Are you the publisher? Claim or contact us about this channel


Embed this content in your HTML

Search

Report adult content:

click to rate:

Account: (login)

More Channels


Showcase


Channel Catalog


older | 1 | 2 | 3 | (Page 4) | 5 | 6 | .... | 30 | newer

    0 0

    Известный журналист и писатель, ведущий историк отечественного ракетного оружия продолжает публиковать рассказы о боевых ракетах России и их конструкторах.

    Михаил Первов. «Рассказы о русских ракетах». Книга третья. М., ЗАО «Издательский дом «Столичная энциклопедия», 2013.

    Известный журналист и писатель, ведущий историк отечественного ракетного оружия продолжает публиковать рассказы о боевых ракетах России и их конструкторах.

    Открывает третью книгу (две первые увидели свет в 2012-м) глава о том, как в 60-е годы начиналась разработка зенитных ракетных систем С-500У и С-300, как драматично развивались события, какие жаркие споры выдержали противоборствующие стороны, как ссорились главные конструкторы Борис Бункин и Вениамин Ефремов, как мирили их начальник ГРАУ Павел Кулешов и зампред ВПК Леонид Горшков, как изобрел унитарный патрон главный конструктор Петр Грушин, как горели, а потом летали не в ту сторону первые ракеты Льва Люльева, как преданные своему делу конструкторы не хотели становиться заместителями министров, как создавалась лучшая в мире школа советских программистов и как в конце концов были разработаны знаменитые системы С-300П и С-300В.

    «Рассказы о русских ракетах»

    С чего началась ракетная промышленность СССР, почему так и не было образовано союзное министерство ракетостроения, каким образом известная всему миру сначала льном и пенькой, а затем водкой и матрешками Россия всего за несколько десятилетий превратилась в передовую ракетно-космическую державу, удивившую мир такими брендами, как «Спутник», «Восток», «Луноход», «Сатана», «Тополь». Об этом повествует вторая глава книги. Здесь же идет речь о том, как были вывезены из Германии в Советский Союз более 500 ведущих немецких ракетостроителей, а также оборудование и документация свыше ста ракетных заводов Германии, Австрии и Чехии и как впоследствии под руководством Сергея Королева были созданы первые отечественные баллистические ракеты дальнего действия Р-1 и Р-2.

    «Беркут» – страж Москвы». В этой главе автор подробно рассказывает о том, как создавалась первая зенитная ракетная система противовоздушной обороны Москвы, какие премии были обещаны ее разработчикам, какой персональный оклад получил главный конструктор Александр Расплетин, как в течение нескольких секунд снимал с должностей провинившихся директоров громогласный государственный деятель Лаврентий Берия и как совершенно не боялся этих громов и молний его помощник Сергей Владимирский, как словоохотливо объясняли деревенские бабушки вновь прибывшим офицерам маршруты проезда в сверхсекретные воинские части только что сформированной Первой армии ПВО особого назначения и как начали наконец почтительно обходить Москву английские высотные самолеты-разведчики.

    Завершают книгу главы о том, как создавались первый противотанковый комплекс ракетного вооружения «Дракон», первые массовые тактические ракетные комплексы Сухопутных войск «Луна» и «Луна-М», первые ракеты средней дальности с атомными боезарядами Р-5М, Р-12 и Р-14, первые шахтные ракетные комплексы, первый зенитный ракетный комплекс для защиты танковых и мотострелковых дивизий «Оса», первые дальнобойные зенитные ракетные системы С-175 и С-200.

    Книга основана на воспоминаниях Б. В. Бункина, К. К. Капустяна, П. М. Кириллова, В. П. Черкасова (ГСКБ «Алмаз-Антей»), В. С. Бурцева (ИТМ и ВТ), Р. Б. Ванникова, Е. С. Иофинова, И. А. Карамышева, В. Г. Светлова, А. Г. Шлапака (МКБ «Факел» имени П. Д. Грушина), К. А. Власко-Власова, М. М. Митлина (ЦНИИ «Комета»), В. П. Ефремова (НИЭМИ), К. И. Козорезова (МГУ имени М. В. Ломоносова), С. И. Крупкина, С. С. Крюкова (НПО имени С. А. Лавочкина), Ю. А. Кузнецова (ВНИИРТ), Н. П. Мазурова (Московский институт теплотехники), В. И. Маркова (МАК «Вымпел»), В. П. Мишина (РКК «Энергия» имени С. П. Королева), Ш. Г. Папиашвили (НПО «Молния»), Ю. Н. Фигуровского (НИИП имени В. В. Тихомирова), М. Л. Бородулина И. В. Илларионова, Н. А. Косицына, К. Т. Резакова, А. И. Хюпенена, П. И. Шестакова (Министерство обороны), записанных М. А. Первовым в разные годы.


    0 0

    США и Россия готовы тратить миллиарды на лучевое оружие

    ВВС США не оставляют идеи вооружиться «лучами смерти». В конце февраля 2013 года авиационное командование обнародовало запрос на информацию о возможности создания лазерного оружия для перспективных истребителей, которые будут стоять на вооружении после 2030-го. Запрос был подготовлен Исследовательской лабораторией ВВС США. Первые испытания боевого лазера для истребителей шестого поколения предполагается провести в 2022 году. Аналогичные разработки ведутся и в России.

    ВВС США не оставляют идеи вооружиться «лучами смерти». В конце февраля 2013 года авиационное командование обнародовало запрос на информацию о возможности создания лазерного оружия для перспективных истребителей, которые будут стоять на вооружении после 2030-го. Запрос был подготовлен Исследовательской лабораторией ВВС США. Первые испытания боевого лазера для истребителей шестого поколения предполагается провести в 2022 году. Аналогичные разработки ведутся и в России.

    Согласно требованию военных необходимы независимые от авиационной платформы лазер и система, работающие на высотах от уровня моря до 19,8 тысячи метров на скоростях полета от 0,6 до 2,5 числа Маха (690–2900 км/ч). К октябрю 2014-го технологическая готовность лазера должна достичь четвертого уровня, когда все компоненты системы уже созданы и проходят тесты в лабораториях. Пятый уровень – испытания экспериментальных образцов в воздухе – планируется к 2022 году. На вооружение новые системы поступят после 2030-го. Заинтересованные технологические компании должны представить исследовательской лаборатории не только проекты, но и оценку стоимости.

    Лазеры возвращаются

    Согласно запросу на информацию Пентагон интересуют три вида перспективного оружия. Первый – маломощные лазеры, использующиеся для подсветки и сопровождения цели, наведения, противодействия системам наблюдения противника. Второй – лазеры средней мощности для самозащиты самолета от ракет. Третий – аппарат высокой мощности для поражения воздушных и наземных целей.

    По данным ВВС США, истребители, вооруженные лазерами, должны относительно свободно действовать в закрытых для полетов зонах или там, где запрещены или ограничены маневры (A2/AD – Anti-access /Aarea Denied Operational Environment). Под этим термином США понимают не только борьбу с ПВО и авиацией противника, но и условия, в которых поставка запчастей и провизии сильно затруднена или вовсе невозможна. Сюда же относится отсутствие политического и финансового влияния в регионе.

    Американские ВВС и ВМС начали формировать список требований к боевым лазерам в начале 2011 года. Финансирование проекта будущих носителей «лучей смерти» начнется в 2015-м, их параметры пока неизвестны. Ранее военные заявляли, что истребители шестого поколения, вероятно, будут гиперзвуковыми с возможностью опционального пилотирования, малозаметными и сверхманевренными. Вероятно, к программе подключатся компании Lockheed Martin и Boeing.

    Реабилитация «лучей смерти»

    Американцам предстоит пройти долгий путь создания лазеров, решив множество сложных задач. В частности, это размер установок, тип используемых лучей (с химической, оптической, электрической или другой накачкой), энергообеспечение, фокусировка на расстоянии и прицеливание. Лазер футуристичен, но не лишен недостатков. Его предельная дальность ограничена прямой видимостью, то есть за горизонт не постреляешь. А на деле радиус поражения может оказаться еще меньше, так как мощность луча пропорциональна расстоянию, количеству атмосферных возмущений и взвесей в воздухе.

    Кроме того, ученым пока не удалось устранить эффект так называемого пробоя в лазерном луче, значительно снижающего его мощность. Не решена и проблема произвольной самофокусировки луча в какой-либо точке пространства. В этом случае боевая установка будет тратить энергию на разогрев воздуха вместо того, чтобы поразить цель. США уже проводили испытания мощного химического лазера в рамках проекта ABL по созданию системы противоракетной обороны. С конца 70-х годов этим занимался консорциум Boeing, Northrop Grumman и Lockheed Martin. Boeing создавал авиационную платформу под лазер, Northrop Grumman разрабатывал саму установку, а Lockheed Martin – подвижную турель и системы точного наведения. В 1985-м прошли наземные испытания, в ходе которых «луч смерти» нагрел и взорвал неподвижный топливный бак на дистанции один километр.

    Эта система была смонтирована на специально модифицированном грузовом самолете Boeing 747-400F. ABL состоял из инфракрасных сенсоров для обнаружения целей, трех лазеров и системы линз для фокусировки луча. Два служебных лазера мощностью по 1 кВт использовались для подсветки цели и оценки атмосферного влияния. Третий, боевой, представлял собой кислородно-йодистый химический лазер мощностью 1 МВт. Испытания системы велись практически ежегодно. В 2009-м ABL впервые проверили на баллистических ракетах. B747 с лазером на борту поднялся в воздух с базы «Эдвардс». Ракету-мишень запустили с острова Сан-Николас у побережья Калифорнии, расположенного примерно в 300 километрах от базы. Бортовые системы «Боинга» засекли ее, навели лазеры и направили луч. Задачи сбить ракету не ставилось, военные хотели проверить способности ABL точно наводиться на летящую цель. Специальные системы на мишени зафиксировали точное попадание.

    В феврале 2010 года ABL впервые сбил баллистические ракеты на взлете. Самолет с боевым лазером поднялся с морской базы «Пойнт-Мугу» в Калифорнии, а мишени запустили с мобильной платформы в океане и с острова Сан-Николас. Первая ракета была жидкотопливной, вторая – твердотопливной. По данным Агентства противоракетной обороны США, лазерная система на Boeing 747-400F сработала в три этапа. Сначала шесть инфракрасных сенсоров засекли тепловой след разгоняющейся ракеты и служебный лазер подсвечивал ее. Затем был послан слабый луч для оценки влияния атмосферы на рассеяние и точность попадания. Наконец, включился мегаваттный лазер, который и сбил ракету. В общей сложности на все операции было потрачено около двух минут. Спустя час после уничтожения первой цели была сбита и вторая. Последовательность операций сохранилась прежней.

    Испытатели выявили несколько негативных моментов. Во-первых, даже кратковременное применение лазера приводило к сильному нагреву турели и фюзеляжа самолета, что при длительной работе чревато авиакатастрофой. Во-вторых, система ABL слишком медлительна и неспособна совершать последовательно несколько выстрелов по разным целям, в том числе из-за перегрева. Эти технические сложности в теории можно было преодолеть, однако Пентагон закрыл проект, все оборудование демонтировали и самолет-носитель отправили на долгосрочное хранение в Аризону.

    Если бы программу ABL продолжили, ее эффективность осталась бы сомнительной, требуется многослойная система ПРО, чтобы передовые элементы находились в непосредственной близости от границ государства-противника. Дело в том, что лазерная система противоракетной обороны может успешно применяться против баллистических ракет только в том случае, если те находятся в активной фазе полета, до разделения боеголовки на несколько боевых блоков с индивидуальным наведением. На заключительном этапе полета баллистической ракеты «луч смерти» с большой долей вероятности окажется неэффективным. Светить на отделившиеся боевые блоки до их уничтожения придется очень долго, так как каждый надежно упрятан в углеродный контейнер, выдерживающий сильный нагрев: конструкция изначально рассчитана на нагрев блоков, падающих на землю с гиперзвуковой скоростью.

    Также следует учитывать, что многие государства ведут разработки неуязвимых для систем ПРО межконтинентальных баллистических ракет (МБР). Например, Россия сделала ставку на сокращение активной фазы полета, которая сейчас составляет в среднем от трех до пяти минут. Это означает, что установке ABL пришлось бы вести патрулирование прямо на территории России. Разумеется, это невозможно. Несмотря на закрытие проекта ABL, лазерное оружие наряду с развитием беспилотной авиации остается одним из приоритетов армии США. Boeing создает наземную установку Laser Avenger, которая монтируется на армейский автомобиль Humvee. Испытания показали, что устройство способно уничтожать мины, неподвижные цели и БЛА на разных дальностях. Сами дроны планируется вооружить боевыми лазерами, в том числе перспективный палубный реактивный беспилотник X-47B UCAS-D.

    Новое – хорошо забытое старое

    Россия тоже решила возобновить разработку боевого авиационного лазера, способного поражать самолеты, спутники и баллистические ракеты. СССР создавал оружие подобного типа еще в 70-х годах. Вообще в Советском Союзе заинтересовались боевыми лазерами в середине 60-х, и к 1973 году было создано специальное конструкторское бюро. Первую установку воздушного базирования разместили на опытном самолете А-60 на базе транспортника Ил-76. Свой первый полет с лазером на борту он совершил в 1983-м. В 1984 году советские летчики поразили лучом первую воздушную мишень, и к 1991-му испытатели имели уже два А-60. Но затем финансирование кончилось и программа была заморожена.

    Работы в конструкторских бюро велись фактически по личной инициативе сотрудников. Только в 2009 году о возобновлении работ над авиационным лазером заявил действительный академический советник Академии инженерных наук России Юрий Зайцев. Речь шла все о той же воздушной лаборатории А-60, на которой разместили «ослепляющий лазер». Его задача – воздействие на оптические головки самонаведения баллистических ракет и спутниковые системы наблюдения. Однако пока нет информации о том, удалось ли добиться каких-либо успехов. В 2011 году проект вновь оставили без финансирования, а оборудование с единственного оставшегося А-60 частично демонтировали.

    Финансирование лазерных разработок в интересах Минобороны России возобновилось в 2012 году. Теперь на А-60 планируется установить более мощный аппарат. Имеются в виду новые блоки установки 1ЛК222, разработанной «Химпромавтоматикой» (в наземном варианте – «Сокол-Эшелон»). Ее испытания планировались на 2013 год, но сначала носитель должен пройти модернизацию. В военном ведомстве пока не определились, на какие типы самолетов ставить боевые лазеры. Вероятно, это будут военно-транспортные самолеты и бомбардировщики.

    Кроме А-60, в России велись многие другие интересные программы. В начале 90-х годов был создан прототип мобильной лазерной пушки на базе самоходной гаубицы «Мста-С». В основе проекта под названием 1К17 «Сжатие» использовался многоканальный твердотельный лазер. По неподтвержденным данным, специально для «Сжатия» был выращен искусственный цилиндрический кристалл рубина массой 30 килограммов. Существует и версия, что телом лазера послужил алюмоиттриевый гранат с добавками неодима.

    В 1993 году проект был остановлен. С учетом возросшей сейчас заинтересованности Минобороны перспективными разработками многие наземные и воздушные лазерные комплексы вполне могут получить вторую жизнь. Под подобные цели в октябре 2012-го вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин инициировал создание Фонда перспективных исследований. Судя по всему, он не станет жалеть денег на высокорискованные научные исследования и разработки.


    0 0

    Во главе угла – принцип отраслевой концентрации научно-технологических сил

    Накануне Второй мировой войны западные эксперты расходились в оценках количества советских танков, артиллерии и самолетов, но почти все были согласны в одном: это плохие копии западной техники, склепанные самыми примитивными методами.

    Накануне Второй мировой войны западные эксперты расходились в оценках количества советских танков, артиллерии и самолетов, но почти все были согласны в одном: это плохие копии западной техники, склепанные самыми примитивными методами.

    Итоги сражений и вынужденное знакомство с боевыми машинами Красной армии быстро развеяли все предубеждения. Эйке Миддельдорф, бывший референт генерального штаба сухопутных войск Германии по изучению тактического опыта, в изданной уже в 50-х годах книге отметил: «Русская артиллерия имела на вооружении очень хорошую современную материальную часть. Как по качеству орудийной стали, так и по своим конструктивным характеристикам она отвечала требованиям того времени».

    Даже самый дорогой советский танк Т-80 обходился нашему государству в более скромную сумму, нежели танк «Абрамс» армии США

    Специалисты американской фирмы «Крайслер», изучив в 1951-м захваченный в Корее и к тому времени уже устаревший танк Т-34-85 выпуска 1944 – начала 1945 годов, пришли к выводу: «Методы производства адекватны поставленной задаче, грубая внешняя отделка сочетается с высокой точностью обработки важнейших частей. Машина активно совершенствовалась, причем очевидно, что большинство изменений осуществлялось с целью повышения качества изготовления и особенно увеличения срока службы и лишь в меньшей степени – упрощения и удешевления. Заготовки отливаются удобными для обработки; в некоторых случаях они лучше, чем используемые для американских танков».

    Оставим в стороне признание заслуг советских конструкторов и задумаемся над другим: каким образом страна, едва завершившая к 1941 году программу индустриализации, сумела удивить инженеров самых развитых государств мира своими технологиями и материалами? Ссылку, что все это было приобретено в тех же США и Германии, рассматривать не будем: никто не продает секреты оборонных производств, тем более те, которыми сам не обладает.

    Технологическая наука танкпрома
    Коллаж Андрея Седых

     Однако как отечественные инженеры смогли создать все это – ведь ни по количеству, ни по оснащенности технологических институтов, лабораторий и опытных производств молодая советская промышленность не могла соперничать ни с Германией, ни с Соединенными Штатами. Критически осмысливая прошлое, неизбежно приходишь к выводу: успех обусловлен концентрацией усилий в институтах, обслуживающих если не всю оборонную промышленность, то по крайней мере важнейшие ее отрасли. В этом главное отличие от западной инженерной науки, разобранной по корпорациям и вынужденной хранить свои достижения от конкурентов.

    Во второй половине ХХ века боевые качества советской бронетехники уже не подвергались сомнению. Однако вплоть до настоящего времени мало кто знал о том, что благодаря все той же отраслевой концентрации научно-технической мысли советская бронетехника всегда была дешевле западных аналогов. Даже самый дорогой советский танк Т-80 обходился нашему государству в более скромную сумму, нежели танк «Абрамс» армии США.

    ***

    Между тем известно, что объединение усилий в сфере оборонных технологий в нашей стране начиналось отнюдь не в советское время. Еще в 1891 году по инициативе Д. И. Менделеева была создана Научно-техническая лаборатория при Морском ведомстве. Одновременно гениальный русский ученый предлагал учредить лабораторию с более широкими задачами в Военном ведомстве. К сожалению, в то время идея не нашла поддержки. Вновь к ней вернулись в 1908-м. Обсуждение вопроса, в том числе в Государственной думе, затянулось на несколько лет. В итоге Центральная научно-техническая лаборатория Военного ведомства была открыта в августе 1914-го, а полноценно смогла действовать лишь к 1917–1918 годам. Пришедшие к власти большевики по достоинству оценили доставшееся наследство. В феврале 1919-го В. И. Ленин подписал постановление о передаче Центральной научно-технической лаборатории в ведение Высшего совета народного хозяйства. В 1920 году лаборатория была переименована в Государственный научно-технический институт. Во второй половине 20-х она превратилась в институт металлов (с добавлениями: Всесоюзный, Ленинградский, Центральный) и сосредоточила свои усилия на разработке новых материалов и технологий их обработки сначала для всех оборонных отраслей, а с 1936 года – только для артиллерийской промышленности. Поэтому мы на время расстанемся с институтом металлов и обратимся к истории зародившихся в 30-х технологических подразделений Танкпрома.

    ***

    Первым из них стал созданный в Ленинграде в 1933 году проектно-технологический институт «Спецмашпроект» (в 1937-м переименован в Государственный союзный проектный институт – ГСПИ № 8). Большая часть советских танковых и моторных заводов в 30-х годах была построена либо модернизирована по проектам 8-го ГСПИ. Но еще более значимым достижением института и заводских технологов явилась адаптация принципов и технологий поточно-конвейерного производства (приобретенных за рубежом вместе с проектами тракторных и автомобильных заводов) к выпуску бронетехники. Первым явным достижением стал конвейер финальной сборки танков типа БТ на Харьковском паровозостроительном заводе. Однако в полной мере итоги большой работы проявились уже в годы Великой Отечественной войны.

    Технологическая наука танкпрома

    В течение первого военного года все силы 8-го ГСПИ были обращены на размещение и запуск в работу эвакуированных танковых сборочных и моторных заводов. К середине 1942 года на первый план вышли другие задачи: унификация технологических процессов и оказание различной научно-технической помощи предприятиям. Летом 1943-го почти весь состав института разослали на заводы для разработки и освоения единой «литерной» технологии производства бронетехники. Но главное произошло в 1943–1945 годах: усилиями ученых отраслевого и ряда привлеченных институтов совместно с заводскими технологами танковые заводы были перестроены в соответствии с принципами поточно-конвейерного производства.

    В послевоенные годы на 8-й ГСПИ была возложена обязанность распространения в отрасли как немецких трофейных технологий в области механообработки, так и новых отечественных разработок, выполненных в других министерствах. Однако затем технологическую тематику свернули в пользу проектной деятельности. Институт под названием «Трансмашпроект» существует и сегодня и продолжает сотрудничать с НПК «Уралвагонзавод», но в состав корпорации не входит (в отличие от своего нижнетагильского филиала, ставшего подразделением УВЗ).

    Основной же комплекс проблем, связанных с совершенствованием технологий крупносерийного производства бронетанковой техники, перешел к образованному в 1947 году ленинградскому филиалу московского института «Оргтрансмаш». В 1950–1955-м в его состав были переданы кадры технологов, производственная и экспериментально-технологическая база 8-го ГСПИ. Один за другим в рамках филиала появились отделы литейных технологий, холодной обработки металлов, электрообработки, кузнечно-штамповочный, автоматизации и механизации, лаборатории ТВЧ и защитных покрытий. Во времена хозяйственных реформ второй половины 50-х годов ленинградский филиал остался в системе центрального ведомства – Госкомитета по оборонной промышленности. А после воссоздания Министерства оборонной промышленности филиал в 1965 году превратился в самостоятельный Всесоюзный проектно-технологический институт (в 1969-м переименован во Всесоюзный научно-исследовательский технологический институт – ВНИТИ).

    Первой крупной работой ленинградских ученых стало создание единой для всех заводов технологии крупносерийного производства танков Т-54. Они возглавили действовавшую непосредственно на Уралвагонзаводе комплексную бригаду, включавшую также специалистов из Нижнего Тагила, Харькова, Омска, Свердловска и Москвы. В частности, были созданы 49 одних только поточных линий, в том числе комплексная система автоматических линий прессовой формовки, отливки, обрубки и зачистки траков. Именно ее главный металлург УВЗ А. В. Забайкин называл «линия Жюля Верна».

    Суровой проверкой зрелости ВНИТИ стала грандиозная работа по созданию технологий производства сразу ТРЕХ основных боевых танков: Т-64 – на Харьковском заводе имени В. А. Малышева, Т-72 – на Уралвагонзаводе и позднее на Челябинском тракторном заводе, Т-80 – сначала на Кировском заводе и затем на Омском заводе транспортного машиностроения. Это потребовало создания сети иногородних отделений – в Харькове (1967), Нижнем Тагиле (1968–1969), Челябинске (1975), Омске и Киеве (1977).

    Совместно с филиалами ВНИТИ в 70–80-х годах успешно решал на подведомственных заводах сразу девять комплексных задач:

    • технологическая подготовка производства новых изделий;
    • механизация и автоматизация производства стального литья;
    • создание технологий и оборудования для изготовления точных заготовок;
    • механизация и автоматизация сборочно-сварочного производства;
    • механизация и автоматизация процессов термической обработки;
    • повышение производительности механической обработки высоколегированных сталей;
    • создание новых защитных покрытий и технологий их нанесения;
    • анализ технического уровня производства и решение организационно-управленческих задач.

     

    Последней по списку, но не по значению задачей ВНИТИ являлась разработка и внедрение принципиально новых базовых технологий, таких как упрочняющее пластическое деформирование высоконагруженных деталей, холодное накатывание зубьев, шлицев и граней, жидкая штамповка ответственных деталей из цветных металлов, гидростатическая штамповка деталей трубопроводов, гидродинамическая штамповка, скоростная электротермическая обработка, высокочастотная сварка тонколистовых деталей и т. д.

    ***

    В перечне подведомственных ВНИТИ изделий 70–80-х годов нет производившихся в те же годы самоходных орудий или боевых машин пехоты. Дело в том, что в 1967-м 12-е главное управление («танковое») было разделено на два самостоятельных под номерами 7 и 6. Первое из них занималось собственно танками и обслуживалось ВНИТИ, второе специализировалось на легкобронной технике типа САУ и БМП и соответственно имело свое технологическое учреждение – Свердловский научно-исследовательский технологический институт (СНИТИ). Последний был создан в 1956 году как филиал Московского проектно-технологического института и поначалу предназначался для обслуживания уральской группы танковых заводов, слишком удаленных от ленинградского филиала. Значительную помощь в подборе специалистов для нового учреждения оказали Уралвагонзавод, а также свердловский завод № 50.

    Уже состоя в 6-м главном управлении, уральский институт успел принять участие в подготовке производства танков Т-72 в Нижнем Тагиле. Но главные его работы были осуществлены в других местах. Институт принял самое деятельное участие в освоении серийного производства:

    • боевых машин пехоты БМП-1, БМП-2 и БМП-3 на Курганском машиностроительном заводе (а также несколько позже БМП-2 в Индии и Иране);
    • разведывательного пункта ПРМ-4МУ и других специальных машин на Рубцовском машиностроительном заводе;
    • самоходных 240-мм минометов 2С4 «Тюльпан», самоходных 152-мм пушек 2С5 «Гиацинт» и самоходных 152-мм гаубиц 2С3 «Акация» и затем 2С19 «Мста» на Свердловском заводе транспортного машиностроения (бывший завод № 50);
    • двухзвенных гусеничных транспортеров на Ишимбайском заводе транспортного машиностроения.

     

    При этом СНИТИ первым в отрасли внедрил целый ряд новых технологий и систем. Так, для выпуска БМП-1 были впервые использованы поточно-механизированные замкнутые конвейерные линии, значительно сокращающие производственный цикл изготовления и повышающие производительность труда. Технология воздушно-плазменной резки в сборочно-сварочном производстве дала возможность осуществлять обработку деталей из спецсталей в закаленном состоянии. Под этот процесс было создано специализированное и общепромышленное оборудование – портальные машины с ЧПУ – позволяющее вести в полуавтоматическом режиме высокоточную резку листового и профильного проката из черных и цветных металлов, включая вырезку отверстий различной конфигурации в крупногабаритных изделиях коробчатой формы.

    Технология малодеформационной закалки деталей в фиксированном положении (в прессах) для листовых деталей нашла широкое применение как на заводах 6 и 7-го главков (в спецкорпусном производ стве), так и на ряде других предприятий: Лазовском кузнечно-механическом заводе, Ждановском заводе тяжелого машиностроения и даже на Атоммаше (город Волгодонск).

    Технология и оборудование электроннолучевой сварки были созданы и внедрены в производство на Свердловском заводе транспортного машиностроения для изготовления узлов и деталей из низколегированных конструкционных сталей повышенной прочности.

    СНИТИ первым в отрасли занялся разработкой технологий и оборудования лазерной обработки материалов (резки, наплавки, упрочнения), в том числе неметаллических. Всего на подведомственных предприятиях внедрены более ста лазерных комплексов.

    ***

    В течение 50 лет занимаясь совершенствованием поточно-конвейерного производства бронетехники, специалисты отраслевых институтов отлично знали не только его достоинства, но и недостатки. Конвейер невероятно трудно перенацелить на новый вид продукции, в большинстве случаев проще построить его заново. Когда в 1962 году в серию ставили танк Т-62, мало отличавшийся от своего предшественника Т-55, на переналадку потоков и конвейеров оборонные цехи пришлось остановить на полгода. Принципиально новый танк Т-72 потребовал многих лет наладки, да и то к концу 80-х успели внедрить далеко не все.

    Между тем накопленный в 60–70-х годах опыт эксплуатации разнообразных станков с ЧПУ и промышленных роботов позволил сделать следующий глубоко революционный шаг: приступить к созданию гибких, управляемых ЭВМ производств – так называемых ГАПов. Внешне они выглядели почти так же, как традиционные поточно-конвейерные линии, разве что людей на порядок меньше. Вместе с тем ГАПы, сочетающие обслуживаемые промышленными роботами универсальные агрегаты с ЧПУ под общим управлением мощного компьютера, могли за считаные дни или даже часы перейти на выпуск новой продукции.

    В 1983 году работа над ГАПами приобрела характер общегосударственной программы. Распоряжением Совета министров СССР от 1 июля при Госплане была учреждена Межведомственная комиссия по вопросам создания и внедрения в народное хозяйство гибких автоматизированных производственных систем (ГАПС). 12 июля 1984 года Президиум Академии наук СССР и Госплан СССР утвердили общесоюзную программу создания и использования ГАПС в 1986–1990-м и на период до 2000 года.

    В Танкпроме дело шло с опережением общесоюзных темпов. В 1983 году по решению заместителя министра оборонной промышленности О. Ф. Ларченко специалисты ВНИТИ, УфВНИТИ, Ижевского НИТИ, а также Ивановского станкостроительного производственного объединения (поставщика обрабатывающих центров – ОЦ с ЧПУ) разработали программу полного перевооружения танковых механосборочных цехов Уралвагонзавода на 1983–1987 годы с преимущественной опорой на гибкие производственные системы.

    Наиболее значительным проектом стала гибкая производственная система механической обработки корпусов из 22 ОЦ, объединенных единой автоматизированной транспортной системой. Все это должно было управляться ЭВМ, а человеку оставалась роль наладчика и надзирателя. Первое обсуждение прошло в 1984 году, а уже в октябре 1987-го шесть ОЦ поступили на монтаж. Полное внедрение ГПС обеспечило бы Уралвагонзаводу многократное снижение трудоемкости механической обработки корпусов. Но, увы, начавшаяся конверсия не позволила в начале 90-х запустить в действие почти готовый уникальный объект.

    Свердловский НИТИ также занимался ГАПами. Им были разработаны и в 1985 году внедрены на Свердловском заводе транспортного машиностроения два участка: МАК-18 по обработке крупногабаритных деталей и АСВ-31 – для токарной обработки деталей. Затем в 1986–1987 годах на Ишимбайском заводе введен в эксплуатацию участок обработки корпусных деталей типа «кронштейн». Наибольшим уровнем автоматизации отличался участок АСВ-31, его работу в «безлюдном» режиме с удовольствием демонстрировали руководителям Министерства оборонной промышленности.

    Обвал оборонной (и не только) промышленности 90-х годов не позволил состояться новой промышленной революции, а непродуманная приватизация разбросала и разрушила научно-технологический комплекс. Предоставленные самим себе институты должны были выживать, кто как сможет, в меру собственной изворотливости и удачи.

    ***

    В 2000-х Российское государство, приступив к восстановлению Вооруженных Сил, вновь обратило свое внимание на Танкпром. 27 августа 2007 года президент РФ Владимир Путин подписал указ «Об открытом акционерном обществе «Научно-производственная корпорация «Уралвагонзавод». В соответствии с ним в состав корпорации помимо заводов и КБ включались также:

    • Центральный научно-исследовательский институт материалов (в далеком прошлом – Центральная лаборатория Военного ведомства);
    • Научно-производственная фирма по внедрению научных и инженерно-технических инноваций (бывший ВНИТИ);
    • Уральский научно-исследовательский технологический институт (бывший СНИТИ).

     

    Чуть позже в состав корпорации вошел и Уральский научно-технический комплекс, в советское время именовавшийся Уральским филиалом ВНИТИ.

    Конечно, потери и утраты лихих лет предопределили новые приоритеты и расстановку сил. Достаточно сказать, что головным предприятием корпорации по контролю и координации работ по подготовке серийного производства изделий по проекту «Армата» сегодня является УралНИТИ. Что, разумеется, не исключает помощи института прежним «клиентам» по легкобронным машинам.

    Второй технологический центр корпорации – ЦНИИМ. Включение первого отечественного оборонного технологического учреждения в состав «танкового» объединения не случайно: артиллерия сегодня стала по преимуществу самоходной, к тому же танки – одни из основных потребителей изделий артиллерийских заводов. Однако орудийной тематикой ЦНИИМ уже не ограничивается: в его арсенале есть также материалы и технологии по защите и снижению заметности бронетехники, для оптической, электронной и ракетной промышленности.

    Как видим, и в новой рыночной России принцип отраслевой концентрации научно-технологических сил не утратил своего значения.


    0 0

    России нужен свой аналог американского «Лайтнинга-2»

    Самолеты вертикального взлета и посадки привлекательны нетребовательностью к системе базирования, что делает их оружием гарантированного ответа и высокой гибкости применения.

    Самолеты вертикального взлета и посадки привлекательны нетребовательностью к системе базирования, что делает их оружием гарантированного ответа и высокой гибкости применения.

    Конец 60-х годов был важным периодом в развитии мировой авиации. Тогда создавались и принимались на вооружение качественно новые типы летательных аппаратов, большинство из которых концептуально определяют авиацию до сих пор. Одним из таких прорывных направлений был самолет вертикального (короткого) взлета и посадки (СВКВП). К началу 70-х определились мировые лидеры в новой сфере – Великобритания и СССР, сумевшие наладить серийное производство. В Советском Союзе головным конструкторским бюро по развитию этого класса стало ОКБ имени А. С. Яковлева.

    Вертикаль воздушной обороны
    Коллаж Андрея Седых

    Отечественный первенец Як-38 был несовершенен и рассматривался как переходная модель. Его сменил качественно новый Як-41, первый в мире сверхзвуковой СВКВП. По тактико-техническим данным он значительно превзошел британского конкурента «Харриер» самых последних модификаций и мог практически на равных бороться с новейшим на тот момент американским палубным истребителем-бомбардировщиком F/A-18А. При максимальной скорости 1800 километров в час боевой радиус Як-41 при вертикальном взлете и полете к цели на дозвуковой скорости мог достигать 400 километров, а при взлете с коротким разбегом – до 700.

    Самолет был оснащен многорежимной РЛС, по характеристикам близкой к РЛС «Жук» на МиГ-29. Имел встроенную 30-мм пушку, на подвеске нес корректируемые авиабомбы и ракеты, в том числе воздушного боя средней дальности Р-27 различных модификаций и малой дальности Р-73, «воздух-земля» Х-29 и Х-25, противокорабельные Х-35 и противорадиолокационные Х-31. Распад Советского Союза и последующие экономические неурядицы пресекли развитие отечественных СВКВП, с 1992 года финансирование этого направления в ОКБ имени Яковлева прекратилось.

    Великобритания же начала поэтапную модернизацию своего СВКВП «Харриер». Первоначальный его вариант был почти равноценен Як-38, не имел бортовой РЛС, имел только неуправляемое оружие и сопоставимый с советским аналогом радиус боевого применения. В дальнейшем самолет подвергся глубокой модернизации. К началу войны за Фолклендские (Мальвинские) острова в 1982 году принятый на вооружение флота «Си Харриер» FRS.1 уже был полноценной боевой машиной, мог использоваться как истребитель и штурмовик. 28 самолетов этого типа, действуя с авианосцев «Инвинсибл», «Гермес» и наскоро оборудованных площадок на берегу, в боях с аргентинскими ВВС сбили 22 машины, оказывали эффективную поддержку морским десантам в глубине обороны противника. Действия британской авианосной авиации продемонстрировали исключительное значение СВКВП при проведении морских операций.

    «Харриер» различных модификаций до сих пор остается единственным серийным самолетом этого класса, он стоит на вооружении многих стран, в том числе США, Великобритании, Индии, Италии и Испании. За исключением Америки везде он числится палубным самолетом. То есть в странах, не имеющих полноценных авианосцев, «Харриер» заменяет машины с обычным взлетом и посадкой.

    Основные достоинства этого класса прежде всего заключаются в качественно более широких возможностях наземного базирования, которые позволяют значительно повысить боевую устойчивость группировки ВВС под ударами противника. Но пока эти преимущества нигде не использованы.

    Всем рассредоточиться!

    Опыт войн последних десятилетий показывает, что боевые действия начинаются с масштабного воздушного наступления. Первая подобная операция направлена главным образом на завоевание превосходства в воздухе. Важнейшей составной частью этого остается разгром авиации противника на аэродромах. Ударами по базам достигается тройная цель: уничтожаются самолеты, разрушается аэродромная сеть, прежде всего взлетно-посадочные полосы (ВПП), и нарушается система тылового обеспечения ВВС, в частности ущерб наносится запасам топлива и боеприпасов, силам и средствам их подачи к самолетам. В результате если и удается сохранить часть авиации, она лишена боеспособности.

    Для стран, которые не предполагают первыми начинать военные действия, вопрос обеспечения боевой устойчивости авиации в районах базирования под массированными воздушными ударами является критически важным. Обеспечить эту устойчивость только за счет надежной системы ПВО весьма проблематично. Количество аэродромов ограничено, их местоположение и характеристики хорошо известны, поэтому агрессор может создать такую группировку ударных сил и средств, выбрать такой способ действий, которые позволят ему гарантированно преодолеть ПВО.

    Ключевым условием обеспечения устойчивости ВВС является рассредоточение на запасные аэродромы. Однако у современных боевых самолетов с нормальным взлетом высокие требования по длине и качеству (например прочности покрытия) ВПП. Такая полоса – это капитальное сооружение, которое долго строить и легко выявить современными средствами разведки. Если использовать в качестве аэродромов рассредоточения гражданские аэропорты и участки шоссе, проблему радикально не решить, так как их немного, особенно в районах со слабо развитой дорожной сетью. Отсюда вытекает важнейший вывод: обеспечить боевую устойчивость группировок современной боевой авиации от упреждающих ударов противника возможно главным образом за счет радикального повышения возможностей ее рассредоточения.

    Одним из весьма перспективных выходов из положения может стать принятие на вооружение СВКВП. При коротком взлете им достаточно полосы около 150 метров, при вертикальном – ровной площадки в несколько десятков метров. Лесная поляна или участок шоссе могут стать настоящим аэродромом. Требования к качеству покрытия также существенно ниже, поскольку динамические нагрузки при посадке и взлете СВКВП на поверхность значительно меньше, чем при обычном взлете. Принятие на вооружение самолетов вертикального и короткого взлета и посадки позволит значительно расширить систему базирования, повысить боевую устойчивость в целом.

    Нельзя сбрасывать со счетов и существенные возможности СВКВП на море. В случае необходимости с их помощью можно увеличить количество авианесущих кораблей в составе любого флота. Впервые это продемонстрировала Великобритания в ходе конфликта на Фолклендах. В дополнение к двум имевшимся тогда авианосцам британцы в течение семи – девяти суток по американскому проекту АРАПАХО переоборудовали под носители «Харриеров» крупные контейнеровозы «Атлантик Конвейерз», «Атлантик Коузвей» и «Контендер Безант».

    СВКВП обладают и рядом серьезных недостатков, не позволяющих полностью заменить самолеты с нормальным взлетом. Прежде всего это меньшая на 15–30 процентов дальность полета даже при взлете с коротким разбегом. При вертикальном взлете радиус сокращается еще больше – в два-три раза и достигает всего 200–400 километров. Меньше и боевая нагрузка из-за сложной и тяжелой двигательной установки. По оценке директора инженерного центра ОКБ имени А. С. Яковлева Константина Поповича, стоимость самолета с вертикальным и коротким взлетом и посадкой может быть в полтора раза больше.

    Однако важно отметить, что нет причин и факторов, препятствующих созданию СВКВП, способного на равных бороться с обычными самолетами. Примером может стать разработка и принятие на вооружение американского СВКВП F-35 («Лайтнинг-2»). Машина выполнена с применением «стелс-технологий», при максимальной взлетной массе около 30 тонн имеет приличный боевой радиус около 800 километров и боевую нагрузку – около 8000 килограммов. Правда, стоимость ее велика и для серийных изделий может составлять 70–100 миллионов долларов.

    Отмеченные достоинства и недостатки определяют нишу СВКВП в системе авиационного вооружения любого государства. В составе ВВС эти самолеты способны быть основой группировки гарантированного ответа, то есть той части авиации, которая после упреждающего массированного удара противника может принять участие в боевых действиях. Рассредоточение СВКВП малыми группами по множеству небольших, скрытых от разведки противника взлетных площадок, пусть и неважного качества, исключит поражение при первых ударах.

    Во флотах, даже обладающих полноценными авианосцами, эти самолеты позволят значительно наращивать численность авианесущих кораблей, которые будут незаменимы при поддержании благоприятного оперативного режима в важных районах, защите коммуникаций, десантных соединений на переходе морем и в районе высадки, а также в интересах группировок тыла. Так что ниша для СВКВП очевидна, никакой другой класс авиации их в этом качестве заменить не может. Этот факт все больше осознают в мире. Не случайно за «Лайтнингами-2» уже выстроилась очередь желающих стран, разместивших заказы на их закупку.

    Сила – залог добрососедства

    А в России дела с этим классом авиации обстоят чрезвычайно плохо. В 90-е годы программа их развития была закрыта, причем некоторые технологии оказались в США и там их успешно используют. К настоящему времени научно-технологические и инженерно-конструкторские школы СВКВП уничтожены. Как с грустью говорит Константин Попович, остались единицы специалистов, участвовавших в разработке Як-41.

    Имеющаяся документация и сохранившиеся специалисты еще позволяют возродить производство отечественных СВКВП. Для этого, по оценкам Поповича, потребуется до десяти лет. Необходимы значительные расходы на воссоздание всей производственной цепочки, начиная с комплектующих. А прежде всего необходимо возродить производство соответствующих двигателей, для чего принять специальную государственную программу.

    В современном однополярном мире гарантией сохранения партнерских отношений с государствами на западе, особенно за океаном, востоке и юге может быть только твердое понимание всеми сторонами, что военное давление на Россию не имеет смысла, успех военной операции против нее не обеспечен. Одним из важнейших факторов, позволяющих достигнуть устойчивого положения, является способность наших ВВС в любых условиях ответить агрессору. В свою очередь достичь этого возможно за счет достаточной группировки СВКВП.

    Для отражения массированных ударов с воздуха нам необходимо ввести в сражение сопоставимое с атакующими силами количество истребителей во взаимодействии с наземными средствами ПВО. Значит, ВВС нуждаются как минимум в 250–300 самолетах вертикального и короткого взлета и посадки. Имея столько машин, Россия способна поднять на перехват агрессора не менее 100–150 СВКВП, даже если основные и запасные аэродромы с обычными самолетами уже разгромлены.

    ВМФ России без авианесущих кораблей неспособен обеспечить решение такой ключевой задачи, как поддержание благоприятного оперативного режима за пределами досягаемости авиации берегового базирования. Воздушная поддержка особенно актуальна для прикрытия надводных кораблей, подводных лодок от базовой патрульной авиации противника, для предотвращения прорыва небольших групп надводных кораблей и катеров в защищаемые районы.

    Корабли с СВКВП могут существенно повысить эффективность отечественного флота также в дальней морской и океанской зонах. Там они способны успешно решать задачи ПВО (это продемонстрировали английские «Харриеры» в ходе англо-аргентинского конфликта) и наносить удары по отдельным корабельным группам противника.

    Как показывает опыт боевого применения американских универсальных десантных кораблей (УДК) против Югославии, их авиагруппы эффективны при нанесении ударов по наземным объектам в составе массированных авиационно-ракетных ударов, а также в ходе систематических действий.

    Сегодня в составе нашего флота есть только один авианосец. Поэтому весь спектр задач, которые необходимо возложить на авиацию корабельного базирования, он своей авиагруппой решить не готов. На каждом из наших флотов необходимо иметь минимум два легких авианосца, имеющих СВКВП. В этой роли можно использовать УДК типа «Мистраль», навязанные нашему флоту. С такой авиагруппой их пребывание в составе ВМФ РФ будет серьезно обосновано.

    Общие потребности ВМФ России в СВКВП составляют около 100 единиц, а с учетом ВВС нашей стране необходимо как минимум 350–400 машин. Проанализировав необходимые затраты на развитие аэродромной сети и компенсацию потерь от возможных упреждающих массированных авиационно-ракетных ударов противника, делаем вывод, что существенно дешевле обойдутся программа создания СВКВП и закупка необходимого количества таких самолетов. А эффективность обороны государства только возрастет.

    Константин Сивков,
    первый вице-президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук

    0 0

    Высокоразвитые страны защитят свои войска энергетическим пучком

    Еженедельник «ВПК» публикует продолжение темы оружия направленной передачи энергии, начатой в прошлом номере материалом «Лазеры возвращаются». На этот раз газета предлагает сфокусировать внимание читателей на лазерах наземного базирования, оставив авиационные, космические и морские системы на будущее. По мнению разработчиков из передовых технологических держав, наземные лучевые установки способны обеспечить прикрытие театра военных действий (ТВД) от средств поражения противника и защитить личный состав. России на фоне США и Западной Европы пока похвастаться нечем.

    Еженедельник «ВПК» публикует продолжение темы оружия направленной передачи энергии, начатой в прошлом номере материалом «Лазеры возвращаются». На этот раз газета предлагает сфокусировать внимание читателей на лазерах наземного базирования, оставив авиационные, космические и морские системы на будущее. По мнению разработчиков из передовых технологических держав, наземные лучевые установки способны обеспечить прикрытие театра военных действий (ТВД) от средств поражения противника и защитить личный состав. России на фоне США и Западной Европы пока похвастаться нечем.

    По традиции лидерами в этой области являются США. В частности, «Локхид Мартин» уже в течение трех лет на собственные средства создает опытную систему ADAM (Area Defense Anti-Munitions) для защиты от неуправляемых ракет, беспилотных летательных аппаратов (БЛА) и малоразмерных скоростных катеров. Система может захватывать их на сопровождение на дальности свыше пяти километров, а уничтожать – двух километров. Она действует как автономный комплекс при защите от атакующих ракет, способна перехватывать БЛА при управлении от дополнительной системы.

    За океаном

    Система создана с применением имеющихся на рынке аппаратных средств, которые интегрированы с архитектурой управления пучком лазера, а также с программным обеспечением и алгоритмами, разработанными специалистами «Локхид Мартин» для противодействия угрозам на ТВД. В прототипе ADAM применяется коммерческий волоконный лазер мощностью 10 кВт. Другие аппаратные средства, в том числе устройство управления пучком и связанные с ним датчики, также относятся к комплектующим с рынка. В течение следующих нескольких месяцев планируется провести дополнительные испытания системы ADAM и определить возможности ее усовершенствования.

    Лазерная реальность все ближе

    По оценкам экспертов, компания смогла наглядно продемонстрировать, что коммерческий 10-киловаттный лазер совместно с инновационным программным обеспечением управления пучком обладает достаточной мощностью для противодействия угрозам на ближнем рубеже обороны. Мощность 10 кВт сегодня является наивысшей при однорежимной работе и для коммерческих лазеров ее достаточно, как и имеющихся характеристик пучка. Разумеется, при нейтрализации более сложных угроз типа мин или артиллерийских снарядов потребуется большая мощность.

    Управление ADAM осуществляется с одного портативного компьютера при минимальном обслуживающем персонале. Кроме того, оно может быть интегрировано в более высокий эшелон боевого управления и пользовательский интерфейс. Сама система размещается в установленном на автомобиле контейнере, хотя спецификация на боевую систему пока не разработана.

    В ходе испытаний на полигоне «Локхид Мартин» в Калифорнии ADAM выполнил несколько задач. В 2012 году были уничтожены дрон «Оспри» с размахом крыла примерно 3,5 метра и 11 малокалиберных неуправляемых ракет. Лазерная система захватывала, сопровождала и перехватывала каждую ракету на удалении примерно два километра, как и предусмотрено оперативным сценарием. В марте-апреле 2013 года система успешно перехватила восемь запущенных ракет на дальности примерно 1,5 километра, сопровождала несколько БЛА на больших дистанциях, демонстрируя возможности аппаратуры.

    В декабре уходящего года армия США завершила серию успешных испытаний установленного на автомобильном шасси мобильного демонстратора высокоэнергетического лазера HEL MD (High Energy Laser Mobile Demonstrator) по перехвату минометных мин и беспилотников. Испытания проводились на ракетном полигоне Уайт-Сэндс (штат Нью-Мексико) с 18 ноября по 10 декабря. За это время было успешно перехвачено свыше 90 мин и несколько БЛА.

    По словам представителей командования ракетно-космической обороны и стратегического командования, серия полигонных испытаний стала первой масштабной демонстрацией системы HEL MD в автомобильной конфигурации, включающей лазер и устройство управления пучком. При этом применялась усовершенствованная многорежимная РЛС, которая обеспечивала обнаружение и сопровождение воздушных целей, выдавала команды на излучение поражающего импульса.

    Помимо «Локхид Мартин» в лазерных разработках последние пять лет активно участвуют компании «Боинг» и «Нортроп Грумман». В 2009 году они получили серию соответствующих контрактов с Пентагоном. Испытания прототипов небольшой и средней мощности завершились в испытательном центре высокоэнергетических лазеров на полигоне Уайт-Сэндс в 2011 году с обнадеживающими результатами по захвату, сопровождению и поражению снарядов. В октябре 2012 года обе компании получили от командования ракетно-космической обороны очередной контракт на продолжение разработки наземного боевого лазера. В рамках соглашения в комплекс HEL MD интегрирован твердотельный лазер мощностью 10 кВт, проведены работы по дальнейшему наращиванию мощности.

    К концу 2013 года на Уайт-Сэндс завершилась проверка прототипа высокомощного наземного оружия направленной передачи энергии. Представители армии сообщили, что подтвердилась возможность мобильного твердотельного лазерного оружия противодействовать минометам и БЛА, а также аппаратуре наблюдения и разведки на беспилотниках. В ближайшей перспективе на платформу HEL MD будет интегрирован лазер 50, а затем и 100 кВт. Вспомогательные термо- и энергосистемы модернизируют под эти мощности. Исследователи ожидают, что значительно возрастет эффективная дальность действия системы или уменьшится время ее воздействия на цель. Отметим, что «Боинг» работает не только для армии, но и для ВМС и ВВС.

    В Европе

    Созданием наземного лазерного оружия также занимаются некоторые высокоразвитые западноевропейские страны. В частности, в Швейцарии и Германии действует проект наземного HEL (High-Energy Laser) компании «Рейнметалл дифенс» (Rheinmetall Defence). 10-киловаттный лазер опробовали еще в 2011 году, а в ноябре 2012-го на полигоне Оксенбоден в Швейцарии испытали новую высокоэнергетическую систему мощностью 50 кВт. Здесь отрабатывали последовательность операций – от обнаружения и сопровождения цели до перехвата.

    Компания применяла технологию концентрации на цели пучков нескольких отдельных высокомощных лазеров. Для статических и динамических испытаний использовалась 30-кВт установка на турели зенитной пушки револьверного типа производства «Рейнметалл», а также станция мощностью 20 кВт на неподвижной турели. Статическая конфигурация обеспечивала выходную мощность 50 кВт, что дало пробитие пучком стальной балки толщиной 15 миллиметров на расстоянии 1000 метров. При выходной мощности 30 кВт в динамических испытаниях удалось разрушить стальной шар диаметром 82 миллиметра, перемещающийся со скоростью 50 метров в секунду. На дальности два километра лазер уничтожил пикирующие со скоростью 50 метров в секунду БЛА.

    Эксперты отмечают, что проведенные «Рейнметалл дифенс» испытания показали, как далеко в последние годы продвинулся уровень разработок в области военных лазерных систем. В ноябре 2011-го компания проверяла систему мощностью 10 кВт, состоящую из двух лазеров по 5 кВт. А спустя два года исследователи оперируют мощностями 60 кВт и утверждают, что с технической точки зрения нет проблем для появления в перспективе системы мощностью 100 кВт. Так, в 2015-м планируются испытания прототипа мощностью 120 кВт, а к 2020 году может появиться полноценная лазерная система противодействия ракетам, артиллерийским снарядам и минам.

    Параллельно компания «MBDA Германия» (MBDA Germany) добилась успеха со своим демонстратором мощностью 10 кВт. Испытания проводились в рамках программы C-RAM (Counter Rocket Artillery Mortar) на полигоне в Оберйеттенберге. Пучок мощностью 10 кВт в реальных условиях окружающей среды достиг движущейся цели на расстоянии 2300 метров и высоте 1000 метров, причем его параметры остались на высоком уровне.

    Эксперты полагают, что полученные результаты имеют важное значение в борьбе с ракетными, артиллерийскими и минометными средствами поражения на поле боя. Прежде всего потому, что им трудно противостоять из-за высокой скорости подлета и незначительных демаскирующих признаков, как у минометных снарядов. Требуемые дальности перехвата превышают один километр, средства противодействия должны иметь высокую скорость. Так что лазерное оружие в наибольшей степени подходит для решения этой сложной технической задачи.

    Лазеру поля боя требуется высокая выходная мощность высококачественного пучка на дальности один – три километра. MBDA Germany уже испытала установку, в которой мощность 40 кВт достигнута за счет запатентованной схемы соединения пучков волоконно-оптических лазеров. Этот метод геометрической взаимосвязи (geometric coupling principle) не имеет в мире аналогов, обеспечивает низкую расходимость пучка на большом удалении от источника излучения.

    Система MBDA Germany прожигала корпус минометной мины и стальную пластину толщиной 40 миллиметров в течение нескольких секунд, а также продемонстрировала большие возможности по сопровождению цели. Представители компании выражают удовлетворение характеристиками лучей, высокой точностью и малыми потерями при сведении в один пучок. Успехи обеих компаний дали надежду специалистам, что высокомощное лазерное оружие вскоре станет важным фактором боевых операций и защиты войск от средств поражения.

    Руководитель подразделения MBDA Germany по развитию рынков и бизнеса Петер Хейльмейер заявил: «Лазерное оружие характеризуется высокой точностью на больших дальностях действия, минимальной стоимостью эксплуатации и отсутствием побочных разрушений при поражении целей».

    «MBDA Германия» возглавляет европейский консорциум, который занимается аналогичными разработками, проект финансируется за счет собственных средств и при поддержке федерального бюро по оборонным технологиям и закупкам (BWB). Общее руководство программой с 2009 года осуществляет Европейское оборонное агентство (EDA – European Defence Agency).


    0 0

    Танковая мощь Китая ставит страну в первый ряд мировых военных держав

    Еженедельник «Военно-промышленный курьер» завершает серию публикаций, посвященных бронетанковым войскам Китайской Народной Республики. В № 34 за 2013 год дан подробный рассказ о первенцах китайского танкостроения начиная с 20-х годов прошлого века и заканчивая моделями Type 69 и 79, созданными в 70–80-е годы. В № 40 речь шла о более современных танках рубежа XX и XXI веков под индексами Type 88 и 96. Сегодня «ВПК» предлагает вниманию читателей обзор последних поколений китайской бронетехники.

    Еженедельник «Военно-промышленный курьер» завершает серию публикаций, посвященных бронетанковым войскам Китайской Народной Республики. В № 34за 2013 год дан подробный рассказ о первенцах китайского танкостроения начиная с 20-х годов прошлого века и заканчивая моделями Type 69 и 79, созданными в 70–80-е годы. В № 40речь шла о более современных танках рубежа XX и XXI веков под индексами Type 88 и 96. Сегодня «ВПК» предлагает вниманию читателей обзор последних поколений китайской бронетехники.

    Основной боевой танк (ОБТ) третьего поколения Type 98 был разработан Северокитайским исследовательским институтом машиностроения № 201 (NEVORI) в Пекине в содружестве с Первой машиностроительной компанией (FIRMACO), бывшим танкостроительным заводом № 617 в городе Баотоу. Проектирование танка началось еще в 70-х годах. Отдельные конструктивные решения новой машины обкатывались на опытных образцах WZ1224 и WZ1226 в 80-е годы, а также на экспортном танке Type 90-II/MBT-2000. В середине 80-х окончательно сложился облик танка – в его основу положена конструкция советского танка Т-72М (несколько машин были приобретены Китаем на Ближнем Востоке) с повторением его компоновки и отдельных конструктивных решений. Первые четыре прототипа изготовили в 1992 году. Серийное производство началось в 1998-м.

    Type 98

    Компоновка танка классическая, с кормовым расположением МТО. Отделение управления с посадкой механика-водителя по центру. В боевом отделении наводчик располагается слева от пушки, а командир справа.

    Темпы роста китайской экономики, потребления продовольствия и природных ресурсов таковы, что страна не сможет выжить без захвата территорий и этих ресурсов

    Корпус сварной, выполнен из гомогенной брони с комбинированным бронированием в лобовой части. Комбинированную броневую преграду представляют и лобовые детали сварной башни, которая выполнена из бронелистов различной толщины, расположенных под рациональными углами наклона, и оборудована развитой кормовой нишей.

    Основное вооружение танка – 125-мм гладкоствольная пушка ZPT-98. Она является безлицензионной копией советского орудия 2А46, перепроектированного под китайские технологии. Ствол пушки имеет теплоизоляционный кожух. Электромеханический автомат заряжания (АЗ) на 22 выстрела также скопирован с советского образца и ранее уже использовался на Type 85-IIM, Type 96 и Type 90-II. При использовании АЗ скорострельность достигает восьми выстрелов в минуту. Общий боекомплект состоит из 41 выстрела раздельно-гильзового заряжания с бронебойно-подкалиберными снарядами с отделяющимся поддоном, кумулятивными и осколочно-фугасными снарядами, а также танковой управляемой ракеты (ТУР) с лазерным наведением 9М119 «Рефлекс» российского производства. Кроме того, в Китае в сотрудничестве с Израилем создан бронебойно-подкалиберный снаряд с сердечником из обедненного урана.

    ОБТ оборудован современной французской системой управления огнем (СУО), аналогичной установленной на танке Leclerc. Основными элементами СУО являются цифровой баллистический вычислитель, панель управления, перископический прицел наводчика с тепловизионной камерой, встроенным лазерным дальномером и независимо стабилизированной в двух плоскостях линией прицеливания, перископический комбинированный прицел-прибор наблюдения командира с головкой панорамного типа, дисплей командира, двухплоскостной стабилизатор вооружения (копия советского 2Э28 «Сирень») и набор различных датчиков. Управление вооружением дублированное, осуществляется как от наводчика, так и от командира.

    Грозная броня Поднебесной
    Коллаж Андрея Седых

    В качестве вспомогательного вооружения на танке установлены два пулемета – спаренный 7,62-мм Type 86 справа от пушки и зенитный 12,7-мм W-85, установленный перед люком командира и имеющий обозначение ЗПУ QJC-88. Стрельба из спаренного пулемета ведется при помощи электроспуска на дальность до 1000 метров. ЗПУ обеспечивает стрельбу только в переднем секторе на дальность до 1600 метров по наземным и до 1500 метров по воздушным целям. Углы ее наведения в вертикальной плоскости составляют от -40до +750. По бортам башни установлены два пятиствольных блока дымовых гранатометов Type 84.

    Особенность танка Type 98 – наличие лазерной системы активной защиты JD-3. Она состоит из системы предупреждения о лазерном облучении LRW (грибовидный датчик позади люка командира) и непосредственно квантового генератора LSDW (коробчатая башенка позади люка наводчика). При получении сигнала об облучении танка лазерным лучом противника система предупреждения вырабатывает сигнал на поворот башни в сторону обнаруженного источника, затем включается лазерный луч слабой мощности, определяющий точное местонахождение цели, после чего мощность луча мгновенно возрастает до критического уровня и выводит из строя оптические средства или органы зрения оператора противника.

    Дизельный двигатель жидкостного охлаждения с турбонаддувом мощностью 1200 лошадиных сил является производным от германского WD396. Он сблокирован с трансмиссией в единый силовой блок, который может заменяться в полевых условиях за 30–40 минут. Планетарная механическая трансмиссия (7+1) практически полностью заимствована у российского Т-72М.

    Ходовая часть также скопирована у Т-72М. С каждого борта по шесть опорных и четыре поддерживающих двухскатных с резиновыми бандажами катков. Подвеска индивидуальная, торсионная. На первом, втором и шестом узлах подвески установлены гидроамортизаторы. Гусеница с резинометаллическими шарнирами (РМШ), обрезиненной беговой дорожкой и резиновыми асфальтоходными башмаками.

    Двигатель, трансмиссия и ходовая часть позволяют машине массой 48 тонн развивать максимальную скорость по шоссе до 45 километров в час. Запас хода – 450 километров.

    В параде 1 октября 1999 года в Пекине принимало участие 18 танков Type 98. Судя по всему, на вооружение НОАК поступило ограниченное количество боевых машин этого типа, не более 60, ставших переходными к следующему ОБТ.

    Type 99

    Эта машина по существу представляет собой усовершенствованную модификацию Type 98. Один из первых вариантов танка продемонстрировали в 2000-м под обозначением Type 98G. В том же году изготовили первую партию из 40 единиц. В дальнейшем выпуск танков осуществляется очень медленными темпами, в основном из-за сложности и высокой стоимости.

    Type 99 представляет собой танк Type 98 с улучшенными характеристиками: повышенной подвижностью за счет установки более мощного 1500-сильного дизельного двигателя с турбонаддувом, усовершенствованной системой управления огнем, повышенной защищенностью за счет установки встроенной динамической защиты на лобовые проекции башни и корпуса.

    Бронирование лобовых проекций башни и корпуса усилено благодаря блокам встроенной динамической защиты (ДЗ). На первых серийных образцах ДЗ устанавливалась поверх основных броневых деталей. На последующих машинах блоки были встроены в основное бронирование. Изменилась конфигурация, они стали более скошенными с боков. Модульная конструкция бронирования позволяет быстро заменять поврежденные блоки на новые.

    Танк оснащен интегрированным лазерным комплексом активного противодействия JD-3.

    Усовершенствованная СУО включает в себя комбинированные прицелы наводчика и командира с независимой стабилизацией, лазерный дальномер, тепловизор, цифровой баллистический вычислитель, двухплоскостной стабилизатор вооружения, набор датчиков (атмосферных условий, износа канала ствола и др.), многофункциональную панель командира с цветным индикатором и систему автосопровождения цели. Изображение от тепловизора выводится на цветные дисплеи командира и наводчика (кратность х11,4 и х5). Кроме того, на ОБТ установлена система навигации с инерциальным и спутниковым (GPS) каналами, данные от которых также выводятся на дисплей командира и накладываются на цифровую карту местности. Танк оснащен современной радиостанцией и ТПУ.

    Дизельный двигатель мощностью 1500 лошадиных сил создан на базе германского MB871 Ka501. Танк разгоняется с места до 32 километров в час всего за 12 секунд. Механическая планетарная трансмиссия предусматривает семь скоростей для движения вперед и одну назад. Подвеска торсионная с гидроамортизаторами.

    В базовом варианте масса машины составила 54 тонны, на последующих модификациях возросла почти до 60. Type 99 принимали участие в военном параде в Пекине 1 октября 2009 года по случаю 50-летия КНР. По площади Тяньаньмэнь прошли 18 ОБТ (судя по блокам ДЗ – раннего выпуска) из состава 334-го полка 112-й танковой дивизии 38-й армейской группы НОАК.

    Зачем Китаю танки?

    В последние десятилетия численность танкового парка НОАК неизменно поддерживается на уровне 10 тысяч единиц. Это самая большая величина в мире. Зачем КНР столько бронетехники?

    В российском обществе, в том числе и среди ряда экспертов и политологов, существует мнение, что отношения России и Китая хороши, как никогда, что Пекин – стратегический партнер и союзник, главными его противниками являются США, Япония и, конечно, Тайвань. Можно вспомнить еще Вьетнам и Индию, с которыми у Поднебесной существуют территориальные споры. Китайское руководство уделяет столько внимания развитию ВВС и ВМС, так как для войны с США или захвата Тайваня большая сухопутная армия не нужна. Все эти рассуждения были бы в целом верны, если не одно обстоятельство – пока.

    Пока стратегический партнер, друг и союзник. Где гарантия, что ситуация не изменится через десять или даже пять лет? Нет сведений, что китайские ВВС и ВМС развиваются в ущерб сухопутным войскам и танковым в частности. Факты скорее свидетельствуют об обратном. Однако многие в России этого упорно стараются не замечать, как и вектор приложения главных военных усилий Китая.

    Нелишне отметить, что наиболее современные танки поступают исключительно в части Пекинского, Шэньянского и Ланьчжоуского военных округов НОАК, ориентированных соответственно на Забайкалье, Дальний Восток и Казахстан. Кроме того, в последние пять лет НОАК регулярно проводит учения с отработкой глубоких наземных наступательных операций. Кроме как в России и Казахстане, вести их негде. Темпы роста китайской экономики, потребления продовольствия и природных ресурсов таковы, что страна не сможет выжить без захвата территорий и этих ресурсов. Для Пекина альтернативой экспансии является коллапс.

    А что же Россия? Может быть, мы сильны, как никогда, и все усилия к югу от Амура лишь мелкое трепыхание? Согласно опубликованным данным по состоянию на 1 января 2012 года на вооружении Российской армии находилось 14 350 танков. После ликвидации дивизионной организации боевые машины сведены в пять танковых бригад по 91–94 машины в каждой. Кроме того, в Сухопутных войсках имеется около 30 мотострелковых бригад. В их составе по одному танковому батальону – 41 машина. Таким образом, в боевых подразделениях СВ насчитывается порядка 1700 танков. С учетом морской пехоты ВМФ можно говорить, что в Вооруженных Силах России эксплуатируется порядка двух тысяч танков. Остальные находятся на базах хранения и ремонта военной техники. По объявленным ранее планам военной реформы к 2020 году предполагалось иметь 109 общевойсковых бригад различной организации. Но и в этом случае численность танкового парка вряд ли должна сильно увеличиться. Совершенно очевидно, что с учетом географического положения и размеров России, а также оценки вероятных противников такой парк совершенно недостаточен.

    Стоит подробнее рассмотреть наше предполагаемое превосходство в качестве. Ведь в России считается, что наши танки лучшие в мире, а у Китая хлам 60–70-х годов. На вооружение НОАК поступают два типа танков. Это относительно недорогой и комплектующийся только китайскими агрегатами Type 96, представляющий собой развитие советского Т-72, и наиболее современный Type 99, своеобразный синтез китайской (читай – советской) и германской танкостроительных концепций. В конструкции последнего используются как китайские, так и самые современные импортные узлы и агрегаты. Многие из них производятся в Поднебесной по лицензии. По самым скромным оценкам, на вооружении НОАК находится около 2500 Type 96 и 600 Type 99, что составляет примерно 30 процентов от танкового парка страны. Все остальное действительно хлам. Но если учесть, что в России эксплуатируется всего две тысячи танков, то количественное сравнение опять не в нашу пользу. Тем более хлама и у нас предостаточно – значительную часть составляют Т-72Б и Т-72А. О технике на базах хранения и говорить не стоит.

    Даже со знаменитым Т-90 не все однозначно. Танк выпускался несколькими сериями, заметно отличавшимися друг от друга. К настоящему времени имеется 120 Т-90 выпуска 90-х годов, 32 Т-90А с ночным прицелом наводчика «Буран-М» (включая два командирских) и 337 Т-90А с тепловизором «Эсса» (включая 30–40 командирских). В 2011 году РА отказалась от дальнейших закупок Т-90А. Итого – 489 современных танков.

    При сравнении их с китайскими изделиями видно, что Type 96 находится на уровне Т-90, Т-80У и Т-72БА. Type 99 первой серии (50 единиц) однозначно превосходит перечисленные модели и примерно соответствует Т-90А с «Буран-М». А вот Type 99А (их 440 единиц) в целом превосходит Т-90А с тепловизором «Эсса». Что касается находящейся в серийном производстве модификации Type 99В (в НОАК поступило 120 единиц), то по своим характеристикам она соответствует Т-90АМ, экспортный вариант которого продемонстрировали в Нижнем Тагиле в сентябре 2011 года и который существует в единственном экземпляре. По большому счету России нечего противопоставить бронетанковым клиньям НОАК, случись самое плохое.


    0 0

    В ближайшее десятилетие производители БЛА потратят миллиарды на выпуск дронов различного назначения

    Объем мирового рынка беспилотных летательных аппаратов (БЛА) в предстоящее десятилетие (2014–2023) составит 67,3 миллиарда долларов, сообщил американский еженедельник «Авиэйшн уик энд спейс текнолоджи» со ссылкой на аналитиков компании «Форкаст интернэшнл».

    Объем мирового рынка беспилотных летательных аппаратов (БЛА) в предстоящее десятилетие (2014–2023) составит 67,3 миллиарда долларов, сообщил американский еженедельник «Авиэйшн уик энд спейс текнолоджи» со ссылкой на аналитиков компании «Форкаст интернэшнл».

    Около 35,6 миллиарда долларов будет израсходовано на производство беспилотных аппаратов, 28,7 миллиарда долларов – на проведение НИОКР в области беспилотной техники, два-три миллиарда долларов – на сервисное обслуживание БЛА.

    Расходы распределятся следующим образом: производство БЛА – 14,2 миллиарда долларов, производство наземных станций управления – 6,6 миллиарда долларов, выпуск бортовых полезных нагрузок – 14,8 миллиарда долларов.

    Мировой рынок беспилотников

    Соединенные Штаты останутся крупнейшим игроком на мировом рынке беспилотников, на их долю придется 37,8 процента всего объема рынка. Доля Израиля составит 3,3 процента, европейских стран – 2,85 процента, всех других государств – 41,17 процента. На долю ожидающих окончательного решения контрактов придется 8,88 процента.

    В области финансирования НИОКР по беспилотным аппаратам суммарным объемом 28,68 миллиарда долларов лидирующие позиции в 2014–2023 годах будут занимать США – 11 миллиардов долларов или 38,36 процента всех мировых затрат. На Азиатский регион придется 7,7 миллиарда долларов (26,85%), на регион Западной Европы – 5,2 миллиарда долларов (18,14%), Восточной Европы – 2,5 миллиарда долларов (8,72%), Среднего Востока – 1,9 миллиарда долларов (6,59%), на страны Латинской Америки – 0,38 миллиарда долларов (1,34%).

    В производственном секторе, объем которого составит 35,6 миллиарда долларов, расходы распределятся следующим образом. Лидером будет сектор производства средневысотных БЛА большой продолжительности полета типа MALE (Medium-Altitude Long-Endurance) – 13,7 миллиарда долларов (38,5%). На производство тактических беспилотников будет потрачено 8,6 миллиарда долларов (24,1%), на высотные БЛА большой продолжительности полета типа HALE (High-Altitude Long-Endurance) – 7,3 миллиарда долларов (20,5%), на БЛА вертикального взлета и посадки – три миллиарда долларов (8,4%), на ударные БЛА типа UCAV (Unmanned Combat Air Vehicle) – 1,7 миллиарда долларов (4,8%), на запускаемые с руки портативные БЛА – 1,3 миллиарда долларов (3,6%).

    Согласно прогнозу американских аналитиков компания «Нортроп Грумман» сохранит свои лидирующие позиции на рынке беспилотных летательных аппаратов в предстоящее десятилетие. Среди основных производителей беспилотников места на рынке в 2014–2023 годах распределятся следующим образом: «Нортроп Грумман» с БЛА «Глобал Хоук» – 18,2 процента, «Дженерал Атомикс» с семейством БЛА «Предейтор» – 15,5, компания AAI с БЛА «Шэдоу» – 2,2, компания «Исраэль аэроспейс индастриз» с БЛА «Херон» – 1,9, компания «Боинг» с БЛА «Скан Игл» – 1,6 процента. На все другие мировые компании – производители БЛА придется 60,6 процента.

    «Нортроп Грумман» сохранит свои лидирующие позиции, несмотря на сокращение программы ВВС США RQ-4B «Глобал Хоук» (Global Hawk). Даже при уменьшении парка БЛА этого типа «Нортроп» получит по программе «Глобал Хоук» до 2022 года 5,8 миллиарда долларов, включая финансирование по программе закупки для ВМС США 68 разведывательных БЛА MQ-4С «Тритон» (Triton) – варианта RQ-4B «Глобал Хоук».

    В мае 2013 года Германия аннулировала планы приобретения четырех высотных беспилотных аппаратов «Евро Хоук» (Euro Hawk) на основе «Глобал Хоук» в варианте «блок 20», ссылаясь на сложность их интеграции в воздушное пространство Европы. Тем не менее «Нортроп» продолжает работы по поставке для НАТО к 2016 году пяти «Глобал Хоук» в варианте «блок 40».

    Реализация планов по экспорту высотных беспилотников большой продолжительности полета типа HALE реализуется медленными темпами. Республика Корея намерена заказать в 2014 году четыре RQ-4B в варианте «блок 30». Япония намерена также сделать заказ на четыре аппарата этого типа, но в 2015-м. Канада и Норвегия входят в число стран, интересующихся БЛА «Глобал Хоук», в то время как Австралия заинтересовалась морским разведывательным БЛА «Тритон».

    На рынке беспилотников «Нортроп Грумман» также присутствует с семейством винтокрылых БЛА MQ-8 «Файр Скаут» (Fire Scout) и, по прогнозам аналитиков, получит по этой программе до 2022 года 679,5 миллиона долларов. С октября 2013-го проводятся испытания нового варианта MQ-8C со взлетной массой 2700 килограммов и большей продолжительностью полета. Этот вариант создан на основе вертолета «Белл-407». В дальнейшем производство винтокрылых БЛА «Файр Скаут», заказываемых ВМС США, планируется перевести с варианта MQ-8B на вариант MQ-8C. Американские ВМС недавно подтвердили свои планы по развертыванию БЛА семейства «Файр Скаут» на новых боевых кораблях прибрежной зоны типа LCS. В состав боевого модуля корабля для ведения надводных боевых действий будет входить беспилотный авиационный комплекс с тремя аппаратами в варианте MQ-8B. Но как только на вооружение примут проходящий испытания вариант MQ-8C, то количество беспилотных аппаратов в составе боевого модуля сократят до двух единиц.

    «Нортроп Грумман» также участвует в программе демонстратора ударного палубного БЛА X-47B, испытания которого продолжатся в 2014-м, и разрабатывает для ВВС США новейший беспилотный малозаметный аппарат RQ-180, информация о нем недавно появилась в открытой печати.

    Мировой рынок беспилотников
    Мировой рынок беспилотников
    Мировой рынок беспилотников
    Мировой рынок беспилотников

    Американская компания «Дженерал Атомикс» сохранит свои лидирующие позиции среди ведущих мировых производителей беспилотных летательных аппаратов в ближайшее десятилетие. Согласно прогнозу «Форкаст интернэшнл» в течение 2014–2023 годов «Дженерал Атомикс» будет занимать второе место после «Нортроп Грумман», контролируя 15,5 процента мирового рынка БЛА, в то время как доля «Нортроп» составит 18,2 процента.

    Свои лидирующие позиции среди производителей беспилотных аппаратов «Дженерал Атомикс» обеспечит за счет поставок семейства средневысотных БЛА большой продолжительности полета типа MALE – MQ-1 «Предейтор» и MQ-9 «Рипер». Причем в сегменте средневысотных БЛА типа MALE «Дженерал Атомикс» останется мировым лидером.

    Предполагается, объем производства семейства MQ-1 «Предейтор»/MQ-9 «Рипер» до 2022 года составит 5,5 миллиарда долларов, что соответствует 40 процентам в сегменте беспилотников типа MALE и примерно 16 процентам на всем мировом рынке беспилотных аппаратов.

    Армия США продолжает закупки БЛА MQ-1C «Грей Игл», однако ВВС в общем объеме закупок беспилотников планируют с 2014 года закупать только половину аппаратов MQ-9. При этом экспортный рынок этих аппаратов ограничен условиями соглашения о контроле за экспортом ракетных технологий MTCR.

    «Дженерал Атомикс» в настоящее время разрабатывает новый экспедиционный вариант БЛА «Грей Игл», который имеет трансформируемую конструкцию для обеспечения его транспортировки на театры военных действий и развертывания в составе экспедиционных войск. Разработка этого аппарата связана с тем, что после принятия Пентагоном решения о смещении своих стратегических интересов в Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) армия и другие виды вооруженных сил США рассматривают различные аспекты развертывания в данном регионе экспедиционных войск.

    Разрабатываемый вариант БЛА «Грей Игл» можно будет без проблем перебрасывать в нужные регионы на борту военно-транспортных самолетов по аналогии с транспортировкой других армейских летательных аппаратов.

    Для соответствия новым требованиям командования сухопутных сил усовершенствованный «Грей Игл» (Improved Gray Eagle) будет иметь на 40 процентов больший объем для размещения полезной нагрузки и более длительную продолжительность полета.

    Силы специальных операций США также проявили интерес к усовершенствованному «Грей Игл». Компания-разработчик планировала начать с 17 января летные испытания аппарата в конфигурации, предназначенной для обеспечения специальных операций. При этом эта конфигурация БЛА будет предусматривать размещение аппаратуры радиотехнической разведки.

    В 2017 году Нидерланды станут четвертым европейским государством, которое начнет эксплуатировать БЛА «Рипер» после Франции, Италии и Великобритании. Аппаратами этого типа интересуются Австралия, Канада и Германия, хотя заказы от этих стран не будут размещены до 2015–2016 годов.

    ОАЭ заказали пять беспилотников в варианте «Предейтор XP», являющемся экспортной модификацией аппарата MQ-1. Ряд стран региона Персидского залива также проявляет интерес к продукции «Дженерал Атомикс».

    В ноябре 2013-го министры обороны Франции, Германии, Греции, Италии, Польши, Испании и Нидерландов инициировали разработку Европейским оборонным агентством EDA (European Defense Agency) единых требований к беспилотным аппаратам типа MALE, которые будут созданы к 2020 году. В настоящее время в Европе уже ведутся рядом стран совместные работы в области беспилотной техники. В частности, попытки Великобритании и Франции через компании «БАЕ Системз» и «Дассо авиасьон» совместно разработать БЛА типа MALE «Телемос» не увенчались успехом и этот проект пока отложен. Однако в июне 2013 года западноевропейский концерн ЕАДС (EADS), «Дассо» и итальянская «Аления Аэрмакки» высказались за европейскую программу создания беспилотников и приступили к совместному определению концепции двухдвигательного реактивного БЛА типа MALE.

    Наряду с этим Италия будет вести работу с компаниями «Пьягго аэро» (Piaggo Aero) и «Селекс И-Эс» (Selex ES) для сертификации первого европейского БЛА типа MALE P.1HH Hammer Head, являющегося вариантом административного турбовинтового самолета P.180 «Аванти», а также анализирует вариант БЛА более длительной перспективы. Демонстратор P.1HH выполнил свой первый беспилотный полет в ноябре прошлого года, а аппарат будет готов к принятию в эксплуатацию в 2015-м. Разработку БЛА поддерживают собственники компании «Пьягго» – компания «Мубадала» из ОАЭ и индийская «Тата».

    В настоящее время европейские компании контролируют менее трех процентов рынка БЛА, однако эта доля будет расти по мере увеличения различными странами своих парков беспилотных аппаратов.

    В предстоящее десятилетие заказы беспилотников из Африки, Среднего Востока, Латинской Америки могут превысить два миллиарда долларов, причем только закупки БЛА вооруженными силами Израиля составят почти половину этой суммы.

    Объем ежегодного производства БЛА в Азии утроится в течение следующего десятилетия и достигнет к 2022 году 2,9 миллиарда долларов. Объемы продаж беспилотников в Азиатском регионе за этот период могут составить 18 миллиардов долларов в общем объеме рынка, причем 13 миллиардов придется на Китай.

    Эксперты отмечают резкий рост возможностей Китая в секторе беспилотной техники. В частности, в сентябре 2013-го японские истребители перехватили китайский БЛА «Харбин» BZK-005, аппарат типа MALE класса «Предейтор», выполнявший полет с надводного корабля. В ноябре прошлого года малозаметный ударный БЛА «Лицзиань» типа UCAV (Unmanned Combat Air Vehicle) совершил свой первый полет с аэродрома авиационного завода Ченгду. Этот аппарат по конфигурации и габаритам имеет сходство с демонстраторами ударных БЛА «Фантом Рэй» компании «Боинг» и «Нейрон» компании «Дассо».

    Демонстрационные полеты палубного демонстратора ударного БЛА X-47B ВМС США разработки компании «Нортроп» продолжатся в 2014 году так же, как и испытательные полеты демонстраторов ударных беспилотников «Нейрон» и «Таранис» компании «БАЕ Системз». В начале 2015-го ВМС США должны будут принять решение по тендеру на разработку палубной беспилотной разведывательно-ударной авиационной системы UCLASS (Unmanned Carrier-Launched Airborne Surveillance and Strike).

    Усиленными темпами идет развитие БЛА гражданского назначения. Американская федеральная авиационная администрация (ФАА) полагает, что 7500 беспилотных аппаратов появится в США в течение пяти следующих лет. Это требует разработки соответствующей нормативной базы, которая могла бы позволить к концу 2015 года безопасно интегрировать беспилотную технику в национальное воздушное пространство. Большинство этих аппаратов станет относиться к малоразмерному классу массой менее 25 килограммов. Для данной категории БЛА будут наиболее быстро разработаны правила летной годности. Эти аппараты найдут наибольшее применение в силовых структурах.

    Европа пока опережает США в области гражданских беспилотников, поскольку в европейских странах находится почти тысяча аппаратов этого типа, а некоторые государства даже могут разрешить полеты беспилотных систем массой менее 150 килограммов. В настоящее время ведется гармонизация требований к летной годности БЛА, а Европейское агентство авиационной безопасности EASA (European Aviation Safety Agency) разрабатывает нормы летной годности для БЛА массой свыше 150 килограммов, что позволит данным аппаратам выполнять полеты в воздушном пространстве начиная с 2016 года.


    0 0

    Памяти создателей первого советского дальнего реактивного бомбардировщика Ту-16

    Уже в первые месяцы долгожданного и кровью завоеванного мира Советский Союз оказался на краю пропасти. Третья мировая война в перспективе должна была стать более чудовищной, нежели Великая Отечественная. Не в последнюю очередь благодаря создателям Ту-16, разумеется, мир избежал погружения в пучину ядерной катастрофы.

    Уже в первые месяцы долгожданного и кровью завоеванного мира Советский Союз оказался на краю пропасти. Третья мировая война в перспективе должна была стать более чудовищной, нежели Великая Отечественная. Не в последнюю очередь благодаря создателям Ту-16, разумеется, мир избежал погружения в пучину ядерной катастрофы.

    На мировой арене послевоенный СССР, безусловно, не выступал в роли невинного агнца с исключительно добрыми намерениями. Однако бесспорен и очевиден тот факт, что в середине XX столетия угроза ядерной катастрофы исходила из США. Президент Трумэн, не скрывая антипатии к Советам, намеревался закрепить за своей страной статус единственной на планете сверхдержавы и поставить русских на колени путем ядерных ударов.

    Этим стремлением и определялась военная политика Вашингтона в первое послевоенное десятилетие. В ее основе лежала идея воздушного наступления, сформулированная еще в 1921 году итальянским генералом Джулио Дуэ: путем массированных тотальных бомбардировок городов противника нанести его экономике и вооруженным силам непоправимый ущерб, подавить волю к сопротивлению и в конечном счете принудить к капитуляции.

    Эпоха, люди, самолет
    Фото: Георгий Данилов

    Идеи Дуэ весьма импонировали и Трумэну, и его военному окружению. Ядерные удары с воздуха могли нанести колоссальный ущерб СССР и одновременно позволяли американцам избежать боев на сухопутном театре военных действий. Здесь Советская армия обладала существенным превосходством над бывшими союзниками прежде всего в том, что касалось боевого опыта и подготовки как командного, так и личного состава.

    Неудивительно, что создание мощнейшей, не имеющей себе равной в мире стратегической авиации стало приоритетной целью Пентагона. Надо признать, что на этом пути американцы добились немалых успехов. В 1948 году Стратегическое авиационное командование США получило межконтинентальный бомбардировщик Convair В-36. Правда, он имел поршневые двигатели и был неплохой мишенью для советских реактивных истребителей, в частности для МиГ-15.

    Как Москва помогла Вашингтону

    Поскольку В-36 представлял вчерашний день авиации, через два года его сменил реактивный бомбардировщик В-47 среднего радиуса действия, который не мог долететь с территории Соединенных Штатов до крупнейших советских городов.

    И тогда Кремль «помог» Вашингтону. После Берлинского кризиса 1948-го Белый дом получил возможность создать военные базы в Западной Европе и разместить на них бомбардировщики – носители ядерного оружия. Первыми из них стали В-47. Такие базы возникли в Англии, Испании и тогда еще французском Марокко.

    В начале 50-х на вооружение английских королевских ВВС поступил стратегический бомбардировщик Vickers Valiant – самолет, равных которому тогда не было ни в СССР, ни в США. Vickers Valiant стал лебединой песней уходящей в прошлое военной мощи Британской империи, некогда покорившей полмира. Впервые на Туманном Альбионе создали не просто боевой самолет, а систему оружия: параллельно с бомбардировщиками предполагалось начать разработку навигационных средств и прицельного оборудования, связанных в единый комплекс.

    Примерно в то же время, в 1949 году палубная авиация американских ВМС также получила самолет – носитель ядерного оружия. Это был палубный бомбардировщик AJ-1 Savage, испытания которого сопровождались постоянными катастрофами – американцы весьма торопились на пути к мировому господству. Впрочем, как и Советский Союз в стремлении достигнуть военного паритета с заокеанским противником. Тем не менее оснащенный поршневыми двигателями Savage практически не уступал в скорости лучшему тогда реактивному американскому бомбардировщику B-45 Tornado.

    Что же можно сказать о противоречиях относительно перспективы ядерных ударов по территории СССР и путей развития американской стратегической авиации? Через пару лет после завершения Второй мировой войны американский контр-адмирал Дэниэл Гэллери выступил с докладом, в котором подверг жесткой критике стратегию ядерных ударов, предлагаемую его коллегами из ВВС, назвав ее, помимо всего прочего, аморальной.

    Не то чтобы адмирал испытывал очень теплые чувства к русским и не желал их массового уничтожения, просто будучи непосредственным участником Второй мировой войны, он видел ее ужасы вживую, а не в кадрах кинохроники и, видимо, не хотел излишних жертв среди мирного населения вчерашнего союзника.

    Вдобавок Гэллери счел стратегию ядерных ударов малоэффективной и дорогостоящей. Что предлагал адмирал в ответ? Нанесение точечных ядерных ударов по военным и ключевым промышленным объектам Советского Союза силами палубной авиации.

    В начале 50-х годов Savage для выполнения этих задач вполне подходил при условии наличия сильного истребительного прикрытия, разумеется. Эту задачу на себя должны были взять палубные истребители, в частности Grumman F-9J Cougar, состоявшие на вооружении американских ВВС с начала 50-х. Позже им на смену пришли более надежные машины McDonnell F-3 Demon.

    Таким образом, американцы всерьез готовились к ядерной войне против бывшего союзника. В этих непростых для Кремля условиях единственной возможностью остановить агрессию со стороны США стало не просто создание оружия возмездия, но и обладание средствами его доставки. Нужен был самолет, способный поражать не только наземные, но и морские цели противника – авианосные группировки прежде всего. Сделать это было непросто.

    Расправить крылья

    Послевоенный СССР вообще не располагал стратегической авиацией. Отчасти ее задачи на исходе 40-х годов призван был решать Ту-4 – бомбардировщик с поршневыми двигателями, скопированный с американского В-29 Superfortress («летающей крепости»). Но уже корейская война со всей очевидностью продемонстрировала неэффективность самолетов с поршневыми двигателями, весьма уязвимых для реактивных истребителей. Например, «летающие крепости» несли существенные потери от действий МиГ-15. Поэтому попытки модернизации Ту-4 путем создания бомбардировщиков Ту-80 и Ту-85 вскоре были прекращены. Тем более что в легендарном ОКБ Андрея Андреевича Туполева полным ходом шла разработка проекта 88 – первого в СССР реактивного дальнего бомбардировщика. Как и Vickers Valiant, он должен был представлять собой систему оружия – авиационный комплекс, оснащенный современным пилотажно-навигационным и прицельным оборудованием, и нести на своем борту не только ядерную бомбу, но и самолеты-снаряды.

    Командование ВВС поставило перед конструкторами задачу сделать самолет с нормальной бомбовой нагрузкой три тонны, максимальной – 20 тонн. Предстояло создать бомбардировщик со стреловидным крылом и главное – турбореактивным двигателем (ТРД) с суммарной тягой порядка 15–16 тысяч кгс. Таких машин в распоряжении советской дальней авиации еще не было.

    Первым советским серийным бомбардировщиком с турбореактивным двигателем стал Ил-28. В его задачи входило выполнение исключительно фронтовых задач – он никак не подходил для удара по Соединенным Штатам. Кроме того, установленный на Ил-28 ТРД ВК-1, представлявший собой нелицензионную копию с британского Rolls-Royce Nene, имел устаревший к тому времени центробежный компрессор да и его суммарная тяга (всего 2700 кгс) была недостаточна для нового самолета. Военные же настаивали, чтобы на проектируемом дальнем бомбардировщике стоял ТРД с более современным осевым компрессором.

    С поставленной задачей справилось ОКБ-300 под руководством легендарного конструктора авиационных двигателей Александра Александровича Микулина. Специально для Ту-16 ученые из этого ОКБ разработали и создали ТРД типа АМ-3 с восьмиступенчатым осевым компрессором и тягой 8750 кгс.

    Сложнее обстояло дело со стреловидным крылом. ЦАГИ приступил к работе над ним, не имея на начальном этапе соответствующих трофейных немецких документов. Но в скором времени в распоряжении советских специалистов оказались материалы гитлеровского авиационного научно-исследовательского центра DVL. Этот центр располагался недалеко от Берлина – в Адлерсхгофе и соответственно вошел в советскую зону оккупации.

    К слову, другой подобный германский центр находился в Геттингене и его документы попали в распоряжение англо-американских ученых. В этих немецких центрах как раз и велись работы по стреловидным крыльям. Германские разработки помогли и советским, и заокеанским авиаконструкторам при создании истребителей МиГ-15 и F-86 Sabre, высокие боевые качества которых прошли суровую проверку в небе Кореи.

    Некоторые заимствования у немцев отнюдь не являлись слепым копированием. Собственно, исследования по скоростным стреловидным крыльям в ЦАГИ шли уже во время Второй мировой войны. В ОКБ Туполева при создании Ту-16 их возглавлял академик Владимир Васильевич Струминский. В самом начале Великой Отечественной он нашел точные решения трехмерных уравнений пограничного слоя для скользящих крыльев бесконечно большого размаха и для стреловидных крыльев большого удлинения, обтекаемых потоком жидкости и газа.

    О степени важности для страны этих научных достижений Струминского свидетельствует Государственная премия, полученная им в 1948 году как раз за разработку скоростных стреловидных крыльев и внедрение их в серийное производство. Именно этот выдающийся ученый в начале 50-х стал заместителем начальника ЦАГИ по аэродинамике и возглавил лабораторию № 2 – основную аэродинамическую лабораторию ЦАГИ.

    Крылья стали гордостью создателей самолета. Достаточно легкие и прочные, крылья Ту-16 в полете мало деформировались. Этим они существенно отличались от более гибких крыльев американских бомбардировщиков В-47 и В-52, изобиловавших усталостными трещинами, что заставляло заокеанских инженеров постоянно дорабатывать их конструкцию. Не в последнюю, если не в первую очередь довольно раннее – на исходе 60-х годов снятие с эксплуатации В-47 вызвано именно слабым крылом.

    Практически готов

    Все компоновочные решения по Ту-16 отрабатывались в бригаде общих видов, руководимой создателем туполевской школы проектирования Сергеем Михайловичем Егером, проработавшим вместе с Туполевым 34 года. Старшее поколение помнит его интереснейшие лекции, читаемые в стенах МАИ, где Егер преподавал с 1975-го. По словам одного из коллег, Сергей Михайлович обладал редкой способностью «заглянуть за горизонт, не вставая на цыпочки».

    Когда самолет был практически готов, выявилась еще одна проблема: Ту-16 оказался слишком тяжел, хотя его скорость превосходила изначально заданные параметры. Сроки поджимали – на создание дальнего реактивного бомбардировщика, включая его проектирование, отводилось не более полутора лет.

    Работы по снижению веса велись непосредственно под руководством Туполева, а также его соратника и заместителя Дмитрия Сергеевича Маркова – в ту пору главного конструктора туполевского ОКБ. Дмитрий Сергеевич, как практически все коллеги Туполева, был личностью незаурядной – сколь скромной, столь и талантливой. Достаточно дать перечень бомбардировщиков и пассажирских самолетов, над созданием которых он трудился помимо Ту 16: Ту-2, Ту-14, Ту-16, Ту-22, Ту-22М, Ту-104 и Ту-124. Словом, не просто человек, а человек-эпоха.

    Поразительно, но за создание Ту-16 Марков получил… выговор. Вот как вспоминал об этом в своих записках коллега Дмитрия Сергеевича – авиаконструктор Леонид Леонидович Селяков: «Характер и деловые качества (Маркова. – Авт.) проявились при создании самолета Ту-16, когда было принято решение и запущен в серию совершенно неудачный самолет. Марков взял всю ответственность на себя и настоял на полной переделке самолета, что и было выполнено. За эту работу ему был объявлен ВЫГОВОР (большими буквами в оригинале текста. – Авт.), как это ни странно, но выговор!».

    Леонид Селяков пришел в ОКБ Туполева в 1962 году, до того работал в ОКБ Владимира Михайловича Мясищева, где оказался в числе создателей межконтинентального сверхзвукового стратегического бомбардировщика М-50 – первого в СССР самолета с полностью автоматизированной системой управления.

    Отношение всех этих людей к делу, которому они служили, прекрасно сформулировал сын выдающегося авиаконструктора и одного из создателей Ту-16 Владимир Егер: «Раньше думай о Родине, а потом о себе».

    Наконец, 27 апреля 1952 года экипаж летчика-испытателя Николая Степановича Рыбко поднял Ту-16 в воздух, а спустя полгода новый бомбардировщик запустили в серийное производство. Личность Ивана Степановича также нельзя обойти вниманием, ибо первый пилот-испытатель нового бомбардировщика тоже человек легендарный.

    По свидетельству коллег и друзей, он был одним из самых образованных и интеллигентных летчиков-испытателей, а самолеты начал испытывать еще до войны. Именно Рыбко садился за штурвал многих прославленных в будущем боевых машин, часто с немалым риском для жизни: два раза он вынужден был катапультироваться. За время службы летчиком-испытателем Николай Степанович освоил около 110 типов самолетов и планеров, принимал участие и в сложнейших испытаниях самолетов на штопор.

    После автомобильной аварии Рыбко получил серьезную травму ноги и ему запретили летать. Однако он добился восстановления на летной работе – ведь новые самолеты очень нужны были Родине, о которой Николай Степанович думал гораздо больше, нежели о себе. Первый полет Ту-16 обошелся без происшествий.

    В 1954 году Рыбко вновь попал в автомобильную аварию и уже не смог вернуться к профессии летчика-испытателя. Получив заслуженную звезду Героя Советского Союза, Николай Степанович еще долго продолжал работать в ОКБ Туполева.

    Вопросами, связанными с прочностью самолета, занимался Алексей Михайлович Черемухин – создатель первого советского вертолета. Он же стал и первым его испытателем. Туполев писал о нем: «В любой области, за которую он брался, он мог одинаково свободно дать и теоретическое обоснование, и осуществить конструкцию, и всесторонне проанализировать результаты. Оригинальность творческих способностей Черемухина очень помогает мне как в работе по предварительной компоновке машин, так и в процессе работы всего КБ над той или иной конструкцией».

    Наконец, все недостатки были устранены. Первые Ту-16 стали поступать в распоряжение ВВС в 1953 году, но уже с новым, более мощным двигателем РД-3М тягой 9520 кгс, также созданным усилиями микулинского ОКБ.

    По-прежнему в строю

    Первый советский бомбардировщик дальнего действия был способен решать весьма широкий спектр различных боевых задач, например производить бомбометание в любое время суток вне зависимости от метеоусловий. В начале 50-х годов он был практически недоступен для американских ПВО, имел современнейшие для середины XX века средства навигации, радиосвязи.

    Максимальная скорость Ту-16 составляла 988 километров в час, дальность – 6000 километров. Вооружение самолета было более чем внушительным: он мог нести бомбы разных калибров вплоть до огромной ФАБ-9000. Она предназначалась для действий по крупным целям: и морским, то есть авианосным группировкам противника, и сухопутным – промышленным объектам прежде всего. Вооружение бомбардировщика могло включать в себя и авиационные мины, и торпеды.

    Самолет обладал надежной защитой, его оборонительное вооружение состояло из семи 23-мм пушек НР-23, темп стрельбы которых составлял до 800–950 выстрелов в минуту. Из них одна – неподвижная стреляла вперед, а три спаренные установки располагались сверху, снизу и в корме. Боезапас – 1700 патронов.

    Защитой экипажу служила броня, общая масса которой равнялась примерно 545 килограммам. До конца 50-х годов Ту-16 по ряду параметров превосходил B-47 Stratojet и своей боевой мощью свидетельствовал: отныне Америка уязвима и в третьей мировой войне уже не будет победителей.

    Доказательством боевой эффективности самолета стало спустя годы его приобретение Ираком и Египтом – одними из самых часто воевавших во второй половине XX столетия стран. Поставки Ту-16 осуществлялись также в Индонезию.

    Ту-16 честно прослужил отпущенный ему срок. Ушли из жизни его создатели, но этот бомбардировщик по-прежнему в строю: под именем Xian H-6K он служит другой стране – Китайской Народной Республике, куда поставки Ту-16 начались еще в 1958 году.

    Отдадим должное инженерам и ученым Поднебесной: мастера копирования, они существенно модернизировали самолет и теперь он хоть немногим и уступает Ту-95 и B-52 Stratofortress, но по-прежнему весьма эффективен – способен наносить удары по американским базам на Окинаве и Гуаме, оснащен модернизированными двигателями Д-30КП 2 российского производства.

    Ничего этого не было бы, если бы не подвиг советских авиаконструкторов, в кратчайшие сроки создавших боевую машину и спасших тем самым мир от ядерной катастрофы.


    0 0

    Самооборона с оружием в руках – право гражданина, а не обывателя

    Право на личное оружие остается одной из животрепещущих проблем российского общества. Интерес к ней периодически возрастает при резонансных преступлениях, затем стихает, но в отличие от обычных граждан, озабоченных только повседневными делами, общественное движение «Право на оружие» последовательно и неуклонно ведет эту тему. В работе 2-го съезда движения осенью прошлого года участвовали представители практически всех политических сил страны – депутаты различных уровней: от «Единой России», КПРФ и ЛДПР, националисты и либералы, бывший министр в правительстве Гайдара Андрей Нечаев и известный коммунист Александр Проханов. Любопытно, что приветствие делегатам съезда прислал даже лидер «СР» Сергей Миронов, в недавнем времени жесткий оппонент нашей организации.

    Право на личное оружие остается одной из животрепещущих проблем российского общества. Интерес к ней периодически возрастает при резонансных преступлениях, затем стихает, но в отличие от обычных граждан, озабоченных только повседневными делами, общественное движение «Право на оружие» последовательно и неуклонно ведет эту тему. В работе 2-го съезда движения осенью прошлого года участвовали представители практически всех политических сил страны – депутаты различных уровней: от «Единой России», КПРФ и ЛДПР, националисты и либералы, бывший министр в правительстве Гайдара Андрей Нечаев и известный коммунист Александр Проханов. Любопытно, что приветствие делегатам съезда прислал даже лидер «СР» Сергей Миронов, в недавнем времени жесткий оппонент нашей организации.

    Делегаты съезда приводили много аргументов в пользу необходимости иметь гражданам оружие самозащиты, говорили о нерациональности запрета на него в России, возмущались нормами действующего законодательства. Ведь запрет на вооруженную самозащиту делает гражданина обывателем и вечным потерпевшим, оскорбляет человеческое достоинство.

    Самый распространенный аргумент наших оппонентов таков: жители страны в массе своей бескультурны, склонны к пьянству, хамству, несдержанности, оружие им доверять опасно. Тот факт, что эти унизительные характеристики повторяют простые люди, которые, казалось, должны быть кровно заинтересованы в личной безопасности и защите своих прав, на мой взгляд, есть серьезная вина нынешней власти. По моему глубокому убеждению, это не «рациональный», «разумный», «трезвый» и др. взгляд на россиян, это проявление глубокого неуважения не только к соотечественникам, а в первую очередь к самим себе. А власть это мармеладовское самоуничижение всячески культивирует через свои СМИ.

    Пистолеты и револьверы народу
    Коллаж Андрея Седых

    В 60-е годы прошлого века по Советскому Союзу прокатилась волна молодежной уличной уголовщины. Милицию тогда вооружили дубинками, всех трудящихся обязали дежурить в народных дружинах, но ничего не помогало. В вечернее время улицы городов превращались в джунгли, кишевшие кодлами обнаглевшей шпаны. Вот что писал Александр Солженицын под впечатлением от тогдашней ситуации: «Существует в уголовном кодексе (УК 1926 года) нелепейшая статья 139-я «О пределе необходимой обороны», и ты имеешь право обнажать нож не раньше, чем преступник занесет над тобой свой нож, и пырнуть его не раньше, чем он тебя пырнет. В противном случае будут судить тебя! А статьи о том, что самый большой преступник – это нападающий на слабого, в нашем законодательстве нет!.. Эта боязнь превзойти меру необходимой обороны доводит до полного расслабления национального характера.

    Красноармейца Александра Захарова стал бить возле клуба хулиган. Захаров вынул складной перочинный нож и убил хулигана. Получил за это десять лет как за чистое убийство. «А что я должен был делать?» – удивлялся он. Прокурор Арцишевский ответил ему: «Надо было убежать!». Так кто выращивает хулиганов?

    Государство по Уголовному кодексу запрещает гражданам иметь огнестрельное либо холодное оружие, но и не берет их защиту на себя! Государство отдает своих граждан во власть бандитов и через прессу смеет призывать к «общественному сопротивлению» этим бандитам! Сопротивлению чем?» («Архипелаг ГУЛАГ», т. 2).

    С тех пор прошло полвека, сменились поколения политиков и граждан, тоталитаризм заклеймили и разоблачили, но закон о личной самообороне в духе 1926 года сохранен так бережно и эффективно, как будто от его малейшего изменения в России способны рухнуть основы государства. Во все времена во всех странах фундаментом народа и государства считаются воины. Это не всегда люди в форме и с оружием, но всегда те, кто защитит, поможет, неспособен на подлость, готов отдать жизнь во имя долга. То есть люди чести, соль земли. А в нынешней России именно такие люди самые беззащитные. У них нет средства для защиты и помощи, а честь не позволяет остаться в стороне или спасать свою шкуру, когда вооруженные мерзавцы творят беспредел. Вот мы и видим постоянно, как беспомощно и бесполезно гибнут лучшие. Когда психопат Виноградов стрелял по людям, один из них бросился на него с голыми руками и был тут же убит. Имел бы оружие – выжил бы сам, обезвредил бы подонка и других бы спас.

    Справедливости ради напомню об одном широко известном случае в США, где такой же психопат расстреливал школьников. Директор бросилась на него без оружия и погибла – эта школа была зоной, где оружие запрещалось даже охранникам. Но в Америке gun free зон не слишком много, а Россия такая целиком. Упорный запрет на оружие и защиту человеческого достоинства делает популярной конспирологическую версию, что руководство страны, надежно защищенное Федеральной службой охраны, использует уголовников и шпану как инструмент управления народом. Запуганный народ – вечный «терпила» – остро нуждается в силовых структурах, готов пойти на любые нарушения своих свобод и прав в надежде на личную безопасность.

    Для меня такая теория заговора выглядит слишком простой и грубой хотя бы потому, что во власти уже сейчас немало влиятельных деятелей, которые открыто ратуют за возврат людям права на нормальный гражданский короткоствол и соответствующее изменение Закона о самообороне. Все обстоит гораздо тоньше. Вопрос о праве на оружие есть одна из видимых верхушек айсберга, который можно назвать философией взаимоотношений власти с народом. Система устоялась давно и очень прочно, переменить ее болезненно, но необходимо. За периоды национальной истории, когда государство рулило буквально всеми сторонами жизни, большинство привыкло к патернализму, утратив важные навыки личной ответственности и способности принимать решения. Время несвободы нарушило естественные пропорции между настоящими гражданами – внутренне свободными, желающими самостоятельности и готовыми на риски, и обывателями – теми, кто склонен к бездумному подчинению в обмен на материальные блага и защиту. Граждане погибали или вытеснялись на обочину жизни, а обыватели множились под чутким присмотром государства. Система отрицательной селекции обанкротилась и исчезла, а ее диспропорции остались. В связи с этим я вспоминаю высказывание великого Никколо Макиавелли: «Разоружая народ, власть таким образом оскорбляет его недоверием, а это говорит о трусости и подозрительности правительства».

    Обыватели чуют спинным мозгом, что в равных условиях всегда уступят гражданам, а этого не хочется. Готовы признать превосходство начальства, но не соседа. Вот и хлопочут, чтобы уменьшить их возможности, чтобы те не выделялись и не росли по жизни. Ведь если легализовать пистолеты, дать возможность защищаться и защищать без риска судебного преследования, то сильные духом смогут на равных противостоять уголовникам и шпане, быстрее занимать лучшие места в социальной иерархии, получат законное признание в обществе.

    Это и есть положительная селекция, альтернатива ей – деградация нации, где «молчалины блаженствуют на свете». Стремление задушить на корню потенциальный успех сильных и решительных остается одним из самых мерзких методов психологии вырождения. Когда таким людям говоришь, что при легальных пистолетах опять можно в минуту опасности кричать «Караул!» в расчете на действенную помощь окружающих, они заявляют, что надо заставить полицию улучшить свою работу. И бесполезно говорить о том, что в России фактически самый большой в мире процент полиции среди населения, а толку не видно.

    Высшее руководство нашей страны прилагает разнообразные усилия, чтобы Россия вышла на путь инновационного развития. Много таких проектов уже заявлено и профинансировано, среди них «Сколково», призванный привлечь лучшие научные и инженерные кадры в стране и мире. Много денег вложено, построено, привлечены резиденты, выявлены хищения, пошли коррупционные скандалы, а отдачи незаметно. Но лучшие кадры в основном стремятся в США, Швейцарию, Канаду, Германию, Францию, Израиль, страны Скандинавии, а в Сколково нет, хотя материальные условия предлагаются не хуже, чем за рубежом. Значит, не в хлебе едином причина. Все эти страны имеют высокую научно-техническую репутацию и самое либеральное законодательство об оружии и самозащите.

    Правительство России против гражданского короткоствола якобы вместе с большинством народа, но ведь именно в этой части жителей господствует рабское желание подчиняться за то, чтобы их кормили и защищали. Раб от хозяина ждет подачек, от работы отлынивает, крадет, что плохо лежит, нет у него ни чувства долга, ни стыда, ни благодарности. Кто же таким доверяет, за ними глаз да глаз, каждую доверенную копейку контролировать многократно приходится. Это население тяготится любой серьезной ответственностью и не нуждается в том, чтобы ему доверяли деньги для творческой экономической самореализации и оружие для личной самообороны. Такие люди ходят на выборы не выбирать первого среди равных, а чтобы поставить над собой и страной кормильца, которого будут всегда ругать, никогда не станут ему помогать, а если он терпит неудачи и плохо кормит, то готовы его радостно и жестоко свергнуть.

    Весь наш госаппарат заточен на управление таким контингентом, применяя выработанные для него методы ко всему народу. А народ меняется, быстро растет креативный класс с гражданским самосознанием. Методы и философия нынешнего госуправления способны пока только оскорблять граждан, вызывать полное неверие и нежелание сотрудничать во всех инновационных начинаниях. Потому что есть ощущение, как в подтексте всех отношений власти и общества лежит подозрение, что каждый человек – возможный жулик, громила или недотепа. Без уважения государства к истинной свободе личности никаких прорывов не получится.

    Михаил Гольдреер,
    региональный координатор движения «Право на оружие» по Волгоградской области

    0 0

    Объем мирового рынка управляемых ракет растет постепенно и неуклонно

    В ближайшие пять лет – до 2018 года на мировом рынке будет реализовано 202 тысячи 644 управляемые ракеты (УР) на общую сумму 65,4 миллиарда долларов. Это почти на шесть процентов больше прошлогоднего прогноза. Объемы продаж постепенно увеличатся – с 12,2 миллиарда в 2014-м до максимального значения 13,8 миллиарда в 2017-м. Так полагают аналитики американского еженедельника «Авиэйшн уик энд спейс текнолоджи» (Aviation Week & Space Technology).

    В ближайшие пять лет – до 2018 года на мировом рынке будет реализовано 202 тысячи 644 управляемые ракеты (УР) на общую сумму 65,4 миллиарда долларов. Это почти на шесть процентов больше прошлогоднего прогноза. Объемы продаж постепенно увеличатся – с 12,2 миллиарда в 2014-м до максимального значения 13,8 миллиарда в 2017-м. Так полагают аналитики американского еженедельника «Авиэйшн уик энд спейс текнолоджи» (Aviation Week & Space Technology).

    Эксперты считают, что одновременно начнут сокращаться объемы производства – с 42 тысяч 576 единиц в 2014 году до 38 тысяч 177 в 2018-м. Взаимосвязь между ростом объемов продаж при сокращении числа выпущенных ракет объясняется высокой стоимостью целого ряда ракетных систем.

    Лидирующие позиции на рынке в этот период распределятся следующим образом. Первое место по количеству произведенных ракет займет китайская промышленная корпорация NORINCO (China North Industries Co.), которая выпустит 29 тысяч 992 ракеты (15% от всего объема рынка). На втором месте будет американская «Рейтеон» (Raytheon) – 23 тысячи 744 единицы (12%). На третьей позиции окажется китайская национальная экспортно-импортная корпорация точного машиностроения CPMIEC (China National Precision Machinery Import and Export), которая изготовит 18 тысяч 479 ракет (9%). Далее следуют европейская компания MBDA (11 тысяч 232, 6%) и Тульское конструкторское бюро приборостроения (КБП) холдинга «Высокоточные комплексы» (10 413, 5%). На всех остальных производителей УР придется 108 тысяч 784 изделия или 54 процента мирового объема.

    Меньше, но дороже

    В стоимостном выражении в ценах 2014 финансового года места на рынке управляемых ракет в 2014–2018 годах распределятся следующим образом. Лидером будет американская «Рейтеон» – 10,1 миллиарда долларов, 15 процентов. «Локхид Мартин» (Lockheed Martin) займет вторую строчку мирового рейтинга с 5,8 миллиарда и 9 процентами. Китайская аэрокосмическая научно-техническая корпорация CASC (China Aerospace Science & Technology Corp.) расположится на третьем месте – 5,3 миллиарда и 8 процентов. Далее следуют китайская национальная экспортно-импортная корпорация точного машиностроения CPMIEC (4,6 млрд, 7%) и Московский институт теплотехники (4,4 млрд, 7%). На всех остальных производителей управляемого ракетного оружия придется 35,2 миллиарда долларов от общего объема реализации за пятилетний период или 53 процента рынка.

    Если оценивать сегмент противотанковых управляемых ракет (ПТУР), то он будет находиться в переходном состоянии, характеризующемся сокращением производства устаревших типов и их заменой новыми образцами противотанкового управляемого оружия. США, например, не ожидают до 2015 финансового года начала полномасштабной замены авиационной ПТУР AGM-114 «Хеллфайр» (Hellfire) компании «Локхид Мартин» на общевойсковую авиационную ракету JAGM (Joint Air-to-Ground Missile).

    Суммарная стоимость пятилетнего рынка ПТУР – 5,1 миллиарда долларов. Всего за этот период будет произведено 109 тысяч 204 ракеты, однако ежегодный объем производства начнет сокращаться с 24 тысяч 204 единиц в 2014-м до 19 тысяч 446 в 2018-м. В этом сегменте доминируют американские производители – «Локхид Мартин» и «Рейтеон», на долю которых в общей сложности придется 30 процентов суммарного объема продаж (1,5 млрд долл.). Позиции европейских компаний – производителей противотанковых систем будут ухудшаться, но после предложения на рынок новых ракет смогут восстановиться.

    «Рейтеон» все еще производит ракеты AGM-65 «Мейврик» (Maverick) и BGM-71 «Тоу» (TOW), однако смещает акцент в своей номенклатуре на малоразмерную AGM-176 «Гриффин» (Griffin), применяемую силами специального назначения США, в том числе для защиты надводных кораблей от атак скоростных катеров и лодок. В то же время европейская MBDA ориентируется на американский рынок, предлагая свою двухрежимную ПТУР «Бримстоун» (Brimstone) для вооружения беспилотных летательных аппаратов (БЛА) «Предейтор» (Predator), а также расширяя возможности GBU-44 «Вайпер Страйк» (Viper Strike).

    Морское оружие

    Суммарная стоимость пятилетнего рынка противокорабельных ракет (ПКР) – 5,26 миллиарда долларов, что на пять процентов превышает данные прошлогоднего прогноза. Всего произведут 6500 изделий. Лидерами этого рыночного сегмента будут Россия и Китай, на долю которых за этот период придется в общей сложности 51 процент от всего объема производства – 3 тысячи 332 ПКР. В то же время объемы экспорта ПКР этих двух стран останутся на сравнительно невысоком уровне, поскольку ракеты западных производителей все еще преобладают на экспортном рынке. Лидером в экспорте ПКР будет компания MBDA, которая продаст свыше 800 единиц на сумму около 450 миллионов долларов. За пределами Европы реализуют почти половину всех «Экзосет» (Exocet).

    Меньше, но дороже

    «Боинг» продаст 321 ПКР «Гарпун» (Harpoon) на сумму 289 миллионов долларов за счет модификации «блок II». Эта ракета при меньшей стоимости обеспечивает покупателям снижение риска, что позволяет поддерживать устойчивый приток новых заказов. Норвежская «Конгсберг дифенс» (Kongsberg Defense) все еще продолжает продажи модели «Пингвин», однако ее новая ракета «Нэвал Страйк Миссайл» (Naval Strike Missile) начнет постепенно расширять свою нишу и в ближайшие пять лет будет продана в количестве 171 единица на сумму 101 миллион долларов.

    В конце января Лондон и Париж договорились развивать сотрудничество в оборонной сфере, в том числе в области противокорабельного оружия. Был подписан меморандум о взаимопонимании, подтверждающий разработку компанией MBDA перспективной управляемой ПКР вертолетного базирования ASGW (Anti-Surface Guided Weapon) и заказы этой ракеты двумя странами. Стоимость контракта – 500 миллионов фунтов стерлингов.

    США намерены к 2024 году развернуть малозаметную ПКР дальнего действия LRASM (Long-Range Anti-Ship Missile). Программа LRASM реализуется с 2008 года Управлением перспективных исследований Министерства обороны США DARPA (Defense Advanced Research Projects Agency) и Бюро научных исследований ВМС США. Необходимость создания нового оружия связана с тем, что имеющиеся в арсенале военно-морских сил ракеты не имеют достаточной дальности полета и уязвимы при прорыве современной эшелонированной корабельной системы обороны. Кроме того, новое противокорабельное оружие должно быть автономным и в меньшей степени зависеть от разведывательных платформ, линий связи и глобальной спутниковой навигации.

    LRASM – автономные высокоточные ПКР, запускаемые вне зоны досягаемости объектовой ПВО, предназначены для применения в ВМС и ВВС США. Они оснащаются бронебойной или фугасной боевыми частями, являются автономным всепогодным оружием, которое может применяться в любое время суток. На ракете установлены многорежимная головка самонаведения, линия передачи данных, усовершенствованная цифровая помехозащищенная система спутниковой навигации для обнаружения и уничтожения приоритетных целей в корабельном ордере.

    Компания «Локхид Мартин» в 2009 году была выбрана для демонстрации авиационного варианта ПКР LRASM. Первое из трех летных испытаний успешно провели в августе 2013-го. Компания также получила дополнительное финансирование на демонстрацию в 2014 году ракеты LRASM, запускаемой с надводного корабля.

    ПКР LRASM базируется на концепции современной общевойсковой ракеты AGM-158B JASSM-ER (Joint Air-to-Surface Standoff Missile – Extended Range) увеличенной дальности действия, но использует дополнительные датчики и бортовые системы, необходимые для применения в условиях современного морского боя и уничтожения надводных кораблей. В их числе линия передачи данных на ракету, усовершенствованная цифровая помехозащищенная система спутниковой навигации, многорежимная головка самонаведения.

    Продажи ракет JASSM обеспечат «Локхид Мартин» достаточно объемную нишу (1,4 млрд долл.) в сегменте ракетного оружия дальнего действия. В целом этот сегмент в следующее пятилетие составит 6,3 миллиарда долларов, полученных от реализации 18 тысяч 550 ракет. Главными игроками на этой площадке будут «Рейтеон» (737 млн) с ракетами «Тактический Томагавк» (Tactical Tomahawk) и AGM-164 Joint Standoff Weapon, а также российская корпорация «Тактическое ракетное вооружение» (524 млн долл.).

    Европейская MBDA за счет продажи ракет «Шторм Шэдоу» (Storm Shadow), сертифицируемых для вооружения истребителей «Тайфун» c 2015 года, а также «Таурус» (Taurus) совместной разработки MBDA и «Сааб Бофорс дайнэмикс» (Saab Bofors Dynamics) получит 418 миллионов долларов.

    Авиационные и противовоздушные средства

    Сектор производства ракет класса «воздух-воздух» не будет подвержен значительным колебаниям в обозреваемый период с 2014 по 2018 год. Всего за это время производители поставят около 23 тысяч ракет этого типа на сумму 7,2 миллиарда долларов. На AIM-9X ближнего действия и AIM-120 среднего действия ракеты (компания «Рейтеон») придется 27,3 процента от общего объема производства и 29,8 процента продаж.

    Меньше, но дороже

    Усовершенствованная ракета AIM-120D будет развернута в 2014 году, а в следующем на рынок выйдет «Метеор» (Meteor) компании MBDA с ракетно-прямоточным двигателем. MBDA рассчитывает, что объем производства ее оружия класса «воздух-воздух» составит 10,6 процента от общего объема производства. В денежном исчислении доля компании может достигнуть 20 процентов за счет сравнительно высокой цены ракет «Мика» (Mica) и «Метеор».

    Отечественное ОАО «ГосМКБ «Вымпел» им. И. И. Торопова» корпорации «Тактическое ракетное вооружение» с изделиями Р-73 и Р-77 получит от их реализации 15,8 процента от общего объема продаж.

    Сектор зенитных управляемых ракет (ЗУР) также вряд ли подвергнется каким-либо колебаниям в следующее пятилетие. В этом рыночном сегменте продадут 44 тысячи 900 ракет на сумму 19,2 миллиарда долларов, причем лидером будет «Рейтеон» с 35,3 процента.

    В нише корабельного оружия наибольший спрос ожидается на ЗУР «Рейтеон» RIM-116RAM и RIM-162 Evolved Sea Sparrow. А наибольший объем выручки принесет компании реализация ракет дальнего действия RIM-174 SM-6 и противоракет (ПР) RIM-161 SM-3. MBDA разрабатывает «Си Септор» (Sea Ceptor) для развертывания на кораблях ВМС Великобритании с 2016 года. Также компания продала Новой Зеландии ЗУР на базе AIM-132 ASRAAM.

    В области ЗУР наземного базирования борьбу в польском тендере ведут «Локхид Мартин» со своими «Пэтриот» (Patriot) и SAMP/T и MBDA, предлагающая комплексы MEADS (Medium-Extended Air Defense System). Если у США нет каких-либо дополнительных планов относительно закупки ЗРК MEADS, то партнеры по этой программе – Германия и Италия намерены привлечь Польшу для завершения разработки и начала серийного производства этого комплекса.

    Что касается ЗРК ближнего действия для защиты от неуправляемых ракет и артиллерийских мин, то в этом сегменте значительна доля израильских «Айрон Дом» (Iron Dome) и «Дэвидс слинг» (David’s Sling), которые в ноябре 2013 года осуществили первый перехват баллистической ракеты. Только Израиль может закупить 13 батарей «Айрон Дом». Другими потенциальными экспортерами считаются Индия и Республика Корея. Армия США также планирует развернуть AIM-9X в варианте наземного базирования для противодействия крылатым ракетам и БЛА.


    0 0

    Утилизация избыточных оружейных ядерных материалов: проблемы и перспективы

    На саммите по ядерной безопасности, состоявшемся в Москве в апреле 1996 года, президент РФ Борис Ельцин заявил, что в связи с процессом сокращения ядерных вооружений в России из оборонной программы будет высвобождено 500 тонн высокообогащенного урана (ВОУ) и около 50 тонн оружейного плутония.

    На саммите по ядерной безопасности, состоявшемся в Москве в апреле 1996 года, президент РФ Борис Ельцин заявил, что в связи с процессом сокращения ядерных вооружений в России из оборонной программы будет высвобождено 500 тонн высокообогащенного урана (ВОУ) и около 50 тонн оружейного плутония. Впоследствии эта позиция РФ официально подтвердилась в заявлении президента РФ на 41-й сессии Генеральной конференции МАГАТЭ в сентябре 1997-го. Высвобождение такого огромного количества оружейных материалов поставило на повестку дня вопрос их утилизации.

    В соответствии с российско-американским соглашением от июля 1998 года был создан совместный руководящий комитет для координации научно-технических работ по вопросам утилизации излишков оружейного плутония, а для оценки стоимости утилизации сформирована совместная рабочая группа.

    Теория и практика

    С самого начала российский подход к утилизации излишков оружейного плутония основывался на двух ключевых положениях:

    • плутоний является ценным энергетическим ресурсом. В контексте принятой в России концепции закрытого ядерного цикла приоритет в способе утилизации плутония должен быть отдан его использованию в ядерном топливе энергетических реакторов;
    • поскольку утилизация плутония связана со значительными финансовыми расходами, для ускорения процесса США и другие страны должны обеспечить финансирование полной программы утилизации в России.

     

    Согласно подготовленному совместным комитетом соглашению между правительствами РФ и США об утилизации плутония, которое было подписано 29 августа 2000 года, каждая из сторон обязывалась утилизировать 34 тонны своего избыточного оружейного плутония путем его использования в МОКС-топливе с последующим облучением в энергетических реакторах. Соглашение предусматривало синхронизацию программ утилизации сторон (начало утилизации, ее темп и др.). Выполнение российской программы утилизации предполагало предоставление финансовой помощи со стороны США и ряда других западных стран. Стоимость российской программы утилизации на момент подписания соглашения оценивалась в 1,8 миллиарда долларов.

    Дела плутониевые

    Планировалось, что практическая реализация соглашения начнется во второй половине 2009 года, а полностью программы утилизации будут закончены в 2025-м. В России для облучения МОКС-топлива предполагалось использовать реактор на быстрых нейтронах БН-600 и четыре легководных реактора ВВЭР-1000 Балаковской АЭС, в США – легководные реакторы.

    Практическая реализация соглашения с самого начала столкнулась с серьезными трудностями. К ним следует отнести разные подходы сторон к вопросам гражданской ответственности за причиненный ущерб и финансирования программы утилизации. С подписанием в сентябре 2006 года протокола, обеспечивающего паритетность сторон во всех аспектах, связанных с реализацией соглашения, проблема гражданской ответственности была снята, однако с финансированием российской программы все оказалось сложнее. В результате переговоров по подготовке договоренности об источниках и механизмах финансирования суммарный донорский фонд со стороны США и других стран «Восьмерки» к концу 2005 года составил около 850 миллионов долларов. В то же время оценка совокупной стоимости российской программы утилизации к тому времени выросла с 1,8 до четырех миллиардов долларов. В апреле 2007 года американская сторона уведомила Россию, что сумма донорского вклада в 850 миллионов долларов является окончательной. В сложившихся условиях финансирование программы из бюджета России было признано нецелесообразным, так как утилизация плутония путем его использования в МОКС-топливе легководных реакторов не соответствовала долгосрочной стратегии развития ядерной энергетики страны. В этой связи отсутствие внешнего финансирования вело по существу к денонсации соглашения.

    Ввиду того, что отказ от выполнения соглашения мог бы негативным образом повлиять как на российско-американские отношения, так и на отношения России с другими странами, Росатом инициировал рассмотрение такого изменения сценария программы утилизации плутония в нашей стране, которое соответствовало бы российским планам развития ядерной энергетики и было бы приемлемым для обеих сторон.

    В итоге проведенных в 2007 году консультаций американская сторона согласилась с предложениями по реализации российской программы утилизации избыточного плутония. В ноябре 2007-го министр энергетики США Самуэль Бодман и руководитель Федерального агентства по атомной энергии РФ Сергей Кириенко подписали совместное заявление, касающееся нового плана утилизации 34 тонн избыточного плутония. Согласно этому документу утилизация российского плутония оружейного качества будет осуществляться путем его использования в качестве МОКС-топлива с последующим облучением в реакторе на быстрых нейтронах БН-600, который в настоящее время эксплуатируется на Белоярской АЭС, и в реакторе БН-800, строящемся на этой же площадке. В последующих после подписания заявления консультациях представители США и России согласовали изменения в межправительственном соглашении 2000 года. Измененное соглашение, отражающее новую интерпретацию соответствующих технических вопросов и прочие изменения, необходимые для осуществления сотрудничества, подписано в 2010-м и вступило в силу в июле 2011 года.

    В соответствии с измененным соглашением каждая из сторон обязалась приступить к утилизации 34 тонн избыточного оружейного плутония (25 тонн в форме металла и 9 тонн в виде диоксидного порошка) в 2018 году и завершить процесс через 15 лет. Обе стороны предполагали использовать одинаковый метод утилизации, а именно использование всех 34 тонн для производства МОКС-топлива.

    Вступление в силу измененного соглашения позволяло надеяться, что запущенные параллельно национальные программы утилизации плутония при условии их стабильного долгосрочного финансирования завершат создание необходимой промышленной инфраструктуры в 2016–2017 годах и каждая из сторон начнет перевод избыточного оружейного плутония в МОКС-топливо и его облучение в реакторах. Однако ход дальнейших событий опроверг такие прогнозы. В 2012-м в США возобновились дискуссии об использовании альтернативных методов утилизации. Для выработки соответствующего решения Министерством энергетики США была сформирована экспертная группа. До предоставления доклада этой группой, которое ожидается в начале 2014 года, строительство американского завода по производству МОКС-топлива приостановлено.

    Состояние программы в России и США

    Российский исполнительный агент по соглашению – Росатом успешно реализует национальную программу, не внося в нее каких-либо корректив принципиального характера. Продолжаются активные работы по сооружению реактора БН-800 на быстрых нейтронах с натриевым теплоносителем (город Заречный Свердловской области), энергетический пуск которого намечен на сентябрь 2014 года. В НИИ атомных реакторов (город Димитровград Ульяновской области) в тестовом режиме запущен химико-технологический комплекс по изготовлению МОКС-топлива для обеспечения стартовой загрузки реактора БН-800. Стоимость объекта – 1,7 миллиарда рублей. В декабре 2013-го началась загрузка гибридного (уранового и МОКС) топлива в активную зону реактора, что, безусловно, свидетельствует о существенном продвижении программы. С вводом в 2016 году в строй завода по производству МОКС-топлива на горно-химическом комбинате (ГХК) в городе Железногорске (Красноярский край) реактор БН-800 будет полностью переведен на использование МОКС-топлива. Проектная стоимость завода – семь миллиардов рублей.

    Необходимо отметить, что применение быстрых реакторов для утилизации оружейного плутония имеет некоторые особенности. В первую очередь это возможность нарабатывать новый плутоний, качество которого при использовании боковых урановых экранов активной зоны может даже превосходить качество оружейного плутония. Именно по этой причине статья VI соглашения устанавливает запрет на переработку облученного топлива и экранов в течение всего процесса, вплоть до полной утилизации 34 тонн избыточного оружейного плутония.

    Согласно последним данным Национальной администрации США по ядерной безопасности (НАЯБ) первичная оценочная стоимость сооружаемого в ядерном центре Саванна Ривер (штат Южная Каролина) завода по производству МОКС-топлива выросла с 4,8 миллиарда долларов до 7,7 миллиарда, а планируемый срок его ввода в эксплуатацию перенесен с 2016 на 2019 год, причем в строительство объекта уже вложено 3,7 миллиарда долларов.

    Принимая во внимание данное обстоятельство, а также с учетом введенного в 2013 году бюджетного секвестра (в том числе сокращения оборонных расходов на 454 миллиарда долларов в период до 2021-го) администрация США зафиксировала в сопроводительном письме к апрельскому бюджетному запросу Министерства энергетики в конгресс на 2014 финансовый год положение о намерении замедлить темпы строительства МОКС-завода, а также рассмотреть альтернативные, менее затратные методики утилизации плутония. Во исполнение указанной директивы финансирование НАЯБ в 2014 финансовом году в части, касающейся сооружения МОКС-завода, урезано на 115 миллионов долларов по сравнению с 2012-м, когда было выделено 435 миллионов. Более того, каких-либо средств на эти цели в 2015–2018 годах вообще не предусмотрено.

    Стремясь нейтрализовать возникшие в экспертном сообществе слухи о том, что предпринятые администрацией шаги фактически аннулируют российско-американскую договоренность по плутонию, первый заместитель министра энергетики Даниэль Понеман заявил в интервью, что США не отказываются от утилизации избыточного оружейного плутония, однако хотели бы решить эту задачу оптимальным как в финансовом, так и в технологическом смысле образом, о чем он уже проинформировал российских коллег.

    В прошлом году по указанию министра энергетики Эрнеста Мониза была создана экспертная группа, занимавшаяся анализом альтернативных методов утилизации плутония. Она должна была представить свои заключения в январе 2014-го с тем, чтобы использовать их при подготовке бюджетного запроса НАЯБ на 2015 год. Срок подачи в конгресс – февраль.

    Эксперты рассмотрели порядка тридцати вариантов и в конечном счете остановились на трех опциях:

    • иммобилизация (остекловывание) оружейного плутония совместно с высокоактивными долгоживущими радиоактивными отходами и размещение получаемой массы в спецконтейнерах по так называемой технологии can-in-canister. В начале процесса производится иммобилизация порошка плутония в малогабаритных стеклянных или керамических банках, размещаемых далее в специальных контейнерах общей вместительностью до 28 килограммов каждый, в которые в свою очередь заливается стекломасса в смеси с радиоактивными отходами. По мнению экспертов, вышеописанный процесс остекловывания можно было бы организовать на строящемся в Саванна Ривере МОКС-заводе (эксплуатационная готовность объекта на сегодня составляет 60 процентов) после внесения незначительных изменений в его дизайн. Можно было бы использовать площадку этого центра для временного хранения спецконтейнеров до ввода в строй постоянного хранилища. По предварительной оценке, подобный подход сулит значительную экономию средств, поскольку в данном случае исключаются такие затратные технологические этапы, как очистка порошка плутония от примесей и изготовление тепловыделяющих сборок для реакторов, что характерно для процесса утилизации плутония через облучение в МОКС-топливе;
    • иммобилизация плутония без подмешивания радиоактивных отходов. В данном случае речь идет об иммобилизации порошка плутония в керамических матрицах и их последующем размещении в скважинах глубиной от трех до пяти километров, что должно затруднить несанкционированный доступ к ядерному оружейному материалу;
    • размещение избыточного плутония в принадлежащем Министерству энергетики США пилотном хранилище радиоактивных отходов (Waste Isolation Pilot Plant – WIPP) на юго-востоке штата Нью-Мексико (представляет собой ряд полостей, вырытых в солевых отложениях на глубине 650 метров). Какого-либо радиационного барьера против потенциальных злоумышленников этот вариант не предусматривает.

     

    Все перечисленные варианты противоречат статье III межправительственного соглашения, которая определяет единственный метод утилизации – облучение в энергетических реакторах. Два последних варианта не соответствуют стандарту отработавшего топлива. В этой связи отход от одного из принципиальных положений соглашения вряд ли найдет положительный отклик у российских экспертов, которые всегда утверждали, что реальная утилизация оружейного плутония возможна только при облучении плутония в МОКС-топливе энергетических реакторов, обеспечивая необратимый вывод этого материала из оружейной программы. Предлагаемые же американцами иные подходы не исключают вероятности намеренного или несанкционированного извлечения оружейного плутония из мест его хранения и повторного использования в оружейных целях.

    Американское влияние

    Какими бы ни были решения американской администрации относительно методики выполнения национальной программы утилизации избыточного оружейного плутония, они вряд ли повлияют на ход утилизации плутония российской стороной. Федеральная целевая программа России «Ядерные энергетические технологии нового поколения на период 2010–2015 и до 2020 года» предусматривает использование реакторов на быстрых нейтронах со смешанным уранплутониевым топливом, и утилизация оружейного плутония встроена в эту программу.

    Вопрос в том, как американские решения отразятся на судьбе соглашения и смогут ли стороны найти взаимоприемлемые решения для его сохранения.

    Можно предположить, что даже в случае отказа американцев от утилизации плутония ранее согласованным методом облучения стороны постараются сохранить соглашение. Это обусловлено в первую очередь стремлением избежать тех негативных политических последствий для процесса сокращения ядерных вооружений и режима нераспространения, которые могут возникнуть в случае прекращения его действия.

    Очевидно, что при выработке такой договоренности должны учитываться нынешние реалии, которые существенно отличаются от существовавших 20 лет назад, когда был поставлен вопрос о необходимости утилизации высвобождаемых оружейных ядерных материалов.

    Основным побудительным мотивом утилизации излишков оружейного плутония являлось исключение рисков его возможного хищения и незаконного оборота, обусловленное беспокойством относительно недостаточно надежной системы хранения оружейных ядерных материалов (ОЯМ) в России. Однако положение с их хранением за последние 15 лет кардинально изменилось. На комбинате «Маяк» и ГХК построены современные хранилища большой емкости, оборудованные современными техническими системами физической защиты, разработана и введена в действие современная государственная система учета и контроля ядерных материалов. Методы обучения и аттестации обслуживающего персонала приведены в соответствие с современными требованиями. Осуществление в РФ всех этих мер по существу свело к минимуму риски хищения и незаконного оборота ОЯМ.

    Необходимость придания процессу сокращения ядерных вооружений необратимости являлась дополнительной мотивацией утилизации излишков. Однако в результате проведенных в последние два десятилетия сокращений уровень ядерных вооружений снизился во много раз и декларированные излишки оружейного плутония никак не могут создавать основу для обратимости этого процесса. Максимально возможное количество боезарядов у каждой из сторон ограничивается загрузочной способностью средств их доставки. Иметь боезаряды в количестве большем, чем возможно разместить на средствах доставки, вряд ли имеет смысл. Как известно, в соответствии с действующим Договором об ограничении стратегических вооружений число носителей у каждой из сторон к концу 2018 года не должно превышать 700. Для Соединенных Штатов с учетом максимально возможной загрузки носителей потребное количество боезарядов – около четырех тысяч, что немного меньше имеющегося у них в настоящее время. По экспертным оценкам, для содержания такого арсенала необходимо не более 20 тонн плутония. Учтем также, что даже за вычетом объявленных излишками 34 тонн в арсеналах каждой из двух ядерных держав остается более 50 тонн оружейного плутония – этого количества достаточно для производства 12 500 боезарядов. В этом контексте становится очевидным, что утилизация декларированных излишков плутония не является определяющим фактором, влияющим на необратимость сокращения ядерных вооружений, и в большей степени имеет символический характер.

    Учитывая это, России можно соглашаться с любым из способов утилизации, которые США посчитают для себя приемлемыми. Взамен российская сторона вправе потребовать отказа от положения соглашения, запрещающего переработку отработавшего топлива и экранов до полной утилизации 34 тонн избыточного плутония. Более того, принимая во внимание представление многих американских экспертов об эквивалентности оружейного и реакторного плутония для целей ядерного оружия, российская сторона могла бы также настаивать на увеличении доли утилизируемого плутония в виде диоксидного порошка. Это дало бы России возможность включить в процесс утилизации часть из 48 тонн гражданского плутония, полученного в результате переработки отработавшего топлива АЭС и хранящегося на комбинате «Маяк».

    Другой принцип соглашения – параллелизм, или иными словами – выполнение соглашения обеими сторонами синхронным образом, также может быть подвергнут ревизии. Однако отказ от этого принципа возможен, если при этом не возникнут трудности для разработки и осуществления мер международного контроля за процессом утилизации. Представляется, что в случае отказа США от ранее согласованного метода облучения сохранение и реализация положения соглашения о мониторинге и инспекциях не будут приоритетными для российской стороны. В контексте возможного вовлечения других ядерных стран в процесс сокращения ядерных вооружений сохранение этого положения является важным, так как дает возможность отработать методы и практику осуществления международного контроля утилизации ядерных материалов.

    Анатолий Дьяков,
    кандидат физико-математических наук, главный научный сотрудник Центра по изучению проблем контроля над вооружениями, энергетики и экологии
    Владимир Рыбаченков,
    кандидат технических наук, ведущий научный сотрудник Центра по изучению проблем контроля над вооружениями, энергетики и экологии

    0 0

    «ОАО «Высокоточные комплексы» продолжит совершенствовать уникальное семейство огнеметов

    В современном мире с его высокой урбанизацией и значительным процентом населения, проживающего в городах и мегаполисах, бои в городских условиях становятся обыденным явлением. Достаточно вспомнить два штурма Грозного в 1994 и 1999 годах, Багдад в 2003-м, Фаллуджу в 2004-м, недавние столкновения в ливийском Мисурате в 2011-м и в сирийских Дераа и Алеппо в 2012–2013 годах. Поэтому военные ведомства развитых стран мира уделяют особое внимание разработке эффективных образцов вооружения и военной техники для ведения городского боя.

    В современном мире с его высокой урбанизацией и значительным процентом населения, проживающего в городах и мегаполисах, бои в городских условиях становятся обыденным явлением. Достаточно вспомнить два штурма Грозного в 1994 и 1999 годах, Багдад в 2003-м, Фаллуджу в 2004-м, недавние столкновения в ливийском Мисурате в 2011-м и в сирийских Дераа и Алеппо в 2012–2013 годах. Поэтому военные ведомства развитых стран мира уделяют особое внимание разработке эффективных образцов вооружения и военной техники для ведения городского боя.

    Организация и ведение штурма населенного пункта – один из самых сложных видов боя на тактическом и оперативном уровнях. По мнению западных и отечественных военных экспертов, важную роль в успешном его захвате и зачистке играет подготовленность личного состава штурмующих частей и подразделений, а также их экипировка и вооружение. Богатый опыт в этой области был накоплен Советской армией в годы Великой Отечественной войны. Опыт боев в Сталинграде, Кенигсберге, Берлине и т. д. лег в основу методических пособий и боевых уставов армии не только Советской/Российской, но и ФРГ, Франции и даже США.

    «Когда зимой 1999 года мы готовились штурмовать Грозный, то запросили все документы и методички по боям в Сталинграде. Они нам сильно помогли», – рассказал газете «Военно-промышленный курьер» Герой России генерал-полковник Владимир Булгаков. Но в современном мире с его высокой информатизацией и новыми технологиями тактика штурма городов и населенных пунктов претерпела значительные изменения.

    В условиях городского боя

    С 2001 года американскими военно-научными заведениями, включая US Army War College, издано несколько десятков научных работ, анализирующих опыт армий различных стран при штурме городов. В 2006 году для Армии США издан полевой устав FM 3-06 Urban Operations, регламентирующий операции на урбанизированной местности, а в 2008-м – FM 2-91.4 Intelligence Support To Urban Operations, посвященный организации разведки в городах и населенных пунктах.

    Системы вооружения постоянно совершенствуются, появляются новые решения, разработки. Не стоит на месте и РПО «Шмель»

    Главная особенность ведения городского боя в том, что противники находятся в непосредственной близости друг от друга.

    «Один дом занимали мои подразделения, а через дорогу от них сидели боевики. Я поэтому и не вызывал авиацию. Боевики близко, а летчики могут своих накрыть, а если отойти на безопасное удаление, то противник займет оставленные нами позиции. Поэтому Су-24 и Су-25 работали гораздо дальше по плану вышестоящего командования», – сказал корреспонденту «ВПК» Герой России полковник Евгений Кукарин, командовавший войсками группировки «Восток», штурмовавшей Грозный в декабре 1999 года.

    В то же время одним стрелковым оружием и минометами выбить противника из домов и построек, зачастую не уступающих по своей прочности железобетонным долговременным укреплениям, не получится. Поэтому в бою активно используются артиллерия и танки, стреляющие прямой наводкой.

    Во время Великой Отечественной войны в дивизиях, штурмовавших города и населенные пункты, из-за понесенных потерь было от четырех до семи стрелковых батальонов – всего по 150–200 активных штыков, но много орудий и минометов. Каждая дивизия располагала приблизительно сотней стволов, усиливаемых армейскими, корпусными артполками и бригадами Резерва главного командования. В боях в Кенигсберге, Будапеште и других городах участвовали минимум два-три механизированных и танковых корпуса с сотней танков в каждом, а в Берлинской операции имелись даже танковые армии. Правда, без пехоты танки и другая бронетехника в условиях городской застройки уязвимы от огня гранатометчиков противника, что и доказал кровавый штурм Грозного зимой 1994 года. Танки 131-й мотострелковой бригады и 81-го мотострелкового полка при слабой поддержке пехотинцев и артиллерии оказались блокированы и быстро выбиты. Но уже зимой 1999-го, второй раз штурмуя Грозный, российское командование ограничило использование бронетехники, зато огонь артиллерии был значительно интенсивнее. По признанию Евгения Кукарина, при штурме грозненской площади Минутка его поддерживали не только несколько 152-мм самоходных гаубиц, но и тяжелые 240-мм минометы «Тюльпан», использовавшие корректируемые мины.

    «Шмель» жалит молниеносно
    Коллаж Андрея Седых

    Активно применяли артиллерию и бронетанковую технику Армия и Корпус морской пехоты США, штурмовавшие иракские города в 2003–2005 годах. Но как и российские войска в Чечне, американские военные столкнулись с высокой уязвимостью танков и БМП, даже несмотря на отличную выучку и численное превосходство своих пехотинцев. Примечательно, что в отличие от российских военных Армия и КМП США предпочитают вести артиллерийский огонь по отдаленным от своих позиций целям, а авиация с высокоточными средствами поражения должна уничтожать противника в непосредственной близости от наземных войск. Хотя, как показывает опыт боев в иракских Фаллудже, Насирии и т. д., более 70 процентов авиаударов были отменены из-за близости боевиков к позициям американских подразделений.

    Несмотря на разные подходы и техническое оснащение, штурмуя города, вооруженные силы России и США сталкиваются со схожими проблемами. Противник находится в нескольких десятках метров от позиций российских (американских) войск в постройках, защищающих от стрелкового оружия и минометов, которые, правда, можно уничтожить огнем артиллерии, танков и авиационными ударами. Но более половины ударов отменяется из-за угрозы поразить свои подразделения.

    Как показывает опыт российских и американских военных, в случае невозможности уничтожить противника огнем дальнобойных огневых средств и бронетанковой техники непосредственно в доме подразделения штурмуют строения, зачищая его от подвала до крыши.

    «Я наступал сплошной линией. Если хотя бы одна штурмовая группа вырвалась на один дом дальше, то боевики могли ее легко окружить и отрезать. Так и зачищали один дом за другим», – рассказал журналисту газеты «Военно-промышленный курьер» полковник Евгений Кукарин.

    Для таких зачисток у штурмующих пехотинцев должно быть достаточно огневой мощи, чтобы задавить противника. Надо учитывать, что задача обороняющихся – нанести атакующим их войскам максимальный урон в живой силе и бронетехнике. В Чечне и Ираке боевики не стремились отстоять населенные пункты. Их целью был негативный резонанс в средствах массовой информации, вызванный большими потерями среди штурмующих. Достаточно вспомнить новогодний штурм Грозного.

    Самый выгодный для боевиков расклад – это когда из-за невозможности применить артиллерию, авиацию и бронетехнику войска вынуждены штурмовать каждый дом, при этом их потери могут исчисляться сотнями человек. Вот тут на помощь войскам и приходит так называемая карманная артиллерия, а проще говоря – гранатометы, огнеметы и особо эффективные термобарические заряды, способные в ближнем огневом бою без потерь со стороны штурмующих уничтожить засевшего в домах, подвалах и различных строениях противника.

    По итогам городских боев в 2003–2006 годах в Ираке Армия США вернула в пехотные роты уже снятые с вооружения шведские гранатометы «Карл Густав» и М-79, а Корпус морской пехоты спешно заказал хорошо себя показавшие в двух штурмах города Фаллуджи термобарические заряды для штатного гранатомета SMAW.

    Как ни удивительно, но еще в 90-е годы американские военные специалисты скептически относились к термобарическим боеприпасам для гранатометов, считая их неэффективными. В то же время Советская армия еще в конце 70-х годов оценила преимущество таких боеприпасов, приняв на вооружение огнеметы семейства РПО «Шмель», показавшие свою высокую эффективность в Афганистане, Таджикистане, первой и второй чеченских войнах.

    «Рысь» в Афганистане

    В годы Второй мировой войны высокой эффективностью при зачистке и штурме городских построек отличался огнемет, созданный еще в начале 1900-х годов. Размещенная под давлением в специальных баках топливная смесь выбрасывалась в сторону противника и поджигалась. Хорошо показав себя в окопах «позиционного кошмара» Первой мировой войны, огнемет перекочевал на вооружение химических и инженерных подразделений стран мира, штурмовавших инженерные сооружения, постройки во время гражданской войны в Испании, боев на Халхин-Голе и в ходе Второй мировой войны. В советских, немецких, английских и американских сухопутных войсках были специальные огнеметные подразделения, придававшиеся для усиления обычных стрелковых (пехотных) рот и батальонов, штурмовавших города и населенные пункты. При всей эффективности у огнеметающих устройств имелось несколько недостатков, значительно усложняющих их применение. Это большой вес баллонов с зажигательной смесью, часто доходивший до 20 килограммов. Самой смеси хватало на несколько секунд работы, а при попадании осколков или пуль в баллоны огнеметчик превращался в огненный столб, сжигавший не только себя, но и окружающих его бойцов в радиусе 10–15 метров. Примечательно, что на вооружении как стран-союзниц, так и стран Оси стояли не только ручные, но и устанавливаемые на танки и бронемашины огнеметы.

    «Шмель» жалит молниеносно

    Классические огнеметы дошли до войны во Вьетнаме, где с успехом применялись Армией и Корпусом морской пехоты США как при зачистке джунглей, так и боях в южновьетнамском городе Хьюэ во время наступления «Тет». В Советском Союзе осознали бесперспективность таких изделий и начали поиск их замены еще в начале 50-х годов. В 1976-м на вооружение огнеметных батальонов войск радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ) Советской армии поступили первые огнеметы «Рысь» разработки Тульского КБ приборостроения. Новейшее изделие, созданное с использованием узлов и механизмов ручного реактивного гранатомета РПГ-16, стреляло четырехкилограммовым зажигательным зарядом более чем на сто метров и могло уничтожить не только постройки и инженерные укрепления, но и легкую бронетехнику. Впервые в бою «Рысь» применили советские войска в Афганистане, но ожидания от оружия не вполне оправдались. При длине почти полтора метра сам огнемет с дополнительными зарядами весил более 20 килограммов, а зажигательная смесь оказалась неэффективна в условиях каменистых гор. Не всегда заряды «Рыси» могли поджечь каменные и глинобитные дома местных жителей. Примечательно, что слабые зажигательные возможности огнеметной смеси как классического советского огнемета ЛПО-50, так и реактивной «Рыси» против современных кирпичных и панельных зданий были известны командованиям Сухопутных войск и войск РХБЗ Советской армии еще по опыту учений конца 70-х годов. Оказалось, что и примитивные строения жителей Афганистана более эффективно держат удар огнесмеси, чем современные постройки.

    «Советские войска и их союзники по Варшавскому договору готовились вести боевые действия против стран НАТО на высоко урбанизированной территории Западной Европы. Задача стояла не зачистить города, а прорваться через них, уничтожив блокирующие подразделения противника. Поэтому в составе войск РХБЗ были сформированы отдельные огнеметные батальоны, представлявшие собой обычные мотострелковые батальоны, но дополнительно вооруженные «Рысями», а позже и «Шмелями». В составе инженерно-саперных подразделений имелось большое количество техники, способной уничтожить завалы и баррикады на узких улочках», – пояснил газете «Военно-промышленный курьер» главный редактор интернет-проекта «Отвага-2004» Виталий Моисеев.

    «Шмель» выходит на позиции

    Для замены устаревших «Рыси» и ЛПО-50 в КБ приборостроения в конце 70-х годов началась разработка принципиально нового огнемета с термобарической боевой частью.

    Термобарический взрыв, часто называемый объемным, известен ученым уже давно. В воздухе распыляется горючее вещество в виде аэрозоля, а образовавшееся газовое облако поджигается. Взрыв сопровождается сильной ударной волной и избыточным давлением. По такому принципу в прошлом происходили пожары на мельницах, где взрывались облака пыли, образовывавшиеся при помоле муки. Аэрозоль имеет свойство «затекать» в строения, помещения и различные укрытия, так что спрятаться за стеной здания, в окопе, доте и т. д. не получится. Взрыв достанет и там. Правда, объемный взрыв более эффективен в закрытых пространствах, чем на открытой местности, где аэрозоль может слишком быстро рассеяться.

    Эксперименты с термобарическими боеприпасами советские и американские специалисты начали еще в 60-е годы. Первые боеприпасы объемного взрыва были применены американскими ВВС во время войны во Вьетнаме, где они и доказали свою высокую разрушительную силу в закрытом пространстве джунглей.

    В 70–80-х годах на Западе термобарические боеприпасы шли по пути увеличения могущества за счет веса аэрозоля и калибра самого боеприпаса. Но только в Тульском КБ приборостроения осознали высокую эффективность боеприпасов объемного взрыва для боя в городе, начав в 1984-м разработку реактивного пехотного огнемета «Шмель». Конструкторы уделили большое внимание обобщению неудачного афганского опыта применения «Рысей» и решили делать «Шмель» одноразовым и достаточно легким, чтобы бойцам было легче его переносить и хранить в бронетехнике. С компактным контейнером РПО, который короче «Рыси» более чем на полметра, оказалось удобнее обращаться в стесненных городских помещениях. Размещенный в контейнере четырехкилограммовый боеприпас выбрасывался установленным в двигателе пороховым зарядом на тысячу метров и уничтожал укрепления и живую силу противника в радиусе 80 квадратных метров на закрытой местности и в строениях и 50 метров на открытом пространстве.

    Еще до принятия на вооружение в 1988 году «Шмели» прошли войсковые испытания не только на полигонах в Группе советских войск в Германии, но и в воюющей в Афганистане 40-й армии, где их использовали в горах и при штурмах и зачистках кишлаков. Одного заряда «Шмеля» хватало, чтобы полностью развалить двух- трехэтажный каменный дом, не говоря уже о глинобитном (что не могла сделать «Рысь»). Согласно проведенным Главным ракетно-артиллерийским управлением Советской армии расчетам по могуществу боеприпаса «Шмель» равен 107-мм фугасному снаряду, правда, без пояснения, какой именно гаубицы или пушки.

    В публикациях 80-х годов, посвященных оружию Советской армии, американские эксперты крайне негативно отзывались о новейшем огнемете, указывая на слабость заряда, низкое могущество при высокой угрозе для мирного населения. «Шмель» очень хорошо вписывался в развернутую пропагандистскую кампанию о зверствах Советской армии в Афганистане. Но уже через 20 лет подобные заряды займут свое место в арсеналах частей и подразделений Армии и Корпуса морской пехоты США.

    «Похудел», но стал эффективнее

    Повоевать РПО «Шмель» пришлось много. Но во всех войнах и военных конфликтах огнемет получал только положительные отзывы.

    «Мы не могли подавить огневую точку «духов». Двухэтажное кирпичное здание, в стенах сделаны бойницы. Стреляют ПК (пулемет Калашникова. – Прим. «ВПК») и АК. Достать «духов» не может даже наш снайпер. Подошли бойцы со «Шмелем» и вкатили заряд в одно из окон. Дом на глазах рассыпался и осел», – поделился своими воспоминаниями о боевых действиях в Чечне с журналистом «Военно-промышленного курьера» офицер спецподразделения ВВ МВД России. И таких воспоминаний участников боевых действий более чем достаточно.

    Системы вооружения постоянно совершенствуются, появляются новые решения, разработки. Не стоит на месте и «Шмель». При всех положительных качествах огнемета у военных возникают претензии к прицельным приспособлениям. С одной стороны, сложные прицелы для одноразового «Шмеля» – излишняя роскошь, но с другой – для стрельбы на большие дальности все же нужен специальный прицел. При максимальной дальности стрельбы тысяча метров реально эффективно можно попасть только при удалении цели на 200 метров.

    В начале 2000-х годов на вооружение Российской армии поступил модернизированный огнемет «Шмель-М», известный также под двумя индексами – РПО-М и РПО ПМД-А. Новейший огнемет «похудел» почти на пять килограммов по сравнению с обычным «Шмелем», зато эффективная дальность выросла до 300 метров, а максимальная – почти до полутора километров. В комплект «Шмеля-М» входит так называемый многоразовый комплекс управления огнем – набор оптических, ночных, а с недавнего времени и тепловизионных прицелов, снимающихся после выстрела и устанавливающихся на следующие контейнеры. Есть и специальный прицел, совмещаемый с окулярами обычного прицела ночного видения. Если «Шмель» был по сути динамореактивным огнеметом, то «Шмель-М» стал полностью реактивным, так как заряд выбрасывается к цели реактивным двигателем без порохового заряда. Но главное в обновленном огнемете – новая топливная смесь, благодаря которой могущество боеприпаса многократно выросло. Теперь, по расчетам экспертов, заряд РПО-М превосходит 122-мм фугасный снаряд и равен 152-мм снаряду самоходной гаубицы 2С19 МСТА-С.

    На вооружении армий развитых стран мира пока нет аналогичных огнеметов. По ТТХ близок к «Шмелю» и «Шмелю-М» американский многоразовый гранатомет SMAW с термобарической боевой частью, стоящий на вооружении Корпуса морской пехоты США с 1984 года. Превосходя семейство РПО по дальности стрельбы, заряд американо-израильского гранатомета уступает российскому семейству по могуществу в несколько раз, также в снаряженном виде полутораметровый SMAW очень неудобен для переноски в условиях городского боя. Недаром американские морпехи предпочитают заряжать его в последний момент, что требует почти минуту для тренированного расчета. За то время можно расстрелять три-четыре «Шмеля».

    Сейчас американские военные предпочитают переносные термобарические заряды, устанавливаемые в зданиях. Относительно легкие, они не уступают по могуществу зарядам «Шмелей». Но их размещение связано с известным риском, так как ставить приходится под огнем и не всегда получается выполнить все необходимые действия. В книге американского спецназовца Марка Оуэна «Нелегкий день» описывается случай, когда в ходе ночного штурма здания в Багдаде операторы «Дельты», столкнувшись с сильным сопротивлением, решили применить переносной термобарический снаряд. Но устанавливающий заряд боец «Дельты» забыл поставить взрыватель и пришлось возвращаться под огнем иракских боевиков, чтобы устранить возникшую проблему. А ведь это были тренированные военнослужащие элитного спецподразделения, одного из самых лучших в мире.

    Тульское КБ приборостроения, входящее в холдинговую компанию «ОАО «Высокоточные комплексы», разработало и постоянно совершенствует уникальное семейство огнеметов. Сегодня, когда «Высокоточные комплексы» отмечают свой пятилетний юбилей, хочется пожелать всем его сотрудникам не останавливаться на достигнутом, а продолжать производить уникальные системы вооружения и военной техники, превосходящие лучшие западные образцы.


    0 0

    СИПРИ составил рейтинг крупнейших мировых производителей ПВН

    Продажи вооружения, военной техники (ВВТ) и различных услуг военного назначения (УВН) крупнейшими производителями оружия в 2012 году составили в общей сложности 395 миллиардов долларов. Об этом сообщили специалисты Стокгольмского института исследования проблем мира (Stockholm International Peace Research Institute – SIPRI) на недавней Мюнхенской конференции по безопасности-2014.

    Продажи вооружения, военной техники (ВВТ) и различных услуг военного назначения (УВН) крупнейшими производителями оружия в 2012 году составили в общей сложности 395 миллиардов долларов. Об этом сообщили специалисты Стокгольмского института исследования проблем мира (Stockholm International Peace Research Institute – SIPRI) на недавней Мюнхенской конференции по безопасности-2014.

    По сравнению с аналогичным показателем 2011 года общая сумма вооружений, проданных компаниями, входящими в Топ-100 SIPRI, уменьшилась на 4,2 процента. За этим спадом следует уменьшение объема продаж вооружений на 6,6 процента в 2013-м. Однако в общей сложности начиная с 2003 года объем проданных компаниями из Топ-100 SIPRI вооружений увеличился на 29 процентов.

    Оружейные магнаты по ранжиру
    Коллаж Андрея Седых

    Вместе с тем уменьшение продаж не было повсеместным. Этот процесс коснулся в основном американских, канадских и многочисленных европейских компаний, а вот российские производители за тот же период существенно увеличили свои показатели – на 28 процентов.

    Доля компаний, расположенных не в странах Северной Америки и Западной Европы, с 2005 года выросла до 13,5 процента, что в настоящее время является наибольшим для них показателем. Однако Топ-100 SIPRI не включает те же китайские компании в связи с недостатком доступных данных.

    Согласно оценкам экспертов института российские компании существенно увеличили уровень продаж вооружений в 2012 году. За исключением Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) все шесть производителей, входящих в Топ-100 SIPRI, повысили продажи своей продукции на 20 и более процентов. Высокий уровень экспорта из России имеет многофакторный характер, однако резкое увеличение продаж в 2012-м отражает в основном состояние на внутреннем рынке, сложившееся в рамках реализации Госпрограммы вооружения на 2011–2020 годы. Напомним: общая стоимость проекта оценивается в 700 миллиардов долларов. Несмотря на скептические взгляды ряда специалистов относительно возможности ее осуществления, существенное увеличение закупок вооружений для отечественных Вооруженных Сил в настоящее время является неоспоримым.

    «Российский ОПК постепенно возрождается на руинах советской военной промышленности», – заявил доктор Сэм Перло-Фриман, директор программы SIPRI по исследованию производства и продаж продукции военного назначения (ПВН). «Вместе с тем развитие российского ОПК существенно тормозят устаревшее оборудование, неэффективная организация труда и широко распространенная коррупция. Эти факторы значительно ухудшают конкурентоспособность российской ПВН на мировом рынке», – добавил эксперт.

    Продажи 42 американских компаний, попавших в список, составляют 58 процентов от общей суммы продаж стран из Топ-100 SIPRI (рис. 1). Общая доля ПВН в продажах этих предприятий доходит до 92 процентов. Спад напряженности в регионах, требующих оружия, напрямую отражается на сокращении военных расходов. Этот процесс начался в 2011 году. Специалисты отмечают, что, например, вывод части американского контингента из Ирака в конце 2011-го оказал прямой эффект на продажи вооружений рядом компаний. Наибольшие убытки в относительных величинах (около 60%) – у американской KBR, которая осуществляла логистическую поддержку контингента в Ираке. Ущерб понесли также компании «Навистар» (Navistar) и «АМ Дженерал» (AM General), поставлявшие различную технику для американских военнослужащих в этой стране.

    Рис. 1
    Оружейные магнаты по ранжиру
    Рис. 2
    Оружейные магнаты по ранжиру

    «ОПК США сдал позиции по сравнению с высотами, достигнутыми им перед принятием Акта по контролю бюджетных средств (BCA – Budget Control Act), когда США также были вовлечены в участие в двух войнах. Тем не менее оборонный комплекс получает огромную прибыль по сравнению с ранее достигнутыми результатами», – отметил доктор Сэм Перло-Фриман.

    Топ-100 SIPRI за 2012 год содержит информацию и по ряду компаний, увеличивающих продажи ПВН. В частности, второй раз в рейтинг был включен украинский концерн «Укроборонпром». Консолидация оборонных предприятий этой восточноевропейской страны в рамках единой корпорации позволила им войти в Топ-100 SIPRI в 2011 и 2012-м на 63 и 58-й позициях соответственно. Прибыль концерна в 2012 году составила 1,44 миллиарда долларов.

    Бразильский производитель авиации «Эмбраер» (Embraer) впервые вошел в Топ-100 SIPRI в 2010-м. Через два года рост прибыли составил 36 процентов, что позволило ему переместиться с 83-й (2011) на 66-ю (2012) позицию в списке. Рост общих объемов продаж предприятий ОПК Республики Корея, входящих в Топ-100 SIPRI, возрос на 4,2 процента. Всего же по сравнению с 2002 годом финансовые объемы проданной ими ПВН увеличились вдвое.

    Рассматривая данные, предоставленные Стокгольмским институтом со статистической точки зрения, необходимо отметить относительность их применения. Несмотря на то, что они заслуженно считаются одними из наиболее точных в мире, там отсутствует информация по объему продаж вооружений и УВН китайских компаний. С целью сохранения научно-практической значимости составители Топ-100 SIPRI не стали включать неполные данные по китайским производителям. Этот аспект необходимо учитывать при составлении глобальных прогнозов.

    Наибольшие показатели общей прибыли, а также прибыли на одного рабочего имеют крупные корпорации, спектр продукции и услуг которых является достаточно широким. В их число можно включить EADS, «Хьюлетт-Паккард», «Боинг», «Митцубиси Хэви Индастриз», «Флюор», «Фиат», «Тиссен Крупп», «Самсунг», «Митцубиси Электрик», NEC, «Ханхуа», «Навистар». Уровень прибыли на одного рабочего колеблется в районе 0,36–1,2 миллиона долларов, что показывает крупные масштабы производства компаний, высокую степень автоматизации, технического оснащения производства и использования достижений хай-тека. Вместе с тем необходимо учитывать низкий процент продукции военного назначения, который эти предприятия выпускают: три – пять процентов от общего объема производства. Один из самых высоких показателей у EADS – 21 процент. Однако в целом это трудно назвать значительной цифрой.

    Первые позиции в рейтинге занимают компании, доля оборонной промышленности в прибыли которых занимает существенный процент: «Локхид Мартин», «Дженерал Дайнемикс», «Нортроп Грумман». Своеобразный лидер – «БАе Системз», доля военной продукции которой составляет 95 процентов, а показатель прибыли на одного рабочего (319 728 долларов) является высоким. Компанию «Боинг», занимающую вторую позицию Топ-100 SIPRI, в эту группу можно отнести достаточно условно, так как доля ПВН за 2012 год – 34 процента. Это небольшое значение по сравнению с аналогичными показателями вышеупомянутых компаний. Предприятия этой категории в основном работают на оборонную промышленность и их специализация более узкая, чем «Хьюлетт-Паккард», который производит вычислительную технику практически всех видов.

    В топе Стокгольмского института можно выделить группу предприятий, которые специализируются на ПВН и имеют высокий уровень автоматизации производства и технического оснащения предприятия. К их числу относятся ASC (95% ПВН и 362 996 долларов прибыли на одного рабочего), «Элион Сайнз энд Текнолоджи» (92% и 277 585), «Дженкорп» (83% и 265 408), «Некстер» (95% и 106 086), «Кориа Аэроспейс Индастриз» (76% и 437 710), «Навантиа» (90% и 216 724), «Чемринг Груп» (96% и 26 342), «Рафаэль» (98% и 261 539), «Мантек Интернэшнл» (96% и 257 732), «Сааб» (82% и 25 573), DCNS (95% и 280 665).

    Компании второй группы условно можно назвать узкоспециализированными и профессионально ориентированными. Некоторые из них, такие как израильские «Элбит системс» и «Рафаэль», специализируются на производстве электроники и различных высокотехнологичных устройств. Одним из лидеров этой группы является «Некстер», занимающийся производством бронетехники, стрелкового вооружения и артиллерийских орудий, прибыль на человека в котором превышает миллион долларов. Это говорит о высочайшем уровне технологичности предприятий, определенной компактности и благоприятной рыночной конъюнктуре.

    В третью группу условно можно отнести предприятия, чья прибыль на человека не превышает 100 тысяч долларов и показатели общей прибыли также не являются большими. При этом доля ПВН в производстве оказывается значительной. В качестве примера можно привести «Бхарат Электроникс» (1,1 миллиарда общей прибыли, 106 744 доллара на сотрудника, 85%). По мнению специалистов, подобные показатели имеют и другие компании, хотя подтверждающих данных, какие именно, в распоряжении SIPRI не оказалось.

    Как на этом фоне выглядят российские предприятия? В первую очередь необходимо еще раз отметить неполноту данных, оказавшихся в распоряжении Стокгольмского института, что вызвано отчасти режимом секретности. Информацию о численности персонала предоставил только концерн ПВО «Алмаз-Антей». В связи с включением ряда более мелких компаний в состав крупных концернов, корпораций и холдингов часть финансовых и количественных данных, возможно, представить не удалось.

    При неплохих показателях общей прибыли концерн ПВО «Алмаз-Антей», занимающий 14-ю позицию, имеет очень низкую прибыль на рабочего – всего лишь 63 586 долларов. Ниже только британская компания «Серко» (63 167). При этом у концерна высок процент специализации на ПВН – 89, а рыночная ниша весьма узкая – только средства противовоздушной обороны. Это может свидетельствовать о применении не самых современных технологий, техники и методов управления персоналом, его рабочего распределения.

    Остальные отечественные компании, вошедшие в Топ-100, оценить труднее, так как отсутствуют данные о численности рабочего персонала, а финансово-отчетные сведения, как указывают специалисты SIPRI, требуется со временем уточнить.

    Тем не менее необходимо отметить положительные тенденции изменений в отечественных компаниях ОПК. Производство постепенно насыщается новой техникой, звенья управления модернизируются, все чаще используются международные промышленные и финансовые стандарты. Большая часть их продукции идет на внутренний рынок в связи с масштабным перевооружением. Например, согласно информации, предоставленной одним из руководителей Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) на международной выставке вооружений «Дефэкспо-2014» в Нью-Дели, гособоронзаказ в общем объеме составляет около 70 процентов. Учитывая высокие оценки, которые дают оборонной промышленности иностранные специалисты, можно спрогнозировать рост доли экспорта в будущем.


    0 0

    Новейший российский зенитный ракетно-артиллерийский комплекс надежно защитит корабли от высокоточного оружия в любую погоду, поразит надводные и наземные цели

    В нынешнем году легендарное ОАО «Конструкторское бюро точного машиностроения имени А. Э. Нудельмана», входящее в состав холдинговой компании ОАО «Высокоточные комплексы», отмечает 80 лет с момента своего создания. За эти годы изделия КБ «Точмаш», такие как автоматический гранатомет АГС-17, самоходный зенитный ракетный комплекс «Стрела-10», неуправляемые авиационные ракеты семейства С-5 и С-8 и т. д., заняли прочное место в арсенале многих стран мира. Не только российские военные, но и их иностранные коллеги неизменно отмечают высокие тактико-технические характеристики изделий КБ имени А. Э. Нудельмана, их отличную надежность и живучесть. К числу таких изделий относится и зенитный ракетно-пушечный комплекс «Пальма», который занял достойное место в системе вооружения российских и иностранных боевых кораблей.

    В нынешнем году легендарное ОАО «Конструкторское бюро точного машиностроения имени А. Э. Нудельмана», входящее в состав холдинговой компании ОАО «Высокоточные комплексы», отмечает 80 лет с момента своего создания. За эти годы изделия КБ «Точмаш», такие как автоматический гранатомет АГС-17, самоходный зенитный ракетный комплекс «Стрела-10», неуправляемые авиационные ракеты семейства С-5 и С-8 и т. д., заняли прочное место в арсенале многих стран мира. Не только российские военные, но и их иностранные коллеги неизменно отмечают высокие тактико-технические характеристики изделий КБ имени А. Э. Нудельмана, их отличную надежность и живучесть. К числу таких изделий относится и зенитный ракетно-пушечный комплекс «Пальма», который занял достойное место в системе вооружения российских и иностранных боевых кораблей.

    Арсенал российского Военно-морского флота пополнился новейшим зенитным ракетно-артиллерийским комплексом «Палаш», разработанным в КБ «Точмаш», относительно недавно. Уникальное изделие, в состав которого входят две 30-мм скорострельные автоматические пушки АО-18КД и высокоточные ракеты «Сосна-Р» с наведением в луче лазера, по многим показателям и характеристикам не имеющее аналогов в мире, устанавливается не только на перспективные корабли российского флота. Именно «Пальмами» (обозначение «Палаша» для экспортных поставок.Прим.авт.) вооружены два переданных военно-морскому флоту Вьетнама корвета проекта 11661 «Гепард». Войдут новейшие ЗРАК и в арсенал двух оставшихся «Гепардов», которые должны быть переданы Вьетнаму до 2017 года.

    Даже если противокорабельная ракета прорвется, ее встретит огонь двух 30-мм высокопроизводительных автоматов

    «Несмотря на то, что на вооружение нашего флота комплекс принят, пока его опытный экземпляр установлен только на ракетном катере проекта 1241. Второй стоит на входящем в состав Каспийской флотилии ракетном корабле «Дагестан». Несмотря на это, такой достаточно въедливый заказчик, как Вьетнам, сразу заказал два экспортных образца для своих уже построенных корветов проекта 11661Э. Еще две «Пальмы» будут установлены на второй паре строящихся корветов данного проекта для ВМС Вьетнама», – рассказал газете «Военно-промышленный курьер» военный историк, автор книг по истории российского и советского Военно-морского флота Дмитрий Болтенков.

    Впрочем, отметил собеседник издания, очень скоро «Палаши» будут обеспечивать защиту новых российских фрегатов проекта 22350 и других кораблей ВМФ России.

    «Сейчас на головном фрегате проекта 22350 «Адмирал Горшков», строящемся на Северной верфи в Санкт-Петербурге, «Палаши» уже установлены и их хорошо видно на фотографиях», – отметил военный историк.

    Как сообщил газете «Военно-промышленный курьер» офицер Военно-морского флота, участвующий в работах по корветам проекта 20380 и фрегатам проекта 22350, при проектировании системы противовоздушной обороны кораблей в качестве ближнего комплекса ПВО «Палаш» был выбран сразу и без всяких сомнений.

    «На вооружении кораблей ВМФ России стоят прекрасные зенитные ракетно-артиллерийские комплексы «Кортик». Это хорошие и надежные «машинки». Но все же они морально устарели. Для борьбы с новыми противокорабельными ракетами требуются системы с высокой скоростью реакции. К примеру, американцы для защиты на ближних дистанциях устанавливают на свои корабли зенитные ракетные комплексы RAM и Sea RAM, а также 20-мм пушечные «Вулкан-Фаланкс», – заявил собеседник издания.

    По словам офицера, по сути российский комплекс, соединяющий в себе не только ракеты, но и высокопроизводительные автоматические пушки, – это система «два в одном».

    «Сосна-Р» по своим скоростным характеристикам гораздо лучше американских RIM-116, входящих в состав комплексов RAM и Sea RAM. А 30-мм снаряды автоматов АО-18КД по могуществу в несколько раз превосходят их 20-мм аналоги, используемые «Вулкан-Фаланксом». Главное, что у американцев две раздельные системы, а у нас единый комплекс», – подытожил собеседник газеты «Военно-промышленный курьер».

    Помимо Вьетнама большой интерес к новейшему зенитному ракетно-артиллерийскому комплексу проявили еще несколько зарубежных стран.

    Огонь по минам и самолетам

    «В начале 60-х годов Военно-морской флот СССР столкнулся с многократно возросшими летно-техническими характеристиками палубной авиации флотов США и стран НАТО. Для поражения реактивных самолетов требовались скорострельные автоматические пушки. Примечательно, что такие зенитные автоматы планировалось использовать не только для отражения авиаударов, но и для гарантированного уничтожения обнаруженных якорных мин, – рассказал газете «Военно-промышленный курьер» военный историк Максим Токарев.

    «Пальма» первенства в защите и нападении
    Коллаж Андрея Седых

    По его словам, первым скорострельным зенитным автоматом стал 30-мм АК-230 с двумя «револьверными» пушками НН-30, разработанными в Конструкторском бюро точного машиностроения под личным руководством Александра Нудельмана.

    «В АК-230 конструкторы использовали богатый опыт разработки авиационных пушек. Нудельман сразу понял, что для гарантированного поражения летательных аппаратов у корабельных зенитных автоматов должен быть калибр 30 миллиметров. Пушка такого калибра за счет своего веса обеспечивает адекватную скорость реакции, но в то же время не дает чрезмерной нагрузки на горизонтальные и вертикальные приводы системы. Американцы, разрабатывая почти через 20 лет «Вулкан-Фаланкс», сделали его 20-миллиметровым. Но как показали моделирования и испытания, уничтожение хорошо защищенных советских ПКР типа «Гранит», «Базальт», «Вулкан» и т. д. «Фаланкс» не гарантировал. Нужно было очень много попаданий 20-мм снарядов, а учитывая высокую скорость наших противокорабельных ракет и конструктивную защиту, обеспечить это было очень и очень сложно», – отметил военный историк.

    Но к концу 70-х годов сами самолеты и вертолеты перестали быть главной угрозой для надводных кораблей советского Военно-морского флота, уступив место противокорабельным ракетам и высокоточным авиационным средствам поражения типа американских управляемых бомб семейства «Уоллай». Для борьбы с такой угрозой потребовались полностью автоматизированные средства противовоздушной обороны, использовавшие для наведения радиолокационные станции.

    «До появления первого зенитного ракетно-артиллерийского комплекса «Кортик» основным средством борьбы с воздушным противником на ближних дистанциях были ЗРК 9м33 «Оса-М» и его модификации. Но он мог взять на сопровождение только одну цель. В 1987 году в малый ракетный корабль «Муссон» Тихоокеанского флота во время проведения учебных стрельб попала на излете ракета-мишень с остатками топлива. По некоторым данным, «Оса» штатно не отработала, не среагировал и зенитный автомат АК-630. Тогда и возникла мысль объединить ракеты и пушки в одну систему и сделать ее полностью автономной», – проинформировал газету «Военно-промышленный курьер» Максим Токарев.

    «Палаш», ставший «Пальмой»

    Разработки «Палаша» КБ «Точмаш» имени А. Э. Нудельмана начало еще в 1994 году. В 2005-м для проведения испытаний первый ЗРАК был установлен на ракетный катер Р-60 проекта 1241, входящий в состав Черноморского флота. В 2007 году «Палаш» принят на вооружение Военно-морского флота России, а в 2008-м вошел в состав средств ПВО ракетного корабля проекта 11661К «Дагестан».

    «Пальма» первенства в защите и нападении

    «ЗРАК «Палаш» с оптико-электронной системой наведения и высокой точностью наведения оружия, а также быстрой реакцией – это почти «робот-терминатор» для средств воздушного удара вероятного противника. Также комплекс может использоваться и для других целей, таких как обстрел береговых или корабельных целей», – высказал свое мнение военный историк Дмитрий Болтенков.

    Примечательно, что в ракетах «Сосна-Р» применяется комбинированная система управления. На начальном участке используется радиокомандная система наведения, работающая в режиме радиокоррекции. Наведение маршевой ступени осуществляется с высокой точностью в лазерном информационном поле, принимаемом фотоприемным устройством, расположенным на заднем торце ракеты.

    «Кажется, что проектируя «Палаш», «Точмаш» допустил ошибку, сделав комбинированную систему управления на «Сосне». На американских ракетах RIM-116 комплекса RAM используется пассивная тепловая головка самонаведения, наводящаяся на тепло, выделенное не только двигателем ПКР или летательного аппарата противника, но и возникшее на корпусе во время полета из-за трения со средой. На такую головку не действует радиоэлектронная помеха, подавляющая работу радара, неэффективны и привычные инфракрасные ловушки. Благодаря тому, что ГСН RIM-116 мультиспектральная, она сможет отличить ложное тепло от настоящего», – сообщил газете офицер главкомата ВМФ, участвующий в работах по перспективным комплексам ПВО.

    Но, по словам собеседника издания, при всей привлекательности американской системы у ракет «Сосна-Р» есть неоспоримые преимущества. «Полуактивная система всегда лучше активной, так как средства наведения более адекватно реагируют на угрозу и поставленные противником помехи. Важно, что самонаводящаяся ГСН не различает своих и чужих и в ближнем бою легко может «зацепиться» за свой летательный аппарат, – пояснил газете «Военно-промышленный курьер» офицер главкомата ВМФ. – Надо учитывать, что для борьбы на дальних подступах у нас есть комплексы «Форт», «Полимент-Редут», на средних – «Ураган», так что на долю «Палаша» придется не так уж и много целей. Но современные противокорабельные ракеты достаточно скоростные и маневренные. Время на их поражение будет исчисляться секундами. Но благодаря очень высокой скорости ракет «Сосна-Р» наш ЗРАК гораздо эффективнее справится с ПКР противника, чем американская RIM-116. Даже если противокорабельная ракета прорвется, ее встретит огонь двух 30-мм высокопроизводительных автоматов», – рассказал собеседник издания.

    Примечательно, что оптико-электронная система управления (ОЭСУ) комплекса обеспечивает обнаружение, автоматический захват, сопровождение, измерение угловых координат и дальности, а также высокоточное наведение информационного поля лазерного лучевого канала управления и лазерного луча дальномера на цель в любое время суток в условиях действия организованных и естественных помех. В состав ОЭСУ входят гиростабилизированная платформа с двухканальной системой стабилизации и наведения, телевизионная система, тепловизионный канал, ИК пеленгатор ракеты, лазерно-лучевой канал управления ракетой, лазерный дальномер, вычислительная система, аппаратура автоматического захвата и сопровождения цели и ракеты, аппаратура системы стабилизации и наведения, средства отображения и управления. Благодаря такому набору технических средств «Палаш» всепогоден, способен не только обнаруживать, сопровождать, но и уничтожать цели днем и ночью и в плохих метеоусловиях, которые так часто бывают на море.

    В то же время ракета «Сосна-Р» за счет своей аэродинамической схемы и двухканальной аэродинамической схемы наведения, реализуемой с помощью двух пар аэродинамических рулей, обеспечивает поражение даже высокоманевренных целей. Благодаря тому, что ракета хранится в специальном пластиковом контейнере, ей не страшна соленая морская вода, оказывающая негативное влияние на электронные схемы и механизмы. Достаточно вспомнить произошедший в 1982 году конфликт между Аргентиной и Великобританией за Фолклендские острова. Тогда у современных британских эсминцев типа 42 и фрегатов типа 22, находившихся в штормовых условиях, из-за постоянного контакта открытых электронных элементов с водой возникали замыкания, причем в самый неподходящий момент. В частности, во время налета аргентинских истребителей-бомбардировщиков «Скайхок» на эсминце «Глазго» отказала пусковая установка зенитного комплекса «Си Дарт». Как утверждал в своих мемуарах адмирал «Сэнди» Вудворд, причиной стал окислившийся из-за соленой воды разъем кабеля системы управления.

    Главный редактор интернет-сайта «Вестник ПВО» Саид Аминов так разъяснил газете «Военно-промышленный курьер» принцип действия ракет «Сосна»: «Бикалиберные ракеты разгоняются до скорости, близкой к гиперзвуковой, – почти 900 метров в секунду. За счет своей скорости «Сосне-Р» требуется малое время для коррекции. До цели долетает только маршевая ступень, которая по сути и является боевой частью. Она и «влетает» в саму конструкцию поражаемой противокорабельной ракеты или летательного аппарата, что обеспечивает гарантированное уничтожение цели. Наша ракета эффективна на дальности 10 километров», – отметил Саид Аминов.

    Также, по его мнению, лазерная система наведения позволяет в случае необходимости поражать и надводные, и наземные цели. Для американских ракет комплекса RAM такие цели недостижимы. «Комплекс помехозащищенный и достаточно всепогодный, на него не влияют облака и постановка помех», – продолжил Аминов.

    По словам Дмитрия Болтенкова, именно скоростные параметры и точность «Сосны-Р» привлекли внимание вьетнамских моряков к «Пальме».

    «Потенциальный противник Вьетнама – Китай, с которым у СРВ длительный конфликт из-за Парасельских островов. Военно-морской флот КНР делает ставку на применение российских сверхзвуковых крылатых ракет «Москит» и своих аналогов данной ПКР. Это очень сложные цели – не только маневренные, но и быстрые. Но благодаря своим скоростным параметрам и сверхточной системе наведения для «Пальмы» они не станут проблемой», – высказал свое мнение Болтенков.

    В главкомате ВМФ газете «Военно-промышленный курьер» пояснили, что возможность поражать надводные, а в некоторых случаях и наземные цели была одним из главных требований военных моряков.

    «Боевое применение зенитных ракет часто связано не только с уничтожением самолетов, вертолетов и противокорабельных ракет противника, а также и с уничтожением на близкой дистанции и его кораблей. В ходе конфликта в августе 2008 года, когда выдвинувшиеся из Поти грузинские военные катера близко подошли к группе надводных кораблей во главе с флагманом Черноморского флота – гвардейским ракетным крейсером «Москва», было принято решение их уничтожить. Помимо двух противокорабельных ракет комплекса «Малахит» с двух российских малых ракетных кораблей – «Мираж» и «Суздалец» были запущены и две ракеты комплекса 9м33м2 «Оса», – рассказал офицер Черноморского флота, хорошо знакомый с ситуацией. По его мнению, есть данные, что именно ракеты «Осы» и уничтожили один из грузинских катеров.

    «Надо учитывать, что «Сосна-Р» комплекса «Палаш» работает на 10 километров. Это не сравнится с эффективной дальностью ракет «Оса». Но попадание «Сосны» за счет высокой скорости будет гораздо разрушительнее не только для небольших кораблей, но и для катеров, а ведь одной из действенных угроз в современном мире стали высокоманевренные диверсионные катера. Благодаря низкому силуэту их не всегда получается поразить обычными артиллерийскими установками, не говоря уже о ракетном вооружении. Но с такими целями хорошо справится «Палаш», способный поразить цель не только ракетой, но и огнем автоматических пушек», – продолжил офицер-черноморец.

    Также собеседник издания отметил, что одним из видов боевого применения ракетных катеров и малых ракетных кораблей являются так называемые набеги – быстрые удары по наземным объектам инфраструктуры противника, в частности портовым сооружениям, элементам береговой обороны, позициям вражеских войск и его вооружения и военной техники и т. д. Для такой «работы» использовались артустановки, но в сложных метеоусловиях и ночью такой огонь был не всегда эффективен. Сейчас же ракеты «Сосна» могут с высокой точностью поражать назначенные цели в любое время. Причем кораблю не нужно будет длительное время на пристрелку.

    Но не только ракеты стали «изюминкой» нового комплекса. Большую работу КБ «Точмаш» имени А. Э. Нудельмана провело и по скорострельным пушкам АО-18КД. Сейчас в этих автоматах с увеличенной по сравнению с предыдущими системами начальной скоростью снарядов внедрена беззвеньевая система питания. Благодаря модернизации у АО-18КД существенно больше стала не только огневая производительность, но и ресурс стволов, а также механизмов.

    «Ресурс важен не только в бою, но и во время боевой подготовки. Бывали случаи, когда корабли после первых выстрелов из скорострельных малокалиберных артиллерийских систем на учебных стрельбах вынуждены были возвращаться из-за того, что произошел отказ узлов и механизмов или банально «раздуло» один из стволов. Ведь из-за огромной скорострельности таких систем тепловое и механическое воздействие на их узлы и агрегаты просто чудовищное. Малейший отказ – и корабль беззащитен. К примеру, в 1987 году МРК «Муссон» поразила учебная, а не боевая ракета. А какие последствия! И все из-за незначительного отказа систем. В Военно-морском флоте России очень хорошо помнят этот урок», – сообщил газете офицер Черноморского флота.

    Новейший зенитный ракетно-артиллерийский комплекс «Палаш» занял прочное место в арсенале вооружения Военно-морского флота России. Военные моряки им довольны. Ведь система не только справится с вражескими противокорабельными ракетами, самолетами, вертолетами и даже дронами, но и уничтожит надводные цели, а когда нужно – справится и с наземными. По достоинству «Палаш»-«Пальму» оценили и иностранные покупатели. Военно-морской флот Вьетнама уже получил такие системы, другие страны активно ведут переговоры о их закупке. Лучшего подарка на 80-летие конструкторского бюро нельзя и пожелать. ОАО «Конструкторское бюро точного машиностроения имени А. Э. Нудельмана» доказало, что его продукция востребована и конкурентоспособна на мировом рынке. Остается пожелать коллективу и руководству «Точмаша» не останавливаться на достигнутом и продолжать производить отличную продукцию.


    0 0

    На их поддержку потребуется один триллион долларов

    Калифорнийский институт международных исследований в Монтерее (The Monterey Institute of International Studies) и Центр Джеймса Мартина по вопросам нераспространения ядерного оружия (The James Martin Center for Nonproliferation Studies) провели исследование по распределению затрат на поддержание стратегических ядерных сил (СЯС) США в боеготовом состоянии в течение следующего 30-летия. За указанный период американцы планируют израсходовать на эти цели около одного триллиона долларов, которые предполагается направить на закупку новых носителей ядерного оружия, усовершенствование состоящих на вооружении авиационных ядерных боеприпасов и головных частей межконтинентальных баллистических ракет (МБР).

    Калифорнийский институт международных исследований в Монтерее (The Monterey Institute of International Studies) и Центр Джеймса Мартина по вопросам нераспространения ядерного оружия (The James Martin Center for Nonproliferation Studies) провели исследование по распределению затрат на поддержание стратегических ядерных сил (СЯС) США в боеготовом состоянии в течение следующего 30-летия. За указанный период американцы планируют израсходовать на эти цели около одного триллиона долларов, которые предполагается направить на закупку новых носителей ядерного оружия, усовершенствование состоящих на вооружении авиационных ядерных боеприпасов и головных частей межконтинентальных баллистических ракет (МБР).

    Закупки новых носителей и боевых блоков (ББ) к ним достигнут пиковых значений в течение четырех – шести лет после 2020 года, примерно с 2024 по 2029-й, когда Министерство обороны (МО) планирует приобрести пять стратегических атомных подводных лодок (ПЛАРБ), 72 дальних стратегических бомбардировщика и 240 МБР. Если намечаемые планы будут реализованы, то США планируют расходовать три процента своего ежегодного оборонного бюджета на закупку новых стратегических систем, что сравнимо с затратами на закупку новых стратегических систем в 80-е годы, в эпоху правления Рональда Рейгана.

    Стратегические ядерные силы США в ближайшем тридцатилетии
    Коллаж Андрея Седых

    До начала секвестрирования оборонного бюджета администрация Обамы планировала производить замену состоящих на вооружении систем более быстрыми темпами. Аналитики отмечают, что новый график закупок несет в себе значительные риски и по всей вероятности приведет к еще большим затратам, менее высоким боевым возможностям и более медленному развертыванию заменяемых компонентов ядерных сил.

    Прогнозируемая стоимость технической поддержки состоящих на вооружении систем с учетом программ по продлению жизненного цикла ядерных ББ, а также необходимых замен в каждом из компонентов ядерной триады США составит от 872 миллиардов долларов до 1,082 триллиона долларов в предстоящем 30-летии (табл. 1).

    Таблица 1
    Стратегические ядерные силы США в ближайшем тридцатилетии

    По таблице, расчетная ежегодная стоимость на техническое обслуживание компонентов СЯС составит 8–9 миллиардов долларов. В то же время согласно данным бюджетно-финансового отдела конгресса США будут расходовать ежегодно 12 миллиардов долларов на поддержание СЯС. Сообразно пояснениям экспертов 12 миллиардов долларов станет расходоваться на системы следующего поколения, которые придут на смену компонентам ядерной триады, состоящим сегодня на вооружении. Одновременно около 8 миллиардов долларов в бюджетах ВМС и ВВС США потребуется на техническое обслуживание современных СЯС (табл. 2).

    Таблица 2
    Стратегические ядерные силы США в ближайшем тридцатилетии

    ПЛАРБ

    США имеют в составе СЯС 14 ПЛАРБ типа «Огайо», у каждой из которых 24 пусковые шахты для пуска БРПЛ «Трайдент II» D5 с боевыми блоками (ББ) W76 или W88. Эти лодки базируются в Бангоре (штат Вашингтон) и Кингс Бэй (штат Джорджия).

    В соответствии с новым Договором о стратегических наступательных вооружениях (СНВ) США планируют поддерживать боеспособность всех 14 ПЛАРБ типа «Огайо» с развернутыми на них 240 БРПЛ с одновременным переоборудованием или полным снятием четырех пусковых шахт на каждой лодке.

    Ежегодная стоимость поддержки морской компоненты СЯС за период реализации перспективной программы МО FYDP (Future Years Defense Program) колеблется от 2,9 до 3 миллиардов долларов или 14,6 миллиарда долларов за весь рассматриваемый период. Эти затраты охватывают техническую поддержку ПЛАРБ и БРПЛ без учета расходов на личный состав, долгосрочные издержки на снятие лодки с вооружения и вывод реактора из эксплуатации, пенсии и медицинские расходы на уходящих в запас военнослужащих.

    Рисунок 1
    Стратегические ядерные силы США в ближайшем тридцатилетии

    В соответствии с планами МО ПЛАРБ «Огайо» намечается вывести из боевого состава флота с 2027 по 2042 год. Снятие ПЛАРБ с вооружения будет происходить с темпом одна лодка в течение года. ВМС США собираются заменить существующие ПЛАРБ перспективными лодками SSBN(X) в количестве 12 единиц. Текущее финансирование по программе SSBN(X) направлено на разработку технологий, включая унифицированный ракетный отсек и систему полного электродвижения.

    Закупка первой (головной) ПЛАРБ SSBN(X) перенесена с 2019 на 2021-й по финансовым и другим причинам. В результате ВМС планируют теперь оперировать количеством ПЛАРБ менее 12 единиц с 2029 по 2041 год, сократив их численность до 10.

    Полная стоимость замены ПЛАРБ на лодки типа SSBN(X) оценивается в 77–102 миллиарда долларов при стоимости одной лодки на уровне 7,2 миллиарда долларов. ВМС планируют ежегодные расходы на эксплуатацию и техническую поддержку каждой SSBN(X) на уровне 124 миллионов долларов или почти 1,5 миллиарда долларов за 12 лодок. При этом ВМС надеются снизить стоимость как самой лодки, так и издержек на ее эксплуатацию и поддержку. На НИОКР в рамках программы FYDP планируется выделить 6 миллиардов долларов, а также 1,6 миллиарда на заблаговременные закупки.

    Рисунок 2
    Стратегические ядерные силы США в ближайшем тридцатилетии

    В стоимость программы SSBN(X) не входят затраты на замену БРПЛ D5. Эти ракеты будут состоять на вооружении до 2042 года, в связи с чем НИОКР, испытания и оценка новой БРПЛ могут начаться не ранее 2030-го. Хотя прогнозы по стоимости этой перспективной БРПЛ отсутствуют, в бюджете МО указываются годовые запросы в пределах 1,2 миллиарда долларов в течение всего периода FYDP на ежегодную закупку 24 БРПЛ D5.

    Эти издержки могут рассматриваться как грубая оценка стоимости перспективной БРПЛ и включены в статью по закупкам ПЛАРБ. Сравнительно недавно представители ВМС начали намекать на то обстоятельство, что высокая цена перспективной БРПЛ SSBN(X) и недостаточно гибкий график замены ею ракет «Трайдент» окажут неблагоприятное влияние на другие важные кораблестроительные программы. В сентябре 2013 года в ряде отчетов упоминалось, что ВМС планировали сделать запрос на специальное дополнительное выделение фондов на закупку БРПЛ «Трайдент» для заменяемых ПЛАРБ.

    Стратегические бомбардировщики

    В составе авиационной компоненты СЯС 94 тяжелых стратегических бомбардировщика с ядерным оружием, в том числе 76 B-52H (базы ВВС «Барксдейл» в штате Луизиана и «Минот» в Северной Дакоте) и 18 B-2A (база ВВС «Уайтмен» в штате Миссури). Согласно условиям нового Договора о СНВ Соединенные Штаты намерены поддерживать боеготовность 60 бомбардировщиков.

    Ежегодные затраты на этот авиапарк составят 3,1–3,5 миллиарда долларов в течение 2014–2018 годов или 16,5 миллиарда долларов.

    Рисунок 3
    Стратегические ядерные силы США в ближайшем тридцатилетии

    ВВС США намерены поддерживать эксплуатацию парка B-52H и B-2A по крайней мере до 2040 и 2050 годов соответственно. По имеющимся планам усиления или замены состава авиационной компоненты СЯС Соединенные Штаты планируют принять на вооружение ударный дальний бомбардировщик LRS-B (Long Range Strike-Bomber). Пока неясно, как долго будет разрабатываться этот самолет, поскольку детали программы засекречены. В то же время согласно данным бюджета ВВС на эту программу в течение следующих пяти лет потребуется 10 миллиардов долларов.

    Согласно опубликованному в 2012 году 30-летнему плану ежегодного финансирования ВВС и приобретений авиационной техники на закупки выделяется 55 миллиардов долларов и этот вид вооруженных сил планирует приобрести 80–100 новых бомбардировщиков. Эти оценки не учитывают НИОКР, в то время как независимые аналитики оценивают затраты по данной статье расходов от 20 до 45 миллиардов долларов. С учетом данных, изложенных в исследовании бюджетного управления конгресса США от 2006 года, общая стоимость программы перспективного дальнего дозвукового бомбардировщика составит 92 миллиарда долларов, из которых на закупку придется 61 миллиард долларов, а на НИОКР – 31 миллиард.

    МБР

    В составе наземной компоненты СЯС у США имеется 450 МБР «Минитмен III» шахтного базирования. Эти ракеты развернуты в составе трех крыльев, по 150 ракет в каждом, на базах ВВС «Уоррен» (штат Вайоминг), «Минот» (штат Северная Дакота) и «Малмстром» (штат Монтана). Согласно условиям нового Договора о СНВ США планируют оставить на вооружении до 420 МБР. В течение периода реализации перспективной программы МО FYDP ежегодные затраты на поддержку парка МБР составят 1,7–1,9 миллиарда долларов, а в общей сложности – 8,9 миллиарда. ВВС намерены поддерживать боеготовность парка МБР «Минитмен III» до 2030 года и недавно завершили программу продления их жизненного цикла.

    В конце 2013 года ВВС начали анализ альтернатив AoA (Analysis of Alternatives) для определения концепции перспективной МБР, однако к настоящему времени план замены наземной компоненты СЯС не определен. Это произойдет только после завершения исследования AoA, планируемого на текущий год.

    Пока нет стоимостных оценок программы перспективной МБР, которая придет на смену «Минитмен III». Согласно данным отчета в 2013 и 2014 годах на концептуальные исследования перспективной МБР выделены средства менее 0,1 миллиарда долларов.

    В последний раз программа закупки новой МБР была инициирована в США в 80-е годы и предусматривала приобретение МБР MX «Пискипер» (MX/Peacekeeper) и малоразмерной МБР «Миджетмен» (Midgetman). На основании стоимости МБР «Пискипер» и прогнозируемой цены МБР «Миджетмен» шахтного базирования наземная компонента СЯС с перспективными МБР в количестве 400 единиц обойдется в 20–70 миллиардов долларов без учета метода базирования, который до настоящего времени еще не определен.

    Определенная часть расходов на обеспечение СЯС в ближайшее 30-летие придется на работы по поддержанию срока службы ядерных боевых частей, проводимые административными органами по обеспечению ядерной безопасности. Эти работы выполняются в рамках программ продления срока службы LEP (Life Extension Program) и потребуют затрат в объеме 70–80 миллиардов долларов.

    В целом, как отмечается в отчете, на поддержание СЯС и закупку нового поколения бомбардировщиков – носителей ядерного оружия, ПЛАРБ, БРПЛ и МБР, постепенно вводимых в состав стратегических ядерных сил, Соединенные Штаты израсходуют с 2013 по 2042 год около одного триллиона долларов.


    0 0

    Несмотря на кризис постсоветского периода, Россия сумела достичь высокого уровня продаж вооружения и военной техники

    Согласно данным нового отчета «Основные тренды международной торговли оружием в 2013 году», подготовленного Стокгольмским институтом по исследованию проблем мира (СИПРИ), общий объем международной торговли оружием в 2009–2013 годах на 14 процентов превысил аналогичный показатель 2004–2008-го. В пятерку лидеров экспорта вошли США, Россия, Германия, Китай и Франция, а крупнейшими импортерами стали Индия, Китай, Пакистан, ОАЭ и Саудовская Аравия. Несмотря на стабильность мирового рынка, определенные изменения в табели о рангах все-таки есть. В частности, Китай вновь повысил свой рейтинг среди крупнейших поставщиков оружия, потеснил Францию и переместился на 4-е место.

    Согласно данным нового отчета «Основные тренды международной торговли оружием в 2013 году», подготовленного Стокгольмским институтом по исследованию проблем мира (СИПРИ), общий объем международной торговли оружием в 2009–2013 годах на 14 процентов превысил аналогичный показатель 2004–2008-го. В пятерку лидеров экспорта вошли США, Россия, Германия, Китай и Франция, а крупнейшими импортерами стали Индия, Китай, Пакистан, ОАЭ и Саудовская Аравия. Несмотря на стабильность мирового рынка, определенные изменения в табели о рангах все-таки есть. В частности, Китай вновь повысил свой рейтинг среди крупнейших поставщиков оружия, потеснил Францию и переместился на 4-е место.

    Отчет подготовили эксперты СИПРИ Саймон и Питер Веземаны. За рассматриваемый период поставки оружия в Африку, обе Америки, Азию и Океанию существенно возросли, в Европу сократились, а на Среднем Востоке остались примерно на том же уровне.

    В числе основных экспортеров продукции военного назначения (ПВН) в 2009–2013 годах СИПРИ выделил 55 стран. США имеют долю 29 процентов рынка, Россия – 27, Германия – 7, КНР – 6, Франция – 5 процентов. В совокупности на первую пятерку приходится 74 процента мирового объема, что на 9 процентов больше, чем в 2004–2008 годах, причем у США и России – 56 процентов.

    Крупнейшие продавцы

    США.Экспорт этой страны к 2009–2013 годам снизился на 1 процент по сравнению с периодом 2004–2008-го – 29 против 30. Тем не менее Соединенные Штаты сохранили лидерство, осуществляя поставки по крайней мере в 90 стран мира. Крупнейшими получателями американского оружия стали Азия и Океания – 47 процентов всех поставок. Далее следуют регион Среднего Востока (28%) и Европа (16%).

    Китай вновь повысил свой рейтинг среди крупнейших поставщиков оружия, потеснил Францию и переместился на 4-е место

    В американском экспорте ПВН главенствует авиационная техника (61%), в том числе 252 боевых самолета. Как полагают европейские аналитики, объем будет наращиваться за счет запланированных поставок новых истребителей пятого поколения F-35 в Австралию, Израиль, Италию, Японию, Республику Корея, Нидерланды, Норвегию, Турцию и Великобританию. Именно эти самолеты начнут доминировать в авиационной составляющей экспорта США, несмотря на то, что программа F-35 является самой дорогостоящей в области вооружений. К настоящему времени из 590 истребителей в экспортном варианте поставлено только пять. Некоторые страны сократили размер заказов или рассматривают менее совершенные альтернативы.

    Кроме того, в 2009–2013 годах США поставили системы противоракетной обороны дальнего действия в Германию, Японию, Нидерланды, Тайвань, ОАЭ и получили заказы на поставку из Кувейта, Саудовской Аравии и Республики Корея.

    Россия.«Несмотря на кризис постсоветского периода, Россия сумела достичь высокого уровня оружейных продаж», – отмечает старший научный сотрудник СИПРИ Саймон Веземан. В рассматриваемый период Москва поставляла ПВН 52 государствам. Наиболее значительным событием стала продажа Индии авианосца «Викрамадитья», поэтому второе место в мировом рейтинге с 27 процентами доли никого не удивило. Более половины отечественного экспорта пришлось на Индию (38%), Китай (12%) и Алжир (11%). Если рассматривать по регионам, то в Азию и Океанию направлено 65 процентов российских поставок ПВН, в Африку – 14, на Средний Восток – 10 процентов.

    Объем торговли оружием растет
    Коллаж Андрея Седых

    Россия стала крупнейшим экспортером кораблей – 27 процентов всех мировых поставок военно-морской техники, в числе которых упоминавшийся «Викрамадитья» и атомная многоцелевая подводная лодка для ВМС Индии. Однако основную долю продаж, как и у США, составила авиационная техника (43%), включая 219 боевых самолетов.

    Германия хотя и сохранила третью позицию среди оружейных гигантов, но ее военный экспорт в 2009–2013 годах по сравнению с аналогичным периодом 2004–2008-го сократился на 24 процента. Основные покупатели немецкой ПВН – соседи по Европе (32% суммарного объема), а также страны Азии и Океании (29%), Среднего Востока (17%), Северной и Южной Америки (22%). Германия осталась крупнейшим мировым экспортером подводных лодок – девять кораблей для пяти стран. К концу 2013 года национальные судостроители получили заказы на 23 субмарины.

    Второй «конек» тоже традиционный – это основные боевые танки (ОБТ). Германия заняла второе после России место в рейтинге, поставив 650 танков семи странам, в том числе пяти вне Европы. К концу 2013 года немцы имели портфель заказов более чем на 280 танков, в том числе 62 «Леопард-2» для Катара.

    Китай, как отмечалось выше, добился наибольших успехов в торговле оружием, потеснив Францию с 4-го места. Объем военного экспорта к 2009–2013 годам вырос на 212 процентов, а доля на мировом рынке увеличилась с двух до шести процентов. За этот период Пекин поставил ПВН в 35 государств, но почти 3/4 общего объема пришлось на Пакистан (47%), Бангладеш (13%) и Мьянму (12%).

    Быстрое развитие военных технологий Китая частично объясняется тем обстоятельством, что страна поставляет ПВН крупнейшим импортерам, включая Алжир, Марокко и Индонезию, в условиях прямой конкуренции с Россией, США и европейскими производителями. В частности, КНР удалось выиграть конкурс на поставку в Турцию зенитного ракетного комплекса (ЗРК) HQ-9/FD-2000, обойдя всех указанных соперников. Хотя итоги конкурса еще не объявлены окончательно, победа в нем является весьма многозначительной, полагают эксперты.

    Таблица 1
    Объем торговли оружием растет

    Францияоткатилась на 5-е место в списке ведущих мировых продавцов ПВН, снизив долю в мировом рынке с девяти до пяти процентов, а ее экспорт сократился на 30 процентов. В 2009–2013 годах поставки военной продукции шли в 69 стран, в том числе 42 процента – в Азию и Океанию, 19 процентов – в Европу, 15 процентов – в Африку, 12 процентов – на Средний Восток, 11 процентов – в обе Америки.

    Китай сумел «отжать» 13 процентов французского экспорта в основном за счет лицензионного производства вертолетов, в частности варианта Z-9 машины AS-565. Основным получателем французской продукции должна стать Индия. Уже заказаны 49 истребителей «Мираж-2000-5», шесть подводных лодок «Скорпен», готовится подписание контракта на 126 самолетов «Рафаль».

    Основные покупатели

    В отличие от стабильного списка лидеров экспорта пятерка крупнейших мировых импортеров ПВН с 1950 года неоднократно менялась. Только в последние годы их рейтинг более или менее устоялся, и первые места в периоды 2004–2008-го и 2009–2013-го теперь занимают Индия и Китай.

    Таблица 2
    Объем торговли оружием растет

    По итогам 2009–2013 годов СИПРИ рассмотрел 152 страны, приобретавшие военную продукцию. Помимо Индии и КНР в первую пятерку вошли Пакистан, ОАЭ и Саудовская Аравия. На долю всех пятерых пришлось 32 процента от общего объема закупок оружия. Главный регион сбыта – Азия и Океания (почти 50% общего объема). Далее следуют Средний Восток (17%), Европа (15%), Северная и Южная Америка (11%), Африка (9%).

    Страны Африкиувеличили импорт на 53 процента. Основными покупателями стали Алжир (36%), Марокко (22%) и Судан (9%). В страны южнее Сахары поставлен 41 процент всего континентального импорта ПВН. Особенной популярностью пользуются оружие и техника для обеспечения безопасности на море. Это объясняется в первую очередь военно-политической обстановкой. Скажем, Судан и Уганда вовлечены в ряд конфликтов и на них приходится 17 и 16 процентов оружейных поставок в страны южнее Сахары.

    В 2009–2013 годах Судан увеличил объем закупок на 35 процентов по сравнению с предыдущим циклом. Приобретено 44 ударных вертолета Ми-24 из России, четыре штурмовика Су-25 и 12 фронтовых бомбардировщиков Су-24 из Белоруссии, 170 танков Т-72 и Т-55 с Украины. Эти системы использовались в пограничном конфликте с Южным Суданом, а также в провинции Дарфур, несмотря на эмбарго ООН на применение там оружия.

    Объем военного импорта Уганды в 2009–2013 годах вырос на целых 1200 процентов по сравнению с 2004–2008-м. Основная причина – закупка в России шести боевых самолетов Су-30 и 44 танков Т-90С, а также четырех зенитных ракетных комплексов С-125 на Украине. Некоторые из этих вооружений применялись в гражданской войне в Южном Судане в 2013 году.

    Рисунок 1
    Объем торговли оружием растет
    Рисунок 2
    Объем торговли оружием растет

    Америка.Объем поставок обычных вооружений на оба континента увеличился на 10 процентов, но в мировом объеме импорта ПВН уменьшился с 11 до 10 процентов. США здесь были крупнейшим поставщиком обычных вооружений в 2009–2013 годах и 6-м в списке импортеров. Высокую активность на рынках продемонстрировала Венесуэла, став крупнейшим покупателем в Латинской Америке, вторым по значению – на обоих континентах и 17-м – в общемировом списке.

    В течение нескольких лет Бразилия искала возможности получить через закупку вооружений доступ к зарубежным технологиям для укрепления своей национальной оборонной промышленности. В 2012 году эта стратегия начала давать первые результаты. Военный импорт увеличился на 65 процентов. Несмотря на нормальные отношения с соседними странами, Бразилия приступила к реализации нескольких крупных программ по закупке вооружений.

    В частности, после долгого периода ожидания, вызванного финансовыми ограничениями, в 2013 году эта страна по итогам тендера выбрала 36 шведских истребителей JAS-39 «Грипен-Е» на общую сумму 4,8 миллиарда долларов. Также она заказала одну атомную многоцелевую и четыре неатомные подводные лодки «Скорпен» у Франции на сумму 9,7 миллиарда долларов, начала лицензионное производство 2044 итальянских бронеавтомобилей «Гуарани», подписав на сумму 3,6 миллиарда долларов контракт с итальянской компанией «Ивеко».

    Колумбия продолжает импортировать оружие для борьбы с незаконными вооруженными формированиями (НВФ). США поставили Боготе управляемые авиабомбы «Пейвуэй», которые применялись для устранения лидеров НВФ, а также 35 транспортных вертолетов UH-60L, некоторые из которых были доработаны для применения израильских управляемых ракет «Спайк-MR». Израиль продал Колумбии дополнительное высокоточное оружие, включая 13 боевых самолетов «Кфир» с управляемыми авиабомбами «Гриффин», разведывательные БЛА «Гермес-900» и «Гермес-450».

    Азия и Океания.Объем поставок ПВН в этот регион за рассматриваемый период увеличился на 34 процента. В общей сложности на его государства пришлось 47 процентов общего объема импорта ПВН, в то время как в 2004–2008 годах – 40 процентов. Страны Южной Азии получили 45 процентов регионального объема, Восточной Азии – 27, Юго-Восточной Азии (ЮВА) – 23, Океании – 8 и Центральной Азии – один процент. Все три крупнейших мировых импортера ПВН в 2009–2013 годах были из Азиатского региона – Индия, Китай и Пакистан.

    Военные закупки Нью-Дели увеличились на 111 процентов, что сделало страну крупнейшим на планете импортером вооружений в 2009–2013 годах. Доля составила 14 процентов мирового импорта ПВН, что почти в три раза превысило аналогичные показатели КНР или Пакистана, ее региональных соперников. Самым крупным торговым контрагентом Индии оказалась Россия, поставившая 75 процентов общего импорта ПВН, остальные производители далеко отстали: у США – 7 процентов, у Израиля – 6 процентов. За тот же период военные приобретения Пакистана увеличились на 119 процентов, причем 54 процента импорта пришлось на Китай и 27 процентов – на США.

    В течение 2009–2013 годов Индия и Пакистан сделали значительные инвестиции в ударную авиацию. В частности, в последнее время Нью-Дели получил 90 из заказанных 222 российских Су-30МКИ, а также 27 из 45 палубных МиГ-29К/КУБ для своих авианосцев. Кроме того, имеется соглашение на 62 российских МиГ-29СМТ и 49 французских истребителей «Мираж-2000-5». Индия также выбрала, но пока не оформила заказ на 144 российских самолета пятого поколения Т-50 и 126 французских «Рафаль».

    Пакистан получил 42 боевых самолета JF-17 из Китая и заказал еще более 100 самолетов этого типа. Исламабад также закупил в США 18 новых и ожидает из Иордании 13 бывших в эксплуатации F-16C.

    В 2013 году отношения между КНДР и Республикой Корея (РК) вновь обострились. Пхеньян находится под действием санкций ООН на поставку вооружений, поэтому сконцентрировал усилия на создании собственных баллистических ракет и ядерного оружия в качестве основных боевых средств. Сеул использует свои экономические возможности для постоянной модернизации вооруженных сил.

    Хотя РК располагает значительным потенциалом для собственного производства вооружений, она стала 8-м крупнейшим мировым импортером ПВН в 2009–2013 годах. 80 процентов закупок шло из США, причем часть из них нацелена на расширение возможностей обнаружения и уничтожения баллистических ракет.

    В частности, страна получила в этот период из США 21 истребитель F-15K с управляемыми авиабомбами и ракетами. В прошлом году Сеул принял решение приобрести там же четыре разведывательных высотных БЛА с большой продолжительностью полета RQ-4A «Глобал Хоук» и 40 истребителей с обычным взлетом и посадкой F-35A, а в Германии – 177 крылатых ракет «Таурус» KEPD-350.

    Европауменьшила импорт ПВН на 25 процентов. Здесь выделяется Великобритания с 12 процентами от общего регионального объема, за ней расположились Азербайджан (12%) и Греция (11%). Многие европейские страны выбирали для пополнения своих арсеналов бывшее в эксплуатации вооружение.

    Азербайджан, ведущий территориальный спор с Арменией за Нагорный Карабах, увеличил в 2009–2013 годах закупки ПВН на 378 процентов. В основном из России, на которую пришлось 80 процентов поставок. Кроме того, оружие и военная техника приобретались на Украине, в Белоруссии, Израиле и Турции.

    Греция в списке крупнейших мировых импортеров ПВН в 2004–2008 годах занимала 5-е место. Однако затем страну охватил глубокий экономический кризис и оборонные программы пришлось сократить на 47 процентов. Существенно задержалась поставка четырех подводных лодок, заказанных в Германии перед началом кризиса. В 2013-м были проведены расследования фактов коррупции при заключении военных сделок и их результаты поставили серьезные вопросы о влиянии лиц, принимающих решения, на закупки вооружений.

    Средний Востокувеличил импорт вооружений на 3 процента. В 2009–2013 годах 22 процента всего объема в страны региона поступило в ОАЭ, 20 процентов – в Саудовскую Аравию и 15 процентов – в Турцию. Остающийся под действием санкций ООН на импорт вооружений Иран получил только один процент. На Среднем Востоке доминируют производители США, которые осуществили 42 процента всех поставок ПВН.

    В 2009–2013 годах ОАЭ были четвертым крупнейшим мировым импортером оружия и техники, а Саудовская Аравия заняла 5-е место, значительно поднявшись с 18-й позиции в предыдущий период. Обе арабские монархии имеют большие заказы на поставки ПВН различного назначения и обширные планы на перспективу. Например, активность на рынках Саудовской Аравии возрастет ввиду дополнительной поставки 48 самолетов «Тайфун» из Великобритании, а также получения 154 истребителей F-15SA из США начиная с 2015 года. В 2013-м королевство разместило заказ в Канаде на боевые бронированные машины стоимостью 10 миллиардов долларов.

    Отдельно стоит отметить страны, находящиеся в состоянии конфликта. Египетские события в июле и августе 2013 года привели к ограничению экспорта ПВН в эту страну некоторыми производителями. В частности, Испания прервала намеченные продажи военно-транспортных самолетов С-295. США приостановили запланированные поставки 12 истребителей F-16, танков М-1А1 и 10 боевых вертолетов АН-64D, но продали в конце 2013-го корвет. В то же время Россия передала Египту 14 вертолетов Ми-17В-5 и по-прежнему продвигает сюда свое оружие, а Германия продолжает постройку двух подводных лодок проекта 209.

    Сирия в области оборонных закупок в основном зависит от России, однако планировавшиеся поставки истребителей МиГ-29 и зенитных ракетных систем С-300ПМУ-2 в 2013 году вновь были отложены.

    Ирак восстанавливает свои вооруженные силы, получая основные партии ПВН от нескольких торговых партнеров. В конце 2013-го сюда прибыли первые четыре ударных вертолета Ми-35 из России, ожидаются другие типы российского вооружения и военной техники. Кроме того, Багдад ранее заказал Южной Корее 24 учебно-тренировочных/учебно-боевых самолета Т-50IQ, а в текущем году должны начаться поставки из США первых из 36 самолетов F-16C.


    0 0

    Гражданское оружие должно кардинально отличаться от боевого

    Легализация короткоствольного оружия имеет много приверженцев и противников. Являясь сторонником легализации, автор этого материала предлагает взглянуть на проблему несколько с другой стороны.

    Легализация короткоствольного оружия имеет много приверженцев и противников. Являясь сторонником легализации, автор этого материала предлагает взглянуть на проблему несколько с другой стороны.

    Термин «короткоствол» звучит достаточно лукаво, ведь длина ствола не самый важный параметр характеристик оружия, главные из них – скорость и масса пули (энергия), калибр, количество патронов в обойме, которые обеспечивают убойное и останавливающее действие пули и вероятность поражения цели.

    Длина ствола значения не имеет

    Пример – пистолет Макарова (ПМ): начальная скорость полета пули – 315 метров в секунду, масса пули – 6,1 грамма, энергия – 300 джоулей, прицельная дальность – 50 метров, убойная дальность – 200 метров, количество патронов в обойме – 8 штук. Есть модели пистолетов и револьверов с более низкими и более высокими боевыми характеристиками. Все они созданы для применения в боевых действиях и как гражданское оружие самообороны имеют значительно завышенные характеристики.

    Рассмотрим горизонтальный выстрел с высоты 1,5 метра (высота вытянутой руки). Пуля ПМ, имея начальную скорость 315 метров в секунду, упадет на землю, пролетев примерно 150 метров. В случае промаха она может поразить совершенно случайные цели и превратить оборонявшегося в обвиняемого по серьезным статьям Уголовного кодекса РФ. Таким оружием можно не только обороняться, но и использовать его в целях, далеких от самообороны. Из этого следует, что разрешать гражданскому населению использовать в качестве оружия самообороны боевые револьверы и пистолеты не стоит.

    Необходимо создание специального гражданского оружия самообороны, простого, обладающего высоким уровнем готовности к использованию, эффективного на коротких дистанциях (до 10 метров) с последующим резким падением скорости и энергии (убойной способности), из которого невозможно пробить бронежилеты 1-го класса защиты.

    История знает примеры создания специализированного оружия. Это револьверы «Велодог», название которых указывает на область их применения, – защита велосипедистов от собак, не сразу принявших новый вид передвижения. Но вскоре большинство собак привыкли к велосипедистам, а попытка использовать «Велодоги» для самообороны не получила развития ввиду его слабого останавливающего действия из-за малого калибра и невысокой начальной скорости пули.

    Вариант гражданского оружия может выглядеть так: гладкоствольный револьвер с количеством патронов в барабане 4–5 штук, калибр – 15,5 миллиметра, начальная скорость полета пули – 175 метров в секунду, вес пули – 20 граммов, энергия – 300 джоулей. Выпущенная из такого револьвера пуля с высоты горизонтальной стрельбы 1,5 метра пролетит до падения на землю менее 90 метров. Большой диаметр пули обеспечит значительную потерю ее энергии на дистанции, зато на коротких расстояниях останавливающее действие будет значительнее, чем в более скоростных пулях меньшего калибра. При коротких дистанциях применения гладкий ствол обеспечит достаточную точность стрельбы, а барабанная схема с самовзводом безопаснее и увеличит скорость производства первого выстрела. К тому же в барабане могут находиться травматические, сигнальные и другие специальные патроны, выбрать которые можно простым поворотом барабана. Это позволит сделать оружие действительно универсальным.

    Гражданское оружие должно кардинально отличаться от боевого, иметь такие характеристики, которые позволят гарантированно пресекать угрозы жизни и здоровью обороняющегося, минимизировать угрозы окружающим и возможность его применения в криминальных целях.


    0 0

    Продукция КБ «Дисплей» отлично работает в боевых условиях

    ОАО «Конструкторское бюро «Дисплей» специализируется на разработке и производстве средств отображения информации, предназначенных для применения в жестких условиях эксплуатации, и является одной из ведущих компаний в данной отрасли.

    ОАО «Конструкторское бюро «Дисплей» специализируется на разработке и производстве средств отображения информации, предназначенных для применения в жестких условиях эксплуатации, и является одной из ведущих компаний в данной отрасли.

    За 27 лет работы созданы, производятся и активно применяются в различных отраслях более 90 видов изделий – видеомониторы, авиационные дисплеи, нашлемные системы индикации, панельные и переносные компьютеры, автоматизированные дистанционно-управляемые комплексы.

    Особым направлением в конструкторском бюро «Дисплей» является разработка и производство комплексов дистанционного управления оружием – боевых модулей, представляющих собой автономную боевую единицу, оснащенную средствами видеонаблюдения и вооружением.

    «АДУНОК»: защита и осведомленность

    Собственная разработка КБ – автоматизированный дистанционно-управляемый наблюдательно-огневой комплекс «АДУНОК». Основными целями применения его являются сохранение личного состава за счет размещения его в замаскированных укрытиях, под броней техники, а также повышение эффективности поражения за счет максимального приближения огневых средств к противнику.

    «АДУНОК» используется для охраны важных государственных объектов, границ, воинских частей. При этом с одного блока управления можно корректировать работу четырех боевых модулей, объединенных между собой по различным схемам.

    Автоматизированный дистанционно-управляемый огневой комплекс может устанавливаться на подвижные объекты для выполнения задач по патрулированию местности, специальных, разведывательных и военных операций. Блок управления размещается внутри бронированного автомобиля, обеспечивая защищенность оператора, либо управление ведется дистанционно.

    Отдельным направлением применения комплекса «АДУНОК» являются морские подвижные объекты – патрульные катера. Причем оснащение катера может осуществляться сразу несколькими комплексами, снабженными разными типами вооружения и управляемыми с одного блока управления из рубки катера.

    В зависимости от выполняемой задачи на автоматизированный дистанционно-управляемый боевой модуль могут устанавливаться следующие виды вооружения:

    • танковый пулемет Калашникова (ПКТ) – 500 патронов калибра 7,62;
    • пулемет НСВТ («Утес») или «Корд» – 100 патронов калибра 12,7;
    • автоматический гранатомет АГ-17А – 50 выстрелов.

     

    Для своевременного обнаружения и распознавания объектов, находящихся в пределах контролируемой территории, комплекс «АДУНОК» оснащен камерой широкого поля зрения, камерой узкого поля зрения и тепловизором.

    Разработанный поворотный механизм позволяет обеспечивать углы поворота по горизонтали – 360°, по вертикали – от -20° до +60°.

    Для повышения точности попадания в автоматизированном огневом комплексе применен лазерный дальномер, позволяющий измерять расстояние до цели на дальности до 2,5 километра. Измеренное расстояние учитывается при поражении цели.

    В изделии предусмотрено запоминание до 10 неподвижных целей с последующим автоматическим поражением их по заданной программе.

    С помощью комплекса можно вести непрерывное наблюдение за движущейся целью. Для этого предусмотрен режим сопровождения, при котором происходят автоматический захват цели и ее постоянное сопровождение с определением текущих координат и параметров движения (азимута, угла, места, высоты, дальности, скорости), для наведения на нее средств поражения или выбора момента открытия огня по цели.

    Точная стрельба во время движения боевой машины – это один из ключевых параметров огневых комплексов. Для решения данной проблемы разработана система стабилизации.

    Еще одно из новых направлений разработок конструкторского бюро – элементы персонального электронно-оптического комплекса. Это часть экипировки современного военнослужащего.

    Эффективность работы отдельно взятого воина, участвующего в боевых действиях, напрямую зависит от его ситуационной осведомленности и защищенности. Повышение ситуационной осведомленности достигается за счет использования персональных электронно-оптических комплексов. В них могут быть применены разработанные в КБ «Дисплей» изделия:

    • нашлемная система индикации – НСИ;
    • планшетная ЭВМ – ПК 17.

     

    НСИ – малогабаритная система на базе микродисплея, закрепляемая перед глазом военнослужащего на защитном шлеме. Является наиболее перспективным средством отображения информации для подобных комплексов. Изделие производится серийно в нескольких модификациях, в просветном и непросветном исполнении.

    ПК-17 – планшетный компьютер на базе процессора NVIDIA© Tegra 2 (1 ГГц) с сенсорным экраном диагональю 17 сантиметров (6,5 дюйма) и модулем ГЛОНАСС/GPS, выполненный в ударопрочном корпусе. Предназначен:

    • для индивидуального использования;
    • в качестве терминала различных систем специального назначения;
    • для работы в составе контрольно-поверочной аппаратуры.

     

    ПК-17 работает в диапазоне температур от -40°С до +50°С, выдерживает температурные воздействия от -40°С до +70°С.

    Встроенная аккумуляторная батарея обеспечивает более шести часов непрерывной работы. Солнечная батарея в комплекте позволяет еще больше продлить время работы.

    Возможность работы в двухмониторном видеорежиме с использованием НСИ дает возможность обеспечить скрытность в ночное время и еще больше увеличивает время работы от аккумулятора. Как опция возможна реализация требований по совместимости с очками ночного видения (NVIS).

    Открытое акционерное общество «Конструкторское бюро «Дисплей»

    210605, Республика Беларусь, г. Витебск, ул. П. Бровки, 13а

    Тел.: +375 (212) 57-55-92

    Факс: +375 (212) 58-81-19

    E-mail: info@kbdisplay.com

    Http: www.kbdisplay.com

    www.adunok.by


    0 0

    Из средства оперативного обеспечения боевых действий РЭБ стала средством вооруженной борьбы

    США сегодня практически не проводят военных операций без активного использования средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ),  что наглядно показали события в Югославии, Ираке, Афганистане, Ливии, Сирии. Особую актуальность это приобретает в связи с ситуацией на Украине, которую наши контрпартнеры спят и видят в НАТО, а также с развертыванием третьего позиционного района ПРО в Польше и Румынии. Что противопоставит Россия? На этот и другие вопросы отвечает врио начальника войск радиоэлектронной борьбы Вооруженных Сил Российской Федерации Юрий Ласточкин.

    США сегодня практически не проводят военных операций без активного использования средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ), что наглядно показали события в Югославии, Ираке, Афганистане, Ливии, Сирии. Особую актуальность это приобретает в связи с ситуацией на Украине, которую наши контрпартнеры спят и видят в НАТО, а также с развертыванием третьего позиционного района ПРО в Польше и Румынии. Что противопоставит Россия? На этот и другие вопросы отвечает врио начальника войск радиоэлектронной борьбы Вооруженных Сил Российской Федерации Юрий Ласточкин.

    Эффект зависимости

    – О чем говорят последние тенденции в развитии РЭБ, каковы наши приоритеты?

    – Акценты вооруженной борьбы все больше смещаются в информационную сферу. В отношении современных технически развитых государств можно вполне обоснованно утверждать: их могущество во многом является следствием использования высоких технологий, в первую очередь информационных. Этот процесс базируется на широкомасштабном (тотальном) внедрении во все сферы ведения военных действий радиоэлектронных средств и компьютерной техники, а также построении на их основе сетевых управляющих (сетецентрических) структур в рамках единого информационного пространства.

    Оружие асимметричного ответа
    Коллаж Андрея Седых

    Последние вооруженные конфликты показали, что степень реализации боевого потенциала группировки войск в значительной мере возрастает не только и не столько за счет применения высокоточных средств поражения, а в первую очередь благодаря завоеванию превосходства в управлении подчиненными силами и средствами. Оно достигается и удерживается при рациональном использовании современных средств разведки и управления. Таким образом, получая своевременно более точную и полную информацию на поле боя, принимая адекватные решения и оперативно доводя их до подчиненных, обладающая превосходством в управлении сторона конфликта становится способной разгромить в разы превосходящего ее противника.

    Техническую основу всех современных систем ВВТ, в первую очередь таких, как интеллектуальные, высокоточные и роботизированные, разведки, РЭБ, управления и связи, составляют радиоэлектронные средства (РЭС). В интересах достижения целей операций они, как правило, объединяются в системы различного уровня сложности и назначения. Однако в условиях высокой насыщенности ими всех сфер вооруженной борьбы образовалась парадоксальная ситуация. С одной стороны, резко повышаются возможности по достижению целей операций (боевых действий), с другой – нарушение режимов нормального функционирования РЭС может свести на нет все преимущества, даже вызвать полную потерю боеспособности. Таким образом, становится вполне очевиден так называемый эффект зависимости вооруженных сил развитых в техническом отношении государств от качества функционирования РЭС в составе систем ВВТ.

    В таких условиях именно радиоэлектронная борьба как относительно малозатратный и достаточно легкореализуемый метод дезорганизации работы отдельных РЭС противника и защиты своих выходит на первый план. При определенных условиях именно применение методов РЭБ можно рассматривать как асимметричные меры, нивелирующие достоинства высокотехнологичных систем и средств вооруженной борьбы.

    Однако все перечисленное требует системного подхода к РЭБ. Под таковым нужно рассматривать целенаправленную систему с соответствующими свойствами, то есть наличием системообразующих, системосохраняющих факторов, синергичностью, эмерджентностью, мультипликативностью и др. При этом следует помнить: системе может успешно противостоять только система с не меньшим уровнем сложности. К тому же практика применения средств РЭБ показывает их более высокую эффективность в комплексе со средствами воздействия (защиты, разведки) другого функционального предназначения.

    Значительное расширение частотного диапазона, сокращение мощностей излучения и дистанций связи, увеличение скорости передачи данных, специальные режимы работы, формирование сетевых структур, широкое использование воздушных, космических и беспилотных систем и средств позволяют предположить ряд перспективных направлений развития системы РЭБ в целом и отдельных средств в частности.

    К таким направлениям можно отнести:

    • расширение функциональных возможностей отдельных средств РЭБ и повышение их универсальности;
    • использование открытой архитектуры построения с возможностью изменения их функциональности за счет добавления дополнительных модулей;
    • включение средств РЭБ как элемента в состав практически всех систем вооруженной борьбы;
    • перенос усилий по поражению радиоэлектронных систем на территорию противника, широкое применение беспилотных и забрасываемых (заносимых) средств РЭБ;
    • появление техники функционального поражения РЭС противника – оружия мощного направленного электромагнитного излучения;
    • использование спецсредств для нарушения работы компьютеризированных систем управления, построенных по сетевому принципу;
    • выбор в качестве приоритетных целей для воздействия воздушных, беспилотных, роботизированных и спутниковых РЭС систем управления и разведки;
    • разработку новых способов нарушения (изменения) условий распространения радиоволн;
    • создание технологий снижения заметности ВВТ в интересах противодействия разведке противника;
    • создание сложной радиоэлектронной обстановки для технических средств разведки противника и имитации в районах проведения операций (боевых действий).

     

    Очевидно, что эти направления могут в перспективе – среднесрочной и тем более долгосрочной – претерпеть трансформацию, вытекающую из логики развития вооруженной борьбы, науки и техники, и как следствие должны являться объектом пристального внимания научного сообщества.

    – Как идет развитие войск радиоэлектронной борьбы после застоя и масштабного сокращения Вооруженных Сил в 2012-м?

    – В последние годы значительно увеличилась интенсивность боевой подготовки. Только в войсках РЭБ с начала 2014 года проведено более 15 учений различного масштаба. Кроме того, для создания сложной и динамичной обстановки активного радиоэлектронного воздействия противника на все мероприятия оперативной и боевой подготовки привлекаются воинские части и подразделения РЭБ. Выросло качество подготовки офицеров и личного состава в целом.

    Основным образовательным учреждением войск РЭБ ВС РФ и федеральных органов исполнительной власти является военный учебно-научный центр Военно-воздушных сил «Военно-воздушная академия» (Воронеж). В нем организовано обучение по всем основным специальностям РЭБ. А младших специалистов готовит Межвидовый центр подготовки и боевого применения войск радиоэлектронной борьбы (Тамбов). 110-летие радиоэлектронной борьбы центр встретил серьезными результатами. За учебный год по четырехмесячной программе в нем подготовлены свыше 1500 младших специалистов РЭБ, радио- и радиотехнической разведки более чем по 15 специальностям. Являясь экспериментальной площадкой испытаний новых образцов техники РЭБ и радиоразведки, центр принимает активное участие в военно-техническом сотрудничестве с предприятиями ОПК, в том числе с ОАО «Тамбовский завод «Ревтруд», ФГУП «ТНИИР «Эфир», ЗАО «Сигнал».

    Что касается развития средств РЭБ ВС РФ в целом, то оно в настоящее время осуществляется в соответствии с Государственной программой вооружения на 2011–2020 годы (ГПВ-2020), утвержденной президентом Российской Федерации 31 декабря 2010-го. Реализация мероприятий ГПВ-2020 проводится в рамках ежегодных государственных оборонных заказов (ГОЗ). Выполнение параметров ГПВ-2020 позволит довести уровень обеспеченности войск РЭБ перспективной техникой к 2020 году до 70 процентов.

    Уроки для России

    – Какой опыт применения РЭБ в минувших военных конфликтах представляет для вас профессиональный интерес и почему?

    – Прежде всего Ирак и Югославия, хотя, казалось бы, те события давно позади. Но, во-первых, далеко не обо всем рассказывалось. Во-вторых, такие приемы, методы применения РЭБ используются и сейчас, например в ходе операции против той же Ливии. В-третьих, полезно еще раз проанализировать те события с высоты нашего времени.

    Судите сами. В войне с Ираком (1991 год) в интересах РЭБ МНС была создана космическая группировка средств разведки (до 40 ИСЗ) и наземные (1550) посты радио- и радиотехнической разведки и пеленгования.

    В составе авиационной группировки РЭБ насчитывалось 108 самолетов для подавления РЛС, линий радиосвязи и поражения средств ПВО противорадиолокационными ракетами. На всех ударных самолетах ВВС США, Великобритании, Франции и кораблях установлены индивидуальные станции для защиты от обнаружения радиоэлектронными средствами и поражения управляемым оружием. Значительная часть авиации оснащена подвесными контейнерами с аппаратурой РЭБ коллективной защиты.

    В районе конфликта в группировке сухопутных войск было развернуто 60 наземных станций и 37 вертолетов РЭБ, позволявших решать задачи разведки и радиоэлектронного подавления KB, УКВ и радиорелейной связи в тактическом и оперативно-тактическом звене управления на дальность до 120–150 километров.

    Главной задачей РЭБ США было подавление и дезорганизация системы управления ПВО Ирака в масштабах страны. Без успешного решения этой задачи массированное применение авиации повлекло бы значительные потери боевой техники и личного состава. В результате применения самолетов РТР, РЭП и управления совместно с противорадиолокационными ракетами (почти при полном отсутствии радиоэлектронного противодействия со стороны иракских войск) за первые 10 суток боевых действий было выведено из строя до 80 процентов всех боеспособных иракских РЛС.

    По сути впервые в практике ведения РЭБ была реализована форма «радиоэлектронного удара», в результате чего удалось создать благоприятные условия для внезапного применения авиации и сухопутных группировок войск (сил), высокоточного оружия, добиться в целом превосходства в управлении.

    В ходе второй кампании в Ираке (2003 год) одновременно проводилась операция РЭБ, которая кроме мощного помехового заградительного и прицельного подавления радиоэлектронных средств государственного и военного назначения включала множество высокоточных огневых ударов по радиоизлучающим объектам специальными высокоточными ракетами с пылевым графитовым и металлизированным наполнением головных частей, поражавших трансформаторные подстанции и релейную автоматику электростанций. Доля их применения по сравнению с предыдущим конфликтом возросла на 30 процентов.

    Впервые в ходе операции проведен эксперимент по подавлению информационного потенциала противника – теле- и радиостанций, ретрансляторов, редакций электронных и печатных средств массовой информации, которые использовались для освещения хода военных действий и пропаганды. В результате полностью подавлен информационно-пропагандистский потенциал Ирака.

    Широко применялась навигационная система НАВСТАР в целях наведения высокоточного оружия. Доля такого оружия в войне составила 95 процентов (в 1991 году – 7%). Опыт описанных вооруженных конфликтов подтвердил известные взгляды командования США и НАТО на РЭБ как неотъемлемую часть военных действий любого масштаба, на способы ее организации и ведения, еще раз показав на практике, что РЭБ переросла из средства оперативного (боевого) обеспечения в средство вооруженной борьбы.

    – А что нового американцы применили в Югославии?

    – Действия США и НАТО весной-летом 1999 года в Югославии стали прообразом войны шестого поколения. Это была бесконтактная локальная война, в основе которой лежат воздушно-космическо-морская операция и информационное противоборство.

    В ходе военных действий в рамках информационного противоборства силами НАТО проводилась операция РЭБ, которая кроме радиоэлектронного подавления включала множество высокоточных огневых ударов по радиоизлучающим объектам. Впервые был осуществлен эксперимент по подавлению информационного потенциала Югославии.

    Испытаны новые крылатые ракеты морского базирования AGM-109, носителями которых стали корабли и подводные лодки ВМС США. Интересно, что они наводились на цели с использованием космической навигационной системы GPS, а полет осуществлялся в режиме полного радиомолчания без излучения электромагнитной энергии для измерения высоты своего полета. Лишь на конечном участке, непосредственно в районе цели активировалась оптическая система DSMAS для точного наведения на конкретную критическую точку объекта.

    Главными целями поражения оказались ключевые военные и экономические объекты, инфраструктура и коммуникации Сербии и Косова. В подавляющем большинстве случаев они были успешно поражены. По официальным данным Пентагона, для нанесения ударов по 900 объектам экономики было использовано 1,2–1,5 тысячи высокоточных крылатых ракет, большинство из которых являлось экспериментальными. Так сказать, демократия в действии.

    – Космические средства разведки использовались с такой же интенсивностью?

    – Они не просто играли в операции чрезвычайно важную роль, но являлись системообразующими военно-техническими инструментами ведения боевых действий. США создали мощную группировку из 50 спутников различного назначения. Над театром войны одновременно находилось 8–12 космических аппаратов, которые совместно с воздушными и морскими носителями были основой разведывательно-ударных боевых систем. Из космоса велось непрерывное наблюдение за ТВД спутниками оптической разведки КН-1 (США), «Гелиос-1А» (Франция), радиолокационной разведки «Лакросс» (США), а также велись управление, навигация, связь и метеообеспечение. Космические аппараты США системы GPS осуществляли навигацию новейших высокоточных крылатых ракет воздушного и морского базирования. Специальные космические аппараты «Спот» (Франция) передавали телевизионное изображение земной поверхности и документировали экспериментальные удары по объектам экономики и инфраструктуры Сербии и Косова с целью определения реальной эффективности высокоточных крылатых ракет.

    В результате ПВО Югославии была полностью подавлена средствами РЭБ. Высокоточными противорадиолокационными ракетами войск НАТО уничтожался практически каждый источник радиоизлучения. Как правило, уже после первого пуска зенитной ракеты даже самый совершенный зенитный ракетный комплекс ПВО Югославии, использующий в своей работе принцип активной радиолокации, был обречен на поражение независимо от того, оставался он после этого включенным или выключался. Каждая РЛС, кратковременно излучавшая электромагнитную энергию, непременно уничтожалась либо противорадиолокационной ракетой, либо ракетой с наведением на тепловое излучение двигателя транспортного средства РЛС или ее силовых агрегатов при выключенном состоянии самой РЛС. Это привело к тому, что в течение первых двух-трех суток войны были выведены из строя 70 процентов дивизионов подвижных ЗРК С-125 и С-75.

    В ходе операции силами НАТО одновременно с огневым поражением средств ПВО и объектов инфраструктуры проводилась операция РЭБ, которая кроме мощного помехового заградительного и прицельного подавления радиоэлектронных средств Югославии государственного и военного назначения включала множество высокоточных огневых ударов по другим радиоизлучающим объектам. Противорадиолокационными ракетами, наводившимися на любые зафиксированные источники излучения электромагнитной энергии, уничтожались радиолокаторы, ЗРК, станции радиосвязи, узлы обычной и сотовой связи, телевизионные станции, станции радиовещания, компьютерные центры.

    В ходе операции РЭБ подавлен информационный потенциал противника – теле- и радиостанции, ретрансляторы, электронные и печатные СМИ, которые использовались для освещения хода военных действий и пропаганды. При выборе целей США и другие страны НАТО не всегда придерживались норм международного гуманитарного права, регламентирующего правила ведения войны, о чем свидетельствует поражение телерадиоцентра сугубо гражданского назначения. Основными средствами РЭБ являлись самолеты ЕС-1 ЗОН и ЕА-6В, которые действовали за пределами зоны ПВО Югославии, а также тактические истребители для доставки до рубежей пуска высокоточных ракет, самонаводящихся на источник излучения.

    Электронно-информационное воздействие на автоматизированные сети управления ВС Югославии явилось новым для США элементом ведения информационной войны, впервые примененным в реальном вооруженном конфликте. Ранее они ограничивались более грубыми методами воздействия, такими как вывод из строя автоматизированных систем за счет перегрузки их посторонней информацией.

    «Алургит», «Инфауна» и другие

    – Какой опыт применения сил и средств РЭБ войска вынесли из борьбы с бандформированиями Северного Кавказа в 2000 году?

    – До активной фазы ведения боевых действий при финансовой помощи ряда иностранных государств боевики создали оперативную и гибкую систему связи и управления, техническую основу которой составляло большое количество разнообразных, в том числе переносных средств радио-, радиорелейной и спутниковой связи, а также систем подвижной сотовой и транковой связи.

    Задача их выявления и подавления, особенно в условиях горно-лесистой местности, значительно затруднена. Это связано в первую очередь с особенностями распространения электромагнитных волн, небольшими дистанциями связи, ограничениями в выборе позиций для техники РЭБ.

    Основываясь на опыте предыдущей кампании по наведению конституционного порядка 1994–1996 годов и широко используя теоретические и экспериментальные наработки в области создания новейших средств и комплексов РЭБ, оперативно были разработаны и практически испытаны в ходе боевых действий новые и модернизированные образцы специальной техники. В условиях интенсивного применения средств и комплексов РЭБ вышедшая из строя техника быстро восстанавливалась выездными ремонтными бригадами. Это в значительной мере позволило успешно решать задачи радиоэлектронной борьбы в Северо-Кавказском регионе.

    Целями РЭБ ставилось снизить возможности незаконных вооруженных формирований по управлению силами и средствами, обеспечить устойчивую работу радиоэлектронных средств Объединенной группировки войск. Эти цели достигались согласованными действиями сил и средств РЭБ, разведки, других родов войск и специальных войск ОГВ.

    Наличие в каждом общевойсковом формировании маневренных групп РЭБ позволило с высокой точностью определять местоположение радиостанций полевых командиров бандформирований и в ряде случаев после доразведки – ликвидировать их огнем артиллерии и ударами авиации.

    Таким образом, комплексным применением средств разведки, огневого поражения и радиоэлектронного подавления удалось вывести из строя наиболее важные радиоэлектронные объекты в системе управления НВФ, подавить радиопомехами их основные каналы радиосвязи и в целом нарушить управление бандформированиями на основных направлениях действий войск. В результате главари практически полностью потеряли управление и были вынуждены использовать малогабаритные переносные средства связи, работа которых быстро и эффективно пресекалась.

    В ходе выполнения боевых задач на Северном Кавказе накоплен богатейший опыт, который учитывается в учебном процессе, при реализации программ развития техники РЭБ, совершенствовании форм и способов ведения радиоэлектронной борьбы.

    – Какие новые образцы ВВТ сегодня поступают в войска в соответствии с ГОЗ? В чем их преимущество?

    – За последние годы созданы положительные предпосылки к кардинальному обновлению системы вооружения РЭБ. Научно-технический задел, сформированный в рамках ГПВ-2015 и ГПВ-2020, позволил в период 2010–2013 годов успешно завершить государственные испытания 18 новых образцов техники РЭБ. Это «Борисоглебск-2», «Алургит», «Инфауна», «Красуха-2О», «Красуха-С4», «Москва-1», «Пародист», «Лорандит-М», «Леер-2», «Леер-3», «Лесочек», «Лесс», «Магний-РЭБ», «Поле-21» и др.

    Вновь разработанные средства впервые позволят:

    • обеспечить возможность радиоразведки и радиоподавления интегральных систем связи и передачи данных коллективного пользования, в 1,5–1,8 раза повысить вероятность селекции объектов подавления, сократить время реакции в 10 раз;
    • осуществить возможность скрытого, выборочного по местоположению и (или) системному адресу блокирования абонентских терминалов сотовой связи противника, увеличить размер зоны эффективного воздействия за счет применения нетрадиционных (неэнергетических) способов интеллектуального блокирования абонентских терминалов сотовой связи до четырех раз и многое другое.

     

    Кроме того, такая техника РЭБ будет удовлетворять следующим основным требованиям:

    • комплексное и эффективное воздействие на широкую номенклатуру радиоэлектронных и вычислительных систем и средств;
    • выполнение комплексного технического контроля мероприятий по маскировке объектов во всех физических полях и РЭС, обеспечение защиты информации от утечки по техническим каналам и поражения средствами программного (программно-аппаратного) воздействия;
    • конфликтная устойчивость в условиях применения противостоящей стороной средств радиоэлектронного поражения и самонаводящегося по излучению оружия;
    • высокие эксплуатационные характеристики (надежность, ремонтопригодность, эргономичность и т. п.) и большой модернизационный потенциал.

     

    Благодаря увеличению в несколько раз поставок ВВТ уже более 10 подразделений РЭБ полностью перевооружены на современные и перспективные средства.

    – И последний вопрос. С какими предприятиями ОПК вы осуществляете наиболее тесное взаимодействие?

    – Особо отмечу возрастающую роль интегрированных структур в ходе разработки и производства техники РЭБ. В настоящее время сформированы и эффективно функционируют две такие структуры: ОАО «Концерн «Созвездие» (Воронеж) – по направлению развития техники РЭБ с системами управления войсками и ОАО «Концерн радиоэлектронные технологии» (Москва) – по направлению развития техники РЭБ с системами управления оружием. Тесное взаимодействие с предприятиями ОПК позволяет нам уверенно смотреть в будущее.

    Беседовал Олег Фаличев

    0 0

    Перипетии создания советского стратегического бомбардировщика

    Середину XX столетия можно с полным правом назвать началом эры реактивных стратегических бомбардировщиков. Тогда на арену истории вышли советские Ту-16 и Ту-95, американские B-47 и В-52, причем все эти самолеты за исключением В-47 по-прежнему в строю, только вот модернизированный китайцами Ту-16 теперь называется Xian H-6K.

    Середину XX столетия можно с полным правом назвать началом эры реактивных стратегических бомбардировщиков. Тогда на арену истории вышли советские Ту-16 и Ту-95, американские B-47 и В-52, причем все эти самолеты за исключением В-47 по-прежнему в строю, только вот модернизированный китайцами Ту-16 теперь называется Xian H-6K.

    А в то далекое время поршневые самолеты уходили в прошлое вместе с руинами Второй мировой. Наступала иная эпоха – соперничества двух сверхдержав, мощь военно-экономического потенциала и политический вес которых не в последнюю очередь определялись качеством стратегической (в СССР – дальней) авиации.

    На пути к ядерному сдерживанию

    И вот здесь-то мы существенно отставали от США: на исходе 40-х они имели колоссальное преимущество в стратегической авиации над недавним союзником по антигитлеровской коалиции. Напомним, что американские B-36 Peacemaker, B-47 Stratojet, поднявшись с британских или японских авиабаз, были способны долететь до центральных регионов СССР и нанести ядерный удар по крупнейшим его городам. Кроме того, палубные бомбардировщики AJ-2, A-3 Skywarrior могли атаковать базы советских ВМС в Мурманске, Таллине, Калининграде, Севастополе, Одессе.

    Добавим к данному списку британский стратегический средний бомбардировщик Canberra, благодаря которому в ходе англо-франко-израильской агрессии против Египта в 1956 году (операция «Мушкетер») были фактически уничтожены ВВС этой арабской страны.

    Разумеется, возможность ядерных ударов по Советскому Союзу была сопряжена с огромным для американцев и англичан риском невосполнимых потерь, ибо названные бомбардировщики ожидала уже с конца 40-х встреча в советском небе с истребителями МиГ-15. Однако и они не могли полностью предотвратить удар по территории СССР и гипотетически при массированной атаке противника никто не мог дать гарантий, что часть вражеских самолетов не прорвется к заданным целям.

    Другой вопрос: были в Пентагоне готовы к неизбежным потерям дорогостоящих боевых машин и личного состава? О британцах и речи в данном случае нет: потрясенные недавней войной, они меньше всего хотели развязывания третьей мировой. Даже знаменитая Фултонская речь Черчилля свидетельствует о страхе бывшего премьера перед СССР, но никак не о стремлении начать войну против него.

    К слову сказать, когда упомянутая выше Canberra совершила в августе 1953 года разведывательный полет над полигоном под Капустиным Яром, где проходило испытание советского ракетного оружия, и едва не была сбита МиГ-15, британцы наотрез отказались от подобных полетов.

    Задача – доставить атомную бомбу до США

    И все же наиболее эффективным и сдерживающим агрессивные замыслы Вашингтона фактором оставалась возможность нанесения удара возмездия по территории США. И вот здесь-то военный потенциал СССР на первом этапе оказался достаточно скромен. К исходу 40-х на вооружении советских ВВС состоял бомбардировщик Ту-4, но он имел сравнительно небольшую дальность полета, был уязвим для американских реактивных истребителей. Пришедший ему на смену реактивный бомбардировщик Ту-16 также не обладал достаточной дальностью.

    Так что проблема, связанная с разработкой самолета, способного достигнуть воздушного пространства США, нанести удар по их территории и вернуться обратно, оставалась. И одной из попыток ее решения стало создание стратегического бомбардировщика.

    Военные поставили перед авиаконструкторами следующие задачи: самолет должен был способен доставить атомную бомбу до территории США. Масса нормальной боевой нагрузки определялась не мене чем в 5000 килограммов, ибо именно столько весила советская атомная бомба (спецбоеприпас РДС-1), а дальность полета должна была составлять не менее 12 000 километров. Необходимая скорость полета проектируемого бомбардировщика определялась в 900–950 километров в час на высоте 12–13 километров.

    Кроме того, оборудование самолета должно было позволять ему вести боевые действия ночью и в любых погодных условиях.

    О том, что поставленная военными задача не была простой, свидетельствует отказ Андрея Туполева взяться за создание самолета, отвечающего заданным характеристикам. Авиаконструктор считал: из-за громадных расходов топлива существовавших тогда турбореактивных двигателей (ТРД) такой самолет строить нерационально.

    Однако проект заинтересовал ученика Туполева – Владимира Мясищева, выразившего готовность взяться за дело. Вот что пишет об этом Николай Якубович в своей книге «Мясищев. Неудобный гений. Забытые победы советской авиации»: «Самолет, оснащенный шестью двигателями ВК-5 при взлетном весе 90 т сможет доставить 3000 кг бомб на расстояние 12 000 км с крейсерской скоростью 750–800 км/ч». Такие расчеты Мясищев сделал еще в 1951 году.

    Конечно, этот проект не был совершенен: достаточно вспомнить, что вес первой советской атомной бомбы превышал четыре тонны. Удар же по территории США обыкновенными фугасными бомбами с высоты примерно 11 000 километров не имел смысла. Что ж, различные и неизбежные недочеты в конструкции представлялось возможным исправить по ходу работы.

    Рождение М-4

    1 марта 1951 года в Совмин был представлен проект Мясищева по созданию стратегического бомбардировщика, позже вошедшего в историю как М-4, одобренный правительством. Вот только сроки выполнения оказались предельно жесткими: первый экземпляр для летных испытаний Владимира Михайловича обязали представить уже в декабре 1952-го. Это неудивительно: в Кремле были осведомлены, что утвержденный на исходе 1949 года Вашингтоном план Dropshot, предусматривающий серию ядерных ударов по СССР, не снят с повестки дня.

    А у Мясищева не было ни предприятия, ни слаженного коллектива под рукой. Даже КБ – и то своего не было. Были лишь знания, воля и понимание того, что только советский реактивный стратегический бомбардировщик, способный долететь до США, нанести удар по их объектам и вернуться обратно, может остудить горячие головы в Пентагоне.

    А угроза ядерного удара со стороны американцев к началу 50-х оставалась далеко не гипотетической. Многие сомневались тогда в способности Владимира Михайловича создать стратегический бомбардировщик с ТРД, особенно если учитывать, что с середины 40-х он занимался оторванной от возможности практического применения своих знаний преподавательской деятельностью – был профессором МАИ.

    Примечательно, что ученые мужи этого вуза, безусловно, одного из лучших и в СССР, и в современной России, еще в 1946 году, заслушав доклад Мясищева «Формирование облика перспективных летательных аппаратов», постановили ни больше ни меньше как: «Запретить В. М. Мясищеву продолжать исследования, признать работу техническим авантюризмом».

    Однако повторим, в Кремле поверили в способность этого человека построить реактивный бомбардировщик, создав для него ОКБ-23, в задачу которого и входило проектирование будущего самолета. Конструкторское бюро складывалось на базе расположенного в Филях завода № 23 – будущего научно-производственного центра имени Хруничева. По иронии Михаил Хруничев, возглавлявший в начале 50-х Министерство авиационной промышленности, в 1946 году подписал приказ о закрытии возглавляемого Мясищевым ОКБ-482 и об освобождении Владимира Михайловича, находившегося в то время на лечении, от должности главного конструктора и директора завода. Собственно, после этого Мясищев и был отправлен на преподавательскую работу.

    Позволим себе процитировать небольшой отрывок из документа, объясняющего причины увольнения будущего создателя М-4: «Главный конструктор тов. Мясищев, имея сильный конструкторский коллектив и опытное производство, не справился с порученными ему заданиями и на протяжении всей своей конструкторской деятельности не дал ни одного самолета в серию.

    Являясь бесплодным конструктором (курсив наш. – Авт.), т. Мясищев лишь за последние шесть лет израсходовал 150 миллионов рублей на свои безуспешные работы».

    Сам Хруничев не был профессиональным авиаконструктором, скорее – удачливым чиновником и управленцем. Генерал-лейтенант инженерно-технической службы, он не имел не то что высшего – никакого образования вообще, ибо формальное обучение в Украинской промышленной академии, Всесоюзном институте хозяйственников Наркомтяжпрома на факультете особого назначения, когда Хруничев уже был помощником директора завода, не в счет. Хорошим ли он был управленцем? Если судить по этому документу – не очень.

    Но вернемся к созданию самолета. Мясищеву и его соратникам предстояло в кратчайшие сроки не только спроектировать новую компоновку самолета, но также создать совершенно новые узлы и агрегаты сверхсовременного для своего времени бомбардировщика.

    Мы уже отметили, что сроки строительства самолета были авральные, коллектив трудился в три смены и к концу 1952-го первый экземпляр М-4 был готов, а в январе следующего года машина поднялась в воздух, пилотируемая летчиком-испытателем человеком-легендой Героем Советского Союза Федором Федоровичем Опадчим. Нельзя писать о М-4 и не сказать хотя бы пару слов о его испытателе. Боевой летчик, участник советско-финской и Великой Отечественной войн Опадчий в числе первых применил бомбометание с пикирования.

    Уже во время войны он стал испытывать самолеты, один из которых однажды загорелся. В нем, помимо Опадчего, находились еще два летчика, машину удалось посадить. Федор Федорович и один из членов экипажа выбрались из горящей кабины, но третий летчик не смог – была сломана нога. Тогда Опадчий, не раздумывая, бросился в горящий самолет и спас товарища, но сам сильно обгорел. Вердикт медкомиссии – к полетам не годен.

    Однако Великая Отечественная породила особое поколение – победителей и героев. Через некоторое время правдами и неправдами Опадчий снова в строю, работал совместно с Мясищевым, потом – с Туполевым. Во время испытаний пассажирского Ту-70 на высоте 4200 метров у самолета разрушились моторы, тогда Федор Федорович посадил машину без моторов, в глубокий снег, на фюзеляж.

    Не меньше было нештатных ситуаций и при испытаниях М-4. В рамках небольшой статьи все и не перечислишь. Отметим только, что однажды в полете у самолета частично разрушился руль высоты, но благодаря мастерству и личному мужеству Федора Опадчего и его коллег удалось избежать катастрофы.

    В процессе испытаний было совершено около 50 полетов, необходимых для устранения выявленных недостатков машины, самый серьезный из которых, увы, так и не был преодолен – дальность полета не вписывалась в заданные рамки: вместо необходимых 12 000 километров М-4 оказался способен покрыть порядка 9000. Это могло стать причиной закрытия проекта и запуска в серийное производство Ту-95, создававшегося одновременно с самолетом Мясищева.

    Однако случилась трагедия – 11 мая 1953 года при испытаниях Ту-95 разбился. И тогда было принято решение приступить к выпуску М-4 (серийное производство Т-95 началось только спустя три года). Уже 1 мая 1954-го во время военного парада М-4 в сопровождении МиГ-17 пролетел над Красной площадью. А фотографии нового советского бомбардировщика обошли весь мир. Главное же – машина не на шутку испугала американцев, не оставив у них сомнений – в распоряжении советских ВВС появился новый межконтинентальный бомбардировщик, способный нанести в случае необходимости удар возмездия по территории США.

    Аллен Даллес, возглавлявший в тот момент ЦРУ, писал: «В 1954 году появились свидетельства того, что СССР производит тяжелые межконтинентальные бомбардировщики дальнего радиуса действия, сравнимые с нашими В-52». И далее Даллес делает свойственный для склонных к преувеличениям американцев вывод: «Все это привело к предположениям в нашей стране об отставании по бомбардировщикам».

    В Вашингтоне на первых порах не знали, что у М-4 не хватит дальности полета, чтобы вернуться на базу – к середине 50-х еще не была отлажена система дозаправки в воздухе.

    Итак, созданный Мясищевым стратегический бомбардировщик представлял собой цельнометаллический моноплан нормальной схемы со среднерасположенным стреловидным крылом, однокилевым оперением и убирающимся шасси велосипедной схемы, впрочем, весьма неудобным. Конструкторам удалось усовершенствовать шасси, благодаря чему был уменьшен разбег на взлете и сокращен пробег на посадке. Для сокращения пробега на М-4 использовалась трехкупольная парашютная тормозная система. Сами парашюты выпускались в момент касания колесами земли, что опять же создавало массу неудобств при эксплуатации машины.

    Максимальная бомбовая нагрузка самолета составила 24 тонны, а для сброса бомб применялся радиолокационный прицел РПБ-4, обеспечивавший бомбометание с повышенной точностью в более широком диапазоне высот и скоростей полета. Этот прицел был способен обнаруживать и опознавать крупные промышленные центры противника на дальности 150–180 километров, обеспечивая максимальную дальность прицеливания, равную примерно 70 километрам, и позволял вести прицельное бомбометание с высоты 2000–15 000 метров в диапазоне скоростей 300–1250 километров в час.

    Защиту бомбардировщика обеспечивали шесть 23-мм автоматических пушек АМ-23 в трех спаренных установках. Пушки представляли собой последнее слово техники и демонстрировали высокий уровень советской конструкторской мысли. Недаром они были установлены не только на М-4, но и на Ту-16, Ан-8, Ан-12Б, Ил-54, Бе-8, Бе-10, Ту-95, Ил-76, ЗМ. Создателями АМ-23 были Николай Афанасьев и Николай Макаров. Афанасьев – личность во всех отношениях уникальная: самородок, окончил техникум механизации сельского хозяйства, проходя службу в танковых войсках, увлекся конструированием оружия. Увлечение стало призванием.

    Макаров же больше известен как создатель знаменитого пистолета. Впрочем, личности этих двух выдающихся конструкторов заслуживают отдельной статьи.

    Появление ЗМ

    Ну и, собственно, для чего создавался М-4: главным его оружием были атомные свободнопадающие бомбы – сначала РДС-4 «Татьяна», а затем и РДС-6 – первая отечественная термоядерная бомба. Однако М-4 имел на вооружении не только бомбы, но также торпеды и мины. Это позволяло ему наносить удары в том числе по морским целям, что только повышало боевую ценность самолета, ибо уже осенью 1949-го в распоряжение американских ВМС поступили первые серийные палубные бомбардировщики AJ-1 Savage, способные нести ядерное оружие на борту. А спустя пару лет два авианосца США вошли в Средиземное море на первое боевое патрулирование с ядерным оружием на борту.

    В Средиземноморье эти корабли представляли собой плацдарм для нанесения ядерного удара по территории СССР, и появление М-4 было как нельзя кстати. Другой вопрос: мог ли наш бомбардировщик в реальном бою уничтожить авианосцы противника? Надо признать: это было весьма непросто, но определенным фактором сдерживания, безусловно, он служил.

    Экипаж самолета состоял из восьми человек и размещался в двух гермокабинах, имевших катапультируемые кресла. Всего же с 1954 по 1956 год выпущено два опытных и 34 серийных самолета. Военные, впрочем, не были полностью довольны этой машиной, и работы по ее совершенствованию продолжались.

    Так, в 1955–1957 годах на М-4 установили более мощные и экономичные двигатели РД-3М, а затем РД-3М-500А, созданные в ОКБ-16 под руководством Прокофия Зубца. Они размещались в корневой части крыла. Их тяга на максимальном режиме была доведена до 9500 кгс.

    Но модернизированный самолет назывался уже 3М. Появление новой машины было обусловлено тем, что М-4 пришлось доводить даже в процессе серийного производства и каждый новый самолет отличался от предыдущего, что, разумеется, не устраивало командование ВВС.

    Это понимал и Мясищев, именно поэтому он принял решение модернизировать уже созданный М-4, что также предполагало изменение тактики удара по противнику. А именно: 3М, взлетая с подвешенной крылатой ракетой «Комета-20», на рубеже 2000–2500 километров от базы должен был проходить заправку топливом в полете. И не долетая 600 километров до цели, сбрасывать крылатую ракету и еще 300 километров сопровождать ее, направляя на цель, используя радиометрическую аппаратуру «Яд».

    Ракетный удар позволял в значительной степени нейтрализовать действие американских средств ПВО. Итак, 27 марта 1956 года первый 3М поднялся в воздух. Вел его экипаж во главе с летчиком-испытателем Марком Галлаем. В 1957-м он станет Героем Советского Союза именно за испытание новых самолетов. Был Марк Лазаревич, как и его коллега Федор Опадчий, личностью легендарной. Он прошел путь от токаря до фронтового летчика-испытателя, потом готовил космонавтов и преподавал в МАИ.

    Испытания 3М также не были гладкими, но, пожалуй, одна из самых главных проблем возникла с вооружением бомбардировщика крылатой ракетой «Комета-20». Мясищев планировал осуществлять подвеску ракеты под крылом, а под другим закреплять дополнительный топливный бак. Однако это могло привести к серьезным трудностям с управлением самолета, и от данной идеи пришлось отказаться. На вооружении 3М, как и его предшественника, была атомная и фугасные бомбы, в том числе и ФАБ-5000, предназначавшаяся для удара не только по промышленным объектам противника, но и по его кораблям.

    Всего было выпущено 90 машин 3М, экипаж в сравнении с М-4 сократили на одного человека, защитное вооружение осталось прежним. Но главное – были значительно улучшены шасси. Как выше мы отметили, велосипедное шасси создавало массу проблем, поэтому при посадке и задействовали специальный тормозной парашют.

    В 1957-м из М-4, 3М и Ту-95 были сформированы четыре дивизии дальней авиации стратегического назначения, дислоцированные в Энгельсе, Узине, Серышеве, Семипалатинске. Однако созданные М-4 и 3М в качестве межконтинентальных бомбардировщиков прослужили недолго и уже на исходе 50-х их стали переоборудовать в заправщики.

    Дело в том, что гораздо более эффективен и безопасен для самого же самолета был ракетно-ядерный удар, нежели сбрасывание бомбы. Поэтому, когда в СССР стали выпускать ракетоносец Ту-95К, необходимость в производстве и эксплуатации М-4 и ЗМ как боевых самолетов отпала. О том же, как осуществлялась дозаправка в воздухе и достижениях в этой области руководимого Мясищевым коллектива, требуется отдельная статья.

    Что ж, и М-4, и 3М, бесспорно, представляли собой несомненный успех и советской научной мысли, и военно-экономического потенциала страны. Достаточно сказать, что М-4 стал первым серийным межконтинентальным носителем ядерного оружия среди реактивных самолетов, опередившим B-52. И это притом что американцы раньше приступили к созданию своей машины. А главное – во второй половине 50-х созданные Владимиром Мясищевым бомбардировщики являлись до появления межконтинентальных баллистических ракет основой авиационных сил стратегического ядерного сдерживания и составляли единственный компонент советских СЯС, не позволивших Вашингтону развязать третью мировую войну.

    После переоборудования в самолеты-заправщики М-4 и 3М несли службу на протяжении еще 40 лет и были уничтожены в соответствии с договором СНВ-1 в середине 90-х.


older | 1 | 2 | 3 | (Page 4) | 5 | 6 | .... | 30 | newer