Are you the publisher? Claim or contact us about this channel


Embed this content in your HTML

Search

Report adult content:

click to rate:

Account: (login)

More Channels


Showcase


Channel Catalog


    0 0

    Изыскания в этом направлении начались еще в 1949 году, когда были достигнуты результаты в создании атомных реакторов. 9 сентября 1952-го Сталин подписал постановление Совета министров СССР «О проектировании и строительстве объекта 627» («Метаморфозы потаенного судна»).

    Первая советская чисто «земная» атомная энергоустановка мощностью пять мегаватт была введена в строй в Обнинске в 1954 году. За ней последовал первый корабельный реактор, предназначенный для атомного ледокола «Ленин», фактически ставшего опытным судном, служившим для отработки силовой установки. Пуск лодочного реактора, смонтированного в Обнинске, состоялся 8 марта 1956 года.

    Наша К-3 значительно превосходила АПЛ «Наутилус», первенца атомного подводного флота США

    Работы групп проектантов велись в обстановке повышенной секретности, с привлечением крайне узкого круга лиц. Опытная атомная подводная лодка 627-го проекта предназначалась в первую очередь для всесторонних испытаний в морских условиях первого образца ядерной энергетической установки с водо-водяным реактором. Но она рассматривалась и как головной образец новой стратегической системы вооружения для борьбы с основным «потенциальным противником» – Соединенными Штатами.

    Полномасштабная разработка опытной АПЛ, получившей шифр «Кит», была весной 1953 года передана ленинградскому СКБ-143, главный конструктор – Владимир Перегудов. Уже в мае 1954-го завершен технический проект, в июле к участию в программе привлечены военные морские специалисты.

    О масштабах работ по созданию первой отечественной АПЛ говорит тот факт, что в кооперацию вошло 135 организаций и предприятий, расположенных по всей территории СССР, в том числе 20 КБ и 80 заводов – поставщиков оборудования. В обстановке величайшей секретности в июне 1954-го лодка была заложена на заводе № 402 в Молотовске (ныне Северодвинск). 9 августа 1957 года АПЛ была спущена на воду, 14 сентября произведена загрузка реакторов («Вторая жизнь «Ленинского комсомола»).

    Третьего июля 1958 года лодка, получившая тактический номер К-3, вышла на ходовые в Белое море, а 4 июля в 10 часов 3 минуты впервые в истории отечественного флота для движения корабля была использована атомная энергия. 1 декабря 1958 года испытания завершились.

    В январе 1959-го К-3 передали ВМФ для опытной эксплуатации, которая продолжалась до 1962 года, после чего АПЛ стала полноценным боевым кораблем Северного флота. В его рядах лодка прослужила 32 года, имея большие заслуги и страшные аварии. В июле 1962-го после похода к Северному полюсу она получила персональное имя «Ленинский комсомол».

    Созданная позднее АПЛ «Наутилус» (SSN-571) К-3 значительно превосходила первенца атомного подводного флота США. И это был наш собственный «Кит». Он послужил базой для создания последующих проектов атомных подводных лодок, в том числе и ракетоносцев.

    АПЛ К-3 всей своей боевой жизнью заслужила стать музеем отечественного атомного подводного флота. Но… На развороте книги «Субмарины. История подводной войны» эффектно смотрится АПЛ К-3. Автор Джеймс Дельгадо пишет: «В 1991 году она была выведена из состава флота, в настоящее время это музейный корабль». Уважаемый историк глубоко ошибается. Его строкам уже пять лет, а судьба К-3 остается под вопросом. До сих пор не определено место постоянной стоянки да и неизвестно, где сегодня сама подводная лодка.

    Вадим Кулинченко,
    капитан 1-го ранга в отставке, ветеран-подводник

    0 0

    Главный конструктор столичного завода № 37 (НИИДАР) Николай Астров и сотрудники его ОКБ за две недели июля 1941 года создали в металле первый отечественный орудийный малый танк Т-60 (в 1942-м за разработку конструкций новых типов боевой техники Астров удостоится Сталинской премии первой степени). Эта боевая машина непосредственной поддержки пехоты была очень технологичной для серийного производства.

    Вместе со старшим военным представителем на заводе № 37 Василием Окуневым Астров в один из августовских дней 1941-го подготовил письмо Сталину с предложениями по танку Т-60, представив все его возможности. Поздним вечером оно было доставлено в ЦК ВКП(б). Через неделю машину испытали на одном из полигонов Подмосковья, там же было подписано постановление ГКО о приеме танка на вооружение РККА и определены предприятия, на которых нужно срочно начать производство Т-60. Головным избрали Горьковский автозавод. Астров сам сел за рычаги и примерно за 14 ходовых часов прибыл в Горький, где сразу же включился в освоение выпуска новой машины. Всего с 1941 до февраля 1943 года, когда производство решили прекратить, завод выдал 5839 машин, Красная армия приняла 5796 Т-60.

    Под защитой тонкой противопульной и противоосколочной брони воевали геройские экипажи

    «Шестидесятка» или, как ее назвали в РККА, «малютка» и ее конструктор незаслуженно обойдены вниманием в отечественной военной истории. Некоторые специалисты критикуют Т-60 за якобы низкие боевые качества.

    Однако несмотря на размеры, машина оказалась «зубастой» и эффективной. Она первой из легких и плавающих танков в Советском Союзе и мире была вооружена автоматической авиационной пушкой ШВАК или ТНШ калибра 20 миллиметров и пулеметом ДТ 7,62 миллиметра, защищена от пуль и осколков катанной гомогенной броней.

    28 сентября 1941 года первые восемь Т-60 приняли бой под Москвой. 7 ноября 48 «шестидесяток» из состава 33-й танковой бригады участвовали в параде на Красной площади. Т-60 хорошо себя зарекомендовал в битве за столицу как машина поддержки пехоты, разведчик. Военный совет Западного фронта объявил благодарность работникам завода № 37.

    В 1942 году эти танки переправляли по рекам, Ладожскому озеру замаскированными от налетов фашистской авиации на баржах с углем. Загружали «шестидесятки» с пирса выше Волховской электростанции. В блокадном Ленинграде командование фронтом создало 61-ю танковую бригаду под командованием полковника Владислава Хрустицкого, отличившуюся в операции «Искра».

    В районе Новосаратовской колонии под Шлиссельбургом, где противник не просматривал нашу оборону, в начале января 1943-го под руководством маршала Климента Ворошилова прошли учения по преодолению по льду широкой Невы. Под лед провалился средний Т-34. Для тяжелого КВ-1 учения отменили. А два Т-60 быстро и без труда вышли на высокий обледенелый противоположный берег реки. Командующий Ленинградским фонтом генерал-полковник Леонид Говоров приказал 61-й бригаде преодолеть Неву, специально облитый водой, покрытый льдом высокий берег и прорвать долговременную оборону вражеских войск.

    В ночь на 12 января 1943 года наши войска сосредоточились на рубеже от Шлиссельбурга до Невской Дубровки. Первыми в атаку на ряде участков прорыва по льду пошли 140 легких Т-60. Немцы не ожидали, что главный удар нанесут напротив 1, 2-го Городков, Марьино, под Шлиссельбургом, где оборона фашистов проходила по крутым, облитым водой и замерзшим берегам Невы. Перед батальонами Т-60 немцы поставили заградительный артиллерийско-минометный огонь. Однако «малютки» прорвались через реку и вышли на крутой берег, стреляя по фашистским позициям из пушек и пулеметов.

    Танкисты 61-й бригады понесли большие потери, но достигли главного: отвлекли силы противника от основной группировки войск, под шквальным огнем вышедшей на берег Невы и 12 января захватившей два изолированных друг от друга небольших плацдарма. Это позволило инженерным войскам 67-й армии приступить к усилению льда и созданию переправ для средних и тяжелых танков. В это время 45-я гвардейская стрелковая дивизия с остатками 118-го отдельного танкового батальона Т-60 расширяла плацдарм напротив Невской Дубровки. На поддержку 941-го стрелкового полка 268-й стрелковой дивизии направили 86-й батальон Т-60. К пяти часам пополудни 12 января части этой дивизии вместе с танкистами 61-й бригады овладели пунктами Дачи, Гараж и продолжали наступление. Добилась успеха и 136-я стрелковая дивизия, которой был придан 548-й танковый батальон Т-60.

    13 января бои приняли наиболее ожесточенный характер – только 136-й стрелковой дивизии при поддержке танкистов 61-й бригады удалось за два дня продвинуться на восток от невского берега на семь километров.

    18 января части 86-й стрелковой дивизии вместе с 61-й тбр освободили Шлиссельбург. За проявленный героизм и успешные боевые действия бригада позднее была преобразована в 30-ю гвардейскую. Так что Т-60 были эффективными и грозными легкими боевыми машинами для пехоты и техники вермахта.

    Малоизвестно, но именно астровские «малютки» составляли значительную часть боевых машин 1-го танкового корпуса командира генерал-майора Михаила Катукова в боях летом 1942 года на Брянском фронте. Тогда гитлеровские войска прорвали нашу оборону и пытались углубиться в советские тылы. В резерве у генерала Катукова имелись всего два Т-60, вооруженных пулеметами и 20-мм авиапушками. В роковой час генерал приказал экипажам «малюток» сквозь высокую рожь скрытно выйти навстречу врагу и атаковать. Танкисты буквально выкосили наступавшую немецкую пехоту.

    Под тонкой противопульной и противоосколочной броней воевали геройские экипажи. Справедливости ради стоит отметить, что гибли легкие танки массово. Статистику потерь таких машин обнаружить не удалось. Известно только, что в боевых донесениях летом 1942 года с Юго-Западного, Юго-Восточного, Сталинградского, Донского фронтов действия легких танков уже не упоминаются. Однако машины завода № 37 выполнили боевую задачу в самые тяжелые для нашей страны, Красной армии первые годы Великой Отечественной.

    Главный конструктор Московского завода № 37 Николай Астров, создавая в 1941 году легкий танк, возможно, уже тогда предполагал дальнейшее развитие подобного образца вооружения. На фото военной поры из заводского архива у Т-60 явно просматриваются контуры будущей боевой машины десанта (БМД), которую впоследствии Астров создал на оборонном предприятии в Мытищах.

    А в 1941-м на базе Т-60 выпускали реактивную установку БМ-8-24, в 1942-м появились опытные образцы с 37-мм пушкой ЗИС-19, 37-мм зенитной установкой, 76,2-мм САУ. Была зенитная модификация Т-60-3 с двумя спаренными пулеметами ДШК. Но в серию машины не пошли.

    Единственный сохранившийся экземпляр легкого Т-60, произведенного в 1941 году на танковом заводе № 37, находится в Бронетанковом музее в подмосковной Кубинке.

    Александр Троян,
    полковник в отставке

    0 0

    Самые известные КРМБ, состоящие на вооружении ВМС США и ВМФ России, – семейство американских «Томагавков» (R/UGM-109 Tomahawk) и российская ракета 3М-14 (SS-N-30 по классификации НАТО) из состава комплекса ВТО «Калибр». Новейшая модификация «Томагавка» под обозначением «блок 4» (Tomahawk Block IV), по данным компании – производителя этих КРМБ – фирмы «Рейтеон» (Raytheon), имеет следующие характеристики: длина – 5,56 метра, длина со стартовым ускорителем – 6,2 метра, диаметр – 0,518 метра, масса – 1315,4 килограмма, масса с ускорителем – 1587,6 килограмма, размах крыла – 2,7 метра, дальность действия – 1600 километров. Ракета оснащается турбореактивным двухконтурным двигателем (ТРДД) F415-WR-400/402 разработки фирмы «Уильямс Интернешнл» (Williams International). Согласно данным ВМС США дальность полета ракеты в варианте «блок 4» – 1600 километров, масса боевой части – 454 килограмма.

    Эта версия «Томагавка» может запускаться с борта надводных кораблей с применением универсальной вертикальной пусковой установки (УВПУ) Mark 41 или Mark 57 на новейших эсминцах с управляемым ракетным оружием (УРО) типа «Замволт» (Zumwalt), а также с подводных лодок. Длина УВПУ Mark 41 на восемь ячеек – 2,076 метра, ширина – 3,169 метра, высота – 7,696 метра. Высота применяемых транспортно-пусковых контейнеров (ТПК) может меняться от 5,309 до 7,696 метра в зависимости от типа загруженного боеприпаса.

    Средства лучше направить на продолжение серийного производства 3М-14 с проведением их модернизации на основе сирийского опыта

    Данные о КРМБ 3М-14 из открытых источников: длина ракеты экспортного варианта 3М-14Э со стартовым ускорителем – 6,2 метра, диаметр – 0,533 метра, масса – 1400 килограммов, масса с ускорителем (стартовая масса) – 1770 килограммов, размах крыла – 3,08 метра.

    Массогабаритные характеристики ракеты 3М-14, состоящей на вооружении ВМФ России, разнятся. Согласно большей части источников длина – 7,2 метра, длина со стартовым ускорителем – 8,1 метра, диаметр – 0,514 метра, размах крыла – около 3,3 метра, масса – 1320 килограммов, масса со стартовым ускорителем – 1700 килограммов, масса боевой части – от 450 до 500 килограммов. КРМБ 3М-14 оснащается ТРДД-50АТ (36МТ) внутрифюзеляжного расположения. Двигатель имеет массу 71 килограмм, удельный расход топлива – 0,71 кг/кгс в час и максимальную тягу 450 кгс. Эти двигатели наряду с высокой надежностью запуска после старта крылатой ракеты с носителя отличают высокие удельная лобовая тяга и топливная экономичность. Дальность действия ракеты 3М-14 как с обычной, так и со специальной (ядерной) БЧ достоверно неизвестна. Некоторые источники говорят о 1600 километрах для варианта с обычной БЧ и 2600 – со специальной. В ходе операции Вооруженных Сил РФ в Сирии ракеты 3М-14 не применялись на дальностях свыше 1300 километров.

    Пуск крылатых ракет из состава комплекса «Калибр» осуществляется с борта надводных кораблей с применением УВПУ 3С-14. Модуль данной установки на восемь ячеек обладает следующими массогабаритными характеристиками: длина – 3,76 метра, ширина – 1,97 метра, высота – 9,58 метра. Пуск КРМБ может осуществляться из торпедных аппаратов калибра 533 миллиметра дизель-электрических и атомных подводных лодок ВМФ России, а также из УВПУ СМ-346 с транспортно-пусковыми стаканами (ТПС) 3С-44, которыми оборудованы атомные подводные лодки с крылатыми ракетами (ПЛАРК) проектов 885 и 885М (шифры «Ясень» и «Ясень-М»).

    По массогабаритным характеристикам российские КРМБ и предназначаемые для их запуска УВПУ превосходят американские аналоги. Если в отношении УВПУ это объясняется необходимостью размещения противокорабельных ракет (ПКР) 3М-55 «Оникс» (SS-N-26 Strobile), обладающих большими размерами (длина – более 8 м, диаметр – около 0,72 м), то увеличенная по сравнению с «Томагавком» длина КРМБ 3М-14 может объясняться несколькими причинами.

    Первая из них – увеличенный объем БЧ по сравнению с американским аналогом. Однако данные из открытых источников говорят о схожести этих показателей у обеих КРМБ (454 кг у «Томагавка», 450–500 кг у 3М-14). Вторая возможная причина – большая дальность полета российской ракеты. Некоторые источники в Сети, несмотря на официальные заявления, продолжают говорить о цифрах от 2000 до 2600 километров в варианте с обычной БЧ. По данным открытых источников, длина ракеты 3М-14 как минимум на два метра больше, чем у экспортной 3М-14Э, дальность которой ограничена 300 километрами. Третья – меньшая топливная эффективность российского ТРДД по сравнению с американским аналогом, в результате чего пришлось увеличивать габариты ракеты для размещения большего запаса топлива. Подтвердить или опровергнуть каждую из этих трех версий невозможно вследствие отсутствия официальной информации.

    Подытоживая рассмотрение характеристик ракет «Томагавк» и 3М-14, необходимо напомнить, что сейчас на вооружении ВМФ России состоят следующие носители КРМБ: фрегат УРО проекта 22350 «Адмирал Горшков», три фрегата УРО проекта 11356 («Адмирал Григорович», «Адмирал Эссен», «Адмирал Макаров»), фрегат проекта 11661 «Дагестан», семь корветов проекта 21631 («Град Свияжск», «Углич», «Великий Устюг», «Зеленый Дол», «Серпухов», «Вышний Волочек», «Орехово-Зуево»), корвет проекта 22800 «Мытищи», а также атомная подводная лодка проекта 885 «Северодвинск», шесть ДЭПЛ 636.3 («Новороссийск», «Ростов-на-Дону», «Старый Оскол», «Краснодар», «Великий Новгород», «Колпино») и головная лодка проекта 677 «Санкт-Петербург», находящаяся в опытной эксплуатации. Всего эти корабли в залпе могут применить порядка 190 крылатых ракет 3М-14 (точный подсчет затруднен в связи с отсутствием официальной информации о количестве КР на борту лодки проекта 885). Нельзя не отметить, что несмотря на продолжающееся насыщение российского флота кораблями с комплексом ВТО «Калибр», его возможности по применению КРМБ по сравнению с ВМС США достаточно скромны.

    Настала очередь главного вопроса: реальны ли заявленные характеристики крылатой ракеты «Калибр-М», указанные источником ТАСС, и если да, то чем это может обернуться для ВМФ России в перспективе?

    Если рассмотреть заявленную дальность предполагаемой ракеты – 4500 километров, то она в три раза превышает дальность как 3М-14, так и тактического «Томагавка» (TLAM). Согласно открытым источникам таким показателем обладает российская крылатая ракета воздушного базирования (КРВБ) Х-101 (или ее вариант со специальной БЧ Х-102). Длина этой ракеты, по оценкам различных интернет-ресурсов, составляет от 7,45 до 7,6 метра, максимальная ширина корпуса – 0,75 метра, размах крыла – 4,4 метра. Отсутствие необходимости в стартовом ускорителе за счет воздушного пуска ракеты позволило конструкторам увеличить ее габариты и тем самым довести дальность действия до 4500 километров. В то же время доподлинно неизвестно, относится эта цифра к ракете Х-102 со специальной БЧ или к Х-101 с более тяжелой обычной БЧ.

    Таким образом, чтобы обеспечить КРМБ «Калибр-М» дальность более 4500 километров, необходимо создать ракету в габаритах Х-101 (приблизительно 7,5 м в длину без стартового ускорителя и диаметром корпуса около 0,75 м). Даже если бы такая ракета и была спроектирована, ее максимальный диаметр для размещения в УВПУ 3С-14 и СМ-346 должен составлять около 0,72 метра (аналогично ПКР 3М-55). Если принять во внимание габариты Х-101, то уменьшение ширины корпуса и необходимость установки мощного стартового ускорителя приведет к увеличению длины этой ракеты (оценочно) до 8,8–9 метров. Этот вариант еще видится возможным, если исходить из высоты УВПУ 3С-14 9,58 метра.

    Однако здесь необходимо отметить еще одну деталь, упомянутую источником, а именно массу БЧ около тонны. Очевидно, что двукратный рост массы боевой части приведет к серьезному увеличению габаритов КРМБ «Калибр-М» и не позволит запускать ее из УВПУ 3С-14 и СМ-346. Еще больше непонятна причина, по которой потребовалось столь радикально увеличивать массу БЧ. Локальные войны последних 30 лет, в том числе операция ВС РФ в Сирии, наглядно показали, что для уничтожения любых целей достаточно БЧ массой 450–500 килограммов, устанавливаемых на «Томагавках» и 3М-14. Единственным логичным объяснением могли бы быть неудовлетворительные показатели точности (или кругового вероятного отклонения) 3М-14 в ходе операции в Сирии. Однако демонстрировавшиеся Министерством обороны видеозаписи доказывают, что для уверенного поражения целей достаточно и стоящих на вооружении ракет с массой БЧ порядка 450 килограммов и КВО 5–10 метров.

    Создание КРМБ с дальностью более 4500 километров и массой БЧ около тонны приведет к появлению очередного сверхдорогого «боеприпаса-монстра». Подобная гигантомания была характерной чертой советского ОПК, разработавшего такие ракеты, как П-700 «Гранит», П-500 «Базальт», П-1000 «Вулкан», П-750 «Метеорит» и прочие. В последнее время казалось, что российский ОПК, и руководство ВМФ отказались от пагубной политики и перешли к насыщению надводных кораблей и подводных лодок УВПУ с большим количеством ракет меньших габаритов, обладающих при этом высокими тактико-техническими характеристиками. Российская промышленность смогла выйти на требуемый ежегодный уровень производства ракет из состава комплекса «Калибр».

    Появление «Калибра-М» с заявленными характеристиками приведет не только к огромным расходам на этапах НИР, НИОКР и ОКР, но и к необходимости разработки новых типов УВПУ, модернизации производства. УВПУ увеличенных размеров и массы нельзя будет применять на корветах, а на фрегатах и кораблях большего водоизмещения, которых пока нет в составе ВМФ, число их модулей будет сокращено. Даже при условии создания подобного боеприпаса и успешного проведения его испытаний серийное производство будет развернуто уже по окончании действующей Государственной программы вооружения (ГПВ) на 2018–2027 годы. И если в нынешней ГПВ прослеживается тенденция на сокращение расходов на оборону, какими же они будут после 2027 года? Логично ли разворачивать работы над подобным боеприпасом в таких условиях? Может, лучше направить средства на продолжение серийного производства 3М-14 с проведением их модернизации на основе сирийского опыта?

    Даже США с их военным бюджетом, который, по официальным данным, превосходит российский более чем в 15 раз, не создают подобные КРМБ, а проводят модернизацию «Томагавков». В частности, в 2019 году стартует программа модернизации ракет, выпущенных в 2004-м. Эти крылатые ракеты будут доведены до уровня «морской ударный «Томагавк» (Maritime Strike Tomahawk, MST), получат обновленные системы наведения и связи.

    Создание ракеты «Калибр-М» перечеркнет все усилия по совершенствованию ударного потенциала ВМФ России, поскольку ни один из вышеперечисленных типов кораблей и тем более подводных лодок не сможет применять КРМБ таких размеров. Тем более непонятен смысл разработки подобного боеприпаса в условиях, когда уже во исполнение ГПВ на 2018–2027 годы на флот могут пойти первые образцы гиперзвуковой ПКР 3М-22 («Циркон»). Этот, несомненно, дорогостоящий боеприпас видится куда более необходимым, чем крылатая ракета огромных размеров, эффективность которой еще предстоит оценить.

    Новые КРМБ «Калибр-М», характеристики которых пока выглядят абсолютно нереальными, ведут ВМФ страны на старые грабли гигантомании. В прошлый раз это закончилось строительством четырех тяжелых атомных ракетных крейсеров проекта 1144, из которых сегодня в составе флота может выполнять задачи по предназначению всего один. В США же завершаются испытания 67-го эсминца УРО типа «Эрли Берк» (Arleigh Burke).

    Ударный потенциал российского флота выглядит достаточно скромно по сравнению с ВМС США. Кроме того, уже сегодня мы становимся свидетелями качественного и количественного роста китайских ВМС. В этих условиях России необходимо выйти на серийное строительство освоенных типов кораблей и подводных лодок, таких, как фрегаты УРО проекта 22350, корветы УРО проекта 20385/20386 и ПЛАРК проекта 885М, с привычными УВПУ и крылатыми ракетами 3М-14, испытанными в боевых условиях в Сирии.

    Василий Костин
    Информационно-аналитический отдел ТАСС – для «ВПК»

    0 0

    Завоевание господства на море далеко не единственная задача флотов. За ними – огневая поддержка приморского фланга армии, высадка морских десантов, нанесение ударов по военно-морским базам и иным важным объектам в прибрежной полосе. В США полагали решать эти задачи главным силами палубной авиации. В СССР делали ставку на морскую авиацию берегового базирования, действия которой, по сути, ничем не отличались на этом направлении от фронтовой и дальней. Однако ограничения, связанные в располагаемым летным ресурсом, возможностью действий по погодным условиям, точностью применяемого оружия, временем реакции и организацией взаимодействия с наземными силами, заставили вернуться к крупным надводным артиллерийским кораблям. В СССР крейсера проекта 68-бис оставались в составе флотов почти до начала 90-х. А США несколько раз вводили линкоры в боевой состав из резерва для действий в локальных войнах и вооруженных конфликтах. Эти корабли отметились во Вьетнаме. Участвовали в войнах против Ирака в 1991 и 2003 годах, обеспечивая высадку оперативного морского десанта. 

     

    Американские линкоры, пройдя модернизацию, до конца 90-х оставались в боевом составе флота как ядро ОРГ – оперативных ракетных групп, наиболее мощных ракетоносных соединений ВМС США. Имея 32 ПКР «Томагавк» и 16 ПКР «Гарпун», линкоры на тот момент располагали наиболее мощным ракетным залпом ПКР большой дальности. А конструктивная защита делала их достаточно устойчивыми к поражению даже самыми мощными боевыми частями советских ПКР (весом 500–900 кг). Разгромить такую ОРГ было почти так же сложно как АУГ.

    В локальных войнах второй половины XX и начала XXI века флоты действовали только против береговых объектов. Это имело место и в Сирии линкор «Айова»/Iowa, крейсер проекта 68-бис

     

     

    Надо заметить, что в локальных войнах второй половины XX и начала XXI века флоты действовали только против береговых объектов. Это имело место и в Сирии.

     

    Вернемся к авианосцам. Авиация совершенствовалась и … дорожала. Сегодня даже один утраченный боевой самолет – огромный ущерб. Значительные потери боевой авиации не сможет в приемлемые сроки восстановить даже самая мощная в экономическим отношении страна, такая как США. Объемы годовых закупок, если речь идет об истребителях или бомбардировщиках, исчисляются ныне несколькими десятками единиц максимум. Не сравнить с серединой XX века, когда такие заказы выполнялись в течение недели, а иногда и суток. При этом объекты удара авиации прикрываются глубоко эшелонированной, многослойной системой ПВО, включающей ЗРК большой («Патриот», С-300, С-400 и перспективный С-500) и малой дальности («Панцирь-С», «Роланд», «Гепард»). Преодоление такой системы (при нормальной ее организации) потребует много сил, средств и неизбежно будет сопровождаться значительными потерями.

     

    Вполне понятно, что США и СССР, готовясь к войне между собой и высадке десантов в ее ходе, стремясь минимизировать расход ресурса авиации и потерь самолетов, до начала 90-х сохраняли в боевом составе флотов самые крупные артиллерийские корабли, построенные в военные и послевоенные годы: США – линкоры типа «Айова», СССР – крейсера проекта 68-бис.

     

    Как обстоят дела сейчас – в ближайшем номере «Военно-промышленного курьера».

     

    Константин СИВКОВ, заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук


    0 0

    Впрочем, нет ничего мистического в винтокрылом «мотоцикле», способном нести десант: двух бойцов спецназа и подвеску ракет «воздух-земля». Сама машина выполнена по схеме винтокрыла, имеет подключаемый привод несущего винта от двигателя и отличается от автожира тем, что может использовать не только режим авторотации, но и режим вертолетного полета.


    На больших скоростях роторная система винтокрыла действует сходным с автожиром образом (в режиме авторотации), обеспечивая только подъемную силу, но не тягу. Можно сказать, что винтокрыл сочетает в себе качества автожира и вертолета. 


    Максимальная взлетная масса «Жалящего скорпиона» – 560 кг, максимальная скорость – 185 км/ч. Скорость набора высоты – около 6 м/с. Минимальная длина разбега – 20 м («Скорпион» не имеет возможности осуществлять вертикальный взлет). Практический потолок – 3,8 км. Дальность полета – до 600 км. При этом в воздухе китайский «скорпион» может находиться не более 5 часов. Данная машина изготовлена для сил специальных операций НОАК и предназначена для обеспечения операций спецназа, в том числе, и в конфликтах низкой интенсивности. Китайские СМИ описали возможную схему такой операции, например, по уничтожению базы террористов. 


    Отряд «Жалящих скорпионов» на низкой высоте, скрытно, используя свою малошумность, приближается к объекту атаки, наносится удар ракетами, при этом десант ведет огонь с винтокрылов из стрелкового оружия и гранатометов. Затем бойцы высаживаются, подавляют оставшиеся очаги сопротивления и зачищают местность. После чего «Скорпионы» подбирают десант и возвращаются в исходную точку.
    Сообщается, что данная техника значительно расширяет возможности спецназа НОАК.


    Строго говоря, у этих винтокрылов перед вертолетами, особенно малошумными, единственное преимущество – это их цена. Ну, и то, что в случае уничтожения «Скорпиона», гибнут трое, а не пятнадцать, скажем, человек.  Но  открытый винтокрыл гораздо более уязвим для огня неприятеля, в том числе и из стрелкового оружия.


    Напомним, что около года назад Киев анонсировал принятие на вооружение ВСУ автожиров, которые должны будут стать «боевыми конями» спецназа.


    Борис Джерелиевский


    0 0

    Небрат «Смерча»

     

    Специалисты КБ «Луч» создали эту РСЗО в рекордно короткие сроки. Президент Петр Порошенко дал представителям оборонки соответствующее поручение на заседании Совета национальной безопасности 27 января 2016-го, а первые огневые испытания новинки состоялись уже в марте. По словам ответственных лиц - успешно. Тестовые пуски ракет продолжились в августе 2016-го - на полигоне под Одессой отстреляли 14 реактивных снарядов. В апреле 2017-го КБ «Луч» опубликовало видео попадания боеприпаса «Ольхи» в учебную цель. В ноябре на заводе «Артем» начался монтаж линии производства корпусов боеприпасов для «Ольхи». Общественности комплекс впервые представили на параде ко Дню независимости 24 августа 2018-го. И вот, по словам Полторака, «Ольха» пошла в серию.

     

    Стремительность реализации проекта впечатляет. Так быстро «высокоточное оружие будущего» не способны создать даже американцы с их огромным военным бюджетом. Но при ближайшем рассмотрении «Ольха» оказалась далеко не первой свежести. К какому типу вооружений ее отнести, пока не могут определиться сами украинцы. Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Александр Турчинов называет «Ольху» реактивной системой залпового огня. Петр Порошенко и Минобороны Украины считают, что это высокоточный снаряд. Некоторые СМИ и вовсе убеждены, что «Ольха» - оперативно-тактический ракетный комплекс, схожий с российским «Искандером».

     

    На самом же деле «Ольха» представляет собой, по сути, модернизацию советской РСЗО «Смерч», принятой на вооружение более 30 лет назад. От исходной системы украинская новинка унаследовала, в частности, шасси МАЗ. В дальнейшем его планируют заменить «домашней» разработкой Кременчугского автомобильного завода. Комплекс способен применять всю номенклатуру 300-миллиметровых боеприпасов «Смерча». Отличительная черта «Ольхи» - управляемая ракета, созданная специально под нее.

     

    Имеющий аналоги

     

    Обозначение и точные тактико-технические характеристики управляемой ракеты держат в секрете. Из открытых источников известна масса снаряда — около 800 килограммов. Боеголовка массой до 250 килограммов может быть осколочно-фугасной, кассетной или термобарической. По массогабаритным характеристикам ракета соответствует штатным боеприпасам РСЗО «Смерч».

     

    По словам разработчиков, реактивный снаряд «Ольхи» управляем на начальном и конечном отрезках траектории полета. В передней части размещен пояс из 90 маленьких импульсных двигателей, которые стабилизируют и направляют ракету в нужном направлении. На конечном этапе дополнительно раскрываются аэродинамические рули, обеспечивающие точное наведение на цель.

     

    Система наведения — инерциальная с возможностью корректировки траектории в полете по сигналам GPS. Ранее прорабатывался вариант с лазерной системой наведения на конечном участке полета, однако его признали нецелесообразным. Пуск полного пакета из 12 ракет занимает 48 секунд. Заявленная максимальная дальность стрельбы — около 120 километров. Очень неплохо в сравнении с советской РСЗО «Смерч», бьющей на 70-80 километров максимум. Но совсем не впечатляет на фоне новых российских разработок.

     

    Снаряд под выборы

     

    Российская модернизация «Смерча», «Торнадо-С», поступает в войска с 2016-го. Внешне тоже мало отличается от предшественника, но существенно превосходит по боевым возможностям - благодаря современной аппаратуре бортового управления и связи, автоматизированной системе управления наведением и огнем, оборудованию для работы с навигационной системой ГЛОНАСС, а также новым реактивным корректируемым снарядам 9М542 с дальностью полета 120 километров. Имеется система коррекции траектории полета реактивных снарядов по углам тангажа и рысканья. То есть, как и боеприпас «Ольхи», 9М542 корректирует собственный «маршрут» для более точного поражения цели.

     

    Важно отметить, что на начало 2014-го ВСУ из высокоточного дальнобойного ракетного оружия располагали только оперативно-тактическими комплексами «Точка-У» постройки 1970-х годов, а также несколькими десятками РСЗО «Смерч». С обеими системами связан ряд сложностей. Украинские «Точки» морально и физически устарели, срок действия ракет подошел к концу. Высокоточным это оружие тоже назвать сложно, чему свидетельством низкая результативность применения ОТРК в Донбассе. Что же касается «Смерчей», ВСУ уже давно столкнулись с нехваткой 300-миллиметровых реактивных снарядов. Дефицит усугубился недавними пожарами на военных складах (в частности, в Балаклее и Калиновке в марте и сентябре 2017 года), уничтожившими львиную долю боезапаса.

     

    Таким образом, по-настоящему дальнобойного высокоточного ракетного оружия у ВСУ просто нет. Отсюда и завышенные ожидания от «Ольхи» - по сути, старой системы с новым боеприпасом. Более сложные и точные комплексы, такие как «Искандер», принятый на вооружение российской армии в 2006-м, украинский ВПК производить не в состоянии. Сказывается острая нехватка финансирования, изношенность производственной и научной базы, дефицит квалифицированных кадров.

     

    Ажиотаж, раздутый Киевом по случаю серийного производства «Ольхи», и громкие дифирамбы украинских политиков и журналистов реального положения дел не отражают, отмечает портал Агитпро. Зато помогают Петру Порошенко повысить рейтинг в преддверии президентских выборов, намеченных на весну.


    0 0

    Этот стелс-самолет впервые упоминается 13 июля 2015 года в опубликованной японскими учеными-дипломатами статье, озаглавленной «Китай хочет разработать новый стратегический бомбардировщик дальнего радиуса действия». В сентябре 2016-го тогдашний командующий ВВС НОАК Ма Сяотянь подтвердил информацию о Н-20 как представителе следующего поколения летательных аппаратов.

    При создании самолета по схеме «летающее крыло» китайские конструкторы намерены использовать опыт российских и американских коллег

    Фюзеляж бомбардировщика плоский и ромбовидный. Конфигурация крыла аналогична американскому БЛА Х-47Б. Благодаря малому углу стреловидности Н-20 имеет большую подъемную силу. Максимальная взлетная масса – 170 тонн, вес вооружения – 30 тонн.

    Дальность полета бомбардировщика нового поколения в два раза выше, чем его предшественника Н-6К и предположительно достигает порядка 20 тысяч километров.

    Внутри фюзеляжа размещены две вращающиеся пусковые установки, в которые снаряжаются шесть или восемь крылатых ракет КД-20А. Отвечающий условиям современной войны стратегический бомбардировщик должен обладать не только ядерным ударным потенциалом, но и обычным вооружением высокой точности, говорится в комментариях.

    Н-20 имеет четыре бесфорсажных турбовентиляторных двигателя. Благодаря стелс-характеристикам, которые отмечаются в китайской прессе как превосходные, и сверхзвуковым возможностям данный тип может быть особенно эффективен для защиты от внезапного нападения.

    Стратегическая малозаметность
    Будет еще и разведывательной платформой

    Для достижения подобных результатов необходимо потратить большие средства и найти передовые технологические решения, признают китайские конструкторы. Они намерены использовать опыт российских и американских коллег для создания самолета по аэродинамической схеме «летающее крыло».

    Главный упор в разработках сделан на невидимость бомбардировщика, во время полета он не будет достигать сверхзвуковых скоростей.

    В то же время, как считают китайские конструкторы, дальние бомбардировщики не только ударная техника, но и разведывательная платформа для сбора информации, поэтому требуется высокий уровень бортового электронного оборудования.


    0 0

    Главное в комплексе «Адъютант», пояснил директор проекта Игорь Иванов, заключается в том, что из одного пункта управления на земле два оператора могут поднять одновременно от двух до шести воздушных целей и координировать их движение. То есть создать мишенный рой. Это делает воздушную обстановку максимально приближенной к боевой. Дроны летят с произвольными скоростями и на разных высотах, при этом операторы радаров ПВО видят на своих экранах БЛА, стоящие на вооружении армий ведущих стран.

    Новинка делалась для тренировки расчетов комплексов «Тор». Однако после изучения результатов испытаний стало ясно, что «Адъютант» может послужить и для операторов ПЗРК, зенитных ракетных комплексов ближней, малой и средней дальности.


    0 0

    Они были связаны, в частности, с ростом калибра и бронепробиваемости снарядов противотанковой артиллерии. Советское военно-политическое руководство приняло решение создать машину на замену Т-26, впрочем, до поры до времени не изымая последний из войск.

    Достойный преемник

    Согласно постановлению Комитета обороны СССР от 7 августа 1938 года к июлю 1939-го требовалось спроектировать новые танки, адаптированные к изменившимся условиям войны, в первую очередь по бронированию. При этом они продолжали бы выполнять задачу непосредственной поддержки наступательных действий стрелковых подразделений. Сразу в нескольких КБ страны закипела работа.

    Т-50 не довелось заслужить громкую славу на поле боя

    В Ленинграде коллектив инженеров, руководимый Семеном Гинзбургом (значительный вклад внесли также конструкторы Лев Троянов и Иван Трушнев), летом 1940 года представил легкий танк, по ряду параметров не только не уступавший, но и превосходивший легендарный в будущем Т-34 – новейшее слово техники на тот момент.

    Машина обладала не просто более мощной защитой по сравнению с Т-26: бронелисты были установлены под оптимальными углами, что повышало снарядоустойчивость. Танк оснащался 45-мм пушкой и пулеметами ДС-39 и ДТ калибра 7,62 миллиметра (позже – двумя ДТ).

    Из Т-50 обеспечивался круговой обзор, что в ту пору было новинкой для советских танков, экипаж мог вести огонь из личного оружия в случае окружения пехотой противника. Ходовая часть оказалась настолько удачной, что воспроизводилась на других легких и средних отечественных бронированных машинах.

    Т-50 был радиофицирован в отличие от Т-26 и первых модификаций Т-34, где связь имелась только на командирских танках. При этом отсутствовала поручневая антенна, как на «двадцать шестом», демаскировавшая машины командиров танковых подразделений, по которым и сосредотачивался вражеский огонь.

    На начало Великой Отечественной войны Т-50 по праву считался лучшим легким танком в мире.

    Несчастливая судьба

    Т-50 не довелось, к сожалению, заслужить громкую славу на поле боя. С учетом угрозы захвата Ленинграда вермахтом завод, поставлявший машины войскам, эвакуировали сначала в Чкаловск (Оренбург), затем в Омск, частично производство перенесли в Барнаул и Нижний Тагил. Все это нарушило график выпуска, каждый раз приходилось организовывать работы с нуля. А они вдобавок стали гораздо сложнее, чем при производстве Т-26, и требовалось время для переналадки оборудования, обучения рабочих и инженеров.

    Сыграло, как ни странно, негативную роль... и совершенство Т-50: его двигатель и ходовая часть были совместимы с Т-34. В феврале 1942 года Государственный Комитет Обороны принимает решение о прекращении выпуска Т-50. Мощности и комплектующие передали для изготовления «тридцатьчетверок», которые не только успешно расправлялись с вражескими танками, но и сопровождали пехоту.

    Кроме того, вторую задачу хорошо выполняли легкие танки Т-60 («Искра от Т-60 прорвала блокаду») и Т-70, которые были гораздо проще и дешевле в производстве, не требуя большой подготовительной работы по наладке оборудования. Короче говоря, совершенство принесли в жертву целесообразности.

    Всего Красная армия получила 75 танков Т-50. Известно, что они поступили на фронт, но каких-то внятных сведений об их боевом применении не сохранилось. До наших дней дожили три Т-50: два экспонируются в танковом музее в Кубинке и один – в Финляндии, куда машина попала в качестве трофея.


    0 0

    Линкор… С этим словом ассоциируется огромный бронированный корабль, всей массой глубоко осевший в воду. Он щетинится стволами пушек, которых может быть более 200. Наиболее впечатляющи циклопические башни главного калибра.

    Достаточно вспомнить японский «Ямато». При водоизмещении более 72 тысяч тонн он нес в качестве главного калибра девять 457-мм орудий в трех башнях. Длина ствола была 20 метров. Вес башни превышал 2500 тонн. Этот исполин мог послать снаряды весом около 1,5 тонны на 45 километров. На этом фоне знаменитая «кувалда Сталина» – 203-мм Б-4 («Гаубица-долгожительница») – стреляла семечками: какие-то 100 килограммов на дальность около 17 километров. Соответствующим было и бронирование мастодонта. Главный пояс достигал 650 миллиметров. Толщина броневых палуб, боевой рубки, башен главного калибра измерялась сотнями миллиметров. Система конструктивной противоторпедной защиты также выглядела внушительной – более восьми метров суммарной глубины.

    Лишь отсутствие на линейных кораблях фугасных снарядов для орудий главного калибра спасло американские авианосцы от полного уничтожения

    Под стать «японцу» были его противники – линкоры США. Наиболее совершенный из них – тип «Айова» при 65 тысячах тонн полного водоизмещения имел девять 406-мм орудий главного калибра. В конструктивной защите «американец» уступал японскому гиганту не более чем на 10–20 процентов, если брать ее глубину и толщину брони.

    Но Вторая мировая, как считается, поставила точку в истории линкоров. Их могильщиками, утверждают военно-морские специалисты, стали авианосцы, начавшие господствовать на морских и океанских просторах. Хотя началом ухода линкоров в историю следует считать Первую мировую. То, что классического генерального сражения флотов, решающего исход борьбы на море, больше в мире не будет, стало очевидным по итогам знаменитой Ютландской битвы, когда в ограниченном по размеру районе (так сложилась обстановка) сошлись основные линейные силы двух флотов – английского и германского. Результат оказался ничтожным в сравнении с масштабом участвующих сил: несколько потопленных крупных кораблей с каждой стороны. Время классических сражений флотов, когда противники, выстроившись в линию друг напротив друга, в ходе артиллерийской дуэли (в ту пору еще говорили «состязания») решали, кто будет господином на море, прошло. А ведь именно для такого боя и создавались линкоры. Само название линкор – сокращение от линейный корабль, то есть предназначенный для артиллерийского боя в линии.

    Кто на море главный

    Однако альтернативы линкорам военные специалисты в межвоенный период не видели. Авиация в целом, палубная в особенности, была еще очень слаба и не рассматривалась как серьезный противник для свободно маневрирующего корабля. Поэтому линкоры как класс продолжали развиваться во всех наиболее развитых странах. Естественно, речь уже не шла о генеральном сражении и классическом линейном бое. Но линкор как наиболее мощный надводный корабль, определяющий исход любого по масштабу боя надводных сил, оставался главным во всех флотах. Удар британской палубной авиации по базе итальянского флота в Таранто, сражение в Коралловом море, потопление «Бисмарка» и другие баталии показали: появился иной главный игрок – его величество авианосец. И от линкоров сразу отвернулись. Придавать большое значение этим кораблям стало признаком дурного тона, ретроградством.

    Между тем линкоры отошли на второй план только в части решения одной из задач флота – завоевания превосходства на море путем уничтожения сил флота противника, да и то не полностью. Десантные операции американского и британского флотов шли при активнейшем участии линейных сил, которые своей крупнокалиберной артиллерией крушили мощные фортификационные сооружения противника. И далеко не всегда заменой могла стать авиация – бомбы сопоставимого с линкоровскими снарядами веса поднимали только тяжелые бомбардировщики. Однако в точности они значительно уступали первоклассной артиллерии линейных кораблей. Авиация далеко не всегда могла «работать» и по метеоусловиям, а линкоры вели огонь в любую погоду.

    Их роль осталась значимой в морских сражениях. Линкоры обеспечивали боевую устойчивость авианосных и иных корабельных соединений. Отсутствие такого крупного артиллерийского корабля иногда заканчивалось фатально даже для авианосцев. Так, в ходе попытки англичан отразить немецкое вторжение в Норвегию 8 июня 1940 года был потоплен огнем главного калибра «Шарнхорста» и «Гнейзенау» британский авианосец «Глориес», охраняемый двумя эсминцами. Сражение 25 октября 1944 года у острова Самар, где главные линейные силы японского флота вышли в район, в котором располагались прикрытые эсминцами авианосцы США, едва не закончилось гибелью большей их части. Лишь отсутствие на линейных кораблях японского флота фугасных снарядов для орудий главного калибра и ошибочные решения командующего адмирала Курита спасли американское соединение от полного уничтожения.

    Вес 16 залпов линкора «Айова» соответствует суточной работе авиагруппы «Нимица»

    Линкоры Второй мировой имели мощное вооружение ПВО – от 16 до 24 орудий универсального калибра (105–127 мм) и от 40–60 до 120–150 стволов МЗА (20–40 мм). Именно зенитная артиллерия в сочетании со средствами ПВО других крупных артиллерийских кораблей – крейсеров была главным средством отражения прорвавшихся сквозь истребительные заслоны вражеских бомбардировщиков и торпедоносцев. Эсминцы той поры имели несопоставимо менее мощное вооружение – от 4–8 до 12–18 орудий МЗА и существенного влияние на исход противовоздушного боя оказать не могли. В США эту роль линкоров очень хорошо понимали, поэтому основные оперативные авианосные соединения американского флота (38 и 58-е) включали в свой состав линкоры.

    Тем не менее после окончания Второй мировой строительство линкоров прекратилось. Некоторым исключением стала консервативная Англия, которая после войны завершила постройку линкоров типа «Вэнгард». Однако эти корабли были выведены из состава британского флота к 1958 году и разделаны на металл. К 1961-му линкоров не осталось. Лишь Турция сохраняла в боевом составе флота линейный крейсер «Явуз», бывший «Гебен», постройки 1911 года без существенных модернизаций, впрочем он имел скорее музейное значение. Правда, США наиболее совершенные из линкоров (тип «Айова») сохранили, переведя в резерв.

    Окончательный крест на судьбе линкоров поставили два обстоятельства: ядерное оружие, управляемые противокорабельные и зенитные ракеты. Первое сделало бессмысленным создание мощной конструктивной защиты корабля. Ракеты обесценили артиллерию крупного калибра. Не у дел остались все классы крупных артиллерийских кораблей. Вместе с линкорами уходили в прошлое и классические крейсеры. В США последними стали «Сейлем», в СССР – проект 68-бис («Свердлов»), законченные постройкой к началу 60-х. Хотя именно линкоры продемонстрировали исключительно высокую устойчивость к поражающим факторам ядерного взрыва. Так, «Пенсильвания» постройки времен Первой мировой удержалась на плаву, находясь всего в километре от эпицентра подводного ядерного взрыва на атолле Бикини. Да и боевые части ПКР в обычном снаряжении для линкоров были не настолько разрушительными, как для кораблей других классов, включая авианосцы.

    Взвешиваем залпы

    Между тем выяснилось, что завоевание господства на море – далеко не единственная задача флотов. За ними огневая поддержка приморского фланга армии, высадка морских десантов, нанесение ударов по военно-морским базам и иным важным объектам в прибрежной полосе. В США полагали решать эти задачи главными силами палубной авиации. В СССР делали ставку на морскую авиацию берегового базирования, действия которой на этом направлении по сути ничем не отличались от фронтовой и дальней. Однако ограничения, связанные с располагаемым летным ресурсом, возможностью действий по погодным условиям, точностью применяемого оружия, временем реакции и организацией взаимодействия с наземными силами заставили вернуться к крупным надводным артиллерийским кораблям. В СССР крейсеры проекта 68-бис оставались в составе флотов почти до начала 90-х. А США несколько раз вводили линкоры в боевой состав из резерва для действий в локальных войнах и вооруженных конфликтах. Эти корабли отметились во Вьетнаме. Разрушительная сила снарядов по 1200 килограммов весом поражала. Бронебойный пробивал до девяти метров бетонных перекрытий. А фугасный создавал воронку в плотном грунте глубиной шесть и диаметром 15 метров. При стрельбе по джунглям взрыв такого снаряда валил деревья в зоне до 180 метров, образуя площадку для посадки вертолетов. Американские линкоры участвовали и в других локальных войнах, в частности против Ирака в 1991 и 2003-м, обеспечивая высадку оперативного морского десанта.

    Интересно сопоставить огневую производительность линкора типа «Айова» с возможностями авиакрыла «Нимица» («Битва авианосцев»). Последний несет 60 ударных F/A-18С. С учетом выделения ресурса самолетов на решение задач ПВО АУГ остается возможность двух ударов в сутки силами 40 палубников. Применяя бомбы свободного падения с нагрузкой по четыре тонны на штурмовик и сосредоточив половину ударной авиагруппы на задачах боевого обеспечения, авианосец способен обрушить на противника 160 тонн бомб. А один залп линкора весит около 10 тонн (9 снарядов по 1200 кг). Делая один выстрел в две минуты, он такую огневую задачу решит за полчаса. При этом цена двух налетов с авианосца более чем в 20 раз выше (и это без учета возможных потерь), чем 32 залпов линкора. Правда, и глубина воздействия несопоставимо больше – 800 километров против 42.

    Не лучше дело с высокоточным оружием большой дальности при ударах по хорошо защищенным объектам. Это продемонстрировала сирийская ПВО, отражая удары американских и израильских ракет. А ведь каждый «Томагавк» стоит около двух миллионов долларов. Так что применение ВТО и авиации в современных условиях сопряжено со значительными материальными потерями. И на них приходится идти, если нет иного способа решить боевую задачу.

    Однако есть задачи, выполнить которые применением такого оружия все равно, что забивать гвозди компьютером: дорого, а главное – неудобно. Речь идет о площадных целях – аэродромах, опорных пунктах обороны частей сухопутных войск, районах сосредоточения ударных группировок и резервов, расположения соединений и частей тылового обеспечения, представляющих собой множество объектов, относительно легко поражаемых, но распределенных на большой площади и часто способных маневрировать с различной интенсивностью. Размеры таких целей колеблются в больших пределах: от 1–1,5 квадратного километра, (ротный опорный пункт в обороне) до 10–20 (аэродром или батальон в районе сосредоточения).

    Для подавления роты в обороне потребуется выделение до двух звеньев ударных самолетов, что составляет 10 процентов суточного ресурса авиакрыла. Подавление батальона в районе сосредоточения потребует привлечения 20–30 машин или 50–70 процентов суточного ресурса палубной авиации. И надо иметь в виду, что будут потери самолетов. Расход КРМБ и КРВБ для поражения подобных целей огромен. Об этом можно судить по Сирии – по аэродрому Шайрат американцы выпустили 59 «Томагавков» стоимостью порядка 120 миллионов долларов («Бородатые «Томагавки»). Линкор «Айова» такие огневые задачи решает с расходом боекомплекта главного калибра два-три и 10–15 процентов соответственно.

    Что мы имеем сегодня в российском ВМФ? Самый крупный калибр корабельной артиллерии – 130 миллиметров на эсминцах проекта 956. Вес снаряда – около 30 килограммов при дальности стрельбы до 30 километров. Этим оружием самый мощный в артиллерийском отношении российский корабль способен в лучшем случае решить задачу подавления двух ротных опорных пунктов на глубину тактической противодесантной обороны от уреза воды. Это прямо вытекает из сопоставления площади зоны поражения 130-мм фугасного снаряда, боекомплекта эсминца и размеров ротного опорного пункта американской или иной иностранной армии. Такой снаряд не может поразить фортификационные сооружения из толстого железобетона и иные сильно защищенные объекты, в частности танки. Стало быть, необходимо говорить о том, что наш флот (как, впрочем, и любой другой, за исключением США, которые сохраняют свои линкоры как музеи, но готовые в любой момент вернуться в строй) не имеет кораблей, способных оказать действенную огневую поддержку приморскому флангу армии или десанту при высадке, тем более осуществлять сопровождение последнего в оперативной глубине. А необходимость в этом есть.

    Константин Сивков,
    заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук