Are you the publisher? Claim or contact us about this channel


Embed this content in your HTML

Search

Report adult content:

click to rate:

Account: (login)

More Channels


Showcase


Channel Catalog


older | 1 | .... | 12 | 13 | (Page 14) | 15 | 16 | .... | 30 | newer

    0 0
  • 07/10/17--14:29: Дайте армии ГАЗ
  • Отклик на статью «Война с недомыслием»

    Командирский автомобиль должен быть общедоступным

    В статье утверждается некая односторонность армейской подготовки, которая просматривается в ходе учений. Имея опыт курирования в Минавтопроме СССР колесной техники как гражданского, так и военного назначения, полагаю мысль обоснованной и применительно к автомобилям.

    Машина двойного назначения – продукт массового производства, обеспеченный стандартными расходными материалами и запасными частями, значительно снижающий остроту проблем с дорогами

    В памяти первые дни Отечественной войны, когда автомобильный парк составляли трехтонные ЗИЛы и полуторки ГАЗа гражданского назначения – конструкции середины 1920-х, добрая половина которых была мобилизована в народном хозяйстве с малым остаточным ресурсом. Легковых автомобилей для командного состава фактически не было.

    В ходе больших маневров в июне 2016 года наряду с положительной оценкой армейской техники автомобили дипломатично охарактеризованы как «проблемный актив». Вероятно, дело сводилось не к безотказности КамАЗов или «Уралов». Есть основания предполагать, что проблемой могли быть командирские автомобили Ульяновского автозавода, единственного в стране производителя легковой армейской техники.

    Это при освоенной на ВАЗе легендарной «Ниве» с полностью локализованной компонентной базой, с отработанной платформой и незагруженными производственными мощностями, позволяющими в сжатые сроки и по весьма сходной цене организовать производство легкого командирского автомобиля с упрощенным кузовом, машины двойного назначения – военного и сельского, семейного – на унифицированной платформе «Нивы», что обеспечит выполнение обязательного условия: большой тираж, а соответственно низкую цену.

    Дайте армии ГАЗ
    Фото: kolesa.ru

    К слову, офицерский корпус вермахта располагал достаточным количеством «Кюбельвагенов» – легких автомобилей упрощенной конструкции на базе популярных «семейных», массовое производство которых уже освоили на «Фольксвагене». Это была машина двойного назначения со всеми вытекающими из этого плюсами: функциональностью в сложных дорожно-климатических условиях России, простотой обслуживания, ремонтопригодностью и дешевизной.

    У нас до получения по ленд-лизу «Виллисов» в качестве командирских частично использовались сугубо гражданские М-1. Командирский полноприводный автомобиль ГАЗ-67 в ограниченных количествах был начат производством в 1943 году.

    Знаменитый полноприводный ГАЗ-69 с упрощенным кузовом (тентом) два десятка лет (до начала 70-х годов) выпускался в массовом количестве как машина двойного, военно-гражданского назначения, успешная во всех климатических зонах Союза.

    Предполагаю, что некоторые военспецы, читая эти строки, не скрывают иронии по поводу «архаики», будучи убеждены, что само понятие «военный автомобиль» предполагает его участие в боевых действиях. Следовательно, бронезащита, бортовое вооружение и прочее выходят на первый план. На самом деле транспортная составляющая призвана обеспечивать множество различных функций, вытекающих из требований мобильности командного состава, небольших групп быстрого реагирования и т. п. И при этом надо учитывать, что машина двойного назначения – как правило, продукт массового производства, обеспеченный стандартными расходными материалами и запасными частями, значительно снижающий остроту проблем с дорогами на периферии с сорока миллионами жителей российских сел и малых городов. С точки зрения национальной безопасности такой автомобиль ценен еще и тем, что создаются предпосылки для закрепления молодежи в сельской местности, автомобилизации не только и не столько крупных городов, но массы граждан, живущих в условиях проблемной инфраструктуры и ограниченных доходов.

    Естественно, уровень комфортности, респектабельности, но не безопасности и требуемых технических характеристик, в целях экономии будет снижен. Зато функциональность и доступная цена обеспечат спрос не только на внутреннем рынке, но, как в свое время ГАЗ-69 и поныне «Нива», увеличат экспортный потенциал действительно отечественного автопрома.

    Многочисленные предложения, направленные заинтересованным ведомствам, лично министрам Скрынник, Федорову, Сердюкову, Мантурову рассмотреть этот наболевший вопрос, требующий сравнительно малых вложений, в основном на упрощенный кузов, завершились отписками – бюрократическими шедеврами. Обращения, адресованные некоторым другим руководителям, к позитивным результатам не привели. И только вмешательство председателя Комитета Государственной думы по обороне В. А. Шаманова и главнокомандующего войсками национальной гвардии Российской Федерации В. В. Золотова позволило сдвинуть дело с мертвой точки. Проблема еще не нашла окончательного решения, однако появилась надежда, что автомобилизация будет прерогативой не только городов-миллионников, но – наряду с повышением мобильности силовых структур – решением назревших проблем глубинки.

    А время не ждет.

    Евгений Башинджагян,
    технический директор ВАЗа (1966–1972), замминавтопрома СССР (1972–1986)

    #Kubelwagen #Volkswagen


    0 0

    Отклик на статью «Наш невнятный ответ агрессору»

    Удар неядерными крылатыми ракетами по позиционным районам РВСН крайне маловероятен

    После крушения Варшавского договора и СССР соотношение сил в Европе и мире изменилось в корне. США и НАТО получили и в обозримой перспективе сохранят превосходство над Россией в силах общего назначения. Наша страна вынуждена перейти к политике ядерного сдерживания крупномасштабных военных конфликтов, предусматривающей возможность применения ЯО первым в условиях отражения агрессии с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства.

    Положение ЗРК типа «Тор» и «Панцирь» при планировании удара крылатыми ракетами агрессор учесть не сможет

    Однако отсутствие привычного примерного равновесия между Россией и потенциальным противником по всем компонентам сил оказало сильное психологическое воздействие на некоторых аналитиков и экспертов. Появляются материалы и концепции, противоречащие, на наш взгляд, не только принятым военно-политическим установкам, но и вполне посильной для специалистов логике военного анализа.

    Первой на рубеже 2009–2010 годов возникла идея «неядерного разоружения» стратегических ядерных сил (СЯС) РФ. Она предполагает нанесение эффективных обезглавливающего и разоружающего ударов по органам управления и объектам СЯС обычным ВТО (крылатыми ракетами) и отражение ослабленного российского ответа силами глобальной американской ПРО. КР в ближайшее время будут дополнены многочисленным гиперзвуковым оружием. Против этой идеи сразу резко выступили видные ученые. Военные специалисты ВКО критиковали концепцию в журнале «Воздушно-космическая оборона», в газете «Военно-промышленный курьер» («По-быстрому не получится», «Мимо шахты»и др.). Апологеты «неядерного разоружения» уже не столь безапелляционны. Хочется верить, на них повлияли выступления профессионалов.

    Но этой весной на смену пришла идея совместного применения ядерных и неядерных ударных средств воздушно-космического нападения (СВКН). Обоснованность такой схемы, казалось бы, сомнений не вызывает, поскольку именно анализ комплексного применения СВКН предполагаемым агрессором лежит в основе выработки надежных и посильных для страны мер эффективного сдерживания. Но ее авторы не оставляют России никаких надежд на противодействие нападению, укрепляя заокеанских ястребов в иллюзиях об их исключительности, подавляющем военном превосходстве и нашей неуверенности. США не остановит угроза миллионных человеческих потерь – ядерная война вполне рациональна, ведь на кону мировое господство.

    Сдерживание неопределенностью
    Фото: snariad.ru

    Традиционными мерами ВКО обеспечить устойчивость СЯС от образцов чудо-оружия агрессора, одновременно решающих задачи ПРО и поражения наземных целей, не удастся. Необходимо сбивать СВН над сопредельной территорией еще на взлете, применять дирижабли для разведки и поражения СВН, создавать сети автономных необслуживаемых РЛС в труднодоступных районах; размышлять об экранных слоях, преобразующих кинетическую энергию атакующих целей в энергию их разрушения. Но всему этому мешает апологетика ВКО. Военное искусство, диалектика взаимодействия наступления и обороны показывают: изощренные защитные действия эффективны только против технологически отсталого или равного противника (подробнее – «Наш невнятный ответ агрессору»). США создают воздушно-космическую оборону территории своей и союзников, видимо, чтобы их СВН не сбивали на взлете (то есть еще до появления признаков нападения?) средствами ВКО технологически отсталых жертв агрессии. У потенциального противника, то есть США, полагают «новаторы», немало уязвимых мест, возможность ударов по которым способна и без создания разорительной ВКО сдержать агрессию против России. Примером служит устрашающий Северную Америку фактор океанских цунами, порождаемых подводными взрывами («Ядерный спецназ»). Известно предложение ударить сверхкрупным ядерным боеприпасом по Йеллоустоунскому вулкану («Глобальный контрудар»)

    Суть этих «концепций»: осуществить «перелив выделяемых ВКС бюджетных денег на нетрадиционные направления развития сил и средств вооруженной борьбы, чтобы преодолеть общий оборонительный уклон, исторически сложившийся в отечественном военном строительстве».

    В основе оперативно-стратегических исследований по проблематике ВКО всегда лежало положение о неразрывной связи ударных и оборонительных сил, свидетельством чего являются хотя бы работы по созданию СПРН. Это полностью относится и к развитию и применению сил и средств общего назначения.

    Исследования участия ВКО в ядерном сдерживании исходят из того, что в основе стратегической стабильности лежит способность СЯС к нанесению агрессору неприемлемого (заданного) ущерба в ответном ударе. Это закреплено во всех Военных доктринах РФ. Сторонники нетрадиционных подходов полагают, что сдерживающим агрессивную внешнюю политику Запада фактором является его уязвимость при упреждающих и ответно-встречных ударах. Для преодоления оборонительного уклона предлагается радикально пересмотреть основы ядерного сдерживания, признать неспособность РФ к гарантирующему неприемлемый ущерб ответу и провозгласить концепцию упреждающих (не исключая внезапных) ударов по разломам тектонических плит и вулканам. А как наносить ответно-встречный удар без применения «разорительной» ВКО, может быть, и от него отказаться?

    Конструкторские решения, организация применения сил и средств СЯС направлены на реализацию способности к «глубокому» ответному удару («Мобильная составляющая РВСН», «ВПК, № 22, 2008). Предложения по воздушно-космической обороне СЯС обязательно учитывают меры по обеспечению собственной боевой устойчивости, направлены на их дополнение и далеки от претензий на присвоение ВКО роли единственного спасителя СЯС от какой бы там ни было агрессии. При критике «неядерного разоружения» в центре внимания находятся не меры ПВО, а особенности сил и средств РВСН, обнуляющие угрозу.

    Наши предложения направлены на повышение способности СЯС не только к ответному, но и к ответно-встречному удару. Некоторые из них могут в определенной степени претендовать на оригинальность, например развертывание локальных маловысотных полос предупреждения об ударах КР (в том числе с применением аэростатов) вокруг некоторых позиционных районов (ПР) ракетных комплексов шахтного базирования.

    Такой подход вполне может быть реализован в условиях ресурсных ограничений, его нельзя отнести к разорительным. Ведь создание сети автономных необслуживаемых РЛС, размещенных в труднодоступных районах страны, оказалось непосильным даже для Войск ПВО СССР в пору их расцвета. Борцам с традицией этот опыт, видимо, неведом, как и реальное состояние и перспективы развития ВКО. Потому и выдвигаются концепции, военно-экономическая абсурдность которых легко вскрывается с помощью карандаша и листа бумаги.

    При разработке предложений в интересах наращивания боевой устойчивости СЯС мы учитываем, что сложность задачи, отсутствие ряда принципиально необходимых сведений ввиду режимных ограничений, ответственность решений исключают для организаций ВКО возможность реализации традиционных подходов как последовательного движения «от целей» или «от ресурсов» к конкретным результатам. Поэтому руководству представляются варианты, отличающиеся количеством средств ВКО, используемых для решения конкретной задачи и, следовательно, качеством ее выполнения. Выбор или комбинация предложенных вариантов, определение направлений их дальнейшего уточнения входят, безусловно, в компетенцию стратегического и политического руководства.

    Ограничимся рассмотрением вопроса о роли огневых средств ВКО – систем ПРО, зенитных ракетных комплексов (ЗРК) и истребителей в повышении боевой устойчивости СЯС, сосредоточившись на анализе эффекта обороны группового объекта. Этот фактор, на наш взгляд, имеет фундаментальное значение.

    Отправной пункт любого исследования устойчивости СЯС – оценка величины сдерживающего ущерба для агрессора. Мы исходим из следующего: после гражданской войны XIX века США никогда не приходилось вести войны на своей территории, во Второй мировой их потери составили менее миллиона человек, вооруженные силы и население крайне чувствительны к потерям личного состава, президент Р. Рейган объявлял неприемлемым удар по американской территории даже одной ракетой.

    Поэтому полагаем, что агрессор, действуя сообразно традиции, для обеспечения собственной безнаказанности должен стремиться поразить с высокой надежностью в разоружающем ударе все МБР, в том числе и прикрытые обороной, и проверить возможность выполнения этого требования многочисленными расчетами. Задача его ПРО – компенсировать ошибки в разоружении СЯС РФ, неизбежные при любой реализации. Поэтому при ударах по ПР РВСН агрессор должен формировать боевые наряды для преодоления ВКО таким образом, чтобы довести до каждой пусковой установки (ПУ) полигонный наряд (не менее двух ядерных боезарядов) с вероятностью не меньшей, чем при отсутствии ВКО. При данном условии и проявится в полной мере указанный выше эффект «группового объекта».

    Это резкий рост дополнительных расходов боезарядов агрессора на преодоление обороны по сравнению с ее огневыми возможностями (числом уничтоженных атакующих средств). Он обусловлен неопределенностью в распределении ее огневых воздействий при прикрытии, например, одним ЗРК сразу нескольких ПУ МБР, что явно выражено при обороне ПР современными и перспективными ЗРК СД/ДД, зоны поражения (обороны) которых сопоставимы с площадями позиционных районов. В таблице показаны прирост наряда боеприпасов и его суммарный расход, потребный для поражения одной ПУ с вероятностью не меньше, чем без ВКО.

    Сдерживание неопределенностью

    Видно, что если даже возможности обороны выглядят невысокими (относительно полигонного наряда на ПР, указанного в строке «ВКО отсутствует»), ее реальный вклад в увеличение боевого наряда может оказаться для агрессора весьма существенным сдерживающим фактором. Он тем весомее, чем больше ПУ прикрывается одним средством ВКО. Этот эффект имеет исключительно важное значение при решении сложнейшей задачи защиты отдельных ПР от баллистических боезарядов, а также при учете действий сил и средств ПВО различных видов ВС в вынесенных относительно ПР эшелонах и рубежах обороны.

    При разработке расчетных сценариев ядерного разоружающего удара агрессора по СЯС, как правило, полагается, что этому должно предшествовать крайнее обострение политической конфронтации, повышение готовности войск, создание группировок на угрожаемых направлениях (в регионах конфликтов). С высокой вероятностью война начнется с применения обычного оружия. Для агрессора появляется потенциальная возможность замаскировать ядерный разоружающий удар в череде ракетно-авиационных, наносимых обычными средствами для решения задач на ТВД (направлении). Необходимость такой маскировки обусловливается, в частности, сложностью скрыть факт массированного взлета стратегических бомбардировщиков – носителей крылатых ракет. Таким образом, может иметь место совмещение в пространстве и времени ударов ядерными КР по объектам СЯС (разоружающего) и обычными средствами по объектам на стратегическом направлении.

    В эшелонах ПВО зенитные ракетные комплексы, через зоны поражения которых проходят маршруты КР, назначенных на объекты СЯС, расположенные на разной глубине, фактически будут прикрывать групповые объекты. Какие-то из них могут быть составными, включая не один, а несколько (ПР РВСН, аэродромы стратегической авиации). Даже для огневых средств ПВО с относительно небольшими размерами зон поражения и невысокими возможностями воздействия по целям это с учетом рассматриваемого эффекта приобретает огромное значение.

    Сделаем послабляющее для агрессора допущение об обходе КР, назначенными на объекты СЯС, группировок ЗРК СД/ДД. Но положение ЗРК ближнего действия и малой дальности, в том числе с высокой эффективностью борьбы с крылатыми ракетами (типа «Тор» и «Панцирь»), при планировании удара КР учесть невозможно. Они постоянно перемещаются в ходе военных действий вместе с группировкой войск (сил) на стратегическом направлении, их плотность на конкретном участке меняется. Все обнаруженные КР будут обязательно обстреляны (при возможности), так как каждое подразделение, часть имеют боевую задачу не допустить пролета СВН противника в глубину обороны. По мере удаления от переднего края будет нарастать роль в уничтожении КР, назначенных на объекты СЯС, истребительной авиации, способной сосредоточивать усилия на выявленных колоннах, одновременно выполняя доразведку удара, вскрывая признаки назначения КР на объекты СЯС. Их информация может быть использована непосредственно Верховным главнокомандованием для решения о применении МБР из конкретных ПР РВСН.

    Выполнить приведенное выше требование «разоружения», учитывающее уникальную разрушительную мощь ядерного оружия в ответном ударе по мегаполисам агрессора (с немедленной гибелью сотен тысяч человек от одного боезаряда), он явно не сможет, поскольку не в силах преодолеть неопределенность относительно возможных потерь КР, особенно учитывая фактор «группового объекта». Для американских специалистов по планированию применения КР данное обстоятельство заведомо не тайна.

    Поэтому можно утверждать: сценарий нанесения ударов крылатыми ракетами по объектам СЯС с направлений, на которых ведутся боевые действия, совмещения на них СВН с задачами, решаемыми на ТВД, и разоружения СЯС, крайне маловероятен. Основание – наличие эшелонов ПВО, участвующих, казалось бы, в обычной войне регионального масштаба и неориентированных непосредственно на оборону конкретных объектов СЯС.

    Основная доля КРМБ «Томагавк», часть которых может быть оснащена ядерными зарядами, ранее снятыми с КР BGМ-109А, сосредоточена на направлениях с напряженной военно-политической обстановкой (Северо-Западном, Западном, Юго-Западном). Наиболее вероятным направлением разоружающего удара ядерными КР по объектам СЯС с учетом изложенной аргументации, отсутствия плотных группировок ПВО, досягаемости объектов целесообразно считать Северное стратегическое воздушно-космическое. Фактор обороны группового объекта может эффективно действовать здесь при применении истребительной авиации на дальних рубежах. Вопрос этот требует самостоятельного, более широкого и детального рассмотрения, как и анализ возможностей прикрытия отдельных позиционных районов системами ПВО-ПРО.

    Роль ВКО, в частности, сил и средств ПВО различных видов ВС в решении проблем ядерного сдерживания, может быть весьма значительной и для обвинений ВКО в органически присущей ей разорительности реальных оснований нет. Представленная аргументация, по нашему мнению, вполне достаточна для профессионалов. Другое дело – выполнение ответственного заказа и/или поверхностное знакомство с проблематикой ВКО и основами обеспечения стратегической стабильности (выше приведены примеры в пользу последнего предположения). Раскрывать для «новаторов» роль традиционных систем ВКО, непосредственно обеспечивающих уже сегодня возможность Верховному главнокомандованию принять решение на применение СЯС, а также прикрытие войск и объектов в обычных конфликтах, нам просто неловко.

    Марат Валеев,
    доктор военных наук, действительный член АВН
    Александр Беломытцев,
    кандидат военных наук, профессор АВН

    0 0

    Авианосец «Куин Элизабет» вышел в море, как и предполагалось, в 2017 году, без задержки. Это новейший корабль, крупнейший среди всех боевых, когда-либо строившихся в Великобритании. Он активно обсуждается в СМИ и экспертном сообществе. Оценки разные: от восхищенных – какой мощный корабль, в сравнении с ним наш тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» выглядит бледно, до уничижительных – построили хорошую мишень для наших ракет. Что в нем особенного? Какую угрозу он может представлять для ВМФ России?

    Новейший английский авианосец построен для войны со слабым противником или боевых действий под охраной американской группировки

    Полное водоизмещение – 70 600 тонн. Две газотурбинные установки обеспечивают максимальную скорость хода 25 узлов. Для многоцелевого авианосца НАТО, действующего против нашего Северного флота, явно недостаточно. Запасы топлива позволяют пройти 10 тысяч морских миль на скорости 15 узлов. Автономность – более 200 суток. Для войны против России очевидно избыточно, поскольку первые операции вряд ли займут более двух недель. А запасы авиационного оружия и горючего рассчитаны лишь на пять – семь суток активных боев.

    Штатным самолетом «Куин Элизабет» избран истребитель F-35C. Судя по данным СМИ, возможны два варианта комплектации авиагруппы: ударный, включающий 34–36 F-35C и четыре-пять вертолетов ДРЛО Sea King ASaC Mk7, и многоцелевой, предполагающий состав из 24 F-35C, девяти вертолетов EH101 Merlin и пяти Sea King ASaC Mk7. Для обеспечения взлета истребителей оборудован носовой трамплин. Что интересно, на крупном корабле предусмотрена только одна стартовая позиция. Это задает большую продолжительность взлета авиагруппы – до 24 самолетов за 15 минут. Логично предположить, что для подготовки ЛА к полету имеется 24 позиции. Таким будет и максимальный состав ударных и иных групп для выполнения боевых задач. «Королева» рассчитана всего на 420 самолетовылетов в течение пяти дней (и ночей). Максимальная суточная интенсивность – 110 стартов. Это уровень американских неатомных авианосцев 60–70-х годов. Отсутствие катапульты исключило использование палубных самолетов ДРЛО типа Е-2С «Хокай» (других ЛА ДРЛО в НАТО не имеется и пока не разрабатывается).

    Обидчик слабых

    Константин Сивков

    Оценивая состав и возможности авиагруппы, констатируем ее явную малочисленность в сопоставлении с водоизмещением «Королевы». С одной стороны, это можно счесть британской традицией. Основные английские авианосцы Второй мировой типа «Илластриес» первой серии несли всего 35 ЛА при водоизмещении около 27 тысяч тонн, тогда как американские «Йорктауны» – до 90 машин, японские «Секаку» – до 70. В 60-е годы на британских «Арк Ройял» и «Игл» при водоизмещении 53 тысячи тонн размещали только 50 летательных аппаратов, тогда как американские «Орискани» (43 тысячи тонн) имели по 70 машин. А с другой стороны, это свидетельствует о предназначении корабля, ориентированного на участие преимущественно в экспедиционных действиях против слабого противника, не имеющего флота, ВВС и ПВО, способных оказать эффективное противодействие. Только этим можно объяснить то, что численность авиагруппы явно принесена в жертву автономности и дальности хода. Действительно, предполагая низкие потери, необязательно иметь большой состав ЛА. Требуемую результативность обеспечат за счет большего числа вылетов. А необходимая интенсивность работы в экспедиционных боевых действиях значительно ниже, нежели в масштабных войнах.

    Этим же, вероятно, объясняется и почти полное отсутствие вооружения. Две 20-мм шестиствольные американские АУ «Вулкан-Фаланкс» слишком слабая защита от серьезного воздушного противника. Каждая может уничтожить лишь одну ПКР за 30–40 секунд и с весьма низкой вероятностью – 0,2–0,3. То есть удар даже одиночных СВН «Королева» своими огневыми средствами ПВО не отразит. Стоит напомнить, что такое же вооружение имел и приснопамятный «Мистраль», от которого наш флот благополучно избавился (его вооружили двумя 25-мм АУ с еще меньшими возможностями). Известно, что на корабле зарезервировано место под две 16-контейнерные УВП зенитных ракет «Астер». Однако данных об установке этого комплекса на «Куин Элизабет» пока нет.

    В круиз с авиагруппой
    Фото: defence.ru

    Как на этом фоне выглядит наш ТАВКР «Адмирал Кузнецов», который более чем на четверть века старше «Королевы»? Прежде всего обратим внимание на его автономность: 45 суток, корабль ориентирован на высокоинтенсивные и скоротечные боевые действия. Его авиагруппа при водоизмещении несколько меньшем, чем у «англичанки», больше – свыше 50 ЛА. В их числе 12 Су-33, 14 многоцелевых МиГ-29К/КУБ, около 20 противолодочных Ка-27, 3 вертолета ДРЛО Ка-31 и 4 Ка-27 в поисково-спасательном варианте. То есть почти при равном числе истребителей (26 наших против 24 «королевских» в многоцелевом варианте) «Кузнецов» несет вдвое больше противолодочных вертолетов. Если рассматривать чисто ударный вариант, в нем могло бы быть 18 Су-33 (в наличии) и до 30 МиГ-29К (с перспективой постройки недостающих в соответствии с уже заключенным заказом) с тремя-четырьмя вертолетами ДРЛО Ка-31, то есть 48 истребителей против 34 на «Куин Элизабет».

    Позиций для подготовки самолетов на «Адмирале Кузнецове» меньше – 16, то есть он может одновременно вводить в бой не более 16 машин, уступая в этом «англичанке». Как показывают расчеты на основе открытых данных, российский корабль способен с полным напряжением оперировать своей авиагруппой в течение пяти-шести суток, выполняя за это время до 350 вылетов, в том числе до 150 истребителями Су-33 и МиГ-29К/КУБ. Это несколько меньше возможностей «Куин Элизабет».

    Зато «Кузнецов» имеет несопоставимо более мощное вооружение. Прежде всего следует отметить 12 ПУ для ПКР «Гранит» с дальностью стрельбы около 500 километров. Для «англичанки» (без охранения или если оно будет слабым) удар этими ракетами окажется смертельным. Под стать ударному комплексу и средства самообороны, прежде всего ПВО. Это четыре ЗРК малой дальности «Кинжал» с 192 ЗУР, восемь ЗРПК «Кортик» и три батареи по две шестиствольных 30-мм АУ АК-630. По 12 (!) целевых каналов на оба борта. При вероятности поражения каждым противокорабельной ракеты от 0,2–0,3 (для пушечных каналов) до 0,4–0,7 (для ракетных) потенциал средств ПВО «Адмирала Кузнецова» составляет от 5–6 до 8–9 в зависимости от типа цели и интенсивности помех прикрытия залпа противником. То есть наш корабль способен успешно отражать групповые удары СВН. У ТАВКР еще и мощные средства защиты от подводного нападения. При наличии ГАК «Полином» и системы противоторпедной защиты «Удав» он способен своевременно обнаруживать субмарины, уклоняться от них и уничтожать противника вертолетами авиагруппы, а в случае выхода подлодки для атаки отражать торпеды. Таким образом, «Кузнецов» обладает большими возможностями ведения боя против высокотехнологичного противника, чем «Королева».

    В круиз с авиагруппой

    Теперь посмотрим, как может быть использована «англичанка». В локальных конфликтах она будет действовать везде, где есть интересы транснационального капитала, то есть глобально. Участие в конфликтах типа югославского (1999 год) и нынешнего сирийского предопределено.

    Первой важнейшей задачей для «Куин Элизабет» станет борьба с воздушным противником – вспомним битву за Фолкленды. Состав авиагруппы корабля позволит постоянно иметь в воздухе только один вертолет ДРЛО, выдвинутый на угрожаемое направление, там он может создать радиолокационное поле глубиной до 350–450 километров от ордера. Значит, в бой против обнаруженных СВН будет вводиться только пара дежурящих в воздухе истребителей и при благоприятных условиях еще два находящихся в готовности № 1 на палубе. Располагаемый ресурс позволит обеспечить перехват парами истребителей за пять суток до 10–12 целей. В воздушном бою вероятность уничтожения атакованной цели, типовой для локального конфликта, или принуждения ее к отказу от выполнения задачи может быть оценена для F-35C/B в 0,5–0,7. То есть «Куин Элизабет» способен эффективно отразить удары пяти – восьми групп самолетов противника. Между тем опыт прошедших локальных конфликтов («Буря в пустыне», Фолклендский) показывает, что в зоне ответственности ПВО таких авианосцев может появиться в течение пяти суток от 10–12 до 15–20 и более (например в гипотетическом конфликте с КНДР) таких воздушных целей. Возможностей авиагруппы «Королевы» может оказаться недостаточно даже в локальном конфликте против страны с достаточно мощной авиацией. Остается рассчитывать на огневые средства ПВО кораблей охранения и полагаться на защиту американского союзника.

    Другой важной задачей может стать противодействие двух – пяти КУГ по два-три ракетных катера. Для разгрома любой из них будет достаточным выделение двух-трех пар ударных самолетов или вертолетов с ПКР и НУРС. При этом вероятность уничтожения катеров в группе будет близка к гарантированной – 0,9 и более. Всего для решения задачи потребуется до 30 вылетов самолетов и/или вертолетов. Для команды «Куин Элизабет» это вполне достижимо в течение пяти-шести суток. Экипаж справится с задачей, используя всего пять – десять процентов ресурса авиации.

    Что касается поражения наземных целей, британский авианосец может с учетом возможного выделяемого ресурса уничтожить восемь – десять точечных объектов на глубину до 600 километров от побережья. Совсем немного, если сравнить с несколькими сотнями подобных целей (пример в Югославии, Ливии, Сирии).

    В локальных конфликтах «Королева» должна быть эффективна и против устаревших неатомных субмарин потенциальных противников. Действуя в составе авианосной поисково-ударной группы (АПУГ), куда также войдут четыре фрегата или эсминца, она за три – пять суток уничтожит подлодки в расчетном районе с вероятностью 0,5–0,8 и более в зависимости от гидрологии и типа субмарины. В многоцелевом варианте авиагруппы «англичанка» обеспечит непрерывное патрулирование только двух вертолетов в боевом порядке АПУГ, так что основной вклад в борьбу с подводными силами внесут все-таки противолодочные корабли.

    Подводя итог, констатируем: даже для локальных конфликтов возможности «Куин Элизабет» нельзя назвать выдающимися. По сути «Королева» не представляет серьезной угрозы даже для слаборазвитых стран. Самостоятельно она может успешно решать оперативные задачи только против малочисленных формирований партизанского типа или государств с армиями в пределах нескольких тысяч человек с соответствующим вооружением. В остальных случаях возможности «Куин Элизабет» позволят эффективно действовать лишь в составе крупных коалиционных корабельных соединений с авианосцами США, как правило, на отдельных операционных направлениях. На это, очевидно, и рассчитывали создатели.

    Один в море не воин

    В круиз с авиагруппой

    Для оценки того, какую угрозу «Куин Элизабет» может представлять для российского флота, необходимо обратиться к роли и месту этого корабля в ОВМС НАТО. Вероятным районом действий будет северная акватория Норвежского моря. В ней «Королеве» предстоит решать в качестве основной задачу обороны от СФ РФ главных сил ударного флота НАТО – американского соединения в составе двух-трех авианосцев. Главным для британского экипажа при наличии многоцелевой авиагруппы будет борьба с российскими субмаринами и отражение воздушных ударов. Часть сил нацелят на надводные корабли ВМФ РФ.

    Борьба с подлодками будет вестись в типовом районе, назначаемом для действий АПУГ НАТО в Норвежском море. Продолжительность не более суток, что характерно для действий в системе зональной ПЛО. Здесь вероятность уничтожения субмарины, оказавшейся в районе досягаемости «Куин Элизабет», может составить до 0,5 в зависимости от гидрологических условий. Достаточно серьезная угроза, но лишь на одном из направлений.

    Что касается ПВО, то из 25–30 групп и одиночных самолетов российского флота и ВКС, действующих в северной части Норвежского и западной части Баренцева морей вне досягаемости береговой авиации ПВО, авиагруппа сможет перехватить парами истребителей за пять суток до 12–15 воздушных целей, уничтожив или принудив отказаться от боя пять – девять ЛА. Уровень решения задачи – 0,2–0,3 соответствует затруднению действий российской авиации.

    В зоне ответственности СФ РФ будет 15 и более корабельных групп нашего флота, в том числе до двух КУГ из крейсеров, эсминцев, фрегатов и корветов УРО, три-четыре КОН, четыре-пять КПУГ малых кораблей и три-четыре КУГ ракетных катеров и МРК. Для разгрома любой из них экипаж «Куин Элизабет» сможет выделить 16 F-35C, на каждом по две ПКР JSM (на двух других узлах внутренней подвески разместят ракеты «воздух-воздух», а внешняя использоваться не будет в связи с необходимостью обеспечить максимальную скрытность в зоне ПВО противника). Итого – 32 ПКР. Такая группа способна с вероятностью 0,4–0,5 разгромить КУГ, 0,6–0,7 – КПУГ, 0,8–0,9 – КУГ ракетных катеров и МРК или уничтожить до 60 процентов кораблей и судов из состава среднего конвоя (4–6 судов и 3–4 корабля охранения). С учетом возможного ресурса, выделяемого для решения этой задачи и противодействия нашей авиации, результативным ударам палубной авиации «Куин Элизабет» могут быть подвергнуты одна-две корабельные группы. Такой вклад в разгром наших надводных сил нельзя назвать существенным.

    Посмотрим, что «Куин Элизабет» в силах сделать с ТАВКР «Адмирал Кузнецов». Английский авианосец может задействовать только F-35C. Их боевой радиус позволяет ударить по российской авианесущей группе, не входя в ее зону досягаемости КР большой дальности. За сутки может быть выполнено до 40 самолетовылетов. Из них не менее 16 обеспечивают ПВО соединения. За вычетом как минимум четырех позиций для использования вертолетов и истребителей ПВО в системе обороны соединения одновременно в ударе может быть задействовано максимум 20 машин. Из них хотя бы четыре должны заняться расчисткой воздушного пространства. Остается 16 F-35C с 32 ПКР. Наш авианосец окажет противодействие этому удару силами двух – четырех дежурящих в воздухе машин и еще четверкой ЛА, находящихся на палубе (действия ТАВКР поддержит самолет ДРЛО А-50 или перспективный А-100 в общей системе ПВО). Из них три-четыре будут связаны боем с истребителями расчистки воздушного пространства. Соответственно две – четыре нападут на ударную группу и могут уничтожить один-два самолета. Оставшиеся F-35, маневрируя и уклоняясь от атак, будут подходить к рубежу удара в составе пары-звена с залпом по четыре – восемь ПКР JSM. В этом случае вероятность вывода «Адмирала Кузнецова» из строя при первом ударе оценивается в 0,07–0,1. На второй удар нацелят уже одно звено. Вероятность, что оно поразит ТАВКР, с учетом противодействия истребительной авиации РФ составит 0,01–0,02. Всего за сутки – до 0,08–0,11. То есть «Куин Элизабет» не сможет вывести из строя и тем более уничтожить «Адмирала Кузнецова».

    А наш флот сможет потопить «Куин Элизабет»? Некоторые эксперты считают, что сделать это очень легко. Да, если «Королева» окажется одиночкой. Но ее всегда будут охранять минимум три-четыре корабля, из которых не менее двух – эсминцы «Дэринг» («Жертвы «Калибра», «ВПК», № 22, 2017). Пробить их оборону довольно сложно – только залпом 35–50 ПКР. Поэтому для уничтожения «Куин Элизабет» придется создавать специальное ударное соединение из одной-двух многоцелевых субмарин, одной-двух ракетных ПЛАРК проекта 949А и до полкового вылета морской ракетоносной (дальней) авиации Ту-22М3 с ПКР Х-22, прикрытых эскадрильей Су-27 или Су-35. Последовательные удары такой группировки гарантированно потопят или выведут из строя «Куин Элизабет».

    Новейший британский авианосец может существенно ослабить усилия российского флота в борьбе с ударным натовским флотом в Норвежском море, и чтобы нейтрализовать «Королеву», потребуются весьма значительные силы. Вместе с тем серьезной угрозы крупным корабельным соединениям, включающим ТАВКР «Адмирал Кузнецов», «Куин Элизабет» не представляет.

    Константин Сивков,
    член-корреспондент РАРАН, доктор военных наук

    #Queen Elizabeth #Illustrious #Oriskany


    0 0

    Первый день салона. Ровно в 10.00 стою со своими немецкими друзьями, служившими в Военно-морском флоте ГДР, у входа на территорию «Ленэкспо», где проходит МВМС-2017. Первые впечатления.

    В зоне контроля и безопасности образуется длинная очередь, но она быстро двигается вперед. Большинство посетителей в гражданской форме. Встречаются военные. Особенно заметны белые мундиры гостей из арабских стран, украшенные многочисленными орденами. Военнослужащих НАТО не видно. Возможно, они одеты в гражданское или их просто нет.

    Не было предъявлено ни боевой мощи, ни вооружений, ни даже гордости личного состава за свои корабли

    Сначала я должен пройти регистрацию. Она длится недолго, все организовано нормально. Получив каталог салона, знакомлюсь с зарегистрированными экспонентами. Первый день из трех отводится для обзора и заканчивается общим обходом выставочных павильонов вместе с моими немецкими друзьями. Они дают мне полезные советы и рекомендации. Ведь я не намерен все осматривать, меня интересуют специальные фирмы, вооружения и представленные на салоне изделия.

    При просмотре 276 страниц каталога замечаю, что определение «международный» формально, хотя вдоль ограждения развеваются флаги 52 стран-участниц. Многие инофирмы оказываются издательствами и еще менее интересными конторами, которые не имеют отношения к изготовлению боевых кораблей и морского оружия.

    После трех дней салона прихожу к выводу, что видел только один масштабный стенд, который действительно можно отнести к международным, – китайской фирмы CSSC (China Shipbuilding Trading Co., Ltd). Вспоминаю военно-морской салон DIMDEX в Дохе, на который попал в конце марта 2016 года. По площади он составлял всего одну пятую МВМС. Казалось, что в Петербурге состоится самая огромная выставка кораблей и вооружений. Но салон в Дохе в гораздо большей степени соответствовал понятию «международный». Доминировали там, естественно, США, Китай, Турция, европейские изготовители военной техники.

    Якоря и цепи Военно-морского салона
    Фото: torgachkin.ru

    В Петербурге меня интересовали изготовители вооружений, знакомые с советских времен. Хотел получить об этих фирмах информацию, намеревался узнать, как сегодня развивается их производство. Меня интересовали: береговые ракетные комплексы (БРК) и ПКР к ним; морские, воздушные и береговые тактические и оперативно-тактические ракеты, особенно предназначенные для поражения кораблей и наземных объектов; современные боевые корабли и их арсеналы; мощные и сверхновые вооружения, которые привлекают всеобщее внимание посетителей МВМС и впервые показываются специалистам.

    После обхода выставки получаю первое отрицательное впечатление. На салоне нет ни БРК «Бал», ни БРК «Бастион», ни комплекса «Клаб» в оригинальном виде. Нет возможности хотя бы осмотреть и потрогать эту боевую технику. Очень жаль! Два года назад, рассказывали мои немецкие друзья, на статической экспозиции был представлен ракетный комплекс «Клаб» в контейнерном исполнении, который даже приводился в действие. Нынче ничего подобного нет. Как нам сообщили официально, производители хотели показать самые последние модификации, но, к сожалению, не успели завершить подготовку техники. В Германии в таких случаях говорят: «Блажен, кто верует».

    Законная гордость великанов

    Однако мы были вознаграждены демонстрацией морского зенитного ракетно-артиллерийского комплекса (ЗРАК) «Панцирь-МЕ». Эта новейшая разработка Тульского КБП им. академика Шипунова (входит в холдинг «Высокоточные комплексы») создавалась в течение многих лет на основе системы «Каштан-М». Я хорошо знаю вооружения времен Советского Союза. Это очень надежные системы. Тот комплекс, что здесь продемонстрировали, – из их числа. Интеграция артиллерии и ракет с единой системой управления да еще и одновременная работа по четырем каналам – такого у «противостоящей стороны» нет и в ближайшее время не предвидится. Однако «враг» тоже не спит, работает над проектами в иных направлениях. Называется это гонка вооружений.

    Клаус-Петер Гедде

    Презентация комплекса была дополнена анимационным фильмом, который наглядно показал принцип работы системы, действие снарядов и ракет по цели. Съемка испытаний «Панциря-МЕ» убеждает в его превосходстве. Но это еще не все. Генеральный директор холдинга «Высокоточные комплексы» Александр Денисов, главный конструктор зенитных комплексов морского базирования Александр Жуков и заместитель управляющего директора КБП по направлению ПВО Юрий Савенков подробно рассказали о развитии и боевых возможностях «Панциря-МЕ». Замечание одного из докладчиков, что ему не хотелось бы в качестве пилота боевого самолета приближаться к зоне действия этой системы, показалось весьма образным.

    На презентации я чувствовал знакомую мне гордость русских людей за выдающиеся инженерно-технологические достижения, за ведущие позиции в области ЗРАК. Помню фильм, который демонстрирует надежность и точность советской ракеты «Тополь», где генерал нежно гладит ее и говорит: «Это самая надежная и точная техника, которую мы имеем».

    После официальных выступлений пресса смогла задавать уточняющие вопросы, на которые отвечала вся тройка спикеров. В этом разговоре, может быть, случайно, но совсем не хвастливо прозвучали две фразы. Во-первых, достигнута полная независимость от комплектующих с Украины. Во-вторых, санкции западного мира привели к «оживлению» умственных и технологических ресурсов России. Это было очень четкое и однозначное заявление с иным видом гордости: после стольких тяжелых лет геостратегических изменений Россия возвратилась на глобальную арену и принимается как держава, которая следует идеям мира и активно за это борется.

    Во второй день визита иду к стенду концерна «Моринформсистема-Агат». Это великан российского ОПК. Он производит огромное количество военных систем и комплексов, особенно для управления огнем и коммуникации, а также компонентов бортового и наземного использования. Мне очень хорошо знаком БРК «Рубеж», достойный продукт фирмы «Тайфун». Он до сих пор в составе различных флотов России, хотя НАТО и Израиль именно этот комплекс «разложили до последнего шурупа» и детально изучили, проводили испытания ракет. Они даже подвесили под «Фантомом» фюзеляж ракеты П-21, в котором находилась головка самонаведения, и стали имитировать налеты на корабли. Об этом я подробно написал в своей книге «Элитный полк ННА разоружается» в 2000 году. Однако на мой запрос об итогах этих испытаний получил ответ, что отчет никогда не будет рассекречен. И то, что до настоящего времени «Рубеж» действует, означает: военно-морские державы НАТО ничего не могут ему противопоставить.

    Я заснял демонстрируемый на стенде фильм на свой айфон и послушал доклад представителя фирмы. В то же время отмечу следующее. Сотрудникам стендов не разрешалось уходить со своих рабочих мест. При этом при постоянной демонстрации фильма они все время слышали грохот взрывающихся снарядов, шум летящих ракет и прочего. Это большая психологическая нагрузка для работающих на стенде. Но для посетителей вроде меня фильм, конечно, лучше, чем знакомство с «действующим вариантом».

    Корпорация «Тактическое ракетное вооружение» в павильоне № 3 показала широкий спектр ракет, торпед и мин, которые выпускает в кооперации со многими другими фирмами. В корпорацию входит 30 предприятий, включая пять основных: «Гидроприбор», «Вымпел», «Регион», НПО машиностроения, «Радуга». Последнее я очень хорошо помню, потому что там изготавливались ПКР «Термит», которые находились на борту наших катеров и кораблей, а также на самоходных пусковых установках БРК «Рубеж». К изделиям этого предприятия относятся самые первые С-2, самолеты-снаряды из 60-х, ракеты типа П-15 и П-15У из 70-х, а также П-21 и П-22, которые с начала 80-х годов находились на вооружении немецкого ВМФ.

    Сделав общий обзор всех экспонатов, стал мысленно сортировать типы ракет, которые меня больше всего заинтересовали. Кроме того, посмотрел все фильмы корпорации на большом экране, их было штук 10. Из многочисленных сотрудников стал выбирать подходящего собеседника, чтобы обсудить с ним мои вопросы. Я видел, как алжирской делегации давали подробные объяснения на арабском языке и показывали различные типы ракет. Меня особенно интересовала Х-35УЭ, которая может применяться с истребителя Т-50.

    Обойдя весь павильон № 3, ничего интересного для себя, кроме российско-индийской фирмы «БраМос», не нашел. Зато вернувшись на стенд КТРВ, встретил руководителя корпорации Бориса Обносова. Сразу узнал его, потому что переводил на немецкий язык документальный фильм «Ракетный Бастион», в котором генеральный директор давал интервью о БРК «Бал» и «Бастион». Обносов ожидал официальную делегацию, которая тремя-четырьмя часами ранее открыла МВМС. Она появилась на стенде КТРВ внезапно, но так же стремительно исчезла.

    Арсенал под одеялом

    Несколько слов о посещении боевых кораблей. Для показа предложили три: фрегат «Адмирал Макаров», МРК «Серпухов» и корвет «Стойкий». Вроде как они являются самыми современными боевыми кораблями в своих классах. Но с визитом в целом не повезло. Регистрация была очень длительной и утомительной, пришлось ждать, пока соберется группа из пяти участников. Все комментарии давались по принципу «как бы не сказать лишнего». Далее наша регистрация продолжалась у каждого корабля с фотографированием лиц. Все время возникали какие-то задержки. У корвета «Стойкий» военный атташе Аргентины со своим адъютантом полчаса ждал допуска на корабль. Никогда до этого не видел, чтобы иностранный адмирал и капитан 1-го ранга стояли за разрешением на посещение. А ведь это представители страны, которая активно интересуется российскими вооружениями и военной техникой.

    Визит на каждый корабль был стремительным. Можно сказать, что мы «летели» через корабли, и я бы не удивился, если бы нам объяснили принцип действия форштевня и якоря. Ответы на все интересующие нас вопросы по оружию были напряженными и короткими. Я не почувствовал у личного состава гордости за наличие на борту таких качественных и надежных систем. Это было для нас шоком.

    Осмотр «Адмирала Макарова» проводил, в частности, корабельный врач, действовавший «по легенде»: «Вот торпедный аппарат, это все», «Вот артиллерийская установка, это все» и так далее… Пояснения по «Серпухову» давал мичман, а через «Стойкий» нас вел молодой капитан-лейтенант, все время сверявший свои слова с бумажкой, которую держал в руках. Ничего не имею против этих людей, но такого подхода не ожидал.

    Компания «Рособоронэкспорт» по ходу салона вручала многим инозаказчикам книгу «Российское оружие в сирийском конфликте» (http://www.vpk-news.ru/articles/32164) на русском и английском языках, где дан всесторонний анализ применения новейших образцов, включая некоторые типы кораблей, демонстрируемых на салоне. И если информация о современных вооружениях ВМФ опубликована, почему личному составу запрещалось говорить об этом с посетителями?

    Вспоминаю показ военных кораблей на DIMDEX 2016. На американском десантном «Понс» (USS Ponce) была приготовлена специальная площадка для демонстрации оружия и техники с необходимыми объяснениями. Мы смогли общаться с личным составом. На фрегате «Дефендер» (HMS Defender) ничего не было закрыто чехлами или одеялом, как на российских кораблях.

    Подведу итоги своего посещения салона. Во-первых, МВМС и в этом году, несмотря на всевозможные санкции со стороны Запада, бесспорно, остался одной из наиболее мощных выставок российской оборонной промышленности и кораблестроения. Он отражает высокий уровень знаний в технологии изготовления и применения военно-морской техники. Во-вторых, хотя у выставки международный статус, в ней однозначно доминирует российская сторона, и такое положение лишь отчасти связано с сегодняшней санкционной ситуацией. В-третьих, корабли классов корвет и фрегат, которые были доступны для посетителей, представляют собой очень высокие технологические достижения и боевые возможности России, поскольку не просто могут сравниться с натовскими аналогами, но, по моему мнению, и превосходят их. В-четвертых, демонстрационные фильмы отдельных концернов видятся несколько сверхъестественными и напоминают wargames, где все получается, все цели уничтожены. В то же время организация осмотра трех боевых кораблей самого современного выпуска оказалась беспомощной и сверхзабюрократизированной. При этом не было предъявлено ни боевой мощи, ни вооружений, ни даже гордости личного состава за свои корабли. А ведь именно здесь – главные достижения России.

    И последнее. Билеты для бизнес-посетителей МВМС дороговаты. К слову, посещение военно-морского салона DIMDEX бесплатное.

    Справка «ВПК»

    Клаус-Петер Гедде, 64 года, капитан 2-го ранга в отставке. Окончил Высшее каспийское военно-морское училище в Баку как специалист-ракетчик, прошел полугодовой спецкурс «Жидкие ракетные топлива» в Ульяновске. Служил в 6-й флотилии ракетно-торпедных катеров ВМФ ГДР. По окончании Военной академии в Дрездене в 1988 году был направлен в береговой ракетный полк, в 1990-м стал его последним командиром. Принимал участие в разоружении Народной армии ГДР. После объединения Германии оставил службу. Создал и ведет веб-сайт kuestenraketen.de. По собственному признанию, в отличие от многих соотечественников считает, что немцы окружены не только друзьями и угроза войны в Европе существует.

    Клаус-Петер Гедде,
    капитан 2-го ранга (ФРГ)

    0 0

    Военно-морскому салону в Петербурге предшествовало похожее мероприятие в японском городе Тиба – выставка MAST Asia 2017 (Maritime Air Systems and Technologies). Заглянем за кулисы и попробуем раскрыть подходы восточных соседей к использованию новейших образцов морского оружия и приданию ему новых функций боевого применения в соответствии с планами генштаба Страны восходящего солнца.

    Звездой MAST Asia стала противокорабельная ракета XSSM. Корабль морских сил самообороны уже отстрелял ее по катеру-мишени, к месту похвасталось военное ведомство Японии. Это было первое сообщение об испытании новой ПКР, поскольку разработка велась в глубокой тайне.

    Японцы остаются верны принципу: не изобретать велосипед, а брать готовый и доводить до совершенства

    Японцы, следует отметить, на протяжении всей истории создания и развития ВВТ остаются верны принципу: не изобретать велосипед, а брать готовый и доводить до совершенства. Так и с новой ПКР.

    У нее достаточно много сходных черт с XASM-3 класса «воздух-корабль», которая также находится на стадии испытаний, и она аналог ASMP-A «Метеор» французской корпорации MBDA, известной как разработчик тактических ракет класса «воздух-воздух» в ядерном снаряжении. Отсюда простой вывод: Япония готовится использовать ЯО в грядущих военно-морских операциях, если таковые будут иметь место.

    MAST Asia 2017 весьма наглядно продемонстрировала стремление МССЯ создать эффективную противодесантную оборону. И не только своих многочисленных островов, но и соседних архипелагов в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях. Усилия эти объясняются японскими военными потенциальной угрозой со стороны КНР.

    Ракетно-ядерный велосипед
     XASM-3 (DUMMY). Фото: wikimedia.org

    Двойной функции ракеты XSSM – противокорабельной и противодесантной, причем с перспективой боевого применения как в обычном, так и в ядерном снаряжении, придается особое значение. Это, по мнению японских специалистов, ошеломит ВМС вероятного противника в случае его попытки взломать оборону Страны восходящего солнца и соседнего Тайваня, а также будет способствовать более экономному расходованию боеприпасов.

    В штабе МССЯ разработан конкретный план применения XSSM в варианте «земля-корабль», то есть в противодесантной модификации. Планируется размещение пяти ПУ таких ракет в ядерном снаряжении на «первой цепи островов», к которой причисляют южную часть Японии, а именно архипелаг Рюкю с Окинавой, и все большие и малые участки суши вплоть до Тайваня, что позволит надежно прикрыть акваторию. Этот район – средоточие напряженности в отношениях с Китаем и может стать местом завязки военного конфликта регионального или даже глобального масштаба, утверждают флотские теоретики в Токио. В случае угрозы воздушного нападения сработают третий и четвертый варианты боевого применения XSSM («воздух-воздух» и «земля-воздух»). При этом в Японии ссылаются на сентябрьский инцидент 2016 года, когда самолет – носитель ядерного оружия с китайского авианосца «Ляонин» с группой сопровождения беспрепятственно пролетел над «первой цепью островов» между архипелагом Рюкю и островом Мияко и благополучно оказался над акваторией западной части Тихого океана. Таким образом, КНР может получить стратегическое превосходство в применении ядерных ракет в любом направлении.

    MAST Asia 2017 продемонстрировала стремление японских «оборонщиков» творчески использовать все самое передовое в области морского оружия, что имеется в других странах. Стало ясно, что Токио обращает пристальное внимание на системы вооружений двойного использования как в обычном, так и в ядерном снаряжении, которые легко модифицировать под различные боевые среды. Экспозиция японского ОПК показала, что в стране стали уделять больше внимания совершенствованию противодесантной обороны. А средства противодействия Китаю, который значится основным противником, могут быть любыми, вплоть до ядерных, чему пример с ракетой XSSM.

    Анатолий Иванько,
    директор Центра анализа геополитики, войн и военной истории

    #аанатолийиванько


    0 0

    Индийский эсминец проекта 61МЭ и его южнокорейский «одноклассник» «Квангэтхо Тэван» интересны тем, что представляют соответственно советскую и немецкую школы кораблестроения.

    Первый спущен на воду в СССР в начале 80-х годов. Сейчас в ВМС Индии пять таких кораблей, относящихся по советской классификации к большим противолодочным (БПК). Южнокорейский оппонент стал первым в своем классе, спроектированным и построенным в РК, хотя и в сотрудничестве с германскими корабельными фирмами. «Квангэтхо Тэван» моложе 61МЭ на 15 с лишним лет, тем не менее они сопоставимы и по водоизмещению, и по концепции.

    Единые критерии и методика анализа позволяют сравнивать эсминцы не только между собой, но и с другими кораблями. Рассмотрим состав вооружения и иные ТТХ, а главное – оценим их соответствие вероятным условиям боевого применения.

    Братья по дедвейту

    В локальной войне противниками корейских эсминцев станут бывшие советские ДЭПЛ проекта 633 и их китайские реплики

    Проект, восходящий к середине 60-х годов, разработан и адаптирован под индийские требования советскими кораблестроителями. Вся пятерка родом из СССР. Вооружение – почти целиком советско-российское. Полное водоизмещение эсминца – около 4900 тонн. Газотурбинная энергетическая установка суммарной мощностью 55 тысяч лошадиных сил обеспечивает максимальную скорость 30 узлов. Экономичным ходом (18 узлов) эсминец пройдет до 3800 миль. Малая дальность плавания в сочетании с ограниченной автономностью (декада) определяет основные районы боевого предназначения корабля: океанские зоны, прилегающие к побережью Индии.

    Анализ вооружения дает основания считать, что 61МЭ достаточно универсален. В его носовой части четыре контейнера для ПКР П-20 – экспортной версии советской П-15У. Максимальная дальность стрельбы этой дозвуковой и весьма габаритной ракетой (стартовая масса – примерно 2,5 тонны) – 80 километров при высоте полета 25 или 50 метров. Боевая часть – около 500 килограммов. Активная радиолокационная ГСН захватывает цель на расстоянии до 40 километров. Но этот комплекс уже устарел. Целеуказание ПКР в пределах радиогоризонта выдается корабельными РЛС, а за пределами – внешними источниками, в частности с вертолета.

    Константин Сивков

    Основные средства ПВО «индийца» – два ЗРК «Волна-М» и две двухбалочные ПУ с боекомплектом по 16 ЗУР В-601М (всего 32 ракеты). Дальность поражения самолетов – до 22 километров, ПКР – до 12. При этом нижняя граница уничтожения СВН – около 50 метров, что делает комплекс малоэффективным против современных, летящих на высоте 10–20 метров ПКР.

    Стрельбой ЗРК «Волна-М» управляет комбинированный радиолокационный комплекс «Ятаган», сопровождающий одну цель и наведение на нее двух ракет в радиокомандном режиме. Таким образом, корабль имеет два канала основного ЗРК. Помимо него для целей ПВО используется артиллерия: одна спаренная 76-мм АУ АК-726 с боекомплектом 600 выстрелов и две батареи МЗА по две АУ: либо спаренных 30-мм АУ АК-230 с боекомплектом 1000 выстрелов, либо шестиствольных 30-мм АК-630М и арсеналом 3000 единиц. Огнем артиллерии управляют с помощью стрельбовых РЛС «Турель» (в составе АК-726), «Рысь» или «Вымпел» на каждую батарею МЗА. Таким образом, на корабле пять всепогодных целевых каналов ПВО, из них три – артиллерийских. Одновременно могут действовать четыре целевых канала – по два ракетных и артиллерийских. Против ПКР относительно эффективны только батареи МЗА – по каналу на борт, чего в современных условиях явно недостаточно. АК-726 «достреливает» по надводным и наземным целям на дальность до 12 километров. Для обнаружения надводных и воздушных целей применяются РЛС «Кливер» и «Ангара».

    Противолодочное вооружение включает 5-трубный 533-мм ПТА-533 для стрельбы торпедами SET-65E с активным и пассивным самонаведением (дальность – 15 километров, скорость – 40 узлов, боевая часть – 205 килограммов), два 12-ствольных реактивных бомбомета РБУ-6000 (до 6 километров) и два 6-ствольных РБУ-1000 (около километра). Торпедное вооружение предназначено только для уничтожения подводных лодок, а РБУ еще и для поражения атакующих корабль торпед. Поиск субмарин эсминец ведет подкильной ГАС МГ-335 «Платина». Авиационное вооружение – противолодочный Ка-25, для которого выделен ангар (вместо кормовой АУ АК-726). В целом противокорабельное и противовоздушное вооружение индийского эсминца надо признать устаревшим. Средства ПЛО удовлетворительны.

     Спарринг в прибрежных водах
    Фото: armyman.info

    «Квангэтхо Тэван» проектировали с опорой на концепцию германского фрегата МЕКО. В ВМС РК три таких корабля. Полное водоизмещение – около 3900 тонн. Энергетическая установка комбинированная: для экономичного хода – два дизельных двигателя MTU SEMT Pielstick, форсированного – две ГТУ GЕ LM-2500 суммарной мощностью 58 тысяч лошадиных сил. Максимальная скорость – 30 узлов, дальность плавания экономичным ходом (18 узлов) – 4000 миль, автономность – 15 суток. Это, как и у «индийца», свидетельствует о преимущественно региональном назначении.

    Спарринг в прибрежных водах
    Фото: wikimedia.org

    Судя по составу вооружения, «кореец», как и его оппонент, – многоцелевой. Восемь ПКР «Гарпун» в двух четырехконтейнерных ПУ вполне современны, последние модификации стреляют на расстояние до 180 километров. ПВО корабля обеспечивает ЗРК малой дальности «Си Спарроу», установка вертикального пуска которого Mk48 с 16 ракетами размещена в носовой части. Его современные модификации позволяют поражать ПКР на высотах от 6 метров на дальности до 15 километров, а самолеты – до 30 километров. Система управления огнем позволяет одновременно обстреливать две цели с наведением по одной ракете на каждую. Для уничтожения СВН в зоне самообороны имеются две 30-мм АУ Sea Vulcan-30 с боекомплектом 3600 выстрелов и двумя СУАО IRSAN. Плюс два целевых канала ПВО. Универсальная артиллерия эсминца – 127-мм орудие фирмы OTO Melara Alleqqerito, боекомплект – 600 выстрелов. Система управления стрельбой – Dardo E с двумя РЛС Stir-180. Максимальная дальность работы по морским и наземным целям – 23 километра. Таким образом, эсминец имеет пять целевых каналов ПВО, из которых на борт может быть использовано четыре. То есть как и у индийского собрата, с той разницей, что ПВО «корейца» позволяет поражать все типы современных СВН. Его противолодочное вооружение – два 324-мм трехтрубных ТА Mk32 для стрельбы торпедами Mk46 (всего шесть торпед). Для поиска субмарин установлена ГАС DSQS-21 BZ с антенной в носовом бульбовом обтекателе. Авиагруппа – противолодочный вертолет Super Lynx. Средства ПВО и противокорабельное вооружение можно признать вполне удовлетворительными, тогда как противолодочное – недостаточным. В сравнении с индийским эсминцем корейский явно выигрывает в противовоздушном и противокорабельном оснащении, незначительно уступая в противолодочном.

    Бойцы локального значения

    Несмотря на отличия вооружения и оснащения этой пары от ранее изученных «Дели» и «Седжон Великий» («Эсминцы королевских кровей»), все они одного класса. Это означает, что и действовать в своих флотах будут в схожих условиях. То есть распределение значимости частных задач можно принять аналогичным тому, что имело место применительно к «Дели» и «Седжону».

    Спарринг в прибрежных водах

    Первая типовая задача – уничтожение авианосцев. Во встречном бою шансы «корейца» выйти на дистанцию удара ПКР «Гарпун» даже новейших модификаций с учетом возможностей китайской АУГ во главе с «Ляонином» минимальны. Их можно оценить в 0,1 (как и для японского «Хацуюки»). Залп из восьми «Гарпунов» способен вывести из строя китайский авианосец с охранением из трех-четырех фрегатов и эсминцев с вероятностью 0,12–0,14. Соответственно эффективность решения этой задачи для «Тэвана» – 0,012–0,014. У «индийца» вообще нет шансов ударить по американскому авианосцу из состава АУГ. Эффективность – ноль.

    Другая задача состоит в уничтожении групп надводных кораблей из трех-четырех фрегатов. При этом объектом атаки «индийца» определим наиболее современные пакистанские F-22Р. Они вооружены ПКР С-802 с дальностью стрельбы 120 километров – в полтора раза больше, чем у П-20. При прочих равных условиях успех залпа будет небольшой – 0,25–0,32. Расчетная вероятность вывода из строя или потопления каждого фрегата из группы при атаке ее четырьмя П-20 составляет 0,3–0,45 (F-22Р не имеют ЗРК и расчет у команды только на артиллерию). Оценка эффективности при уничтожении корабельных групп адекватного противника – 0,08–0,14.

    Как визави «Тэвана» в масштабной войне рассмотрим китайский фрегат проекта 054, чьи ПКР уступают корейским по дальности стрельбы (160 километров против 180). Поэтому у эсминца при прочих равных условиях вероятность упреждения противника в залпе составляет 0,65–0,75. Восемью ПКР «Гарпун» можно потопить или вывести из строя один-два корабля китайской КУГ, что соответствует эффективности в 0,14–0,15.

    В локальных войнах объектом удара обоих конкурсантов будут группы из трех-четырех катеров или малых кораблей ближней морской зоны, обладающих ПКР ограниченной дальности и без эффективных средств ПВО (в ВМС КНДР основу сил, способных вести борьбу с надводными кораблями противника, составляют ракетные катера преимущественно устаревших типов). Против такого противника эффективность «индийца» составит 0,28–0,35. Возможности «корейца» существенно выше – 0,6–0,65.

    В ударах по наземным объектам обоим эсминцам достанутся тактические задачи: вывод из строя одного крупного важного объекта или группы из трех-четырех малых целей. При этом глубина поражения у 61МЭ будет ограничена прибрежной полосой в семь-восемь километров от уреза воды, у оппонента – 15–18. «Индиец» с его 76-мм орудием и боекомплектом 600 снарядов может решать такие огневые задачи с вероятностью 0,22–0,25, что соответствует эффективности с учетом ограничения зоны воздействия в 0,01–0,015. У «Тэвана» получается чуть лучше – 0,03–0,04. Типовая задача подавления ротного опорного пункта в системе ПДО 127-мм АУ «корейца» будет решена с вероятностью 0,6–0,7 на удалении до 15 километров от уреза воды. Соответствующий показатель «индийца» – 0,35–0,4 на вдвое меньшей дистанции.

    Оценивать возможности борьбы с субмаринами целесообразно по вероятности обнаружения и уничтожения подлодки противника в заданном районе КПУГ из двух эсминцев. Это может быть их типовой задачей в системе зональной противолодочной обороны или ПЛО крупного оперативного соединения в его средней и дальней зонах. Надо отметить, что у обоих эсминцев в штате по вертолету. Но при поиске подлодок придется полагаться только на свои ГАС. А вертолеты использовать для ударов по субмаринам и удержания в ходе боя контакта с ними. У эсминцев нет буксируемых ГАС, что существенно снижает возможности поиска при наличии слоев скачка и в иных сложных гидрологических условиях.

    В масштабной войне противником «корейца», вероятно, будут китайские АПЛ, а «индийца» – более совершенные американские. Поэтому эффективность «Тэвана» – 0,05–0,08, а 61МЭ – 0,02–0,03. В локальной войне противниками корейских эсминцев станут ДЭПЛ КНДР – в основном предельно устаревшие, бывшие советские проекта 633 середины 60-х годов и их китайские реплики. Против 61МЭ будут действовать пакистанские, также неатомные, но более совершенные французские субмарины типа «Агоста» постройки 1998–2005 годов. Вероятность обнаружения и уничтожения этих ПЛ в аналогичном районе: 0,25–0,33 – для корейских эсминцев и 0,18–0,21 – для индийских.

    Чтобы оценить возможности кораблей в отражении воздушных ударов, рассмотрим боевую устойчивость группы из двух эсминцем против 24 ПКР с размахом залпа в три минуты. При таких условиях шансы «Тэванов» при атаке китайских YJ-18 составят 0,15–0,2. Индийская пара под ударом 24 ПКР «Томагавк» сохранит боеспособность с вероятностью 0,05–0,08.

    В локальных боях с силами КНДР основную угрозу для южнокорейцев может представлять залп ПКР средней дальности берегового базирования. Вероятность того, что два эсминца выстоят под ударом 24 технически устаревших боеприпасов, составляет 0,4–0,5. Для индийского 61МЭ в войне с Пакистаном основной угрозой будет тактическая авиация, применяющая высокоточное оружие малой дальности (до 10–12 километров), противорадиолокационные ракеты и бомбы свободного падения. В этих условиях свое веское слово скажут ЗРК «Волна-М». Вероятность сохранения боеспособности двумя эсминцами под ударом группы из 24 тактических истребителей оценивается в 0,21–0,28.

    Интегральный показатель соответствия 61МЭ составляет применительно к локальным войнам 0,18, к масштабной – 0,05. У «Квангэтхо Тэван» – 0,38 и 0,14 соответственно.

    Поражает плачевный результат «индийца» в масштабной войне. Наряду с показателем китайского «Люйда» он самый низкий из всех рассмотренных кораблей. Это означает, что эсминец проекта 61МЭ не играет существенной роли в высокотехнологичном противостоянии. Но в локальной войне этот старичок еще хоть куда. Что касается «Квангэтхо Тэван», то он серьезный дуэлянт в обоих случаях. Подведем итог: «кореец» вдвое превосходит «индийца» по соответствию условиям боевого применения в локальных войнах и втрое – в крупномасштабных.

    Константин Сивков,
    член-корреспондент РАРАН, доктор военных наук

    #сивковконстантин


    0 0

    На МАКС-2017 традиционно заметное место занимали беспилотные авиационные системы различного типа и класса. Были интересные отечественные разработки, иностранные образцы. Многие демонстрировались в Жуковском впервые.

    При реализации проекта «Орион» были созданы десятки новых технологий и подсистем, обеспечившие конечному изделию почти 100-процентную новизну

    Одной из новых для России систем БЛА стал китайский разведывательно-ударный аппарат MALE-класса Wing Loong I. Внешне он схож с американским беспилотником MQ-9 Reaper. Может выполнять полеты продолжительностью до 20 часов, неся до 200 килограммов целевой нагрузки, в частности многоканальную оптико-электронную систему наблюдения, РЛС, средства РЭБ, управляемые и неуправляемые авиабомбы и ракеты. В линейке семейства Wing Loong это не самый новый аппарат. В феврале первый полет совершила более тяжелая модель Wing-Loong II. Несмотря на то, что ее уже экспонировали в Ле Бурже, на российский рынок китайцы решили зайти с проверенным в экспортных поставках вариантом, который, по имеющимся данным, уже есть в Казахстане, Узбекистане, Нигерии, Египте, ОАЭ. По-видимому, расчет маркетологов был на то, что в России ниша абсолютно свободна. Однако на МАКС-2017 выкатили отечественный БЛА аналогичного класса, который сводит на нет попытки продвижения в нашу страну китайских беспилотников. Речь об аппарате «Орион», экспортная версия которого с литерой «э» была впервые презентована компанией «Кронштадт». Максимальная целевая нагрузка комплекса – 200 килограммов, продолжительность полета – 24 часа при радиусе применения машины – до 300 километров, что ставит ее в один ряд с зарубежными аналогами. По информации компании «Кронштадт», при реализации проекта были созданы десятки новых технологий и подсистем, обеспечивающие конечному изделию почти стопроцентную новизну. Появление «Ориона» можно рассматривать как прорыв в развитии БЛА, что открывает дверь в элитарный клуб стран, способных самостоятельно создавать подобные аппараты.

    Группа компаний «Беспилотные системы» впервые показала на МАКС-2017 разработанный в инициативном порядке Supercam S450. Масса аппарата – 21 килограмм, включая 4 кило полезной нагрузки в виде сменных гиростабилизированных видеокамер с тепловизорами, системой радиотрансляции и пеленгации сигналов радиооборудования. Размах крыла составляет 4,5 метра, при посадке предусмотрено интересное решение с отцепом консолей по команде оператора. Электродвигатель аппарата обеспечивает малый уровень шума, а емкость аккумуляторов позволяет летать до 7 часов. Радиус действия БЛА, по словам разработчиков, 90–110 километров.

    Билет на беспилотник
    Фото: Денис Федутинов

    Палитра иностранных разработок систем БЛА, представленных в Жуковском, за последние годы претерпела серьезные изменения, связанные с политической и экономической конъюнктурой. Место европейских и израильских разработок заняли системы из Китая, Ирана и других стран. Так, Исламская республика продемонстрировала собственную версию БЛА, созданного на основе американского аппарата ScanEagle. Известно, что в 2013 году главнокомандующему ВВС России Виктору Бондареву подарили подобный БЛА во время визита в страну, однако в качестве экспоната в России его можно было впервые увидеть именно на МАКС-2017.

    БЛА Yasir предназначен для разведки и наблюдения. В отличие от оригинала, иранская версия оснащается хвостовым оперением в виде перевернутой V. По информации разработчиков, БЛА может выполнять полеты продолжительностью до 8 часов. Радиус действия – 100 километров. Комплекс может быть в сухопутном и в морском исполнении для размещения на палубе корабля. В первом варианте БЛА может взлетать как с катапульты, так и с автотранспортного средства.

    Вертолеты в ассортименте

    Холдинг «Вертолеты России» впервые представил на авиасалоне новый беспилотный летательный аппарат вертикального взлета-посадки VRT-300. Комплекс на его основе предназначен для решения широкого круга задач, включая мониторинг земли, ледовую разведку, транспортировку грузов.

    Билет на беспилотник
    Беспилотный вертолет БПВ-500

    По имеющимся данным, вертолет находится на этапе наземных испытаний. Летные запланированы на 2018–2019 годы.

    БЛА выполнен по соосной схеме. Максимальная взлетная масса 300 килограммов. Двигатель – дизельный. По информации разработчиков, БЛА может выполнять полеты продолжительностью до 5 часов. Радиус действия – 100–150 километров. Беспилотник-вертолет способен брать до 70 килограммов полезной нагрузки. В ее состав входит оптико-электронная система наблюдения на гиростабилизированном подвесе. В контейнере под фюзеляжем аппарат может нести дополнительное целевое оборудование.

    Интересным проектом БЛА вертолетного типа, экспонировавшимся в Жуковском, представляется многофункциональный беспилотный вертолет БПВ-500 петербургской компании «Радар ММС». Он выполнен по соосной схеме, с диаметром несущего винта 6 метров. Способен выполнять полеты в автоматическом и полуавтоматическом режимах на высотах до 3500 метров продолжительностью до 8 часов в радиусе 320 километров.

    Созданный на основе легкого пилотируемого вертолета разработки ОКБ «Ротор» из Кумертау БПВ-500 взлетной массой в 500 килограммов рассчитан на полезную нагрузку в 150–180 килограммов, то есть может нести как разнообразные датчики, включая РЛС и радиотехнические средства, так и набор вооружений.

    Автожиры широкого профиля

    Небезынтересно было отметить присутствие по крайней мере двух моделей беспилотных автожиров. Интерес к созданию аппаратов такого типа основывается на том, что по сравнению с самолетами и вертолетами они конструктивно менее сложны, дешевле них и проще в управлении.

    Билет на беспилотник
    Воздушная мишень Е-17

    БЛА GY 500 был представлен ООО «Научно-инженерная компания». По сообщению разработчиков, он может применяться для доставки грузов, например, медикаментов, общей массой до 200 килограммов на расстояние до 80 километров от наземной станции управления, в поисково-спасательных операциях, для картографирования местности и т.п. Аппарат максимальной взлетной массой 500 килограммов должен стать частью линейки, в которую войдут образцы меньшей размерности. Заявленная разработчиками дальность действия комплекса составляет 330 километров, крейсерская скорость полета – 140 километров в час.

    Разработчики из МАИ представили более компактную модель автожира, стартующего при помощи катапульты. Предварительная раскрутка несущего винта происходит в момент запуска по монорельсу. БЛА имеет диаметр несущего винта 1,5 метра. Максимальная взлетная масса – 25 килограммов. Как сообщалось, аппарат может выполнять полеты продолжительностью до 3,5 часа, неся до 5 килограммов полезной нагрузки – различные датчики и аппаратуру аэрофотосъемки.

    Далекоидущие К-планы

    «Вертолеты России» впервые привезли в Жуковский опытный образец беспилотника-конвертоплана RHV-30 с максимальной взлетной массой 30 килограммов. Аппарат предназначен для дистанционного мониторинга и диагностики объектов, перевозки малых грузов в труднодоступные места. К-план, способный нести до 5 килограммов, выполняет полеты в пределах 100 километров. Работы над проектом начались входящим в состав холдинга конструкторским бюро «ВР-Технологии» в марте 2016 года. Завершен первый этап испытаний. К IV кварталу запланировано начало второго, в ходе которого К-план проверят в различных режимах полета с конкретными целевыми нагрузками. Начало серийного производства ожидается в конце 2018-го.

    В павильоне компании «Кронштадт» представили действующую модель беспилотника вертикального взлета семейства «Фрегат». Предполагается, что выполненные по проекту работы продемонстрировали реализуемость идеи создания аппарата подобного типа и готовность к созданию полноразмерного БЛА, который, вероятно, будет иметь взлетную массу около 7 тонн. Аппарат предназначен для воздушной разведки и доставки грузов.

    Вертикальный взлет и произвольная посадка

    Билет на беспилотник
    Конвертоплан HRV-30

    Интересный сегмент представляют аппараты гибридного типа, выполняющие горизонтальный полет по самолетному, но при этом оснащенные дополнительными устройствами, позволяющими взлетать и садиться вертикально. От конвертопланов их отличает простота конструкции, связанная с отсутствием поворачивающихся движителей и сопутствующих этому переходных процессов.

    >

    К примеру, компания «Кронштадт» впервые представила новый БЛА «Крон-А30» подобного типа. По ее информации, беспилотник может использоваться для аэрофотосъемки, инструментального мониторинга. Взлет и посадку БЛА массой 30 килограммов в вертикальном режиме обеспечивают электродвигатели, приводящие в движение 4 винта. Горизонтальный полет выполняется с использованием двигателя внутреннего сгорания. БЛА в автоматическом и полуавтоматическом режимах может находиться в воздухе до 6 часов на высотах до 3600 метров. Предусмотрена возможность корректировки маршрута во время полета. В зависимости от решаемых задач, на борту может быть установлено различное целевое оборудование, включая аэрофото- и тепловизионную камеры, ультрафиолетовый пеленгатор и другие гаджеты.

    Похожую беспилотную систему X-27 FG Avatar показала на МАКСе отечественная Skat Systems. Аппарат самолетного типа оснащен четырьмя электродвигателями для вертикального взлета и посадки. На борту по выбору заказчика можно разместить широкий спектр систем полезной нагрузки: аппаратуру наблюдения, работающую в видимом и тепловом диапазонах, а также РЛС и определители дальности. Максимальная взлетная масса составляет от 27 до 72 килограммов в зависимости от модификации. Разработчики заявляют максимальную продолжительность полета в 9 часов в модификации с электрическим двигателем и 27 часов – с двигателем внутреннего сгорания, радиус действия – 300 километров. Как видно, некоторые технические возможности нового БЛА выглядят излишне оптимистично и впоследствии, видимо, будут скорректированы.

    Мишени из Казани

    Казанская компания «Эникс», специализирующаяся на разработке и производстве беспилотных авиационных систем, представила на авиасалоне «МАКС-2017» новую воздушную мишень Е-17. Выполняя полеты на удалении до 70 километров от станции управления, она способна имитировать дозвуковые маневрирующие цели типа «крылатая ракета», планирующая бомба, БЛА. Аппарат с максимальной взлетной массой 80 килограммов построен по схеме «утка» с размахом крыла 3,4 метра. Любопытно, что помимо катапультного старта рассматривается запуск с внешней подвески вертолета. Как полезная нагрузка могут быть использованы линзы Люнеберга, уголковые отражатели, ИК-трассеры, ИК-ловушки.

    БЛА свое возьмут

    Наиболее существенный прогресс виден в развитии БЛА самолетного типа, в том числе и тяжелого класса. Проекты в области создания аппаратов вертолетного типа после ряда неудач стали несколько «оживать» в различных компаниях. По-видимому, кооперация разработчиков с лидерами рынка в данной области способна ускорить идущие процессы.

    Весьма положительно стало внимание российских разработчиков к БЛА менее традиционных типов и схем, в том числе гибридного типа и конвертопланам. Добавление самолетным аппаратам малого класса возможностей вертикальных взлета и посадки – один из мировых трендов в развитии беспилотных систем. И он был вовремя распознан отечественными разработчиками. Это обстоятельство вместе с планами как заказчиков, так и создателей БЛА внушает определенный оптимизм.

    #федутиновденис


    0 0

    Рассматривая уроки Второй мировой, влияние ее исхода на послевоенное развитие, уделим внимание истории военно-морской деятельности Японии, занимающей ныне четвертое место в мире по составу ВМС.

    Масштабное и активное развитие флотов – большая нагрузка на экономику любой страны. Поэтому у государства всегда должны быть веские основания для формирования и поддержания существующего состава и состояния ВМС.

    Адмиралы постоянно подталкивали ставку императора к операциям в Австралии и северной части Индийского океана

    Исторический опыт подтверждает две закономерности. Во-первых, цели и содержание военно-морской деятельности отражают направленность национальной идеи, служат важным инструментом ее реализации. Во-вторых, потенциал военного флота оказывает влияние на многие направления внешней политики страны. Обе эти закономерности явно прослеживаются в Стране восходящего солнца.

    Выйдя из изоляции во второй половине XIX века, Япония приложила огромные усилия для создания современных ВМС, используя активную помощь Великобритании и США. Это во многом определило итоги войны с Китаем в 1894–1895 годах и Русско-японской.

    В начале ХХ века страна существенно расширила зону влияния на Тихом океане, что привело к двойственной политике Запада. Он, ограничивая экспансию Токио в собственных колониальных зонах, одобрял агрессивную политику в Северном Китае, подталкивал к столкновению с Советским Союзом, стремился использовать для подавления народно-освободительных движений. Сопротивление, оказанное народом Китая, не позволило японцам захватить всю территорию страны, но это было отложено до окончательного завоевания флотом Ямато господства на море.

    Морские болезни Токио
    Фото: ru.wikipedia.org

    Инерция наращивания военно-морской мощи способствовала втягиванию Японии в авантюры с печальным концом. Победное шествие на юг и восток в первой половине кампании на Тихом океане сменилось войной на истощение, которую страна не могла выдержать даже при напряжении всех сил.

    Роль адмиралов в стратегическом планировании ясно видна на двух характерных примерах. Они постоянно подталкивали ставку императора к проведению операций в Австралии и северной части Индийского океана вопреки стремлению командования сухопутных войск упрочить положение на уже захваченных территориях. Другой пример – решение об одновременной атаке в районах Мидуэй и Алеутских островов, что вследствие рассредоточения усилий привело к тяжелому поражению и перелому в ходе морской кампании.

    Обладая вначале стратегической инициативой, командование ВМС Японии не смогло правильно оценить реальные возможности страны, что закончилось американской оккупацией.

    Сейчас Страна восходящего солнца имеет современные ВМС, способные решать широкий круг оперативных и боевых задач, что явно избыточно для самообороны, даже с учетом взятых под давлением США в 1980 году обязательств защищать морские коммуникации в тысячемильной зоне.

    Декларируемая оборонительная направленность японо-американского альянса не соответствует фактической структуре и боевым возможностям флотских группировок, способных:

    • обеспечить оперативный режим в обширных океанских зонах;
    • значительно усилить региональные системы противоракетной обороны, влияющие в том числе на баланс стратегических вооружений;
    • самостоятельно участвовать в вооруженных конфликтах малой и средней интенсивности, распространяющихся вследствие стремления США поддерживать военную напряженность в мире чужими руками.

     

    Исторические примеры показывают, как быстро разрастаются локальные столкновения, как многие страны оказываются вовлеченными в них вопреки национальным интересам. Наличие у Японии ВМС, значительно превышающих требования оборонной достаточности и сформированных как дополнение к военно-морскому потенциалу США, делает такое развитие событий, к сожалению, возможным.

    Учитывая уроки прошедшей войны и устойчивость многих исторических тенденций, прикладывая усилия к развитию российско-китайского военного сотрудничества, уместно вспомнить слова великого стратега и мыслителя Сунь-Цзы: «Не полагаться на то, что противник не придет, а полагаться на то, с чем я могу его встретить; не полагаться на то, что он не нападет, а полагаться на то, что я сделаю такое нападение для него невозможным».


    0 0

    Армейский багги «Эскадрон» выполнен в двух основных модификациях: первая рассчитана на четырех человек и груз, вторая – с индивидуальной бронекапсулой. Что это – ответ на реальные потребности армии или желание ухватиться за госзаказ?

    Точные технические характеристики разработки, как это часто бывает, неизвестны, но кое-что угадывается. По сравнению с другими армейскими багги «Эскадрон» относится скорее к тяжеловесам. В обмен на серьезную массу получаем полторы тонны полезной нагрузки. Это позволяет разместить четырех бойцов в полной экипировке, пару крупнокалиберных пулеметов типа «Корда», несколько пусковых установок ПТРК «Корнет», боеприпасы в ассортименте.

    Понятно, что модульная система позволит выпускать модификации с различным вооружением. Например, с «Эскадроном» будет хорошо смотреться 82-мм миномет «Поднос». А один из пулеметов можно заменить станковым гранатометом типа АГС-40.

    Скорость – лучшая броня

    В нашей армии еще не было машины, которую можно выдать бойцам, как пулемет, и транспортировать ее вместе с ними на обычном вертолете

    Вопрос, что эффективнее защищает на поле боя – незаметность или броня, поднимается периодически. Американцы традиционно выбирают незаметность. Вспомним «Хамви», на которых по большей части до сих пор сидит американская пехота. Четыре человека – расчет на невысокие потери в случае поражения, приличная для 80-х скорость 88 километров в час и поначалу полная открытость всем пехотным смертям: бронированная модификация появилась позднее.

    У нас подход традиционно иной. Первую боевую машину пехоты мы запустили в производство еще в середине 60-х. Она предназначалась для защиты от осколков огненного вала артиллерийской подготовки, максимально близко к которой должны были наступать на неприятельские укрепления советские солдаты.

    Расчет оказался верным. Невидимость – для кары технически неразвитых туземцев, а с серьезным противником нужна крепкая защита. Отметим: самые защищенные танк и БМП – Т-14 и Т-15 – разработаны именно в России, наш ОПК движется прежним курсом.

    Эх, тачанка-египтянка
    Фото: google.com

    Однако не всегда ставка на броню возможна. В первую очередь речь идет о ВДВ. Для них разработано такое мощное вооружение, как БМД-4 с двумя орудиями и даже самоходная противотанковая пушка калибра 125-мм, почти танк, но массой всего 18 тонн, что означает по сути лишь противопульное бронирование. Изменить ситуацию достаточно сложно. Грузоподъемность самолетов – параметр весьма жесткий, а броня, даже из самых современных материалов, тяжелая. Поэтому как ни крути, но либо авиадесантируемая техника, либо защищенная.

    С багги у десантников открываются большие возможности. Отсутствие бронирования «Эскадрон» компенсирует стремительностью. 130 километров в час по бездорожью – не шутки. Для прицеливания по скоростной высокоманевренной цели нужен очень хороший навык.

    «Эскадрон» одним своим названием намекает на рейд по вражеским тылам, где плотность огня невысока и ожесточенной обороны не ожидается.

    Учитывая, что даже снаряженный этот багги не будет весить более трех тонн, возможна его транспортировка вертолетом класса Ми-8. У нашей армии еще не было машины, которую можно выдать бойцам, как пулемет, и перевозить ее вместе с ними к месту высадки на обычной «вертушке».

    Еще одна особенность «Эскадрона» – низкотемпературная силовая гибридная установка, позволяющая неслышно и невидимо для противника совершить последний рывок и нанести удар внезапно.

    Снимите «Корнет»

    Между тем от вооружения для багги требуется не только гибко изменяться под конкретные нужды военных, но и быть в принципе съемным. Бойцы при необходимости должны забрать боеприпасы, снять пулеметы и скрыться, припрятав машину или попросту бросив, если другого выхода нет.

    В связи с этим идея разработчиков снабдить багги пусковыми установками противотанкового ракетного комплекса «Корнет» начинает выглядеть несколько сомнительно. Стоимость одного ПТРК – около 900 тысяч рублей. Цена багги пока неизвестна, но, сравнивая с аналогами, можно предположить, что три-четыре «Корнета» намного дороже, чем «Эскадрон».

    Однако если уж говорить о финансах, только экипировка «Ратник» каждого из четырех бойцов стоит миллион рублей, а их жизни и вовсе бесценны. Так что тактическая группа, перемещающаяся на «Эскадроне», обязательно должна иметь средства борьбы с бронетехникой противника. Другое дело, что пусковые установки «Корнета» необходимо проектировать быстросъемными.

    Штурмовик-разведчик

    Что касается второй модификации «Эскадрона» – с бронекапсулой на одного человека, ее использование выглядит менее перспективным. Связано это даже не с футуристическим концептом – оператор-водитель в одноместной бронемашине с дистанционно управляемым вооружением, а с более узкой областью применения в разведке.

    Действительно, съездить в нее быстро и по-тихому, не боясь стрелкового огня, зафиксировать обстановку датчиками и приборами, напрямую передав ее в штаб, – способность ценная. Не исключено, что в разведке бронированный багги ждет славное будущее. А возможно, скажется повышающаяся пропорционально использованию дорогостоящей аппаратуры стоимость «Эскадрона», а также сложность одновременного управления и багги, и вооружением.

    Однако, тенденция

    Армейский багги – популярный тренд в армиях мира, в том числе в нашей, где сектор сверхлегкой машины пока не занят. Претендентов на место, кстати, хватает. Например, «Чаборз», создаваемый по инициативе Рамзана Кадырова на его родине, в двух модификациях: трехместный и шестиместный багги.

    Разговоры о том, что армии нужна сверхлегкая машина, идут еще со времен Советского Союза. Конечно, у критиков этой техники тоже есть аргументы, начиная с особенностей нашей территории, изобилующей густыми лесами, болотами да реками, и кончая холодным климатом. Однако появление «Эскадрона» вызвано скорее объективной необходимостью в легкой, маневренной, незаметной и недорогой машине, а вовсе не фантазиями разработчиков.

    Говоря о багги, нельзя не отметить его экспортный потенциал. Русское оружие традиционно котируется за рубежом как по качественным характеристикам, так и по цене. Но позволить себе танки и БМП могут не все. Багги по цене автомобиля бизнес-класса – совсем другое дело. К тому же, судя по войне на Ближнем Востоке, тачанки переживают второе рождение и становятся популярными даже у регулярных частей правительственных войск.

    #82-мм миномет «Поднос» #АГС-40 #«Хамви» / Humvee #БМД-4 #Ми-8 #«Корнет» #«Ратник»


    0 0

    Представленный в парке «Патриот» в исторической экспозиции «Освобождение», посвященной Великой Отечественной, немецкий танк с бортовым № 502 был захвачен в полной исправности в августе 1944 года на окраине польской деревни Оглендув.

    Охота за «Королевским тигром»
    PanzerKampfWagen VIAusf. В («Тиг II»)
    Фото: Kpopov.ru

    В танке находился боекомплект, запас топлива и техническая документация. Обозначение «Королевский тигр» для последнего серийного танка гитлеровской Германии считалось полуофициальным, равно как и «Тигр-Б», «Тигр-II» и «Т-VIB», использовавшиеся в советской литературе.

    Самый мощный тяжелый танк Германии периода Второй мировой PanzerKampfWagen VI В (PzKpfwVI В) свой титул «Королевский тигр» получил от союзников СССР. Его мощная 88-мм пушка подкалиберным снарядом на дистанции прямого выстрела поражала все танки противника.

    К производству «Королевского тигра» приступили в октябре 1943 года, всего было построено 487 таких машин. Он стал одним из самых грозных и эффективных танков Второй мировой.

    «Тигры-II» поступали на вооружение тяжелых танковых батальонов. Одним из первых получил такие машины 503-й. Воевали они и на Восточном, и Западном фронтах, особенно интенсивно в 1944 году в Польше и в Арденнах.

    А последний раз участвовали в боях при наступлении в марте 1945 года в районе озера Балатон в Венгрии, где большая их часть была уничтожена советскими войсками.

    Боевая масса 69800 кг
    экипаж, чел. 5
    Габаритные размеры
    Длина, мм 7380
    Ширина, мм 3755
    Высота, мм 3090
    Вооружение 88-мм пушка KwK43 L/61 и два 7,92-мм пулемета MG34
    Боекомплект 84 выстрела и 4800 патронов
    Приборы прицеливания телескопический шарнирный прицел TZF9d или TZF9d/1 для пушки
    1,8-кратный телескопический прицел KZF 2 для пулемета
    Бронирование лоб корпуса (верх) - 150 мм
    лоб корпуса (низ) - 120 мм
    борт и корма корпуса - 80 мм
    маска орудия - 65-100 мм
    лоб башни - 180 мм
    борт и корма башни - 80 мм
    крыша - 40 мм
    днище - 25-40 м
    Двигатель Maibach HL230P30, V-образный, 12-цилиндровый, карбюраторный, жидкостного охлаждения, мощностью 700 л.с., запас топлива 860 литров
    Трансмиссия механическая, с коробкой передач Maybach OLVAR OG(B) 40 12 16В, (8 скоростей вперед и 4 назад), главным и бртовыми фрикционами
    Ходовая часть (на один борт) 9 опорных катков в шахматном порядке с индивидуальной торсионной подвеской, ведущее колесо переднего расположения
    Скорость 35-38 км\ч по шоссе
    17 км\ч по местности
    Запас хода по шоссе 170 км
    Преодолеваемые препятствия
    Высота стенки, м 0,85
    Ширина рва, м 2,50
    Глубина брода, м 1,60
    Средства связи радиостанция FuG5 и внутреннее переговорное устройство Bordsprechanlage 8

     

    Боевое крещение тяжелых танков «Тигр-II» на Восточном фронте состоялось 13 августа 1944 года на Сандомирском плацдарме. «Королевские тигры» попали в засаду, устроенную 53-й ГвТБр. В боях удалось на голову разгромить 501-й тяжелый танковый батальон, при этом наши захватили три совершенно исправные машины с номерами 102, 502, 234.

    «За трое суток непрерывных боев в период с 11 по 13 августа 1944 года в районе местечек Сташув и Шидлув войсками 6-го ГвТК было захвачено и уничтожено 24 вражеских танка, 13 из которых новейшие тяжелые танки «Королевские тигры»» (из донесения 6-го ГвТК).

    Вера Захарова,
    сотрудник Музея бронетанкового вооружения

    0 0

    Принятая более 50 лет назад концепция построения гидроакустических систем не обеспечивает дальнего обнаружения подводных лодок вероятного противника. Из тупикового направления есть выход, но для этого необходимо переходить от традиционного амплитудного к оптическому разностному способу преобразования звуковой информации.

    Принятые в последние десятилетия меры по снижению собственных шумов подводных лодок привели к смещению спектра в область частот ниже 17 герц. Он стал «гладким», из него исчезли индивидуальные признаки. Как следствие дальность обнаружения отечественными гидроакустическими комплексами (ГАК) подводных лодок упала до трех-четырех километров. Обеспечение требуемой соображениями безопасности дальности обнаружения в 200–300 километров при современном состоянии техники – проблема.

    SOS от SOSUS

    Противник завоевывает господство в океане, проведя кампанию по снижению шумов подводных лодок и разработке средств приема сигналов в инфразвуковом диапазоне

    Первой масштабной системой слежения за подводной обстановкой стала SOSUS, развернутая американцами на Атлантическом и Тихом океанах еще в начале 70-х. Она предназначалась для определения местоположения и параметров движения атомных подводных лодок с помощью кабельной сети гидрофонов, проложенной по дну. Данные непрерывно поступают для обработки на береговые противолодочные центры, расположенные на западном и восточном побережьях США. SOSUS была оборудована пьезокерамическими гидрофонами. Первый опыт ее эксплуатации привел операторов в восхищение – российские подводные лодки обрели у американцев прозвище «ревущие коровы». Однако в результате принятых нами мер спектр шумов подводных лодок был уведен в область инфразвука, а для работы в низкочастотной области использовавшиеся методы приема и обработки гидроакустической информации оказались непригодными.

    Но оглохла не только система обнаружения – то же произошло и с лодками, ведь ГАС создавались по тем же принципам. Наилучшей иллюстрацией стало ЧП в ночь с 3 на 4 февраля 2009 года. На большой глубине в спокойной обстановке в центральной части Атлантического океана во время боевого дежурства столкнулись две самые современные ракетные атомные подводные лодки ВМС Великобритании и Франции – «Вэнгард» и «Триумфатор». Две новейшие АПЛ ведущих стран НАТО, несмотря на современное гидроакустическое оборудование, не увидели друг друга даже на близком расстоянии из-за низкого уровня шумового излучения.

    Звонок по гидрофону
    Коллаж Валентины Никоноровой

    У нас ситуация оказалась еще хуже. В открытом доступе есть информация о столкновении в 1992 году американской субмарины «Батон Руж» с российской «Костромой» в Баренцевом море. Наша подлодка находилась на полигоне боевой подготовки вблизи полуострова Рыбачий. При очередном всплытии на перископную глубину раздался удар – рубка «Костромы» врезалась в корпус американского атомохода, присутствие которого вблизи российской территории оставалось незамеченным. Притом что именно в этом районе находилась станция гидроакустической разведки. На шельфе располагались гидроакустические антенны длиной около ста метров, установленные вдоль свала глубин. Чтобы представить себе размеры этих конструкций, достаточно сказать, что каждую из них удерживали на дне два якоря весом по 60 тонн каждый. Гидроакустическая информация передавалась по кабелю на береговую станцию наблюдения. Нам известно о существовании целого ряда стационарных систем наблюдения за гидроакустической обстановкой – «Днестр», «Волхов», «Амур», «Лиман», «Север». К Северному флоту относился пост связи на острове Новая земля, завязанный на стационарный ГАК «Север». Но, как считает контр-адмирал Сергей Жандаров, «сегодня этот комплекс устарел. На его базе была разработана еще одна серийная система с современными элементами связи».

    Тише, мыши

    Каким образом снижали шумность подводных лодок? Стоит отметить переход американских АПЛ на одновальную движительную установку, увеличение диаметра гребного винта до восьми метров при понижении числа его оборотов до 100 в минуту, доведение числа лопастей до семи и придание им специальной саблевидной формы. Эти меры привели к значительному снижению шумового излучения.

    Заметим, что 100 оборотов в минуту гребного вала соответствует излучаемой частоте порядка двух герц. Соответственно море более чем на 60 децибел «громче» подводной лодки.

    Есть примеры успешного снижения шумности и отечественными кораблестроителями. «Варшавянка» оказалась самой современной и малошумной ДЭПЛ отечественного флота. В ее силовую установку входят два дизель-генератора. Если лодки старых типов на поверхности ходили под дизелями, экономя электроэнергию, то «Варшавянки» и в надводном, и в подводном положении передвигаются только под электромоторами. Их несколько: главный, мощностью 5500 лошадиных сил, экономического хода –130 лошадиных сил и пара 102-сильных резервных. Все они работают на один гребной винт – шестилопастный, с оборотами до 250 в минуту. Маломагнитная сталь, убирающиеся рули, амортизирующие платформы для двигателей, специальные внешние гидроакустические покрытия – все это обеспечивает лодке максимальную звукоизоляцию, незаметность и в целом значительно затрудняет обнаружение противником. А в режиме движения на электромоторах «Варшавянка» становится вовсе неслышимой и способна подкрасться к нужной цели почти вплотную.

    Современные АПЛ ВМС США при движении в подводном положении на скорости около восьми узлов имеют уровень шума 120–130 децибел, тогда как первые серийные АПЛ – 160–170 децибел и более. Видно, что принятые меры привели к снижению показателя примерно на 40 децибел. Шум же новейших американских ПЛ с водометным движителем классов «Си-Вулф» и «Вирджиния» операторами вообще не различим.

    Неладная гармония

    Традиционные отечественные ГАС обеспечивают преобразование сигналов в области средних звуковых частот. Потому и обнаружить подводную лодку, используя существующую технику приема, по шумам на частоте два герца – а это инфразвук – невозможно. Из чего следует вывод о необходимости повышения эффективности преобразования сигналов в этой части диапазона. Такую возможность предоставляет оптический разностный способ преобразования.

    На АПЛ «Вирджиния» устанавливаются волоконно-оптические гидрофоны лазерного возбуждения, работающие в диапазоне 10–480 герц. Основу гидрофона составляет лазер с длиной волны порядка 6328 ангстрем, который запитывает две катушки кварцевого оптического волокна длиной до 40 метров. Воздействие акустического сигнала приводит к относительной деформации катушек, к модуляции света на выходе схемы и к выделению разностного сигнала. Эффективность преобразования на 40 децибел выше по сравнению с пьезокерамическими гидрофонами и не уменьшается со снижением частоты. Основные затруднения при создании подобной системы, очевидно, были в исключении источников собственных нестабильностей, находящихся за пределами принятого для рассмотрения диапазона. Насколько трудоемок этот процесс, можно понять из того, что разработки были начаты организацией NRL ВМС США в 1979-м и только к 2014 году, через 35 лет, стали появляться весьма скупые сведения о применении подобных гидрофонов.

    Для обеспечения приема в низкочастотной области спектра нам также необходим пересмотр существующих базовых положений преобразования сигналов. Полагаться на то, что техническое решение этого вопроса мы можем получить на Западе, не приходится. Особо следует отметить, как вероятный противник обстоятельно завоевывает господство в океане, проведя кампанию по снижению шумов подводных лодок и разработке средств приема сигналов в инфразвуковом диапазоне.

    В такой ситуации один из самых пессимистичных прогнозов дает контр-адмирал Сергей Жандаров: «В 90-е годы с ВМФ была снята задача борьбы с иностранными подводными ракетоносцами в дальней морской зоне. Сейчас, видимо, придется снимать аналогичную задачу в своих водах по многоцелевым атомным субмаринам. Но тогда кораблям и подводным лодкам придется запретить выход в море, без знаний о подводной обстановке делать там нечего».

    Сказать, что ничего не делается, нельзя. Заговорили о развертывании новейшей сети, именуемой «Гармония». Это роботизированные автономные донные станции (АДС), скрытно устанавливаемые специальными подводными лодками. На глубине АДС разворачивают неподвижные многоэлементные, а также многометровые донные шланговые гидроакустические антенны. Станции могут вести пассивную разведку, просто прослушивая, что происходит вокруг, пытаясь обнаружить характерные шумы узлов и механизмов кораблей и самолетов. По замыслу несколько АДС объединяются в сеть, способную вскрыть подводную и надводную обстановку на площади в сотни километров. Но на деле основными датчиками «Гармонии» остаются все те же пьезокерамические гидрофоны, которые для приема сигналов в инфразвуковой области воздействий малопригодны. Так что желанное «вскрытие подводной обстановки на площади в сотни километров» пока ничем не обосновано.

    Отечественные ученые занимаются датчиками на основе оптического разностного преобразования для стационарных ГАС, но разработки столь трудоемкие, что надеяться на скорое техническое решение вопроса не приходится.

    #SOSUS #ГАС #Гармония #«Кострома» #«Вирджиния» / Virginia #«Батон Руж» / Baton Rouge #«Варшавянка» #гидрофон


    0 0

    Лучшие в классе эсминцев – новейшие западные образцы или их восточные реплики. Незначительный отрыв наших кораблей от лидеров рейтинга характеризует отечественную инженерно-конструкторскую школу как передовую. В СССР и России еще не строили эсминцев по новейшим концепциям.

    Проведенный анализ демонстрирует превосходство универсального эсминца над специализированным эскортным

    В мире более двух десятков типов эсминцев. Мы проанализировали 17. Оценки давались наиболее современным кораблям из основных регионов: Россия, Северная Атлантика (НАТО), Ближний Восток и Индийский океан, Юго-Восточная Азия, Южная Америка. Сравнивались в первую очередь состав вооружения и степень соответствия эсминцев их предназначению в вероятных условиях боевого применения. Была разработана методика, обеспечивающая корректность сопоставления. Мы основывались на единой системе критериев качества и показателей эффективности, а также условий, в которых реализуются боевые возможности.

    Рассматривались два варианта: действия кораблей в локальном столкновении со слабым в военно-морском отношении противником и в крупномасштабной войне (в частности Россия против НАТО). В этих конфликтах в общем случае оценивалось решение эсминцами следующих основных задач: уничтожение групп надводных кораблей (КУГ, КПУГ) и подводных лодок, отражение средств воздушного нападения, нанесение ударов по наземным объектам противника. Для каждой определялся весовой коэффициент значимости, который физически понимался как вероятность того, что корабль будет привлечен к решению данной задачи.

    И примкнувший к нам «японец»

    Окончательные оценки степени соответствия эсминцев стран мира боевому предназначению в вероятных условиях боевого применения приведены в таблице 1.

    Эсминцы в битве концепций

    Анализ свидетельствует о том, что в наибольшей степени соответствуют условиям вероятного боевого применения в возможных конфликтах современности американский «Орли Берк» (http://www.vpk-news.ru/articles/35583), британский «Дэринг» (http://www.vpk-news.ru/articles/37214) и корейский «Король Седжон Великий» (http://www.vpk-news.ru/articles/37598). Причем в локальных войнах последний лидирует, существенно превосходя даже «американца». Эта тройка идет с большим отрывом от ближайших конкурентов – китайского проекта 052D (http://www.vpk-news.ru/articles/35583), российского «Чабаненко» (http://www.vpk-news.ru/articles/36995) и индийского «Дели» (http://www.vpk-news.ru/articles/37598). Первый из них, чуть превосходя нашего и «индийца» в локальных войнах, столь же незначительно уступает обоим в крупномасштабных. Надо отметить, что три лидера рейтинга, а также китайский 052D относятся к новейшим, созданным по концепции 2-го послевоенного поколения, тогда как следующие за ними наш проект 1155.1 и «Дели» – высшие достижения среди кораблей-предшественников.

    Эсминцы в битве концепций
    Фото: Даниил Нежинский

    Следом с относительно небольшим отрывом идут российские проекты 956 (http://www.vpk-news.ru/articles/35868) и 1155, а также японский «Атаго». Странно видеть на этом месте в рейтинге новейший японский эсминец, в значительной мере представляющий собой копию «американца». Сказывается «урезанный» в сравнении с ним состав вооружения. «Атаго» не имеет ПКР и СКР, подобных «Томагавкам», а также высокоэффективной ГАС с гибкой протяженной буксируемой антенной (ГПБА). Зато наши весьма почтенные эсминец и БПК выглядят весьма прилично, подтверждая высокий уровень советской кораблестроительной школы и мощь отечественного оружия.

    Далее в кильватере корабли, созданные в основном в 80-е. Это итальянский «Луиджи Дуранд де ла Пенне» (http://www.vpk-news.ru/articles/35868), французские «Жорж Леги» (http://www.vpk-news.ru/articles/36995) и «Кассар» (http://www.vpk-news.ru/articles/37214), а также японский «Хацуюки» (http://www.vpk-news.ru/articles/37477). Сюда же относятся китайский проект 052С и корейский «Квангэтхо Тэван» (http://www.vpk-news.ru/articles/37878), построенные в начале XXI века. Все они по степени соответствия условиям боевого применения существенно уступают кораблям трех предшествующих групп. То есть фактически должны быть признаны устаревшими или ограниченно пригодными. Хотя «Квангэтхо Тэван» вполне соответствует условиям локальных войн (как, впрочем, и его «соплеменник» – «Король Седжон», который лидирует с большим отрывом по этому критерию).

    Завершают рейтинг откровенно устаревшие корабли – китайский «Люйда» (http://www.vpk-news.ru/articles/37477) и индийский проект 61МЭ (http://www.vpk-news.ru/articles/37878). Первый из них вообще представляет собой фактически советский эсминец проекта 41, спроектированный в годы Великой Отечественной, усиленный установкой на нем ПКР китайского производства. Второй новее. Это советский БПК проекта 61 начала 60-х, модернизированный в соответствии с требованиями индийского ВМФ. Хотя он имеет развитое ракетное вооружение, его ЗРК и ПКР уже не отвечают современным требованиям.

    Школьные соревнования

    Особенность российской миноносной школы – ее выраженная ориентация на борьбу с мощным противником. Наши образцы в наибольшей мере заточены именно на крупномасштабную войну, уступая другим в приспособленности к условиям локального конфликта. В этом же направлении движется и индийская кораблестроительная школа, что неудивительно, ведь она создавалась под большим влиянием советской да и сегодня опирается на тесное сотрудничество с российскими предприятиями. Так что новейший ее продукт – «Дели» демонстрирует высокие показатели соответствия условиям боевого применения именно в крупномасштабной войне.

    Выделяется корейская кораблестроительная школа, которая смогла выработать концепцию эсминца, максимально приспособленного к вероятным действиям против КНДР. Другое дело – крупномасштабная война с мощным противником. Для нее «корейцы» пригодны в существенно меньшей мере, уступая в этом отношении даже более старым кораблям.

    Китайская кораблестроительная школа отличается стремлением получить эсминцы с опорой на новейшие мировые концептуальные подходы в этой сфере. И это получается. Однако оснастить корабли в полной мере современным оружием пока не удается. Это определяет то, что при, безусловно, передовой концепции китайских эсминцев их степень соответствия условиям боевого применения остается на уровне предшествующего поколения, пусть и наиболее передовых его представителей.

    Японская кораблестроительная школа в части строительства эсминцев пошла по пути копирования американских образцов, но с сокращенной номенклатурой вооружения. Вероятно, США побоялись передать союзнику свои «Томагавки» и новейшие ГАС с ГПБА, ориентируя морские силы самообороны преимущественно на обеспечение боевой устойчивости своих авианосных соединений в составе коалиционных группировок. В итоге МССЯ получили эсминец с несопоставимо низкими в сравнении с концептуальным и технологическим уровнем показателями соответствия условиям боевого применения.

    Ответы по задачнику

    Интересно сопоставить боевые возможности рассмотренных кораблей по решению основных частных задач: уничтожение групп надводных кораблей и подлодок, отражение средств воздушного нападения, нанесение ударов по наземным объектам противника. Эти данные приведены в таблицах 2 и 3.

    Эсминцы в битве концепций

    Эсминцы в битве концепций

    Анализ свидетельствует, что наиболее сбалансированным по составу вооружения является «американец». По всем боевым задачам он ни разу не спускается ниже третьего-четвертого места, занимая первые по наиболее важным позициям – уничтожению боевых надводных кораблей и подводных лодок. Это отвечает концепции применения эсминцев в американском флоте. Будучи многоцелевыми кораблями, они предназначены решать как важнейшие задачи борьбы с надводными силами противника и нанесения ударов по наземным целям.

    Британский «Дэринг», новейший из западноевропейских, имеет выраженную направленность на ПВО. По возможностям решения этой задачи он занимает первое место, оставив далеко позади «американцев», «японцев» и «корейцев». Однако во всем остальном его возможности несопоставимо более низкие, соответствуют скорее возможностям предшествующего поколения. Схожую картину представляют «французы» и «итальянец». У них явно просматривается приоритет возможностей ПВО и ПЛО по отношения к другим. Это отражает роль и место данных кораблей в системе флотов НАТО – преимущественно эскортные, предназначенные для действий в крупных корабельных соединениях, в качестве охранения либо в составе КПУГ решающие задачи борьбы с подлодками в системе зональной ПЛО НАТО на Атлантическом ТВД. Аналогична ситуация с японскими эсминцами, создававшимися для зональной обороны побережья.

    Российские корабли проектов 956 и 1155.1, как и американский «одноклассник», отличаются сбалансированностью вооружения. Именно это выводит их, несмотря на устаревшую концепцию, на передовые позиции в мировом рейтинге. Конечно же, важнейшим фактором является передовой характер советского/российского вооружения, его уникальные возможности. Что касается проекта 1155, то это классический противолодочный корабль для решения задач ПВО и ПЛО при весьма ограниченном потенциале в остальном. В этом отношении он соответствует европейской концепции эсминца – служить в эскорте, обеспечивая боевую устойчивость главных сил.

    Константин Сивков,
    член-корреспондент РАРАН, доктор военных наук

    0 0

    Битые внедорожники от «Мицубиси»
    Битые внедорожники от «Мицубиси»

    Коллекция японских танков в экспозиции «Эхо войны» в прошлом году пополнилась двумя новыми экспонатами, доставленными с острова Шумшу.

    Японские Тип 95 «Ха-го» и Тип 97 «Шинхото Чи-ха» из состава 11-го танкового полка были подбиты в ходе Курильской десантной операции 18 августа 1945 года. Предположительно машины принадлежали 4-й роте, которой командовал капитан Ито Рикио. 11-й танковый полк дислоцировался в тот период на острове Шумшу, имея на вооружении оба указанных типа общим числом 64 единицы. На Курилах он появился в 1944-м, а сформирован был в Манчжурии в 1942 году (командир – полковник Икеда Суэо) и входил в состав 2-й танковой дивизии.

    Тип 95 «Ха-Го» – самый массовый японский легкий танк, разработанный в 1933–1934 годах для сопровождения механизированных кавалерийских соединений. Серийно производился с 1936 по 1943-й, использовался во Второй японо-китайской войне и был наряду со средним «Чи-Ха»https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A5%D0%B0-%D0%93%D0%BE - cite_note-3 основным японским танком Второй мировой. Являясь удачной конструкцией для середины 30-х годов, в 40-е он безнадежно устарел, однако нехватка бронетехники вынудила японцев использовать его до самого конца войны на всех ТВД.

    Тип 97 «Шинхото Чи-ха» разработан компанией «Мицубиси» в 1935–1937 годах, серийно производился с 1938 по 1943-й. Второй после «Ха-Го» по массовости, «Чи-Ха» составлял основу японских бронетанковых сил и активно использовался на всех ТВД.

    Битые внедорожники от «Мицубиси»

    Оба образца выставлены на экспозиционной площадке № 1 парка «Патриот».

    Вера Захарова,
    сотрудник Музея бронетанкового вооружения

    #парк «Патриот» #танки Японии #Тип 95 «Ха-го» #Тип 97 «Шинхото Чи-ха» #Mitsubishi


    0 0

    Т-34-76 выпуска 1942 года из состава 36-й танковой бригады был найден в болоте вблизи города новосокольники псковской области.

    Поисковики из отряда «Высота» Великолукского района Псковской области летом 2003 года подняли танк с шестиметровой глубины. Когда его вытащили из болота и очистили от ила и грязи, на башне увидели четкую надпись, выполненную белой краской: «Снайпер». Собственное имя машина могла получить за меткую стрельбу и успешные боевые действия экипажа.

    Возвращение «Снайпера»

    Данный танк сошел с конвейера завода № 183 в Нижнем Тагиле в августе 1942 года, а 12 сентября в числе еще 24 танков Т-34-76 прибыл с Урала на станцию Ногинск для доукомплектования 36-й тбр.

    С октября 1942-го по январь 1943-го в ходе Великолукской наступательной операции велись ожесточенные бои. 2-й мехкорпус, в состав которого входила 36-я тбр, понес большие потери – в их числе оказался и найденный «Снайпер», машина из числа первых серий Т-34 образца 1942/1943 года. Из всех модификаций «тридцатьчетверок», изготовленных в годы войны, эта стала самой многочисленной. Танков, подобных «Снайперу», без командирской башенки, выпущено 11 461. Серийно он производился с июня 1942 года по март 1944-го на пяти заводах: № 183 в Нижнем Тагиле, № 112 «Красное Сормово» в Горьком, № 174 в Омске, УЗТМ в Свердловске и на ЧКЗ в Челябинске. Сегодня их сохранились считаные единицы. Отличительной особенностью Т-34 образца 1942/1943 года стала башня шестигранной формы, называемая еще «башня-гайка». В зависимости от места изготовления она могла быть либо литая, либо сварная. Большая часть танков выпуска 1942 года из-за дефицита резины имела обрезиненными только передние и задние катки, остальные – цельнометаллические. Специалисты музея восстановили «Снайпер» до состояния, почти идентичного тому, в котором он был, сходя с конвейера. Пушка и пулемет деактивированы, двигатель заменен, но вся ходовая часть танка сохранилась. Сейчас он вполне пригоден для показа динамических возможностей легендарной советской машины.

    Вера Захарова,
    сотрудник Музея бронетанковой техники

    0 0
  • 08/14/17--16:43: Погоня за целью
  • Ночью 4 апреля после предупреждения российских военных по «существующим каналам связи»,два эсминца ВМФ США USS Ross (DDG-71) и USS Porter (DDG-78) из акватории, прилегающей к острову Крит, выпустили по сирийской авиабазе «Шайрат» 60 крылатых ракет «Томагавк». 23 КР достигли цели, одна не вышла из шахты ПУ, 36 до сих пор ищут и, думаю, не найдут, ибо лежат они на дне морском.

    После известных трагических событий 24 ноября 2015 года – турецкого «удара в спину» – появилась необходимость надежно прикрыть наш контингент в Сирии с воздуха. Оперативно, уже через два дня на российской авиабазе «Хмеймим» в Латакии развернули дивизион С-400. В начале октября 2016-го в Сирию дополнительно отправили батарею С-300 ВМ, дабы обеспечить безопасность ВМБ в Тартусе.

    В западной прессе публиковали красочную карту Сирии, обрамленную цветными кругами радиусом 400 и 200 километров. Уж как там злорадствовали, когда ракетная атака прошла безнаказанно. Но так могут рассуждать только дилетанты. Чтобы прикрыть объект от ударов с воздуха системами С-300/400 или другими комплексами ПВО, их нужно размещать в непосредственной близости от него на наиболее опасных направлениях.

    Откуда растут крылья

    Опытный расчет с крепкими нервами успеет выполнить два цикла стрельбы – поразит до 12 целей с расходом 12–16 ЗУР из расчета на батарею

    Постановление ЦК КПСС и СМ СССР от 27 мая 1969 года задавало разработку ЗРС в варианте для Войск ПВО С-300П страны как замену устаревших комплексов С-75 и С-125, для ПВО СВ – С-300В на смену ЗРК 2К11 «Круг» и ВМФ С-300 Ф – М-11 «Шторм». Над созданием нового вооружения трудились несколько объединений. Головным разработчиком С-300П стало КБ-1 (ЦКБ «Алмаз», генеральный конструктор Борис Бункин), ракет – МКБ «Факел» (генеральный конструктор Петр Грушин). Первый вариант С-300П приняли на вооружение в 1979-м. В США и НАТО их обозначили как SA-10 Grumble.

    Головной разработчик всех трех систем – ЦКБ «Алмаз» в кооперации с МКБ «Факел» проектировало единый комплекс средней дальности с унифицированной ракетой для СВ, Войск ПВО и ВМФ СССР. Требования, выдвинутые в ходе работ к варианту ЗРК для СВ, не могли быть удовлетворены при одном боеприпасе для всех вариантов. Поэтому после отказа МКБ «Факел» от проектирования ракеты для сухопутного комплекса работу в полном объеме передали КБ завода им. М. И. Калинина.

    В ЦКБ «Алмаз» столкнулись со значительными сложностями при создании комплексов по единой структуре. В отличие от ЗРК для Войск ПВО и ВМФ, которые должны были применяться с использованием развитой системы РТР, сухопутный комплекс ПВО, как правило, работал в отрыве от остальных средств. Становилась очевидной целесообразность разработки варианта С-300В другой организацией и без существенной унификации с комплексами ПВО и ВМФ. Это поручили специалистам НИИ-20 (НПО «Антей»), которые к тому времени имели опыт создания армейских ЗРК. В итоге частично унифицированными оказались только радиолокаторы обнаружения комплексов С-300П (5Н84) и С-300В (9С15), а также ЗУР комплексов Войск ПВО и флота.

    Погоня за целью

    Состав боевых средств обоих ЗРК значительно различался.

    Дивизион С-300В состоял из командного пункта 9С457, станции обнаружения и целеуказания (СОЦ) «Обзор-3» 9С15М с дальностью свыше 330 километров, РЛС программного обзора (ПО) «Имбирь» 9С19М2 (с дальностью свыше 250 километров) для обнаружения баллистических целей типа БРСД «Першинг», четырех зенитных ракетных батарей. Каждая включала многоканальную станцию наведения ракет (СНР) 9С32, две ПУ 9А82 с двумя ЗУР 9М82 большой дальности, четыре ПУ 9А83 с четырьмя ЗУР 9М83 средней дальности, три транспортно-заряжающие машины (ТЗМ) 9А84 и 9А85. Все боевые средства размещены на проходимых, маневренных, оборудованных аппаратурой навигации, топопривязки и взаимного ориентирования унифицированных гусеничных шасси типа ГМ-830.

    В состав зенитного ракетного дивизиона С-300П (С-300ПМУ) входили КП 55К6Е, СОЦ 64Н6E (91Н6Е) с дальностью более 300 километров и три зенитные ракетные батареи. Каждая имела одну многоканальную станцию наведения ракет (СНР) 30Н6Е (92Н6Е), шесть ПУ 5П85ТЕ2 или 5П85СЕ2 и столько же ТЗМ. Опционально придаваемые средства – всевысотная РЛС 96Л6Е, передвижная вышка 40В6М для антенного поста 92Н6Е.

    Комплексы С-300 и его модификации – превосходные перехватчики баллистических и аэродинамических целей на больших и средних высотах с весьма впечатляющими возможностями борьбы с низколетящими малоразмерными целями. Но слишком расточительно стрелять дорогими ЗУР 48Н6E по дешевым пластиковым «Томагавкам». Поэтому почти всегда их «подстраховывали» специализированными комплексами малой дальности: на флоте «Оса-М» (крейсер проекта 1164), «Редут»/«Тор» (проект 1144), на суше «Панцирь-С», оснащенными простыми и дешевыми радиокомандными ЗУР массой 75–200 килограммов.

    ЗРК С-300П для Войск ПВО в 2000-х годах модернизировали: ракеты семейства В-500 (5В55 и ее модификаций) сменили усовершенствованные 48Н6Е и 48Н6Е2 с дальностью перехвата 150 и 200 километров соответственно. Комплексы обозначили С-300ПМУ. В таком варианте ЗРК могли уверенно бороться с БР малой и средней дальности.

    Третье поколение комплекса С-300ПМ вооружили легкими высокоскоростными самонаводящимися ракетами 9М96 и 9М100 средней и малой дальности соответственно, а также средствами, обеспечивающими их боевое применение. Эти ЗРК переходного к С-400 типа получили обозначение С-300ПМУ-1 и С-300ПМУ-2.

    Четвертое поколение комплексов ПВО С-400 (изначально С-300ПМУ-3) вооружили ракетами 40Н6 разработки МКБ «Факел» с дальностью перехвата 400 и 185 километров по высоте. Комплекс С-300В4 получил на вооружение ракеты большой дальности 9M82M и 9M82MD разработки ОКБ «Новатор» с дальностью пуска 200 и 400 километров соответственно. Контейнеры со старыми и новыми боеприпасами на вид неразличимы. Вполне возможно, что новые ракеты большой дальности есть в российских дивизионах С-300 ВМ и С-400, размещенных в Сирии.

    Промашка «Патриота»

    Усилия, предпринятые инженерами «Рейтеона» при разработке новой модификации «Томагавк» Block 4 по снижению ЭПР ракеты, увенчались серьезным успехом. Фюзеляж и аэродинамические поверхности были выполнены по технологии «Стелс» из углепластиковых материалов в отличие от предыдущих модификаций Block 1-3 из алюминиевых сплавов. В результате ЭПР снизили на порядок: с 0,5 до 0,01 квадратного метра, а с фронтальных проекций и того больше – с 0,1 до 0,001. Если СНР 9С32 уверенно «возьмет на АС» старые ракеты на дальности 22–25 километров, то новые – на 7–9 километров в зависимости от курса цели и при благоприятных рельефных условиях (равнина без растительности). Опытный, подготовленный расчет СНР с крепкими нервами успеет выстрелить дважды – поразит до 12 целей с расходом 12–16 ЗУР из расчета на батарею. Да, расчеты дальности пуска на первый взгляд настораживают, но необходимо учесть, что ни один западный современный и даже перспективный ЗРК неспособен устойчиво «взять на АС» столь малую цель. К тому же запасы снижения ЭПР «Томагавка» исчерпаны полностью.

    Погоня за целью

    Наиболее совершенный комплекс франко-британского производства средней и большой дальности морского базирования PAAMS Aster-15/30 тестировался пять лет – по май 2001 года. Во время этих испытаний проводились стрельбы по мишеням различных типов, имитирующих самолет, КР и БРСД. Самыми распространенными были Aerospatiale C.22 и GQM-163 Coyote. Первые имитировали дозвуковую КР, вторые – сверхзвуковую ПКР. Обе мишени довольно крупные и угловатые, имеют ЭПР от 1 до 5 квадратных метров. Для примера: F-16 с подвешенными на пилонах боеприпасами имеет фронтальную проекцию 1,7 квадратного метра, ТУ-160 – 1 квадратный метр. Вероятнее всего, цели с ЭПР на несколько порядков меньше ЗРК PAAMS просто не заметит.

    Дооснащение ЗРДН С-300 ПМУ/В трехкоординатной РЛС 55Ж6У «Небо-У» дежурного режима обнаружения и сопровождения воздушных объектов метрового диапазона VHF/HF может усилить возможности комплекса. С 2008 года РЛС серийно производится и поставляется в Войска ПВО. В октябре 2009-го успешно завершены квалификационные испытания. В 2009–2010 годах шла работа над развертыванием РЛС на позициях ПВО.

    РЛС предназначена для обнаружения, измерения координат и сопровождения воздушных целей разных классов – самолетов, крылатых и управляемых ракет, малоразмерных гиперзвуковых, баллистических, малозаметных, с использованием технологии «Стелс». В том числе в автоматическом режиме и при работе как автономно, так и в составе АСУ соединений ПВО. РЛС обеспечивает распознавание классов целей, определение государственной принадлежности воздушных объектов, пеленгацию постановщиков активных помех. При сопряжении с вторичным радиолокатором РЛС может использоваться для управления воздушным движением. В 2010-м по ОКР «Ниобий» конструкторами Нижегородского НИИ радиотехники (ННИИРТ) велась модернизация РЛС дежурного режима «Небо-СВУ» с АФАР метрового/дециметрового диапазона с переводом на новую элементную базу. В том же году выполнен первый этап изготовления опытного образца и начато его изготовление в полном объеме. В 2011 году РЛС 55Ж6У «Небо-У» использовали в 874-м центре подготовки радиотехнических войск во Владимире. В ОАО «Нител» произведены и поставлены в войска семь комплектов этой РЛС метрового диапазона. Специалисты ННИИРТ развертывали ее на позициях заказчика.

    В США НИР по перспективной ракетной системе класса «земля-воздух», призванной заменить со временем ЗРК MIM-23 Hawk, начали гораздо раньше, еще в 1961 году, по программе FABMDS (Field Army Ballistic Missile Defense System – полевая армейская система защиты от баллистических ракет). В это время в СССР только испытывали ЗРК «Круг» 2К11 предыдущего поколения с радиокомандной ЗУР. Название позднее было изменено на AADS-70 (Army Air – Defense System-1970) – армейская система ПВО-1970 и, наконец, в 1964-м ЗРК присвоен индекс SAM-D (Surface-to-Air Missile – Development, перспективная ракета класса «земля-воздух»). Техническое задание на комплекс, выданное Минобороны, было неопределенным и часто изменялось, но всегда включало способность не только сбивать ударные самолеты всех типов вероятного противника (СССР), но и перехватывать тактические и оперативно-тактические БР театра военных действий.

    Погоня за целью

    В мае 1967 года концерн «Рейтеон» стал главным подрядчиком для разработки комплекса SAM-D. Первые тестовые пуски проводились уже в ноябре 1969-го. Техническая фаза разработки началась в 1973-м, но уже в ноябре следующего года техзадание коренным образом изменили: Пентагон потребовал использовать систему управления типа TVM «Слежение через ракету», то есть информация о цели поступала в центральный компьютер не от станции наведения (РЛС), а непосредственно от полуактивной радиолокационной ГСН самой ракеты по телеметрическим каналам. В то время считалось, что, поскольку ракета всегда ближе к цели, нежели радар (СНР), этот метод значительно увеличивает точность определения ее текущих координат и способность отличать реальную и ложные цели. Это новое требование задержало разработку и полномасштабные испытания комплекса до января 1976 года. В мае ракета получила официальное обозначение XMIM-104A, а комплекс назвали Patriot.

    Основная организационно-тактическая единица подразделений ЗРК Patriot – дивизион, в котором шесть огневых и одна штабная батарея. Огневая единица способна одновременно обстреливать до восьми воздушных целей. В ее состав входят КП управления огнем AN/MSQ-104, многофункциональная РЛС (СНР) AN/ MPQ-53 с фазированной антенной решеткой, восемь ПУ с ЗУР MIM-104A в ТПК, радиорелейные станции MRC-137, средства электропитания и обслуживания.

    В 1982 году комплекс поступил на вооружение сухопутных войск США.

    В 1983 году стартовала программа модернизации комплекса по проекту PAC-1 (Patriot Antitactical Missile Capability). Основным направлением признали создание нового ПО для центрального компьютера СНР. Изменили прежде всего «алгоритмы следа» – принципы моделирования траектории полета баллистической цели и начальные параметры угла места РЛС с 0–45 до 0–90 градусов

    В сентябре 1986-го на ракетном полигоне WSMR («Белые пески») провели экспериментальный пуск ЗУР Patriot по реальной тактической ракете «Ланс» для проверки правильности выбранной линии модернизации. Мишень перехватили на высоте 7500 метров примерно в 15 километрах от места пуска. В точке встречи она летела со скоростью – 460, а ЗУР – 985 метров в секунду. Промах составил 1,8 метра. Эксперимент признан успешным.

    Два последующих тестовых пуска проводились в конце 1987-го. Как мишени снова использовались ЗУР Patriot, летевшие по баллистической траектории. Обе были поражены. После серии удачных стрельб в июле 1988-го Пентагон рекомендовал принять на вооружение комплекс PAC-1. Поскольку ракета не претерпела изменений, за ней оставили прежний индекс MIM-104A.

    В 1988 году началась вторая фаза НИОКР по проекту PAC-2, предусматривавшая расширение возможностей ЗРК в борьбе с тактическими БР. В очередной раз модернизировали ПО центрального компьютера, ЗУР MIM-104C оснащена новой осколочно-фугасной БЧ с увеличенными полуготовыми осколками (45 вместо 2 граммов у MIM-104A) и более эффективным радиовзрывателем. В результате ЗРК Patriot PAC-2 способен поражать баллистические цели на дальностях до 20 и курсовом параметре 5 километров. Боевое крещение он получил в войне в Персидском заливе. Несколько батарей модернизированного комплекса PAC-1 и PAC-2 развернули в Саудовской Аравии и Израиле. Иракские ВС провели 83 пуска ОТР Al – Hussein (с дальностью 660 километров) и Al – Abbas (900 километров), созданных на базе советской конца 50-х годов БР Р-17, более известной как Scud-B. При отражении атаки американцам удалось сбить 47, израсходовав при этом 158 ЗУР MIM-104A и MIM-104B/C.

    После войны в Заливе с учетом полученного боевого опыта проведена третья радикальная модернизация комплекса по проекту PAC-3. Он получил новую РЛС AN/MPQ-65, обладающую увеличенной дальностью обнаружения целей с малой ЭПР и лучшими селективными возможностями на фоне ложных целей, ЗУР ERINT (Extended Range Interceptor) – перехватчик повышенной дальности. На одной ПУ размещаются 16 ракет в ТПК против четырех в прежних модификациях. По традиции им дали порядковый индекс MIM-104F, несмотря на то, что у них нет ничего общего с предыдущими модификациями – это совершенно новая конструкция.

    К августу 2007 года компания Lockheed Martin поставила армии США около 500 ракет PAC-3, последняя модификация PAC-3 MSE отобрана как ракетный компонент объединенной американо-европейской системы ПРО MEADS (Medium Extended Air Defense System).

    «ТХАД» узкой направленности

    Мобильный комплекс ПРО наземного базирования для высотного заатмосферного перехвата БР малой и средней дальности THAAD (Terminal High Altitude Area Defense) разработан в компании Lockheed Martin Missiles and Space. В январе 2007-го она получила первый контракт на производство 48 ракет THAAD, шести пусковых установок и двух пунктов управления и связи. В мае 2008-го первую батарею THAAD приняли на вооружение. Пентагон планирует закупить более 1400 ракет THAAD, которые в итоге образуют верхний ярус системы ПРО ТВД в дополнение к Patriot PAC-3. Пока неизвестно, почему ракеты THAAD не получили стандартный ракетный индекс Минобороны (MIM-NNN), хотя находятся в эксплуатации армии США уже девять лет.

    Принципиальное отличие ЗРК THAAD и последней модификации Patriot – PAC-3 от комплексов первых поколений – математическая модель управления ЗУР или метод наведения, «метод погони»: непосредственно на цель направляется вектор скорости ракеты или кинетического боевого блока. Координатор цели ГСН измеряет угол положением вектора скорости и направлением на цель – угол рассогласования. В процессе наведения на выходе ГСН возникает сигнал, пропорциональный углу рассогласования. При отработке этого сигнала органы управления ракетой или кинетическим перехватчиком сводят к нулю угол между вектором скорости и направлением на цель. «Метод погони» традиционно применялся в разработке систем управления ПКР всеми производителями этого оружия. И это понятно: цель малоподвижна или статична, имеет огромную ЭПР – 100 квадратных метров и более. Работа в двух плоскостях, выбирается геометрический центр мишени – и все! Поэтому все, кому не лень, лепят ПКР сотнями, даже те страны, у которых ракетостроение находится еще в железном веке, такие как Норвегия, например. Если в процессе самонаведения цель движется равномерно и прямо, курсовой угол и угол упреждения близки к нулю, то траектория полета ЗУР прямолинейна. Теоретически потребные перегрузки при этом равны нулю. Необходимо отметить – ракета THAAD получилась очень изящной, тоненькой, коэффициент удлинения – 18,15, что не характерно для такого оружия. Визуально кажется, что она не предназначена для высоких поперечных перегрузок (по тангажу и рысканию).

    Однако если цель маневрирует, траектория полета ЗУР искривляется и появляются перегрузки. Здесь более применима другая матмодель – «пропорциональная навигация»: классическая для всех ЗУР от С-75 и «Хок» до С-300/400 и Patriot. Высокие располагаемые максимальные поперечные перегрузки вообще характерны для ЗУР всех поколений и со временем они растут. Если у первых ракет они порядка 10 единиц (В-750), то у MIM-104A уже 30, а у современных этот параметр доходит до 50 и даже 60 единиц. Противоракеты MIM-104F, THAAD и RIM-161 явно более хрупкие, чем их противосамолетные сестры. Но иначе и быть не может, с трудом представляю себе ракету со стартовым весом 900 килограммов, способную подняться на высоту 150 километров и разогнаться до девяти скоростей звука даже с микроскопической полезной нагрузкой. Классические ЗУР, конечно, более брутальны, если хотите, мускулисты. Косвенным признаком «узкой специализации» только по баллистическим целям комплексов THAAD и PAC-3 являются параллельные и в равных объемах заказы армией ракет противоракетных MIM-104F ПРО и противосамолетных MIM-104C ПВО. Флот также закупает наряду с RIM-161 A,B,C (SM-3) и старые RIM-66/67C (SM-2).

    В сентябре 2004 года компания «Рейтеон» получила контракт на разработку в течение семи лет (фаза SDD – Система разработки и демонстрации) новой ЗУР SM-6 на замену SM-2. В июне 2008-го выполнен первый успешный перехват БЛА ракетой RIM-174A. В сентябре 2009 года у компании появился первый контракт LRIP (Low Rate Initial Production) на ракеты SM-6. В 2010-м ракету довели до первоначальной оперативной готовности. Никаких конкретных ТТД SM-6 не публиковалось, но так как планер и силовая установка идентичны RIM-156A, технические характеристики, предположительно, очень похожи.

    Западные эксперты, скрипя зубами, в один голос признают: С-400 сегодня лучший ЗРК в мире. Доказательством тому – длинная очередь покупателей со всего мира.

    #кетоновсергей #Raytheon #Tomahawk #Stealth


    0 0

    История появления самой знаменитой самоходной установки вермахта «Ferdinand/Elefant» напрямую связана с созданием «Тигра» PzVI.

    У немцев просто не оказалось в наличии эвакуационной техники, способной вытаскивать подобных монстров

    В конкурсе на новый тяжелый танк участвовали фирмы двух конструкторов – Порше и Хеншеля. Уже тогда знаменитый, обласканный фюрером «Фердинанд Порше» еще до объявления результатов заказал изготовление 90 корпусов для будущих «Тигров», но в результате выиграла фирма «Хеншель».

    На базе невостребованных шасси завод Nibelungenwerke в Сант-Валентино изготовил 90 САУ, получивших имя конструктора «Фердинанд». Мощное бронирование тяжелого истребителя танков, доходящее в лобовой проекции до 200 миллиметров, делало машину практически неуязвимой спереди, однако большой вес снижал проходимость и маневренность. Но длинноствольная 88-мм пушка Pak 43/2 L/71 позволяла «Фердинандy» бороться с танками противника, находясь вне зоны досягаемости их орудий. Двое заряжающих обеспечивали ведение огня со скорострельностью 10 выстрелов в минуту.

    Впервые «Фердинанды» вступили в бой 5 июля 1943 года в 4 часа утра на Курской дуге. За месяц вермахт потерял 39 САУ, большей частью оставшихся на полях сражений – у немцев просто не оказалось в наличии эвакуационной техники, способной вытаскивать подобных монстров.

    Слон с толстой моськой

    По результатам боевого применения самоходной установки был составлен список из 31 пункта предлагаемых в конструкции машины изменений. После модернизации на том же «Нибелунгенверке» оставшиеся «Фердинанды» получили новое название – Elefant. В дальнейшем САУ «Элефант» принимают участие в боях в Италии, в Арденнской операции, на Украине.

    Всего в распоряжении советских специалистов оказалось восемь полностью комплектных «Фердинандов», но большая их часть была расстреляна как мишени при испытаниях противотанковой техники или разобрана для изучения. Единственный сохранившийся «Фердинанд» экспонируется в парке «Патриот» в исторической экспозиции «Огненная дуга», посвященной битвам Великой Отечественной войны. Данная САУ – № 501 из 5-й роты 654-го батальона тяжелых истребителей танков. В июле 1943-го в районе станции Поныри этот «Фердинанд» подорвался на мине. На подкрылке машины изображен значок 654-го батальона тяжелых истребителей танков – буква N, по фамилии комбата майора Ноака (Noak).

    Вера Захарова,
    сотрудник Музея бронетанковой техники

    0 0

    Полузабытое оружие Первой мировой нашло свою нишу в век сверхзвуковой авиации и ракетно-космической техники. У дирижаблей есть бесспорные достоинства: возможность несравнимо более долго, чем самолеты и вертолеты, находиться в воздухе, высокая боевая устойчивость против средств ПВО, огромная грузоподъемность, нетребовательность к системе базирования.

    В двух мировых войнах эти средства были весьма востребованы. В памяти всплывают сюжеты из книг по истории: наблюдатели, сидящие в корзинках под аэростатами, огромные рыбообразные аппараты – дирижабли, с которых воздухоплаватели вручную сбрасывают на врага маленькие по современным меркам бомбы. А во Вторую мировую аэростаты уже значимый элемент системы ПВО. Они создавали препятствия вражеским бомбардировщикам.

    Изрешеченный аэростат плавно опускался на землю, продолжая передавать развединформацию

    Скачок в развитии авиации в конце 40-х – начале 50-х заставил на время забыть о воздухоплавательных аппаратах. Однако американцы нашли им применение – использовали аэростаты с подвешенной под них специальной аппаратурой для разведки против СССР. Выполненные в габаритах чуть крупнее стандартных метеозондов, они запускались в слои атмосферы со стабильными потоками с запада на восток. Двигаясь на высотах порядка двух – четырех тысяч метров, аэростаты вели разведку нашей территории и оказались крепким орешком для советской ПВО. Во-первых, их ЭПР была очень маленькой, ведь сам шар ничего не отражает, а размеры блока аппаратуры минимальны. Других собственных демаскирующих полей аэростаты не имели, поэтому их обнаружение представляло значительную сложность как для наземных РЛС, так и для бортовых средств истребителей. Во-вторых, уничтожить эти аппараты было не так-то просто. Сделанные с ячеистой структурой и наполненные инертными газами, они даже после множественных попаданий снарядов продолжали полет. Единственным надежным способом являлось поражение аппаратного блока, но попробуй в него попади. Стрельба УР «воздух-воздух» по таким аэростатам была бесполезна – ракеты на них просто не наводились. Оставались НУРС. Но их взрыватели не срабатывали, проходя через оболочку аэростата. Изрешеченный, он плавно опускался на землю, продолжая передавать развединформацию.

    Погибали, но не сдувались
    Фото: google.com

    Сегодня с созданием новых материалов, в частности на основе нанотехнологий, воздухоплавание, похоже, обретает второе дыхание. В США активно ведутся разработки дирижаблей боевого назначения. Их рассматривают как важнейший элемент ПВО, позволяющий обнаруживать маловысотные цели на больших удалениях. Известно, что дирижабли могут использоваться в системе ПЛО для поиска и уничтожения подводных лодок. Они, конечно, не заменяют, а только дополняют самолеты AWACS и базовой патрульной авиации. И все же, по оценкам западных специалистов, существенно повышают возможности ПВО и ПЛО.

    Российские инженеры не отстают от американских коллег, во всяком случае в инициативных разработках. Под руководством академика Сергея Щугарева спроектирована целая линейка дирижаблей различного размера и грузоподъемности – вплоть до гигантов более 150 метров и способных поднять около 60 тонн. С учетом известных достоинств летательных аппаратов легче воздуха вопрос об их принятии на вооружение Российской армии будет рано или поздно решаться. Так что имеет смысл оценить, что даст внедрение дирижаблей, где и для каких целей они могут использоваться.

    Броненосец легче воздуха

    К сильным сторонам этих аппаратов применительно к особенностям современной вооруженной борьбы на море можно отнести:

    1. Продолжительность полета пилотируемого аэростата или дирижабля ограничивается только автономностью экипажа, то есть от 5–6 до 15–20 суток. Такой же беспилотный аппарат, да еще энергетически обеспечиваемый с надводного корабля, способен находиться в воздухе, пока его баллон не утратит физических свойств, то есть многие месяцы.

    2. Огромная потенциальная дальность полета: у аэростатов практически неограниченная.

    3. Высокая скрытность действия, определяемая существенно более низкой ЭПР: сам баллон, выполненный из композитных диэлектрических материалов, вообще не обладает отражающими способностями для радиоизлучений в диапазонах, используемых современными РЛС, а полезная нагрузка может быть изготовлена по стелс-технологии. Малая скорость полета, сопоставимая с корабельной, создает дополнительные трудности обнаружения этих летательных аппаратов РЛС, работающими в режиме селекции воздушных целей, не позволяя применяемыми сегодня методами отделить аппарат от пассивных помех. Затруднительно будет обнаружить дирижабль и по излучению в инфракрасном диапазоне, поскольку мощность его двигателей и тип (к примеру, малосильный дизель с минимальным тепловым выхлопом) не дадут противнику обнаружить их излучение на приемлемом расстоянии. Аэростаты же вообще не имеют двигателей. Остается визуальное обнаружение. Однако окраска и маскировка дирижабля или аэростата в облаках сводят и эту возможность к минимуму. С учетом комплекса демаскирующих признаков собственно летательного аппарата дальность его обнаружения мощными наземными РЛС можно оценить в пределах от 20–30 до 80–100 километров в зависимости от размеров и характера полезной нагрузки, бортовыми средствами истребителей – не более 10–20 километров. (Естественно, использование дирижаблем или аэростатом активных РЭС – РЛС или средств связи позволит обнаружить его на больших расстояниях).

    4. Высокая боевая устойчивость от средств поражения воздушных целей. Ячеистая структура баллона, применение новейших материалов, в частности композитов, использование инертных газов потребуют для разрушения аппарата огромного количества боеприпасов, которого просто нет в боекомплекте современных истребителей. Уязвимой остается подвесная гондола, где располагаются экипаж, энергетическая установка и оборудование. Однако для нее можно создать эффективную конструктивную защиту. Например, если выделить на бронирование лишь 10 процентов общей грузоподъемности дирижабля, получается довольно приличная масса – до шести тонн. Можно уверенно предположить: этого будет достаточно, чтобы с использованием комбинированной облегченной брони защитить экипаж от снарядов не только 30-мм авиапушек, но и орудий значительно большего калибра. Потребуется создание специальных средств борьбы с такими летательными аппаратами. Однако это далеко не простая задача, как может показаться на первый взгляд, на решение уйдет не один год.

    Надо заметить, что воздухоплавательные летательные аппараты, в частности дирижабли, особенно крупные, позволяют разместить на них развитый комплекс средств самообороны. Прежде всего средства радиотехнической разведки и РЭБ. Для защиты от вражеских истребителей дирижабль может быть вооружен ракетами класса «воздух-воздух» малой дальности с ТГСН и пушками. Поскольку стрельба по дирижаблям существующими ЗУР и УР не дает нужного результата, такой комплекс огневых средств самообороны в сочетании со средствами РЭБ позволит эффективно противостоять системам ПВО противника.

    5. Малый объем аэростатов и дирижаблей в сложенном состоянии позволяет размещать такие летательные аппараты (даже с относительно большой грузоподъемностью) на кораблях среднего и даже меньшего водоизмещения. Хотя, конечно, требуется соответствующее оборудование.

    6. Относительная простота изготовления в сравнении с равноценными по грузоподъемности самолетами и вертолетами, а соответственно и более низкая стоимость.

    7. Не требуется аэродром, достаточно иметь минимальную площадку со стартовым комплексом и техническими средствами подготовки полета. Даже относительно крупные воздухоплавательные аппараты могут использоваться с обычных надводных кораблей, не допускающих базирование самолетов.

    Ветер на стороне противников

    Как основные недостатки летательных аппаратов легче воздуха, определяющие сферу их боевого применения в вооруженных силах, отметим следующие: низкая скорость, достаточно длительное время перевода в боевое положение, существенная зависимость от метеоусловий, в частности от силы и направления ветра, которые определяются огромной парусностью таких летательных аппаратов.

    Анализ достоинств и недостатков дирижаблей позволяет сделать очевидный вывод: в системе вооружения современных армий им есть место, причем весьма важное. В первую очередь это касается военно-морских флотов и систем ПВО. Определяя роль и место таких аппаратов (по крайней мере на первом этапе), надо исходить из того, что они должны применяться прежде всего там, где требуется длительное нахождение в воздухе при ненадобности высокой скорости полета.

    Справка «ВПК»

    За полвека до Ан-124

    Самые масштабные воздухоплавательные проекты были осуществлены для пассажироперевозок, то есть в гражданском секторе. Такие гиганты, как германские «Граф Цеппелин» и «Гинденбург», их длина достигала 245 метров, были способны брать до 100 тонн полезной нагрузки – недостижимый для самолетов показатель вплоть до начала 80-х, когда появился Ан-124. На дирижаблях было впервые в истории налажено трансатлантическое воздушное сообщение. С 1928 по 1937 год совершено около 200 рейсов из Германии в США и в обратном направлении. По комфортабельности дирижабли не уступали океанским лайнерам того периода, а в скорости – около 120 километров в час – превосходили кратно. Использование дирижаблей на пассажирских линиях прекратилось после катастрофы «Гинденбурга» при посадке в Нью-Йорке – в результате удара молнии взорвался водород, наполнявший корпус.

    Константин Сивков,
    член-корреспондент РАРАН, доктор военных наук

    0 0

    К концу Второй мировой войны в английском военном ведомстве начали понимать, что сделанный на скорую руку СТЕН исчерпал возможности и армия нуждается в более современном и эффективном оружии.

    Над прототипами автомата начали работать на Королевском оружейном заводе в Энфилде, именно там создавали в свое время СТЕН («В атаку с дыроколом») да и разрабатывать новинку поручили Гарольду Турпину. Его команда создала «Автоматический карабин экспериментальная модель 1» (Machine Carbine Experimental Model 1 – МСЕМ 1). Название не должно вводить в заблуждение – по всем статьям это был полноценный пистолет-пулемет. Однако в серию разработка не пошла.

    Идею создания популярного у коммандос и боевиков автомата «Узи» его конструктор позаимствовал у чешских оружейников

    В конструкторском отделе завода под началом лейтенанта Подсенковского работали польские дизайнеры, занятые в создании винтовок и пистолетов-пулеметов. Они и пришли на смену британской команде Турпина. Поляки к концу 1944 года отчитались о создании МСЕМ 2. Автомат получился компактным – 14 дюймов в длину. В сконструированном ими оружии пистолетная рукоять сочеталась с приемником магазина, а затвор был забегающим за ствол и состоял из полуцилиндра длиной 216 миллиметров, сзади которого находился ударник. Над дульной частью прорезь для пальца, благодаря которой стрелок мог отодвинуть затвор для взведения. Трехпозиционный предохранитель-переводчик режимов стрельбы был размещен справа на корпусе ударно-спускового механизма и имел три положения – «предохранитель», «одиночная стрельба» и «автоматический огонь». Стрельба велась с открытого затвора. Прицельные приспособления экспериментального автомата сделали открытого типа, нерегулируемые. Перезаряжался МСЕМ 2 из магазинов на 18 патронов, в комплекте с ним шла кобура-приклад, присоединявшаяся при необходимости к ствольной коробке.

    Самопал, брат дырокола
    Фото: raigap.livejournal.com

    Благодаря особенностям компоновки оружие получилось сбалансированным, можно было стрелять с одной руки – по «пистолетному». Но при ведении огня очередями автомат оказался неустойчив, а при огневых испытаниях MCEM 2 выяснилось: у модели избыточный темп, превышающий 1000 выстрелов в минуту. Группа Подсенковского в том же году создала усовершенствованную модель – МСЕМ 6. Ствол автомата удлинили, оружие оснастили штыком. В эту и другие модификации добавили встроенный замедлитель, скорострельность понизилась до 600 выстрелов, но судьбы оружия это не изменило. Автомат и все его вариации так и не дошли до серийного производства.

    Эксперты полагают, что в серию МСЕМ не пошел из-за неустойчивости при стрельбе очередями. Думается, дело не в этом. В скоротечном бою рядовой пехотинец с минимальным боевым опытом может за один раз выпустить все 18 девятимиллиметровых патронов и времени на перезарядку магазина у него попросту не остается. Иное дело, если бы такое оружие попало опытному, тренированному бойцу-диверсанту. В его руках МСЕМ любой модификации мог стать грозным и эффективным оружием. Но если судить по тому, как бездарно была организована англичанами в Праге ликвидация гауляйтера Чехословакии Рейнхарда Гейдриха, когда в самый ответственный момент автомат заклинило, то кажется, что в английском спецназе не представляли, какое оружие им требуется. Товар-то был, да купца на него не нашлось. Поэтому и вышло, что весьма перспективное оружие так и осталось экспериментальным.

    Самопал, брат дырокола

    Как считают многие историки, именно МСЕМ 2 стал первым ПП с пистолетной компоновкой и в дальнейшем послужил основой при создании аналогов во многих странах.

    Однако это не совсем так. Точнее – совсем не так.

    Еще в 30-е годы японский оружейник Кидзиро Намбу, взяв за основу конструкцию пистолетов-пулеметов Бергман-Шмайсер, добавил ряд оригинальных решений и создал свою модель автомата.

    В тыльную части ствольной коробки Намбу поместил пневматический буфер для уменьшения темпа стрельбы, а приемник магазинов совместил с пистолетной рукояткой, за счет чего уменьшил длину оружия. Выходит, именно японский автомат Тип I – первый образец с такой конструкцией. Патроны подавались из двухрядных коробчатых магазинов с большой кривизной, что было предопределено конусностью гильзы 8-мм патрона Намбу.

    Оружейник применил прицельные приспособления с перекидным целиком, позволяющим вести прицельный огонь на дистанции 100 и 200 метров. Автомат с фиксированным деревянным прикладом оказался относительно легким – вес без патронов составлял 2,8 килограмма. Скорострельность – 500 выстрелов в минуту. Емкость магазина – 50 патронов.

    На полигонах японской армии этот пистолет-пулемет испытывали в середине 30-х годов, но на вооружение не приняли.

    В 1935 году в японской армии были сформулированы тактико-техническое задания на создание перспективного оружия. Доработанный образец автомата Кидзиро Намбу Тип III после полигонных испытаний признали соответствующим всем требованиям военных чиновников и в 1940-м приняли на вооружение частей морской пехоты под наименованием 8-мм пистолет-пулемет Тип 100. Кидзиро Намбу при доработке отказался от пистолетной компоновки.

    Самопал, брат дырокола

    Новая модель при 450 выстрелах в минуту позволяла управлять оружием за счет большой массы затвора, который к тому же отличался тем, что ударник был вывинчивающимся, то есть при поломке меняли только его. Кроме того, предусматривалась защита от накалывания капсюля до полного досылания патрона в патронник.

    Предохранителем служил сдвижной рычажок, расположенный в нижней части ложи перед спусковой скобой. Секторный прицел оснастили кольцевым целиком, располагавшимся у затыльника ствольной коробки. Его разметка очерчена до 1500 метров, что совсем не соответствовало применяемому 8-мм патрону Намбу. Коробчатые магазины изогнутой формы примыкались горизонтально слева.

    Автоматом вооружили имперскую морскую пехоту, подразделения которой принимали участие в «умиротворении» Китая.

    После Второй мировой войны пистолетная конструкция была использована оружейными фирмами разных стран. В Чехословакии уже через два года после окончания боев начали работать над оружием нетрадиционной для того времени компоновки. После полигонных испытаний наилучшим признали экспериментальный образец Cz-447, с доработкой пошедший в серию на предприятии Ческа Зброевка – Утерски Брод. На вооружение чехословацкой армии он был принят как 9 mm samopal vz 48а (с деревянным прикладом) и 9 mm samopal vz 48 b (со складным). Оба пистолета-пулемета были созданы под парабеллумовский патрон 9х19 миллиметров. Многие историки оружия считают, что идею создания знаменитого и популярного у коммандос и боевиков автомата «Узи» израильский конструктор Узиэль Гал взял именно у чешских оружейников.

    В 1952 году на вооружение Советской армии поступил автоматический пистолет Стечкина, стрелявший как одиночными патронами, так и очередями. Кобура-приклад позволяла вести огонь на большие дистанции. Скорострельность АПС – 49 выстрелов в минуту одиночными и 90 – очередями.

    #драгомировиван


    0 0

    Приоритет в создании и боевом применении танков принадлежит Англии. Британское чудо военной техники впервые показало себя в деле 15 сентября 1916 года в бою на реке Сомме.

    Добро пожаловать в «Ад»

    Добро пожаловать в «Ад»

    Средний танк Mk.V разработан в 1918 году. Выпускался в двух модификациях: со смешанным пушечно-пулеметным вооружением («самец») и только с пулеметным («самка»). Первые Mk.V начали поступать в войска с мая 1918 года. До конца Первой мировой было построено 400 танков.

    Основным назначением этих боевых машин было разрушение проволочных заграждений и подавление пулеметного огня. Внутренняя высота танка – около двух метров. Экипаж – 8 человек – угорал от пороховых и выхлопных газов, глох от рева двигателя, лязга гусеничных лент, от ударов осколков и пуль при попаданиях в броню, страдал от перегрева из-за отсутствия вентиляции, смотровые щели в бортах не обеспечивали обзора, радиосвязи не было, скорость не превышала шести – восьми километров в час. Прозвище танка – «Ад на гусеницах».

    Боевые машины Mk.V наряду с Mk.IV – основные английские танки Первой мировой войны. Успешно применялись во многих сражениях и широко использовались в армиях других стран, в том числе Франции и США. Mk.V принимали участие в боях Гражданской войны в России. Несколько было захвачено красноармейцами, и впоследствии под названием «Рикардо» (по отлитому на блоке цилиндров двигателя названию фирмы-изготовителя силового агрегата) британские танки использовались в Красной армии вплоть до 1930 года.

    Сегодня один из раритетов экспонируется в Центральном музее бронетанкового вооружения и техники.

    Вера Захарова,
    сотрудник Музея бронетанковой техники

    0 0
  • 08/28/17--18:47: Чурка, дай газу!
  • При дефиците жидкого топлива, имевшего место в послевоенное время, большой практический интерес представляли разработки, предполагающие использование альтернативной «горючки». По решению Наркомата среднего машиностроения Уральский автозавод осенью 1946 года стал ведущим предприятием по выпуску газогенераторных автомобилей на базе «ЗиС-5».

    За возможность использовать твердые виды топлива приходилось расплачиваться потерями в грузоподъемности

    «ЗиС-21А» работал на дровах, для получения горючего газа использовались деревянные чурки. За возможность использовать твердые виды топлива приходилось расплачиваться потерями в ряде характеристик – скажем, грузоподъемность снизилась с трех до двух с половиной тонн.

    Осенью 1951 года на смену «ЗиС-21А» пришел «УралЗиС-352». В нем газогенераторная установка позволяла силовому агрегату работать на древесном топливе с повышенной влажностью, что существенно упростило заготовку, сушку и хранение деревянных чурок, закладываемых в дровобак газогенератора. Машина была оснащена новым агрегатом с наддувом воздуха, работающим в паре с центробежным нагнетателем. Этот советский грузовик «на дровах», выпускавшийся с 1952 по 1956 год, стал последним газогенераторным автомобилем, массово произведенным в СССР.

    Чурка, дай газу!
    Фото автора

    Рассказывают, что подобные экземпляры в таежных уголках Советского Союза встречались до середины 70-х. Вдоль северных трасс вместо автозаправок устраивались склады с березовыми полешками, напиленными под формат зисовской «печки». Кстати, расход дров на 100 километров пути составлял 110–165 килограммов.

    Чтобы ознакомиться с раритетом поближе, собирался побывать в Миассе на Уральском автозаводе, где выпускались эти машины. Но во время военно-патриотического мероприятия с участием экспонатов военной техники увидел на челябинской улице грузовик с непонятными приспособлениями по бокам. «Что это?» – спросил у шофера. «Газогенератор, – привычно пояснил он, – автомобиль работает на дровах».

    Сергей Белковский,
    корреспондент «ВПК» (Челябинск)

    #«ЗиС-5» #«ЗиС-21А» #Уральский автозавод #Газогенератор#«УралЗиС-352»


older | 1 | .... | 12 | 13 | (Page 14) | 15 | 16 | .... | 30 | newer