «Хризантема-С», правда, в отличие от «сестры» в открытой экспозиции на эту разрешалось залезть, ознакомиться с бортовым оборудованием и т. д. Примечательно, что на СПТРК была поднята не только пусковая установка с двумя ракетами, но и уникальный, не имеющий аналогов в мире радар.

    «Буква «С» в названии значит сухопутная. А еще должна быть и «Хризантема-В». «В» – вертолетная», – сообщил в беседе с обозревателем «ВПК» представитель КБМ на выставке.

    Рядом с экспозицией Коломенского конструкторского бюро машиностроения разместились боевые модули «Бахча» и «Бережок», противотанковый ракетный комплекс «Корнет-Э» на базе бронеавтомобиля повышенной проходимости «Тигр», разработанные Тульским КБ приборостроения.

    Открытые для доступа, эти комплексы привлекали пристальное внимание специалистов, многие из которых попробовали себя на месте наводчиков-операторов новейших БМ и ПТРК. Все желающие смогли убедиться, что оснащенные достаточно современными средствами наблюдения и прицеливания, включающие не только каналы ночного видения, но и тепловизоры, автоматы сопровождения цели и т. д., «Бережок» и «Бахча» справятся с любым противником не только на открытой местности, но и в условиях города, днем и ночью в любую погоду

    Заняв рабочее место оператора «Корнета-Э», желающие могли ознакомиться с принципами действия прицельного комплекса, оценить дисплей, куда выводится картинка с прицельных каналов, и даже попробовать, насколько сложен ракетный комплекс в управлении.

    «Представь – все как в компьютерной игре. Двигаешь джойстик, наводишь перекрестие на цель. Нажал на кнопку и цель уже взята на сопровождение», – восхищался в разговоре с обозревателем «ВПК» один из посетителей.

    Чуть дальше в экспозиции можно было увидеть еще «Корнеты», уже в переносном варианте. Для наглядности рядом с пусковыми установками сидели или лежали манекены, одетые в военные форму. Такой показ дает прекрасное представление о габаритах противотанкового ракетного комплекса, делающих «Корнет» легким для переноски и достаточно мобильным даже в условиях гор, леса или городской застройки.

    Снайперский «апгрейд»

    Не будем забывать, что КБП – это не только ПТРК, ЗРПК, но еще и прекрасное стрелковое оружие. В разделе тульского предприятия были представлены не только снайперские винтовки, но и гранатометы, пистолеты-пулеметы, даже револьверы.

    Высокоточные роботы и турбины
    Коллаж Андрея Седых

    «Конечно, некоторые образцы нашего оружия уже давно известны специалистам. Но сейчас на выставке вы можете увидеть не только традиционную линейку, но и гранатометы, в частности АГС-30 и ГМ-94. С момента основания КБ в 1927 году мы плотно занимаемся стрелковым оружием. Достаточно вспомнить фамилии таких выдающихся конструкторов, как Макаров, Шипунов, Токарев, Стечкин, Коробов, Грязев. Все они известны не только в России, но и во всем мире. На выставке мы показываем, как наша продукция постоянно видоизменяется и совершенствуется, что делает ее привлекательной для потребителей», – сказал обозревателю газеты «Военно-промышленный курьер» представитель делегации КБП на выставке «Технологии в машиностроении-2014» Юрий Амелин.

    Со словами собеседника сложно не согласиться. Многие демонстрируемые образцы, такие, как снайперские винтовки МЦ-116М, представлены с доработанными эргономичными регулируемыми прикладами, с планками Пикатинни, благодаря чему на оружие можно крепить не только практически все современные снайперские прицелы, тепловизоры и приборы ночного видения, но также, как принято сейчас говорить у профессионалов, дополнительный «обвес».

    Чуть дальше на стенде, имитирующем бронеавтомобиль, посетителям демонстрировали гранатомет АГС-30.

    «Тридцатка» – уникальный автоматический гранатомет. В мире нет аналогичных изделий, которые могут транспортироваться со станком одним бойцом. А в нашей экспозиции вы видите, что АГС-30 легко ставится на автомобиль, но при тактической необходимости запросто снимается с машины и используется на станке», – объяснил Юрий Амелин.

    Рядом с АГС-30 расположилась «рабочая лошадка» спецназовцев МВД, ФСБ и Минобороны – 43-мм гранатомет ГМ-94, хорошо знакомый по кадрам антитеррористических операций в Северо-Кавказском регионе. Благодаря высокому могуществу боеприпасов и их разнообразной номенклатуре магазинный гранатомет превратился в «карманную» артиллерию спецподразделений.

    Не только многие посетители, но также специалисты и военные не удержались от соблазна взять в руки 9-мм пистолет-пулемет ПП-2000, стоящий сейчас на вооружении как правоохранительных органов, так и различных подразделений специального назначения.

    «Наш ПП-2000 был официально испытан в качестве индивидуального вооружения для экипажей танков, различных боевых машин, водителей, связистов и т. д. По результатам испытаний этот пистолет-пулемет рекомендован к принятию на вооружение Министерства обороны. Можно сказать, что ПП-2000 – это российский аналог иностранных образцов вооружения, относящихся к категории PDW – Personal Defense Weapon. Наподобие, к примеру, широко известного сейчас немецкого МР-7», – дал свой комментарий представитель КБП Амелин.

    Приятно лежащий в руке ПП-2000 весит всего 1,4 килограмма. «На ПП-2000 крепятся коллиматорные прицелы, лазерные целеуказатели, есть переходник под тактические фонари. Важно, что наш пистолет-пулемет за счет относительно небольшого темпа стрельбы – 600–800 выстрелов минуту – легко держать в руках и вести прицельный огонь. А возьмем, к примеру, американский «Ингрэм». Его из-за высокого темпа стрельбы очень сложно удержать в руках, не говоря уже о точности и кучности автоматического огня. Конструкторам этого пистолета-пулемета пришлось даже придумывать так называемую ременную петлю, чтобы можно было хоть как-то вести прицельный огонь», – подытожил Юрий Амелин.

    Экспозиция Тульского оружейного завода также была достаточно интересной. Ведь сегодняшняя продукция легендарного ТОЗ – это уникальные бесшумные снайперская винтовка ВВС «Винторез» и автомат АС «Вал».

    «Наше предприятие обеспечено заказами в рамках ГОЗ. Сейчас совместно с разработчиком АС и ВСС – климовским ЦНИИТОЧМАШ, а также пользователями этих систем – сотрудниками и бойцами спецподразделений мы начали обширную программу по модернизации», – рассказал представитель Тульского оружейного завода на выставке «Технологии в машиностроении» Владимир Карабин.

    Собеседник отметил, что модернизированные ВВС и АС получат не только планки Пикатинни и Виверы для крепления всевозможного обвеса, но и новые приклады плюс магазины из прозрачного пластика, благодаря чему стрелок всегда сможет контролировать расход боеприпасов.

    От турбины до Терминатора

    Продукция челябинского СКБ «Турбина», тоже входящего в холдинг «Высокоточные комплексы», не столь хорошо известна и редко получает освещение в средствах массовой информации. Между тем без выпускаемых «Турбиной» энергоагрегатов не обходятся многие современные боевые системы, в частности ОТРК «Искандер» и даже новейшие зенитные ракетные комплексы среднего радиуса действия С-350 «Витязь», как и большинство других.

    «Наши агрегаты позволяют осуществлять электроснабжение систем без включения основных двигателей. У нас широкая линейка продукции. По желанию заказчиков энергоагрегаты нашей разработки могут быть полностью автономными», – проинформировал генеральный директор СКБ «Турбина» Алексей Адаев. По его словам, сейчас предприятие пытается освоить новое направление – малогабаритные турбореактивные двигатели.

    «На базе наших энергоагрегатов разработана концепция малогабаритных турбореактивных двигателей. Сейчас макеты изделий проходят стендовые испытания для снятия и подтверждения параметров. Подходят наши двигатели для любых малогабаритных летательных аппаратов. Включая БЛА или, как их сейчас называют, дроны. Со следующего года мы планируем перейти к полномасштабной опытно-конструкторской работе», – уточнил Алексей Адаев. Макет перспективного малогабаритного турбореактивного двигателя можно было не только посмотреть, но и потрогать на стенде СКБ «Турбина».

    Но, пожалуй, самые удивительные изделия представил Ковровский электромеханический завод, известный как производитель различных гидравлических платформ и многофункциональных погрузчиков. На экспозиционной площадке КЭМЗ бодро катались дистанционно управляемые роботы, предназначенные для работ в условиях повышенной опасности. Сейчас такие устройства для проведения саперных работ активно заказывают взрывотехнические подразделения Федеральной службы безопасности. Изучают изделия ковровских машиностроителей и в Минобороны России.

    В зависимости от требования заказчика роботы могут быть на колесном или гусеничном шасси. Изделия управляются дистанционно – по кабельному и радиоканалу. По словам представителей КЭМЗ, сигнала хватает на полтора – три километра. А возможности манипуляторов роботов-саперов позволяют выполнять очень сложные движения.

    Но самый удивительный «живой» аппарат, представленный Ковровским электромеханическим заводом, – это АНТ-1000Р. Футуристическая машина, напоминающая своим видом «охотников-убийц» из голливудской франшизы «Терминатор», создана на базе обычного погрузчика, где рабочее место оператора заняли дистанционные системы управления, видеокамеры и другие электронные системы. Такой робот, оборудованный специальными рабочими инструментами, используется для так называемых гуманитарных операций.

    Стоит отметить, что заслуженной популярностью пользуется и гражданская продукция КЭМЗ.

    Экспозиция холдинга «Высокоточные комплексы» стала поистине жемчужиной нынешней выставки «Технологии в машиностроении». Уникальные разработки, прекрасные серийные образцы не только вооружения и военной техники, но и гражданской продукции привлекли пристальное внимание как специалистов, так и средств массовой информации, самой широкой общественности. Будем надеяться, что в 2016 году мы увидим не только новые прорывные прототипы, но и готовые серийные изделия, созвучные времени и даже опережающие его.


    0 0

    Тульские оружейники достойно продолжают дело своих легендарных предшественников

    19 сентября в очередной раз пройдет малоизвестный широкой общественности и тем не менее отмечающийся во всех «оружейных» КБ и на заводах-производителях праздник – День оружейника.

    19 сентября в очередной раз пройдет малоизвестный широкой общественности и тем не менее отмечающийся во всех «оружейных» КБ и на заводах-производителях праздник – День оружейника.

    На фоне сообщений о закупках новейших зенитных ракетных комплексов, испытаниях межконтинентальных баллистических ракет, поступлении в авиационные полки ВВС России сверхсовременных истребителей-бомбардировщиков тема стрелкового оружия как-то отходит на второй план. Неудивительно, что среди наших обывателей бытует такое мнение, что на этом направлении у России не так уж и много достижений.

    Большинство образцов современного тульского оружия прошло крещение огнем в первой и второй чеченских войнах, в контртеррористической операции на Северном Кавказе

    Если провести блицопрос, то максимум, что вспомнят простые граждане, не являющиеся специалистами, это выбор Вооруженных Сил РФ между новейшим автоматом АК-12 и его конкурентом АЕК да не прекращающиеся споры о том, будто в стране до сих пор не налажено производство «тактического обвеса» – передних рукояток для удержания оружия, специально закрепленных на нем фонарей, лазерных целеуказателей и т. д. Даже прошедшая в этом году презентация уникального двухсредового автомата АДС, способного одинаково эффективно поражать противника как на суше, так и под водой, разработки тульских оружейников из Конструкторского бюро приборостроения (КБП) нашла отклик в основном только в специализированных изданиях.

    В то же время современные российские производители стрелкового оружия, в частности входящие в холдинг «Высокоточные комплексы» Тульский оружейный завод (ТОЗ) и КБП, представляют весьма широкую линейку продукции, причем не только для российских силовых ведомств, но и для иностранных покупателей.

    Тульские мастера уже сейчас производят разнообразную номенклатуру стрелкового вооружения, начиная от уникальных автоматов специальных АС, снайперских винтовок ВСС и заканчивая гранатометами ГМ-94, АГС-30 и пистолетами-пулеметами ПП-2000. Есть в перечне производимой продукции системы, во многом не имеющие аналогов в мире. Помимо уже упомянутых 9-мм автомата специального АС и винтовки снайперской ВСС, это, например, крупнокалиберный бесшумный снайперский комплекс «Выхлоп».

    Стоит отметить, что вся продукция тульских оружейников максимально учитывает пожелания заказчиков. В частности, на предлагаемых образцах в обязательном порядке монтируются ставшие сейчас неотъемлемым элементом современного стрелкового оружия так называемые планки «Виверы» и «Пикатинни» – переходники для быстрой установки и съема со «ствола» дополнительного навесного оборудования. При необходимости – для облегчения стрелку контроля оставшегося количества патронов – обоймы и магазины делаются из прозрачного пластика. Помимо этого выпускаются и новые эргономичные приклады, так называемые пистолетные ручки, и т. д.

    Еще более важно, что большинство образцов оружия ТОЗ и КБП уже прошло крещение огнем не только в первой и второй чеченских войнах, но и в ходе продолжающейся в некоторых регионах Северного Кавказа контртеррористической операции.

    Девять миллиметров бесшумной смерти

    Выпускающиеся на Тульском оружейном заводе автомат специальный – АС «Вал» и винтовка снайперская специальная – ВСС «Винторез», использующие специальные патроны калибра девять миллиметров, несмотря на свой возраст, пользуются заслуженной любовью и уважением не только бойцов спецподразделений правоохранительных органов, военнослужащих спецназа ГРУ, но и обычных войсковых разведчиков.

    Ствол, с которым идут в разведку
    Коллаж Андрея Седых

    Благодаря использованию специальных патронов СП-5 и СП-6 и, как принято сейчас говорить, интегрированного глушителя АС и ВСС не только стреляют практически бесшумно, но и способны пробить элементы индивидуальной бронезащиты противника, соответствующие 3-му классу согласно российскому ГОСТу, в частности бронежилеты и защитные шлемы, на дальности до 400 метров.

    Как рассказал обозревателю газеты «Военно-промышленный курьер» офицер-разведчик Воздушно-десантных войск, когда в 1993 году в подмосковной Кубинке формировали 45-й отдельный разведполк ВДВ, то сразу найти ВСС и АС для этой уникальной воинской части не получалось.

    «Они в основном были в бригадах спецназа ГРУ и то в очень ограниченном количестве, а зная о возможностях этих бесшумных «стволов», делиться никто не хотел. Но в бригаде специального назначения вооруженных сил Белоруссии, базирующейся еще с советских времен в Марьиной Горке, имелись и АС, и ВСС. В СССР она считалась одной из лучших бригад, и ее командование знало цену этим системам. Однако у белорусов не было патронов СП-5 и СП-6 и их поставка не предвиделась. Поэтому хоть и со скрипом, они все же поменяли российскому ГРАУ АС и ВСС на другие образцы стрелкового оружия», – вспоминает собеседник.

    Разведчик также отметил, что именно АС и ВСС обеспечили высокую эффективность 45-му орп и бойцам спецподразделений ФСБ при штурме Грозного зимой 1994–1995 годов.

    «Мы тогда стояли на консервном заводе в Грозном. Снайперы боевиков нас постоянно донимали, особенно ночью. Я за пару суток пять бойцов убитыми и ранеными потерял. Когда появились десантники с приборами ночного видения и бесшумными «снайперками», мы сразу вздохнули спокойно, – рассказал обозревателю «Военно-промышленного курьера» высокопоставленный представитель Минобороны, бывший в то время командиром мотострелкового взвода.

    Но все же прошло больше 20 лет, и какими бы чудесными ни были АС и ВСС, их надо модернизировать.

    «В середине 2000-х мы пытались как-то самостоятельно установить на ВСС и АС новые прицелы. Скажем, штатный ПСО-1 сейчас, если честно, анахронизм. Но если для автоматов Калашникова можно много чего заказать за рубежом, то для «Валов» и «Винторезов» из-за их секретности такой возможности нет. Вот мы и придумывали, как установить планки «Пикатинни» и «Виверы», ЛЦУ и даже тактические фонари. Самостоятельно сверлили, крепили переходники и т. д. Оружие отличное, но надо, чтобы оно соответствовало современным требованиям по «обвесу», – объясняет офицер одного из отрядов специального назначения МВД.

    В настоящее время эти проблемы во многом решены. Так, по словам руководства Тульского оружейного завода, сейчас совместно с разработчиком «Вала» и «Винтореза» – климовским ЦНИИТОЧМАШем активно ведутся работы по усовершенствованию АС и ВВС.

    И скоро бесшумный автомат и снайперская винтовка будут представлены с установленными планками «Пикатинни» и «Виверы», благодаря чему появится возможность крепить не только современные снайперские, но и коллиматорные и голографические прицелы, к которым дополнительно можно поставить еще и так называемые увеличители. Примечательно, что речь идет не только о популярных у бойцов спецподразделений иностранных Aimpoint и Eotech, но и о прицелах отечественной разработки. А привычные пластиковые магазины заменят прозрачными, позволяющими контролировать расход боеприпасов.

    «Если честно, сейчас у нас появились неплохие прицелы ночного видения, поэтому для операций в темное время суток нам бы хотелось получить не новые разработки, а ЛЦУ, чей луч виден в ПНВ. Мы в свое время самостоятельно крепили целеуказатели на наши «Валы», но это было кустарно», – делился с обозревателем «ВПК» впечатлениями офицер-спецназовец.

    Теперь благодаря ТОЗ проблемы будут решены и уникальные бесшумные автоматы и снайперские винтовки станут максимально отвечать требованиям таких взыскательных заказчиков, как бойцы и офицеры спецназа, разведчики.

    Крупнокалиберный шепот

    На прошедшей в августе нынешнего года в подмосковном Жуковском выставке «Технологии в машиностроении» в экспозиции другого тульского предприятия – Конструкторского бюро приборостроения можно было увидеть футуристического вида крупнокалиберную снайперскую винтовку с непривычно толстым из-за установленного интегрированного глушителя стволом.

    Снайперский комплекс «Выхлоп» калибра 12,7 миллиметра, разработанный тульскими оружейниками для легендарного Центра специального назначения ФСБ России, уже несколько лет как занял место в арсеналах подразделений спецназа и других силовых ведомств.

    На дальности до 600 метров «Выхлоп» справится и с противником в средствах индивидуальной защиты, и с автомобилем. Даже пробьет, если надо, кирпичную стенку, и это при исходном звуке выстрела больше 120 децибел. Достигаются такие уникальные показатели не только за счет использования интегрированного глушителя. Главное ноу-хау «Выхлопа» – дозвуковые крупнокалиберные специальные патроны семейства СЦ-130. Тяжелые пули этих патронов (от 59 до 76 граммов в зависимости от модели) с высоким баллистическим коэффициентом пробивают индивидуальные средства бронезащиты, соответствующие 5-му классу согласно российскому ГОСТу.

    Примечательно, что за счет использования схемы «булл-пап», когда магазин находится за спусковым крючком и ударным механизмом, «Выхлоп» получился достаточно компактным, длиной чуть более одного метра и весом около семи килограммов, что весьма неплохо для крупнокалиберной снайперской винтовки. Такие показатели обеспечивают высокую подвижность снайперу и возможность разместиться в довольно небольших помещениях. Это особенно важно при проведении контртеррористических операций, когда найти удобное место для длинной винтовки, чтобы не демаскировать позицию, очень сложно, а иногда и вообще невозможно.

    На представленном в Жуковском обновленном «Выхлопе» в зависимости от желания заказчика можно легко смонтировать различные снайперские прицелы, не только дневные, но и ночные. Это действительно не просто винтовка, а снайперский комплекс, в комплект поставки которого могут входить как разные прицелы, так и дальномеры, баллистические вычислители и даже, если у заказчика есть необходимость, метеостанции.

    Малоизвестный широкой общественности магазинный гранатомет ГМ-94 уже несколько лет как стал незаменимым помощником бойцов спецподразделений

    В линейке продукции КБП присутствует и непривычного вида гранатомет, немного напоминающий большой помповый гражданский дробовик. Это 43-мм магазинный гранатомет ГМ-94. Малоизвестный широкой общественности ГМ-94 уже несколько лет как стал незаменимым помощником бойцов спецподразделений правоохранительных органов. Если вглядеться в видеохронику контртеррористических действий на Северном Кавказе или внимательно присмотреться к телевизионным сюжетам, посвященным учениям различных подразделений специального назначения, то «большой дробовик» (на сленге бойцов) очень часто появляется в кадрах.

    «Дробовик» незаменим при штурме зданий. Он компактный, закинул за спину и пошел в помещение. В любой момент достал и применил. Ведь ГМ-94 весит почти как калашников, но при этом гораздо компактнее», – дал оценку гранатомету сотрудник отряда специального назначения МВД России.

    С действующими бойцами сложно не согласиться, ведь даже с выдвинутым прикладом ГМ-94 чуть длиннее 80 сантиметров, а весит немногим больше пяти килограммов. Это с боекомплектом из трех гранат, которые могут быть как дымовыми, светошумовыми, так и термобарическими.

    «По наставлению рекомендуется стрелять с откинутым прикладом. Так граната летит точнее и отдача слабее. Но мы уже научились и с убранным прикладом стрелять. Конечно, это тяжеловато, но так удобнее, когда у тебя «дробовик» за спиной и надо его срочно достать, чтобы закинуть гранату в помещение. Спасибо конструкторам, что даже без приклада с ГМ-94 удобно стрелять и сохраняется хорошая точность», – пояснил сотрудник спецподразделения.

    Стоит отметить, что единственное нарекание у бойцов к ГМ-94 – боекомплект всего в три выстрела. Но с другой стороны, некоторые из опрошенных обозревателем «ВПК» сотрудников согласны лишний раз перезарядить гранатомет, лишь бы он оставался таким же компактным.

    «В ГМ-94 – 43-мм граната, она не столько места занимает в подсумках. Да особо много их и не надо. Это же не автомат и тем более не пулемет. Если используешь термобарические гранаты, обычно хватает одного, редко двух выстрелов, чтобы «успокоить» сопротивляющихся. Можно еще одну дымовую гранату сверху закинуть, чтобы спокойно зайти в помещение», – поделился опытом представитель МВД.

    По популярности с ГМ-94 может сравниться только одно изделие тульских оружейников из КБП – пистолет-пулемет ПП-2000. «Мы используем его у «щитовиков» (бойцов, идущих за специальным пуленепробиваемым щитом). Ну и как вооружение второго номера снайперской пары, – заметил в разговоре с обозревателем «Военно-промышленного курьера» сотрудник спецподразделения МВД. – Очень компактный пистолет-пулемет. Ведь щит сам по себе нелегкое изделие, а его еще надо нести – так, чтобы своих товарищей прикрыть. Но ПП-2000 такой легкий и компактный, что нет проблем его достать и поразить цель. И главное, когда стреляешь, он в руках не скачет. Очень маленькая отдача и, хоть он и совсем компактный, ствол не подбрасывает вверх при выстреле».

    Сейчас ПП-2000 поставляется в правоохранительные органы уже с коллиматорными прицелами, планками «Пикатинни» и «Виверы». Также в комплекте есть переходники – для установки не только ЛЦУ, но и тактического фонаря.

    ПП-2000 занял свое место в арсенале структур МВД и внутренних войск, а сейчас тульским пистолетом-пулеметом заинтересовались и в Минобороны.

    «На Западе очень популярен немецкий МР-7 фирмы «Хеклер унд Кох», разработанный в рамках нового класса стрелкового оружия «Персональное оружие самообороны» (Personal Defense Weapon – PDW). По идее таким оружием должны вооружать бойцов, которым штурмовая винтовка или автомат не слишком нужны согласно их военно-учетной специальности. Это связисты, танкисты, расчеты комплексов ПВО и т. д. Им нужно компактное стрелковое оружие, но достаточно мощное, чтобы отбиться от противника в случае необходимости», – сказал представитель одного из заказывающих управлений Минобороны. По словам собеседника, сейчас российские военные тоже озаботились разработкой подобного вооружения и рассматривают как один из вариантов тульский пистолет-пулемет ПП-2000.

    «Немецкий МР-7 всем хорош, но нас смущают его уникальные патроны калибра 4,6 миллиметра. Да, они компактные, пули отличаются высокой бронепробиваемостью. Но речь идет о довольно массовом оружии, а не о штучных образцах для спецназа. А если вносить новую и достаточно уникальную номенклатуру боеприпасов в войска, это надо делать запасы, менять эшелонирование уже существующих и т. д. Важно учитывать и вопрос цены. Чем уникальнее патрон, тем меньше количество выпущенных штук, соответственно он дороже. Слишком много проблем. Поэтому тульский ПП-2000, на мой взгляд, – хороший выбор», – высказал мнение представитель Минобороны.

    Примечательно: несмотря на то, что армия США в целом осталась довольна МР-7, на вооружении экипажей танков, расчетов ЗРС «Пэтриот» и т. д. стоят либо штатные карабины М-4, благо, они достаточно компактные, либо иногда пистолеты-пулеметы М-3 «Масленка» времен Второй мировой войны. А МР-7 занял узкую нишу в системе вооружения американских спецподразделений командования JSOC – «Дельты» и DEVGRU.

    Тульские оружейники – ТОЗ и КБП, входящие в холдинг «Высокоточные комплексы», продолжают традиции своих легендарных земляков – Макарова, Шипунова, Токарева, Стечкина, Коробова, Грязева, чьи имена навечно вошли в историю мировой конструкторской мысли.

    Выше были перечислены только отдельные образцы изделий. А ведь в Туле выпускаются и уникальные специальные револьверы, и автоматические гранатометы, и многое другое. Стоящие на вооружении изделия продолжают совершенствоваться. В войска поступают не только новые образцы стрелкового оружия, но и уникальные семейства патронов и гранат.

    В предстоящий профессиональный праздник хочется пожелать нашим оружейникам не останавливаться на достигнутом, продолжать создавать уникальные, не имеющие аналогов смертоносные для врага изделия. «Высокоточным комплексам», ТОЗ и КБП их трудовой историей и самой судьбой назначено крепить славу российского оружия!


    0 0

    Адаптация поточно-конвейерных принципов к местным условиям продолжалась вплоть до конца 30-х годов

    В годы Великой Отечественной войны среди всех танковых заводов СССР наивысшую производительность показали расположившийся в цехах довоенного Уралвагонзавода Уральский танковый завод № 183 (25 266 средних танков Т-34 к концу мая 1945-го), Горьковский автомобильный завод (17 333 легких танка и САУ) и Челябинский Кировский, он же Челябинский тракторный завод (16 832 тяжелых и средних танка и тяжелых САУ). Совместно это составило более 62 процентов всей гусеничной бронетехники. ГАЗ, кроме того, выпустил 8174 бронеавтомобиля или 91 процент машин данного типа.

    В годы Великой Отечественной войны среди всех танковых заводов СССР наивысшую производительность показали расположившийся в цехах довоенного Уралвагонзавода Уральский танковый завод № 183 (25 266 средних танков Т-34 к концу мая 1945-го), Горьковский автомобильный завод (17 333 легких танка и САУ) и Челябинский Кировский, он же Челябинский тракторный завод (16 832 тяжелых и средних танка и тяжелых САУ). Совместно это составило более 62 процентов всей гусеничной бронетехники. ГАЗ, кроме того, выпустил 8174 бронеавтомобиля или 91 процент машин данного типа.

    При явном различии первоначального назначения вагоностроительного, автомобильного и тракторного заводов все они имели две очень важные общие черты. Во-первых, производственный процесс на них изначально организовывался в соответствии с наиболее прогрессивным для машиностроения первой половины ХХ века поточно-конвейерным принципом. Во-вторых, указанные заводы были спроектированы и построены по образцу лучших американских предприятий, причем с самым активным участием заокеанских специалистов.

    Мнимая реальность…

    Как часто случается, вокруг этих реальных событий незамедлительно возникли ложные выводы, а затем и мифы. Уже в начале «сталинской индустриализации» и в СССР, и за рубежом новые автотракторные заводы рассматривались как предприятия двойного назначения, рассчитанные на выпуск и гражданской, и военной техники. Так, посетивший в 1931 году строительную площадку ЧТЗ американский журналист Г. Р. Кникербокер в своей книге «Угроза красной торговли» написал: «Стоя посредине быстро растущих к небу стен самой большой тракторной фабрики мира, невольно вспоминаешь фразу из «Известий», официального органа советского правительства: «Производства танков и тракторов имеют между собой очень много общего…» По твердому убеждению большевистских пессимистов, строящаяся сейчас тракторная фабрика в Челябинске может почти моментально быть переориентирована на военные цели для отражения ожидаемого нападения капиталистического мира. Планируемый выпуск 50 000 штук десятитонных 60-сильных гусеничных тракторов в год, очень сильно напоминающих танки, означает, что речь идет о производстве «одного из типов танков».

    Санкционный настрой Северо-Американских Соединенных Штатов против СССР на рубеже 20–30-х годов был куда острее современного

    Высказывание иностранного журналиста подтверждают и некоторые советские документы. Известно, что уже осенью 1930 года, когда на «Челябтракторострое» едва виднелись фундаменты будущих корпусов, в столицу Южного Урала были высланы для ознакомления и предполагаемого производства в военное время чертежи разработанного в Харькове среднего танка Т-24. В мае 1931-го на заседании комиссии по танкостроению под председательством М. Н. Тухачевского в отношении ЧТЗ было указано: «Производственная мощность, могущая быть выделенной для танкостроения по Челябинскому тракторному заводу в количестве 20 000 тракторов, может быть использована для организации второй производственной базы по среднему танку на 8000 шт. в год войны и на производство транспортера пехоты в количестве 10 000 шт. в год войны начиная с весны 1933 года». Тип танка здесь не указан, поскольку от Т-24 уже успели отказаться, а замена еще только проектировалась. Позднее, в конце 1934-го мобилизационной машиной для ЧТЗ был объявлен средний колесно-гусеничный танк Т-29, весной 1935 года даже начали готовиться к выпуску трех опытных машин типа Т-29-5.

    При этом ЧТЗ не был исключением. Еще один новый тракторный завод – Сталинградский в середине 30-х годов всерьез готовился к производству легких танков Т-26.

    Из приведенных выше и множества других подобных фактов ряд современных историков определенной направленности сделали далеко идущие выводы. Вот что пишет, к примеру, один из активных сторонников небезызвестного В. Резуна-Суворова Дмитрий Хмельницкий: «Очень уж велика вероятность того, что не сторгуйся Кан со Сталиным в 1929 году и не спроектируй он вождю крупнейшие в мире танковые заводы, то, может, и не хватило бы у Сталина решимости заключить в 1939-м пакт с Гитлером, чтобы совместно начать мировую войну за передел мира».

    Отсюда же проистекает и нынешняя прямолинейная логика западных санкций против России. Руководство США и ЕС уверено в том, что отказ в поставках современных технологий вызовет быстрое и эффективное воздействие на отечественную промышленность.

    …И реальность факта

    Более внимательное обращение к историческим фактам доказывает, что изначальные расчеты советского руководства и современные идеологизированные выводы из них весьма далеки от действительности. Нет смысла отрицать американскую роль во внедрении в СССР архипередовых для 30-х годов методов поточно-конвейерного производства на вновь построенных автотракторных и вагоностроительном заводах. Но вот только сами они вплоть до начала 1940-го внесли практически незаметный вклад в создание советской бронетанковой мощи.

    Урок первый: заимствование как творчество
    Коллаж Андрея Седых

    Напомним, что в 1932 году для организации серийного производства современных по тем временам танков, спроектированных на основе американского и британских прототипов (соответственно БТ, Т-26 и плавающих Т-37А и Т-38), была учреждена первая организационная форма танковой промышленности в виде Всесоюзного треста специального машиностроения. В 1937–1939 годах объединение претерпело несколько реформаций, что не имеет в данном случае большого значения, поскольку состав основных танковых предприятий не менялся.

    Итак, легкие танки сопровождения пехоты типа Т-26 выпускались Ленинградским заводом имени Ворошилова (позднее – № 174), то есть выделенной в самостоятельное предприятие танковой частью завода «Большевик», он же в прошлом Обуховский.

    Танкетки Т-27, плавающие танки Т-37А, Т-38 и легкие частично бронированные тягачи Т-20 собирались в Москве на заводе № 37 – ранее 2-м автозаводе Всесоюзного автотракторного объединения.

    Скоростные колесно-гусеничные танки серии БТ и тяжелые танки прорыва Т-35 производил Харьковский паровозостроительный завод имени Коминтерна (№ 183).

    Все перечисленные предприятия при вхождении в «Спецмаштрест» освобождались от большей части иных заданий и имели возможность сосредоточить свои силы на танкостроении. Но что любопытно: и Ленинградский, и Харьковский, и Московский заводы имели квалифицированный коллектив, получали новое импортное оборудование, хотя в силу исторически сложившейся в конце XIX или в первые десятилетия ХХ века структуры и планировки не могли полноценно применять поточно-конвейерные методы производства. То же самое можно сказать и о несостоявшем в «Спецмаштресте» производителе средних танков Т-28, то есть о Кировском (бывшем Путиловском) заводе.

    Возникает закономерный вопрос: почему же в «Спецмаштрест» не были включены новейшие заводы, которые в первой половине 30-х годов либо уже действовали, либо готовились к пуску?

    Ответ очевиден: иностранцы спроектировали именно то, что значилось в спецификации: тракторные заводы, пригодные для выпуска мирной продукции либо в лучшем случае изделий двойного назначения вроде гусеничных тягачей.

    Правда, в самом начале 30-х годов в программах оснащения Красной армии значились также «танки второго эшелона сопровождения пехоты», представлявшие собой одетые в броню и вооруженные гражданские гусеничные машины. В 1931-м Опытному конструкторскому бюро Управления механизации и моторизации Красной армии было поручено спроектировать две такие машины: одну на базе уже освоенного на Харьковском паровозостроительном заводе трактора «Коммунар» и вторую на основе американского 60-сильного трактора «Катерпиллер» – прототипа челябинского С-60. Оба бронетрактора были построены на московском заводе «МОЖЕРЕЗ» и отправлены на испытания. Несмотря на весьма мощное по тем временам вооружение (76,2-мм штурмовая пушка и четыре пулемета ДТ), военным техника не понравилась. В подвижности, защищенности и удобстве использования оружия она откровенно уступала танкам специальной постройки. Опыты были прекращены как бесперспективные.

    В период самой острой нехватки бронетехники – осенью 1941 года Харьковский и Сталинградский тракторные заводы выпустили небольшую партию (около 90 штук) 45-мм полностью бронированных самоходных установок ХТЗ-16 на базе трактора СТЗ-3. Еще 50 или около того боевых машин типа «НИ» (что означало «На испуг») на базе СТЗ-5 построили в осажденной Одессе. И в первом, и во втором случае речь шла об отчаянных попытках восполнить нехватку нормальной бронетехники.

    Делать же полноценные танки и САУ на поточных и конвейерных линиях тракторных заводов оказалось невозможно – слишком разными были применяемые материалы и требования к конструкции гражданских и боевых гусеничных машин. Это относилось не только к СССР: технологиями поточно-конвейерного производства танков и САУ в 30-х годах не обладала ни одна страна мира. Разумеется, некоторые заделы имелись, особенно во Франции и Великобритании, однако делиться ими никто не собирался. Материалы и технологии массового выпуска танков советским специалистам пришлось создавать самим. Речь об этом пойдет в следующей статье.

    Искусство адаптации

    Второй причиной отстранения новейших заводов от танкостроения была сложность освоения поточно-конвейерных принципов производства и адаптации их к местным условиям. Эта работа продолжалась вплоть до конца 30-х годов.

    Урок первый: заимствование как творчество

    Начнем с того, что санкционный настрой Северо-Американских Соединенных Штатов против СССР на рубеже 20–30-х годов был куда острее современного. Поэтому из-за океана в нашу страну поступала главным образом бумага строительных и технологических проектов. Оборудование же приходилось закупать в более лояльных государствах, в связи с чем и ЧТЗ, и Уралвагонзавод были оснащены станками, печами и устройствами главным образом германского происхождения. Приспособление американских проектов к европейскому и советскому оборудованию более или менее успешно выполнили молодые советские отраслевые технологические институты.

    Другая проблема потребовала несравнимо больших и длительных усилий. «Сердцем» ЧТЗ, ГАЗа, УВЗ и многих других построенных в 30-х годах заводов были сборочные конвейеры, спроектированные по лучшим американским образцам. Однако конвейер – это лишь верхушка айсберга в поточном производстве. Материалы, комплектующие, метизы, различные узлы и детали должны поступать на него с математической точностью по времени и объемам. Малейший сбой – и конвейер нужно либо останавливать, либо выпускать некомплектные изделия, загонять их в отстойники и затем вручную, затрачивая массу сил и средств, оснащать недостающими узлами и деталями.

    Между тем советская экономика хоть и считалась плановой, но по сути своей более заслуживала название «дефицитной». Абсолютная необязательность поставок вызывалась как скверным планированием и межотраслевыми противоречиями, так и элементарной нехваткой наличных мощностей. К остановкам множества предприятий могли привести аварии не только цехов и производств, но даже отдельных станков и агрегатов, существовавших в СССР в единичных экземплярах.

    В США тракторные, автомобильные и вагоностроительные заводы занимались лишь механической обработкой наиболее ответственных деталей и конвейерной сборкой финальных изделий. Фасонное литье, поковки и штамповки, а порой и отдельные узлы производились узкопрофильными заводами, что имело немалые преимущества. Специализация помогала быстрее накапливать производственный опыт и делала более эффективным технологический контроль. Основой дисциплины поставок служили не только совершенная система планирования и строжайшие финансовые санкции, но также наличие избыточных мощностей, за счет которых покрывались любые сбои и непредвиденные ситуации. Кстати сказать, достоинства американской организации отметил в ходе поездки в США в августе – декабре 1936 года и затем пытался пропагандировать (недолго, вплоть до ареста в 1937-м) директор Уралмашзавода Л. С. Владимиров.

    В СССР еще при проектировании новых крупных машиностроительных заводов металлургические ведомства наотрез отказались брать под свое крыло специализированную работу с материалами. Да и в тех случаях, когда таковые отдельные производства создавались (например метизные), о регулярности поставок приходилось только мечтать. Поэтому машиностроители были вынуждены возводить гигантские комбинаты, включавшие в себя не только механообрабатывающие цехи и сборочные конвейеры, но также полный комплект металлургических и заготовительных производств плюс энергетические подразделения для самообеспечения электричеством, паром, сжатым воздухом, кислородом и т. д. Замыкали систему мощные инструментальные и ремонтные подразделения. Таковыми комбинатами являлись и Уралвагонзавод, и ГАЗ, и ЧТЗ, и СТЗ.

    К примеру, на УВЗ помимо цехов сборки вагонных узлов и собственно вагонов к началу 1941 года действовали:

    • чугунолитейный цех колес Гриффина;
    • цех крупного стального литья с мартеновскими печами, формовочными и литейными линиями;
    • цех мелкого стального литья с электросталеплавильными печами, формовочными и литейными линиями;
    • кузнечно-пружинный цех;
    • осепоковочный цех;
    • прессовый цех;
    • заготовительный цех.

     

    И это не считая мощных инструментальных подразделений и многочисленных цехов отделов главного механика и главного энергетика.

    Строительство подобных предприятий и особенно вывод их на проектную мощность требовали неизмеримо более высоких затрат, усилий и времени, нежели отдельных специализированных заводов. Этот процесс не был полностью завершен даже к началу 1941 года. Однако будучи запущенными в действие, комбинаты оказались весьма устойчивыми к внешним воздействиям и жизнеспособными. Это свойство стало спасительным в годы Великой Отечественной войны, когда в результате немецкого вторжения была нарушена ранее существовавшая система межотраслевой кооперации, а вновь созданные на базе Уралвагонзавода или ЧТЗ танковые производства могли рассчитывать главным образом на собственные силы и средства.

    Сергей Устьянцев,
    кандидат исторических наук, научный редактор ОАО «НПК «Уралвагонзавод»

    0 0

    Вывезенные из Германии документы дали старт ракетно-космическим программам США

    70 лет назад, 8 сентября 1944 года в 18 часов 38 минут со стартового стола на полигоне недалеко от Гааги в реве оранжевого пламени ушла в небо 25-тонная ракета Фау-2. Через пять минут три оборванные человеческие жизни в предместьях британской столицы открыли счет убийствам с помощью принципиально нового оружия.

    70 лет назад, 8 сентября 1944 года в 18 часов 38 минут со стартового стола на полигоне недалеко от Гааги в реве оранжевого пламени ушла в небо 25-тонная ракета Фау-2. Через пять минут три оборванные человеческие жизни в предместьях британской столицы открыли счет убийствам с помощью принципиально нового оружия.

    В январе 1945 года герой американского блицкрига в Нормандии, командующий 3-й армией США генерал Джордж Паттон оставил в своем боевом дневнике странную запись: «Мы все еще можем проиграть эту войну». Генерал знал то, что долго оставалось под грифом секретности и стало достоянием гласности только в наши дни. Речь идет об американской разведывательной программе «Страсть», которая изучала материалы, имеющие отношение к немецким разработкам в области авиации и ракетно-ядерного оружия.

    Немецкий истребитель «Дельта», комплексно испытывавшийся в начале 1945 года, во время полетов преодолевал звуковой барьер

    30 лет назад, весной 1984 года заокеанские академики от киноискусства в очередной раз засвидетельствовали триумф Соединенных Штатов в области авиации и космонавтики. Четырежды оскароносный фильм «Парни что надо», продюсером которого выступил легендарный изобретатель Говард Хьюз, рассказывал о жизни летчика Чарльза Йегера. Согласно официальной версии 14 октября 1947 года Хьюз первым в мире превысил скорость звука в управляемом горизонтальном полете на экспериментальном ракетном самолете Bell X-1.

    В отличие от газетчиков близкие к разведывательным кругам американские разработчики новой техники отнеслись к рекорду с будничной сдержанностью. Мировая сенсация не произвела должного впечатления и на научно-технический персонал бывшего рейха, разрабатывавший в рамках секретной программы «Скрепка» баллистическое оружие для Америки. Кому-кому, а немцам о переходе звукового барьера было известно побольше, чем их новым хозяевам.

    Туманная история

    Такого плотного тумана, как в начале весны 1945 года, никто в Южной Баварии не помнил. На земле для наблюдателя все сливалось в единую серо-белесую массу уже через сотню метров. Блуждать в воздухе было вообще бессмысленно да и опасно. Но именно в такое безрадостное утро, рассчитывая лишь на возможное полуденное просветление, экипаж бомбардировщика В-17 «Летающая крепость» кружил над баварскими лесами, тщетно пытаясь отыскать следы последнего нацистского ракетного полигона под кодовым названием «Вереск». Прикрытие истребителями не требовалось: остатки немецкой авиазенитной системы ПВО к тому времени перебросили на Восточный фронт.

    Немецкая страсть Пентагона

    Звук непонятно откуда пришедшей ударной волны экипаж бомбардировщика почувствовал даже через шлемофоны. Через несколько мгновений из облаков вырвалось стремительно приближающееся тело, напоминающее равносторонний треугольник. Сверкнуло пламя, и белый веер истекающих газов порохового двигателя ракеты, которая сегодня классифицируется как «воздух-воздух», начал отсчет последних секунд жизни «Летающей крепости».

    Командир максимально завалил машину на левую плоскость, но не этот маневр, а по всей видимости, несовершенство взрывателя ракеты спасло американцев. Грохот пролетевшего мимо с фантастической скоростью чудо-тела совпал с разрывом неизвестной боевой части, осколки которой иссекли оба правых двигателя бомбардировщика.

    В-17 с разбитым хвостовым стабилизатором, нещадно чадя, дотянул на двух моторах до аэродрома армии союзников. 11 членов экипажа долгое время после этого не могли выйти из состояния глубокой депрессии, и ни изрядные порции «Белой лошади», ни угрозы спецов из военной разведки, ни задушевные беседы фронтовых капелланов так и не помогли им ответить на вопрос: кто и главное – чем атаковал самолет?

    Несущее крыло Люфтваффе

    Американцы никогда бы не решились инициировать в марте 1946 года программу «Скрепка» по привлечению к сотрудничеству бывших нацистских ученых и конструкторов новой техники, если бы не были уверены в том, что у немцев имеются уже готовые или находящиеся на последней стадии создания образцы вооружений, о которых победители и понятия не имели.

    Изучением в конечный период Второй мировой военно-технического потенциала Германии, в частности его аэрокосмической составляющей, разведка США занималась по сверхсекретной программе «Страсть». Только в первые три месяца 1945 года на территорию Соединенных Штатов из захваченных в Германии лабораторий и заводов было вывезено 110 тысяч тонн научной документации. Ее изучение показало, что немцы реально подошли к массовому производству авиационной техники, неизвестной ни советским, ни западным разработчикам.

    Вывезли американцы и готовые образцы воздушных летательных аппаратов. В распоряжении специалистов оказался аппарат концерна «Фокке-Вульф», который назывался «Трибфлюгель», что буквально переводится как «Несущее крыло». Этот самолет с вертикальным взлетом и посадкой мог обходиться без стандартных, в массе своей уже уничтоженных аэродромов.

    Машина представляла собой три вращающихся крыла вокруг центрального планера. Каждая плоскость была снабжена прямоточными воздушно-реактивным двигателями (ПВРД), которые запускались после достижения самолетом определенной скорости при помощи реактивных двигателей.

    В документах американской разведки указывается, что вертикальная скорость «Трибфлюгеля» составляла около 124 километров в час. Крейсерский полет на средних высотах на максимальную дальность 640 километров мог проходить примерно при 1000 километров в час. По итогам испытаний машина выдавала около 800 километров в час на высоте 11 километров.

    Однако наибольший интерес у американцев вызвали подробные чертежи самолета «Дельта», выполненного по схеме «несущее крыло» немецкого конструктора, специалиста по ПВРД Александра Липпиша. Самолет разрабатывался с мая 1944 года и фактически был готов в начале 1945-го. Согласно документам программы «Страсть» немцы впервые успешно испытали «Дельту» с комплектом вооружения ранней весной 1945 года где-то в Южной Баварии.

    Исследуя захваченные документы, союзники выяснили, что этот реактивный истребитель создавался с использованием техники, предусматривающей снижение демаскирующих признаков, в частности уменьшение радиолокационного отражения. Иными словами, он был невидим для радаров. Благодаря уникальной конструкции камер сгорания двигателей «Дельта» могла развивать скорость до 2100 километров в час. Из немецких источников следует, что истребитель комплексно испытывался в начале 1945 года и во время полетов действительно преодолевал звуковой барьер.

    Приглядитесь к современным американским самолетам, например бомбардировщику В-2, выполненному по схеме «летающее крыло» со стелс-технологией, и сравните его с хранящимся в архивах изображением немецкой «Дельты». Кажется, что чертежные доски разработчиков обеих машин стояли рядом.

    Американцы с предельным вниманием отнеслись к тоннам ценнейшей трофейной информации. Лучшие умы Германии прочно осели в научно-технических центрах США. Доктора Липпиша, разработавшего реактивные двигатели для «Дельты», признали непререкаемым авторитетом в области сверхзвукового полета на базе ВВС в Райт Паттерсоне (штат Огайо). В компании легендарного немецкого, а затем и американского законодателя ракетно-космической моды Вернера фон Брауна Александр Липпиш разрабатывал проект орбитальной станции как носителя ядерного оружия для бомбардировки наземных целей.

    Транзисторы от фюрера

    Передовое вооружение, а именно такими образцами мог располагать вермахт в конце войны, немыслимо без надежных моторов и элементной базы. Александр Липпиш первым на практике доказал преимущества ПВРД перед обычным воздушно-реактивным двигателем в деле сверхзвуковых полетов.

    Запатентованный еще в 1913 году ПВРД затем был признан неперспективным для авиации, поскольку в отличие, скажем, от турбореактивных воздушных собратьев он может функционировать лишь при достижении летательным аппаратом определенной скорости. Иными словами, для ПВРД нужен «толкач» в виде ракетного жидкостного или твердотопливного двигателя (либо турбореактивного). Но для сверхзвукового полета использование ПВРД имеет принципиальное значение. Особенно если речь идет о крылатых ракетах и воздушно-космических самолетах – основном стратегическом ядерном и высокоточном оружии нынешнего столетия. Как видим, немцы пришли к такому выводу и воплотили идею в металл еще в середине 40-х годов прошлого века.

    Если говорить о боевом ракетостроении, то принципиальным в данном случае является наличие системы наведения, особенно на конечном участке полета, которая предполагает элементную базу, создаваемую с максимальной миниатюризацией. Этим вопросом в Третьем рейхе по линии СС занимался обергруппенфюрер Ганс Каммлер. В частности, согласно разведданным, полученным по программе «Страсть», его подчиненным удалось создать телевизионные головки самонаведения для немецких межконтинентальных ракет, предназначенных для атаки континентальной части США.

    ТV-камеры немцы использовали еще в 1936 году, транслируя спортивные соревнования на берлинской Олимпиаде. Однако они были слишком громоздки для ракетостроения. Камера телеоператора больше всего напоминала торпеду. Но уже к концу войны соответствующая аппаратура сократилась в размерах до коробки из-под обуви. Это можно считать ясным свидетельством того, что производство полупроводников у немцев вышло на поток. Кстати, полупроводниковые технологии привели их к практическому созданию транзистора еще в 1940 году, а с 1941-го в войска начали поступать миниатюрные радиоприемники с питанием от батареек.

    История не позволила осуществиться самым страшным планам гитлеровской тотальной войны. Однако прочитаны еще не все тайные страницы, связанные с передовыми военно-техническими разработками нацистской Германии. Военный, экономический и политический крах гитлеризма, бросившего вызов мировой цивилизации, был неминуем, но реализация нацистской Германией программы ракетно-ядерного оружия или запуск хотя бы в малой серии «Дельты» могли бы сделать сценарий конца войны совсем иным.


    0 0

    Российский боеприпасный Концерн «Технологии машиностроения» громко заявил о себе на специализированной выставке и демонстрационных стрельбах, проведенных для военных атташе

    В конце сентября на полигоне научно-производственного объединения «Базальт» в подмосковном Красноармейске прошло уникальное мероприятие, своего рода презентация для внешнего рынка созданного Корпорацией Ростех в 2011 году Концерна «Техмаш», который возглавляет Сергей Русаков. Холдинговая компания объединила свыше 50 организаций, занятых разработкой и производством боеприпасов и изделий спецхимии.

    В конце сентября на полигоне научно-производственного объединения «Базальт» в подмосковном Красноармейске прошло уникальное мероприятие, своего рода презентация для внешнего рынка созданного Корпорацией Ростех в 2011 году Концерна «Техмаш», который возглавляет Сергей Русаков. Холдинговая компания объединила свыше 50 организаций, занятых разработкой и производством боеприпасов и изделий спецхимии.

    Научно-производственные объединения и предприятия, входящие в Концерн, не только показали свою продукцию, но и провели показательные стрельбы для военных атташе более чем из двадцати стран мира.

    Это должно впечатлить

    Полигон НПО «Базальт» был выбран для проведения показа и стрельб не случайно – благодаря развитой инфраструктуре и имеющемуся оборудованию данная площадка лучше всего подходила для «живых» стрельб не по картонно-деревянным мишеням, а по настоящим, хоть и списанным бронеобъектам, автомобилям, элементам брони современных танков и многим другим «интересным» целям. Были развернуты и выставочные стенды, где среди макетов артиллерийских выстрелов, ракет для систем залпового огня и авиационного вооружения, ручных противотанковых гранатометов и гранат, снарядов для малокалиберных артиллерийских систем и многого другого специалисты предприятий подробно рассказывали о своей продукции. Вместе с руководством Концерна и объединений холдинга участие в мероприятии приняли представители Минпромторга и Минобороны России, Госкорпорации Ростех, Рособоронэкспорта и других структур. На стрельбах присутствовали не только иностранные военные атташе, но также должностные лица заказывающих управлений российского военного ведомства и других силовых структур, в частности МВД и МЧС России.

    В единстве сила

    «Проведение данного показа вызвано стремлением нашего Концерна более предметно ознакомить вас с экспортными изделиями отрасли боеприпасов и спецхимии, продемонстрировать их боевые возможности, придать новый импульс в развитии делового сотрудничества. Признаюсь, что сделать это в рамках крупных выставок вооружения не всегда представляется возможным», – заявил в ходе своей вступительной речи на открытии мероприятия генеральный директор «Техмаша» Сергей Русаков.

    На замену хорошо известной мине ОЗМ-72 балашихинские разработчики сделали противопехотный осколочный боеприпас, который уже принят на вооружение

    Он пояснил, что Концерн является одним из крупнейших производителей боеприпасов в мире: «Я хотел бы особо подчеркнуть, что наши научно-производственные объединения имеют богатый опыт производства различных боеприпасов «с нуля». Это позволяет реализовывать «в металле» новые технические решения и заданные заказчиками требования. Наряду с традиционным экспортом серийных изделий мы имеем возможность трансфера технологий, создания совместных производств и предприятий за рубежом».

    В словах руководителя «Техмаша» нет преувеличения. Ведь такие научно-производственные объединения, как «Базальт», «СПЛАВ», «НИМИ», «Прибор», «НИИПХ», входящие в холдинг, давно и хорошо известны во всем мире не только как производители боеприпасов, во многом не имеющих аналогов, но и как центры, обладающие уникальными научными и конструкторскими школами с многолетней практикой практической работы.

    В своем выступлении особый статус Концерна и его продукции подчеркнул заместитель начальника Департамента Минпромторга России Александр Кочкин: «Сегодня здесь принимают участие более 30 военных атташе из 25 стран, которые представляют практически все регионы мира. Мы понимаем, что военно-техническое сотрудничество направлено в первую очередь на укрепление национального суверенитета и обороны государств. А готовность каждой страны защищать свой суверенитет и свободу основывается на возможностях вооруженных сил, напрямую связанных с обеспеченностью средствами поражения, которые непосредственно и решают боевые задачи».

    Поддержал своего коллегу и заместитель генерального директора Рособоронэкспорта Игорь Севостьянов: «Каждый из присутствующих здесь военных прекрасно знает, что такое гранатомет, граната, бомба. Это, кстати говоря, те виды вооружения, которые не обязаны убивать, это оружие, которое защищает ваши страны, нашу страну и всех тех, кто хочет мира и мирного процветания своих государств».

    «Техмаш»: новые горизонты концерна
    Коллаж Андрея Седых (фото Алексея Рамма)

    Заместитель главы компании подчеркнул, что во многих странах мира существует лицензионное производство продукции, выпускаемой предприятиями «Техмаша». «Мне кажется, у нас есть достаточно оснований продолжать работать вместе, развивая промышленность наших стран и создавая оружие самообороны и защиты», – подытожил Севастьянов.

    Начальник Департамента международного сотрудничества Госкорпорации Ростех Виктор Кладов отметил: «Раньше предприятия, производящие боеприпасы и взрывчатые вещества, были разрознены. Поэтому наблюдались и дублирование, и где-то даже нежелательная взаимная конкуренция. Сейчас это единый интегрированный холдинг».

    Кладов подчеркнул, что сейчас «Техмаш» как холдинг состоялся: «За последние годы выстроена вертикальная структура, включающая в себя цепочку от научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро до опытного и серийного производства. В структуре холдинговой компании появились так называемые центры компетенций, отвечающие за разработку новых технологий».

    В этой связи генеральный директор Концерна Сергей Русаков заметил, что в ходе формирования «Техмаша» была проделана огромная работа: «Технологические цепочки производства, кооперационные связи между предприятиями менялись и будут меняться в дальнейшем, чтобы обеспечить максимальную эффективность. В настоящее время бренд «Технологии машиностроения» объединяет в себе все лучшее, что есть в российской индустрии боеприпасов и спецхимии».

    Стратегия прорыва

    «Мы реализуем полный замкнутый цикл производства. В составе Концерна имеются институты и предприятия по разработке и производству всех элементов наших изделий. И конечно, «Техмаш» объединяет основные российские торговые марки боеприпасов. Это наша гордость. Научно-производственные школы Концерна, известные за рубежом, позволяют холдингу работать относительно независимо от внешних обстоятельств. Мы делаем самостоятельно 90 процентов финальной продукции, а производством комплектующих заняты практически все наши предприятия», – заявил в ходе прошедшей в рамках мероприятия презентации «Техмаша» первый заместитель главы холдинговой компании Владимир Тихонов.

    Озвученные Тихоновым цифры впечатляют. Достаточно вспомнить, что у ближайших конкурентов Концерна на международном рынке боеприпасов, взрывчатых веществ и специальной химии – французской компании «Некстер» и немецкого промышленного гиганта «Рейнметалл» этот показатель составляет не более 30 процентов, так как фирмы выступают в основном в роли финализаторов, отдав производство по аутсорсингу сторонним компаниям. Было также отмечено, что в сложившихся в настоящее время условиях проблемы импортозамещения для «Техмаша» носят рабочий характер и для их решения предпринимаются необходимые меры.

    В ходе короткой, но достаточно насыщенной презентации участники встречи смогли ознакомиться с основной продукцией, предлагаемой заказчикам.

    «Техмаш» производит широкую номенклатуру боеприпасов для различной бронетехники, включающую основные боевые танки, такие как Т-90 и стоящие на вооружении нескольких десятков стран мира Т-72. В состав боекомплекта танков российские производители предлагают все виды снарядов по желанию заказчиков – осколочно-фугасные, подкалиберные и другие.

    Кроме танковых боекомплектов Концерн предлагает боеприпасы для боевых машин пехоты БМП-2 и БМП-3. Это 30-мм снаряды для малокалиберных автоматических пушек 2А42 и 2А72 и вся номенклатура «смертельного металла» для 100-мм орудия/пусковой установки 2А70 БМП-3.

    «Помимо надежных и уже зарекомендовавших себя боеприпасов мы готовы представить на внешний рынок совместные разработки по повышению эффективности и модернизации боекомплектов данных образцов», – проинформировал военных атташе Владимир Тихонов.

    Еще одно важное направление в деятельности холдинговой компании – разработка и производство различных авиационных средств поражения, в номенклатуру которых входят не только неуправляемые ракеты, но и авиационные бомбы.

    В настоящее время большой популярностью на мировом рынке вооружения пользуются ракеты семейств С-8 производства научно-промышленного объединения «СПЛАВ», а также С-13, выпускающиеся на Новосибирском заводе искусственного волокна. Оснащенные различными боевыми частями, эти авиационные средства поражения прочно заняли место в арсенале военно-воздушных сил не только России, но и более 50 стран мира.

    Стоит отметить, что в рамках мероприятия в экспозиции НПО «СПЛАВ» была показана модернизированная ракета семейства С-8, недавно принятая на вооружение ВВС России и получившая индекс С-8ОФП. Благодаря установке нового двигателя возросла дальность стрельбы, увеличена боевая часть, заметно улучшена точность попадания в цель.

    «Учитывая общемировые тенденции и повышение требований к данным боеприпасам, Концерн готов проводить технические консультации по улучшению характеристик, в том числе и по реализации принципов корректировки», – отметил Владимир Тихонов.

    Различные семейства свободнопадающих авиационных бомб ФАБ, ОФАБ и других хорошо известны во всем мире. В то же время, по словам руководства холдинга, Концерн уже готов рассматривать варианты сотрудничества по производству корректируемых противолодочных авиационных бомб.

    В рамках мероприятия на стендах Научно-исследовательского инженерного института из подмосковной Балашихи была представлена корректируемая авиационная противолодочная глубинная бомба «Загон-2», принятая в 2012 году на вооружение морской авиации ВМФ России. Стоит подчеркнуть, что серия из шести таких бомб обеспечивает вероятность уничтожения субмарины противодействующей стороны с 60-процентной вероятностью.

    «Сама бомба состоит из трех частей: гравитационный снаряд, приборный отсек, отсек с парашютом. При сбросе с летательного аппарата открывается парашют и в полете надувается специальный поплавок. Бомба приводняется и зависает на глубине 10 метров на четыре минуты, при этом выполняя поиск цели. После ее обнаружения бомба начинает двигаться под действием гравитации, корректируя свою траекторию к цели и используя специальные рули», – рассказал газете «Военно-промышленный курьер» один из представителей института.

    В настоящее время, когда во многих странах мира получили распространение беспилотные летательные аппараты, не только оружейники, но и производители боеприпасов во всем мире активно изучают возможность разработки относительно дешевых и массовых средств поражения, способных сбить дроны. Теоретически даже относительно недорогой и малоразмерный БПЛА можно поразить либо ракетой переносного зенитного ракетного комплекса, либо противотанковой управляемой ракетой. Но при этом цена самого дрона будет на порядок меньше цены сбившей его ракеты. В то же время у предприятий Концерна «Техмаш» уже есть решение проблемы для борьбы с «беспилотной» угрозой.

    «Наша ниша в вооружении ПВО – это боеприпасы для малокалиберной артиллерии. Сейчас настало время начать технические консультации по разработке и поставкам боеприпасов для борьбы с БПЛА. Наилучшее средство здесь – малокалиберные автоматические пушки», – сообщил в ходе презентации Владимир Тихонов, знакомя атташе с разработками в этой области.

    Еще одно ноу-хау, предложенное «Техмашем» в области боеприпасов для малокалиберной артиллерии, не кажется столь значительным, как борьба с беспилотниками, но отчасти гораздо важнее. Речь идет о сохранении ресурса ствола за счет перехода на боеприпасы с пластмассовым ведущим пояском. Во время выстрела специальный поясок, называемый обтюрирующим, при выходе из канала ствола врезается в нарезки, придавая вращение снаряду. При этом используется относительно мягкий металл, как правило, медь. Но даже соприкосновение с медью негативно сказывается на ресурсе ствола.

    Отдельное направление работ Концерна – инженерные боеприпасы, различные мины, в том числе дистанционной установки. В экспозиции Научно-исследовательского инженерного института были представлены так называемые кассеты с противотанковыми, противопехотными и даже противодесантными минами.

    «Все наши изделия имеют неконтактные электронные взрыватели. Хотел бы отметить, что эти мины отвечают требованиям Женевской конвенции. Имеют устройства самоликвидации, самодеактивации, а также неизвлекаемости. Есть требования Женевской конвенции, изложенные в Дополненном протоколе № 2, где указывается: мина должна быть такой, что после установки ее нельзя было бы свободно снять и в последующем применить в террористических целях», – рассказал изданию представитель института.

    Сейчас на замену хорошо известной в войсках и прошедшей множество войн и локальных конфликтов мине ОЗМ-72 балашихинские разработчики сделали так называемый противопехотный осколочный боеприпас – ПОБ, который уже принят на вооружение Российской армии. «Мы специально не стали называть его миной. У ПОБа новый тип осколочной оболочки, полуготовые пластинчатые поражающие элементы. На боеприпасе двухточечное инициирование. За счет этого при подрыве получается круговое осколочное поле. В то же время масса этой мины в два раза меньше, чем ОЗМ», – объяснил принцип действия ПОБа сотрудник института.

    Стальной «Град» и объемно-детонирующий «Вампир»

    Но самым массовым военным продуктом Концерна являются боеприпасы для ствольной и реактивной артиллерии, переносные малогабаритные пехотные средства огневого поражения, включающие различные гранаты для гранатометов различного назначения – противотанковые, термобарические, зажигательные и др.

    Стоит отметить, что предприятия «Техмаша» производят снаряды как для современных артиллерийских систем, например «Мста», так и для ранее поставлявшихся – типа самоходной артустановки 2С3, буксируемой гаубицы Д-30, 130-мм пушек М-46.

    «Все вы четко понимаете, что такие системы, как Д-30, находятся на вооружении десятков стран мира, и мы в своей технической политике сохраняем возможность производства боеприпасов для них, а также возможность совершенствования характеристик. При этом для таких систем, как Д-30, М-46 и 2С3, мы предлагаем не только производство предыдущих поколений боеприпасов, но и выпуск новых, основанных на современных технологических процессах, с использованием современных материалов, что приводит к улучшению ТТХ. Одним из ключевых элементов является применение нового современного поколения электронных взрывателей», – сказал в своем выступлении Владимир Тихонов.

    Поддержал коллегу и заместитель руководителя Рособоронэкспорта Игорь Севастьянов: «Да, иногда боеприпасы на такие системы производить не очень рентабельно, но заказчик всегда прав. И если мы получили заказ на производство боеприпасов к ранее поставленным системам вооружения, то, конечно, мы его выполняем. В то же время предлагаем и модернизированные боеприпасы: берется старый калибр, но снаряжаются новые взрывчатые вещества, устанавливаются современные взрыватели и другие комплектующие».

    Стоит отметить, что «Техмаш» предлагает широчайший спектр боеприпасов для ствольной артиллерии: осколочно-фугасные, зажигательные, кассетные и даже снаряды с элементами для радиоэлектронной борьбы. При этом выстрелы могут производиться и по стандартам НАТО.

    «Минометы являются одним из самых востребованных боевых средств, как показали последние локальные конфликты. Мы готовы предложить современные типы боеприпасов», – отметил Владимир Тихонов.

    Для реактивных систем залпового огня номенклатура предлагаемых заказчикам боеприпасов не уступает «ствольной». На экспозиции НПО «СПЛАВ» были представлены новейшие боеприпасы для одной из самых массовых РСЗО в мире БМ-21 «Град» – 9м521 с осколочно-фугасной боевой частью, 9м522 с отделяемой осколочно-фугасной БЧ, а также 9м218 с кумулятивно-осколочными боевыми элементами.

    «Привезли мы и новые ракеты для огнеметной системы ТОС-1А «Буратино». Они постоянно модернизируются, в частности за счет нового двигателя в полтора раза выросла дальность стрельбы. Наши ракеты идут в двух вариантах – с термобарической и объемно-детонирующей боевыми частями», – рассказал представитель «СПЛАВА».

    В эффективности современных пехотных средств поражения атташе смогли убедиться воочию, когда в рамках мероприятия для них были проведены стрельбы различными гранатами для РПГ-7 и РПГ-29, а также ручными штурмовыми гранатами РШГ-1, разработанными НПО «Базальт».

    От попадания гранаты с термобарической боевой частью развалилось бетонное укрепление, осколки железобетонных плит которого взлетели на несколько десятков метров. После удара гранаты ПГ-29 с тандемной боевой частью в броневую плиту, имитирующую лобовую броню современных танков, взгляду военных из разных стран мира предстало характерное сквозное пробитие.

    Не выдержали ударов термобарических и противотанковых гранат и микроавтобус «Газель», превратившийся в груду хлама, в которой с трудом можно было узнать машину, а также бронированная гусеничная машина МТЛБУ, называемая на сленге военных «мотолыга». У «мотолыги» избыточным давлением были сорваны все люки, а в борту зияла огромная дыра. Заглянув внутрь подбитой машины, атташе не обнаружили ни одного целого элемента.

    Важное место в линейке продукции Концерна «Техмаш» занимают так называемые нелетальные средства, в том числе светозвуковые гранаты. По словам Владимира Тихонова, 21 вид изделий разработки НИИ прикладной химии и «Техмаша» включен в каталоги НАТО и рекомендован для закупок.

    В ходе показа были продемонстрированы в действии различные светошумовые, дымовые и даже термобарические гранаты. Большой интерес у иностранных военных вызвали новые выстрелы, в частности дымовые и зажигательные – для подствольных гранатометов ГП-25 и ГП-30.

    Подводя итоги

    «У нас уже была практика приглашать атташе и показывать им свою продукцию. Мы решили такие встречи продолжать и в перспективе, если одобрит Ростех, проводить подобные мероприятия ежегодно», – поделился своими планами Сергей Русаков. Он особо подчеркнул, что основные направления внешнеэкономической деятельности Концерна формируются Госкорпорацией и должны обеспечить развитие и усиление позиций «Техмаша» на мировых рынках вооружений.

    Судя по тому, с каким интересом гости встречи общались с представителями предприятий «Техмаша» и расспрашивали их не только о представленной, но и обо всей линейке выпускаемой продукции, стоит отметить, что мероприятие, несомненно, удалось. Военные атташе тщательно фотографировали представленную продукцию, а также ее показ в действии на полигоне. Сейчас, когда Концерн «Техмаш» в своей стратегии развития предлагает новые подходы в области экспортных продаж, когда покупателям уже не только поставляется продукция, но и предлагается сначала поэтапная локализация с налаживанием производства, а в последующем и лицензионный выпуск, несомненно, прошедшее мероприятие вызовет большие отклики у специалистов. Будем надеяться, что данная встреча даст новый импульс экспортному продвижению российской оборонной продукции. Ведь как сказал один из собеседников издания: «Мы не только видим ракеты, гранаты и снаряды. Мы знаем, что получим их полноценное производство у себя в стране».


    0 0

    Почему бесшумная снайперская винтовка ВСС считается лучшим оружием для специальных операций

    Винтовка снайперская специальная с момента своего создания в 1983 году прочно заняла свое место в арсеналах спецподразделений, начиная от бригад специального назначения ГРУ и заканчивая ЦСН ФСБ. Примечательно, что большинство пользователей «Винтореза» не хотят принципиально новых образцов стрелкового оружия на замену ВСС, а предлагают только доработать некоторые элементы конструкции, чтобы винтовки отвечали всем современным требованиям.

    Винтовка снайперская специальная с момента своего создания в 1983 году прочно заняла свое место в арсеналах спецподразделений, начиная от бригад специального назначения ГРУ и заканчивая ЦСН ФСБ. Примечательно, что большинство пользователей «Винтореза» не хотят принципиально новых образцов стрелкового оружия на замену ВСС, а предлагают только доработать некоторые элементы конструкции, чтобы винтовки отвечали всем современным требованиям.

    До недавнего времени «Винторезы» считались достаточно секретным оружием, с которым были знакомы даже не все офицеры и военнослужащие частей специального назначения Минобороны и других силовых ведомств. Но за последние несколько лет ситуация разительно изменилась.

    В частности, с 2008 года при переходе общевойсковых бригад на новые штаты, в ходе так называемого приведения Вооруженных Сил Российской Федерации к новому облику даже у обычных войсковых разведчиков появились ВСС.

    Спецзаказ для «Вымпела»

    «Новый облик» много наделал бед, но я хочу отметить, что есть и положительные моменты. У нас в бригадах вместо рот появились разведывательные батальоны, а моим бойцам наконец дали «Винторезы». До этого у нас были старые АКМ с ПБС (прибором бесшумной стрельбы), но для них не было ни специальных патронов с ослабленным метательным зарядом, ни запасных мембран. Вопрос о том, чтобы нам дали ВСС, развед-управления поднимали еще во время войны в Чечне. Смешно, но вопрос решился только при бывшем начальнике Генштаба генерале армии Николае Макарове», – рассказал обозревателю «Военно-промышленного курьера» офицер-разведчик из Центрального военного округа.

    В свое время наши военные сильно преувеличили возможности ночной оптики и темпов насыщения войск вероятного противника бронежилетами. То, что ожидалось в конце 80-х, стало реальностью только спустя десять лет. Но выводы были сделаны правильные

    По официальным сообщениям Минобороны, в конце сентября нынешнего года в мотострелковые бригады Восточного военного округа, дислоцированные в Приамурье, для вооружения снайперов поступило порядка 15 «Винторезов». А ведь в начале 90-х ВСС были такими дефицитными, что начальники служб ракетно-артиллерийского вооружения доставали их для своих воинских частей всеми доступными способами. В одном случае даже пришлось в буквальном смысле «выменивать» у белорусских военных.

    Созданию бесшумного оружия для разведывательных подразделений уделялось большое внимание не только в Советской, но еще и в Рабоче-крестьянской Красной армии. Достаточно вспомнить, что для револьвера «Наган» был принят прибор бесшумной и беспламенной стрельбы БРАМИТ, названный в честь его разработчиков – братьев Митиных. Чуть позже начались эксперименты по созданию глушителей для других образцов стрелкового оружия, начиная от винтовки Мосина и самозарядной винтовки Токарева (СВТ) и заканчивая пистолетами-пулеметами.

    Активизировались работы по созданию приборов бесшумной стрельбы (ПБС), так официально называются известные всем «глушители», в начале 60-х годов, когда потребовалось стрелковое оружие для вновь созданных частей специального назначения. Стоит отметить, что работы велись в интересах не только Минобороны, но и Комитета государственной безопасности.

    К началу 80-х годов самыми массовыми образцами бесшумного стрелкового оружия в арсенале Минобороны стали бесшумные пистолеты ПБ на базе пистолета Макарова (ПМ) и АПБ на базе автоматического пистолета Стечкина (АПС), а также автоматы АКМ и АКМС с приборами бесшумной стрельбы ПБС-1. Примечательно, что для автоматов использовались специальные патроны УС, «уменьшенная скорость», с ослабленным метательным зарядом, благодаря чему пуля не развивала сверхзвуковую скорость и не было слышно характерного демаскирующего хлопка.

    «Винторез», друг разведчика
    Коллаж Андрея Седых

    «Мы долго использовали АКМ с ПБС. Ничего не хочу сказать – хорошее и надежное оружие, не раз нас выручавшее. Но у него есть серьезные недостатки», – признался в разговоре с обозревателем «Военно-промышленного курьера» офицер-разведчик внутренних войск МВД России. По его словам, главная проблема при скрытном боевом применении – лязгающий звук механизмов автомата при выстреле.

    «ПБС звук самого выстрела глушит очень хорошо, но лязг затвора слышно. Конечно, не на 100 метров, как сейчас некоторые специалисты пишут, но, бывает, демаскирует прилично, особенно ночью», – отметил собеседник.

    В начале 80-х руководство ГРУ и КГБ признало, что имеющееся бесшумное оружие не отвечает всем современным требованиям.

    Опыт зарубежных спецподразделений показал, что благодаря появлению современных приборов ночного видения с большой дальностью и четкостью работы спецназ будет действовать в темное время суток. Об этом рассказал представитель Минобороны, знакомый с ситуацией. Тогда же, по словам собеседника, наметилась тенденция повсеместного внедрения средств индивидуальной защиты военнослужащих.

    «Конечно, в то время наши военные сильно преувеличили возможности ночной оптики и темпов насыщения войск вероятного противника бронежилетами. Фактически то, что предполагалось уже в конце 80-х годов, в частности появление компактной ночной оптики и повсеместное оснащение войск вероятного противника индивидуальными средствами защиты, реальностью стало только спустя десять лет. Но выводы наше руководство сделало правильные», – подытожил собеседник.

    Минобороны СССР и КГБ заказали для частей и подразделений специального назначения новую бесшумную снайперскую винтовку, способную поражать противника, имеющего индивидуальные средства защиты, в ночных условиях, при минимальных демас-кирующих признаках. То есть снайпера не должен был выдать ни хлопок выстрела, ни тем более лязг затвора.

    Работы по новой винтовке поручили ЦНИИТОЧМАШу из подмосковного Климовска, открывшему в 1983 году ОКР под шифром «Винторез». ВСС должна была поражать цели на дальности до 400 метров специальными боеприпасами СП-5 и СП-6 с дозвуковой скоростью пули. Также новая винтовка благодаря конструкторским решениям при выстреле не издавала вызывающего недовольство военных лязга затвора и других демаскирующих снайпера звуков. Во многом хорошие показатели бесшумности при стрельбе обеспечивал так называемый интегрированный, то есть конструктивно входящий в устройство винтовки глушитель. АКМ с ПБС оставался обычным автоматом, на который ставился и мог быть снят в любое время прибор бесшумной стрельбы. А у ВСС глушитель был встроенным. Производство новой бесшумной винтовки освоили на Тульском оружейном заводе.

    В 1987 году ВСС «Винторез» успешно прошла испытания и была принята на вооружение не только военного ведомства, но и Комитета государственной безопасности. В Советской армии новейшая бесшумная снайперская винтовка поступила на вооружение бригад специального назначения и морских разведывательных пунктов. Примечательно, что считавшиеся секретными ВСС поступили сразу не во все бригады, но и там, куда они поступили, в частности в 5-ю обрспн в Марьиной Горке, их было всего несколько штук.

    Согласно открытым источникам «Винторезы» в КГБ массово поставлялись только спецподразделению «Вымпел», которое должно было действовать в так называемый серый период, проводя диверсии против стратегически важных объектов инфраструктуры вероятного противника и его военного и политического руководства. В то же время в «Альфе», ориентировавшейся в основном на проведение антитеррористических действий, ВСС были не так распространены, как у их коллег.

    Примечательно, что интерес к новой винтовке проявило и Министерство внутренних дел, планировавшее использовать бесшумную снайперскую винтовку для вооружения уже созданного отряда милиции специального назначения (ОМСН) и учебного батальона специального назначения внутренних войск (позже ставшего легендарным отрядом специального назначения «Витязь»). Но сразу решить вопрос не получилось, и в структуре МВД и внутренних войск ВСС появились позже. По некоторым данным, ВСС применялись во время войны в Афганистане, но достоверной информации как о самом этом факте, так и о результатах до сих пор нет.

    Ночной кошмар боевиков

    «Когда создавали 45-й отдельный разведывательный полк Воздушно-десантных войск в подмосковной Кубинке, то командование ВДВ приложило все усилия, чтобы вооружить эту воинскую часть новейшими бесшумными снайперскими винтовками», – рассказал обозревателю «Военно-промышленного курьера» представитель Минобороны. В частности, как вспоминают бывшие офицеры командования ВДВ, часть ВСС для 45-го орп была в буквальном смысле слова выменяна у белорусских военных.

    «Винторез», друг разведчика

    5-я обрспн считалась одной из лучших в спецназе ГРУ и поэтому одной из первых получила на вооружение не только «Винторезы», но и бесшумный автомат специальный (АС) «Вал». Но после распада СССР у белорусских военных практически не осталось специальных патронов СП-5 и СП-6, и пополнения запасов не ожидалось. Поэтому хоть и со скрипом, но они были вынуждены поменять Российскому главному ракетно-артиллерийскому управлению АС и ВСС на другие образцы стрелкового оружия.

    Зимний штурм Грозного в ходе первой чеченской войны во многом воспринимается общественностью негативно. Часто звучат обвинения в непрофессионализме российских военных, их слабой подготовке. В то же время малоосвещенным не только в средствах массовой информации, но и в отраслевых изданиях остается ночной штурм Института нефти и газа в Грозном.

    В начале января 1995 года разведчики 45-го орп ВДВ при поддержке сотрудников спецподразделений ФСК (как в то время называлась ФСБ) ночью, используя приборы ночного видения и бесшумные ВСС и АС, захватили важное высотное здание института, что способствовало дальнейшему продвижению частей и подразделений корпуса под командованием генерала Льва Рохлина в сторону президентского дворца.

    Начиная с первой чеченской войны «Винторезы» постоянно используются российскими спецназовцами во всех вооруженных конфликтах.

    «У нас по штату должно было быть несколько «Винторезов», но вместо них использовали АКМ с ПБС. Наши офицеры службы РАВ позже смогли достать только один. До самого переформирования отряда мы берегли его, следили и доверяли лишь подготовленным военнослужащим. Правда, нам потом поставили бесшумные ВСК-94, но если честно, ВСС нам нравились больше. Было удивительно, что когда мы работали вместе со спецназом ГРУ, они с завистью смотрели на ВСК, а мы на их «Винторезы», – поделился с «Военно-промышленным курьером» воспоминаниями офицер-разведчик одного из отрядов специального назначения внутренних войск МВД.

    Второе дыхание бесшумной смерти

    В настоящее время международный оружейный рынок – один из самых динамично развивающихся во всем оборонно-промышленном сегменте. Многочисленные войны и вооруженные конфликты заставляют изготовителей выполнять все требования не только профессиональных армий, но и заказчиков из частных военных компаний.

    Если еще в 1993 году в Сомали во время американской операции «Готик Серпентер» по захвату генерала Айдида коллиматорные прицелы были на вооружении лишь у бойцов спецподразделения «Дельта», то через десять лет при вторжении в Ирак такие приборы стали довольно массовым явлением не только среди спецназовцев и рейнджеров, но и в линейных подразделениях Корпуса морской пехоты и Армии США.

    В зависимости от задач на современное стрелковое оружие могут устанавливаться как коллиматорные, так и голографические прицелы, тактические фонари, сошки и даже тепловизоры. Поэтому не только на автоматы, пулеметы, но и на снайперские винтовки и даже на пистолеты и револьверы монтируются так называемые планки Пикатинни и Виверы, обеспечивающие быструю установку и снятие дополнительного навесного оборудования.

    «Сейчас на ВСС штатно идут доработанные под баллистику ее 9-мм патронов снайперские прицелы ПСО-1. Если честно, то в сравнении с тем, что есть сейчас на рынке, – это прошлый век. Прицелам лет 30, наверное», – признался обозревателю «Военно-промышленного курьера» боец одного из спецподразделений. По словам собеседника, еще в середине 2000-х годов они самостоятельно дорабатывали бесшумный автомат АС «Вал» для установки коллиматорного прицела.

    «Там же нет планок Пикатинни и Виверы, вот мы сварили конструкцию с этими переходниками, крепящуюся на «прилив» для ПСО-1, а уже на планки ставили прицелы, которые нам нравятся. Жалко, что пока такого штатно не производят», – объяснил боец.

    Сейчас на рынке достаточно много предложений для автоматов Калашникова и других образцов оружия. В частности, спецназовцы берут не только прицелы и фонари, но также и более удобные приклады, тактические ручки, пистолетные рукоятки, так называемые чернильницы (дульный тормоз-компенсатор). Но для секретных ВСС, не поставлявшихся в другие страны, ассортимента до недавнего времени вообще не было.

    «Мы «Винторезы» используем постоянно, даже чаще, чем ПК или СВД. Очень важный момент – эта винтовка компактная, с ней легко работать в городских условиях и в маленьких помещениях. СВД дальнобойнее, но и развернуться с ней гораздо сложнее», – поделился опытом сотрудник одного из спецпод-разделений МВД. По словам собеседника, в городских условиях редко приходится работать на дальности свыше 300 метров, поэтому здесь он и его сослуживцы считают ВСС идеальным оружием.

    «У нас много пожеланий, как доработать «Винторезы», но пока такой возможности нет.Самостоятельно что-то придумываем и заказываем штучные детали», – рассказал спецназовец. Правда, сейчас ситуация во многом разрешена, так как Тульский оружейный завод, входящий в холдинг «Высокоточные комплексы», совместно с климовским ЦНИИТОЧМАШем уже разработал усовершенствованный вариант ВСС, который так долго ждали бойцы спецподразделений.

    На «Винторезах» появились переходники – планки для установки дополнительного навесного оборудования. Магазин винтовки станет прозрачным, изготовленным из специального пластика, через который можно визуально контролировать расход боеприпасов. В зависимости от пожелания заказчика будет дорабатываться и приклад. По некоторым данным, в комплект поставки войдут новые прицелы, дневные и ночные. Появится возможность установки лазерных целеуказателей.

    Сейчас ВСС перестала быть уникальным оружием спецподразделений, а активно поставляется войсковым разведчикам. Уникальная бесшумная снайперская винтовка, уже немало повоевавшая на своем веку, продолжает оставаться в строю.


    0 0

    Накануне Великой Отечественной войны было освоено броневое литье, воссоздан метод автоматической сварки под слоем флюса

    В предшествующей статье мы говорили об успешной адаптации заимствованной в США системы поточно-конвейерного производства автомобилей и тракторов к советским условиям. Однако напрямую использовать эту систему для выпуска танков оказалось невозможно прежде всего в силу огромных отличий в предъявляемых к боевым и гражданским машинам требованиях.

    В предшествующей статьемы говорили об успешной адаптации заимствованной в США системы поточно-конвейерного производства автомобилей и тракторов к советским условиям. Однако напрямую использовать эту систему для выпуска танков оказалось невозможно прежде всего в силу огромных отличий в предъявляемых к боевым и гражданским машинам требованиях.

    Напомним, что на серийных отечественных танках того времени типа БТ или Т-28 использовались двигатели мощностью 400–500 лошадиных сил, в то время как на тракторах и автомобилях – не более 100 лошадиных сил. Это означало совсем другие нагрузки на трансмиссию и ходовую часть и, следовательно, другие методы изготовления. Но главное – автотракторные технологии совершенно не годились для выпуска броневых корпусов и башен. Полученные из-за рубежа автоматы контактной сварки отлично справлялись с автодеталями из конструкционной стали, но были бессильны перед листами даже относительно тонкой противопульной брони. Броневые конструкции приходилось собирать на заклепках либо в лучшем случае при помощи ручной дуговой сварки. И второй, и особенно первый процессы отличались неимоверной трудоемкостью. Не случайно именно в 30-х годах на танкостроительных заводах сложилась поговорка: «Есть бронекорпус – есть танк».

    Тем не менее в течение первого же года Великой Отечественной войны все необходимые для поточно-конвейерного производства бронетехники технологии и материалы появились как по мановению волшебной палочки. В промышленности, как известно, чудес не бывает. Новации опирались на уникальные научные разработки, самостоятельно выполненные в СССР и подготовленные к серийному применению как раз в то время, когда Германия громила Польшу и Францию. Не пытаясь объять необъятное, приведем лишь несколько самых ярких примеров.

    Броневой шедевр: сталь 8С

    Купить или украсть отработанную марку противоснарядной броневой стали в довоенный период не представлялось возможным хотя бы потому, что ее еще только создавали. Немногочисленные же наработки хранились пуще глаза, к ним не допускались не только вероятные противники в будущей войне, но и ближайшие союзники.

    Отливка одной башни Т-34 занимала пять – семь суток и была невозможна без высококлассных формовщиков

    В дореволюционной России и затем в СССР выплавка броневых сталей была отделена от танкостроения и сосредоточена в судостроительной промышленности, прежде всего на Ижорском и Мариупольском заводах. Исторически сложилось так, что первыми еще во второй половине XIX века в броню «оделись» боевые корабли, соответственно и выпуск ее предназначался в первую очередь для флотских нужд. Поэтому не случайно в годы Первой мировой войны именно эти предприятия поставляли стальную защиту для бронеавтомобилей и бронепоездов. Кстати сказать, по противопульной стойкости русский металл того времени не уступал лучшим зарубежным аналогам.

    В 30-х годах Ижорский, Мариупольский и Кулебакский заводы обеспечивали броневым прокатом всю танковую отрасль СССР. Легированный металл с высоким содержанием углерода (до 0,5%) и твердой цементированной поверхностью гарантировал заданную военными стойкость при обстреле из винтовок и пулеметов. Однако как показали опыт войны в Испании и собственные полигонные испытания, это не соответствовало требованиям предстоящей войны. И дело не только в том, что уже была необходима противоснарядная защита, способная устоять при обстреле хотя бы малокалиберной артиллерии. Не меньшее значение имели и технологические параметры. А они оставляли желать лучшего, и это мягко сказано: из-за сложности процессов поверхностного упрочения и термической обработки в брак уходило до 90 процентов броневых деталей!

    Создание противоснарядной танковой брони потребовало новой организации дела. В 1936 году на Ижорском и Мариупольском заводах были созданы две центральные броневые лаборатории (№ 1 и № 2) с широкими исследовательскими возможностями. В 1939-м они объединились в главный советский броневой институт – НИИ-48 во главе с А. С. Завьяловым.

    Урок второй: думать нужно до боя
    Коллаж Андрея Седых

    Концентрация усилий и бесчисленные опыты позволили разработать и в 1939–1940 годах внедрить в серийное производство несколько новых марок броневого танкового металла, в их числе знаменитую сталь 8С. Она была создана в ЦБЛ-2 под руководством Г. И. Капырина и первоначально освоена на Мариупольском заводе. В дальнейшем 8С выпускалась многими металлургическими предприятиями нашей страны, именно из нее были изготовлены вертикальные (подверженные снарядному обстрелу) детали корпусов всех советских «тридцатьчетверок». Кроме этого, сталь 8С применялась на САУ и в лобовой проекции некоторых легких танков. В общем, это был советский броневой металл № 1 периода Великой Отечественной войны.

    В отличие от предшествующих образцов сталь 8С являлась гомогенной (однородной по составу) и потому относительно простой в производстве. Прекрасная стойкость при обстреле высокоскоростными бронебойными снарядами малокалиберной артиллерии обеспечивалась закалкой на высокую твердость.

    Пониженное по сравнению с немецким броневым металлом содержание углерода давало хорошую свариваемость деталей из стали 8С. Не случайно в танке Т-34 почти все соединения броневых деталей были изначально запроектированы как сварные.

    Вопреки широко распространенному мнению сталь 8С отнюдь не превосходила немецкий металл начального периода войны по содержанию дорогостоящих легирующих веществ, таких, например, как никель. Совсем наоборот: высокая пластичность, ударная вязкость и стойкость нашего металла при многократном обстреле объяснялись отлично подобранным «букетом» различных и по большей части недорогих легирующих добавок и уникальными технологиями термической обработки. Благодаря умеренному расходу дефицитных ферросплавов советские заводы смогли значительно увеличить объемы выплавки броневой стали. В Германии о необходимости перехода на экономнолегированные броневые стали задумались только в 1942–1943 годах.

    Вообще надо сказать, что броневое дело накануне войны стояло в СССР выше, нежели в Германии. Интересный пример: в октябре 1939 года советская делегация во главе с И. Ф. Тевосяном (в годы войны – нарком черной металлургии) проводила переговоры о возможности покупки немецкой броневой стали (в данном случае корабельной). Технические требования взяли из реально действовавших на Ижорском и Мариупольском заводах, причем в несколько сниженном варианте. Однако представитель немецкой стороны, директор крупповского НИИ, известный металловед и автор знаменитой книги «Специальные стали» Э. Гудремон после тщательного изучения документации заявил: «Господа, вам, вероятно, не приходилось изготавливать и сдавать броню. По таким техническим условиям ни одна фирма в мире не может поставить броню из-за чрезмерно высоких требований по противоснарядной стойкости».

    Технология для военного времени

    В довоенный период отечественные методы выплавки броневого металла отличались медлительностью и немалой трудоемкостью. Сталь варили в небольших мартеновских печах с кислым подом: либо монопроцессом из чистого древесноугольного чугуна, либо дуплекс-процессом (основная + кислая печи) из рядового коксового чугуна. Монопроцесс на высокопроизводительных крупных мартенах с основным подом считался невозможным из-за строгих требований к чистоте финального продукта. Поскольку древесноугольного чугуна в СССР производилось немного, господствовал дуплекс-процесс. Тем не менее на случай военного времени на Ижорском, Мариупольском и Кулебакском заводах в 1936–1940 годах был проведен ряд опытных плавок в основных печах. Накопленного опыта оказалось достаточно для решительных действий в первые месяцы войны: уже в июле 1941 года на Магнитогорском металлургическом комбинате начался (по инициативе и под руководством ученых НИИ-48) переход на работу основным процессом. Первая плавка была получена 23 июля. В сентябре броневую сталь выдала основная мартеновская печь большой мощности Кузнецкого металлургического комбината. В октябре по приказу наркома черной металлургии все производство броневых марок стали в СССР было переведено на основной процесс. Итог: производительность действующих агрегатов выросла почти вдвое.

    Броня из литейных цехов

    Преимущества крупных броневых деталей, отлитых из жидкой стали, понятны и очевидны. Во-первых, они более надежны под снарядным обстрелом из-за отсутствия ослабленных зон вблизи сварных швов. Во-вторых, броневое литье менее трудоемко по сравнению со сборкой и сваркой броневых узлов из катаной стали. Оно позволяет высвободить для других надобностей прессовое, сварочное и прочее оборудование. И наконец, последнее, но весьма важное обстоятельство: в отливках легче добиться рациональной дифференциации толщины брони, усиливая наиболее подверженные обстрелу участки и ослабляя прочие.

    Урок второй: думать нужно до боя

    Нельзя сказать, что подобная технология являлась чем-то принципиально новым: литая башня устанавливалась еще на французских танках «Рено FT» выпуска 1918 года. В межвоенный период танкостроители Франции широко использовали литые башни и детали корпуса на легких танках «Рено» R-35, «Гочкисс» Н-35 и среднем S-35. Не пренебрегали броневым литьем и наши англо-американские союзники.

    Но нельзя забывать, что литейное дело применительно к броневой стали имело множество нюансов. Относительно простой считалась отливка деталей с последующей обработкой на низкую и среднюю твердость, как это имело место на американских, британских и некоторых французских танках. Более сложной являлась закалка литья на высокую твердость. В СССР и Германии для защиты средних танков в конце 30-х годов была выбрана броня высокой твердости. Поэтому немецкие металлурги предпочли не рисковать и вплоть до 1945-го использовали отливки лишь для относительно небольших деталей, таких как пушечные маски или командирские башенки.

    Советские специалисты пошли на осознанный риск и приступили к освоению броневого литья с последующей закалкой на высокую твердость. Начиналось все с робких попыток 1937–1938 годов по отливке броневых пушечных масок центральной башни танков Т-35 на Харьковском паровозостроительном и Мариупольском металлургическом заводах. Затем, в 1938-м для первого в СССР танка с противоснарядной защитой Т-46-5 была изготовлена литая башня. В 1939–1940 годах опыты броневого литья возглавил НИИ-48, что позволило к июню 1941-го организовать серийное производство литых башен и бронемасок для танков КВ, а для Т-34 – башен, носовых балок, крышек люка водителя, защиты пулемета ДТ, защиты картера и оснований смотровых приборов. Если для тяжелых боевых машин использовалась броня средней твердости, то для «тридцатьчетверок» – литой вариант стали 8С высокой твердости.

    Поначалу технология броневого литья не отличалась совершенством. К примеру, в довоенном Мариуполе башни Т-34 формовались вручную в сухих формах. Отливка одного изделия занимала пять – семь суток и была невозможна без высококлассных формовщиков. Поэтому неудивительно, что накануне войны харьковские и мариупольские металлурги изучали возможности цеха крупного стального литья Уралвагонзавода с его машинной формовкой и конвейерной заливкой форм.

    Автоматическая сварка

    Электрическая сварка для соединения броневых конструкций привлекла внимание отечественных танкостроителей еще в 1930 году, когда на Ижорском заводе появилась специальная опытная группа. По сравнению с креплением броневых листов на уголках с помощью заклепок новая технология выглядела более чем привлекательной. Путь от намерений до серийного производства занял несколько лет: в выпуске корпусов и башен танков Т-26 электросварка была внедрена лишь в 1935 году, а танков БТ – к началу 1937-го. Дело сопровождалось массой проблем: в ходе прошедшей в 1938 году на Ижорском заводе конференции технологи печально констатировали, что почти все сварные конструкции поражены трещинами. Металлургам пришлось корректировать состав броневой стали марки 2П (противопульной), чтобы улучшить ее свариваемость. Сталь 8С, как уже упоминалось, изначально рассчитывалась на сварные соединения.

    При всей прогрессивности перехода от клепаных конструкций к сварным необходимо учитывать, что ручная сварка не могла обеспечить поточно-конвейерное производство танков как в силу недостаточной производительности, так и по причине острой нехватки в СССР высококвалифицированных сварщиков. Автоматов же для сварки металлов больших толщин Советский Союз приобрести не смог, хотя в мире они уже имелись, например в США.

    По этой же причине серьезные проблемы возникли не только в танковой промышленности, но и в других машиностроительных отраслях. Например, по проекту Уралвагонзавода 30 процентов всех сварочных операций на вагонных конвейерах должны были выполнять автоматы и полуавтоматы. На момент пуска предприятия в 1936 году последних в цехах УВЗ вообще не было.

    Инициатором освоения автоматической дуговой сварки стал Институт электросварки Академии наук УССР под руководством Е. О. Патона. Известно, что по его предложению весной 1936-го в Киеве была созвана специальная конференция. По ее итогам 23 мая того же года в Наркомате тяжелой промышленности издан приказ о развитии автоматической сварки и определены шесть промышленных баз для ее внедрения: мариупольский завод «Азовсталь», ленинградская Северная верфь, киевский сварочный комбинат треста «Оргометалл», а также вагоностроительные заводы: «Красный Профинтерн», Мытищенский и Нижнетагильский.

    Новое дело потребовало нескольких лет работы, и к середине 1940 года сотрудники киевского института сумели самостоятельно воссоздать метод автоматической сварки под слоем флюса, запатентованный в 1936-м американской фирмой «Линде». Технологией нового процесса в институте занимался В. И. Дятлов, специальное оборудование разрабатывал П. И. Севбо. Выпуск автоматических сварочных головок системы П. П. Буштедта в 1940 году наладил ленинградский завод «Электрик». На Уралвагонзавод комплект оборудования для автоматический сварки под слоем флюса поступил весной 1941-го.

    Однако и американцы, и сотрудники патоновского института использовали свой метод для соединения деталей из конструкционной стали, для сварки брони он нуждался в серьезном усовершенствовании. Именно этим в начале 1941 года занялись ученые НИИ-48 совместно с работниками Ижорского завода. К лету благодаря введению во флюс ферротитана и ферросилиция удалось добиться стабильно высокого качества сварного шва броневых конструкций. Это позволило внедрить в серийное производство автоматическую сварку нескольких узлов танка Т-50. Был также разработан технологический процесс автоматической сварки прямолинейных швов танка КВ, но освоить его не удалось из-за эвакуации предприятия.

    Параллельно с Ижорским заводом автоматическая сварка брони под слоем флюса вводилась на Харьковском танковом заводе № 183. Мы не знаем точно, принимали ли сотрудники НИИ-48 или Института электросварки непосредственное участие в этом. Достоверно известно лишь то, что чертежи автомата харьковчане получили от Института электросварки и самостоятельно изготовили три установки типа R-72. Одна из них была запущена и использовалась для сварки бортов танка Т-34 с днищем подкрылка, две другие до перемещения завода в Нижний Тагил установить не успели. По свидетельству директора завода Ю. Е. Максарева, академик Е. О. Патон присутствовал на испытании первого автомата. Новый метод продемонстрировал великолепное качество: при испытании сваренной конструкции снарядным обстрелом оказался разбит не шов, а броневой лист.

    На Уралвагонзаводе первая установка автоматической сварки появилась еще весной 1941-го и предназначалась для соединения длинных вагонных деталей. После начала войны сотрудники Института электросварки не тратили времени даром и к октябрю сумели переналадить установки Р-70 вагонного производства для работы с бортами танков.

    Остается добавить, что 6 ноября 1941 года нарком танковой промышленности В. А. Малышев, будучи в Нижнем Тагиле, подписал приказ № 0204/50, содержащий предписание всем предприятиям отрасли: «В связи с необходимостью в ближайшее время значительно увеличить производство корпусов для танков и недостатком квалифицированных сварщиков на корпусных и танковых заводах единственно надежным средством для обеспечения выполнения программ по корпусам является применение уже зарекомендовавшей себя и проверенной на ряде заводов автоматической сварки под слоем флюса по методу академика Патона. Считаю необходимым в ближайшее время всем директорам корпусных и танковых заводов серьезно заняться внедрением автоматической сварки для изготовления корпусов танков».

    P.S. Существенное добавление

    Соединение освоенных в гражданском секторе принципов поточно-конвейерного производства и новейших оборонных технологий – задача невероятной сложности. Но в СССР имелся соответствующий «инструмент» для ее решения, скрытый под шифром 8ГСПИ. Он был создан в Ленинграде в 1933 году. Название «Государственный союзный проектный институт № 8» (8ГСПИ) появилось в 1937-м. Все отечественные довоенные танковые и танкомоторные заводы были построены либо модернизированы по проектам 8ГСПИ. Работать институту приходилось в условиях подчас экстремальных. Так, в 1935–1939 годах проектирование корпуса дизельного производства на Харьковском танковом заводе и разработка технологий под новейший двигатель В-2 велись одновременно с созданием самого дизеля, так что 8ГСПИ можно смело включать в число создателей мотора танков Т-34, КВ и ИС. Сфера деятельности института распространялась далеко за пределы собственно проектирования. В появившемся в 1935 году при 8ГСПИ Центральном бюро стандартизации и взаимозаменяемости вырабатывались все стандарты и нормали в области инструментов, приспособлений, штампов, а также деталей и узлов танков. Институт обеспечивал армию и ремонтные заводы нормативными материалами на ремонт самых массовых довоенных танков типа Т-26 и БТ, а также их моторов.

    И еще один факт. Совместно с технологами Харьковского паровозостроительного завода специалисты 8ГСПИ спроектировали и в 1933–1934 годах пустили в действие первый в СССР и в мире конвейер финальной сборки танков типа БТ. Один из руководителей и организаторов этого события – Г. З. Павлоцкий в 1935 году был назначен директором еще не достроенного, но готовящегося к пуску крупнейшего предприятия поточно-конвейерного типа – Уральского вагоностроительного завода. Через шесть лет он превратится в Уральский танковый завод № 183 – главный производитель «тридцатьчетверок».

    И в этом нет ничего случайного. Чтобы победить, думать нужно до боя.

    Сергей Устьянцев,
    кандидат исторических наук, научный редактор ОАО «НПК «Уралвагонзавод»

    0 0

    Вертолеты «Апач» боятся морской воды, несмотря на глубокую модернизацию

    Основной ударный вертолет вооруженных сил США AH-64 «Апач» (Apache) в ближайшее время получит усовершенствованную систему связи и новые режимы функционирования бортовой радиолокационной станции (БРЛС). Согласно мнению американских военных экспертов это позволит существенно расширить боевые возможности машины.

    Основной ударный вертолет вооруженных сил США AH-64 «Апач» (Apache) в ближайшее время получит усовершенствованную систему связи и новые режимы функционирования бортовой радиолокационной станции (БРЛС). Согласно мнению американских военных экспертов это позволит существенно расширить боевые возможности машины.

    Меры по модернизации «Апачей» предпринимаются на фоне существенного сокращения финансирования других образцов авиационной техники. Введение системы связи по стандарту «Линк-16» (Link 16) позволяет вертолетам обмениваться информацией с другими машинами подразделения практически в реальном времени. Летчик сможет передавать видео-, аудио- и текстовые данные по выделенному и защищенному от помех высокоскоростному каналу связи. Важной является возможность передачи данных по протоколу TCP/IP, что делает систему коммуникаций винтокрылой машины совместимой с рядом образцов гражданского сетевого оборудования.

    Сухопутные «индейцы»

    Другим важным усовершенствованием стало внедрение новых режимов функционирования БРЛС при полетах над водным пространством. Предполагается, что модернизация «Апачей» позволит гарантировать более тесное взаимодействие винтокрылых машин и другой американской авиатехники. Возможно, что улучшенные вертолеты обеспечат более точное выполнение поставленных боевых задач. При этом, учитывая значительные сокращения финансирования сухопутных войск (СВ) США, усилия по модернизации «Апачей» выглядят символично.

    В 2015 году СВ США рассчитывают израсходовать 146,3 миллиарда долларов. Наибольшей графой расходов являются эксплуатация и текущее обслуживание военной техники. Американские сухопутные войска израсходуют с этой целью 62,34 миллиарда долларов, из которых около трети – 20,58 миллиарда – придется на технику, развернутую за рубежом.

    Вторую по значимости статью расходов составят средства, которые предполагается выделить на личный состав, – 60,06 миллиарда долларов. Основная часть этой суммы – 56,12 миллиарда – будет потрачена на военнослужащих и гражданский персонал СВ США, размещенный на территории страны. Меньшую часть средств по этой статье – 3,94 миллиарда долларов – выделят на контингенты, развернутые за рубежом. На закупку вооружений и военной техники предполагается выделить около 10 процентов военного бюджета – 14,83 миллиарда долларов.

    Проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) в 2015 финансовом году в предполагаемом объеме потребует выделения 6,6 миллиарда долларов. На другие цели планируется выделить 2,53 миллиарда. На приобретение, ремонт, модернизацию, НИОКР по десяти крупнейшим программам сухопутных войск в области ВВТ будет выделено 5,095 миллиарда долларов.

    В список этих приоритетных программ сухопутных войск входят многоцелевой вертолет UH-60M, ударный вертолет AH-64D «Апач», система связи WIN-T, военно-транспортный вертолет CH-47F «Чинук», многоцелевая боевая машина JLTV, основной боевой танк M1 «Абрамс», боевая машина пехоты M2 «Брэдли», самоходная артиллерийская установка «Паладин», зенитная управляемая ракета PAC-3, система радиосвязи JTRS.

    Общий объем военных затрат США в 2015 финансовом году составит 756,4 миллиарда долларов. Из этой суммы базовый военный бюджет – 495,6 миллиарда. На выполнение боевых задач за рубежом предполагается израсходовать 85,4 миллиарда долларов. Различным государственным ведомствам, задействованным в обеспечении национальной обороны, будет выделено 175,4 миллиарда долларов из общей суммы. Конечные значения этих показателей могут быть изменены в результате секвестрирования.

    Сухопутные «индейцы»

    На конференции ассоциации СВ США в 2014 году Хейди Шу, ответственный за закупки продукции военного назначения для СВ, проинформировал, что реальные расходы на приобретение новой техники за последние пять лет сократились на 33 процента. Из-за неравномерного распределения секвестрируемых объемов бюджета уменьшение объема средств, выделяемых на закупку, происходит в два раза быстрее снижения уровня затрат сухопутных войск в целом. На этом фоне выделение средств на модернизацию «Апачей» нарушает общую тенденцию экономии.

    Стратегия закупок СВ США состоит в сокращении количества образцов авиационной техники, состоящей на вооружении, и постоянной модернизации строевых вертолетов. В частности, в ближайшее время предполагается вывести из строя разведывательные OH-58A/C/D «Уорриор»/«Кайова уорриор» (Warrior/Kiowa Warrior) и заменить их «Апачами». Несмотря на более высокую стоимость AH-64 по сравнению с OH-58, представители СВ неоднократно заявляли, что ликвидация предприятий технического обслуживания и учебно-тренировочной техники для парка «Уорриор»/«Кайова уорриор» в конце концов позволит сохранить средства. Также рассматривается вопрос списания устаревших вертолетов TH-67, применяющихся для подготовки летчиков, и адаптации под эти задачи винтокрылых машин UH-72 «Лакота» (Lakota).

    Вертолеты «Апач» модификаций D и E (последняя версия является новейшей на сегодня) размещены в составе зарубежных контингентов США, включая Афганистан. Эти машины обеспечивают поддержку американским военным в Ираке при борьбе с группировкой «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ).

    Пентагон постепенно модернизирует «Апачи» модификаций D и E для ведения боевых действий на море. По мнению специалистов, БРЛС этих вертолетов оптимизированы для отслеживания движущихся целей. Высокоточные бортовые радиолокационные станции производства компании «Лонгбоу» (Longbow, совместное предприятие компаний «Локхид Мартин» и «Нортроп Грумман») могут помочь в обнаружении и уничтожении малых судов, представляющих серьезную угрозу для крупных кораблей.

    Идут работы по адаптации БРЛС вертолета к морским условиям. Это связано с повышением активности Пентагона в АТР. Полковник Винсент Торца, командир 12-й бригады армейской авиации, развернутой в Германии, отметил целесообразность адаптации «Апачей» к морю. По его словам, она вызвана необходимостью действовать в прибрежных районах в рамках масштабных сухопутных операций. Вместе с тем необходимо отметить, что «Апачи» в полной мере не соответствуют морским требованиям. В частности, имеются проблемы со складыванием лопастей вертолетов и подверженностью корпусов винтокрылых машин коррозии, вызванной попаданием соленой морской воды.

    Как ожидается, в декабре 2014-го СВ США примут решение о целесообразности модернизации аппаратуры связи «Апачей» до стандарта «Линк-16». В настоящее время этот стандарт внедряется только на новых вертолетах AH-64E при их сборке «Боингом». Всего же американские сухопутные войска планируют оставить в своем распоряжении 690 «Апачей», часть из которых будут новыми, а часть – модернизированными. В настоящее время на большинстве авиатехники ВМС и ВВС США уже применяется аппаратура «Линк-16». Полковник Торца отметил, что модернизация бортовой радиоэлектронной аппаратуры «Апачей» до этого стандарта жизненно необходима.

    БРЭО стандарта «Линк-16» было испытано в августе. Предполагается его установка на «Апачи» четвертой производственной серии. Ким Смит, вице-президент отделения «Боинга» по производству ударных вертолетов, проинформировал, что Пентагон заказал на данный момент 82 вертолета AH-64E «Апач». 30 машин из этого числа уже переданы в войска.


    0 0

    Компания «Эмбраер» выкатила первый самолет КС-390

    Первый опытный образец нового военно-транспортного самолета КС-390 поднимется в воздух до конца года. Планы авиастроителей были подкреплены 21 октября выкаткой первого опытного КС-390 на авиационном заводе в Гавиан-Пейшоту (штат Сан-Пауло).

    Первый опытный образец нового военно-транспортного самолета КС-390 поднимется в воздух до конца года. Планы авиастроителей были подкреплены 21 октября выкаткой первого опытного КС-390 на авиационном заводе в Гавиан-Пейшоту (штат Сан-Пауло).

    Как заявил руководитель программы КС-390 Пауло Гастао, в настоящее время ведется окончательная подготовка самолета к первому полету, планируемому на конец года. В частности, в рамках предполетной подготовки проводятся наземные вибрационные испытания машины. Кроме того, продолжается строительство второго опытного самолета.

    «Эмбраер» связывает с КС-390 свои далеко идущие планы по выходу на рынок военно-транспортных самолетов и самолетов-заправщиков. Один из мировых лидеров в нише региональных и узкофюзеляжных магистральных пассажирских самолетов решил диверсифицировать свой бизнес и выйти на рынок легких военно-транспортных самолетов и самолетов-заправщиков, потеснив американских и европейских производителей. До настоящего времени ВВС Бразилии заказали 28 самолетов этого типа. Сделка, объявленная в присутствии главы государства Дилмы Роуссефф, оценивается в 7,2 миллиарда реалов (около 15,84 млрд долл.). Предварительная договоренность на поставку еще 32 KC-390 имеется также с другими заказчиками из пяти государств.

    Сильнее «Геркулеса»

    КС-390 станет самым крупным самолетом, производимым в Латинской Америке. Бразильцы не скрывают намерений в полной мере воспользоваться тем фактом, что такие страны, как Россия, Индия и Китай, задерживаются с разработкой своих новых транспортных самолетов средней грузоподъемности. Большую ставку «Эмбраер» делает на то, что в КС-390 будут использоваться двигатели, хорошо зарекомендовавшие себя на самолетах A320 производства «Эрбаса». Эти авиадвигатели налетали уже в общей сложности более миллиона часов и известны своей надежностью.

    Корпорация «Локхид Мартин» за первые сорок лет производства своих военно-транспортных «Геркулесов» выпустила около двух тысяч машин, и все они нашли заказчиков. Однако число модернизированных, более совершенных самолетов С-130J, выпускающихся в последние 12 лет, не превысило 300 единиц. Правда, как отмечают аналитики, в последнее время спрос на обновленные турбовинтовые «Геркулесы» вновь оживился, так что производственные планы «Локхид Мартин» на ближайшие годы предусматривают выпуск еще 300 самолетов С-130J.

    Бразильцы решили сделать ставку на цену своей машины, более низкую по сравнению с «Геркулесом». Бразилия, Аргентина, Колумбия, Чили, Португалия, Чехия уже выдали предварительные заказы в общей сложности на 60 самолетов КС-390.

    Импульс проекту придало заключенное в 2012 году соглашение о сотрудничестве «Эмбраера» с «Боингом», который решил таким образом начать конкуренцию с «Локхид Мартин» в сегменте военно-транспортных самолетов средней грузоподъемности. Как ожидается, с 2020-го США начнут замену устаревающих C-130 в парках своих ВС.

    Заказчики должны получить первые КС-390 в 2016 году. Уже сейчас Бразилия может рассчитывать на загрузку заказами на четыре года вперед. КС-390 разработан прежде всего как военно-транспортная машина.

    После завершения комплекса летных испытаний первые два опытных образца будут отремонтированы и поставлены бразильским ВВС, что увеличит парк этих машин до 30 единиц. Военно-воздушные силы планируют получить все 30 самолетов с учетом двух прототипов с 2016 по 2023 год. Сертификацию КС-390 компания «Эмбраер» планирует завершить в конце 2015-го, после чего с 2016 года начнутся поставки.

    По словам президента «Эмбраера» Джексона Шнейдера, первые самолеты будут поставляться в базовой транспортной конфигурации, которая в соответствии с требованиями военных адаптируется под выполнение таких задач, как заправка топливом в полете и тактические переброски грузов и военнослужащих. Доработка машины начнется сразу же после поставок первых самолетов.

    Бразильские ВВС подписали контракт на поставку 28 самолетов КС-390 в мае текущего года. Партнеры Бразилии по программе КС-390 – Аргентина, Чили, Колумбия, Чешская Республика и Португалия согласились приобрести 32 самолета, хотя твердых контрактов пока нет, а есть подписанные меморандумы о намерениях. В их рамках Колумбия планирует приобрести 12 самолетов, Аргентина – шесть, Чили – шесть, Португалия – шесть, Чешская Республика – два.

    Маркетологи компании считают, что в ближайшие годы в мире потребуется более 700 новых транспортных самолетов средней грузоподъемности. Этот рынок оценивается в 50 миллиардов долларов на ближайшие 10 лет, причем бразильцы со своим КС-390 рассчитывают завоевать на нем нишу объемом около 15 процентов.

    Помимо упомянутых потенциальных заказчиках КС-390 Бразилия также рассчитывает на поставки своего нового военно-транспортного самолета в Швецию.

    КС-390 будет выпускаться как альтернатива на западных рынках следующим самолетам: C-130J «Супер-Геркулес» (Super Hercules) американской компании «Локхид-Мартин» (Lockheed Martin) с полезной нагрузкой 20 тонн, C295 (масса груза 7 т) компании «Эрбас милитари» (Airbus Military), Ан-72/Ан-74 компании «Антонов» (масса груза 10 т), C-27J «Спартан» (Spartan) с массой груза 11,5 тонны компании «Аления Аэрмакки» (Alenia Aermacchi) и даже А400М «Атлас» (Atlas) с массой груза 37 тонн компании «Эрбас милитари».

    Интересно отметить, что в числе приглашенных на выкатку первого самолета представителей из 32 стран были официальные лица из Анголы, Азербайджана, Израиля, Казахстана, Катара, Саудовской Аравии, ЮАР, Великобритании. «Эмбраер» и его маркетинговый партнер по этой программе – компания «Боинг» уже начали рассматривать ВВС США в качестве потенциального заказчика.

    Согласно заявленным характеристикам КС-390 рассчитан на транспортировку грузов массой 23 тонны или компактной полезной нагрузки 26 тонн, размещенной над центром тяжести самолета. Скорость полета – 870 километров в час, дальность – 2400 километров. Штатная полезная нагрузка включает 80 военнослужащих, или 64 парашютиста, или три бронеавтомобиля типа Humvee, или один многоцелевой вертолет типа «Блэк Хоук» (Black Hawk). Хвостовая откидывающаяся рампа КС-390 имеет увеличенную длину по сравнению с большинством самолетов подобного класса, что упрощает въезд в грузовую кабину автомобилей с массой до 4,5 тонны.

    В дополнение к базовой конфигурации для перевозки грузов и военнослужащих КС-390 будет оснащен топливным агрегатом заправки, а также контейнером с оптико-инфракрасной аппаратурой для применения в качестве поисково-спасательного самолета. По мнению разработчиков, новый самолет будет востребован силами специальных операций.


older | 1 | .... | 3 | 4 | (Page 5) | 6 | 7 | .... | 29 | newer