Are you the publisher? Claim or contact us about this channel


Embed this content in your HTML

Search

Report adult content:

click to rate:

Account: (login)

More Channels


Showcase


Channel Catalog


older | 1 | .... | 17 | 18 | (Page 19) | 20 | 21 | .... | 30 | newer

    0 0

    Максимальная заявленная скорость полета ракеты на траектории – 10 Махов (реально выше – 12–13 М). Дальность полета – две тысячи километров. Комплекс «Кинжал» способен преодолеть все существующие и перспективные системы противоракетной обороны.

    Проверенная траектория

    Условная цель, по которой наносился удар, напоминает эсминец «Орли Берк»

    По сути это ракета 9М723-1Ф комплекса ОТРК 9К720 «Искандер-М», модифицированная для запуска с воздушной платформы и, что важно, без радикального вмешательства в конструкцию. Добавлен только хвостовой обтекатель в виде усеченного конуса. Этот элемент конструкции уменьшает аэродинамическое сопротивление ракеты на внешней подвеске самолета-носителя. Конструкция одноступенчатая, с неотделяемой БЧ. Большое внимание уделено снижению ЭПР – отсутствуют выступающие части, отверстия и заметные стыки, кабельный гаргрот минимизирован и выполнен в виде тонкого шлейфа на поверхности корпуса, аэродинамические рули вместо решетчатых заменены на стреловидные плоскости. Используется специальное теплозащитное керамическое покрытие корпуса, которое также значительно снижает ЭПР ракеты. Наземный вариант поступил на вооружение в 2006 году, комплекс полностью освоен и отработан в войсках, имеет высокий коэффициент надежности – 0,94–0,95. Это было подтверждено еще на тестовых пусках предсерийной программы испытаний, а также в ходе многочисленных учений Сухопутных войск. Траектория полета ракеты настильная (квазибаллистическая) с возможностью маневрирования на конечном участке. Ракета оснащена инерциальной навигационной системой управления, скомплексированной с активной радиолокационной системой наведения. Длина корпуса – 7,3 метра, диаметр миделя – 0,92 метра, стартовый вес – 4650 килограммов. Ракета снаряжается четырьмя типами БЧ: обычной осколочно-фугасной массой 480 килограммов, ядерной 9Н72/АА-75 регулируемой мощностью от 5 до 50 килотонн и двумя типами кассетной – 9Н722К5 (на 54 боевых осколочных элемента) и 9Н722К1 (на 45 кумулятивных).

    Запуск с воздушной платформы позволяет сэкономить значительную массу ракеты, особенно если ее носитель способен разгоняться до трех Махов с довольно крупным объектом на внешней подвеске. Дополнительные прибавки в скорости тысяча метров в секунду и в высоте 20–25 километров позволяют отказаться от первой ступени, а это реальный выигрыш в стартовой массе 60–65 процентов при той же дальности и забрасываемой массе. Можно поздравить коллектив специалистов КБМ под руководством главного конструктора Олега Мамалыги с блестяще реализованной идеей.

    Внезапность появления нового оружия объясняется минимальным объемом подготовительных работ по проекту. На продемонстрированном президентом анимационном ролике показана условная цель, по которой наносился удар. Визуально она напоминает эсминец ВМС США класса «Орли Берк» (https://www.vpk-news.ru/articles/35583), являющийся частью американской системы ПРО.

    В старых кузницах

    «Кинжал» не имеет современных аналогов, однако его история уходит корнями в 50-е, когда появилась система WS-199, исследовательская программа развития ракетного оружия, проводимая ВВС США для стратегического командования. Тогда были разработаны две БРВЗ и одна БРСД. Несмотря на то, что они не пошли в серию, программа создала научно-технический задел для баллистической ракеты ВВС GAM-87 Skybolt. Получив в 1957-м одобрение конгресса, проект WS-199 предоставил контракты трем компаниям, взявшимся за экспериментальные работы над гиперзвуковым оружием.

    Bold Orion – первая в истории баллистическая ракета воздушного базирования из «звездной» серии под размещение на внешней подвеске переоборудованного стратегического ракетоносца B-47B Stratojet. Предназначалась для уничтожения советских спутников на низкой околоземной орбите и была разработана компанией «Мартин» в Орландо и Балтиморе по заказу ВВС США. Разработкой подкрыльевого пускового устройства, бортовой системы управления вооружением и интеграцией ракеты занималась компания «Боинг» в Сиэтле. Ракета с пусковым устройством и системой наведения, интегрированной в бортовую систему управления вооружением самолета-носителя, представляла собой комплекс, которому был присвоен общевойсковой индекс WS-199B. Первоначально ракета проектировалась одноступенчатой. Впоследствии была добавлена вторая ступень класса «Альтаир», разработанная для применения в семействе «Вэнгард». В период с 26 мая 1958 года по 13 октября 1959 года проведено 12 испытательных пусков. Последний был боевым, мишенью стал спутник «Эксплорер-6». Маршрут самолета-носителя пролегал вдоль побережья Флориды в направлении острова Уоллопс (Вирджиния). Космическая цель была перехвачена, данные бортовой телеметрической аппаратуры вместе с показаниями наземных оптических и радиолокационных станций слежения подтвердили факт выполнения задачи испытаний.

    High Virgo – американская баллистическая ракета воздушного базирования под размещение на внешней подвеске переоборудованного стратегического ракетоносца B-58A Hustler. Также предназначалась для уничтожения спутников на низкой околоземной орбите. Была разработана корпорацией «Локхид» в Пало-Альто по заказу ВВС США. Разработкой подфюзеляжного пускового устройства, бортовой системы управления вооружением и интеграцией ракеты занималась компания – изготовитель самолетов-носителей «Конвэир» в Сан-Диего (подразделение «Дженерал дайнемикс»). Ракета с пусковым устройством и системой наведения представляла собой комплекс с индексом WS-199C. По программе летных испытаний прошло четыре пуска, все – при полете на сверхзвуковой скорости. Начальные два были проведены на автопилоте с запрограммированной траекторией. Первый пуск оказался аварийным, второй и третий стали успешными. Для четвертого в качестве мишени предполагалось использовать спутник «Эксплорер-4», однако поставленная задача по перехвату космической цели не была выполнена. Причина произошедшей аварии не установлена ввиду потери связи с ракетой из-за отказа бортовой телеметрической аппаратуры, а обнаружить точку падения головной части с тринадцатью встроенными фотокамерами и отснятой пленкой не удалось.

    Douglas GAM-87 Skybolt, переименованная в AGM-48 в соответствии с системой буквенно-цифровых кодов, принятой в США в 1962 году, – баллистическая ракета «воздух-земля» (ALBM), разработанная в конце 50-х. Основная идея заключалась в том, чтобы позволить американским стратегическим бомбардировщикам применять оружие на дистанции до тысячи миль (1600 км) от своих целей вне зоны действия советской ПВО. Чтобы уложиться в техзадание, для ракеты стартовой массой 10 тысяч фунтов (4500 кг) требовалась легкая термоядерная боеголовка и была выбрана W59 от Minuteman.

    В 1960 году к программе Skybolt присоединилась Великобритания. В составе королевских воздушных сил (RAF) насчитывалось до 50 стратегических бомбардировщиков V-класса – Vickers Valiant, Avro Vulcan и Handley Page Victor. Ряд конструктивных решений в американской боеголовке заставил британское командование усомниться в ее надежности, поэтому оно намеревалось использовать собственные БЧ с кодовым именем «Красный снег». Однако более тяжелая боеголовка уменьшала дальность ракеты до 600 миль (970 км).

    Тестирование ракеты началось в 1962 году и первоначально было отмечено чередой сбоев. Эти неудачи, а также отсутствие перспектив после успешного развития программы баллистических ракет на подводных лодках (БРПЛ) привели к аннулированию проекта уже в декабре 1962-го, что вызвало серьезные разногласия между Великобританией и США, известные как «Скайболт-кризис». В конце концов удачная БРПЛ UGM-27 Polaris стала могильщиком целого класса ракетного оружия в США и Великобритании. «Лучшее – враг хорошего» – выражение, как нельзя лучше описывающее положение дел с БРВЗ. В СССР тогда этот класс оружия не вышел даже из стадии эскизных проектов.

    Возникает вопрос: а как же советская ракета Х-15 (AS-16 Kickback) и американская Boeing AGM-69 SRAM? Согласно тексту Договора ОСВ-2 (статья 2, пункт 4) «Баллистическими ракетами класса «воздух-земля» (БРВЗ) являются любые такие ракеты с дальностью свыше 600 километров, установленные внутри летательного аппарата или на его внешних устройствах». Строго говоря, такие ракеты физически баллистическими не являются. Это КР, которые обучены летать в плотных слоях атмосферы по баллистической траектории.


    0 0

    Разработка такой системы вооружения в России получила огласку около девяти лет назад. Возможность установки подобного блока на легкие ракеты «Тополь» и «Ярс» обсуждалась даже на телешоу. Однако о характеристиках «голов» можно было только догадываться, разве что вес оценивался примерно в 1,6 тонны с последующим выводом о невозможности использования на легких МБР. Сегодня известно, что боевой блок тянет на две тонны и его основным носителем должна стать УР-100УТТХ – знаменитый «Стилет», жидкостная МБР тяжелого класса. Скорость полета этой МБР достигает пяти-шести километров в секунду. Она сообщается «Авангарду» после его отделения от разгонного блока. Известно, что ББ может маневрировать по направлению и высоте, причем в достаточно больших пределах. Некоторые эксперты говорят об отклонении от генерального курса в тысячу километров и более. Однако эта цифра явно завышена, поскольку она того же порядка, что и предельная дальность стрельбы ракетного комплекса. Более реальна оценка в пределах 100–300 километров, и этого более чем достаточно для полноценного противоракетного маневра.

    При стрельбе по маневрирующей цели противоракете придется «выбирать» отклонения, измеряемые километрами

    ББ «Авангард» – аэробаллистическая головная часть МБР, осуществляющая после отделения от ракеты-носителя полет по инерции без двигательной установки для дополнительного его разгона. Ракета УР-100УТТХ, имея забрасываемый вес около четырех тонн, с учетом более крупных габаритов блока «Авангард» в сравнении с обычной боеголовкой может обеспечить гарантированное размещение одного такого блока. На «Сармате» с его забрасываемым весом 7–10 тонн количество размещаемых блоков можно грубо оценить в два – четыре. Большая масса боевого блока и возможность размещения ограниченного их числа на МБР дают основания предполагать, что основным вариантом оснащения «Авангарда» могут стать термоядерные боеприпасы мегатонного класса. Хотя возможно и использование зарядов среднего или даже малого калибра для решения определенных задач.

    «Авангард» неуязвим для существующих и даже перспективных систем ПРО. Это обусловлено тем, что современные средства обнаружения и слежения, а также возможности систем самонаведения ракет ПРО не обеспечивают попадание в маневрирующую цель, идущую с такой скоростью. Точность определения места цели самыми совершенными РЛС по направлению на расстоянии несколько тысяч километров измеряется сотнями метров среднеквадратического отклонения. ГСН ракеты ПРО захватывает цель на расстоянии до нескольких десятков километров, что определяет время на выполнение маневра самонаведения в две – четыре секунды при движении на встречных курсах. Для поражения даже неманеврирующей боевой части этого очень мало. Американские GBI к настоящему времени дают весьма низкую вероятность захвата боеголовок МБР даже первых поколений. При стрельбе по маневрирующей цели противоракете придется «выбирать» отклонения, измеряемые километрами, а это низводит шанс поражения цели до 0,2–0,4 процента. Остается возможность воздействия на такие блоки оружием на новых физических принципах, например лазерным. В космосе это весьма перспективно, однако пока нет соответствующих устройств. Как, впрочем, и других видов оружия на новых физических принципах. Так что американская ПРО даже в отдаленной перспективе останется неэффективной против «Авангарда».

    Константин Сивков,
    заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

    0 0

    Обретя ядерное оружие, военно-политическое руководство США сразу после окончания Второй мировой приняло решение не ограничиваться его носителями в ВВС. Палубные самолеты ВМС также рассматривались в качестве средства доставки ядерных бомб, тем более что в планы Пентагона входило строительство «суперавианосцев» водоизмещением порядка 70 тысяч тонн, впоследствии ставших известными как тип Forrestal. Оснащенные крылом с ядерными бомбами, они превратились в стратегическое средство ведения войны в формате «флот против берега». Под берегом, понятное дело, прежде всего понимались объекты на территории СССР и его союзников.

    Силы специального назначения ВМФ СССР располагали двумя разновидностями малогабаритных ядерных боеприпасов «ранцевого» типа

    Первым американским авианосцем с подобными возможностями стал Cоral Sea, заложенный еще во время войны и сданный флоту в 1947-м. Именно на его борту в 1950 году разместилась эскадрилья c «гибридными» штурмовиками-бомбардировщками AJ-1 Savage, имевшими два поршневых и один турбореактивный двигатель. Они стали первыми в истории палубными самолетами – носителями ЯО. Несколько позже AJ-1 были дополнены модификацией AJ-2. «Дикари» (так переводится их наименование) могли нести первую крупносерийную стратегическую американскую атомную бомбу Mk-6 (в усовершенствованном варианте – Mk-18) мощностью 40 килотонн. Кроме того, более легкие и несколько менее мощные тактические Mk-7 и Mk-8 получили в начале 50-х одномоторные поршневые штурмовики A-1 (AD-1) Skyraider («Небесный рейдер») и двухдвигательные турбореактивные истребители-бомбардировщики F2H Banshee («Фея смерти»). За ними последовали более «продвинутые» палубные машины. Кроме того, «Скайрейдеры» и «Бэнши» могли применять неуправляемые аэробаллистические ракеты малой дальности BOAR в ядерном снаряжении 20-килотонной мощности.

    Не осталась в стороне от «нуклеаризации» и базовая патрульная авиация. Ее поршневые самолеты P2V Neptune оснащались ядерными глубинными бомбами Betty и Lulu.

    Усилия американцев привели к тому, что их авианосцы стали мощным морским компонентом стратегических ядерных сил, отойдя на второй план лишь к следующему десятилетию, когда началось развертывание атомных подводных лодок – носителей баллистических ракет Polaris. Янки не оставили без внимания и корабельные стратегические КР для поражения наземных объектов (Regulus-1 и Regulus-2, имевшие термоядерные боевые части мегатонного класса), но они быстро сошли с оперативной сцены вплоть до более поздних времен, когда появились созданные на новых принципах «крылатки» Tomahawk.

    Этот экскурс в историю чужих ВМС демонстрирует ситуацию, в которой Советский Союз начал оснащение своего флота ядерным оружием (забегая далеко вперед, справедливости ради нужно отметить, что с 1992 года на борту американских авианосцев ядерного оружия нет – оно складировано на берегу). Даже если бы удалось ввести в строй бездарно утопленный в Балтийском море трофейный немецкий Graf Zeppelin, средством ядерного сдерживания он вряд ли стал бы ввиду отсутствия палубных самолетов. Авиация ВМФ СССР оставалась береговой, зато в нее поступили самолеты-носители ядерного оружия – специально подготовленные для подвески атомной бомбы РДС-4 (30 кт) турбореактивные фронтовые бомбардировщики Ил-28А.

    Авиационный спецназ

    По сути до появления во второй половине 50-х годов баллистической ракеты для подводных лодок проектов 611АВ и 629 Р-11ФМ, а также 533-мм торпеды с ядерным зарядом 53-58 авиационный ударный комплекс Ил-28А/РДС-4 был единственным видом ядерного вооружения нашего флота. Большей же частью самолеты Ил-28 использовались в ВМФ в качестве торпедоносцев – носителей реактивных авиаторпед РАТ-52, не имевших ядерного исполнения. В те годы планировалось, но так и не состоялось ядерное оснащение первых противокорабельных крылатых ракет КС-1 («Комета»), поступивших на вооружение авиации ВМФ в 1953-м (носители – тяжелые поршневые бомбардировщики Ту-4КС, позже замененные на более скоростные турбореактивные Ту-16КС). Зато оно предусматривалось для созданных на основе КС-1 ракет С-2 береговых комплексов «Стрела» и «Сопка» и сухопутных ФКР-1. Часть таких ракет обоих типов, доставленных на Кубу в период Карибского кризиса, имела ядерное снаряжение.

    Конечно, в отличие от палубных машин Ил-28А не являлись стратегическими (хотя в отношении европейских и азиатских вероятных противников почему бы и нет?). Боевой радиус Ил-28 составлял порядка 1000 километров, в то время как поступивший на вооружение ВМС США в 1956 году дозвуковой палубный штурмовик-бомбардировщик А-3 Skywarrior («Небесный воин») при сопоставимых скоростных характеристиках мог доставить ядерную бомбу (причем из ассортимента пошире, чем у Ил-28А, и при большей боевой нагрузке) на расстояние почти 1700 километров. Это означало, что с авианосца, находящегося на рубеже подъема самолетов в Норвежском море, «Небесные воины» могли обрушить ядерную смерть на Ленинград.

    Использование Ил-28А, сводимых с 1954-го в отдельные эскадрильи специального назначения, регламентировалось в увидевшем свет в том же году «Наставлении по особенностям ведения морских операций в условиях применения атомного оружия». Так, в сражении с вражескими надводными силами, включающими крупные корабли (линкоры, авианосцы и крейсеры), предусматривалось первоначально атаковать их противокорабельными ракетами КС-1, запускаемыми с низкоскоростных Ту-4КС (что по замыслу разработчиков типовых операций должно было отвлечь вражеские средства ПВО), а затем нанести по противнику (с целью поражения крупных кораблей) ядерный удар самолетами Ил-28А с последующим – не более чем через четверть часа – вводом в бой торпедоносцев Ил-28 и Ту-14 (гораздо менее распространенных), а затем торпедных катеров, поддерживаемых парой крейсеров и эсминцами. Как видим, на первых порах флотскому ядерному оружию в подобных операциях отводилась роль весьма важного, но все-таки не главного средства.

    Ракетный дебют

    С рубежа 50–60-х годов СССР начал развертывать новые баллистические ракеты подводных лодок Р-13 (пока не избавившиеся, как и Р-11ФМ, от такого недостатка, как исключительно надводный старт) и КР П-5 (с таким же стартом) в термоядерном снаряжении для поражения наземных объектов. Носителями Р-13 стали крейсерские дизельные подлодки проекта 629, а П-5 проектов 644 и 665, переоборудованные из средних 613-х (затем дизельные субмарины специальной постройки проекта 651), а также атомные 659-е (позже 675-е). Очень скоро появились ПКР П-6 (для подводных лодок проектов 651 и 675) и П-35 (для крейсеров проекта 58 и комплексов береговой обороны), конструктивно похожие на П-5. В авиации ВМФ на смену Ил-28А пришли дальние Ту-16А (носители ядерных и термоядерных бомб) и в более существенных масштабах ракетоносцы Ту-16К-10 с дальнобойной КР К-10 с термоядерной (предусматривалась и фугасно-кумулятивная) боевой частью. Взамен чисто ядерного мелкосерийного изделия 53-58 в сжатые сроки было создано унифицированное автономное специальное боевое зарядное отделение (АСБЗО), благодаря чему изначально «обычные» 533-мм торпеды превращались в ядерные. Это означало, что носителями ЯО могли быть даже устаревшие сторожевые корабли-«полтинники» (проект 50) и торпедные катера. Наконец, уже в начале 60-х ВМФ СССР обладал противолодочными ядерными минами с мощностью заряда, по зарубежным оценочным данным, 5–20 килотонн.

    Носителями ядерного оружия могли быть даже устаревшие сторожевые корабли-«полтинники» и торпедные катера

    Внедрение ракетно-ядерных средств поражения наземных и надводных целей по сути и превратило ВМФ СССР в стратегический фактор ведения глобальной войны, коим до этого флот не являлся. Его строительство как второго по значимости после Ракетных войск стратегического назначения вида Вооруженных Сил подчинялось этой фабуле, а главными задачами были определены нанесение ядерных ударов по наземным объектам противника, уничтожение (также с использованием ЯО) ПЛАРБ системы Polaris и разгром авианосных ударных соединений (в том числе во взаимодействии с выделяемыми ВВС межконтинентальными тяжелыми ракетоносцами Ту-95К – носителями дальнобойных КР семейства Х-20 с термоядерными боевыми частями мегатонного класса).

    Именно в этих целях была организована боевая служба сил ВМФ, отличавшаяся значительным геопространственным размахом и позволявшая нанести в случае критически угрожающего развития обстановки первый (!) удар ядерными и неядерными средствами поражения в их комбинации по корабельным группировкам противника. Действия заблаговременно (в мирный период) развернутых разнородных сил боевой службы обеспечивали введение в глобальную морскую битву основных оперативных сил флота.

    Опасное соседство

    Роль океанского ракетно-ядерного флота четко обозначена во введенном в 1963 году уже не командованием ВМФ, а непосредственно Генеральным штабом (что было впервые) наставлении «Операции Военно-морского флота. Часть пятая (флот-флотилия)». В документе определялась главенствующая роль ядерного оружия. «Операция представляет собой согласованные и взаимосвязанные по цели, месту и времени ядерные удары и высокоманевренные действия оперативных объединений и соединений, проводимые по единому замыслу для решения оперативных и стратегических задач».

    С расширением ракетно-ядерного арсенала флота задачи по применению «специзделий» формулировались и уточнялись по результатам их испытаний, опыта учений и машинно-математического моделирования. Речь идет о баллистических (от Р-21 до Р-39) и крылатых (от «Аметиста» до «Гранита») ракетах уже подводного старта, ПКР («Базальт» и пр.), усовершенствованных КР для морской ракетоносной авиации (для Ту-16 – КСР-5, для сверхзвуковых Ту-22К и Ту-22М – Х-22), противолодочных в ядерном снаряжении («Вихрь», «Вьюга» и др.), универсальных противолодочно-ударных (комплекс «Раструб-Б»), ядерных глубинных авиабомбах для ПЛА (начиная с СК-1 «Скальп» для гидросамолета Бе-12) и т. д. Ядерное оружие (глубинные бомбы РЮ-2 «Скат») получили даже противолодочные вертолеты Ка-25 (модификация Ка-25ПЛЮ). А западные эксперты допускали наличие ядерных снарядов для 152-мм орудий легких крейсеров типа «Свердлов» (проект 68 бис). Интересное предположение, особенно если учесть, что неприятное соседство таких крейсеров в пределах дальности стрельбы их главного калибра частенько ощущали команды американских авианосцев. Да и то сказать – внезапный залп всех 12 таких орудий с применением бронебойных снарядов мог оказаться для авианосца фатальным (с последующей почти неминуемой героической гибелью крейсера).

    Кстати, как засвидетельствовали в популярной книге о военно-морской разведке бывший военно-морской атташе посольства США в Москве Питер Хухтхаузен и французский историк Александр Шелдон-Дюпле, силы специального назначения ВМФ СССР (части боевых пловцов, по отечественной терминологии – водолазы-разведчики) располагали двумя разновидностями малогабаритных ядерных боеприпасов ранцевого типа. Это подтверждается и даже уточняется информацией открытого отечественного труда «Ядерное нераспространение» (в числе авторов которого – преподаватели Военной академии Генштаба и специалисты Росатома), где указано, что спецчасти советского флота обучались применению таких боеприпасов даже не двух, а четырех образцов (РА41, РА47, РА97 и РА115, к настоящему времени все они утилизированы).

    Во всех стихиях

    В документах ВМФ СССР подчеркивалась необходимость скрупулезного учета таких особенностей, как предотвращение поражения своих сил, оказавшихся неподалеку от объекта планируемого удара, и высокая стоимость спецбоеприпасов, исключающая их применение по недостойным целям. К середине 70-х годов предусматривались следующие случаи использования флотского ЯО:

    • баллистических ракет подводного базирования по наземным объектам, надводным кораблям и подлодкам в крейсерском положении (к слову, руководством Минобороны СССР рассматривалась и возможность применения МБР РВСН против находящихся в позиционных районах погруженных ПЛАРБ противника);
    • крылатых ракет надводных кораблей, подлодок и морской ракетоносной авиации по надводным кораблям и береговым объектам (преимущественно при залповом пуске, например для потопления с вероятностью порядка 0,8 авианосца типа Essex достаточен был залп половины ракетного боекомплекта ПЛАРК проекта 675 – 4 П-6);
    • <>торпед не только против надводных кораблей, судов и подводных лодок, но и особо важных береговых объектов;
    • противолодочных ракет (комплексы «Вихрь» для крупных надводных кораблей и «Вьюга» для АПЛ) по подлодкам, надводным кораблям и береговым объектам (ПЛАРБ типа George Washington с вероятностью не ниже 0,9 могла быть уничтожена тремя такими ракетами, запущенными противолодочным крейсером-вертолетоносцем проекта 1123 или ПЛА проекта 671);
    • ЗУР (универсальный комплекс «Шторм» для крейсеров противолодочных проекта 1123 и тяжелых авианесущих проекта 1143, а также БПК проектов 1134А и 1134Б) против воздушных (включая крылатые ракеты), а при необходимости и надводных целей;
    • авиационных противолодочных глубинных бомб («Скальп», «Скат» и др.) по подлодкам.

    ЯО могло применяться флотом и для уничтожения противодесантных заграждений противника с целью расчистки проходов.

    Наконец, в 1975 году с вступлением в строй противолодочного (впоследствии переклассифицированного в тяжелый авианесущий) крейсера «Киев» ВМФ СССР обзавелся палубными самолетами – носителями ядерного оружия. Ими стали штурмовики вертикального взлета и посадки Як-38, в комплект ударных подвесок которых вошли «специальные» малогабаритные авиабомбы РН-28. В погребах «Киева» находилось 18 таких боеприпасов. При всех известных недостатках Як-38 («Гонки за вертикалью») наличие ЯО делало эти штурмовики серьезным боевым средством. А с учетом наличия на борту ПКР комплекса «Базальт» и ПЛР «Вихрь» в ядерном снаряжении (а также, вероятно, ядерных глубинных бомб для вертолетов) это была могучая океанская крепость. Увы, служба «Киева» в отечественном флоте, а тем более его «систершипов», оказалась по независящим от ВМФ причинам слишком короткой для кораблей такого класса («Потопленные перестройкой»).

    В целом кратко характеризуя «нуклеаризацию» ВМФ СССР, можно утверждать, что наш флот в зените послевоенного развития располагал полномасштабной, весьма своеобразной ядерной триадой (аллегорически удачнее назвать ее трезубцем) морского, воздушного и наземного (берегового) базирования – от межконтинентальных баллистических до маневрирующих стратегических («Гранат») и противокорабельных («Базальт», «Гранит», «Вулкан») крылатых ракет, не говоря уже о таких специфических морских системах оружия, как торпеды и мины. Нет сомнений, что одной только ядерной мощи флота СССР, несмотря на все его «узкие места», вполне хватало для нанесения неприемлемого ущерба любому противнику, если не полного его уничтожения. Правда, ценой собственной гибели. Но это и обеспечивало военно-стратегический паритет в Мировом океане.

    #Mk 101 Lulu #тяжелый авианесущий крейсер «Киев»


    0 0

    За время мучительного ожидания поставок в сознании украинцев этот действительно неплохой и современный комплекс превратился в супероружие невероятной силы, способное изменить глобальные геополитические расклады. Украинские политики на полном серьезе заявляли, что «Джавелин» - это единственное, чего им не хватает для победы над Россией. Да, что говорить, когда сразу же после Послания Владимира Путина Федеральному собранию, в котором он рассказал о новинках российского вооружения, Порошенко дал понять, что у Украины есть чем ответить на эти вызовы.


    «Вдохновляющая новость из США — Украина получит то, о чем давно говорили, но не подтверждали — Javelin! Согласно моим договоренностям с американским руководством и благодаря двухпартийной поддержке Конгресса это становится реальностью. Фронт международной оборонной поддержки Украины открыт! Это оружие в руках украинских военных станет дополнительным сдерживающим аргументом против российской агрессии в Донбассе», — написал Порошенко на своей странице в Facebook.


    И вот теперь выясняется, что уже доставленные на Украину ПТРК не только не отправляются в Донбасс, но и не передаются в ВСУ. Украинский политолог Дмитрий Снегирев рассказал в прямом эфире телеканала «ЛОТ», что ПТРК, купленные в США, находятся на Яворовском полигоне Львовской области, причем под охраной американских военных.


    «По большому счету, на протяжении четырех лет мы только и делаем, что наблюдаем за обещаниями от наших западных партнеров. То же самое касается и США. Все заявления американских чиновников базируются на том, что Америка рассматривает возможности поставок оружия, рассматривают варианты его транспортировки, но не рассматривают ключевой момент: факт непосредственно передачи оружия вооруженным силам Украины. Для умалчивания этого факта придумываются любые обстоятельства и причины», - приводит слова Снегирева «ПолитНавигатор».


    «Мы сами видим, что Запад создает нам искусственные препятствия для получения летального вооружения. Дальше каких-то обещаний дело не продвинулось: за четыре года войны мы не увидели никакого современного летального вооружения. Вместо него у нас – списанный металлолом в виде английских броневиков», – сокрушается эксперт. История с «Джавелинами» здорово напоминает армейский анекдот: «Товарищ прапорщик, разрешите посмотреть телевизор». – « Разрешаю. Посмотрите, только не включайте». Конечно, поведение американцев может показаться удивительным. Зачем привозить комплексы на Украину и не отдавать их украинцам? Чтобы подразнить?


    Ответ на этот вопрос может быть только один: доставленные ПТРК не предназначены для украинцев. Предположить, что американцы берегут их, чтобы самим отбиваться от ДНРовских танков, когда они доберутся до Львова, не получается. Значит, дело в другом. Скорее всего, США рассматривают Украину как транзитный коридор для поставок оружия странам или организациям, которым сами открыто поставлять его не могут. Собственно говоря, такие поставки уже имели место. Помимо собственно украинского оружия на Ближний Восток через Украину поступало, например, болгарское вооружение, закупленное американцами через подставные фирмы. До «Джавелинов» дело пока что не доходило, но все когда-то бывает в первый раз.


    Борис Джерелиевский


    0 0

    А они ведь готовились не к конфликту в Донбассе, а к широкомасштабной европейской войне против НАТО. В 2016 году проблема была признана официально - секретарь совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов заявлял, что советские боеприпасы, которые использует украинская армия в ходе карательной операции в Донбассе, подходят к концу. Впрочем, скорее всего, в Донбассе была использована всего лишь их малая часть. Кое-что исчерпало все мыслимые сроки годности, что-то пришло в негодность из-за ненадлежащих условий хранения, часть просто сгорела в пожарах артскладов. 


    Но больше всего снарядов и патронов было продано за рубеж, в том числе и по «серым» схемам. Как бы то ни было – снарядов, как впрочем и патронов, стало не хватать. А единственное производство боеприпасов осталось в Луганске. Кое-что удавалось компенсировать за счет поставок из стран Восточной Европы, ранее принадлежащих к соцлагерю. Но согласно заявлениям представителей ВСУ и экспертов, проблема оставалась и была достаточно острой. Теперь же, согласно сообщениям украинских СМИ, удалось, наконец, наладить собственное производство артиллерийских снарядов. Сайт «Укроборонпрома» сообщил, что в компании «Артем», входящей в состав ГК «Укроборонпром», успешно провели огневые испытания артиллерийских боеприпасов калибра 152-мм для артиллерийской системы «Гиацинт» собственного производства. Таким образом, Украина получила собственное производство артиллерийских боеприпасов больших калибров.


    Новый осколочно-фугасный снаряд предназначен для уничтожения живой силы, артиллерии и огневых средств противника, заявил гендиректор «Укроборонпрома» Павел Букин. На каком именно предприятии будет налажено производство, не сообщается. Надо сказать, что 152-мм пушка «Гиацинт-Б» и ее самоходная версия «Гиацинт-С» являются довольно специфичным и далеко не универсальным оружием. Они предназначены для подавления и уничтожения средств ядерного нападения, поражения органов управления, тылов, живой силы и боевой техники противника в местах сосредоточения и в опорных пунктах, а также для разрушения фортификационных сооружений. Так почему же именно эта система стала приоритетной для ВСУ, которые, если верить киевской пропаганде, сегодня нацелены, прежде всего, на «сдерживание российской агрессии»? Почему, скажем, не снаряды для противотанковых пушек, или для полевых гаубиц? Все очень просто – дальность стрельбы «Гиацинта» более 30 км, а разрушительная мощь его снарядов очень велика. То есть это орудие как нельзя лучше подходит для нанесения ударов по агломерациям Донбасса – по Донецку, Луганску, Горловке. По центрам городов, по важнейшим объектам гражданской инфраструктуры, которые оказываются в зоне досягаемости этих орудий. Зачем это нужно киевской хунте, особенно и не скрывается. Украинские политики не скрывают, что им нужна земля Донбасса без «нелояльного» населения, которое они намерены «выдавить» в Россию. И артиллерийские удары сверхмощных орудий по жилым кварталам больших городов вполне предсказуемо заставят людей бежать из своих домов. Однако реализовать эти планы геноцида, даже при наличии достаточного количества боеприпасов к «Гиацинтам», киевской хунте будет непросто. Напомним, что Москва неоднократно и вполне однозначно заявляла о том, что ни при каких обстоятельствах не допустит геноцида народа Донбасса. В очередной раз об этом заявил глава МИД России, выступая в рамках молодежного форума «Россия – страна возможностей». «Те действия, которые сейчас предпринимаются в попытке вас удушить этой блокадой, попытке заставить вас принять ультиматум Киева, попытке заставить Донецк и Луганск отказаться от минских договоренностей, мы не позволим, чтобы они увенчались успехом», – подчеркнул Сергей Лавров. Так что даже запас снарядов к «Гиацинтам» не спасет киевскую хунту от «принуждения к миру», если она решит всерьез повоевать.


    Борис Джерелиевский


    0 0
  • 03/19/18--13:13: Не в Ту сторону
  • Президент не упомянул, что Минобороны планирует продолжить выпуск этих самолетов до 2035 года и произвести 50 Ту-160М2. Обоснование необходимости такой программы не приводилось.

    С советским размахом

    За прототип Ту-160 был взят американский самолет B-1a, максимальная скорость которого составляет 2200 километров в час. После изготовления опытных образцов в США решили, что использование сверхзвуковой скорости невыгодно, так как преодолевать ПВО лучше на предельно малых высотах и дозвуковых скоростях. Кроме того, отказ от сверхзвука позволяет увеличить боевую нагрузку за счет использования внешних подвесок. В результате решено было экономить финансирование и перейти к производству варианта B-1b, максимальная скорость которого – 1300 километров в час. В итоге получился самолет с максимальной взлетной массой 216 тонн и длиной 45 метров. В СССР же решили, что «торг не уместен», и требования об обеспечении максимальной скорости Ту-160, равной 2200 километров в час, были сохранены. В результате масса Ту-160 возросла до 275 тонн, а длина увеличилась на 10 метров. Тягу двигателей соответственно пришлось увеличить в два-три раза. При этом максимальная боевая нагрузка у Ту-160 оказалась несколько меньше, чем у B-1b.

    Истребители противника могут наводиться на Ту-160, не включая собственную бортовую РЛС. То есть наш экипаж даже не узнает о начале атаки

    При разработке последнего серьезное значение придавалось мероприятиям по снижению эффективной поверхности рассеивания (ЭПР) – параметра, определяющего радиолокационную заметность. У большинства самолетов наиболее яркие отражающие элементы – воздухозаборники. На B-1b в них были применены специальные решетки и радиопоглощающие покрытия. Разработка Ту-160 началась в 70-е годы по устаревшим требованиям, основное внимание уделялось обеспечению большой дальности полета, а не снижению заметности. Для обеспечения сверхзвуковой скорости воздухозаборники Ту-160 были увеличены по сравнению с B-1b. Если учесть размеры самолета, получим, что значение ЭПР Ту-160 в несколько раз превышает этот показатель у B-1b.

    Повышенная мощность двигателей Ту-160 приводит к увеличению излучения в инфракрасном диапазоне, переход на сверхзвук дает резкое повышение ИК-заметности – истребители противника могут наводиться на Ту-160, не включая собственную бортовую РЛС. То есть наш экипаж скорее всего даже не узнает о начале атаки.

    Любой самолет стратегической авиации подавляющую часть маршрута пролетает на дозвуковой скорости, на высотах порядка 10 километров. Полет на максимальной скорости у Ту-160 может использоваться только на дистанции, составляющей единицы процентов от общей длины маршрута. Следовательно, режим максимальных скоростей может использоваться лишь для однократного отрыва от преследующих вражеских истребителей.

    Не в Ту сторону

    Для подавления РЛС ПВО B-1b оснащен комплексом радиоэлектронного противодействия (РЭБ) ALQ-161 высокой мощности, доходящей до 120 киловатт. Поскольку у Ту-160 ЭПР в разы больше, его комплекс РЭБ должен быть соответственно мощнее. Разработка связана с большими техническими трудностями, она увеличит стоимость самолета, а уровень излучаемых помех существенно осложняет работу всех остальных радиосистем самолета, в частности радиоразведки. Кроме того, рост потребляемой мощности комплексом РЭБ – нагрузка на систему электропитания и охлаждения, что заметно увеличит вес оборудования.

    В настоящее время произошло улучшение боевых возможностей ПВО противника, связанное с появлением РЛС с активными фазированными антенными решетками (АФАР). Они гораздо эффективнее, чем РЛС предыдущих поколений, и даже при наличии комплексов РЭБ скрыть такую высокозаметную цель, как Ту-160, в будущем не удастся.

    Единственный самолет стратегической авиации, выполненный по технологии «Стелс» и способный прорывать ПВО, – американский B-2. Кроме малой ЭПР, он имеет и низкую ИК-заметность, так как использует широкое сопло двигателей, позволяющее охладить струю выхлопных газов.

    Известно, что дальность обнаружения пропорциональна корню четвертой степени из ЭПР цели. B-2 может находить «дырки» в ПВО противника, где расстояние до ближайшей РЛС ПВО не менее 50–70 километров, и проникать в глубь территории. Если таких «дырок» не находится, B-2 проникает через зону ПВО на предельно низких высотах, используя рельеф местности. Однако крайняя дороговизна (около 2 млрд долл.) такого самолета делает проблематичной программу постройки его аналогов (ПАК ДА) в России.

    Для чего нужны «стратеги»

    Так как стратегическая авиация крайне дорога и потребляет огромное количество топлива, разумно использовать ее только для поражения самых важных целей, например авианосных многоцелевых групп или командных пунктов на территории наиболее сильного противника. В России производство самолетов СА обосновывается необходимостью сохранения ядерной триады. В ней им отводится роль нанесения второго ответного ядерного удара. Считается, что нападение противника самолеты СА переживут, успев подняться в воздух. Одновременно с этим наносится первый ответный удар с помощью межконтинентальных баллистических ракет (МБР). После оценки его результатов второй удар наносится самолетами СА в тот момент, когда они приблизились к территории противника. Эти самолеты вооружаются стратегическими крылатыми ракетами (СКР) с дальностью до четырех-пяти тысяч километров. СКР летят на дозвуковых скоростях, их выживаемость обеспечивается благодаря движению на предельно малых высотах. ЭПР за счет технологии «Стелс» составляет сотые доли квадратного метра. Поскольку СКР летят в низинах местности, то обнаружить их РЛС могут только при прохождении ракет в непосредственной близости (20–40 км) либо когда они вынуждены подниматься вверх, чтобы преодолеть препятствие. Поэтому противник будет применять самолеты ДРЛО АВАКС. Они способны обнаруживать типовые СКР сверху на дальностях до 100 километров.

    Нанесение ударов по США может производиться только при полетах через Северный полюс, так как маршрут через Атлантический океан перекрыт средствами наблюдения ПВО НАТО. Кроме того, береговая линия США защищается аэростатными РЛС. При полете над Северным Ледовитым океаном вероятность обнаружения Ту-160 невелика. В северной части Канады, чуть севернее полярного круга расположена радиолокационная линия Дью. В ее составе – мощные РЛС, обеспечивающие дальнее обнаружение высотных целей. В промежутках находится по нескольку штук малых РЛС, которые должны обнаруживать только низколетящие объекты. Для Ту-160 незаметно преодолеть эту линию нереально ни на большой, ни на малой высоте.

    Не в Ту сторону

    Если уничтожить несколько РЛС линии Дью и прорваться в образованную брешь, попытка будет в кратчайший срок пресечена истребителями с внутренних аэродромов Канады. Аналогичный результат даст подавление РЛС комплексами РЭБ. Следовательно, Ту-160 должен за 100–400 километров до линии Дью произвести пуск СКР и незамеченным возвращаться обратно.

    Будем считать, что используя рельеф местности, большая часть СКР проскользнет через линию Дью. Однако достаточно одной или двум СКР «засветиться», как в воздух поднимутся самолеты АВАКС. Система начнет корректировать наведение истребителей вплоть до уничтожения всей обнаруженной группы. Кроме того, над территорией Канады СКР должны будут преодолеть среднюю и южную линию радиолокационного предупреждения.

    От линии Дью до Вашингтона порядка четырех тысяч километров. За время полета СКР могут обнаруживаться любыми РЛС, в том числе гражданскими, и случайными наблюдателями. При приближении к территории США взлетят дополнительные АВАКСы, и часть СКР, прорвавших северную линию обороны, будет перехвачена у границ США. В результате до цели дойдет малая часть ракет.

    Таким образом, нанесение ядерных ударов с помощью СКР явно неэффективно из-за их больших потерь на трассе. Куда выгоднее использовать МБР, которые долетят до поражаемых целей с вероятностью, близкой к единице, так как система ПРО США при массированном налете МБР способна поразить не более трех – пяти штук. Использование СКР с обычными боевыми частями также проблематично, нанести большие разрушения они не смогут.

    Добычей станут лишь эсминцы

    Типовая авианосная многоцелевая группа (АМГ) состоит из ядра и десятка кораблей сопровождения, находящихся на расстояниях до пяти – десяти километров. Охрану обычно обеспечивают два эсминца типа «Орли Берк», оборудованных ЗРК «Иджис». Их задача заключается в том, чтобы они вызвали огонь на себя, с помощью помех скрыв положение остальных кораблей группы. При поставленных помехах противокорабельные ракеты (ПКР), пущенные с самолетов СА, будут наводиться на источники этих помех, то есть на сами эсминцы, а ЗРК «Иджис» обладает достаточным потенциалом, чтобы уничтожить любые современные ПКР.

    АМГ имеет эшелонированную оборону. Информацию с дальнего рубежа обеспечивают палубные самолеты ДРЛО Grumman E-2С Hawkeye. Зона их дежурства выносится на расстояние около 300 километров. Таким образом, дальность обнаружения воздушных сил противника в атакоопасном направлении доходит до 800 километров от авианосца.

    Атакующие самолеты СА должны обнаружить его с помощью БРЛС. Для этого Ту-160 придется выйти на дальность прямой видимости, то есть приблизиться к АМГ на 400–450 километров. Такой маневр крайне опасен, так как у авианосца в период угрозы войны в воздухе держится пара дежурных истребителей, вынесенных на 300–500 километров. После обнаружения «Хокаем» атаки Ту-160 эти истребители успеют перехватить его до момента выхода из-за горизонта. Если все-таки истребителей не будет и Ту-160 приблизится, то эсминцы включат комплексы РЭБ и на индикаторах БРЛС вместо отметок целей появится сектор, засвеченный помехами. Пуск ПКР в таких условиях малоэффективен, так как радиолокационные ГСН обнаруживают корабль на близком расстоянии и выводить их на цель нужно с достаточно малыми ошибками. Когда помехи не действуют, БРЛС должна не только определить текущие координаты авианосца, но и вычислить его курс. Необходимость этого объясняется тем, что полет ПКР длится около 20 минут, корабли успеют сместиться на 10–15 километров.

    Типовые ПКР могут быть обнаружены самолетом «Хокай» на дальности более 100 километров, по целеуказанию от него на ПКР будут наведены истребители. Организовать эффективную атаку авианосца в океане затруднительно, так как это грозит большими потерями как самих бомбардировщиков, так и ПКР.

    В Европу путь заказан

    Вход в зону ПВО Центральной Европы для Ту-160 исключен полностью. Плотность РЛС и истребителей НАТО настолько высока, что Ту-160 может проникать в район только под прикрытием большого числа собственных истребителей и то лишь там, где нет ЗРК большой дальности.

    В этой ситуации неясен смысл применения СА, так как удары гораздо легче наносить фронтовыми бомбардировщиками, у которых выживаемость в разы выше. Ту-160 неспособен предпринимать интенсивные маневры для ухода от атак ракет противника и даже от зенитных орудий.

    Опыт событий 08.08.08 в Грузии показал, что наличие у противника даже нескольких ЗРК типа «Бук» крайне опасно для тяжелых бомбардировщиков – Ту-22М2 был сбит в первом же вылете. Поэтому единственной областью применения СА остаются районы, где у противника фактически отсутствует ПВО, например в Сирии. Однако и там применение Су-27, Су-34 намного эффективнее и безопаснее, так как вероятность поражения малоразмерных самолетов зенитными установками противника гораздо меньше.

    Скажем, в 1986 году ВВС США нанесли массированный удар по Триполи 20 фронтовыми бомбардировщиками F-111 (аналог Су-24), базировавшимися в Шотландии. Для обеспечения длительного полета они несколько раз дозаправлялись в воздухе. Несмотря на наличие достаточного количества ЗРК советского производства, не было сбито ни одного F-111.

    Пассажиров надо жалеть

    В Казани президент упомянул, что возможен вариант строительства на базе Ту-160 сверхзвукового пассажирского самолета. Это заявление свидетельствует только о низком качестве решений, подготавливаемых различными структурами для главы государства. Такой вариант полностью исключен по следующим причинам:

    • Ту-160 может развивать скорость 2200 километров в час только при использовании форсажной камеры, что приводит к перерасходу топлива и совершенно недопустимо для пассажирского самолета;
    • пассажирский самолет большую часть дистанции пролетает на постоянной высоте и скорости, то есть не нуждается в изменяемой геометрии крыла;
    • фюзеляж бомбардировщика всегда значительно уже, чем у пассажирского самолета близкой конструкции;
    • коммерческие самолеты оправдываются только тогда, когда интенсивно эксплуатируются. В России соответствующие авиалинии существуют скорее теоретически, а применение Ту-160 на зарубежных вряд ли возможно.

    Таким образом, пассажирский вариант нуждается в полной переработке конструкции и скорее всего совпадет с Ту-144. Судьба будет аналогичной.

    Затраты рвутся в облака

    Из вышеприведенного следует, что самолет Ту-160 технически устарел уже к 2000 году. При необходимости избегать любых контактов с ПВО противника сверхзвуковая скорость для Ту-160 является избыточной. А для дозвукового полета не требуется иметь крылья изменяемой геометрии – их сложный, дорогой, тяжелый механизм излишен.

    При оценочной стоимости Ту-160, равной 15 миллиардам рублей, цена серии из 10 самолетов превысит 160 миллиардов. Поскольку требуется полностью восстанавливать стапель и возобновлять производство двигателей, стоимость повысится. Влетит в копеечку разработка новых БРЛС и комплекса РЭБ. Кроме того, тренировочные полеты летчиков на такой тяжелой машине чрезвычайно дорогостоящи. По американским оценкам, стоимость жизненного цикла самолета в три – пять раз превосходит начальную цену. Таким образом, его реальная цена может составить 700–800 миллиардов рублей. Если будет произведено 50 самолетов, затраты возрастут до трех триллионов. Так как самолеты СА не могут экспортироваться в третьи страны, расходы лягут на госбюджет. При этом устаревшие самолеты не смогут решить серьезные военные задачи, а стоимость программы недопустимо высока. Модернизация бортового оборудования – индикаторов летчиков, навигационной системы и т. д. – повысит только удобство работы экипажа, но не выживаемость, поскольку не меняет конструкцию планера и двигателей.

    Ту-160М2 не будет эффективен ни в качестве компонента ядерной триады, ни для использования в обычных конфликтах. Стоит обратить внимание на опыт Китая, который пока не вкладывается в стратегическую авиацию и лишь в перспективе предполагает разработать некий аналог B-2. А наличие мобильных пусковых установок МБР типа «Тополь» позволяет успешно решить задачу нанесения второго ответного ядерного удара и тем самым вообще отказаться от СА.

    Андрей Горбачевский,
    авиационный эксперт

    0 0

    Глобальный ответ

    Далеко не секрет, что МБР «Сармат», а также «Авангард», «Кинжал» и другие новые системы разрабатывались в ответ на развертывание американской системы противоракетной обороны. Об этом заявил в Послании Федеральному собранию сам президент. Но при этом глава государства предпочел опустить один важный факт. В самих Соединенных Штатах программа развертывания глобальной системы противоракетной обороны идет одновременно с созданием систем вооружения по концепции быстрого глобального удара (БГУ, Promt Global Strike). Командование Пентагона и военно-политическое руководство США не отрицало, что развертывание ПРО и средств глобального удара – глубоко взаимосвязанные процессы. Главная задача БГУ – за считаные минуты нанести противнику США максимальное стратегическое поражение, тем самым сорвав возможный ответный удар. По проекту создается несколько боевых гиперзвуковых летательных аппаратов (ГЗЛА) с различной дальностью полета, а также возможностью их запуска с наземных пусковых установок и подводных лодок.

    С началом развертывания кораблей противника российский ВМФ произведет запуск аппаратов, которые заранее выйдут в районы возможного нахождения противоракетных групп

    В работах задействованы все виды ВС США: армия, военно-морские и военно-воздушные силы. Согласно отчетам Пентагона программа БГУ обходилась в умеренные денежные суммы. По затратам она проигрывает даже работам над новой боевой экипировкой и средствами защиты. Но цифры, показанные Пентагоном, весьма лукавы.

    Отдельной строкой американское военное ведомство показывает только теоретические и научно-исследовательские работы по концепции БГУ. Между тем самые дорогостоящие программы по созданию ГЗЛА – ракет-носителей, пусковых установок и др. – аккуратно спрятаны в бюджетах видов вооруженных сил США. При этом часть работ носит закрытый характер, расходы по ним официально не публикуются. Но даже суммируя открытые части, понимаешь, что БГУ – проект весьма амбициозный и затратный.

    До 2013 года Пентагон подробно освещал эти работы. В частности, предоставлял подробные данные об испытательных пусках ГЗЛА. В настоящее время эти работы закрыты и точных данных, что происходит, нет. Но из отрывочных публикаций в СМИ ясно: работы ведутся и весьма активно.

    Что значит для России развертывание американцами систем противоракетной обороны и быстрого глобального удара? Ответ очевиден: Пентагон сделал ставку на быстрый обезоруживающий удар, который может быть нанесен как гиперзвуковыми летательными аппаратами, так и традиционными крылатыми ракетами морского и воздушного базирования. Задача – выбить максимальное количество пусковых установок МБР, пунктов управления и штабов.

    Понятно, что на этот случай у России есть системы, позволяющие обнаружить массированный пуск и начать ответные действия. Поэтому какое-то количество МБР даже после удара будет направлено в сторону США. В этом случае в действие вступает ПРО.

    Польско-румынский заборчик

    Ошибочно считается, что объекты ПРО США в Европе – одна из главных угроз российским СЯС. Нет, наибольшая опасность исходит от морского компонента ПРО. Главная задача наземных противоракетных комплексов – заставить российские ракеты стартовать по определенным траекториям, так, чтобы трассы активного участка полета МБР проходили как можно ближе к Норвегии. Именно там будут действовать американские корабельные группы ПРО (эсминцы и крейсеры), а также специальные плавающие радиолокационные станции.

    Война длинных «Кинжалов»

    В этом районе американские противоракеты SM-3 смогут эффективно поражать МБР еще до того, как те пересекут «линию Кармана» (теоретическая граница земной атмосферы и космоса) и сработают системы разведения боевых блоков. Для противоракет МБР в этом районе окажутся отличными целями, поскольку будут лететь с включенными двигателями, а значит, их легко обнаружить по тепловому излучению.

    Прорвавшиеся российские МБР будет ждать второй рубеж ПРО – корабельные группировки, действующие уже вблизи Атлантического побережья США.

    Не такой уж он и быстрый

    Итак, план американского военно-политического руководства в целом понятен. Но как ответит Россия? Владимир Путин четко обозначил российскую позицию: наша страна исповедует идеологию ответно-встречного удара. А значит, удар будет нанесен только в ответ. Ни о каких обезоруживающих ударах по американским стратегическим силам речи не идет.

    Американская концепция быстрого глобального обезоруживающего удара имеет один существенный изъян. Сама операция может пройти всего за несколько часов, но подготовка к ней потребует достаточно много времени. Ведь надо вывести на позиции корабли с противоракетным оружием, а это несколько суток.

    Пока сложно оценить, насколько эффективно смогут сработать американские средства БГУ. Есть обоснованные подозрения, что вряд ли настолько, как мечтается Пентагону. За последние годы Россия развернула сильную группировку средств предупреждения о ракетном нападении. В частности, в ее состав входят радиолокационные станции «Воронеж», которые способны с высокой точностью и своевременно обнаруживать и отслеживать ГЗЛА, а также крылатые ракеты.

    В отражении глобального удара пригодятся лазерные установки. Конечно, справиться с гиперзвуковыми аппаратами они не смогут. Зато лазер весьма эффективно отработает по крылатым ракетам (https://vpk-news.ru/articles/41645). Тем более что, по некоторым данным, он использует в качестве источника питания малогабаритную ядерную энергетическую установку, а значит, мощности хватит на то, чтобы быстро и эффективно выводить из строя бортовое оборудование КР.

    Помимо отражения быстрого глобального удара, задачей российских военных станет прорыв систем ПРО. Для ее решения подойдет комплекс «Кинжал». Его гиперзвуковые ракеты смогут эффективно выбить стационарные позиции ПРО в Европе.

    Но как быть с морским компонентом ПРО? Для успешного перехвата наших ракет американские корабли должны действовать в определенном районе. С учетом скорости полета ракеты комплекса «Кинжал» вряд ли корабли смогут уйти на большое расстояние. Ключевой элемент морской ПРО – плавающие радары. Учитывая характеристики подвижности этих объектов, их можно смело назвать «стационарными».

    В борьбе с морским компонентом помогут и беспилотные системы. С началом развертывания кораблей противника российский ВМФ произведет запуск аппаратов, которые смогут заранее выйти в районы возможного нахождения противоракетных корабельных групп. При этом не только в районе Норвегии, но и у Атлантического побережья США. Главное преимущество таких систем – их фактически неограниченное время работы.

    Также в угрожаемый период российские военные смогут запустить крылатые ракеты с ядерной энергетической установкой. Скорее всего целью этих систем станут штабы и пункты управления ПРО на территории Соединенных Штатов. То есть в ответ на начало глобального удара российская сторона сможет нанести поражение американским системам противоракетной обороны и серьезно уменьшить ее возможности.

    Следующим шагом станет ответный ракетный удар. Тут в игру вступают комплекс «Авангард» и «Сарматы». Есть предположение, что в дальнейшем «Сармат» и «Авангард» станут единым комплексом. Задача этой связки – нанести удар по стратегически важным объектам на территории Соединенных Штатов и их союзников. Уникальные возможности «Сармата» и «Авангарда» позволят им легко преодолеть остатки ПРО.

    Новые российские системы позволяют играть не только быструю, но и долгую партию. Уникальные характеристики атомных подводных беспилотных комплексов и крылатых ракет дают возможность вывести их в районы патрулирования еще до того, как Пентагон начнет разворачивать свои силы. И это будет происходить под прицелом российских систем.

    Мощнее и экономичнее

    Если сравнивать экономические затраты, Россия явно находится в выигрышном положении. Американским налогоплательщикам приходится вкладывать достаточно большие деньги в строительство и эксплуатацию наземных объектов. А также платить за постоянное базирование кораблей.

    При этом американская ПРО – узкоспециализированная система, ориентированная на решение ограниченного круга задач. В этом плане показателен пример северокорейской ядерной программы. Несмотря на огромные финансовые вложения в ПРО, Пентагону для парирования угроз Пхеньяна приходится строить еще несколько дорогостоящих объектов на территории Южной Кореи.

    А новые российские системы – универсальное и глобальное оружие. При необходимости подводные беспилотники, а также крылатые ракеты могут быть развернуты в любых районах земного шара. И для этого не требуется создания там дополнительной дорогостоящей инфраструктуры.

    Новые российские системы вооружения уникальны еще и своей универсальностью – они способны действовать как единый комплекс, а могут применяться по отдельности.


    0 0

    Между тем еще в 2016 году незаметно для СМИ прошло известие о принятии на вооружение ПКР Х-32 для самолетов ДА (экс-МРА) Ту-22М3. Ее появление на вооружении нашей дальней авиации серьезно меняет расклад на океанских и морских ТВД, поскольку ракетный комплекс обладает выдающимися ТТД.

    Ракета разрабатывалась МКБ «Радуга» с 1998 года. Это глубокая модернизация хорошо известной Х-22 (первый полет совершен в 1963-м, принята на вооружение в 1968-м), до сих пор применяемой. Выполнена в корпусе предшественницы. А это означает, что массогабаритные характеристики Х-32 те же: вес – около 5800 килограммов, длина – примерно 12 метров при диаметре приблизительно метр и размахе крыльев три метра. Крепится на тех же держателях, что и Х-22. Судя по открытым данным, несколько уменьшен вес боевой части: в Х-22 она весила около 900 килограммов, у новинки БЧ – примерно 500 килограммов. Освободившийся объем использован для размещения дополнительного топлива.

    При стрельбе по пикирующей Х-32 возможности поражения ограничены вследствие малого времени движения ракеты до рубежа выполнения задачи

    У Х-32 более мощный и экономичный двигатель. Главным отличием от предшественницы стала новая радиолокационно-инерциальная система наведения с радиокомандной коррекцией и привязкой к рельефу местности по данным высотомера. У Х-22 ГСН использует набор фиксированных частот. Это, с одной стороны, ограничивало по электромагнитной совместимости допустимое количество ракет в залпе, а с другой – делало эту ПКР чрезвычайно уязвимой для современных средств РЭБ. В системе управления Х-32 этот недостаток устранили. По мнению экспертов, она обладает весьма высокой защищенностью от помех даже наиболее совершенных средств излучения.

    Траектория ракеты из трех участков: стартового, на котором набирается маршевая высота, маршевого – Х-32 летит к цели с потолком около 40 километров и конечного, когда ракета атакует в крутом пикировании. Дальность стрельбы оценивается от 600 до тысячи километров – весьма большой разброс. Скорость полета варьируется в диапазоне от 3,5 до 4,6 скорости звука (от 4000 до 5400 километров в час или 1100–1500 метров в секунду).

    Эксперты предполагают, что в Х-32 предусмотрен захват мишени из-под крыла самолета, это позволяет оператору самостоятельно выбрать цель. Однако дальность стрельбы 600–1000 километров исключает такую возможность: слишком велико расстояние, на котором ГСН способна обнаружить цель и установить за ней слежение, что не под силу ни РЛС носителя, ни РЛС самолетов-разведчиков и РЛД. Очевидно, что дальность действия РГСН можно оценить в пределах 200–300 километров. А оператор выбирает цель с момента обнаружения ордера кораблей противника (группы наземных радиолокационно-контрастных целей) РГСН ракеты с использованием радиокомандной системы. По аналогичному принципу действуют РК «Вулкан» и его предшественник «Базальт» на крейсерах проекта 1164.

    Уточним возможные дистанцию стрельбы и скорость полета ракеты. Совершенно ясно, что при определении дальности выстрела в тактико-техническом задании должна быть заложена возможность удара без входа носителя в пределы эффективной ПВО авианосного соединения. Известно, что дальний рубеж перехвата палубной авиации США во время дежурства в воздухе при наведении по данным палубных и береговых самолетов АВАКС (Е-2С «Хокай» и Е-3 разных модификаций) в пределах 700 километров от авианосца. То есть расстояние для стрельбы Х-32 должно быть порядка 800 километров. Его и возьмем для оценки эффективности. Это вполне реально с учетом того, что Х-22 била на 350 километров еще в начале 60-х.

    Оценку скорости дадим, отталкиваясь от известных данных о Х-22, у последних модификаций она была около 3700–4000 километров в час при высоте порядка 20 тысяч метров. Очевидно, что более мощный двигатель и удвоение потолка полета предполагают существенное увеличение показателя. Примем маршевую скорость около 1500 метров в секунду или 5400 километров в час.

    В итоге имеем ПКР, стартующую с носителя при высоте от тысячи до 13 тысяч метров, летящую на высоте около 40 километров с примерной скоростью 1500 метров в секунду. При этом ракета выполнена без учета современных требований по снижению радиолокационной заметности, в частности без применения технологий «Стелс».

    «Тикондероге» не уберечься

    Теперь проанализируем возможности наиболее современной и мощной системы ПВО американских крейсеров типа «Тикондерога» и эсминцев УРО типа «Орли Берк» на основе БИУС «Иджис» с наиболее современными ЗУР «Стандарт-6». Эта ракета (RIM-174 SM-6 ERAM) принята на вооружение ВМС США в 2013 году. Основное отличие от предшествующих версий – применение активной радиолокационной головки самонаведения, что позволяет ракетам «Стандарт-6» эффективно поражать цели по схеме «выстрелил и забыл». Это существенно повышает эффективность применения по низколетящим целям, в частности за горизонтом, и позволяет поражать мишени по данным внешнего целеуказания, например самолета ДРЛО.

    При стартовом весе 1500 килограммов «Стандарт-6» стреляет на 240 километров, а максимальная высота поражения – 33 километра. Скорость – 3,5 Маха, около тысячи метров в секунду. Максимальная перегрузка ракеты при маневрировании – в районе 50 единиц. Боевая часть кинетическая (для баллистических целей) или осколочная (для аэродинамических целей) весом 125 килограммов, вдвое больше, чем у предыдущей серии ракет семейства. Максимальная скорость поражаемых аэродинамических целей оценивается в пределах 800 метров в секунду. Вероятность попадания одной ракетой по аэродинамической цели в полигонных условиях определена в 0,95.

    Сопоставление ТТХ Х-32 и «Стандарт-6» показывает, что маршевый участок полета нашей ракеты лежит почти на семь километров выше верхней границы зоны поражения американской ЗУР и почти вдвое превосходит ее допустимую максимальную скорость аэродинамических целей: 1500 против 800 метров в секунду. Вывод: поразить российскую ракету американцы не смогут.

    Однако это не значит, что они не будут вести стрельбу по гиперзвуковым ракетам. БИУС «Иджис» способна их обнаружить и выдать целеуказание, поскольку предусмотрена возможность решения задач ПРО и даже борьбы со спутниками, скорость которых намного выше. Поэтому ЗУР «Стандарт-6» будет применяться, остается оценить вероятность поражения.

    Заметим, что приводимые в ТТД вероятности поражения целей ЗУР, как правило, даются для полигонных условий: когда цель не маневрирует и движется со скоростью, оптимальной для ее поражения. В реалиях боевых действий вероятность поражения целей, как правило, существенно ниже. Связано это с особенностями наведения ЗУР, налагающими указанные ограничения на допустимую скорость маневрирующей цели и высоту ее поражения. Важно отметить, что на вероятность попадания ЗУР «Стандарт-6» в маневрирующую мишень будут влиять такие характеристики, как дальность обнаружения активной ГСН и точность выхода ракеты в зону захвата цели, допустимая перегрузка при маневрировании и плотность атмосферы, а также ошибки в определении места и элементов движения поражаемого объекта по данным РЛС целеуказания и БИУС. Все эти факторы определяют главное – сможет ли ЗУР выйти на контакт и «выбрать» величину промаха до уровня, при котором боевая часть с учетом маневрирования цели сможет ее поразить.

    В открытых СМИ данных о дальности действия активной ГСН ЗУР «Стандарт-6» нет. Исходя из массогабаритных характеристик этой ракеты предположим, что истребитель с ЭПР около пяти квадратных метров она сможет «увидеть» за 15–20 километров. Соответственно по мишени с ЭПР около 0,5 «квадрата» – ракете Х-32 дальность действия ГСН «Стандарт-6» – 8–12 километров. Стрельба при отражении атакующих ПКР будет вестись, естественно, на встречных курсах. То есть скорость сближения ракет составит около 2200–2300 метров в секунду и на выполнение маневра сближения у ЗУР остается от трех до четырех секунд. Возможности для сокращения величины промаха весьма незначительны, особенно если речь идет о перехвате на высотах, значительно превышающих предельную, где разреженная атмосфера существенно сокращает маневр ЗУР. То есть фактически «Стандарт-6» для успешного поражения такой цели, как Х-32, на маршевом участке должна быть выведена к цели с ошибкой, не превышающей нескольких зон поражения ее боевой части: 30–40 метров.

    При стрельбе по пикирующей Х-32 в плотных слоях атмосферы возможности поражения также ограничены вследствие малого времени ее движения до рубежа выполнения задачи – около 20 секунд.

    Шансы поют романсы

    Как показывают расчеты, вероятность поражения ракеты Х-32 одной «Стандарт-6» вряд ли превысит 0,05–0,08 при самых благоприятных условиях и целеуказании непосредственно с носителя ЗУР. При стрельбе по данным, например, самолета ДРЛО или другого корабля с учетом ошибок в определении взаимного местоположения носителя и источника целеуказания, а также времени на обмен информацией ошибка в выводе ЗУР к цели будет больше, а шанс попасть в нее стремится к нулю (0,01–0,02). Констатируем: у «Стандарта-6» – самой эффективной ЗУР западного мира – очень низкие возможности поражения Х-32. Мне могут возразить: американцы с крейсера «Тикондерога» смогли поразить спутник, летящий со скоростью 27 тысяч километров в час на высоте около 240 километров. Но он не маневрировал и его место с исключительно высокой точностью определили после длительного наблюдения, что позволило почти без промаха вывести ракету ПРО на цель. Таких возможностей при отражении атаки Х-32 у обороняющейся стороны не возникнет, к тому же ПКР будет маневрировать.

    Теперь прикинем возможности поражения ПКР Х-32 крейсера «Тикондерога» или эсминца УРО «Орли Берк». Отметим, что дистанцию обзора РЛС этих кораблей для обнаружения Х-32 можно оценить в пределах 230–270 километров. То есть время подлета ПКР к рубежу выполнения задачи с момента ее обнаружения – менее трех минут. Время работы полностью замкнутого контура ПВО системы «Иджис» с момента обнаружения до пуска ракеты – 30–35 секунд. За оставшееся время с двух УВП Mk41 можно выпустить 20–30 ЗУР, способных в потенциале поразить атакующие Х-32.

    Возможности уничтожения Х-32 ЗАК «Вулкан-Фаланкс» корабля пренебрежимо малы. Отсюда поражающий потенциал крейсера «Тикондерога» или эсминца «Орли Берк» составит одну-две ракеты Х-32. Соответственно потенциал ПВО двух таких кораблей – две – четыре Х-32.

    Остаются средства РЭБ – активные уводящие и пассивные помехи. Времени для их постановки достаточно, а комплексное применение может сорвать наведение ракеты с приличной вероятностью, которую с учетом работного времени системы РЭБ корабля и ее ожидаемой эффективности можно оценить максимум в 0,3–0,4. Однако при стрельбе по группе остается высокая вероятность захвата ГСН ПКР другой цели в ордере подобно тому, как в боях за Фолкленды английский авианосец постановкой пассивных помех увел идущую на него ПКР «Экзосет», ГСН которой, потеряв цель, захватила контейнеровоз «Атлантик конвейерз», который после поражения затонул. При скорости Х-32 другому кораблю ордера, который захватит ГСН ПКР, времени на эффективное применение РЭБ для ее увода может и не хватить.

    Авианосцы и гиперзвук

    Отсюда вытекает, что КУГ из двух крейсеров или эсминцев УРО при самых благоприятных условиях неспособна отразить удар даже пары самолетов Ту-22М3, несущих по две ракеты Х-32. По крайней мере один корабль будет выведен из строя с вероятностью 0,6–0,7. Удар звена в составе трех самолетов с расходом шесть ракет Х-32 гарантированно уничтожит оба корабля.

    Залп 24 ПКР Х-32 по АУГ будет фатальным. Вероятность вывода из строя или потопления авианосца составит 0,75–0,85 с уничтожением двух-трех кораблей охранения. Наши самолеты окажутся на рубеже атаки, не входя в зону действия палубных истребителей противника. То есть удар группы из 12 Ту-22М3 с двумя ПКР на каждом будет достаточным, чтобы с высокой вероятностью уничтожить АУГ.

    АУС из двух-трех авианосцев может быть разгромлено ударом двух полков Ту-22М3 с расходом 72 ракет Х-32. При этом отстреляться летчики могут с дистанции до трех тысяч километров от нашего побережья, то есть задолго до выхода авианосного соединения на рубеж применения палубной авиации.

    Даже ограниченные силы ДА (в составе ВМФ – МРА) способны в значительной мере нейтрализовать американские авианосные соединения. Однако эти действия следует должным образом обеспечить выдачей целеуказания и прикрытием ударных групп от атак истребителей противника берегового базирования. Если эту проблему не решить, потенциал гиперзвуковых ракет не будет реализован.

    В США интенсивно разрабатывают гиперзвуковые СВН. Однако основные усилия американцы направляют на создание гиперзвуковых ракет-стратегов. Данных о разработке оружия, подобного Х-32, пока нет. Можно предполагать, что наше превосходство в этой сфере продлится лет 10 или даже более.

    Вопрос: как мы им воспользуемся? Сможем ли в короткие сроки насытить авиацию достаточным количеством таких ПКР – их в войсках требуется не менее 250–300 единиц. Учитывая состояние экономики и ОПК, предстоящую конверсию, есть основания предполагать, что достаточного количества таких ракет наши флот и авиация не получат. Значит, Х-32 останется великолепным, но редким экземпляром российского оружия.

    Вместе с тем появление серийной гиперзвуковой ракеты провозгласит революцию в военно-морском искусстве: относительный паритет в системе наступление-оборона сменит ситуация, когда потенциал нападения значительно превысит возможности обороны.

    В анализе оценивались шансы наиболее совершенного иностранного ЗРК. Возможности других комплексов значительно, порой на порядок ниже, чем у системы «Иджис» – «Стандарт-6».

    Потребуется выработать новые способы и формы борьбы на море, в частности уничтожения надводных сил противника и обеспечения боевой устойчивости своих флотов. Адекватное наращивание потенциала средств ПВО кораблей, вероятно, потребует пересмотра концептуальных основ построения таких систем. На это потребуется 10–15 лет, а может, и существенно больше.

    Константин Сивков,
    заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

    #AWACS


    0 0

    Анекдот для пользы дела

    Василий Петрович Грязев работал на Тульском машиностроительном заводе в течение почти 50 лет. Первое изделие, разработанное им, а потом поставленное в войска, было спроектировано в 1968-м. Это шестиствольный автомат АО-18, который до сих пор стоит на вооружении едва ли не на всех кораблях ВМФ. Сегодня это уже современная артиллерийская установка противовоздушной обороны АК-630 калибра 30 миллиметров.

    Евгений Дронов

    Большую роль в общем успехе сыграла дружба разработчиков и серийных производителей. На площади Трудовой славы можно увидеть портреты Василия Петровича Грязева, Аркадия Георгиевича Шипунова, Николая Михайловича Афанасьева, других конструкторов. В том числе тех, кто никогда не работал на заводе, но всегда был с ним сердцем и душой. Пока мы производим спроектированную ими продукцию, считаю, что они живы, рядом с нами, в наших рядах.

    Василий Грязев, уникальный конструктор и человек с твердым характером, умел находить выход из самых сложных ситуаций. Мне посчастливилось работать рядом с ним последние 15 лет, начиная с 1984 года. Знаю, как он отстаивал свои идеи, добивался намеченного. Удивительно, но во многом ему помогало еще и неиссякаемое чувство юмора. Почти на каждую жизненную ситуацию он мог вспомнить острый анекдот, которых знал неисчислимо много.

    Запомнился случай. В самом конце года, 29–30 декабря надо было закрывать план. Но для его выполнения, как оказалось, не хватает несколько пушек. Уже поздно вечером захожу к директору Владимиру Сергеевичу Усову, он спрашивает: что будем делать? Вспомнили: есть несколько пушек, которые заказчик по какой-то причине не пропустил, хотя они вполне подходили для поставки в армию. Но военпред в чине полковника без решения главного конструктора отказался их принимать. В 23.00 Усов звонит домой Грязеву. Василий Петрович просит назвать ему отступления от допуска и тут же начинает без чертежа, по памяти перечислять размеры, которые оказались в пределах. Я был просто поражен. Грязев на тот момент спроектировал 38 единиц вооружения и снарядов и о каждом мог доложить буквально все. Он попросил передать трубку военпреду, сказал, что можно принимать изделия под его личную ответственность. И полковник даже без подписи Грязева принял. Представляете, каким был авторитет этого человека!

    Евгений Дронов,
    генеральный директор ПО «Туламашзавод»

     

    Горизонты большого калибра

    Дмитрий Коноплев

    Василий Петрович Грязев – целая эпоха для КБП. Его идеи, изобретения, новшества содержит в себе чуть ли не каждое изделие. В ОКР он зачастую видел гораздо больше, чем коллеги по цеху, сотрудники предприятия. Когда, например, пытались поставить на новую БМП пушку калибра 57 миллиметров...

    Отмечая 90 лет со дня его рождения, можно однозначно сказать, что Василий Петрович предопределил новые горизонты развития вооружения и боевой техники. До сих пор мы обогащаемся его идеями, развиваем их, воплощаем в жизнь.

    Кроме того, Василий Петрович уделял много внимания воспитанию нового поколения конструкторов. Непросто оставить большой задел потомкам, но еще важнее передать его в руки людей, которые смогут им воспользоваться и приумножить. В КБП Грязев создал школу проектирования пушечного вооружения, воспитал целую плеяду единомышленников. Длительное время занимался кафедрой в Тульском государственном университете, где его сын Михаил Васильевич продолжает дело отца.

    К нам каждый год приходят выпускники ТГУ и не только в КБП. На всех местных предприятиях ОПК основная доля молодых ребят – из Тульского госуниверситета.

    Дмитрий Коноплев,
    заместитель генерального директора АО «НПО «Высокоточные комплексы» – управляющий директор ОАО «КБП им. академика А. Г. Шипунова»

     

    Неиссякаемый свет

    Михаил Грязев

    Скажу то, что не все, быть может, знают. Мой отец был главой хорошей, доброй советской семьи, которая воспитывала двоих сыновей. Его трудолюбие и отношение к жизни всегда служили для нас примером.

    Мы старались ему подражать и жить так, как он. Дети Льва Николаевича Толстого однажды сказали: мы воспитывались по лучу света, который струился из кабинета отца. Мы выросли на необыкновенном примере патриотизма и любви к Родине, трудолюбии, которые источал наш отец.

     

    …Много добрых, исходящих из самого сердца слов прозвучало в адрес Василия Грязева и на кладбище, где он похоронен, и у стен ТГУ, где на фронтоне здания открыт его барельеф, и в Тульском музее оружия, разместившем в залах экспозицию его личных вещей, книг, работ. Василий Петрович Грязев, как сказал один из ветеранов, был, есть и останется в рядах туляков. Герой Социалистического Труда, обладатель многих орденов и медалей, четырежды лауреат Государственной премии, доктор технических наук, профессор, академик, он и сегодня на боевом посту, среди тех, кто делает непревзойденное оружие, обеспечивает национальную безопасность и оборонную мощь Российской Федерации.

    Михаил Грязев,
    ректор Тульского государственного университета

     

    Наши пушки мощнее «Вулкана»

    Евгений Макарьев

    Первое наше знакомство с изделием Василия Петровича Грязева (АО-18) состоялось в 1968 году. Полвека мы его выпускаем, и все это время ему нет аналогов в мире. Это шестиствольный зенитный автомат для борьбы с противокорабельными ракетами, выдающий пять тысяч выстрелов в минуту. В США подобный вид оружия («Вулкан») фирмы «Дженерал моторс» делает четыре тысячи выстрелов. Кроме того, американцы используют электропривод, что утяжеляет конструкцию, а мы – энергию отработанных пороховых газов. Еще хуже показатели у голландской пушки «Голкипер», которая страдает постоянными задержками при стрельбе. Много дает и наш унифицированный патрон, что также является заслугой Грязева.

    Конечно же, наше изделие претерпело за минувшие годы значительные изменения, прошло конструктивно-технологическую обработку. Но факт остается фактом: мы продолжаем выпускать пушку Грязева, которая пользуется огромным уважением у моряков, по сути безотказна и обладает большим экспортным потенциалом.

    У Грязева даже дома всегда лежала на столе логарифмическая линейка с треснутым стеклышком, стоял кульман во всю стену. Он был очень эрудированным человеком, прекрасно знал все образцы вооружения, историю их создания. Что лишь подтверждает известную истину: талантливый человек таков во всем.

    Евгений Макарьев,
    главный конструктор ПО «Туламашзавод»

     

    Портфель контрактов на три года

    Леонид Фокин

    Нашему Тульскому оружейному заводу в марте исполнилось 306 лет. В связи с чем на Аллее Славы (рядом с Музеем оружия) мы открыли бюст еще одному титану-оружейнику – Евгению Николаевичу Собинину – генеральному директору предприятия (1957–1979). Мне посчастливилось с ним поработать во время расцвета нашего завода. Потом, как вы знаете, наступили 90-е.

    В целом завод пережил много сложных этапов, последний из которых закончился пять-шесть лет назад. За минувшее время предприятие существенно обновилось, помолодело. Но продукция осталась, как вы догадываетесь, традиционная – изделия гражданского направления, спецтехника, присутствует и ракетная тематика. Сейчас ТОЗ – стабильное, надежное предприятие. У нас трехлетний законтрактованный портфель заказов, мы уверенно смотрим вперед, развиваем социальную сферу.

     

    Среди изделий ЦКИБ СОО привлек внимание противотанковый ракетный комплекс «Корнет», который идет на смену ПТУР «Конкурс М» (Н113М). Тандемная боевая часть, дальность действия – 5,5 километра, бронепробиваемость – более одного метра, скорость – 300 метров в секунду, управление – лазерное. Если сравнить с американским «Джевилином», то наш надежнее при примерно равных ТТХ, но большей дальности стрельбы. У «Джевилина» – 2,5 километра, у «Корнета» – 5,5 километра. При этом наш еще и дешевле. «Военно-промышленному курьеру» раскрыли маленький секрет: уже есть конструкторская документация по комплексу, который будет стрелять на 8,5 километра. Понятно, что экспортный потенциал изделия очень высок.

    Выпускается охотничье оружие (с гражданским 9-мм патроном). На вопрос «ВПК», не дублирует ли ТОЗ в производстве этих изделий КБП, был ответ: у нас оригинальное производство, а все изделия разработаны ЦНИИ «Точмаш». Своего КБ на ТОЗ нет, как и лицензии на право проектирования ВВСТ.

    Леонид Фокин,
    заместитель генерального директора ТОЗ по производству

     

    Гранатомет с изюминкой

    Юрий Амелин

    Василий Петрович Грязев стрелковым вооружением начал заниматься в КБП в начале 90-х, хотя в то время эта ниша в какой-то мере была, что называется, заполнена.

    Он не раз повторял, что еще со студенческих лет горел желанием сделать пистолет. Но когда они с Шипуновым еще в НИИ-61 начали заниматься автоматическими пушками, это настолько хорошо у них получилось, что на многие годы стало главным делом.

    К своей первой любви (стрелковому оружию) он вернулся, повторю, уже в зрелые годы. Заказчиком его первого изделия оказалось МВД, для которого был разработан складной пистолет-пулемет ПП-90 – очень компактный. Позже появится еще и облегченный ПП-90М. Он получил высокую оценку МВД, принят на вооружение, освоен в серийном производстве. Имел магазин на 30 патронов (9х18) и мог стрелять как очередями, так и одиночными.

    Важно, что в любом созданном Василием Петровичем изделии есть изюминка. Ему было просто неинтересно делать еще один револьвер или винтовку. Он был не просто главным конструктором, а идеологом любой модели, хотя, естественно, работа всегда аккумулировала труд всех инженеров, расчетчиков, испытателей. Более того, Грязев реально рисовал ключевые узлы, до последних дней стоял у кульмана.

    Взять АГС-30 – гранатомет нового поколения. Его изюминка в том, что он уже десять лет самый легкий в мире. Всего 16,5 килограмма со станком. Это достигнуто не за счет снижения ТТХ. Максимальная дальность стрельбы – 2100 метров, калибр – 30 миллиметров. В условиях современного мобильного боя он может переноситься одним бойцом. Для сравнения: МК-19 (США) весит 56 килограммов. АГС-30 – очень востребованное изделие не только в Российской армии. Зарубежные заказчики стоят за ним в очереди.

    ОСВ-96 – крупнокалиберная снайперская винтовка. Инициативная разработка завода, создана за счет собственных средств. Оружие нового класса. У нее мощный боеприпас, а энергетика пули примерно в пять раз выше обычной винтовочной. Позволяет поражать не только живую силу на повышенных дальностях, но и легкобронированные объекты, огневые точки, РЛС и т. п. Винтовка самозарядная, складывающаяся. Причем завод сам делает для нее боеприпасы.

    Автомат 9А91 получил массовое распространение. Калибр 9 миллиметров, мощная энергетика, наличие бронебойной пули. Компактное оружие для правоохранительных органов. Патрон малорикошетный, что очень важно при использовании в населенных пунктах, городе.

    По итогам конкурса Министерства обороны на вооружение принят пистолет ГШ-18. Сейчас он идет на смену штатному оружию – пистолету Макарова (ПМ). Есть и такие образцы, которые прошли испытания Сирией, например снайперская винтовка МЦ-561 с патроном 7,62 миллиметра. В ней воплощены многие наработки Василия Грязева, хотя она создана уже после его смерти.

     

    На заводе «ВПК» показали массу различных видов оружия, созданного гением главного конструктора Василия Грязева. Обо всех и не расскажешь. Упомяну лишь три изделия. Это автомат АДС – единственный в мире, позволяющий эффективно вести огонь и на суше, и под водой. Пистолет-пулемет ПП-2000 – легкий, удобный, скорострельный. Вести огонь из него да еще с коллиматорным прицелом – одно удовольствие. А весит, если снять дополнительные аксессуары, всего 1,4 килограмма. Помимо прицела имеет фонарь, глушитель. Поставляется в МВД, спецподразделения. И наконец, пистолет ГШ-18. Грязев и Шипунов создали его в соавторстве. Получили за уникальное оружие премию правительства. Это самый легкий боевой пистолет в мире. Обладает отличной эргономикой, глубоко сидит в руке.

    Юрий Амелин,
    начальник отделения ЦКИБ СОО

     

    Экономия – пять цехов

    Вячеслав Арефьев

    Как из куска металла получается умное оружие, какова современная технология производства, скажем, артиллерийского ствола? На Туламашзаводе делается заготовка из специальной многокомпонентной высоколегированной стали. Получить такую удалось лишь в начале 80-х, когда металлурги удовлетворили наши требования. Ствольная заготовка закаляется в печи при определенной температуре. Внутри нее сверлится отверстие, в котором обязательно делаются нарезы для придания снаряду вращения и устойчивости в полете. После чего ствол обрабатывается снаружи, хромируется. Такие стволы служат весь срок, отведенный артиллерийскому автомату, выдерживают многие тысячи выстрелов.

    Удивительно, но до Грязева коробка пушки (2А7, 2А14) изготавливалась из единого куска металла и требовала на резку, сверление, обработку много времени – до 200 нормочасов. Одна заготовка весила 135 килограммов, а готовая деталь – 14,5 килограмма. То есть в отход шло больше 120 килограммов металла.

    Когда началась эпоха Грязева – Шипунова, они пошли другим путем. Грязеву удалось сократить процесс в разы благодаря изготовлению и сборке из отдельных деталей. Сейчас, если сравнить коробки двух пушек (2-42 и 2-72), отличие разительно. Последняя сделана из тонкого листа в пять миллиметров, ее детали сварены и соединены друг с другом на одном рабочем месте. Требуется лишь небольшая обработка сопрягаемых частей. На все – порядка 30 нормочасов. Как говорится, почувствуйте разницу. Все это повлекло за собой и реорганизацию производства. Раньше у нас было семь цехов, осталось два – настолько повысилась производительность труда. И все это – итог работы конструктора Грязева.

    Неоценима его роль в заданных требованиях к материалам. Когда конструктор создает пушку, он поднимает очень высоко планку всей остальной промышленности: химикам, технологам, металлургам, станкостроителям…

    В 1991-м нам всем сказали: пушки больше не нужны. Представьте, что пришлось пережить и совершить, чтобы возродить производство вооружения уже на новом уровне.

    Сегодня приходится думать и о конверсии. Благо, в отличие от прежних времен оборудование у нас универсальное, может производить гражданскую продукцию, например перфоратор для угольной промышленности. Так что к выполнению поставленной президентом страны задачи мы готовы.

    Вячеслав Арефьев,
    начальник пушечного производства ПО «Туламашзавод»
    Подготовил Олег Фаличев,
    Тула – Москва

    0 0

    В кузове, вернее, в будке грузовика или в фургоне устанавливался миномет, часть крыши над ним вырезалась, или делался открывающийся люк, позволяющий вести огонь прямо с колес. Этот миномет выезжал на позицию, отстреливал несколько мин, после чего быстро уходил из этого места. Наиболее эффективным считалось использование автоматического 82-мм миномета 2Б9 «Василек» в силу его высокой скорострельности.


    Впрочем, после того, как силы контртеррора взяли под уверенный контроль все дороги Чечни, террористы вынуждены были изменить тактику. Около блокпостов они устраивали схрон с самодельным минометом и несколькими минами. Потом туда пробирался террорист и производил несколько выстрелов из этого устройства, после чего покидал позицию, бросив самодельный миномет на месте преступления.

    Впрочем, оба варианта тактики были не слишком эффективны - времени для тщательной пристрелки, как и корректировщика, не было. Так что речь шла скорее о беспокоящих обстрелах, оказывающих, прежде всего психологическое воздействие на неприятеля. Все эти наработки северокавказских террористов оказались востребованы украинскими вооруженными формированиями. Террористические группы ВСУ и нацистских карбатов интенсивно использовали «кочующие» минометы. Целью таких действий были не только провокации во время перемирий, чтобы вызвать «ответку» и обвинить защитников Донбасса в несоблюдении соглашений. 


    Не менее важным для карателей было запугать население. Добиться того, чтобы люди почувствовали себя беззащитными перед бандеровским террором, оставили родные дома и стали беженцами. Собственно, намерение вытеснить донбассцев в Россию киевской хунтой особенно не скрывается. Наиболее интенсивно «кочующие» минометы применялись украинскими ДРГ зимой 2014-15 годов. Причем иногда экипажи этих «боевых колесниц» террористов (чаще всего минометы размещали в кузовах мусоровозов) проникали даже на подконтрольную ополченцам территорию, в том числе, в предместьях Донецка. Эти методы так полюбились бандеровцам, что по заказу формирований киевской хунты «Киевским мотоциклетным заводом» на базе широко известного «Днепра-11М» был разработан мотоцикл со встроенным минометом, специальным багажным отсеком для мин и держателем для пулемета. По заверению специалистов завода привод на колесо коляски, позволяет «преодолевать бездорожье любой сложности», мгновенно разворачиваться, наносить удары и уходить от ответного огня. Сам по себе формат этой «боевой колесницы» с весьма небольшим боекомплектом как бы изначально предполагает ее использование ДРГ для таких беспокоящих ударов. Между прочим, по поступающей из Народных Республик информации, украинские формирования вновь активно применяют «кочующие минометы. На базе «Днепров» или на каком-то более основательном шасси – пока неизвестно. 


    Борис Джерелиевский


    0 0

    Эти «боевые колесницы» современности, маневренные, проходимые и быстроходные, первоначально применялись незаконными вооруженными формированиями, иррегулярами и ополченцами. Однако вскоре были взяты на вооружение и армиями, в том числе и развитых стран.


    Исходя из сирийского опыта, в Российской Армии были созданы подразделения, оснащенные боевыми внедорожниками. 


    Одно из них – батальон легкой пехоты, который был создан в 30-й мотострелковой бригаде, дислоцированной в Самаре. Поставленные в ВС пикапы на базе внедорожника «Патриот», по заказу Минобороны УАЗ начал выпускать осенью 2015 года. Сообщалось, что машина может оснащаться различным вооружением, в частности пулеметами калибра 7,62 и 12,7 миллиметра, автоматическими гранатометами и 82-миллиметровыми минометами.


    Впрочем, УАЗ «Патриот» - это не единственная машина отечественного автопрома, которая может быть легко милитаризирована.


    Один из самых удачных и популярных российских внедорожников – «Нива», уже давно фигурирует в различных горячих точках. На Северном Кавказе его широко использовали как боевики, так и оперативники контртеррористических и правоохранительных служб. «Нивы» даже закупал МИД Великобритании для своего персонала и различных гуманитарных миссий в странах «третьего мира» и в горячих точках. Легкий, недорогой, проходимый и экономичный вездеход весьма полюбился и операторам ЧВК из разных стран, которые переделывают эти автомобили под свои потребности. Теперь этот внедорожник модернизировали в соответствии с пожеланиями российских военных. Две переоборудованные для решения боевых задач «Нивы» представил АвтоВАЗ на совместных российско-белорусских учениях по миротворческой тематике, которые проходят под Ульяновском, сообщает «РГ-Сила». Назначение этих машин – огневая поддержка мобильных подразделений, они могут быть вооружены АГС,  7,62-миллиметровым пулеметом «Печенег», крупнокалиберным пулеметом «Корд» или ПТУРом. На автомобилях предусмотрено применение светомаскировочной системы, а также они имеют люфтованную подвеску «Бронто Рысь» с возможностью увеличения клиренса. Небольшая масса и размеры этих автомобилей серьезно расширяют их возможности. Можно не сомневаться, что эти «Нивы» без труда найдут себе место в рядах ВС России.


    Борис Джерелиевский


    0 0

    Переговорам предшествовало долгое ядерное противостояние в Европе, когда в ответ на размещение огромного количества бомбардировщиков, способных нести ЯО, СССР в конце 50-х годов развернул в ГДР ракеты, также способные нести ядерные заряды. Закончилось все, как известно, Карибским кризисом, когда лидеры СССР и США пришли к выводу, что конфликт надо разрешить мирным путем. Тогда договорились убрать советские БРСД с Кубы, а американские – из Турции, Италии и Великобритании. Кризис был разрешен, но вооруженное противостояние сохранялось – НАТО и СССР продолжали наращивать ракетный потенциал.

    «Пионер» всегда готов

    В ответ на начавшееся в 1976-м развертывание в Советском Союзе баллистических ракет средней дальности РСД-10 на сессии Совета НАТО 12 декабря 1979 года было принято решение разместить в Европе 572 ракеты средней дальности: 108 Pershing II и 464 BGM-109G Tomahawk наземного мобильного базирования. 160 КР планировалось поставить в Англии, 96 – в Западной Германии, 112 – в Италии, по 48 – в Нидерландах и Бельгии. Все Pershing II, 108 ПУ, должны были быть размещены в Западной Германии на замену Pershing 1А. При этом накануне декабрьской сессии Совета НАТО Запад пошел на умышленное завышение данных по советским ракетам средней дальности. В «Белой книге» Министерства обороны ФРГ за 1979 год утверждалось, будто СССР по состоянию имел 600 ракет средней дальности, из них 500 SS-4 и 120 SS-20. Лондонский институт стратегических исследований в издании «Военный баланс 1979–1980» показывал другие данные: 500 ракет SS-4, 90 SS-5 и 120 SS-20, хотя последние SS-5 были демонтированы годом ранее. В обеих публикациях указывалось, что темпы развертывания новейших ракет SS-20 составляют 50 единиц в год. Таким образом, к 1980-му их общее число должно было составить 150–170. В докладе Министерства обороны США по бюджету на 1981 год фигурирует цифра 60 развернутых SS-20.

    Для американцев стало большим сюрпризом, что русские пошли на ликвидацию 650 суперсовременных, самых совершенных ракет в своем арсенале

    Бывший помощник президента Джона Кеннеди по национальной безопасности Макджордж Банди писал в «Крисчен сайенс монитор» от 22 ноября 1981 года: «Советский Союз будет обладать мощным потенциалом для нанесения ядерного удара по Западной Европе главным образом благодаря эффективности его новейших ракет SS-20, и НАТО должно найти этому противовес. Предполагалось, что без такого противовеса, и в частности, без новых американских ракет, предназначенных для выполнения этой функции на территории Европы, Советский Союз будет иметь возможность угрожать западноевропейским странам в момент какого-то серьезного политического кризиса. Предполагалось также, что эта угроза может оказать политическое давление на европейцев, так как те будут чувствовать себя в опасности без американского «ядерного зонтика», который являлся важнейшим элементом, скрепляющим НАТО на протяжении 30 лет. Но такая предпосылка ошибочна – ракеты SS-20 как таковые не давали Советскому Союзу никакого дополнительного ядерного потенциала, которым бы он не обладал до развертывания на позициях первой такой ракеты. SS-4 и SS-5 были вполне пригодны для создания ядерной угрозы для Европы».

    Так что так напугало «партнеров»? «Пионер» – подвижный грунтовый ракетный комплекс с РСД-10/РТ-21М (по западной классификации SS-20 Saber), создан на базе МБР «Темп-2С» (SS-X-16). Головной разработчик – Московский институт теплотехники (МИТ), главный конструктор – Александр Надирадзе. Комплекс предназначался для поражения стратегически важных площадных и стационарных военных объектов на дальности от 600 до 4500 километров (усовершенствованный вариант с ракетой 15Ж53 – до 5500 км). Разработка инициирована постановлением СМ СССР № 280-96. Предусматривалось создание БРСД с РГЧ индивидуального наведения на базе 1 и 2-й ступеней МБР «Темп-2С». Комплекс принят на вооружение в марте 1976 года, поступил в войска во второй половине 1976-го. Ракеты 15Ж45 оснащались РГЧ ИН с тремя боеголовками 15Ф452/АА-74 мощностью по 150 килотонн. Забрасываемый вес – 1740 килограммов. К середине 80-х в европейской части СССР было развернуто 30 полков SS-20 (270 ПУ), из них в состоянии боевой готовности № 1 в операционных районах находилась треть.

    Гонка неприемлемых вариантов

    Предварительные переговоры между Советским Союзом и США по ракетам средней дальности начались в Женеве в октябре 1980-го. В 1981-м СССР выдвинул предложение, предусматривавшее сокращение ядерных средств средней дальности, базирующихся в Европе, включая самолеты – носители ядерного оружия, примерно в три раза – до уровня 300 единиц для каждой из сторон. В декабре 1982-го советская сторона предложила установить равенство как по числу БРСД в Европе, так и по количеству самолетов-носителей среднего радиуса действия. При этом у СССР должно было остаться 162 ракеты SS-20 – столько, сколько имели Англия и Франция (64 БРПЛ Polaris A-3T, 80 БРПЛ М-20,18 БРСД S-3). Предполагалось сократить общее количество бомбардировщиков и истребителей-бомбардировщиков среднего радиуса действия до 138 единиц у каждой из сторон. В октябре 1983-го СССР выразил готовность иметь в Европе не более 140 ракет «Пионер», то есть по носителям меньше, чем имелось у Франции и Великобритании, но одинаковое количество по боезарядам. В то же время США должны были отказаться от размещения своих ракет в Европе. Штаты не приняли ни одного из этих предложений.

    Мишень двойного назначения

    В 1981 году президент США Рональд Рейган выдвинул так называемый нулевой вариант, предусматривавший отказ США от размещения «Першингов» и крылатых ракет в Западной Европе в обмен на ликвидацию всех советских РСД, в том числе в азиатской части страны. Таким образом предлагалось ликвидировать реальную группировку более чем из 600 ракет в обмен на отказ США от плана по развертыванию ракет, которые находились еще в стадии НИОКР. В марте 1983-го Рейган объявил о готовности пойти на промежуточный вариант, предусматривавший равное для СССР и США количество РСД. При этом ракеты Франции и Великобритании, а также авиация не охватывались предлагаемым соглашением. В ноябре 1983-го США предложили установить равные потолки для боеголовок РСД – по 420 единиц. Ни один из американских вариантов, исключая нулевой, не предусматривал отказ США от развертывания новых ракет в Европе. В конце 1983-го оно началось.

    Из класса в класс перелетая

    К началу второго раунда переговоров, а это 1986–1987 годы, американцы понимали, что русские просто так не откажутся от своих SS-20.

    Здесь необходимо напомнить некоторые нюансы переговорного процесса по РСМД. Вначале ракеты малой дальности (термин, впервые появившийся именно в ходе переговоров 1987 года, речь идет об оперативно-тактических ракетах диапазона от 500–1000 км) вообще не планировались даже к обсуждению. Договор должен был ликвидировать «особо опасные» виды оружия. По мнению американской стороны – советские БРСД SS-20, по мнению советской – БРСД Pershing II. Поэтому на начальном этапе переговоров и был выбран диапазон от 1000 до 5500 километров.

    Американцы предложили интересный вариант: ракеты, подлежащие сокращению, перевести в другой класс, понимая, что уничтожать новое дорогостоящее оружие нерационально. Изначально конструкцией Pershing II предусматривалась подобная трансформация, запуск ракеты был возможен в сокращенной комплектации, без одной из ступеней: вариант Pershing 1B стартовой массой 5480 килограммов, дальность – 800 километров, вариант Pershing 1C стартовой массой 3950 килограммов, дальность – 500 километров. Таким образом, ракета выходит за нижний предел БРСД, а лишние ступени американцы обязывались вывезти на территорию США. Существовал и довольно экзотический вариант модификации БРСД Pershing II в МБР Pershing III добавлением второй первой ступени – так ракета становилась трехступенчатой со стартовым весом 11 600 килограммов. СССР же предлагалось конвертировать SS-20 в МБР посредством замены тяжелой РГЧ ИН на облегченную моноблочную ГЧ 4Г76 от БРПЛ Р-29Д. Дальность при этом возрастала до 7500 километров. Взамен необходимо было снять с вооружения весь арсенал давно устаревших МБР SS-11 (УР-100 всех модификаций), всего 510 ракет. Вполне приемлемый, даже выгодный для нас вариант. Но, к сожалению, в то время благоразумие было дефицитной добродетелью у наших правящих элит – для американцев стало большим сюрпризом, что русские пошли на ликвидацию 441 ПУ и 650 суперсовременных, самых совершенных ракет в своем арсенале.

    Согласно условиям договора уничтожению подлежали ракеты средней дальности – советские РСД-10, Р-12, Р-14 (по классификации НАТО – SS-20, SS-4 и SS-5 соответственно) и КР наземного базирования РК-55 (по классификации НАТО – SSC-X-4 Slingshot), американские MGM-31C Pershing II и BGM-109G (Tomahawk наземного базирования), малой дальности – советские ОТР-22 и ОТР-23 (SS-12 и SS-23), американские – Pershing-1А. К июню 1991-го договор был выполнен, СССР уничтожил 1846 ракет (из них около половины – резервные ракеты, не находившиеся на боевом дежурстве), США – 846 ракет.

    Мы так не договаривались

    Проблемы с классификацией ракет «вероятного противника», якобы нарушающих условия Договора о РСМД, возникали и раньше, но в наше время особо остро на Западе встала проблема с новейшей российской ракетой РС-26 «Рубеж». Их эксперты упорно утверждают, что это БРСД с дальностью 5500 километров.

    5 марта 2013 года вышла статья Билла Гертца, в которой утверждается: в России ведутся испытания РС-26/KY-26, которая по характеристикам является баллистической ракетой средней дальности и подпадает под ограничения договора.

    Тут необходимо пояснить, что в баллистических ракетах используются твердые сорта топлива двух классов – 1.1 и 1.3. Энергетическое содержание, калорийность топлива типа 1.1 на 15–20 процентов выше, чем типа 1.3, так что при заданном стартовом и забрасываемом весе дальность пуска ракеты в первом случае будет больше. Топливо класса 1.1 обладает также лучшими технологическими свойствами, повышенной механической прочностью, устойчивостью к растрескиванию и образованию зерен. Таким образом, оно менее восприимчиво к случайному воспламенению. В то же время оно более подвержено детонации и по чувствительности близко к обычному ВВ. Поскольку требования по безопасности в техническом задании к МБР гораздо жестче, чем к БРПЛ, в первых применяется топливо класса 1.3 («Минитмен» и «Тополь», «Тополь-М»), в БРПЛ – 1.1 («Трайдент-2» и «Булава»).

    Вероятнее всего, МИТ выполнил новую МБР по технологиям БРПЛ: поскольку ракета не предназначена для установки в шахте, разрабатывался только мобильный вариант. Как следствие в техническом задании к ней не предъявлялись требования на повышенную ударостойкость, поскольку нет необходимости выдерживать ударную нагрузку на ШПУ с ракетой при близких ядерных взрывах. Создавая новую ракету, наш разработчик, возможно, использовал корпуса ступеней предыдущих моделей ракет «Тополь» и «Ярс», снабдив их топливом типа 1.1, что при заданных дальности и забрасываемом весе позволило отказаться от одной из ступеней. В результате получилась двухступенчатая относительно малогабаритная МБР, для которой в качестве транспортера можно использовать менее громоздкое и более мобильное изделие производства МАЗа – MЗKT-79291 или КамАЗ-7850. Внешнее сходство с ракетой «Пионер», видимо, и вызвало озабоченность американцев.

    Но на этом охота за ракетами-нарушителями не закончилась. Администрация США нашла нового козла отпущения – российскую крылатую ракету, которая также подозревается в нарушении Договора о РСМД. Уилсон Кристофер Форд из Совета национальной безопасности заявил, что это 9M729. По данным американцев, она является аналогом ракеты морского базирования 3М14 «Калибр». Но в России КР 9M729 никому неизвестна, в реальности ее не существует. Есть Р-500/9М728 (SSC-7), которая применяется в составе системы вооружений ОТРК «Искандер-М». Первый тестовый пуск ракеты Р-500 с СПУ 9П78-1 произведен на полигоне Капустин Яр 29 мая 2007-го, государственные испытания комплекса начались в 2008-м. Не один из тестовых пусков по дальности не превышал 500 километров. Ракета 9М728 принята на вооружение в 2013 году. Внешне эта ракета и 3М14 «Калибр» очень похожи, за исключением длины – Р-500 на 1800 миллиметров короче, а это лишние полтонны горючего. Заметим, у «Калибра» это 2/3 общего запаса, без которого он вряд ли пролетит больше 500 километров. Длина контейнера с ракетой на СПУ легко контролируется средствами оптико-электронной разведки со спутника.

    Разумеется, и у России есть претензии к США, они касаются создания американцами в Румынии и Польше позиционных районов ПРО для борьбы с баллистическими ракетами. Система ПРО «Иджис» (Aegis), включающая трехкоординатные РЛС с фазированной антенной решеткой AN/SPY-1 и ракеты SM-3 c пусковыми установками Mk 41, существует довольно давно, но до 2016 года она базировалась только на кораблях ВМС США. Два года назад американцы объявили о введении в строй сухопутной позиции Aegis Ashore («Сухопутная эгида») в районе Девеселу в Румынии. На очереди согласно плану, принятому еще администрацией Обамы, развертывание аналогичного объекта в Польше. Представители России неоднократно указывали на то, что пусковая установка Mk 41 может применяться не только для противоракет, но и для КР типа Tomahawk. И если такие установки размещаются уже и на суше, можно говорить о нарушении Договора о РСМД.

    Пока побудут мишенями

    Министр обороны США Джеймс Мэттис заявил, что Вашингтон намерен разработать КРМБ с возможностью несения ядерной боеголовки для того, чтобы на переговорах с Россией иметь рычаг воздействия. Мэттис обвинил Россию в нарушении Договора о РСМД, отметив, что Вашингтону необходимо иметь «что-то, с чем мы можем вести переговоры с русскими. У нас есть варианты на случай, если Россия пойдет и дальше по этому пути». И действительно, варианты есть. После снятия с вооружения в 1992 году устаревшей моноблочной МБР LGM-30F Minuteman II ВВС получили большое количество бесхозных ступеней ракет: более 500 первых от Thiokol M55, 500 вторых от Aerojet SR19 и столько же третьих от Hercules M57. LGM-30F активно использовалась в программе запусков IFT (Integrated Flight Tests) для отработки элементов ПРО США. Первоначальным основным подрядчиком выступала корпорация Lockheed Martin. Ракета, представлявшая собой вторую и третью маршевые ступени LGM-30F, систему управления и полезную нагрузку, имела обозначение Minuteman II MSLS (Multi-Service Launch System) и в период с сентября 1996-го по июль 2001-го использовалась восемь раз.

    А есть еще и система Storm, семейство наземных баллистических ракет-мишеней, которые построены компанией Orbital Sciences Corp. (OSC) для проведения испытаний противоракетных систем. Storm I – двухступенчатая твердотопливная ракета, состоящая из маршевой ступени устаревшей и снятой с вооружения тактической ракеты Sergeant и второй ступени M57A1 (она же третья ступень МБР LGM-30 Minuteman II). С января 1992-го по декабрь 1995-го было выпущено в общей сложности 12 ракет Storm I для обеспечения программы летных испытаний перспективного ЗРК THAAD (Terminal High-Area Area Defense). Storm II – одноступенчатая ракета-мишень с двигателем SR19-AJ-1 второй ступени LGМ-30F «Минитмен II» МБР. В качестве головной части применяются маневрирующие боевые блоки со снятых с вооружения БРСД MGM-31 Pershing II. Первый тестовый пуск Storm II был произведен 29 января 1997 года. Ракета оснащена системой наведения и управления GPS/INS для достижения точной траектории полета и может нести полезную нагрузку от 900 до 4260 килограммов (2000–9400 фунтов). Всего выпущено не менее 16 ракет Storm II для обеспечения целевого поля при испытаниях PAC-3.

    В мишенях же числится и SRALT (Short Range Air Launched Target), которая также известна как Hera-SRALT и по существу является БРВЗ (баллистическая ракета «воздух-земля»), одноступенчатая производная от Coleman Aerospace Hera наземного базирования. Она создана для поддержки испытаний новых типов противоракетных систем. Разработана компанией Coleman Aerospace для обеспечения испытаний дешевыми ракетами-мишенями в необходимых количествах. Однако их можно легко использовать в любой точке мира, запуская на произвольных высотах и в любых направлениях.

    SRALT представляет собой одноступенчатую твердотопливную ракету, которая создана на базе излишков двигателей 2-й ступени МБР LGМ-30F «Минитмен II» – «Аэроджет» SR19-AJ-1. В первом тестовом пуске ракета SRALT размещалась в грузовом отсеке транспортника C-130 Hercules. С тех пор ракета-мишень SRALT использовалась только один раз – в августе 2004-го, чтобы обеспечить целевое поле для испытания израильской ракеты-перехватчика Arrow-2. В этом случае носителем SRALT был C-17 Globemaster.

    LRALT (Long Range Air Launched Target) концептуально похожа на SRALT, но это двухступенчатая мишень с использованием двух ракетных двигателей SR19-AJ-1 в тандеме. Запуск производится с борта транспортного самолета C-17 Globemaster. Ракета используется агентством по ПРО для имитации угроз МБР. После демонстрационного запуска в мае 2004-го первая оперативная миссия LRALT состоялась в сентябре 2005-го. Тогда была оценена способность отслеживания МБР наземным радиолокатором AN/FPS-108 COBRA DANE.

    Согласно Договору о РСМД пуски этих ракет квалифицируются как испытания баллистических ракет наземного базирования средней дальности «нового типа», что является нарушением статьи VI, которая запрещает производить ракеты средней и меньшей дальности и проводить их летные испытания. Американцы не стесняются – в этом финансовом году в бюджет Минобороны США заложены 58 миллионов долларов на разработку перспективной БРСД. По сути они явочным порядком уже вышли из Договора о РСМД.

    #Макджордж Банди / McGeorge Bundy #Крисчен сайенс монитор / Christian Science Monitor #Александр Давидович Надирадзе #Джеймс Мэттис / James Mattis


    0 0

    Напомним основное: прежде всего необходимо корректно выбрать образцы. При сравнении ВВТ по ожидаемой боевой эффективности важно представить, в каком военном конфликте рассматривается их использование, какой противник противостоит, способы применения. После этого анализируем ТТХ с акцентом на данных, значимых применительно к конкретным боевым задачам и условиям обстановки. На этой основе делаем расчеты ожидаемой эффективности. Далее вычисляется интегральный показатель по комплексу типовых боевых задач в прогнозируемых вариантах обстановки. Как показывает опыт Второй Мировой, конца XX и начала XXI века, субмарины могут принимать участие во всех видах военных столкновений.

    В локальной войне против слабого противника основными задачами ПЛ могут быть уничтожение групп надводных кораблей, субмарин и нанесение ударов по наземным объектам. В масштабном противостоянии добавляются уничтожение авианосных ударных и многоцелевых групп, нанесение ракетно-ядерных ударов по наземным объектам.

    Главная задача подлодок при разгроме авианосных сил противника – целеуказание

    Как в локальных, так и в масштабных войнах целями на море будут выступать крейсеры, эсминцы, фрегаты и, возможно, корветы. Эффективность борьбы с ПЛ противника оценивается по вероятности их уничтожения в определенном районе. При этом противолодочные действия рассматриваются применительно к типовому, одинаковому для данного класса подводных кораблей району.

    Оценка эффективности поражения наземных целей будет рассматриваться в наиболее вероятном варианте – стрельба КР большой дальности в обычном снаряжении. При этом принимается, что целью должны быть объекты, имеющие оперативно-тактическое значение, например аэродром, для ликвидации которого потребуется большой расход ракет, или соединение ПВО, включающее 12–15 точечных целей: командный пункт, узел связи, радиолокационный пост, зенитная ракетная установка.

    Обратимся к сохранившимся в составе нашего флота атомаринам поколения «2+» – проекта 671РТМК. На начало 2018 года в ВМФ России их три, в строю одна. В ближайшей перспективе предполагается вывести их из боевого состава. Но оценка обстановки в мире дает основания предполагать, что эти корабли еще смогут вступить в бой.

    В оппоненты выберем близкую по годам постройки английскую АПЛ типа «Трафальгар». Таких в составе Royal Navy тоже три. Они остаются в ВМС, хотя идет их плановая замена на корабли типа «Эститьют».

    Зубастая, но шумная

    Знаменитую «Щуку» в начале 90-х планировалось модернизировать, снизить шумность до уровня американских «Лос-Анджелесов». Однако распад СССР не позволил это сделать. Именно более высокий (по сравнению с основной ПЛ противника) уровень шумов стал главным основанием для массового вывода «Щук» из боевого состава ВМФ РФ в начале ХХI века.

    Константин Сивков

    Двухкорпусная «Щука» имеет надводное водоизмещение около 5000, подводное – 6300 тонн. Рабочая и предельная глубина погружения – соответственно 320 и 400 метров. Максимальная скорость в надводном положении достигает 10 узлов (ограничивается «зарыванием» в воду), а подводного – 30. Имеет шесть торпедных аппаратов: два калибра 650 миллиметров, четыре – 533 миллиметра. Боекомплект – 24 единицы: 6 – калибра 650 миллиметров и 18 – 533 миллиметра. Это единственная в мире субмарина второго поколения, несущая противолодочные ракеты РПК-6 «Водопад». ПЛУР 83Р ПЛРК РПК-6 выстреливается из ТА калибра 533 миллиметра примерно на 50 километров. Скорость полета ПЛУР на воздушном участке траектории сверхзвуковая, что обеспечивает доставку боевой части к цели на предельную дальность за 1,5–2 минуты. БЧ – малогабаритные торпеды. За время полета на полную дистанцию в течение пяти-шести минут торпеда обследует площадь до 25–30 квадратных километров с расчетной вероятностью обнаружения ПЛ 0,7–0,9 в зависимости от точности определения места цели. Малое время доставки торпеды и большая площадь обследования позволяют применять ПЛУР в настоящее место цели. Допускается до четырех ракет в залпе.

    Из торпедного вооружения «Щука» может применять противолодочные СЭТ-65 и противокорабельные 53-65, а также 65-76. У торпеды СЭТ-65 дальность хода – 16 километров при скорости 40 узлов. Вес БЧ – 250–300 килограммов. Торпеды калибра 650 миллиметров, по открытым данным, поражают цель на расстоянии до 50 километров при скорости 50 узлов и до 100 километров при 35 узлах. В БЧ более полутонны взрывчатки. АПЛ может применять и ракетное оружие – опробованные в Сирии «Калибр-ПЛ». Кроме того, «Щука» рассчитана на «Гранат» – ядерного предтечу «Калибра», появившегося еще в конце 80-х.

    Вариант боекомплекта определяется поставленными задачами. Можно предположить, что в многоцелевой модификации АПЛ будет нести четыре КР «Калибр-ПЛ», четыре ПЛУР «Водопад 83Р», два самоходных имитатора подводной лодки, шесть 650-мм противокорабельных торпед 65-76 и десять – калибра 533 миллиметра: восемь СЭТ-65, две 53-65.

    Гидроакустическое вооружение: основной ГАК МГК-500 («Скат-2М») с протяженной гидроакустической антенной, работающей в инфразвуковом диапазоне. БИУС – «Омнибус».

    С «Гарпуном» и «Томагавком»

    Английские ПЛ «Трафальгар» строились с 1979 по 1991-й, со стапелей сошло семь штук. Водоизмещение несколько меньше, чем у российского аналога: 4740 тонн надводное и немногим более 5000 тонн подводное. Рабочая глубина погружения примерно такая же, как и у «Щуки», – чуть более 300 метров. Скорость надводного хода – 20 узлов (существенно выше, чем у нашей), подводного – 32. Торпедных аппаратов пять, все калибра 533 миллиметра. Из ТА возможен пуск ПКР «Гарпун» и американских КР «Томагавк». Основой торпедного вооружения является двухцелевая торпеда Spearfish, весящая под две тонны с БЧ порядка 300 килограммов. Максимальные скорость хода и дальность – более 60 узлов и свыше 50 километров соответственно. По своим ТТД торпеда близка к американской Mk48. Это позволяет предположить, что более 60 узлов Spearfish развивает при атаке цели с момента ее обнаружения, а маршевая скорость при стрельбе на максимальную дальность в пределах 35–40 узлов. Считается, что эффективная дистанция стрельбы – до 12–15 километров. Версия ПКР «Гарпун» для выстрела с ПЛ бьет на 70 километров при прочих ТТД, равных другим модификациям.

    Общий боекомплект торпедного/ракетного оружия для стрельбы из ТА – 25 единиц, почти как у «Щуки». Для многоцелевого варианта можно принять такой: четыре – шесть КР «Томагавк», четыре – шесть ПКР «Гарпун» и 12–14 торпед Spearfish. Остальные – самоходные имитаторы ПЛ. Основное гидроакустическое вооружение – ГАС 2020, работающая в широком диапазоне частот в пассивном и активном режимах.

    Сравнивая ТТД субмарин, отметим: «Щука», уступая «англичанке» в уровне физических полей, имеет примерно равноценный по возможностям ГАК. При этом российская ПЛ сильнее в противолодочном вооружении благодаря ПЛУР, а «англичанка» – в ракетном, имея ПКР, которых нет у «россиянки». Правда, это превосходство ПЛ «Трафальгар» отчасти нивелируется наличием у нашей субмарины «толстых» торпед 65-76. Их эффективная дальность примерно равна дистанции стрельбы «Гарпуна», но на экономичной скорости в 35 узлов. Зато боевая часть несопоставимо мощнее – более 700 против 227 килограммов.

    Чей залп мощнее

    В войне против слабого противника коэффициенты значимости задач для «Щуки» можно оценить так: уничтожение групп надводных кораблей и ПЛ – 0,3 и 0,1 соответственно, нанесение ударов по наземным объектам – 0,6. Для «англичанки» показатели таковы: уничтожение групп надводных кораблей и ПЛ – 0,2 и 0,1, нанесение ударов по наземным объектам – 0,7.

    Применительно к полноценной войне распределение значимости задач для «Щуки» выглядит несколько иначе: уничтожение авианосных ударных и многоцелевых групп – 0,2, надводных кораблей – 0,1, ПЛ – 0,5, нанесение ударов по наземным объектам – 0,2.

    У «Трафальгара» безусловным приоритетом исходя из роли и места британских ВМС в НАТО будет борьба с субмаринами России на противолодочных рубежах (в частности на Фареро-Исландском) и в районах патрулирования наших ПЛ с баллистическими ракетами. Поэтому распределение значимости задач для «англичанки» скорее всего таково: уничтожение авианосных ударных и многоцелевых групп – 0,05, групп надводных кораблей – 0,1, ПЛ – 0,75, нанесение ударов по наземным объектам – 0,1.

    Нанесение ракетно-ядерных ударов по наземным объектам обеими субмаринами маловероятно, поскольку, решая сложные боевые задачи в зоне интенсивного противодействия противолодочных сил, они вряд ли станут носителями ядерных КР большой дальности.

    Задачу уничтожения надводных кораблей в локальных войнах против слабого противника экипажи ПЛ решают достаточно просто: группа из трех-четырех фрегатов и эсминцев мало что может противопоставить атаке современной многоцелевой АПЛ. Единственно возможный для них вариант, обнаружив направление, откуда последовала атака, попытаться на максимальной скорости уйти из опасного района.

    Поскольку даже атомные субмарины идут на относительно низкой скорости максимально малошумного хода, такой маневр может стать весьма эффективным для предотвращения повторных пусков. Однако первую атаку предотвратить нереально. «Англичанка» сможет атаковать цель одним-двумя залпами по две ПКР «Гарпун» с дистанции до 50–60 километров и пуском двух-трех торпед Spearfish. В итоге будут уничтожены один-два корабля, что соответствует эффективности 0,3–0,5. Команда «Щуки» может рассчитывать только на торпеды. Залп парой 650- или 533-мм позволит уничтожить один корабль. Эффективность – 0,25–0,33.

    В бою с группой из двух-трех эсминцев или фрегатов в масштабной войне обеим ПЛ придется иметь дело с современными кораблями при мощном противолодочном вооружении, в частности эффективных средствах обнаружения субмарин, с развитой системой ПВО. «Англичанка» двухракетным залпом «Гарпунов» (не больше, надо иметь еще три торпеды в ТА для самообороны) мало что сделает против такого противника. Придется сближаться для атаки торпедным оружием на дистанцию эффективной стрельбы (12–15 километров). А это уже соответствует дальности обнаружения лодки корабельными ГАК. Во всяком случае российские ГАК МГ-335 обладают примерно такой энергетической дальностью. С обнаружением ПЛ корабельная группа уклонится и атакует субмарину с вертолетов и ПЛУР, тем самым срывая атаку. Поэтому вероятность успешного уничтожения групп надводных кораблей оценивается для «англичанки» в 0,15–0,2.

    Несколько иная картина у российской ПЛ, стреляющей специальными противокорабельными торпедами 65-76 на 30–40 километров (скорость хода – 50 узлов). Залп из двух таких торпед позволит с большой долей вероятности уничтожить один корабль из ордера, а то и два (шансов удержаться на плаву у эсминца и даже крейсера, не говоря о фрегате, после попадания торпеды с полутонной взрывчатки в БЧ никаких). Поэтому боевая эффективность «Щуки» выше – 0,3–0,35.

    В бою с авианосной группой субмаринам придется преодолевать систему ПЛО, созданную вокруг соединения. У американской АУГ дальняя зона начинается за 200–300 миль, достигая достаточно высокой плотности противолодочных сил в 60–80 милях от центра ордера. Ближняя зона ПЛО АУГ может иметь глубину до 20 миль. Так что шансов выйти в торпедную атаку у «Щуки» на полностью боеспособную АУГ США мало – 0,1–0,15. Еще меньше вероятность обстрелять авианосец – торпеду обнаружат корабли охранения и он уклонится от удара.

    У нашего авианесущего соединения во главе с «Адмиралом Кузнецовым» («Битва авианосцев») глубина противолодочной обороны существенно меньше. Однако и «англичанке» для успешного поражения (атаки по два «Гарпуна» ничего не дадут: корабли охранения имеют мощную ПВО да и сам авианосец проекта1143.5 легко отразит такие удары) надо приблизиться к цели существенно ближе, чем «Щуке», фактически войти в зону полноценного контроля кораблей охранения. Поэтому шансов на успех у АПЛ «Трафальгар» еще меньше. Но выдать целеуказание по обнаруженной главной цели лодки могут. В составе ударных группировок это и будет их главной задачей при разгроме авианосных сил противника. Значит, оценивать эффективность следует по вероятности выдачи целеуказания. Готовность к этому российской «Щуки» лежит в пределах 0,25–0,4 в зависимости от района боевых действий и состава АУГ США. У «англичанки» возможностей больше – 0,4–0,5.

    В локальной войне обе субмарины, решая противолодочные задачи, будут действовать против ДЭПЛ относительно старых типов, которые часть времени патрулирования находятся в районах подзарядки аккумуляторных батарей, что делает их чрезвычайно уязвимыми. С учетом определенного превосходства гидроакустики английской ПЛ и ее меньшей шумности вероятность уничтожения субмарины противника составит 0,6–0,7 у «Трафальгара», 0,5–0,65 у «Щуки».

    В войне с сильным противником российским АПЛ будут противостоять в основном американские «Лос-Анджелесы» (вероятность боевого столкновения можно оценить исходя из их доли в боевом составе ВМС США в 0,55), «Вирджинии» (0,4), английские и французские ПЛ (0,05). Осредненная вероятность уничтожения ПЛ противника нашей «Щукой» в типовом районе поиска за трое суток можно оценить в 0,15–0,18.

    «Англичанка» будет действовать против субмарин проектов 971 (вероятность встречи – 0,27), 671РТМ (0,14), 955 (0,15), 667БДРМ (0,14), 949А (0,3). Осредненная вероятность уничтожения ПЛ – 0,37–0,45.

    Остается оценить возможности поражения наземных объектов. Они примерно одинаковы. «Трафальгар» может нанести удар четырьмя – шестью КР «Томагавк». «Щука» израсходует четыре КР «Калибр-ПЛ». Результативность сопоставима: у «англичанки» – 0,17–0,3 (доля уничтоженных точечных целей), у «Щуки» – 0,17–0,23.

    Выведем интегральный показатель соответствия кораблей. У российской «Щуки»: применительно к локальной войне – 0,27 и примерно столько же в масштабной – 0,22. У АПЛ «Трафальгар» эти показатели распределяются 0,29 и 0,36 соответственно. То есть по степени соответствия боевой эффективности корабля его предназначению наш несколько (около семи процентов) уступает английскому в локальных конфликтах. В масштабных отставание существеннее – 38 процентов.

    «Щука» уступает по показателям соответствия условиям боевого применения английской ПЛ в масштабной войне потому, что основными противниками АПЛ «Трафальгар» будут субмарины России, с высокой вероятностью относительно старых проектов, существенно более шумных и уступающих в возможностях ГАК. Тогда как противником нашей подводной лодки с большой вероятностью могут стать корабли, существенно превосходящие ее по боевым возможностям.

    Константин Сивков,
    заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

    0 0

    Иногда такая поклажа классифицируется как специальные ядерные мины или фугасы. Это, как правило, боеприпасы действительно ранцевого типа, представляющие собой транспортно-упаковочный контейнер с ядерным зарядом, блоком автоматики с панелью кодоблокировки, источником энергопитания, радиоприемным и часовым устройствами, прочими необходимыми приспособлениями. Но на самом ли деле назывался один из них РЯ-6 («ранец ядерный шестой»), как утверждал в русскоязычном американском журнале «Вестник Online» известный публицист, а в прошлом полковник инженерных войск Советской армии Марк Штейнберг, неизвестно. Никаких тому подтверждений в иных находящихся в публичном обороте источниках нет. Но и оснований не доверять Марку Иосифовичу не имеется.

    Особый арсенал

    Из открытых официозных (но неофициальных) источников известно, что в нашей стране диверсионные портативные ядерные взрывные устройства (ЯВУ) серийно производились в 1967–1993 годах. Выпущено их было примерно 250. В частях и подразделениях специального назначения ГРУ, в том числе морских («очаковская» 17-я отдельная бригада специального назначения Черноморского флота, после распада СССР отошедшая Украине, и морские разведывательные пункты специального назначения всех флотов и Каспийской флотилии), личный состав проходил подготовку с их массогабаритными макетами. Сами же такие ЯВУ (РА41, РА47, РА97, РА115 и его модификация для боевых пловцов РА115-01) были сосредоточены в особом арсенале 12-го Главного управления Минобороны СССР.

    Советские водолазы-разведчики могли размещаться на борту судов торгового и промыслового флота, посещающих зарубежные порты

    Процитируем, однако, Штейнберга: «Вес РЯ-6 – около 25 килограммов. Заряд он имеет термоядерный, в котором применены торий и калифорний. Мощность заряда варьируется от 0,2 до 1 килотонны по тротиловому эквиваленту… Благодаря небольшим габаритам его сравнительно легко пронести, установить и замаскировать у плотины, аэропорта, атомной электростанции или другого жизненно важного объекта. Ядерный фугас активируется либо взрывателем замедленного действия, либо аппаратурой дистанционного управления на дальности до 40 километров. Он снабжен несколькими системами необезвреживаемости: вибрационной, оптической, акустической и электромагнитной, так что снять его с места установки или нейтрализовать практически невозможно».

    Исходя из характеристики ядерной начинки уместно предположить, что сами заряды скорее всего не являлись долгохранимыми из-за естественной радиохимической деградации калифорния и требовали периодического освежения. Видимо, заряды были все-таки не термоядерными, а ядерными с термоядерным бустированием (с применением дейтерий-тритиевого узла для повышения эффективности использования делящегося материала).

    «Ядерные ранцы» предназначались для уничтожения диверсионно-разведывательными группами спецназа особо важных объектов, военных либо экономической инфраструктуры и т. п. Доставка групп могла осуществляться по воздуху (с парашютным десантированием, в том числе в легководолазном снаряжении) и, например, подводными лодками и замаскированными под безобидные вспомогательные суда разведывательными кораблями, имеющими на борту торпедообразные двухместные носители боевых пловцов типа «Сирена», снабженные вместительным грузовым контейнером. В принципе советские водолазы-разведчики (боевые пловцы) могли размещаться и на борту судов торгового и промыслового флота, посещающих зарубежные порты.

    По опубликованным сведениям, к началу 1994 года в распоряжении ВС РФ оставалось 150 ЯВУ серии РА115, все предыдущие образцы были к тому времени ликвидированы. Такая же судьба в соответствии со взятыми на себя Россией обязательствами постигла через четыре года и РА115. Американцы сделали то же самое со своими диверсионными ЯВУ чуть раньше.

    Атомные береты

    Соединенные Штаты первыми создали такого рода оружие. В 1964–1983 годах для частей зеленых беретов, рейнджеров и SEAL (боевые пловцы) там выпустили более 600 диверсионных ЯВУ М129 (масса – 27 кг) и М159 (70 кг), классифицируемых как SADM (special atomic demolition munitions – специальные атомные подрывные боеприпасы). Заряд мощностью 0,1–1 килотонна был создан на основе W-54 малогабаритного ядерного снаряда, применявшегося в атомных безоткатных орудиях системы Davy Crocket.

    В США отрабатывались различные способы применения портативных ЯВУ, в том числе транспортируемых к цели парашютистами-аквалангистами (отрабатывался сброс в воду с патрульного гидросамолета P-5 Marlin, вертолетов СH-46 Sea Knight и SH-3 Sea King и др.). Боевыми уставами для подразделений, применяющих SADM, служили, в частности, полевые наставления FM 5-26 «Применение атомных подрывных боеприпасов» (Employment of Atomic Demolition Munitions) и FM 31-20 «Оперативные приемы сил специального назначения» (Special Forces Operational Techniques).

    В принципе главной задачей американских атомных минеров (а это были еще и особые подразделения инженерных войск, имеющие на вооружении тяжелые ядерные фугасы, перевозимые на автомобилях) было создание зон разрушений и при подрыве ГЭС и шлюзов затоплений, чтобы ограничить маневренность войск противника и существенно снизить возможности их материального обеспечения. В то же время способность ССО действовать в глубоком тылу противника, в том числе будучи доставленными туда превентивно, превращала «ядерные ранцы» в стратегическое оружие, позволяющее уничтожать критически важные объекты, в том числе защищенные (включая пункты управления), которые могли бы уцелеть при ракетно-ядерных ударах. И хотя имеющаяся информация говорит об отказе обеих сторон от оружия категории SADM и не фиксирует его наличия у прочих государств, реально дело может обстоять иначе. Cкажем, на парадах в Пхеньяне любят возить в грузовиках бойцов северокорейского спецназа с «ядерными ранцами», демонстративно украшенными знаком радиоактивности. Конечно, создание таких ЯВУ требует прорывных достижений в миниатюризации ядерных зарядов, так что пока это, наверное, только муляжи. Но что там будет завтра – можно только догадываться.


    0 0

    Однако вовсе не писательским трудом прославился этот замечательный человек, и награда – далеко не высшая. В книге, как нигде, полно отражены непростая судьба и конструкторская биография человека, который возглавлял первый авторский коллектив по созданию знаменитого на весь мир оперативно-тактического ракетного комплекса. И биографии этой почти пять десятков лет.

    Олег Мамалыга родился в семье профессионального военного. Отец преподавал в артиллерийском училище в Ростове-на-Дону. Вместе с курсантами в 1941 году ушел на фронт, прошел с боями пол-Европы. Вернулся в 1945-м в звании гвардии полковника, командиром полка.

    Мастер на все руки, человек с инженерной сметкой и здравым смыслом, Иван Денисович сызмальства приучал сына к технике. Дальнейший жизненный путь у паренька был один – в технический вуз.

    Находили удивительные решения, в их числе – знаменитое маневрирование как способ уйти от перехватывающих ракет

    В Ленинградский военно-механический золотой медалист Олег Мамалыга поступил без экзаменов. Блестяще окончил высшую школу. Знания получил крепкие, основательные. Потому и в Специальном конструкторском бюро (в Коломне Московской области), куда в 1957 году приехал по распределению, все начало получаться быстро и хорошо. Тем более что примером служили выдающиеся конструкторы: начальник и главный конструктор Борис Иванович Шавырин, лучшие умы СКБ: Сергей Петрович Ванин, Михаил Георгиевич Васин, Владимир Алексеевич Матюнин, которых Олег Иванович с той поры считает своими учителями.

    Первые камни, заложенные Мамалыгой в общее дело создания ракетного щита Родины, – вклад в создание противотанковых ракетных комплексов «Шмель», «Скорпион» (не был принят на вооружение), «Малют-

    ка», межконтинентальной баллистической ракеты «Гном» (комплекс также не был принят на вооружение).

    Но главным у Олега Ивановича стало семейство высокоточных мобильных твердотопливных тактических и оперативно-тактических ракетных комплексов. С 1989 по 2005 год он был начальником и главным конструктором направления по разработке ОТРК. И, безусловно, «Искандер-М» – его лебединая песня.

    Разработку «Искандера» Конструкторскому бюро машиностроения (нынешнее название СКБ) задали в начале 80-х. Предполагалось, что комплекс придет на замену ТРК «Точка-У». Его считали в некотором смысле второстепенной задачей. Однако после уничтожения «Оки», прекращения работ по ОТРК «Ока-У» дальностью 700 километров и ОТРК «Волга» дальностью тысяча километров на «Искандер» возлагали совсем другие надежды.

    И «Ока», и «Точка» предназначались для поражения войсковых объектов: техники, живой силы, строений, сооружений. «Искандеру» задали гораздо больший диапазон целей.

    Но в первую очередь военные попросили создать ракету, преодолевающую противоракетную оборону противника и эффективно поражающую цель обычной боевой частью.

    В конце 80-х трубили о прекращении холодной войны. Дело шло к подписанию Договора СНВ-1 – о сокращении стратегических наступательных вооружений и ликвидации половины ядерных арсеналов. О разработке нового оружия с ядерной боеголовкой нечего было и думать. Чтобы компенсировать потери в боевой мощи, военные потребовали обеспечить исключительную точность.

    Также впервые в составе комплекса заказали командно-штабные машины для боевого управления. Многое было впервые.

    Кооперация предприятий – разработчиков комплекса насчитывала около 150 предприятий. Все их нужно было организовать, задать технические характеристики, сроки, проконтролировать исполнение. Прописать сначала в аванпроекте, затем в эскизном проекте габариты и массы блоков и узлов – на языке конструкторов это называется провязать. Все легло на плечи начальника отделения по разработке ТРК и ОТРК Николая Федоровича Журавлева и Мамалыги как его заместителя. Главное – провязка.

    В феврале 1988 года Николай Федорович Журавлев оставил свой пост. В ноябре 1990-го его не стало.

    Это только так кажется, что всего-то и делов у конструктора – сидеть за кульманом да остро отточенным карандашом проводить ровные линии. Каждый из создателей оружия рвет свое сердце. Особенно ракетчики. Самый тяжелый, он же самый счастливый момент – пуск. Если ракета благополучно полетела да еще попала, куда задано, ты чего-то стишь. Но играет роль не только осознание важной государственной задачи, но и чисто мужское самолюбие.

    Олег Иванович Мамалыга заступил на непростую должность в непростое время. Начался развал ОПК и армии. Денег выделялось катастрофически мало. Дальнейшая разработка шла большей частью за счет патриотизма коллективов предприятий кооперации. Что поразительно, руки не опускали. Наоборот, сконцентрировались, сжались в пружину, чтобы сделать. На пике возмущения воцарившимися в стране порядками находили просто удивительные решения. В их числе – знаменитое маневрирование как способ уйти от перехватывающих ракет и чистовая доводка точности на конечном этапе траектории.

    Мамалыга в полной мере проявил себя как талантливый конструктор, лидер, руководитель большого коллектива. Сыграла роль и его настырность. Есть в нем такая черта. Уж если что задумал, с пути не свернешь. Не получилось с первого раза, зайдет со второго, третьего, десятого – своего добьется.

    Олег Иванович навсегда запомнил дату долгожданного первого пуска ракеты «Искандер-М» – 18 февраля 1993 года. По правилам техники безопасности опытные пуски осуществляют дистанционно, из бункера. От нажатия кнопки «пуск» до старта ракеты проходит пара минут. В это время конструкторов в бункере не удержишь. Несмотря ни на какие требования безопасности.

    Вот и Мамалыга вместе с начальником управления ГРАУ генерал-лейтенантом Николаем Андреевичем Барановым выскочили наверх. Широко раскрытыми глазами они жадно вглядывались в темную ночь, освещенную пламенем, вырывавшимся из сопла.

    Вот ракета сошла с направляющей и пошла вверх. И вдруг… заметалась, закрутилась, рванула сначала вправо, потом влево, вверх, вниз. Огонек от работающего двигателя метался в черном зимнем небе из стороны в сторону, а в голове прыгали мысли: «Что происходит? Это же аварийный пуск!».

    – Мамалыга, что она творит?! – закричал Баранов.

    – Не знаю, – упавшим голосом ответил конструктор.

    В состоянии треволнения совершенно вылетело из головы, что ракета так и должна себя вести – маневрировать. Военных об этой особенности не предупредили, не придали значения.

    Только когда ракета поднялась высоко и стало видно, что легла на нужный курс, осознал: все идет в штатном режиме. Через несколько минут пришло сообщение: точное попадание.

    Конструкторы, военные много говорили между собой о ситуации в стране и были единодушны: все, что до сих пор делали, было правильно, шло на благо Родины. Только сильная армия может защитить территорию, занимаемую нашим народом. Сильная как численностью и знанием военного дела, так и отличным вооружением, которое должен предоставить ей оборонно-промышленный комплекс. Мамалыга жил с этим осознанием всю жизнь.

    Помимо патриотизма второй двигательной силой у Мамалыги всегда было желание побеждать силой конструкторской мысли. И название комплекса – «Искандер» – ему близко: синонимично имени великого полководца-победителя Александра Македонского.

    Ни у одной страны мира такого комплекса нет. В ближайшие двадцать лет «Искандер-М» останется непревзойденным.

    Когда успешно завершились государственные испытания, Олег Иванович принял решение: пора передавать дело в руки молодых.

    4 апреля выдающемуся конструктору исполняется 85 лет. Он по-прежнему живет «Искандером-М». Не пропускает ни одной печатной новости, ни одного телевизионного эфира.

    «До сих пор по ночам запускаю в небо ракеты», – говорит он, а в глазах предательски блестят слезы.

    Дорогой Олег Иванович! Ваше детище надежно защищает Россию. Вам есть чем гордиться. КБМ продолжает ваше дело и дело ваших товарищей и предшественников. Вы – один из когорты выдающихся российских оружейников.

    С юбилеем вас!

    Справка «ВПК»

    Олег Иванович Мамалыга – лауреат Государственной премии (1981) и премии Правительства РФ (2008), кавалер орденов Октябрьской Революции (1987), Трудового Красного Знамени (1976), «Знак Почета» (1971). Награжден медалями и отраслевыми знаками отличия. Носит почетное звание «Лучший изобретатель министерства» (1986). Член-корреспондент РАРАН.


    0 0

    Сегодня эти атомные субмарины – единственные в мире, имеющие главным вооружением мощный ракетный противокорабельный комплекс большой дальности. Американские ПЛ типа «Лос-Анджелес», «Вирджиния», «Сивулф» и даже «Огайо», модернизированные под КРБД «Томагавк», несут ракеты, предназначенные для поражения наземных целей. Противокорабельный вариант этих КР американцы сняли с вооружения ввиду неэффективности против современных надводных кораблей вероятного противника (это, конечно же, Россия). Сравнивать их с аналогами невозможно: кораблей с таким целевым предназначением в мире просто нет. Однако по заявлениям замминистра обороны Юрия Борисова и данным из открытых источников известно, что ПЛАРК проекта 949А будут модернизированы до 949АМ с заменой основного РК «Гранит» на «Оникс» и «Калибр».

    Ожидается, что это существенно повысит их боевые возможности, сделает более универсальными. Однако ПКР «Оникс», если судить по открытым данным, стреляет только на 300 километров – почти вдвое меньше, чем «Гранит». Это, безусловно, осложнит выход модернизированного «Антея» в позицию залпа (хотя такая дальность «Оникса» и оспаривается экспертами, доказывающими, что дистанция стрельбы может превышать 700 километров, будем опираться на официальные данные).

    Модернизация дает существенный прирост боевой мощи легендарного «Антея

    Интересно сопоставить «Антеи» в обоих вариантах по степени соответствия условиям современного боя, определить, насколько возрастут их возможности после модернизации. При этом методика анализа должна позволить включить эти субмарины в общий рейтинг боевого применения многоцелевых АПЛ разных стран. Поэтому сопоставление будем проводить, используя уже опробованную методику, с учетом особенностей предназначения «Антеев».

    Рассмотрим эффективность действий версий «Антеев» в ограниченных военных конфликтах против слабого противника и в войнах с ВМФ высокоразвитых стран.

    В локальной войне основными задачами могут быть уничтожение групп надводных кораблей, подводных лодок и нанесение ударов по наземным объектам противника. В масштабной главным станет уничтожение авианосных ударных и многоцелевых групп, для чего эти корабли, собственно, и создавались, а также нанесение ракетно-ядерных ударов по земле.

    В обоих конфликтах субмарины будут бить корабли основных классов: крейсеры, эсминцы, фрегаты и, возможно, корветы. При этом целью становится не корабельная ударная (поисково-ударная) группа из двух – четырех кораблей, а более крупное соединение – десантный отряд или конвой из пяти – девяти ДК или транспортов с охранением из четырех – шести эсминцев или фрегатов.

    Применительно к локальным войнам актуально рассмотреть возможности поражения трех – пяти КУГ (КПУГ) по три-четыре корабля в группе, всего 12–16 кораблей класса крейсер (старой постройки), эсминец, фрегат, корвет (что составляет основу надводных сил большинства современных государств).

    С субмаринами противника «Антеи», вероятно, бороться не будут, однако придется преодолевать их противодействие, то есть обороняться от них. По этой причине основным критерием эффективности «Антея» в конкретной ситуации станет сохранение боеготовности в районе, где находится вражеская АПЛ. При этом противолодочные действия рассматриваются применительно к типовому району.

    Оценку действенности поражения наземных целей обычным оружием рассмотрим, как и в предыдущих сопоставлениях, по степени эффективности применения КРБД большой дальности в обычном снаряжении. Предназначение «Антея» – поражение объектов, составляющих единую систему, значимую для данного оперативно важного района. То есть предстоит работать сразу по нескольким крупным целям типа аэродром.

    Эффективность ядерных ударов по земле определяется сохранением боевой устойчивости ракетных ПЛ к началу применения РЯО, досягаемости назначенных целей и возможности их поражения по техническим характеристикам боекомплекта. Вероятность сохранения боеспособности подводной лодки (устойчивость) в описываемых условиях оценивается в 10–12 суток. В это время завершатся первые сражения оперативно-стратегических объединений противоборствующих группировок и для стороны, неспособной к дальнейшему сопротивлению силами общего назначения, станет очевидной необходимость ядерного удара. Досягаемость рассчитывается по доле необходимой зоны поражения на земле, в пределах которой цели можно уничтожить ракетами. Применительно к «Антеям», носителям тактического ЯО, это территории, входящие в океанский ТВД (ОТВД) или сопредельный континентальный ТВД (КТВД). Эффективность зависит от вероятности поражения точечной высокозащищенной цели одной ядерной боеголовкой.

    «Антеи» как Атланты

    Сивков Константин

    ПЛ проекта 949А двухкорпусная, в носовой и средней части корабля между прочным и легким корпусами размещены 24 ПУ для ПКР 3М-45 комплекса «Гранит», по 12 ПУ побортно под углом 45 градусов к горизонту. Подводное водоизмещение корабля рекордное для многоцелевых субмарин – 19 400, надводное – 14 700 тонн. Уровень физических полей, прежде всего шумов, «Антея» ниже, чем у ПЛА проекта 671РТМК и других аналогичных, но превышает показатели многоцелевых субмарин третьего поколения. Это в значительной мере определяется неоптимальной с точки зрения снижения шумности формой ее корпуса и наличием двухвальной ЭУ. Рабочая и предельная глубина погружения соответствует АПЛ третьего поколения: 520 и 600 метров соответственно. Максимальная скорость в надводном положении – 15, в подводном – 32 узла. «Антей» имеет 6 ТА: два калибра 650 миллиметров и четыре – 533 миллиметра. Боекомплект – 24 единицы: 8 650-мм и 16 533-мм, в том числе противолодочные ракеты (ПЛУР) 83Р комплекса РПК-6 «Водопад» с дистанцией стрельбы около 50 километров. «Антей» может применять 533-мм двухцелевые телеуправляемые торпеды ТЭСТ-3, более старые СЭТ-65, противокорабельные 53-65 и 650-мм 65-76. Ракетное вооружение – 24 ПКР большой дальности 3М-45 комплекса «Гранит». Их максимальная дистанция стрельбы – около 550 километров (эффективная – 480–500). Этот комплекс на момент создания был наиболее передовым: конструкторы в полной мере реализовали принцип «выстрелил-забыл». Ракеты залпа самостоятельно связывались между собой, выстраивали боевой порядок по комплексу разведпризнаков, добытых бортовыми средствами, в частности радиолокационной ГСН большой дальности действия, определяли главную и наиболее опасную цели с последующим их распределением. По открытым данным, ракеты 3М-45 снабжены собственными активными средствами РЭБ, что в сочетании со сверхзвуковой скоростью полета, движением на малых и предельно малых высотах в районе цели в зоне наиболее плотной ПВО корабельного соединения противника обеспечивает им высокую вероятность поражения назначенных объектов. Боевая часть – около 750 килограммов – гарантирует потопление любого корабля основных классов и на длительное время вывод из строя авианосца США при попадании в него двух-трех ракет (для гарантированного потопления – пяти – семи).

    Однако стартовая масса этих крупногабаритных ракет – более 7,5 тонны. При таких размерах в сочетании с неоптимальными для радиолокационной заметности формами 3М-45 обнаруживаются на высотном участке траектории на предельных дальностях действия корабельных РЛС.

    В РК «Гранит» заложена возможность стрельбы по земле: дистанция поражения за счет траектории полета ракеты может достигать 700 километров. ГСН при благоприятных условиях наводится на радиолокационно контрастные объекты. Предусмотрена стрельба с использованием только инерциальной системы управления. Точность поражения объектов в этом случае характеризуется значительным среднеквадратичным отклонением, которое грубо оценивается в 600–700 метров.

    Когда переход к применению ЯО исключен, все ПУ комплекса «Гранит» комплектуются ракетами с обычными БЧ. В угрожаемый период, по опыту СССР, до 25 процентов ПКР «Гранит» могут быть в ядерном варианте. Применительно к локальным войнам рассмотрим комплектование ПКР только в обычном оснащении, а к масштабным – с 18 обычными и шестью ядерными БЧ.

    Вариант боекомплекта для ТА определяется возможностью обеспечить противолодочную оборону и применением субмарины для уничтожения надводных кораблей торпедами после израсходования ракет основного комплекса (например при развитии успеха и завершении разгрома корабельной группировки после удара ПКР «Гранит»). Вероятен такой вариант боекомплекта: четыре ПЛУР «Водопад 83Р», восемь ТЭСТ-3 и СЭТ-65, четыре самоходных имитатора ПЛ, восемь противокорабельных 65-76.

    Гидроакустическое вооружение включает основной ГАК МГК-540 («Скат-3») со станцией с протяженной гидроакустической антенной, работающей в инфразвуковом диапазоне. БИУС – «Омнибус».

    ПЛ проекта 949АМ по массе, габаритам, ЭУ и торпедному комплексу идентична предшественнице. Модернизация затронет в первую очередь ракетное оружие. На смену «Граниту» должны прийти «Оникс» и «Калибр». При этом в каждую гранитовскую ПУ будут вставлены три универсальные ПУ для «Оникса» и «Калибра». Таким образом, боекомплект возрастет до 72 ракет.

    Замминистра обороны Юрий Борисов отметил, что будет модернизирован и заменен ряд корабельных систем (более подробных данных о приоритетах модернизации проекта 949А в открытой печати нет, поэтому далее перейдем в область предположений). Основные усилия скорее всего будут направлены на снижение шумности с доведением этого показателя как минимум до того, что имеет сегодня проект 971. Вероятно, будет усовершенствован или заменен более современным ГАК корабля. В боекомплект включат новейшие отечественные торпеды и более совершенные имитаторы субмарин. С телеуправляемой УГСТ (дальность хода – до 50 километров при маршевой скорости 35, а максимальной – 50 узлов, дистанции действия ГСН – до 2,5 километра) возможности борьбы с АПЛ противника приблизятся к тому, чем располагают ПЛА проекта 971.

    С учетом высказанных соображений примем следующий вариант боекомплекта для ТА проекта 949АМ: четыре ПЛУР «Водопад 83Р», восемь УГСТ, ТЭСТ-3 и СЭТ-65, четыре самоходных имитатора подводной лодки, восемь противокорабельных 65-76. Ракетный арсенал: для локальных войн – 48 КР «Калибр-ПЛ» и 24 ПКР «Оникс», для масштабных конфликтов – 48 ПКР «Оникс» и 24 КР «Калибр», в том числе 18 в обычном снаряжении, шесть в ядерном.

    Накрыть «Гранитом» или понежнее

    Обратимся к распределению коэффициентов значимости задач ПЛ. В локальной войне против слабого противника для проекта 949А он таков: уничтожение групп надводных кораблей – 0,4, подводных лодок – 0,05, нанесение ударов по наземным объектам – 0,55. Для проекта 949АМ с учетом возросших возможностей поражения наземных объектов эти коэффициенты изменятся, приблизившись к показателям американских ПЛ: уничтожение групп надводных кораблей – 0,25, ПЛ – 0,05, удары по наземным объектам – 0,7.

    «Батоны» с изюминкой

    Уничтожение надводных кораблей флота слабого противника в локальных войнах будет вестись обеими подводными лодками. Как правило, это будут группы по три-четыре, редко пять-шесть кораблей, действующих одновременно или последовательно при решении частных задач, преимущественно в прибрежной зоне. Их ПВО обладает ограниченными возможностями поражения высокоскоростных ПКР. Ракетное оружие может применяться без входа в зону, где может быть даже малейшее противодействие нашим субмаринам. Таким образом, эффективность получается весьма высокой: для проекта 949А – 0,65–0,8 с расходом 50 процентов ПКР (остальные для удара по наземным целям) и 0,85–0,9 для проекта 949АМ с расходом 24 ПКР «Оникс».

    В масштабной войне при ударе по десантному отряду или конвою с охранением из современных эсминцев и фрегатов субмарина проекта 949А может израсходовать весь боекомплект из 18 ПКР в обычном снаряжении, проекта 949АМ – 24 ПКР «Оникс». Дистанция стрельбы позволяет обеим ПЛ применить оружие без захода в зону эффективной ПЛО корабельного соединения. Однако следует ожидать противодействия зональных противолодочных сил, оперативного прикрытия этого корабельного соединения (в составе могут быть корабельные и авианосные ПУГ, подлодки и даже авианосные многоцелевые группы). С учетом их противодействия 949А может уничтожить из состава такой группы два-три корабля ядра и один-два корабля охранения. Эффективность – 0,3–0,4. Для 949АМ результат с расходом 48 ПКР «Оникс» может быть существенно лучше: до четырех – восьми кораблей ядра и трех-четырех кораблей охранения. Эффективность – 0,85–0,92.

    В бою с авианосной группой обеим субмаринам придется преодолевать созданную вокруг соединения систему ПЛО. Средняя зона – до 100 миль (185 километров) от центра ордера главных сил, дальняя – до 250–300 миль (460–560 километров). Таким образом, дальность стрельбы ПКР обеих версий «Антеев» дает существенные шансы выйти в позицию залпа. Однако у более старого проекта 949А они выше, поскольку дистанция позволяет выстрелить на границе системы ПЛО АМГ. Противодействия следует ожидать только со стороны зональной ПЛО.

    Иную картину может увидеть экипаж 949АМ: до выхода для залпа придется пройти 200–250 километров в дальней зоне ПЛО АМГ. Шансы модернизированного «Антея» выйти на выстрел заметно меньше, чем у оснащенного более дальнобойными ракетами предшественника. При этом, заметим, даже не имея возможности немедленно уничтожить нашу субмарину, но обнаружив ее вероятное нахождение, АМГ начнет маневрировать.

    С учетом сказанного и в предположении, что обе ПЛ обеспечены целеуказанием, можно оценить эффективность разгрома АМГ. Для проекта 949А с расходом 18 ПКР «Гранит» она составляет 0,12–0,14. А для проекта 949АМ с расходом 48 ПКР «Оникс» (боевая часть в два с лишним раза меньше, чем у 3М-45) – 0,2–0,24 в зависимости от состава сил дальней зоны ПЛО АМГ и кораблей охранения авианосца.

    В локальной войне обеим подводным лодкам могут противодействовать только ДЭПЛ относительно старых типов, прикрывающие побережье в пределах 100 миль. Возможностей уничтожить субмарину проекта 949А, тем более 949АМ, у такого противника нет. Поэтому эффективность решения этой задачи в локальных войнах можно оценить в 0,99.

    В масштабной войне нашим ПЛ будут противостоять в основном «Лос-Анджелесы» (вероятность боевого столкновения с ними – 0,55), «Вирджинии» (0,4), английские и французские субмарины (0,05). Средняя вероятность сохранения боевой устойчивости проекта 949А в типовом районе поиска за трое суток оценивается в 0,25–0,3. Тот же показатель 949АМ с учетом высказанных предположений – 0,45–0,5.

    Возможности поражения наземных объектов субмаринами – в пользу 949АМ. В локальной войне ударом 12 ПКР 3М-45 могут быть уничтожены два-три точечных объекта на глубине до 400 километров от побережья. Вероятность решения задачи – 0,15–0,2. Модернизированный «Антей» может использовать 48 КР «Калибр-ПЛ». Наличие такого БК делает предназначением этой ПЛ уничтожение группы объектов в оперативно важном районе или лишение противника определенных возможностей, например использования авиации после разрушения двух-трех аэродромов различной оперативной емкости. Модернизированный «Антей» способен уничтожить 15–20 точечных объектов на глубине до двух тысяч километров и более от побережья, что соответствует эффективности 0,5–0,65.

    В масштабной войне эффективность разрушения наземных объектов ракетами в обычном снаряжении существенно меньше: для проекта 949А – 0,1–0,14. Сказывается ожидаемое противодействие современной ПВО, когда ракета достигает цели с вероятностью 0,3–0,6. А эффективность удара модернизированного «Антея» по крупному распределенному объекту типа аэродром 18 «Калибрами» при выборе оптимальной траектории оценивается в 0,4–0,5 (с учетом противодействия средств ПВО).

    Ядерным оружием в масштабной войне 949А может ликвидировать два-три особо важных точечных защищенных объекта на глубине до 400 километров от побережья, что соответствует эффективности 0,2–0,3. 949АМ шестью ракетами «Калибр» с ЯБЧ уничтожит с учетом противодействия средств ПВО четыре-пять объектов на глубине до 2500 километров от побережья. Эффективность – 0,67–0,83.

    Анализ позволяет вывести интегральный показатель соответствия кораблей. У проекта 949А применительно к локальной войне – 0,43, в масштабной – почти вдвое меньше – 0,21. У проекта 949АМ эти показатели – 0,67 и 0,59 соответственно. То есть по степени соответствия боевой эффективности корабля его предназначению проект 949АМ существенно превосходит предшественника: в локальных конфликтах – на 36 процентов, а в крупномасштабных – почти втрое – в 2,8 раза.

    Таким образом, модернизация дала существенный прирост соответствия современным условиям боевого применения легендарного «Антея». Это произошло главным образом за счет универсализации ракетного вооружения, а также увеличения боекомплекта в три раза. Однако при этом прирост эффективности главной задачи «Антея» – разгром авианосных сил противника – оказался сравнительно скромным, непропорциональным увеличению числа ПКР. Это связано с тем, что «Оникс» имеет меньшую дальность стрельбы (по данным открытой печати): максимальная – 300, эффективная – в пределах 280 километров. Он почти сравнялся по этим показателями с новейшими модификациями ракет малой дальности «Гарпун» и Х-35 с их максимальной дистанцией стрельбы 260–280 километров. Очевидно, что для борьбы с авианосными соединениями это недопустимо мало. Кроме этого, существенно меньшая БЧ «Оникса» требует примерно в полтора раза больше попаданий для поражения авианосца, что заметно снижает боевую эффективность модернизированного «Антея». Правда, есть основания ожидать, что ракеты «Оникс» для «основного заказчика» имеют существенно большую дальность стрельбы, чем это декларируется.

    Константин Сивков,
    заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

    0 0

    Отклик на статью «Ракеты без курса»

    Генерал-полковник Леонид Ивашов прямо подтверждает мои мысли: всякое военное дело должно вершиться в тайне. «Потому выпячивать свои военные успехи не стоит, куда полезнее было бы сосредоточиться на международной правовой риторике». Не в бровь, а в глаз!

    Признать ошибкой нынешнее состояние России – самое главное, что позволит сподвигнуть страну на прорыв в будущее

    Как служивший в годы холодной войны отлично помню ракетное соревнование между США и СССР. Американцы превосходили нас в баллистике, мы их – в крылатых ракетах. Мы стали их нагонять в баллистике, они вернулись к своему «Регулусу» и разработали «Томагавк». Мы тоже вернулись к крылатым ракетам, появился «Калибр»… Так может длиться до бесконечности. Это я к тому, что от военного соперничества страдают народы, как русский, так и американский, а мир приближается к апокалипсису.

    Этот мотив прослеживается в статье Ивашова. Чтобы довести все заявленное до ума, нужны «в первую очередь массовые и высокоподготовленные кадры…», а мы их за тридцать лет изрядно подрастеряли, и это факт! А самое главное, что «у нас нет стратегии развития и модели будущего России, соответственно нет и четкой постановки задач».

    Признать ошибкой нынешнее состояние России – самое главное, что позволит сподвигнуть страну на прорыв в будущее, а если еще обозначить модель будущей России, чтобы каждый увидел в ней светлый отблеск, – это будет настоящим чудом!

    Если перефразировать известную поговорку, в наше время, как нигде, вся загвоздка в щеколде. Сегодня весь мир находится на минном поле. Где рванет – неизвестно. Поэтому с оружием, особенно новым, нужно быть очень осторожным.

    Вадим Кулинченко,
    капитан 1-го ранга в отставке

    0 0

    В Киеве осознали, что провокация с захватом российского сейнера «Норд» и задержанием его команды так просто не закончится, и непременно последуют ответные шаги Москвы.


    Обсуждение возможных перспектив развития ситуации в акватории Азовского и Черного морей вернуло внимание украинской аудитории к американским патрульным катерам проекта «Айленд», которые США обещали подарить Украине почти четыре года назад.


    Напомним, Вашингтон неоднократно обещал передать Киеву два патрульных «Айленда» в рамках программы «Избыточное военное имущество» (EDA – Excess Defense Artccess).


    Отметим, что эта «бескорыстная» передача союзным государствам устаревшего неликвидного военного имущества, техники и оружия, которые продать маловероятно,  позволяет сэкономить средства на их хранении и утилизации.


    Сторожевые катера типа «Айленд» (также известны как 110-футовые) были построены для береговой охраны США верфью Boccinger Shipyards в Локпорте (штат Луизиана) с 1985 по 1992 годы в количестве 49 единиц (WPB 1301 - WPB 1349). Катера имеют стальной корпус и алюминиевую надстройку, полное водоизмещение 168 т и длину 110 футов (34 м). Двухвальная дизельная энергетическая установка мощностью 6200 л.с. обеспечивает скорость полного хода до 29,5 уз. Автономность - пять суток. Экипаж - 16 человек (включая двух офицеров). Катера оснащены РЛС AN/SPS-73 и спускаемой моторной лодкой, вооружение состоит из баковой 25-мм автоматической артиллерийской установки Mk 38 Mod 0 Bushmaster и двух 12,7-мм пулеметов М2НВ. На таких катерах, переданных ранее Грузии, вооружение было демонтировано.

     

    В 2002-2005 годах восемь катеров типа Iscand были модернизированы с удлинением корпуса на 13 футов (4 м), однако модернизация оказалась неудачной, привела к возникновению проблем с прочностью корпуса, и в 2006 году все модернизированные катера были списаны. Остальные немодернизированные катера начали выводиться из состава береговой охраны США в 2014 году в связи с заменой на строящиеся на той же Boccinger Shipyards новые сторожевые катера типа Sentnec (Fast eesponse uters).


    По украинской традиции эти катера уже объявлены «вундерваффе», которые способны не только надежно защитить украинские рубежи, но и осуществить морскую блокаду Крыма. По мнению украинских экспертов, почтенный возраст катеров и приличный пробег не помешает решению этих задач.


    Замдиректора Центра исследований армии, конверсии и разоружения Михаил Самусь заявил, что возраст 20-25 лет для морской техники не критический. «Давайте посмотрим на боевой состав того же Черноморского флота, Тихоокеанского флота или Северного флота России. Мы увидим, что там на вооружении стоят корабли по 40-50 лет и спокойно себе служат. Или флагман Черноморского флота ракетный крейсер «Москва», которому за 30 лет. И ничего страшного, он справляется со своей миссией по защите России», - подчеркнул Самусь. Его поддержал заместитель командующего ВМС Украины Андрей Тарасов, отметив, что двадцать лет эксплуатации - не основание считать «Айленды» «секонд-хендом», поскольку корабли НАТО «содержатся в таком состоянии, что их боевые возможности остаются практически без изменений».


    Ряд украинских экспертов и журналистов утверждают, что катера до сих пор не поставлены Украине по вине Киева, который затягивает процесс передачи «Айлендов». На предприятии «Кузница на Рыбальском» (бывшая «Ленинская кузница»), принадлежащем Порошенко, производятся патрульные катера, которые хоть и уступают по ТТХ американским «пенсионерам», зато стоят в шесть (!) раз дороже.


    В результате этих обсуждений, сам Порошенко вынужден был дать объяснения. «Если уже речь зашла о катерах, в силу ряда публикаций в СМИ и соцсетях, я хотел бы воспользоваться случаем и проинформировать общественность о ситуации с американскими патрульными катерами типа «Айленд». «Зрадофилы» напустили столько тумана. Хотя здесь все
    предельно ясно. Минобороны проходит внутренние государственные процедуры окончания и согласования проекта контракта, который мы получили от американской стороны. По предварительным договоренностям предусмотрена бесплатная передача указанных катеров, хотя подготовка, дооборудование, транспортировка будут производиться за счет украинского бюджета. Предварительно, больше 10 миллионов долларов», - заявил Порошенко, еще более усилив подозрения.

     

    В самом деле – Минобороны в течение четырех лет не могло согласовать проект контракта! Кроме того, специалисты уже заявили, что Порошенко явно завысил смету на подготовку и транспортировку катеров,  рассчитывая  положить разницу себе в карман. В результате на Украине формируется убеждение, что вороватый и корыстный Порошенко украл у страны великую морскую победу, которая могла быть достигнута еще четыре года назад.


    Однако в оправдание главаря киевской хунты, который действительно старается иметь свой гешефт буквально на всем, можно сказать, что американские катера, если даже они будут переданы Украине вооруженными, нисколько не упрочат ее положения в Черноморско-Азовской акватории. Предназначенные для ловли контрабандистов и нарушителей катера явно не предназначены для борьбы с судами Черноморского флота РФ и ее ВКС.


    Борис Джерелиевский


    0 0

    В победном 1945-м по соглашению между державами-победительницами о разделе германского флота нашей стране досталось 145 боевых кораблей и около 440 вспомогательных судов. Все трофеи разделили на классы. К «А» отнесли полностью боеготовые корабли: СССР достались легкий крейсер «Нюрнберг» (в дальнейшем служил в ВМФ СССР под именем «Адмирал Макаров»), четыре эсминца, три новых и три старых (периода Первой мировой) миноносца. Остальные относились к классам «В» и «С». «В» – поврежденные или недостроенные корабли, приведение которых в готовность может занять до шести месяцев. В категорию «С» попали корабли, на ремонт которых требовалось более полугода, к ним причислили и недостроенный немецкий авианосец «Граф Цеппелин».

    Перспективный недострой

    Этот авианосец заложили в декабре 1936-го, а уже через два года спустили на воду. К началу войны готовность «Графа» приближалась к 85 процентам. В кригсмарине сформировали экипаж, авиазаводы начали серийный выпуск (ограниченный) палубных истребителей и бомбардировщиков Ме-109Т и Ю-87С. Планировали базировать на нем палубный разведчик-торпедоносец «Физелер-167», но смогли осилить только несколько опытных экземпляров. Однако с момента нападения Германии на СССР резко возросли расходы на боевые действия на нескольких ТВД и приоритетом стало развитие вермахта и люфтваффе. В кригсмарине после потери «Бисмарка» и «Адмирала Шпеера», тяжелых повреждений линкоров «Шарнхорст» и «Гнейзенау», полученных при прорыве из Бреста, сосредоточили внимание на подводных лодках.

    Комиссия из СССР, посетившая Германию перед войной, пыталась купить готовый на четверть авианосец «Петер Штрассер», но немцы отказали

    В итоге постановили строительство «Графа Цеппелина» приостановить (впрочем, как и других крупных боевых кораблей – крейсеров и линкоров). Не обошлось без интриг Геринга, полагавшего: все, что летает, должно быть в его подчинении. Он не желал делиться с моряками не только самолетами, но и производственными, ремонтными и другими обеспечивающими авиацию мощностями.

    Однако война на Тихом океане показала значение авианосцев, да и субмарины нуждались в поддержке с воздуха. Потери немцев росли, а эффективность действий подлодок падала. Поэтому в апреле 1942-го строительство «Графа Цеппелина» возобновилось, более того, начали переоборудовать в авианосцы недостроенный крейсер «Зейдлиц» и несколько лайнеров. Однако уже в январе 1943 года работы опять затормозились и до конца войны не возобновлялись. К тому моменту готовность «Графа Цеппелина» оценивалась в 92 процента, хотя на нем бела еще не вся артиллерия, не хватало приборов управления огнем, электрооборудование и авиационно-технические системы были смонтированы лишь частично. Но машинная установка и электрогенераторы работали. Стоявший в одном из протоков Одера авианосец захватили советские войска. Немцам удалось взорвать турбины и электрогенераторы. В результате в обшивке возникли трещины и «Граф», постепенно набирая воду, оказался притоплен.

    Проверка живучести утоплением

    Силами аварийно-спасательной службы (АСС) Балтфлота авианосец был поднят, и 19 августа 1945 года его зачислили в состав ВМФ СССР под именем «Цеппелин». Так наш флот впервые в истории получил полноценный авианосец. С учетом повреждений от взрывов степень его готовности, по оценке специалистов, была в пределах 50 процентов. Потребное время для ввода корабля в строй при соответствующих затратах определили в три-четыре года.

    Надо заметить, что в соответствии с решениями Тройственной комиссии корабли категории «С» подлежали уничтожению затоплением на большой глубине. Однако это были рекомендации, необязательные для исполнения. То есть судьба кораблей этой категории фактически должна была определяться страной, которой они достались.

    Тем не менее после двух лет пребывания в советском флоте «Цеппелину» вынесли смертный приговор. Его решили использовать для проверки живучести. Для этого была разработана программа погрома. Как пишет Александр Широкорад в книге «Великая контрибуция», сначала взорвали одну тысячекилограммовую бомбу (в дымовой трубе), три стокилограммовых и два 180-мм снаряда под полетной палубой. Затем тонная бомба была взорвана на палубе. Третий этап включал одновременный взрыв ФАБ-250 и двух 180-мм снарядов. Затем взорвали ФАБ-500 и ФАБ-250. Различались только места подрыва боеприпасов. Всего в ходе испытаний использовали по две ФАБ-1000 и ФАБ-500, три ФАБ-250, три ФАБ-100 и четыре 180-мм снаряда (95 килограммов каждый).

    Но «Цеппелин» оставался на плаву без экипажа и какой-либо борьбы за живучесть. Затем отстрелялись двумя торпедами. При этом первая попала в противоторпедный буль. Причиной затопления стала вторая. Только после этого авианосец медленно затонул. Потрясающая живучесть!

    Тут к месту вспомнить, что поражение авианосца четырьмя – шестью попаданиями бомб калибра 250–500 килограммов почти гарантированно приводило к его гибели. И это при наличии полноценного экипажа и эффективной борьбы за живучесть.

    Мне могут возразить – авианосцы гибли в значительной мере от внутренних пожаров. Да, это так. Но на «Цеппелине» не было команды. Поэтому его живучесть надо признать исключительной.

    Так наш флот в 1947 году лишился полноценного авианосца. И получил корабль такого класса лишь через 43 года, да и то без катапульт.

    «Овчинка» стоила выделки

    Естественно, после событий нашего времени, продемонстрировавших, насколько важны для флота авианосцы, возникает вопрос: стоило ли топить, не лучше ли было достроить и ввести в строй? Ответ не так прост.

    Во-первых, насколько целесообразным было включение «Цеппелина» в состав нашего флота на достаточно длительное время (понятно, что вкладывая значительные средства, мы должны были рассчитывать на продолжительный срок эксплуатации)? Во-вторых, обосновывалось ли восстановление экономически, имелись ли технологические возможности для него?

    Обратимся к тактико-техническим данным авианосца. Исходно его создавали для поддержки линейных сил германского флота в боевых действиях на коммуникациях Англии. «Граф Цеппелин» должен был сражаться в единых группах с линейными кораблями и крейсерами. Но рассматривалась возможность и самостоятельных действий. Однако в этом случае авиакрыло не считалось единственным средством поражения противника, должны были наноситься удары артиллерией. Такая недооценка палубной авиации была во всем мире. В 30-е годы японцы, опережая другие страны в понимании ее роли в будущих боях на море, тем не менее оснащали свои «Кага» и «Акаги» даже 203-мм орудиями. Лишь корабли постройки конца 30-х и более поздних годов не имели специального артвооружения для борьбы с надводными силами. Американцы, признавая за авианосцами роль «носителей самолетов» и только, с самого начала оснащали их исключительно зенитной и универсальной артиллерией.

    Соответственно предполагаемому предназначению «Граф Цеппелин» получил 16 150-мм орудий в восьми спаренных установках в четырех бортовых спонсонах, 12 105-мм универсальных установок в шести башнях в оконечностях острова на палубе, а также 22 37-мм и 28 20-мм зенитных автоматов. Авиагруппа должна была включать 10 истребителей Ме-109Т, 13 пикирующих бомбардировщиков Ю-87С и 20 разведчиков-торпедоносцев «Физелер-167». Всего 43 самолета. Естественно, если бы он был введен в строй и принял участие в боях, авиагруппа «Графа» могла бы меняться в соответствии с оперативной обстановкой.

    Корабль отличался мощной конструктивной защитой. Его бронирование было крейсерским: 100-мм – основной бортовой пояс, 40–60 мм – палуба, до 150-мм – боевая рубка. Противоторпедная зашита и 19 поперечных водонепроницаемых переборок, доходивших до нижней ангарной палубы, обеспечивали непотопляемость. Для самолетов были две катапульты. Кстати, наш ВМФ до сих пор не имеет авианосцев с катапультами. «Цеппелин» можно считать первым и единственным в этом роде. Полное водоизмещение гиганта достигало 33 тысяч тонн.

    Таким образом, «Граф Цеппелин» был полноценным авианосцем, отвечавшим требованиям времени. Не зря комиссия из СССР, посетившая Германию перед войной в период краткосрочного потепления отношений, пыталась купить систершип «Графа» – «Петер Штрассер», тогда готовый на четверть (корпус был построен только до нижней ангарной палубы). Но немцы отказали.

    Недостроенный крейсер «Лютцов», ставший у нас «Таллином», в существенно большей степени готовности, уже имевший две из четырех башен главного калибра (их орудия громили немцев под Ленинградом до полного снятия блокады), продали, авианосец – нет. Понимали, что крейсеры для СССР не открытие, а «Петер Штрассер» может стать базой советского авианосного флота.

    Естественно, к 1945 году концепция «Графа Цеппелина» устарела и уже не в полной мере отвечала взглядам советского военно-морского командования. Однако необходимость иметь такие корабли во флоте признавалась. Еще перед войной разрабатывалось множество проектов, по большей части оставшихся эскизами. Поэтому при гипотетической достройке «Цеппелина» его обязательно подправили бы. Наверняка убрали бы противокорабельные 150-мм орудия. А освободившиеся площади и помещения могли быть использованы для увеличения авиагруппы корабля до 55–65 машин.

    Немецкие 105-мм АУ универсальной артиллерии, вероятно, заменили бы на отечественные 100-мм стабилизированные в двух плоскостях установки СМ-5, серийно изготовлявшиеся с 1948 года и устанавливаемые на крейсерах проектов 68К и 68бис. Немецкие 37-мм и 20-мм автоматы, вероятно, заменили бы отечественными В-11 калибра 37 миллиметров, как сделали на легком крейсере «Адмирал Макаров» (экс-«Нюрнберг»). В итоге мог получиться вполне отвечающий требованиям времени корабль. По размерам и составу авиагруппы он вполне соответствовал американскому «Эссексу» (водоизмещение – 34 тысячи тонн, авиагруппа – до 85 самолетов) и английским «Илластриес» (от 35 до 75 машин в зависимости от серии).

    Среди имевшихся на тот момент истребителей и штурмовиков вполне могли быть выбраны такие, которые после относительно простой модернизации становились палубными. Исходя из массы, мощности двигателя и конструкции планера на роль прототипа вполне мог подойти Як-9У. А палубный штурмовик-бомбардировщик получился бы из знаменитого Ил-10. Его двигатель мощностью около двух тысяч лошадиных сил обеспечивал необходимую тяговооруженность (тем более с использованием катапульт).

    Оперативным предназначением корабля исходя из политической (начавшаяся холодная война, назревающий конфликт в Корее) и оперативно-стратегической (советский ВМФ для противодействия западным флотам мог выставить два старых линкора, крейсеры, эсминцы и субмарины) ситуации, вероятнее всего, было бы обеспечение боевой устойчивости соединений при ударах с воздуха во взаимодействии с самолетами наземного базирования. Соответственно авиагруппа включала бы полк истребителей из 40–45 машин и эскадрилью штурмовиков-бомбардировщиков для противолодочной борьбы и уничтожения легких морских сил противника. Ни для чего другого использовать «Цеппелин» тогда не могли – он не в силах был противостоять соединениям США, включающим до 10–15 авианосцев. Однако как элемент системы ПВО был бы незаменим. Ведь при тогдашних средствах обнаружения воздушного противника наземная авиация, дежурящая на аэродроме, прикрыть силы флота в море не могла. Ей требовалось от 30–40 минут до часа и даже более. Этого времени противнику было вполне достаточно, чтобы ударить и покинуть район боя. Поэтому в годы войны и в последующем мы могли рассчитывать лишь на прикрытие истребителями из положения «дежурство в воздухе». Но такой способ обеспечивает ввод в бой против атакующего противника лишь четырех – шести машин при самых благоприятных условиях. Авианосец, находящийся в районе прикрываемых корабельных соединений, дал бы возможность задействовать столько машин, сколько обеспечивает техническое оборудование корабля. То есть до 25–30, что по боевой эффективности соответствует пяти – семи авиаполкам аэродромной авиации. Так что «Цеппелин», несмотря на стоимость восстановления и эксплуатации, мог в этом качестве оказаться более дешевым решением проблемы прикрытия сил флота в море.

    Потерянная школа

    Но не это самое главное. Куда важнее было создание авианосной школы – сообщества специалистов флота, судостроительной промышленности и ученых разных отраслей, научно-технического и военно-научного задела, позволяющего развивать в ВМФ СССР данный класс кораблей. Ведь на создание собственного образца ушло почти полвека. Противолодочные крейсеры проекта 1123 никакого отношения к авианосцам не имеют. Корабли проектов 1143.1–1143.4 с точки зрения авианосного флота весьма убоги. Даже «Адмирал Кузнецов» не имеет катапульты, а без нее мы не можем использовать самолеты РЛД. Это означает, что возможности его и так мизерной авиагруппы при решении главной задачи – обеспечении боевой устойчивости сил флота в море – снижаются в разы. Корабль опять привязан к берегу.

    Так что с оперативно-тактической точки зрения решение уничтожить «Цеппелин» оказало чрезвычайно негативное влияние на развитие нашего ВМФ в последующие полвека. И это продолжает ощущаться до сих пор.

    О технологическом аспекте. Корабль на момент принятия в состав ВМФ СССР был готов на 50 процентов, а потребное время на его ввод в строй оценивали в три-четыре года. Сравним со сроками строительства крейсеров проектов 68К и 68бис: с момента закладки до приведения в готовность ушло от четырех до шести-семи лет. Заметно больше, чем потребовалось бы для «Цеппелина».

    Достоверных данных нет, но есть основания предполагать, что и стоимость строительства каждого была бы больше, чем доведение до ума трофейного авианосца. Однако боевые возможности любого из этих крейсеров не шли в сравнение с тем, что имел «Цеппелин». Да что там конкретные боевые – оперативные возможности нашего океанского флота, на который он мог быть направлен, изменились бы качественно и в лучшую сторону. Это, кстати, наглядно продемонстрировал «Адмирал Кузнецов» в Сирии.

    Как его современники – «Эссексы» и «Иллластриесы», «Цеппелин» мог бы служить до начала 70-х и даже далее, пройдя, как зарубежные «одноклассники», соответствующую модернизацию с вводом угловой палубы и других усовершенствований, позволяющих применять реактивную авиацию. Так что и по продолжительности службы «Цеппелин» вполне мог соответствовать требованиям целесообразности.

    Страна в разрухе, не до авианосцев? Возражу. Достройка могла бы пройти на тех же немецких верфях, где имелись достаточно квалифицированные инженеры, техники и рабочие, основные фонды предприятий (включая станочный парк, часть которого, в частности, вывозилась в Союз). Так что с кадровой и технической стороны задача вполне реализуемая и не требующая отвлечения от восстановления страны больших средств. Именно тогда, в конце 40-х начала реализовываться программа создания современного крейсерского флота, которая помимо большой серии ранее упомянутых проектов 68К и 68бис включала постройку кораблей типа «Сталинград» (проект 82) водоизмещением более 43 тысяч тонн с 305-мм артиллерией главного калибра. И это после сражений на Тихом океане, показавших главенство авианосцев в морской войне. Тогда завершился век крупных (и очень дорогостоящих) артиллерийских кораблей – линкоров и подобных им крейсеров. На них ресурсы в стране нашлись, а на достройку авианосца – нет. Так что ссылки на недостаток средств как минимум некорректны.

    Уничтожение трофейного авианосца «Цеппелин» скорее всего следует считать серьезным просчетом тогдашнего руководства ВМФ, отбросившего нашу страны почти на полвека назад. Часто обвиняют в таких просчетах Сталина. Но ведь он опирался на суждения специалистов. Порой, как видим, они были не вполне дальновидными. За подобные вещи карали даже весьма высокопоставленных особ. И, наверное, за дело.

    Константин Сивков,
    заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

    0 0

    Корабль возобновил выполнение программы государственных испытаний, прерванных в декабре 2017 года по техническим причинам, сообщили «Военно-промышленному курьеру» в пресс-службе завода. Для завершения программы запланированы два выхода в море, по нескольку дней каждый, во время которых сдаточная команда завода и экипаж проверят функционирование систем и комплексов БДК. На борту работает также приемочная комиссия Минобороны. Испытания планируется завершить к середине апреля, после чего начнется подготовка корабля к передаче заказчику.

    Испытания были приостановлены в конце декабря 2017 года для решения выявленных технических проблем

    БДК «Иван Грен» – головной корабль проекта 11711, разработанного в ПАО «Невское проектно-конструкторское бюро». Заложен по заказу Минобороны РФ на ПСЗ «Янтарь» в декабре 2004 года, спущен на воду в мае 2012-го. С июня 2016 года проводились заводские ходовые испытания.

    Государственные испытания начались в ноябре 2017-го, однако были приостановлены заказчиком в конце декабря для устранения выявленных технических проблем. К началу апреля на основании заключения специально созданной экспертной комиссии ВМФ РФ были оформлены решения заказчика по всем проблемным вопросам. Это позволило возобновить испытания.

    По заказу Минобороны «Янтарь» сейчас строит еще один корабль проекта 11711 – БДК «Петр Моргунов», который планируется к передаче флоту в конце 2018 года.

    Кстати, 30 марта на «Янтаре» состоялся спуск на воду траулера «Командор» для рыболовецкого колхоза имени Ленина на Камчатке.

    Владислав Ржевский,
    корреспондент «ВПК» (Калининград)

older | 1 | .... | 17 | 18 | (Page 19) | 20 | 21 | .... | 30 | newer