Are you the publisher? Claim or contact us about this channel


Embed this content in your HTML

Search

Report adult content:

click to rate:

Account: (login)

More Channels


Showcase


Channel Catalog


older | 1 | .... | 14 | 15 | (Page 16) | 17 | 18 | .... | 30 | newer

    0 0

    Отклик на статью «Бомба на флэшке»

    Журналисты провели расследование и установили: между российскими «оппозиционными» СМИ и учреждениями незалежной существует следующая взаимосвязь – и те, и другие финансируются Национальным фондом демократии. Заражение и распространение вируса Bad Rabbit пошло именно с Украины, атака велась целенаправленно на ее ресурсы, тем более что правительство было в курсе, ведь СБУ предупреждала об этом. Далее по «эффекту бабочки» вирус добрался до связанных с Украиной сайтов некоторых российских СМИ. Распространение происходило непосредственно через цепочку, аффилированную с NED. Если учесть, что вирус передается другим компьютерам в Сети путем загрузки в нее своих копий, наглядно становится видна группа либеральных СМИ, действующих на территории РФ и за немалую финансовую поддержку Запада активно отстаивающих интересы США. Некоторые издания и ранее фигурировали в отчетах Минюста своими иностранными грантами.

    На первый взгляд казалось, что вирус-шифровальщик случайно перекинулся на российские СМИ и некоторые банки, однако с учетом обстоятельств общего финансирования из-за рубежа это уже закономерность.

    osint24

    Полный текст расследования: https://osint24.livejournal.com/202655.html


    0 0

    Проект 671РТМ («Щука»), который я условно отношу к поколению «2+», имеет шесть торпедных аппаратов. Из них два калибра 650 миллиметров и четыре – 533 миллиметра. В рассматриваемой ситуации будем считать, что они заряжены преимущественно противолодочным оружием. Примем такой вариант: две ПЛУР «Водопад» 83Р, 3 наиболее распространенных, хотя и старых СЭТ-65 и один самоходный имитатор подводной лодки. Среди оставшихся 18 запасных единиц, положим, имеется еще четыре ПЛУР «Водопад» 83Р и шесть СЭТ-65.

    Если возможности применить ПЛУР не будет, скажется превосходство «иностранки» в средствах ГАП и торпедном оружии

    Рассмотрение начнем с возможного характера действий нашей подводной лодки против субмарины третьего поколения – «Лос-Анджелес». Дальность обнаружения нашей подводной лодкой «американки» значительно меньше, что обусловлено более высокой шумностью «Щуки» и не столь эффективным ГАК. Поэтому в благоприятных гидроакустических условиях речь идет о 35–60 километрах в инфразвуковом диапазоне и 15–20 километрах в звуковом. Если же подводная лодка и ее цель окажутся по разные стороны от слоя скачка, дальность взаимного обнаружения сокращается до трех – восьми километров.

    Берем три варианта условий возникновения боя нашей подводной лодки с «Лос-Анджелесом». Первый – обнаружение в инфразвуковом диапазоне на удалении, требующем сближения для выхода на «звуковой» контакт. Второй – «американку» слышно, но она находится вне зоны эффективного применения нашего торпедного оружия. Третий вариант – внезапное обнаружение подводной лодки противника на малой дистанции.

    Дистанция имеет значение

    В первом варианте наша подлодка с высокой вероятностью будет с большим упреждением обнаружена «Лос-Анджелесом». Тем не менее шансы на то, что противник обозначится в инфразвуковом канале ГАК до своего выхода в позицию залпа, весьма существенны. Хотя вероятность того, что проект 671РТМ обнаружит «Лос-Анджелес» на дистанции, превышающей эффективную дальность стрельбы торпедами Mk-48, крайне мала. Скорее всего «Лос-Анджелес» займет позицию для залпа на расстоянии, обеспечивающем эффективное применение своего оружия (18–20 км), оставаясь незамеченным. Но факт выстрела и движение торпед с такого расстояния будут выявлены ГАК проекта 671РТМ. Наша подлодка, имея запас времени 10–12 минут, пойдет на применение активного тракта ГАК, что позволит с относительно высокой вероятностью распознать атакующую подводную лодку и использованные ею имитаторы. По этим данным она сможет применить свои ПЛУР и средства ГАП. В таких условиях с учетом гидроакустических помех вероятность поражения «Лос-Анджелеса» одной ПЛУР можно оценить 0,15–0,25, а двумя – соответственно 0,28–0,48. Противник будет вынужден маневрировать, уклоняясь от ПЛУР, применять средства активного гидроакустического подавления. В результате телеуправление торпедами будет скорее всего сорвано. Вероятность уничтожения нашей подводной лодки равна 0,4–0,5.

    Далее контакт может быть потерян обеими сторонами в связи с применением противником средств ГАП и интенсивным маневрированием. Поэтому «дуэлянты» будут выяснять результаты боя, и если цель не уничтожена, последует новый обмен ударами. Дальнейшее сближение поставит в выгодное положение «американку» с ее более эффективным торпедным оружием.

    Во втором варианте «Лос Анджелес» будет запеленгован нашей подводной лодкой на дистанции, равной или меньшей наиболее эффективной дальности стрельбы его торпедами – 12–15 километров. Это означает, что противник скрытно займет свою позицию и применит оружие, оставаясь необнаруженным до момента залпа. Тем не менее относительно большое время хода торпед (8–10 минут) позволит «Щуке» применить ПЛУР. Если же противнику удастся сблизиться на еще меньшее расстояние, войдя в мертвую зону наших ракет, составляющую примерно семь-восемь километров, остается применить три СЭТ-65 по данным пеленгования и активного тракта ГАК. Стрельба в таких условиях и с такого расстояния не обеспечивает эффективного поражения. Его вероятность с учетом высокоэффективных средств ГАП противника составит 0,07–0,12.

    В третьем варианте цель будет обнаружена в пределах мертвой зоны ПЛУР и атаковать придется обычными торпедами. Причем противник упредит нашу подлодку в залпе и ей придется отвечать при крайнем дефиците времени – счет пойдет на минуты. Ответным залпом тремя СЭТ-65 с учетом интенсивного маневрирования противника и применения средств ГАП вероятность уничтожения «Лос-Анджелеса» можно оценить примерно так же, как и для проекта 971: 0,15–0,2.

    Бьем одноклассников

    В бою с подводной лодкой второго поколения или приравненной к ней, например английской «Трафальгар» или французской «Рубис», наша проекта 671РТМ не будет иметь существенного превосходства в дальности обнаружения противника. При благоприятных гидроакустических условиях она составит до 60–80 километров в инфразвуковом диапазоне и 25–35 километров – в звуковом. При неблагоприятных – 40–50 и до 20–25 километров соответственно. Дальность взаимного обнаружения лодок, находящихся по разные стороны слоя скачка, сокращается до четырех – шести километров.

    Если цель обнаруживается на большом удалении по данным инфразвукового канала, подлодка проекта 671РТМ сближается с ней на дистанцию контакта звуковым трактом ГАК, после чего маневрирует для определения местоположения цели и ее элементов движения в пассивном режиме. По готовности исходных данных производится стрельба одной или двумя ПЛУР. Вероятность поражения цели при внезапности удара и малом времени на применение средств ГПД может быть достаточно высокой – 0,4–0,5. Однако остается существенная вероятность того, что противник сам упредит нашу лодку, сумеет скрытно выйти в позицию залпа и применить оружие. В ходе боя могут возникнуть условия для обмена торпедными ударами, в этом случае вероятность уничтожения противника следует оценить в 0,6–0,7.

    Второй вариант отличается лишь тем, что наша подлодка обнаруживает цель уже в звуковом канале. Поскольку у противника возрастают шансы упредить «Щуку» в залпе, вероятность уничтожения «англичанки» или «француженки» меньше – 0,4–0,5.

    В третьем варианте возможности применить ПЛУР у нашей подлодки скорее всего не будет. И здесь может сказаться превосходство противника в средствах ГАП и качестве торпедного оружия.

    Глубинные расчеты

    Проведенный анализ вероятной тактики действий разных подводных лодок позволяет оценить возможные итоги боя. Начнем с поединка «Лос-Анджелеса» и проекта 971 в благоприятных гидрологических условиях («Лос-Анджелесом» меньше»). Основное преимущество нашей подлодки – наличие ПЛУР, дающее возможность нанести упреждающий удар. Причем благоприятные гидрологические условия позволяют реализовать это преимущество в полной мере: противник, находясь в зоне поражения наших ПЛУР, будет вынужден достаточно длительное время сближаться с «Акулой» на дистанцию торпедного залпа с высокой вероятностью быть обнаруженным и атакованным. Превосходство «американки» в дальности обнаружения не дает особого преимущества. Наша подлодка, хоть и уступает в этом параметре, способна засечь противника до выхода его в позицию залпа торпедами и нанести упреждающий удар. Однако «ЛА» может противопоставить нашему преимуществу в дальности стрельбы превосходящее качество средств ГАП. Исход дуэли можно оценить так: вероятность уничтожения «Лос-Анджелеса» – 0,5–0,6, нашего проекта 971 – 0,3–0,4.

    При неблагоприятных условиях существенно повышается возможность выхода «американки» в позицию залпа до того, как «Акула» обнаружит противника и применит ПЛУР. В этом случае в значительной мере нивелируется превосходство нашей подводной лодки в дальности действия оружия, зато более заметно превосходство американских торпед Mk-48 и средств ГАП. В итоге вероятность поражения «Лос-Анджелеса» снижается до 0,3–0,35, а нашей подлодки повышается до 0,55–0,65. Итог боя при обнаружении противниками друг друга на дистанции пистолетного выстрела однозначно определяется превосходством «американки» в качестве торпедного оружия и средств ГАП: вероятность гибели «Лос-Анджелеса» – 0,2–0,3, нашей 971-й – 0,7–0,8.

    Усредненная оценка итога боя «Лос-Анджелеса» против проекта 971 с учетом распределения вероятностей по вариантам гидрологических условий в предполагаемых оперативно важных районах, где могут иметь место действия наших подводных лодок против американских, такова: 0,35–0,55 – вероятность гибели «Лос-Анджелеса» и 0,4–0,65 – нашего проекта 971.

    Не вдаваясь в детали расчета, можно отметить, что исход дуэли «Лос-Анджелеса» с подводной лодкой второго поколения, не имеющей ПЛУР, например китайской проекта 093 «Шань», будет куда более печальным для противника. 0,05–0,1 – вероятность гибели «Лос-Анджелеса» и 0,85–0,9 – проекта 093.

    Бой подводной лодки проекта 971 против английского и французского аналогов будет протекать под знаком общего превосходства нашего корабля в дальности как обнаружения, так и применения противолодочного оружия. Единственное, в чем можно признать преимущество этих противников, – средства ГАП, которые сыграют свою роль при взаимном обнаружении на малой дистанции и в пределах мертвой зоны наших ПЛУР.

    Усредненная оценка итога боя проекта 971 с подводной лодкой второго поколения в предполагаемых районах операционной зоны Северного флота: 0,8–0,95 – вероятность гибели «англичанки» или «француженки» и 0,1–0,12 – нашего проекта 971.

    Остается оценить возможный итог боя «Щуки» с иностранной субмариной второго поколения – «Трафальгаром» или «Рубисом». Проект 671РТМ не будет иметь над ними решающего превосходства в дальности обнаружения. А вероятность выхода противника в позицию залпа торпедным оружием становится весьма существенной. Повышается влияние на исход боя фактора превосходства противника в средствах ГАП.

    В благоприятных гидрологических условиях наша подлодка, за счет относительно высокой вероятности обнаружения цели на расстоянии, превышающем дальность стрельбы торпедами, опередит противника и нанесет удар ПЛУР, не входя в зону досягаемости его оружия. Однако в дальнейшем вероятность сближения подводных лодок на дистанцию, где противник сможет достать нашу своими торпедами, существенно возрастает. Исход дуэли проекта .671РТМ с иностранкой второго поколения можно оценить так: вероятность гибели «Щуки» – 0,2–0,3, а ее противника – 0,5–0,6.

    При неблагоприятных условиях вероятность сближения подлодок на дистанцию эффективного применения торпедного оружия по проекту 671РТМ возрастает. При этом противник может упредить. Но и наша подлодка даже при самых неблагоприятных условиях успеет сделать по крайней мере один залп ПЛУР. Приняв меры к уклонению от атаки, она (если уцелеет) начнет маневрировать. Аналогично будет действовать противник. При таком развитии ситуации вероятность поражения проекта 671РТМ повышается до 0,35–0,5, а «Трафальгара» или «Рубиса» снижается до 0,4–0,5.

    При обнаружении друг друга на малой дистанции – в пределах мертвой зоны наших ПЛУР – ситуация будет развиваться аналогично бою с участием проекта 971. Существенную роль сыграет превосходство противника в боевых возможностях средств ГАП. С учетом сопоставимого качества торпедного оружия итогом может быть 0,5–0,7 – вероятность гибели нашей подводной лодки проекта 671РТМ и 0,3–0,4 – «англичанки» или «француженки».

    Усредненная оценка итога боя проекта 671РТМ с иностранной подлодкой второго поколения: 0,45–0,55 – вероятность гибели субмарины противника, 0,4–0,45 – нашей.

    Таковы оценки вероятного исхода боя различных субмарин, в которых явно просматривается превосходство российских и американских подводных лодок третьего поколения. Это неудивительно, поскольку в массовом количестве такие АПЛ пока имеются лишь в российском и американском флотах. Английский и французский флоты только начали принимать на вооружение корабли третьего (точнее – «3+») поколения. Китай строит атомные лодки, которые по своим тактико-техническим данным, прежде всего по шумности и возможностям средств гидроакустической разведки и наблюдения, пока еще относятся ко второму поколению. То же и в Индии, где начато производство АПЛ собственной разработки. Остальные страны атомных подлодок не строят. Между тем на вооружение американского и российского флотов начали поступать серийные атомоходы четвертого поколения. США со своей «Вирджинией» нас опередили – у них в строю уже более десятка таких кораблей. Мы с проектом 885 уступаем в количественных показателях, но опережаем в качественных. Не будь 90-х годов, мы бы не отстали от американцев. Однако в наших КБ уже вовсю идут работы над проектами пятого поколения.

    Константин Сивков,
    заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

    0 0

    Отклик на статью «Массовость с полным приводом»

    ЛуАЗ-967 (967М) производился с 1965 по 1989 год (а не с 1968 по 1971-й, как в статье). По недостаткам этого автомобиля вопросы к бывшему замминистра. Получается, что Минавтопром принял в производство, а Минобороны в эксплуатацию плохую машину. То есть оба-два обманули «православных» – советский народ? В чью пользу?

    Для своих работ мы получили два автомобиля на заводе в Луцке и своим ходом перегнали в Москву. По дороге через Белоруссию водители приобрели и привезли несколько мешков бульбы, то есть автомобили шли ~ 900 километров с полной нагрузкой.

    Возможно, воздушное охлаждение двигателя – хорошее решение для военной техники

    С нашим вооружением (30-мм автоматический гранатомет АГС-17) ЛуАЗ-967М прошли предварительные (заводские), государственные и войсковые испытания (длительные пробеги зимой, а летом – в Одесском ВО) без замечаний по платформе. Машина с АГС-17 принята на снабжение Сухопутных войск приказом главкома СВ от 15.08.1984 года.

    ЛуАЗ-967 (967М) – это не «Формула-1» и не «дальнобойщик», но, возможно, воздушное охлаждение двигателя – хорошее решение для военной техники (я уж не говорю о чешской «Татре» с ее очень привлекательным дизайном кузова). Недавний случай. В 2014 году мы проводили предварительные испытания комплекса (ЗРК) на базе МТ-ЛБ (та самая «мотолыга»). В степи, где проходил пробег, годом раньше взорвался склад боеприпасов, часть которых разлетелась по округе. Саперы тщательно и успешно работали по разминированию местности. Но наш МТ-ЛБ нашел-таки себе мину, на полметра уклонившись от наезженной в степи колеи. Результат: тяжело ранен командир, который в этот момент левой рукой закрывал крышку люка (был бы торсион, командир почти наверняка успел бы захлопнуть ее без тяжелых последствий), царапнуло даже механика-водителя, закрытого броней полностью, радиатор МТ-ЛБ пробит осколком и машина двигаться своим ходом не может. Пока эвакуировали командира и работали прибывшие следователи, мне (как старшему в тот момент) в течение часа удалось сообразить, где взять радиатор (сняли со старой машины) и доставить к месту происшествия. После этого в течение 40 минут в наступающей темноте МТ-ЛБ был введен в строй и вернулся с пробега «домой» своим ходом.

    На следующий день механик-водитель пожаловался на опухоль большого пальца левой руки. Думал – ушиб. Строго обязал его сходить в санчасть, а потом, если опухоль вскроют, показать мне, что там обнаружат. На другой день он принес мне нитевидное металлическое «тело» (маленькая такая «путанка»). Осмотрели машину и нашли, что это откол от сварного шва, по которому снаружи ударил (нашли след) поражающий элемент мины. Рука механика-водителя лежала в этот момент на левом рычаге управления МТ-ЛБ, он даже не почувствовал проникновения частицы металла в руку. Вот тебе и жидкостное охлаждение!

    О ГАЗ-61. Начало производства – 1938 год. В общем, это первый в мире полноприводный автомобиль с закрытым кузовом «седан» и достаточно удачный. Ивану Коневу он достался после Павлова и Тимошенко, и ездил на нем маршал до конца войны. Выпускались разные модификации. На 1942 год был запланирован тягач 57-мм противотанковой пушки, но производственные мощности отдали под более нужные в то время танки Т-60, потом Т-70 и далее СУ-76, СУ-76М, а автомобильная техника стала все более массово прибывать по ленд-лизу («Виллис», «Форд-6», «Студебеккер»). Мне довелось хорошо поездить на «Форд-6» во время учебы на шофера III класса, ждали и «Студебеккер», но – 1953 год – пришлось и «Форд» вернуть, американцы забирали в это время ленд-лизовские а/м к себе домой.

    В 1943-м Горьковскому автозаводу пришлось в течение шести месяцев восстанавливать производство, разрушенное бомбардировкой. Но немцы ошиблись. Они думали, что ГАЗ делает Т-34. В Горьком действительно изготавливали «тридцатьчетверки», но в Сормове, а это достаточно далеко от автозавода. Есть хорошая книга – «Корабелы делают танки».

    Другая проблема, затронутая в статье, – о дорогах. Вопрос к автору: хорошо ли он представляет глубинку? Думаю, знанием природы и быта страны на уровне П. Кропоткина и И. Сталина он не располагает. Для этого нужно жить и ходить пешком в наших местах. Дороги ведут, как правило, к деградации живой природы (пример – Подмосковье в радиусе уже до 50 километров от столицы). Америка с ее почвенно-климатическими данными и пространством – не Россия, где каждую весну на «ямочный» ремонт уходят колоссальные средства.

    Автомобиль – не единственное средство преодоления пространства со сложными, мягко сказать, условиями передвижения. Он, кроме того, выпущенный в массовом количестве, вносит львиную долю в деградацию живой природы, не говоря уже о том, что ежегодно на дорогах гибнет в 3,5–4 раза больше людей, чем за всю войну в Афганистане (9 лет).

    Необходимы альтернативы автомобилю, но все инициативы пресекаются на корню. В Заполярье умелец делает самолет, летает, но приезжает прокуратура – все ломает, наказывает инициатора (хорошо, только штрафом).

    В начале 60-х группа разработчиков пыталась создать танк на воздушной подушке (свыше 100 км/час по бездорожью), но не получилось, о чем с юмором рассказывали мои сокурсники. Имеются и другие альтернативные конструкции.

    Для преодоления пространства в нашей стране необходимо повышение средней скорости движения до ~ 150 километров в час, а значит, крейсерская должна быть не ниже 300. Это уже не массовый, а спортивно-гоночный автомобиль. При этом необходимо движение по кратчайшему расстоянию (по прямой, а не по извилинам). В те же 60-е по дороге Владимир – Муром (133 км) первые 10 километров – асфальт, далее – булыжник. До Судогды на 40 километров 40 поворотов, так в болотистой местности протоптали дорогу лошади. Сейчас дорогу несколько спрямили и положили асфальт.

    Необходимо заниматься и организацией использования автомобилей (уже сейчас города стали как автопарки). Есть хорошая фантастика на эту тему (Г. Адамов, «Изгнание владыки», 1946).

    А у автора статьи только «Нива» на уме. Все мысли об «ошкуривании» населения (личных сбережений) и бюджета (налогов, созданных трудом народа).

    Владислав Мелешин,
    конструктор, начальник сектора КБ точного машиностроения им. А. Э. Нудельмана (Климовск, Московская область)

    0 0

    Таким образом, американские военные в очередной раз решили актуализировать попытки создания легкого танка, которые предпринимаются уже 20 лет без особого успеха. Впрочем, танкостроение в последнее время явно не было коньком американского ВПК. Гораздо большее внимание уделялось флоту, авиации, развитию БПЛА и ракетных систем, как инструментов глобального доминирования. На суше воевать американцы не планировали, по крайней мере, с равным себе противником. А для всяческих повстанцев и инсургентов вполне и с запасом хватало устаревших, но модернизированных «Абрамсов», а то и МРАПов ( MRAP - mine resistant ambush protected — защищенный от подрыва и атак из засад, миностойкий засадозащищенный — колесные бронемашины с усиленной противоминной и противопульной защитой).


    То есть программы по развитию бронетехники, если и не находились в полной стагнации, то особенно и не развивались. Вроде как бы и незачем было. Теперь ситуация изменилась и американские войска готовятся к широкомасштабным боевым действиям, в том числе и на европейском ТВД, против противника, обладающего большим количеством современных танков, отличными БМП и БТРами. 


    Срочно требуется бронированный внедорожник


    Собственно, американцы вполне откровенно говорят о том, что программа MPF будет ориентироваться на условия проведения военных операций в Европе. Технические требования военных достаточно широки. И их более чем красноречиво озвучил руководитель проекта MPF Дэвид Допп: «Я не хочу говорить, что это будет легкий танк, но это будет похоже на легкий танк. Машина будет помогать прорываться к цели там, где не может пройти пехота». Добавив также, что проходимость этой боевой машины должна быть «на уровне хорошего внедорожника».


    Создаваемая машина должна эффективно действовать как штурмовая самоходка, поддерживая пехоту в уличных боях и при преодолении рубежей обороны противника, и при этом успешно действовать против неприятельской бронетехники в полевых сражениях. То есть, нужна машина с вооружением, не уступающим по мощности тому же «Абрамсу», но при этом, она должна быть значительно его легче, чтобы внутри таких транспортных самолетов как C-17 Globemaster III могло поместиться два таких танка, вместо одного «Абрамса». Предполагается, что танк будет оснащен съемной дополнительной защитой, что позволит «облегчить» машину, или усилить ее защищенность в зависимости от приоритетов конкретной ситуации.


    Тяжелый танк не проползет


    Кроме того, хотя об этом не говорится прямо, уменьшение веса танка необходимо не только для ускорения переброски бронеподразделений по воздуху. В ходе последних учений выяснилось, что значительная часть мостов в Польше и в Прибалтике (и предположительно – в России и Белоруссии) непроходимы для «Абрамсов», поскольку не рассчитаны на такой вес. Что в свою очередь крайне ограничивает возможность маневра бронетанковых сил США на Восточноевропейском ТВД. Иными словами, в случае войны в Европе, американские сухопутные войска оказываются в заведомо проигрышной ситуации. Именно это и объясняет ту поспешность, с которой американцы, впечатленные совместными учениями России и Белоруссии «Запад-2017», пытаются реализовать программу MPF. «Мы ожидаем, что будем получать первые прототипы уже через 15 месяцев после подписания контракта», — заявил ранее в октябре исполнительный директор программы обслуживания наземных боевых систем генерал-майор армии США Дэвид Бассетт. Такой «быстроты» предполагается достигнуть, пропустив фазу разработки – то есть, выбирая машину из уже имеющихся систем, которые останется только «довести» или усовершенствовать в соответствии с требованиями военных.


     Конкуренты «Гриффин» и M8 Buford (AGS)


    Несколько компаний ранее уже представили свои разработки, которые могут быть рассмотрены в рамках программы MPF. В частности, боевая машина компании General Dynamics «Гриффин», в которой использованы многочисленные прошлые разработки компании, включая корпус британского танка «Аякс» и 120-мм пушку, разработанную ранее для проекта FCS. Поскольку в «Гриффине» присутствует множество систем, аналогичных тем, что задействованы в «Абрамсе», это облегчает переподготовку танкистов. Что позволяет экспертам рассматривать эту модель в качестве потенциального фаворита конкурса.  Заявленный вес машины — около 28 тонн.


    BAE Systems также выпустила обновленную версию своей бронированной машины M8 Buford (AGS), называемую Expeditionary Light Tank. Эта модель весом менее 20 тонн в своей самой легкой конфигурации имеет 105-мм пушку в качестве основного оружия и автоматическую систему заряжания, непривычную для американских танков. BAE уже провела некоторые испытания этой конструкции, но пока неясно, удовлетворят ли результаты основным требованиям MPF. Если ее легкость очевидна, то мощность вооружения и защищенность экипажа и важнейших узлов, возможно, вызовет вопросы.


    Нас не догонят


    Тот факт, что Пентагон отказывается от разработки системы с нуля, а стремится минимизировать финансовые и временные затраты, говорит о том, что проект создается не под «распил» бюджета, как многочисленные в последнее время программы перспективного оружия, а под конкретный и быстрый результат. Видимо американцев крепко припекло. Впрочем, даже в случае успеха проекта, им не удастся одним махом преодолеть отставание от ВС РФ в этом направлении и догнать российских танкостроителей.


    Борис Джерелиевский


    0 0

    «Джавеллина» я вам не дам


    На сверхсовременные творения американского ВПК киевской хунте вряд ли стоит рассчитывать. Хотя бы потому, что Украина просто не располагает необходимыми финансовыми средствами для закупки не то что F-35, но и столь желанных ею «Джавеллинов». Напомним, что комплект этого ПТРК, включающий пусковую установку и десять ракет, стоит 2 000 000 долларов США, а Киев был готов заплатить только четверть от этой суммы, предлагая продать ей «б\у» комплексы.


    Но самое главное не в этом – продажа современного оружия чревата более плотным втягиванием США в украинский конфликт. Ведь помимо тех же «Джавеллинов» американцам придется отправить и свой инструкторский контингент для подготовки местных операторов, которому, вполне вероятно, придется действовать в зоне боевых действий. Вспомним, как приходилось действовать во Вьетнаме советским инструкторам, обучавшим вьетнамских зенитчиков работе с ЗРК. Кроме того, можно предположить, что у США и другие не афишируемые причины не вооружать формирования киевской хунты современным оружием – в частности опасение асимметричных ответов Москвы. Строго говоря, поставки оружия, организованные американцами осуществляются еще с момента начала карательной операции против Донбасса – с 2014 года. Только оружие шло (и идет) не из арсеналов Пентагона, а из стран Восточной Европы – Польши, Румынии, Болгарии, а теперь и Литвы. Обходилось это очень недорого – эти государства, переходящие на стандарты НАТО, охотно избавлялись от советского вооружения, несколько устаревшего, но добротного и вполне исправного. Собственно, для осуществления карательной операции, его вполне достаточно, а если хунта решит повоевать с Россией, то и «Джавеллины» не сильно помогут. 


    Однако в самих США влиятельные лоббистские группы продолжают добиваться разрешения официальных поставок оружия на Украину. Зачем? Прежде всего, сам их факт создает определенный пропагандистский эффект, демонстрирующий уже изрядно разочарованному населению Украины поддержку со стороны флагмана Западного мира. Но самое главное – эти поставки позволят не просто избавиться от оружейного неликвида, скопившегося на американских складах, но и сделать на нем неплохие деньги, в том числе и в виде откатов.


    Гантраки Афгана и Ирака


    Пожалуй, одними из наиболее вероятных «неликвидов», которые отправятся на Украину, являются MRAPы различных модификаций и годов выпуска. Пентагон, а так же ряд ЧВК, работающих на его подрядах, располагают огромным и, ставшим в последнее время несколько избыточным, парком этих машин.


    Напомним, что MRAP (Mine Resistant Ambush Protected - с усиленной противоминной и «протвозасадной» защитой) – машины, предназначенные для участия в боевых действиях в конфликтах низкой интенсивности, в противопартизанских операциях, для патрулирования дорог и сопровождения колонн. MRAPы являются «прямыми потомками» - гантраков , грузовиков, кустарно превращенных в подвижные огневые точки. Подобные автомобили (чаще всего «Уралы» или КАМАЗы с установленными ЗУ-23-2) широко использовалась и нашими войсками в Афганистане и Чечне и именовались «грузовиками огневой поддержки» (ГОП).


    Сразу же после начала американской оккупации Афганистана и Ирака, логистические колонны Западной коалиции стали излюбленной целью сил сопротивления. И в целях увеличения безопасности перевозок американцы начали кустарно, на базах войсковых ремонтных мастерских превращать грузовики в гантраки – устанавливая на них бронезащиту и вооружение – чаще всего крупнокалиберные пулеметы Браунинга М2 и автоматические гранатометы. Так, в Ираке первые образцы гантраков, смонтированные на базе пятитонных грузовиков M939 появились в августе 2003 г. В апреле 2004 года руководители 375 транспортной группы Резерва Армии США и 812 транспортного батальона организовали временное подразделение — 518 роту гантраков. Рота получила 35 армейских вездеходов HMMWV и пять грузовиков M939, которые были переоборудованы и оснащены бронезащитой и 12,7-мм пулеметами Браунинг М2.


    Использование импровизированных боевых машин, построенных собственными силами подразделений, дало повод критиковать администрацию Джорджа Буша младшего за отсутствие у армии необходимой техники. Конгрессмен Дункан Хантер, председатель Военной комиссии Палаты представителей Конгресса США, выдвинул предложение начать производство стандартизованных гантраков. Однако эти «боевые колесницы» не обеспечивали эффективной защиты своих экипажей от мин и фугасов, которых становилось на дорогах все больше.


    В сжатые сроки гантраки были заменены MRAP-ми, которые при том же функционале отличались гораздо более серьезной защитой, прежде всего – противоминной. В том числе за счет V-образной конфигурации днища автомобиля.


    Правильно сваренный лист стали, размещенный на правильной высоте, обеспечивает противоминную защиту без каких бы то ни было дополнительных элементов. Это функционально законченное решение. Толщина листа также важна, но меньше, чем значение угла. Было четко продемонстрировано, что «плоская V» не ведет себя расчетным образом, в этом случае взрывная волна не отражается в достаточной мере. Отклонение волны эффективно происходит при угле близком к 90°. Тем не менее, когда он сочетается с высоким клиренсом, то это автоматически приводит к высокому силуэту – слабое место всех машин класса MRAP. Американская промышленность очень оперативно откликнулась на потребности армии, и в сжатые сроки были выпущены тысячи боевых машин разной степени защищенности и технического совершенства.


    По мнению специалистов, их массовое применение спасло жизни многих военнослужащих и операторов ЧВК. Однако это оружие имеет весьма узкую нишу и множество ограничений. Главное из них – низкая проходимость этих машин. А по мере утяжеления, вызванного необходимостью усиления защиты, их мобильность все в большей степени ухудшалась. 


    По мере сокращения контингента в Афганистане и Ираке, множество MRAPов, которых в американские войска было поставлено около 20 000 единиц, стало ненужно.


    Возьми, убоже, что нам негоже


    Первая попытка сбыть освободившиеся и списанные MRAPы на Украину была предпринята еще в 2014 году. Тогда же, 17 декабря, небезызвестная Виктория Нуланд, прокомментировала возможность передачи киевской хунте условно исправных и неисправных бронемашин. «Украинцы – хорошие ремонтники, – сказала она. – Починят». 


    Впрочем, тогда передача MRAPов из Афганистана Украине не состоялась. Вполне вероятно потому, что в Москве недвусмысленно дали понять, что поставки американского оружия вызовут немедленную «ответку». Тогда глава комитета по обороне Государственной Думы РФ Франц Клинцевич заявивил, что в том случае, если США передаст хунте бронетехнику, Россия может начать поставку оружия в Донбасс.


    Кроме того, решение Вашингтона о передаче некоторой части из 7 тысяч MRAPов Украине вызвало негодование афганской стороны, которой эта техника была обещана ранее. И вот сегодня группы лоббистов в США стараются вновь вооружить ВСУ этими броневиками. Американцев понять можно, кроме тех машин, на которые претендует Кабул, есть еще и иракские MRAPы, которые надо куда-то девать. Есть и самые первые не слишком удачные образцы и неисправные машины, которые вместо утилизации можно продать украинским «ремонтникам». Пример англичан, сумевших «впялить» Киеву предназначенные для переплавки 75 машин AT-105 «Saxon» по 57 000 евро за штуку, весьма вдохновляет американских коллег. Тогда бывший начальник британских ВС Ричард Даннат, в свое время принявший решение о снятии этих машин с вооружения, назвал их продажу Украине «аморальной», поскольку «Saxon» бесполезны для боевых операций и даже опасны для тех, кто будет в них находиться.


    Надо сказать, что и американские MRAPы, строго говоря, не нужны. Широкомасштабной минной войны в Донбассе нет, Народные Республики не ведут на оккупированных хунтой территориях партизанской войны, чтобы не подвергать опасности население. Действовать на пересеченной местности эти машины не могут, а их броня, успешно защищающая от пуль и выстрелов РПГ-7, не сможет противостоять тандемным зарядам и ракетам ПТУР. Можно не сомневаться, что эти «ГОПы», попади они на Украину, повторят судьбу «Saxonов», войска от них откажутся, и они окажутся на «танковых кладбищах».


    Однако то, что они совершенно не нужны ВСУ, вовсе не значит, что Украина не станет MRAPы покупать. Ведь помимо того, что киевской хунте нужно материальное подтверждение «американской помощи», лица принимающие решение о закупке вполне обоснованно рассчитывают получить откаты за приобретение ненужного металлолома. К тому же их ремонт и «модернизация в соответствии с условиями Украины» могут быть проведены на заводах, принадлежащих Порошенко. Как говориться, курочка по зернышку.


    Борис Джерелиевский


    0 0

    Изначально ножи предназначались разведчикам и десантникам. Понятно: когда горит танк, нужно чтобы ничто в одежде и снаряжении не мешало быстро выбраться из машины. И все-таки в историю Великой Отечественной ножи вошли благодаря бойцам Уральского добровольческого танкового корпуса. При отправке на фронт были вручены десять тысяч ножей. А всего в годы войны их было выпущено около миллиона. У немцев уральские добровольцы вскоре получили наименование танковой дивизии «черных ножей».

    После войны их производство прекратили. Но сейчас в Златоусте вновь выпускают «черные ножи» в память о легендарном фронтовом оружии. Строго по образцу 1943 года. Правда, уже не для армии, а для охотников и коллекционеров.

    Кстати, черные – не метафора. Сталь была вороненая, а ножны и рукоятка покрывались черным лаком. Впрочем, клинки для высших офицеров делали с рукоятью коричневого цвета.

    Сергей Белковский,
    корреспондент «ВПК» (Челябинск)

    0 0

    Грустный опыт Афганистана и Ирака, призрак «Ратника»


    Так, пару лет назад департамент обороны США представил доклад, в котором утверждалось, что откладывать замену штурмовой винтовки на более совершенный образец далее невозможно. Документ указывал, что согласно опыту боевых действий в Ираке и в Афганистане, хотя М-4 и превосходит главное оружие противника - АК-47 по точности, уступает ему по ряду других не менее важных характеристик, таких как надежность и неприхотливость.

     

    Военнослужащие армии США регулярно сообщают о выходе оружия из строя во время песчаных бурь и действий в городских развалинах, в условиях сильной запыленности. Сообщается, что сборка-разборка и чистка М-4 в поле, вернее, в песчаной пустыне, чревата отказом оружия. Кроме того, говорится и о недостаточной пробивной способности патрона, используемого в карабине. Приводятся сообщения об эпизодах, когда пули не могли пробить даже борта грузового автомобиля в то время, когда очереди из АК разносят стенки из кирпича и пеноблоков и поражают укрывшихся за ними бойцов. 


    Собственно говоря, никаких новых сведений об оружии линейки АР-15 доклад не содержит, ставя, помимо всего прочего, в минус этому оружию его возраст (отметим, что АК, которому, по мнению авторов доклада, американский карабин по ряду параметров «сливает», еще старше). Справедливости ради можно добавить, что проблем у М-4 в Афганистане все же несколько меньше, чем было у М-16А3 во время «Бури в пустыне». К материалам доклада, построенного на афганском опыте, добавилось осознание того факта, что боеприпас карабина – патрон калибром 5,56 х 45 миллиметров недостаточно эффективен против современных бронежилетов — и прежде всего против защиты, используемой в российской экипировке «Ратник».


    Ненадежность – главная беда «Черной винтовки» и ее потомства


    На основании этого Пентагон в очередной раз объявил конкурс на замещение индивидуального оружия семейства AR. Напомним, что штурмовой карабин М-4 – потомок винтовки АР-15, созданной выдающимся американским оружейником Юджином Стоунером в начале шестидесятых годов прошлого века. Дебютом М-16 (армейский индекс АР-15) стала война во Вьетнаме. С тех пор на базе этой винтовки создана целая линейка боевого и спортивного оружия, выпускаемого не только в США, но и во многих других странах.


    Несмотря на популярность оружия на базе АР-15, которая уступает только системе Калашникова, почти сразу же после принятия на вооружение «черной винтовки» (так называли вьетнамские ветераны М-16), у нее была выявлена масса недостатков, касающихся, главным образом, недостаточной надежности. С тех пор М-16 пережила несколько модернизаций, которые значительно улучшив характеристики этого оружия, все же не сумели решить всех его проблем. Вопрос о замене М-16 (и ее версий – М-16А1, М -16А2, М-16АЗ и М-4) вставал уже не раз. Так, в 1991 году была свернута программа «Перспективная боевая винтовка», готовящая смену линейке АР-15, так и не сумевшая предложить американским военным что-либо достойное внимания. Эта бесплодная работа обошлась американским налогоплательщикам в 58 млн долларов.


    Неудача программы дала основание для разговоров о нецелевом расходовании средств и коррупции. Во всяком случае, в Пентагоне и Департаменте обороны постарались сделать все, чтобы о «Перспективной боевой винтовке» забыли как можно скорее. Следом была запущена программа «Целевое индивидуальное боевое оружие», которая уже к началу 2000-х должна была обеспечить американских солдат не просто винтовкой, а целым стрелково-гранатометным комплексом, который должен был совмещать в едином устройстве автоматическую винтовку под стандартный патрон НАТО 5,56х45 и самозарядный 20-мм гранатомет. Кроме того, выстрелы нового оружия должны были иметь «умный» взрыватель, обеспечивающий подрыв снаряда в воздухе. Для определения дистанции подрыва комплекс должен был иметь лазерный дальномер и вычислитель, автоматически программирующий взрыватель. Оружие оснащалось разными прицельными устройствами, включая термооптическое, и должно было весить всего пять килограмм. Собственно основной частью этого комплекса должен был быть гранатомет, а автоматическая винтовка – служить оружием самообороны оператора на близкой дистанции.


    Ознакомившись с техзаданием этой революционной программы, известный американский оружейный эксперт Питер Кокалис в 1996 году сказал: «Нам еще долго придется обходиться существующими винтовками под патрон 5,56х45». И как в воду глядел. Карабины М-4, ставшие очевидной вершиной эволюции линейки АР-15, как по надежности, так и по эргономичности, тем не менее, ознаменовали технологический тупик. По мнению специалистов, возможности дальнейшей модернизации данной системы практически исчерпаны. В то время как претензии остались. И в 2010 году была объявлена новая программа, и «уже» через шесть лет обозначились ее фавориты.


    Есть хорошая штурмовая винтовка, увы - не американская


    Так, в старом калибре 5,56х45 НАТО рассматривались два варианта. Первый из них – штурмовая винтовка немецкой компании Heckler & Koch HK-416. Во многом она напоминает привычную для американцев схему АР-15, однако ее самое уязвимое место – газоотводную систему – немцы изменили, использовав газовый поршень с коротким ходом.


    В результате получилось оружие, имеющее точность M-16, но с гораздо большей надежностью. Его образцы вовсю используются в спецподразделениях НАТО, в частности, в вооруженных силах ФРГ и Франции, а также как оружие ограниченного стандарта в подразделениях Командования сил специальных операций США, а с 2010 года – в Корпусе морской пехоты США, под обозначением M27 Infantry Automatic Rifle.


    Это с успехом опробованное в боевой обстановке оружие можно было бы считать идеальной заменой М-4. В нем используется тот же патрон, те же магазины. Его устройство очень похоже на привычную «классику», что позволяет использовать многие запчасти группы АР-15 и не требует переучивать военнослужащих на работу с новым оружием. 


    Но у винтовки есть один недостаток, перечеркивающий все ее достоинства – она не американская. Даже выпущенная на американской фабрике, она все равно остается немецкой. И дело тут не только в квасном, вернее, кока-кольном патриотизме. Дело в том, что основная штурмовая винтовка США станет эталоном не только для НАТО, но и для многих других стран, ориентированных на западный блок. То есть США собственными руками сделает мощнейший PR конкурирующим с ними на рынке стрелкового оружия немцам. Уже по одной этой причине победа этой действительно неплохой винтовки (кстати, есть ее версия под патрон 7,62х51 НАТО НК-417) в американском конкурсе маловероятна. Другим претендентом (которому, кстати, эксперты прочили победу, в том случае если бы было принято решение остаться с прежним патроном) был американский карабин Colt ACC-M. Это улучшенный вариант созданной еще в 1990-е годы опытной винтовки, не имеющий принципиальных отличий от М-4.


    Другим вероятным предложением являлся карабин Barrett REC7 с коротким ходом газового поршня. В данном оружии используется также довольно мощный патрон 6,8×43 мм Remington SPC. Главным препятствием для него было то, что внедрение абсолютно нового патрона в качестве основного (не ограниченного стандарта) заставит менять всю систему вооружения НАТО. Та же проблема присутствовала и у другого участника конкурса - карабина Textron 6.5мм, который использует специально разработанные пули. В отличие от обычных винтовок, в которых пуля выступает с конца гильзы, инновационный патрон 6,5 мм полностью скрыт в гильзе и сделан с использованием полимеров.
    Исходя из того, что обязательным требованием программы было использование более мощного патрона, чем 5,45 х 39 НАТО (223 Rem), можно было предположить с высокой степенью вероятности победу карабина Robinson XCR-M под патрон 7,62×51 мм НАТО (308 Win), имеющего сходное с АК газоотводное устройство и обладающего большой надежностью.


    В пользу этой модели можно отнести и то, что патрон в ней используемый гораздо более мощный, нежели НАТО 5,56х45, унифицирован для пулеметов и снайперских винтовок НАТО. Этот патрон в 1954 году был стандартизирован в качестве единого для штурмовых винтовок Североатлантического блока. Однако уже к 1961 году западные оружейники пришли к выводу, что этот патрон мало подходит для штурмовых винтовок. При автоматическом режиме стрельбы он давал слишком большое рассеивание, и ничего поделать с этим было нельзя: не помогали ни снижение начальной скорости пули, ни различные схемы оружия и дульных устройств.


    В результате винтовки НАТО – М-14 и FN FAL и ее версии – были переделаны в самозарядные, лишая их одной из главных функций штурмового оружия - автоматического режима, обеспечивающего высокую плотность огня при достаточной точности.


    То есть XCR-M предполагал возвращение на путь, уже некогда отвергнутый оружейниками как ошибочный. И вот, внезапно, этой осенью Министерство обороны США объявило о досрочном закрытии программы Interim Combat Service Rifle. Причины, по которым было принято это решение, не могли не удивлять. Выступившие против программы специалисты заявили, что увеличение калибра неизбежно привело бы к повышению массы оружия и патронов, а также сокращению носимого боекомплекта. Как будто эти вещи не были очевидны изначально!
    Ведь в свое время замена М-14 калибра 7, 62х51 на М-16 была обусловлена, в том числе и тем, что калибр нового оружия позволял увеличить носимый боекомплект военнослужащего в три раза или снизить на 40 % вес индивидуального снаряжения в сравнении с таковым для военнослужащих, вооруженных M -14. 


    Замена М-4 не выглядит первоочередной задачей


    Собственно говоря, решение о прекращении очередной программы по замене основной штурмовой винтовки ВС США не удивляет. Ведь если исходить из тактики, которой придерживаются американские сухопутные войска и корпус морской пехоты, штурмовая винтовка не является для них важнейшим инструментом. Если говорить о спецподразделениях, то они имеют право пользоваться оружием «ограниченного стандарта», что и делают. То есть замена М-4, особенно в свете сокращения американского военного присутствия в Афганистане и в Ираке, не выглядит первоочередной задачей.


    Однако каждая такая программа сулит огромные деньги не только в виде откатов военным чиновникам, принимающим решение о принятии на вооружение, но и многочисленным лоббистам. Причем последним – практически официально. Возможно, в этом и кроется фанатичная любовь американских военных чиновников ко всему новому.


    Борис Джерелиевский


    0 0
  • 12/11/17--10:23: Пресса
  • Американской «Ярости» не хватает продолжительности

    Корпорация «Локхид Мартин» работает над увеличением продолжительности полета беспилотника Fury («Ярость») до 15 часов. Результата планируется добиться внедрением новой двигательной системы – модели 1803, являющейся эволюцией блока 1802, которой БЛА оснащается сейчас. Как заявил директор компании «Локхид Мартин – беспилотные системы» Кевин Вестфалл, мощность нового мотора – 24 лошадиные силы. Он еще не тестировался в небе, но на земле установку 200 часов прогоняли на разных режимах. В 2018 году испытания продолжатся. С двигателем 1802 БЛА Fury демонстрировал 12-часовой полет с полезной нагрузкой более 45 килограммов: электрооптическими и инфракрасными системами видеонаблюдения, голосовой связи, радиоразведки, ретрансляторами.

    Токио рассчитывает прикрыться заокеанскими ракетами

    Власти Страны восходящего солнца намерены вооружить силы самообороны крылатыми ракетами «воздух-земля», заявил глава военного ведомства Ицунори Онодэра. Он объяснил этот шаг повышением в регионе напряженности из-за ракетной программы Северной Кореи.

    По словам министра, средства на КР возьмут из бюджета на 2018 финансовый год, начинающийся в Японии с 1 апреля. Власти намерены оснастить истребители тремя типами ракет воздушного базирования. По данным газеты «Асахи», правительство планирует закупить у компании «Локхид Мартин» ракеты JASSM с дальностью стрельбы 900 километров.

    На помощь гданьским докерам пришли вьетнамские спасательные суда

    Правительство Польши подписало рамочное кредитное соглашение с властями Вьетнама о строительстве шести поисково-спасательных судов. Исполнять заказ стоимостью 200 миллионов евро будут по кооперации специалисты компаний Polish Armaments Group и Cenzin. В соответствии с условиями договора первые два судна построят на верфях в Гданьске. Вторая партия из четырех кораблей будет закладываться во Вьетнаме. Польские корабелы должны обеспечить передачу технологии и комплекты материалов.

    Индийский «Акаш» стал точнее

    Специалисты Индийской организации оборонных исследований и разработок (DRDO) успешно испытали ракету класса «земля-воздух» «Акаш», оснащенную новейшей системой самонаведения.

    Пущенный с полигона Чандипур образец поразил беспилотную управляемую мишень «Банши». Как следует из заявления военного ведомства страны, после этих испытаний Индия получила возможность производить ракеты «земля-воздух» любого типа. Новая система наведения позволит повысить точность ракеты «Акаш», БЧ которой снабжена 55–60 килограммами осколочно-фугасных элементов, на расстоянии 25–30 километров.

    Израильские ракетные катера смогут лучше видеть цели

    Военно-морские силы Израиля обновляют ракетные катера типа Saar 4.5. На одном уже установлен радар ELM 2258 Advanced Lightweight Phased Array (ALPHA). Это наиболее значимая часть модернизации.

    Радар ALPH ELM 2258 – радиолокационный комплекс, в основании которого лежат цифровые технологии, разработанные в компании AESA. Кроме того, на модернизированном корабле устанавливаются новые системы РЭБ, управления и наблюдения.

    Сотрудники компании Israel Aerospace Industries приступили к работе на втором судне. По словам главы программы Лиора Хиршбрандта, с новым оборудованием, уже испытанным в море, цели гораздо легче обнаруживать и отслеживать. Операторы получат доступ к автономным инструментам обработки больших массивов данных.

    По материалам Jane's Defence Weekly

    #Lockheed Martin #Akash


    0 0

    В день первого полета двигатель отработал на различных режимах 37 минут, из них 17 в полете. Новая силовая установка оснащена интегрированной интеллектуальной системой управления, максимально информативной и удобной для летчика. Разработчик двигателя второго этапа для ПАК ФА – ОКБ имени А. М. Люльки. Минобороны планирует подписать контракт на закупку установочной партии истребителей пятого поколения Су-57 в 2018 году с поставкой машин в 2019-м.


    0 0

    В крупномасштабной войне противником «Акулы» будут в основном американские «Лос-Анджелесы» (вероятность столкновения можно оценить, исходя из их доли в боевом составе ВМС США, в 0,55), «Вирджинии» (0,4), а также английские и французские субмарины (0,05). Вероятность уничтожения подлодки противника нашей АПЛ проекта 971 в типовом районе поиска за трое суток – 0,44–0,52. «Лос-Анджелес» будет действовать против наших проекта 971 (вероятность встречи – 0,2), проекта 671РТМ (0,1), проекта 955 (0,15), проекта 667БДРМ (0,1), проекта 949А (0,2) и китайских АПЛ (0,25). Усредненная вероятность решения задачи лежит в пределах 0,55–0,62. Проведенный анализ позволяет вывести интегральный показатель соответствия. У «Акулы» он составляет 0,44 применительно к локальным войнам и столько же к крупномасштабным. У «американки» показатели слегка разнятся – 0,50 и 0,51 соответственно. То есть по степени соответствия боевой эффективности корабля его предназначению «Акула» уступает около 12 процентов. Между тем в дуэльной ситуации наш корабль примерно равносилен оппоненту, превосходя его в благоприятных гидрологических условиях и чуть уступая в сложных.

    Подробнее – в следующем номере «ВПК».


    0 0

    В этот день штурмовик Су-25 ВКС РФ наносил удары по позициям боевиков в районе Меядина. Внезапно в работу нашего самолета вмешался истребитель F-22 ВВС США. «Раптор» опасно маневрировал, выпускал тепловые ловушки. Через некоторое время, как уточнили в российском Минобороны, американский пилот начал выпускать тормозные щитки с постоянным маневрированием, имитируя воздушный бой. В ответ российское командование направило в район противостояния Су-25 и F-22 истребитель Су-35. Его появление для американской стороны оказалось весьма неожиданным. F-22 увеличил скорость и удалился из сирийского воздушного пространства в Ирак.

    ОЛС в отличие от РЛС работает в пассивном режиме и ничего не излучает. Поэтому засечь ее невозможно

    Официально об инциденте Минобороны России заявило только 9 декабря. Поводом послужило обвинение со стороны Пентагона в том, что наши боевые самолеты опасно сближаются с американскими машинами в небе Сирии. Между тем сообщения о маневрах «Грача» и «Раптора» уже давно появились на нескольких американских и арабских онлай-ресурсах. До 9 декабря эти источники не воспринимались всерьез, но теперь информацию подтвердило Минобороны РФ.

    Это вызвало бурю в западных, особенно в американских СМИ. Уважаемый авиационный ресурс The Aviationist выдал большую статью, посвященную разбору произошедшего. Правда, большинство иностранных экспертов и журналистов пошли по пути наименьшего сопротивления. И списали все на очередной фейк от российского Минобороны. Благо, за последнее время наше военное ведомство само давало козыри западным СМИ.

    Особенно едких комментариев удостоился факт, что Су-35 смог испугать и отогнать F-22. Все-таки «тридцать пятый» из поколения «4++», а американский «Раптор» – из пятого. И по мнению западных журналистов, F-22 явно превосходит российский истребитель. Но часть аналитиков и экспертов, скрепя сердце, признали, что в сложившейся ситуации Су-35 представлял реальную угрозу «Раптору». Причем специалисты блога The Avionist провели достаточно полное изучение возможностей F-22 и «тридцать пятого», придя к выводу, что Су-35 имел весьма высокие шансы сбить «Раптор». Правда, позже авторы серьезно отредактировали статью, убрав все сравнение двух истребителей и оставив лишь описание инцидента. Что же произошло в небе над сирийским Меядином.

    Толчея в сирийском небе

    Это не первое столкновение американских и российских боевых самолетов. Летом 2016 года самолеты ВКС РФ, предположительно Су-34, отработали по базе ИГ (запрещенного в России) недалеко от иорданской границы. Объект использовался США и Великобританией для подготовки умеренной оппозиции, и незадолго до нашего рейда там находились порядка 30 спецназовцев ее королевского величества.

    Американские истребители F-18 были перенацелены в район столкновения. Сблизившись с российскими самолетами, они дали понять, что наши бомбят не ту цель, после чего Су-34 покинули зону. Столкновение вызвало достаточно бурную реакцию в США. Но Минобороны РФ заявило, что инцидента не было.

    Сообщения о воздушных инцидентах между американскими союзниками по антииигиловской коалиции и ВКС РФ появлялись еще несколько раз. В частности, немецкие СМИ опубликовали видео и фотографии того, как самолеты, похожие на Су-35, сопровождали в воздушном пространстве Сирии истребитель-бомбардировщик «Торнадо» люфтваффе, выполнявший разведывательный полет. Спустя некоторое время уже Пентагон выложил видео, снятое F-18: американские палубники сопровождают в сирийском небе российские Су-35.

    Взяли тепленьким
    Фото: google.com

    С чем связана такая активность в противостоянии ВКС РФ с американцами и их союзниками? Ответ прост: ВВС США неоднократно наносили удары по позициям правительственных войск, а летом нынешнего года палубная авиация США даже сбила Су-22 ВВС Сирии. Объяснялось это тем, что он-де бомбил не ИГ, а «умеренных» курдов.

    Так что произошедшее 23 ноября вполне вписывается в общую картину. Су-25 работал по заданным целям в районе Меядина. Возможно, удар «Грача» действительно пришелся, по мнению американцев, не на тех, на кого следовало. Но скорее всего американские военные, запутавшись, кто сегодня их союзник, а кто враг, просто не разобрались в ситуации. F-22 начал демонстрировать пилоту Су-25, что тот работает не по тем целям. Но российский пилот проигнорировал американского коллегу и продолжил выполнять поставленную задачу.

    В силу уникальной конструкции и летных характеристик дозвуковой низковысотный Су-25 весьма сложная цель для F-22. Будь на месте российской машины самолет ВВС Сирии, «американец» скорее всего сбил бы его. Но с «Грачом» пилоту F-22 пришлось демонстрировать все свои умения, маневрируя на низких скоростях.

    В сообщении Минобороны России утверждается, что «Раптор» выпустил тормозные щитки. Однако в конструкции F-22 не предусмотрены такие элементы. Самолет сбрасывает скорость с помощью механизмов крыла и двигателей с изменяемым вектором тяги. Но, видимо, российский пилот видел, что «американец» «распушил крыло», и решил, что «американец» выпустил «тормозные щитки».

    Скорее всего как только F-22 начал себя вести агрессивно, командование приняло решение вызвать Су-35.

    С ореолом, но не орел

    С момента создания F-22 окружен ореолом уникальной, непобедимой машины. «Раптор» создавался для дальнего воздушного боя. Его главное преимущество – возможность поражать цели на большом расстоянии, оставаясь незаметным для РЛС противника. Но F-22 не такой уж и невидимый. Самолет можно легко наблюдать визуально. Но главный его демаркирующий признак – тепловой след. Считается, что основной инфракрасный излучатель на самолетах – работающие двигатели. В частности, именно поэтому конструкторы F-22 забрали сопла в специальные подвижные кожухи. С одной стороны, эти элементы конструкции снижают выделение тепла, а с другой – служат элементами механизма управления векторами тяги.

    Однако главный поставщик тепла – фюзеляж, крылья и другие элементы планера самолета. От трения с воздухом они серьезно нагреваются, и спрятать это излучение весьма проблематично. Именно поэтому в России уделяют пристальное внимание развитию оптико-локационных систем. В частности, Су-35 получил уникальную ОЛС-35, которая обнаруживает тепло самолетов на расстоянии 60–70 (по другим данным – до 100) километров. Дальше пилоту достаточно с помощью системы управления направить на цель головку самонаведения ракеты. Главное преимущество ОЛС в том, что она в отличие от РЛС работает в пассивном режиме и ничего не излучает. Поэтому засечь ее невозможно.

    Но для того, чтобы подойти к «Раптору» на дистанцию 60–70 километров, где ОЛС начнет эффективно работать, надо преодолеть зону действия РЛС американского истребителя. На борту F-22 стоит очень мощная станция AN/APG-77 с активной фазированной решеткой. Правда, РЛС «Ирбис», установленная на Су-35, по своим характеристикам не очень-то проигрывает американскому радару. Но «тридцать пятый» все-таки не такой радионезаметный, как «Раптор». Поэтому российской машине необходимо прорываться как можно ближе к F-22. И тут на помощь Су-35 приходит уникальная станция радиоэлектронной борьбы «Хибины». Ее возможностей достаточно, чтобы максимально снизить эффективность работы РЛС AN/APG-77. Также Су-35 может предпринять коварный маневр – начать сближаться с F-22 на предельно малой высоте, где от всевидящего ока американской РЛС его скроет рельеф местности.

    На расстоянии 60–70 километров на первый план выйдет сверхманевренность российского истребителя и возможности его ОЛС-35. Причем в условиях постановки радиоэлектронных помех F-22 лишится своего главного преимущества и уже не сможет расстреливать противника с большой дальности, оставаясь при этом недосягаемым.

    Конечно, современный бой – сочетание многих факторов. Это и самолеты дальнего радиолокационного обнаружения, и зенитно-ракетные системы, наземные и воздушные комплексы радиоэлектронной борьбы, а также автоматизированные системы управления. Первые теоретические работы о возможных преимуществах сочетания ОЛС, РЭБ и сверхманевренности на Западе появились еще в начале 2000-х годов. Именно так австралийские эксперты обосновывали отказ от закупки новых американских F-18, в то время как многие страны этого региона активно закупали сверхманевренные российские Су-30. Правда, тогда такие выводы были поставлены под сомнение. Более того, их назвали «маргинальными». Властвовала концепция истребителей-невидимок с не очень высокими тактико-техническими характеристиками, но мощными РЛС и дальнобойными ракетами, воплощением которой и стал F-35.

    Но в начале 2010-х годов оказалось, что оптико-локационные станции и средства радиоэлектронной борьбы – опасное для противника сочетание. В частности, учебные бои между «Еврофайтерами» и F-22 показали, что последние проигрывают тогда, когда европейцы задействуют свою ОЛС IRIS-T. При этом «Еврофайтер» не может похвастаться хорошей маневренностью, за что его даже называют «летающим утюгом», и мощными системами РЭБ. А ВВС США уже с 2015 года активно экспериментируют в направлении использования подвесных прицельных контейнеров в воздушном бою.

    «Сухой» подкрался незаметно

    Итак, 23 ноября в районе маневрирования Су-25 и F-22 появился Су-35. Насколько его появление было внезапным для ВВС США? Судя по всему, российский истребитель добился полной неожиданности. Как это удалось? Либо летчик задействовал «Хибины» и под их прикрытием проник в район, либо Су-35 шел на предельно малой высоте. В пользу последней версии говорит тот факт, что Су-25 – маловысотная машина. И в Сирии «Грачи» редко поднимаются выше пяти тысяч метров. Исходя из того, что F-22 задействовал механизацию крыла, именно на малой высоте и произошел инцидент.

    Ниже пяти тысяч метров и в условиях ближнего боя преимущество полностью перешло на сторону Су-35. При этом американский пилот не мог понять, взял его российский коллега в прицел ОЛС-35 или нет. Возможно, упомянутые в сообщении МО РФ тепловые ловушки, которые отстреливал американский истребитель, были попыткой сбить оптико-локационную станцию со следа. В сложившейся ситуации пилот «Раптора» понял, что полностью проиграл, и предпочел максимально быстро ретироваться.

    По сути 23 ноября в боевой ситуации впервые столкнулись две концепции. «Маргинальное» сочетание ОЛС, РЭБ и сверхманевренности против «трендового» комплекта из мощного радара, радиолокационной невидимости и дальнобойных ракет. За явным преимуществом победили «маргиналы», что ставит под сомнение все достигнутое западной авиационной мыслью за последние тридцать лет.


    0 0

    Автомат, побывавший в руках уральского мастера, украшен золотой росписью и портретом создателя. На крышке ствольной коробки – автограф Калашникова. Ствольная коробка, газовая трубка, предохранитель, магазин и затылок автомата покрыты орнаментом в традициях златоустовской гравюры на стали.

    АК востребован всеми видами современного искусства. Златоустовское холодное оружие и автомат Калашникова объединяет главное – они были созданы для защиты своей страны. Но стальные клинки сегодня лишь символ воинской славы.

    Традиции росписи по стали в Златоусте давние. Здесь делали наградное оружие для политических деятелей и крупных военачальников. Для Леонида Брежнева – украшенную золотом шашку, для министра обороны СССР Андрея Гречко – двуручный меч, для монгольского маршала Чойбалсана – кривой кинжал. На Параде Победы в 1945 году все генералы шли по Красной площади с именными златоустовскими шашками.

    Сергей Белковский,
    корреспондент «ВПК» (Челябинск)

    0 0

    Не секрет, что в запусках ракет северокорейцам помогали сотрудники КБЮ и завода «Южмаш»

    Серия ракет «Хвасон» или, как ее еще называют, «Марс» включает большой спектр изделий – средней, повышенной, большой дальности и межконтинентальные. По данным китайских специалистов, развитие этих ракет идет по нескольким направлениям. Главным образом эволюционируют боевые части, и огромный прорыв северокорейцы сделали в разработке теплозащитных покрытий для боевых блоков, в основном ядерных. Те, что уже изготовлены, регулярно проверяются на испытательных стендах, их тестируют высокими температурами. Можно сказать, что проблему с нагревом головных частей баллистических ракет при входе в атмосферу в Пхеньяне решили.

    Что касается самих ракет, то, опять же по китайским данным, это копии еще советских Р-27, размещавшихся на атомных подводных лодках. Плюс двигатель РД-215 разработки украинского КБ «Южное». Для китайцев не секрет, что сотрудники КБЮ и серийного завода «Южмаш» помогали «северянам» и в запусках. А белорусские тягачи специалисты КНДР скопировали самостоятельно.

    Максим Казанин

    Насколько реальна угроза использования ракетного арсенала Пхеньяна при современном развитии средств противовоздушной и противоракетной обороны? Эксперты считают, что при массовом запуске, числом от тридцати и более, американская система ПРО, размещенная на Аляске, и даже та перспективная, что сейчас разрабатывается, будут бессильны против северокорейской атаки. Понимая это, собственную эшелонированную систему ПРО начала выстраивать Япония. Системы «Патриот» показали свою несостоятельность в Саудовской Аравии, пропуская к Эр-Рияду далеко не современные иранские ракеты. Надежд на «Иджис» и «Тхад» тоже нет, стопроцентной защиты от массированного удара они не дают. Понимая уязвимость такой обороны, японцы, взяв за основу американский «Томагавк», решили сами делать ракеты-перехватчики с дальностью полета до 1300 километров, а также КР воздушного базирования на базе противокорабельных – норвежской NSM и американской AGM-158. Разработка начнется в следующем году, к концу 2020-го ее планируется закончить.

    Успехи ракетной программы КНДР завязаны в первую очередь на Китай. Достаточно сказать, что ныне в Поднебесной проходят обучение около 1200 северокорейских специалистов, тогда как еще пять лет назад эта цифра едва дотягивала до двухсот. При всех публичных антипхеньянских жестах Пекин никогда не прекращал помощи, поддерживая ракетные программы КНДР на плаву. Содействие не только интеллектуальное – Северная Корея зависит от поставок надежных комплектующих, а также высокоэнергетического ракетного топлива, без которого запуски на межконтинентальную дальность невозможны. У корейцев нет телеметрии необходимого уровня, потому и здесь они вынуждены прибегать к помощи соседей. Китайцы лучше других знают, что якобы неудачные пуски ракет на самом деле являются контролируемыми самоподрывами, чтобы исключить сторонний доступ к конструкциям головных частей.

    Максим Казанин,
    кандидат политических наук

    0 0
  • 12/18/17--19:13: Рубка на рубку
  • После установления степени соответствия условиям боевого применения и стоящим задачам в современных войнах и вооруженных конфликтах основных классов надводных кораблей океанской и дальней морской зоны (авианосцев, крейсеров, эсминцев и фрегатов), естественно, возникает интерес оценить по этим показателям подводные лодки.

    Для успешной атаки торпедами «Лос-Анджелесу» надо приблизиться к цели существенно ближе, чем нашей подводной лодке

    Методика должна быть подобна той, что применялась ранее. Прежде всего необходимо корректно выбрать сопоставляемые образцы. Для нас интересно взять для сравнения иностранный. При выборе аналога нужно соблюсти определенные требования. Прежде всего он должен относиться к тому же классу, что и российский образец, и представлять примерно то же поколение боевой техники. Хотя второе и необязательно, поскольку часто новые системы вооружения, выигрывая у предшественников в одном, проигрывают в других характеристиках. В результате в конкретной обстановке при решении специфических задач передовой образец может оказаться менее эффективным.

    Для сравнения подводных лодок важно корректно выбрать условия. То есть представить, в каком военном конфликте участвуют образцы, против какого противника и т. п. Часто рассматриваются действия по схеме один на один. Однако есть виды боевой техники, не предполагающие прямого противоборства. Яркий пример – противолодочные самолеты. Они не имеют вооружения для уничтожения друг друга. Если эффективность сравниваемых образцов несимметрична по условиям боевого применения, то есть превосходство то на одной стороне, то на противоположной, необходимо рассматривать различные сценарии с учетом вероятности их реализации. Подобно вариантам обстановки прогнозируются и расклады на решение различных боевых задач.

    Только после этого имеет смысл переходить к анализу тактико-технических характеристик. Акцентируем внимание на тех данных, которые значимы применительно к выбранным боевым задачам и условиям. На этой основе можно дать оценки ожидаемой эффективности, в том числе в схеме один на один. Расчет делается для каждого сопоставляемого образца по всем рассматриваемым боевым задачам и при возможных вариантах применения. Далее вычисляется интегральный показатель эффективности. Это уже более или менее объективная характеристика сопоставляемых тактических единиц. Она отвечает на вопрос: какой из образцов окажется эффективнее в реальной боевой обстановке?

    Как и при сопоставлении надводных кораблей («Морской бой с тенью: «Москва» против «Тикондероги»), начать необходимо с выбора вида войн и вооруженных конфликтов, в которых сравниваются подводные лодки.

    В противоборстве со слабым противником их основными задачами могут быть уничтожение групп надводных кораблей и себе подобных, нанесение ударов по наземным целям. В крупномасштабной войне в дополнение к перечисленным – уничтожение авианосных ударных и многоцелевых групп, нанесение ракетно-ядерных ударов. Задача уничтожения легких сил вражеского флота – катеров различных классов, как правило, не ставится в силу специфичного вооружения подводных лодок, а также несовпадения районов боевых действий. Поэтому и в локальных войнах, и в крупномасштабных объектами ударов подлодок при решении задачи уничтожения корабельных групп станут крейсеры, эсминцы, фрегаты и, возможно, корветы.

    Рубка на рубку
    Коллаж Андрея Седых

    Еще одной специфической особенностью сопоставления подлодок в отличие от надводных кораблей будет исключение из рассмотрения задачи отражения средств воздушного нападения. В состав системы вооружения современных субмарин обычно включаются ПЗРК. Однако как средство ПВО в реальном бою они малоприменимы. Основной воздушный противник – противолодочные самолеты и вертолеты корабельного и берегового базирования. Они оснащены разнообразным вооружением: торпедами, глубинными бомбами и ПКР различных типов, имеют эффективные средства поиска: системы радиогидроакустических буев, опускаемые ГАС и магнитометры, а также РЛС. ПЗРК может быть применен субмариной только из надводного положения. При этом противолодочные (базовые патрульные) самолеты и вертолеты имеют неоспоримые преимущества в возможности как обнаружения, так и поражения с применением ПКР. Поэтому бой субмарины с воздушным противником сводится к уклонению от его атак. А эффективность этих действий определяется в большей мере возможностями охотника, нежели его потенциальной жертвы.

    Стоит остановиться на задаче борьбы с подлодками противника. Если речь идет о многоцелевых, показателем эффективности будет вероятность уничтожения в определенном районе. Если же речь о сопоставлении таких классов, для которых главной является другая задача, например нанесение ракетно-ядерного удара по объектам на вражеской территории или уничтожение ракетами большой дальности крупных корабельных соединений, то борьба с себе подобными оценивается по иному показателю – вероятности уцелеть. При этом будут рассматриваться два возможных района: для АПЛ и неатомных субмарин, для последних – вдвое меньше по площади, что соответствует, судя по открытым данным, взглядам на боевое применение подлодок в ведущих странах. Но для получения сравнимых результатов размеры районов поиска для всех типов в пределах одного класса принимаются одинаковыми.

    Определимся и с наземными объектами поражения. Для стрельбы КР подлодке могут назначаться любые цели. Однако для обеспечения сравнимости возьмем единый тип объекта. Подводная лодка – это тактическая единица, поэтому будет справедливо принять, что и целью должен быть объект, имеющий оперативно-тактическое значение. Это, например, аэродром, требующий для поражения большого наряда ракет или множество точечных. Примером последнего служит соединение ПВО, включающее 12–15 объектов типа командный пункт, узел связи, радиолокационный пост и зенитная ракетная установка, с уничтожением которых соединение утрачивает боеспособность.

    Начнем сопоставление с наиболее распространенных современных АПЛ. Это, естественно, наша «Акула» (проект 971) и как ее конкурент – американский «Лос-Анджелес».

    Оружие к осмотру

    Судя по открытым данным, в составе российского ВМФ четыре боеспособных корабля проекта 971. Шесть модернизируются, что позволит приблизить их по боевым возможностям к четвертому поколению. Надводное водоизмещение – около девяти тысяч тонн, а подводное превышает 12 тысяч. Это сопоставимо с некоторыми типами подлодок с баллистическими ракетами. «Акулы» имеют большую рабочую и предельную глубину погружения: соответственно 480 и 600 метров. Максимальная скорость в надводном положении достигает 10 узлов (ограничивается «зарыванием» в воду), а в подводном – 33. Проект 971 располагает восемью торпедными аппаратами – по четыре 650-мм и 533-мм. Боекомплект – 40 единиц: 12 калибра 650 миллиметров и 28 калибра 533. Сегодня это единственная в мире подводная лодка третьего поколения, располагающая противолодочными ракетами: РПК-6 «Водопад» и РПК-7 «Ветер». И те, и другие выстреливаются из стандартных ТА. ПЛУР 83Р ПЛРК РПК-6 – из ТА калибра 533 миллиметра, а 86Р ПЛУР «Ветер» – из 650-мм. Дальность стрельбы 533-мм ПЛУР составляет около 50 километров, а 650-мм – до 100. Скорость полета всех ПЛУР на воздушном участке траектории сверхзвуковая, что обеспечивает доставку боевой части в район цели в течение полутора-двух минут на предельную дальность. Боевая часть этих ПЛУР – малогабаритные торпеды. За время движения каждая в течение пяти-шести минут обследует площадь до 25–30 квадратных километров с расчетной вероятностью обнаружения подводной лодки 0,7–0,9 в зависимости от точности местоопределения цели. Допускается залповая стрельба до четырех ракет одновременно.

    Рубка на рубку

    Из торпедного вооружения «Акула» может применять все основные типы торпед, имеющиеся в нашем ВМФ: 533-мм УСЭТ-80, СЭТ-65, ТЭСТ-71, УГСТ и другие (в том числе противокорабельные 53-65) и 650-мм 65-76. Наиболее современные торпеды калибра 533 миллиметра имеют дальность хода 40–50 километров при маршевой скорости около 35 узлов с возможностью увеличения до 50 с захватом подводной цели ГСН. У более старых (СЭТ-65) дальность хода – 16 километров при скорости 40 узлов. Вес боевой части – 250–300 килограммов. По открытым данным, торпеды калибра 650 миллиметров имеют дальность хода до 50 километров при скорости 50 узлов и до 100 километров при скорости 35 узлов. Их боевая часть включает более 500 килограммов взрывчатки.

    Подводная лодка может применять ракетное оружие – хорошо известные по Сирии ракеты «Калибр-ПЛ». Вариант боекомплекта подводной лодки определяется стоящими перед ней задачами. Предположим, что многоцелевой таков: 8 КР «Калибр-ПЛ», 4–6 ПЛУР «Ветер» 86Р, 4–6 ПЛУР «Водопад» 83Р, 4 самоходных имитатора подводной лодки, 6–8 противокорабельных торпед 65-76 и 10–12 калибра 533 миллиметра.

    Гидроакустическое вооружение включает основной ГАК МГК-540 («Скат-3»), в том числе станцию с протяженной гидроакустической антенной, работающей в инфразвуковом диапазоне, и БИУС «Омнибус». По мнению специалистов, в том числе иностранных, по уровню физических полей проект 971 сопоставим с такими, как американская подводная лодка четвертого поколения «Сивулф».

    В составе американских ВМС к началу 2017 года насчитывалось 35 подводных лодок типа «Лос-Анджелес». Они имеют наиболее совершенную гидроакустику по сравнению с иностранными аналогами своего поколения (включая станцию с протяженной гидроакустической антенной для обнаружения подводных лодок в инфразвуковом спектре шумов), средства ГАП и торпедное вооружение – двухцелевые Mk-48 последних модификаций. Водоизмещение существенно меньше: около шести тысяч тонн и немногим более семи тысяч соответственно. Глубина погружения: рабочая – 250–280, предельная – до 450 метров. Торпедных аппаратов – четыре в средней части корпуса, все калибра 533 миллиметра. В дополнение к ним у лодок есть 12 вертикальных ПУ для пуска КР «Томагавк» или ПКР «Гарпун». Возможен пуск ПКР «Гарпун» из ТА. Боекомплект торпедного/ракетного оружия для стрельбы из ТА – 26 единиц. Таким образом, всего 38 единиц оружия – почти как у нашей. Типовой вариант, по открытым данным, включает 12 КР «Томагавк», 6–8 ПКР «Гарпун» и 16 торпед Mk-48. Остальные – самоходные имитаторы.

    Версия ПКР «Гарпун» для стрельбы с подводных лодок имеет дальность 70 километров при прочих равных другим модификациям тактико-технических данных. Торпеда Mk-48 двухцелевая, телеуправляемая. Дальность хода – до 50 километров при маршевой скорости 35 узлов с ускорением до 55 с момента захвата цели ГСН. Телеуправление – до 18 километров. Считается, что эффективная дальность стрельбы – 12–15 километров.

    Основное гидроакустическое вооружение представлено ГАК AN/BQQ-5 различных модификаций, наиболее совершенные из которых C, D и Е. Естественно, все эти комплексы имеют инфразвуковой тракт обнаружения с соответствующей буксируемой антенной.

    Скоростные характеристики «американки» примерно соответствуют нашей подлодке. У обеих максимально малошумную скорость хода можно принять равной 8–10 узлам.

    При примерно сопоставимых уровнях физических полей (наша несколько лучше в этом отношении) обе имеют равноценные ГАК. Проект 971 сильнее в противолодочном вооружении за счет ПЛУР, «американка» – в ракетном, превосходя в количестве КР большой дальности и ПКР, которых наша не имеет вообще. Правда, последнее отчасти компенсируется наличием у нашей подлодки «толстых» торпед 65-76. У них почти равная «Гарпуну» эффективная дальность (правда, экономической скоростью 35 узлов).

    Стрельба по задачнику

    В локальной войне против слабого в военно-морском отношении противника распределение коэффициентов значимости задач для нашего проекта 971 можно оценить так: уничтожение групп надводных кораблей – 0,3, подводных лодок – 0,1, нанесение ударов по наземным объектам – 0,6. У «американки» иначе: уничтожение групп надводных кораблей – 0,2, подводных лодок – 0,1, нанесение ударов по наземным объектам – 0,7.

    Рубка на рубку

    В крупномасштабной войне распределение значимости задач для «Акулы» может выглядеть так: уничтожение авианосных ударных и многоцелевых групп – 0,2, групп надводных кораблей – 0,1, подводных лодок – 0,5, нанесение ударов по наземным объектам – 0,2. Функционал «Лос-Анджелеса» задается несколько иным предназначением субмарины в составе американского флота в крупномасштабной войне: уничтожение авианосных ударных и многоцелевых групп – 0,05, групп надводных кораблей – 0,1, подводных лодок – 0,55, нанесение ударов по наземным объектам – 0,3. Значение задачи нанесения ракетно-ядерных ударов по наземным объектам у обеих подлодок следует признать нулевым, поскольку и проект 971, и ЛА вряд ли станут носителями ядерных КР большой дальности.

    Ограниченный объем статьи не позволяет детально показать обоснование расчетных значений. Поэтому остановимся только на важнейших аспектах, определяющих результаты оценок.

    В локальных войнах против слабого в военно-морском отношении противника его группа из трех-четырех фрегатов и эсминцев мало что может противопоставить атаке современной многоцелевой АПЛ. Единственное, обнаружив направление, с которого последовала атака, они попытаются на максимальной скорости выйти из опасного района. Поскольку даже АПЛ следуют на скорости максимально малошумного хода, такой маневр весьма эффективен. Однако первую атаку корабли предотвратить не смогут. «Американка» даст один-два залпа по двум ПКР «Гарпун» с дистанции до 50–60 километров или выпустит две торпеды Mk-48. В итоге будут уничтожены один-два корабля из группы, что соответствует эффективности 0,3–0,5. Российская «Акула» может рассчитывать только на торпеды. Залп двумя-тремя из ТА обоих калибров даст примерно тот же эффект – уничтожение одного-двух кораблей из группы.

    В бою с надводным соединением в крупномасштабной войне обеим подлодкам придется иметь дело с мощным противолодочным вооружением, в частности эффективными средствами обнаружения, а также с развитой системой ПВО. В этих условиях «американка» своим двухракетным залпом «Гарпунов» (четырьмя не стрельнешь – надо иметь еще две торпеды в ТА для самообороны) мало что сможет сделать. Придется сближаться для атаки торпедным оружием на дистанцию эффективной стрельбы (12–15 км). А это уже соответствует дальности обнаружения лодки корабельными ГАК. Во всяком случае российские МГ-335 обладают примерно такой энергетической дальностью. С обнаружением подлодки корабельная группа предпримет маневр уклонения с последующей атакой противника вертолетами и ПЛУР. Поэтому вероятность успешного решения «американкой» задачи уничтожения групп надводных кораблей мала – 0,15–0,2. «Акула» же имеет возможность применить специальные противокорабельные торпеды 65-76 с расстояния 30–40 километров, что должно соответствовать эффективной дальности стрельбы этим оружием (скорость 50 узлов). Залп из двух таких торпед позволит с большой вероятностью уничтожить один корабль из ордера, а то и два (шансов удержаться на плаву у эсминца и даже крейсера, не говоря уже о фрегате, после попадания торпеды с боевой частью, имеющей более полутоны взрывчатки, почти никаких). Эффективность проекта 971 – 0,3–0,35.

    В бою с авианосной группой обеим подводным лодкам придется преодолевать всю систему ПЛО, создаваемой вокруг такого соединения. У американской АУГ дальняя зона начинается с 200–300 миль, достигая достаточно высокой плотности противолодочных сил в 60–80 милях от центра ордера. Ближняя зона ПЛО АУГ может иметь глубину до 20 миль. В этих условиях шансов выйти в торпедную атаку по полностью боеспособной АУГ США у «Акулы» немного – 0,1–0,15. Еще меньше вероятность попасть торпедой в авианосец: она может быть обнаружена заблаговременно и корабль ядра уклонится от удара. Наше авианесущее корабельное соединение во главе с ТАКР «Адмирал Кузнецов» имеет существенно меньшие показатели глубины ПЛО – силы у нас не те. Однако и «Лос-Анджелесу» для успешной атаки торпедами («Гарпуны» и здесь ничего не дадут – корабли охранения имеют мощные средства ПВО да и сам авианосец проекта 1143.5 способен успешно отражать такие удары) надо приблизиться к цели существенно ближе, чем нашей подводной лодке. Фактически войти в зону, полноценно контролируемую кораблями охранения. Поэтому шансов занять позицию для успешной атаки у «американки» еще меньше, чем у нашей. Зато выдать целеуказание по обнаруженному авианосцу лодка может. Собственно, в составе ударных группировок это будет их главная задача при разгроме авианосных сил. В этой связи эффективность следует оценивать по вероятности выдачи целеуказания ракетному оружию других. Оценки для «Акулы» дают значение 0,3–0,5 в зависимости от района боевых действий и состава АУГ США, для «американки» – 0,5–0,6.

    В локальной войне против слабого противника обе подлодки, решая противолодочные задачи, будут действовать против ДЭПЛ относительно старых типов, которые часть времени патрулирования находятся в районах подзарядки аккумуляторных батарей, будучи чрезвычайно уязвимы для АПЛ. При сопоставимых возможностях ГАК шансы уничтожить подлодку противника примерно одинаковы – 0,7–0,8.

    В крупномасштабной войне противником «Акулы» будут в основном американские «Лос-Анджелесы» (возможность столкновения оценивается исходя из их доли в боевом составе ВМС США в 0,55), «Вирджиния» (0,4), а также английские и французские (0,05). Соответственно усредненная вероятность уничтожения подлодки противника нашим проектом 971 в типовом районе поиска за трое суток – 0,44–0,52. «Американка» будет действовать против наших проекта 971 (возможность встречи – 0,2), проекта 671РТМ (0,1), проекта 955 (0,15), проекта 667БДРМ (0,1), проекта 949А (0,2) и китайских АПЛ (0,25). Усредненная вероятность решения задачи лежит в пределах 0,55–0,62.

    Остается оценить возможности подводных лодок по поражению наземных объектов. «Лос-Анджелес» может нанести удар 12 КР «Томагавк», российская «Акула» – восемью КР «Калибр-ПЛ». Результативность такого удара «американки» оценивается в 0,4–0,6 (доля уничтоженных точечных целей), а проекта 971 – 0,33–0,45.

    Проведенный анализ позволяет вывести интегральный показатель соответствия. У «Акулы» он составляет 0,44 применительно к локальным войнам и столько же к крупномасштабным. У «американки» эти показатели слегка разнятся: 0,50 и 0,51. То есть по степени соответствия боевой эффективности корабля его предназначению «Акула» уступает около 12 процентов. Между тем в дуэльной ситуации наш корабль примерно равносилен оппоненту, превосходя его в благоприятных гидрологических условиях и чуть уступая в сложных. То есть лодки равноценны. Наша несколько уступает по показателям соответствия условиям боевого применения в связи с тем, что у «Лос-Анджелеса» противники во многих ситуациях слабее. Сказывается и больший боекомплект ракетного оружия «американки».

    Константин Сивков,
    заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

    0 0

    Напомним, что до недавнего времени многие украинские политики и военные чины публично заявляли, что западное оружие – это единственное, чего не хватает Украине для полной и окончательной победы над врагами Украины. Военный хай-тек помноженный на доблесть «киборгов» позволит покончить не только с «сепаратистами», но, возможно, и одолеть Россию.

    Впрочем, по мере того, как перспектива поставок вооружения становится все более близкой и реальной, энтузиазм киевских комментаторов значительно снижается.


    Так, например, украинский пропагандист Дмитрий Снегирев, выступающий в роли военного эксперта, в эфире телеканала «112» в сердцах заявил:


    «Во-первых, подписано то, что предоставляется стрелковое оружие, а на вооружении Канады стоит Colt Canada, это американский аналог M16. Поэтому пользы от него ВСУ никакой. Мы с таким же успехом можем заключить с Чадом договор о поставках луков и копий, и будет больше пользы. Потому что M16 – это натовский стандарт, и у нас просто нет к ним боеприпасов».


    Надо признать, что Снегирев довольно оптимистичен. Вовсе не обязательно канадцы в качестве стрелкового оружия поставят винтовку/ карабин Diemaco C7 / C8 (канадскую версию М-16/М-4). Гораздо более вероятно, что на Украину будут отправлены самозарядные винтовки С1, которые были сняты с вооружения в 1984 году и в большом количестве находятся на складах. Они выполнены под патрон 7, 62х51 НАТО, и этих боеприпасов также нет на украинских складах.


    Тут можно вспомнить, что в свое время США отправили в Литву винтовки М-14, от которых они сами отказались в 60-х годах прошлого столетия. 40 тысяч таких стволов было передано в 1999 году в рамках военной помощи. Однако потом Вильнюсу пришлось выложить довольно крупную сумму за боеприпасы и обслуживание этих безнадежно устаревших и не слишком удачных винтовок. А когда литовские военные решили избавиться от надоевшего «металла» и продали американские подарки членам Союза стрелков Литвы (военно-патриотическое объединение, вроде ополчения) американцы устроили жуткий скандал, заставив эти винтовки выкупать у «литовских стрелков».


    Как бы то ни было, ВСУ, вооруженные привычными и надежными автоматами Калашникова, в ином стрелковом оружии нуждается в последнюю очередь.


    Борис Джерелиевский


    0 0

    Почему винтовки M107A1 «Баррет» популярны в Мексике


    41,5 миллионов долларов Украина должна будет заплатить за поставки снайперских винтовок M107A1 «Баррет» и боеприпасов к ним.
    Дополнительной горечи к этой «помощи» добавляет тот факт, что эти винтовки уже закупаются Украиной без всякого «лицензирования» Белым домом в третьих странах, в том числе – в Болгарии.


    Строго говоря, для закупки этих винтовок никаких специальных лицензий не требуется – их продают очень охотно и помногу. Они находятся в гражданском обороте в ряде стран. И невероятно популярны у боевиков мексиканских наркокартелей. Каждый уважающий себя el pistolero старается обзавестись «машинкой» Баррет, которая разносит в труху бронированные автомобили вождей конкурирующих банд и легко прошивает тяжелые штурмовые бронежилеты полицейского спецназа.


    Злые языки утверждают, и не совсем безосновательно, что М107А1, являющаяся облегченной и укороченной модификацией М82, разработана с учетом пожеланий мексиканских «пользователей». Как бы то ни было, но «мексиканский заказ» составляет немалую часть бюджета «Барретта».


    А что, собственно говоря, представляет из себя эта винтовка, которую Вашингтон намерен официально продавать украинским карателям? Ее вполне можно сравнить с легендарным советским противотанковым ружьем ПТРС (Противотанковое самозарядное ружье обр. 1941 г. системы Симонова), используемым в годы Великой отечественной войны. Его нишей была борьба с легкобронированной техникой и ДОТами, ДЗОТами, прикрытыми бронещитами, а также с низколетящими самолетами.


    Собственно, такое же назначение в основном, и у «антиматериальной» винтовки Баррета – огонь по легкой бронетехнике, по автомобилям, радиолокационным станциям, антеннам, вертолетам. Кроме того, ей отводится роль «контрснайперского оружия». Кстати, советская ПТРС несколько мощнее, поскольку использует патрон 14,5 х 114 мм, против американского 12,7 х 99 мм, и с успехом применяется в Донбассе обеими сторонами.


    Конечно, М107 более совершенное оружие с высокой точностью огня является целым стрелковым комплексом с современным оптическим прицелом, лазерным дальномером и баллистическим калькулятором. Следует отметить, что широкое признание винтовка «Баррет» получила в Афганистане, где она с большим успехом применялась разведывательно-диверсионными группами. Собственно говоря, эта крупнокалиберная винтовка и есть оружие диверсантов, действующих в составе малых групп. И именно в этом качестве и применяются уже имеющиеся в распоряжении украинских боевиков «Барреты». Причем осуществляемый ими из «серой зоны» снайперский террор нацелен не только против защитников Донбасса, но и против мирных жителей.


    Киев заплатит по 10 долларов за один патрон


    Поставляемые американцами крупнокалиберные винтовки не принесут победы ВСУ, они не помогут улучшить или укрепить положение украинских формирований. Но их применение при определенных условиях вполне может сильней закрутить спираль насилия, спровоцировать новые столкновения.


    К этому можно присовокупить, что продажа этих винтовок Киеву вполне ложится в концепцию Трампа, согласно которой «безопасность» американских сателлитов должна стать источником наживы для США. Так, например, за каждый патрон к М107 Киеву придется платить около 10 долларов. Наладить же их собственное производство Украина сумеет не скоро. Конечно 41,5 млн. долларов и последующие поступления за патроны и обслуживание, которые по прикидкам украинских экспертов, могут в первый год составить не менее трети от первичной суммы, не такие уж и большие для США деньги. Но, как говорится, курочка по зернышку. Тем более что совсем недавно Вашингтон пытался всучить эти винтовки Кабулу, но без особого успеха.


    Борис Джерелиевский


    0 0

    Американские военачальники всерьез присматриваются к Европе, как к будущему театру военных действий с Россией, о чем вполне недвусмысленно на днях объявил командующий морской пехотой США генерал Роберт Неллер.


    Шеф КМП призвал американских бойцов, дислоцирующихся на военной базе в Норвегии, быть готовыми к возможному вооруженному конфликту с Российской Федерацией. «Я надеюсь, что ошибаюсь, но грядет война. Благодаря своему присутствию здесь, вы участвуете в борьбе, информационной борьбе, политической борьбе», – сказал Неллер, обращаясь к подчиненным. По словам генерала, американское присутствие в Европе будет расширено, потому что может начаться «огромная драка».


    «Старичка» будут омолаживать


    Однако  готовность ВС США к боевым действиям на европейском ТВД под вопросом, прежде всего, из-за изрядно устаревшего парка бронетехники. В тех войнах, которые США вели и планировали после крушения социалистического лагеря, пожилых, но еще довольно крепких «Абрамсов» хватало за глаза. Но неожиданное для Вашингтона возвращение нашей страны на международную арену в качестве одного из ведущих игроков, с чем категорически на Капитолийском холме не согласны, заставляет Пентагон судорожно искать пути срочного создания «бронированных кулаков».


    Пытаясь решить эту проблему как можно быстрее и с наименьшими затратами, Минобороны США заказало компании General Dynamics масштабную модернизацию танков M1A1 Abrams до версии M1A2 SEP v3.


    В рамках этих работ будет модернизировано оборудование связи, повышены показатели надежности, живучести, топливной экономичности, усилена броневая защита.


    У танка появится вспомогательная силовая установка для обеспечения дополнительной топливной экономичности, усовершенствованные материалы для брони, модернизированные двигатели, трансмиссия. Также танк получит общий дисплей с высоким разрешением для наводчика и командира, а современные элементы электроники будут заменены на новые быстросменные модули, что увеличит ремонтопригодность.


    Это относится к блоку отображения командира, к панелям управления механика-водителя и наводчика, к блоку управления башней и к общему дисплею с высоким разрешением. Также начата интеграция усовершенствованных каналов передачи данных о боеприпасах с боевыми электронными устройствами, такими, как установки радиочастотного подавления дистанционных самодельных взрывных устройств.
    По словам представителей General Dynamics, новая версия отличается от предыдущей улучшенными прицельными приспособлениями, обновленной электронной системой и новой активной системой защиты. Кроме того, новые «Абрамсы» будут более экономно расходовать топливо при сохранении мощности двигателя, а также станут более ремонтопригодными.


    Всего в рамках контракта переоборудованию подлежат 786 «Абрамсов» уже устаревшей версии M1A1, которые выпускались в 80-е и 90-е годы. Стоимость сделки оценивается в $2,7 млрд.


    Представители Пентагона широко рекламируют данный контракт, утверждая, что данная модификация позволит американцам значительно опередить новейшие разработки как союзников, так и противников. Так, генерал-лейтенант США Джон М. Мюррей, комментируя эту модификацию, заявил: «Я думаю, что на ближайшую перспективу танк «Абрамс» сохранит лидирующую позицию среди танков подобного класса».


    Имитация сдерживания


    Однако даже американские эксперты, не столь ангажированные, как сотрудники военного ведомства, вынуждены признать, что возможности модернизации «Абрамса» уже исчерпаны, и данные работы радикально не улучшат его боевые характеристики. Едва ли можно всерьез говорить о превосходстве созданного еще в 1980 году М1А1, даже в версии M1A2 SEP v3, скажем над китайским танком третьего поколения тип 99. А уж после появления Т-14 «Арматы» танки классической компоновки сразу же устарели, и спорить с этим бессмысленно. Между тем, Пентагон затеял и следующую модернизацию старичка «Абрамса». По плану в 2023 году американцы должны перейти к производству M1A2 SEPv4, а на вооружение в войска машина должна поступить с 2025 года. Насчет новых качеств этой модификации известно, что M1A2 SEP v4 получит усовершенствованный многоцелевой 120-миллиметровый снаряд AMP, который заменит боеприпасы нескольких типов, сочетая в себе их различные характеристики. Все это говорит о том, что никаких прорывных разработок перспективных танков у США просто нет, или они не хотят слишком вкладываться в это направление. Предпочитая тратить деньги, скажем, на оружие дистанционное, вроде новых гиперзвуковых ракет, авиационных систем или боевых кораблей.


    А модификации «Абрамса», скорее всего, должны обозначать «готовность США противостоять вызовам со стороны России и Китая». Но это же говорит о том, что Вашингтон, несмотря на грозные заявления генерала Неллера, не собирается вести сухопутную войну против своих главных противников, продолжая делать ставку на «молниеносный глобальный удар». Ну, или предоставляя «почетную обязанность» наземного контактного боя с русскими своим европейским союзникам. 


    Благо, что идет разработка перспективного франко-германского танка, который должен начать производить концерн KNDS, созданный путем слияния немецкой компании Krauss Maffei Wegmann и французской Nexter Systems.


    Борис Джерелиевский


    0 0

    В чем же причина «безоружности» ВСУ? Как мы знаем, независимая Украина наследовала огромный военный арсенал. В распоряжении Киева в 1991 году оказались войска, вооружение и склады длительного хранения трех очень сильных военных округов второго стратегического эшелона и три воздушные армии. Огромное количество современной боевой техники (более 6100 танков и более 1100 боевых самолетов) вывело тогдашнюю Украину на 4-е место в мире после США, России и Китая. Впрочем, если рассматривать европейскую территорию, то здесь военные возможности Украины значительно превосходили те, что были тогда у России. Москве достались в основном слабые округа третьего эшелона с кадрированными дивизиями и устаревшей техникой.


    Известно, что за время независимости значительная часть этого оружии и техники была продана за рубеж, или вышла из строя по причине небрежного хранения. Так по официальным данным ДОВСЕ на 1 января 2013 года, Украина имела 2311 танков, 3782 ББМ, 3101 артсистему, 507 боевых самолетов, 121 ударный вертолет. То есть за 22 года количество техники сократилось в два или в три раза.


    По мнению экспертов, значительная часть и этого оружия тоже была небоеспособна, Однако и половины этого более чем внушительного числа вполне достаточно для войны в Донбассе. Советское оружие всегда отличалось высочайшей надежностью и простотой. Конечно, более чем за двадцать лет оно несколько устарело, но и противники войск киевской хунты не вооружены военным хай-теком. В их распоряжении точно такая же техника, взятая со складов длительного хранения или отбитая в бою у формирований киевской хунты. Впрочем, при внимательном изучении проблемы становится ясно, что недовольство в киевских вооруженных формированиях вызывает не «морально устаревшее» советское оружие, а его украинские модернизации.


    Негодный «Булат»


    Так на днях заместитель командующего сухопутными войсками ВСУ по логистике генерал-майором Юрий Толочный подверг резкой критике украинский основной боевой танк Т-64БМ «Булат», который «на сегодняшний день входит в число самых совершенных танков в мире, гармонично сочетая в себе превосходную огневую мощь, подвижность и защиту». В интервью украинскому изданию «Оборонно-промышленный курьер» генерал поведал: «Некоторые варианты модернизации оказываются неудачными в реальном бою. Например, танки Т-64БМ «Булат» в силу большого веса и слабого двигателя оказались неэффективными, были переведены в резерв, и заменены линейными Т-64».


    То есть реальный опыт Донбасса показал, что все модернизации и усовершенствования, делающие его «по ряду характеристик лучше, чем российский основной танк Т-90А», на самом деле привели к тому, что старый советский танк Т-64БВ оказался непригоден для боевого применения. То есть попросту под видом «улучшения» был испорчен. Впрочем, танк даже 60-х годов прошлого столетия – машина довольно сложная, но украинские «оружейники» сумели «модернизировать» до полной непригодности даже сверхпростой и надежный автомат Калашникова. Взятые со складов длительного хранения абсолютно новые автоматы АКМ и АК-74, украинские «мастера» с помощью наборов для тюнинга страйкбольных приводов (так называют «оружие» айрсофт, копирующее боевые образцы) превратили в мусор, который разваливался в руках боевиков после отстрела нескольких магазинов. Не так давно возмущенные украинские боевики опубликовали ролик о том, что из «модернизированного» советского пулемета ПК стрелять невозможно, так как после короткой очереди происходит утыкание патрона и открывается крышка.


    Можно привести еще множество подобных примеров, когда украинские оборонные предприятия, используют для своих «новейших разработок» вполне боеспособное советское оружие, превращая его в хлам. Тут надо отметить, что есть немалый и вполне успешный опыт модернизации советских танков, как в России, так и в других странах, например, в Израиле или в Польше. Впрочем, чаще всего объектом усовершенствования становятся другие машины, например Т-72. 


    Поскольку еще советский танковый конструктор Леонид Карцев писал: «В танк Т-64А еще с момента создания «объекта 430» была заложена основная идея – меньшая масса и минимальный внутренний объем. Она и привела к бесперспективности этого танка, так как двигатель, ходовая часть и другие узлы и механизмы работали на пределе своих возможностей, не имея запаса прочности». С ним полностью был согласен Олег Соич, директор ХЗТМ им Малышева, считавший, что «ходовая часть «434» Т-64 для перспективы и модернизации неприемлема, разрабатывать машину на этом шасси нельзя». Впрочем, выбор Т-64 в качестве базы для «создания» нового основного танка ВСУ был связан, скорее всего, с тем, что этих танков на Украине осталось больше всего. Нередко приходится слышать, что политическая, экономическая, культурная и социальная деградация украинской жизни привела и к технологическому регрессу. Основания для такого мнения, имеются. Так, Украина не смогла наладить даже производство двигателей 5ТДФ для танков Т-64, которые ранее сама и выпускала. Но это не единственная причина появления на вооружении ВСУ нелепых «модернизированных» систем. В самом деле, почему бы просто не брать оружие со складов длительного хранения, расконсервировать его, и передавать в войска?


    Что же до «модернизации» автоматов, а вернее, их неудачного тюнинга, то одеть АК в «модный» обвес, причем, не уродуя его и не нарушая функционал, можно не то что в обычной оружейной мастерской, но и буквально «на коленке». Наборов для тюнинга АК полным – полно, американских, китайских, израильских – на любой вкус и кошелек. Ну, надо зачем-то сделать автомат Калашникова похожим на американский М-4?  Закупили обвесы и отправили в войска.


    Но в такой слишком простой схеме нет места КБ, которое разрабатывало «модернизацию», заводу, который ее осуществлял. А также чиновникам, которые получают щедрые откаты с каждого участника этой цепочки. Такова же причина того, что вооруженным формированиям киевской хунты отправляли, пока они не возмутились, не Т-64, а его изуродованную «модернизацией» версию. А задача оружейников, состоит не в том, чтобы улучшить характеристики оружия или техники, а осуществить как можно больше работ (увеличивающих конечную стоимость), при как можно меньших затратах. Так, например, стоимость превращения Т-64 в «Булат» составляет всего треть от затрат на производство с нуля Т-90. Примечательно, что представители украинского ВПК с запредельной наглостью, указывали этот факт как свидетельство потрясающей экономии!


    «Гопак» - пляшите, хлопцы!


    Как работают эти механизмы, показывает следующий пример. На обозначенный запрос ВСУ на малошумное оружие немедленно откликнулся завод «Маяк», предложив военным «оперативно-портативную винтовку «Гопак». Это оружие «по ряду параметров превосходящее российскую ВСС», украинские умельцы создали на основе АКМ с использованием части ЗИПа пулемета Калашникова – сошек и приклада. Обрезали газоотводный механизм (винтовка перезаряжается движением затвора после каждого выстрела), приделали глушитель, сошки и пулеметный приклад. На выходе получился девайс, имеющий вес пять килограмм (АКМ весит 3,1 кг), имеющий отвратительный баланс и лишенный автоматического и самозарядного режимов. Казалось бы какой смысл в этой странной «химере», когда на складах полно комплексов АКМБ, включающий в себя дозвуковые патроны 7,62 УС, прибор бесшумной стрельбы (глушитель), специальный целик и планку для ночной оптики? Это проверенная десятилетиями, абсолютно рациональная система позволяет легко превратить АКМ или АКМС в малошумное оружие, без каких-то переделок с сохранением всех изначальных характеристик. А между тем «Гопак», при том что он делается из практически бесплатного сырья, стоит как десяток финских глушителей!


    Хотя вопрос о принятии на вооружение этого чуда техники еще открыт, «Гопак» уже пережил две модернизации. В результате одной он получил укороченный десятизарядный магазин, а при второй – страйкбольный телескопический приклад и китайскую реплику сошек «Харрис», увеличив стоимость «винтовки» на треть.


    История «Гопака» как нельзя лучше иллюстрирует главные принципы функционирования украинского оборонно-промышленного комплекса: затратить как можно меньше, а получить как можно больше. То есть цель «модернизации» заключается не в том, чтобы улучшить характеристики оружия, а обосновать некими работами колоссальную стоимость конечного продукта. Отметим, что тот же «Маяк» производит и скандально известный миномет «Молот», который уже унес жизни более десятка украинских солдат в результате взрыва боеприпаса в стволе. Стоит один экземпляр этого «суицидального» оружия аж 480.000 гривен! При этом «Маяк» загружен заказами – с августа 2016 года завод перешел на шестидневную рабочую неделю, и скоро он «порадует» украинских военных «модернизацией» советского РПГ-7. Следует отметить, что аналогичные схемы, построенные на откатах, работают во всех сферах обеспечения ВСУ и других силовых структур. Суммы, которые они приносят – астрономические. И это значит, что те, кто эти схемы запустил, сделают все, чтобы война в Донбассе продолжалась как можно дольше.


    Борис Джерелиевский


    0 0

    При этом далеко не все знают, что когда-то пулемет «Максим» видом своим напоминал скорее артиллерийское орудие.
    «Машина убийств», которую создал британский оружейник американского происхождения  Хайрем Стивенс Максим, в России была испытана в 1887 году. Тогдашний «Максим» был создан под 10,67-мм патрон винтовки Бердана с дымным порохом. Из него даже пострелял император Александр III. После испытаний представители русского военного ведомства заказали Максиму 12 пулеметов образца 1885 года под 10,67-мм патрон винтовки Бердана. 


    В дальнейшем, винтовка Бердана была снята с вооружения, и пулеметы «Максим» были переделаны под 7,62-мм патрон русской винтовки Мосина. 


    В 1901 году 7,62-мм пулемет Максима на колесном лафете английского образца был принят на вооружение сухопутных войск. Пулемет (масса которого на тяжелом лафете с большими колесами и большим бронещитом составляла 244 кг) отнесли в подчинение к артиллерии. Соответственно, пулеметные подразделения первоначально именовались батареями. 


    Затем в пехотных полках появляются пулеметные роты и  команды. «Ездящий» пулемет «Максим» на полевом колесном лафете с одноконной запряжкой действительно больше напоминал пушку, чем привычный нам пулемет. Даже крайне громоздкие и чрезвычайно заметные «Максимы» на полевом колесном лафете (иногда использовались пулеметы на треноге) показали себя чрезвычайно грозным оружием во время русско-японской войны 1904-1905 годов. 


    Большие потери нанесли японцам русские пулеметы под Бенсиу и при отражении штурмов  Порт-Артура. 


    Русские пулеметчики проявили себя в боях за главную Ляояньскую позицию 20–21 августа 1904 года, причиняя атакующим  японцам большой ущерб. И это при том, что общая численность пулеметов в Действующей армии исчислялась не тысячами и даже не сотнями, а всего лишь десятками.


    Поражает чрезвычайно большое,  количество солдат, обслуживающих пулеметы. По штату, утвержденному 6 мая 1910 года, пулеметная команда входила непосредственно  в состав полка и подчинялась его командиру, но могла полностью или по частям придаваться батальонам и даже ротам. В ней по штату имелись командир, 3 обер-офицера – один старший и двое младших, 1 фельдфебель, 2 взводных унтер-офицера, 2 пулеметных унтер-офицера, 1 каптенармус, 6 младших пулеметных унтер-офицеров, 8 ефрейторов-наводчиков; 8 запасных наводчиков, 24 подносчика патронов, 16 рядовых при пулеметных двуколках, 8 ездовых к пулеметным двуколкам, 8 ездовых к патронным двуколкам, 3 рядовых к заводным лошадям, 2 кашевара, 2 рабочих на кухне; 4 денщика.


    Таким образом, штатная численность пулеметной команды составляла 99 человек. Вся эта сотня без одного  обслуживала лишь восемь пулеметов. Что сказали бы пулеметчики последующих эпох о таком соотношении?


    Николай Морозов


    0 0

    Отклик на статьи «Внимание на экран»и «Пятнадцать мегаватт на сундук мертвеца»

    Возьмем, к примеру, СВП – у них эффективность, выражаемая отношением произведения массы аппарата на его скорость к суммарной мощности двигателей до достижения скоростей 60–100 узлов, примерно одинакова. СВП «Сормович»: вес – 28 тонн, энерговооруженность – 0,107. СВП SRN4: 185 тонн, 0,092. СВП «Зубр»: 555 тонн, 0,09 (при этом энерговооруженность на создание воздушной подушки – 0,036, запомним эту цифру). СВП «Бора»: 1050 тонн, 0,0596. Энерговооруженность везде рассчитана в лошадиных силах на тонну веса. «Бора», конечно, не совсем СВП, это скорее скеговое (с боковыми стенками-корпусами) судно с использованием воздушной подушки. Примерно такой «ляйнер», только без нее, построили когда-то японцы – «Хисе». Кстати, наши главные «партнеры» еще 50 лет назад просчитали для экраноплана весом тысяча тонн мощность двигательно-движительной установки (ДДУ) 63 500 лошадиных сил. У «Боры» она 62,5 тысячи. Вставь вместо верхней палубы с надстройками крыло, и «Бора» полетит.

    Надо довести до ума НК-93 и на его базе создать более мощный двигатель

    Примерно такой принцип стартового устройства предлагается для ЭНБС. Но с некоторыми отличиями. Фактически плоский водоизмещающий корпус – гидролыжа со вставленными в транец водометными движителями, позволяющими разгонять ЭНБС до скорости 30–35 узлов. Это в начале так называемого горба сопротивления при старте. Потребная энерговооруженность на водоизмещающем этапе – в пределах 0,005–0,01, то есть в нашем случае 80 мегаватт на 16 тысяч тонн. Далее – да здравствует новейшее чудо американской техники, F-35 в варианте вертикально взлетающего аппарата с вентилятором-компрессором диаметром около двух метров с подачей 190 килограммов сжатого воздуха в секунду под днище. Американцы (наверное, впервые в истории) разработали то, что нам нужно гораздо больше, чем им самим: регулируемый отбор мощности от турбореактивного двигателя на воздушный компрессор, который способен встроиться в крыло ЭНБС. Теперь посчитаем, хотя бы на уровне ученика 3-го класса общеобразовательной школы, как вывести наш пока не взлетевший в воздух корабль на режим глиссирования и далее воздушной подушки в скеговом варианте. По самой примитивной формуле для плоской доски, без уточнения ее длины и ширины, площади смоченной поверхности, считаем скорость в зависимости от водоизмещения по формуле V=34 корня в шестой степени из водоизмещения D. Получается 117 километров в час, примерно 60 узлов. При этом потребляемая мощность для выхода на глиссирование из расчета 34 килограмма веса судна на 1 киловатт будет 470 мегаватт (справочник Д. А. Курбатова «15 проектов судов», стр. 38). Это как у двух авианосцев «Карл Винсон». Не пойдет – винты утопят водоизмещающий корпус. Посчитаем воздушную подушку по аналогии с типичным СВП «Зубр». Ранее мы зафиксировали соответствующий показатель. Энерговооруженность дает нам для выхода на режим СВП потребную мощность 430 мегаватт. Расчеты по «Боре» еще более оптимальны, но тут получается не сопловая схема СВП, поэтому примем за аналог именно «Зубра» в плане стартовых характеристик экраноплана на воздушной подушке, так как на СВП «Бора» два его корпуса даже при максимальных 55 узлах полностью из воды не выходят. Вывод: для старта и разгона ЭНБС взлетным весом 16 000 тонн до момента отрыва от поверхности необходимая мощность силовой установки 400–450 мегаватт. Пороговая цифра – 500 мегаватт. Согласно диаграмме Кармана-Габриэлли энерговооруженность экраноплана при 400–450 километров в час должна быть порядка 50 киловатт на 1 тонну, то есть потребная мощность – 800 мегаватт. Но мы берем скорость 600 километров в час – предельно оптимальную для движителей – воздушных винтов, и энерговооруженность будет выше. С другой стороны, применение отбора значительной части мощности маршевых ДДУ для старта с использованием воздушной подушки позволяет сгладить «горб сопротивления». По моему мнению, оптимальная ДДУ ЭНБС весом 16 000 тонн должна проектироваться в расчете на 650–850 мегаватт. С точки зрения расхода топлива самые экономичные на сегодня – ТВВД (турбо-винто-вентиляторные двигатели), такие как Д-27 «Мотор Сича», устанавливаемые на Ан-70, и наши НК-93, если последние довести до ума.

    Перейдем к расчету потребного количества двигателей, необходимых для ЭНБС взлетным весом 16 000 тонн при общей мощности силовой установки 850 мегаватт. В предлагаемом нами варианте 8 тандемных двухдвигательных блоков капотированных ТВВД индивидуальной мощностью по 55–60 мегаватт, которые пока не созданы и даже вроде бы не проектируются. Имеется, если не принимать во внимание зарубежные аналоги, два типа рабочих ТВВД: НК-93 тягой 18 000 килограммов на старте и Д-27 в 14 000 лошадиных сил. Можно ли создать ТВВД большей мощности? Или необходимо использовать давно имеющиеся ТРД типа американского GE90-110 B1 тягой 57 тонн? Конечно же, нам надо попытаться довести до ума НК-93 и на его базе создать более мощный двигатель. Если экстраполировать характеристики Д-27 на, можно сказать, однотипный НК-93 по весовым показателям, последний способен выдавать примерно 23 мегаватта (полемики о пересчете мощности на тягу очень много, но, например, для поршневых Як-52 отношение схожее: 0,61 против 0,78 в нашем случае с ТВВД). Уже даже в этом случае количество двигателей будет не 300, а 36, что вполне размещается на крыльях ЭНБС. Движков же с американского Dream team достаточно поставить с десяток, только они нам, думается, не понадобятся – для экранопланов с дальностью полета минимум 10 тысяч километров они не так экономичны как ТВВД.

    Мне понятен ход рассуждений оппонента, сравнивающего стартовую энерговооруженность гидросамолетов (0,25–0,35) с экранопланными, хотя и здесь не все так однозначно. Почти век назад в Германии построили гидросамолет «Дорнье До X» (Dornier Do X) с 12 авиадвигателями, который имел энерговооруженность всего 0,128. Кажется, он в то время (1928 год) был самым грузоподъемным в мире – 46,5 тонны и как раз в режиме экрана. Но в нашем случае на старте используются сначала водяные движители, затем воздушная подушка с отбором мощности от маршевых двигателей и лишь под конец эти последние на всю катушку.

    Возьмем СВП «Зубр» – самый большое в мире. У него 20 тысяч лошадей используется только на создание воздушной подушки, а 30 – на движение. Но наши главные «партнеры», или, как говаривал Михаил Задорнов, «главнюки», облегчили нам задачу уменьшения энерговооруженности экранопланов движками с «Дрим Тим».

    По поводу определенного оппонентом числа самолетов внутри центроплана, как говорит один пользователь сети: «Я плакаль». Не разместить в ЭНБС в 16 тысяч тонн 18–20 машин общим весом не более 400–500 тонн – нонсенс. Смотрите мой рисунок ЭНБС в «Военно-промышленном курьере» («Сухогруз «Прощай, Монтана» возвращается»).

    Владимир Яцков,
    инженер-кораблестроитель

    #Karman–Gabrielli diagram


older | 1 | .... | 14 | 15 | (Page 16) | 17 | 18 | .... | 30 | newer