Are you the publisher? Claim or contact us about this channel


Embed this content in your HTML

Search

Report adult content:

click to rate:

Account: (login)

More Channels


Showcase


Channel Catalog


older | 1 | .... | 28 | 29 | (Page 30)

    0 0

    Китайские разведывательные и ударные дроны стремительно завоевывают рынки регионов, куда запрещены поставки западных систем, способных нести полезную нагрузку массой более 500 килограммов свыше 300 километров. В 2004 году Пекин согласился поддерживать режим контроля экспорта ракетных технологий. За этим шагом должен был последовать запрет продаж всех типов китайских ракетных систем, однако страна продолжает экспортировать ударные БЛА. В Поднебесной не поддержали страны, объявившие о намерении ограничить продажи дронов, чтобы свести к минимуму риск их недолжного использования. Воспользовавшись ситуацией, КНР продает американским союзникам копии БЛА, причем по меньшей цене. Это стратегическое и коммерческое поражение Вашингтона. Торговая политика, вынуждающая сателлитов США закупать дроны в КНР, вредит интересам Соединенных Штатов и американских компаний, пытающихся соперничать на рынке БЛА, наносит урон отношениям с ближайшими партнерами, но отыграть ситуацию крайне сложно.

    Подробнее – в следующем номере «ВПК».


    0 0

    Предполагалось, что со всех трех ТС ТБ-3 сняли специальное оборудование и использовали в качестве линейных бомбардировщиков. За давностью лет официальные документы об этом скорее всего утрачены, но «Военно-промышленному курьеру» удалось найти свидетельство человека, знакомого с дальнейшей судьбой последних беспилотников Бекаури («Сталинские беспилотники»).

    Осенью 1941-го полярному летчику и одному из пилотов, бомбивших Берлин 8 августа, Герою Советского Союза Энделю Пусэпу довелось осваивать ТБ-3 с системой автоматической посадки. После того как его самолет сбили над Эстонией, «безлошадный» ас поступил в распоряжение инженера Чачикяна и участвовал в испытаниях беспилотников. Пусэп описал единственный случай боевого применения ТС ТБ-3 в своей книге «Тревожное небо».

    Через два месяца от смоленских партизан пришло сообщение о том, что в расположение фашистов упал неизвестный самолет, был слышен сильный взрыв

    «Пропавшие» телесамолеты обнаружились в составе 432-го авиаполка 81-й дивизии тяжелых бомбардировщиков, где была создана Особая группа, готовившая два телемеханических ТБ-3 к боевому применению. После тренировочных полетов с боевым грузом был получен приказ торпедировать мост через Волгу у Калинина. Однако при подготовке самолета загорелся один из моторов, ему пришлось искать замену. Только через два месяца группа получила новое задание – уничтожить железнодорожный узел станции Вязьма.

    Поскольку аэродром базирования был забит самолетами, по словам Пусэпа, автоматический взлет запретили и экипаж в составе командира капитана Тягунина, инженера Чачикяна и бортинженера Мосеева поднял его вручную. После проверки всех систем на подлете к цели все должны были выпрыгнуть с парашютом. Вслед за беспилотником взлетел и ДБ-3 управления под командой капитана Пономаренко, штурмана майора Карагодова, радиооператора Кравца и бортстрелка. «После двукратной проверки всех систем радиоуправления (во время которых у капитана Тягунина дважды сдали нервы и он выключал автоматическое управление) экипаж самолета-торпеды дал сигнальную ракету: «Принять под радиоуправление». Еще одна проверка выполнения эволюции по радиоуправлению на этот раз уже с командного самолета. Все в порядке. Самолет-торпеда на боевом курсе», – пишет Пусэп.

    Экипаж покинул борт, полет продолжился в автоматическом режиме. При появлении немецких истребителей на ТС пошла команда подняться выше, вслед за ним скрылась в облаках и машина управления. Перед заходом на цель оба самолета снизились, немецкие зенитчики открыли огонь. Бортстрелок командной машины, ориентируясь по вспышкам, начал утюжить землю из пулемета. По команде «Цель» самолет-камикадзе должен был спланировать в заданном направлении, однако этого не произошло. Беспилотник улетел.

    После разбора полетов выяснили, в чем причины. Подавляя огонь зениток, бортстрелок случайной пулей перебил передающую антенну. В Ставку ВГК доложили о провале операции, и Сталин приказал отложить вылет второго телемеханического самолета до той поры, пока не прояснится судьба улетевшего в неизвестность первого. Через два месяца от партизан из-под Смоленска пришло сообщение о том, что в расположение фашистов упал неизвестный самолет и был слышен сильный взрыв. Однако какой урон понесли гитлеровцы, установить не удалось.

    Целью для второго самолета избрали нефтепромыслы румынского Плоешти. Его снарядили спецбомбой, но и в этот раз операция по воле случая сорвалась. У взлетевшего на бомбардировку «Норд Америкен» отказал двигатель, самолет, забитый под завязку бомбами, рухнул и взорвался недалеко от стоянки телеуправляемого ТБ-3.

    После этого проект закрыли окончательно.


    0 0

    Еще в 1955 году армейское руководство США изучало возможность развития и модернизации проекта зенитной ракеты MIM-14 Nike Hercules для придания ей новых возможностей. Имелся в виду перехват гиперзвуковых аэродинамических и баллистических целей. Проект первоначально назвали Nike 2, но 15 ноября 1956-го переименовали в Nike Zeus. Какое-то время он носил другие наименования – SAM-A-24, а также SAM-A-26. Из-за директивы DOD от 2 декабря 1956 года, которая ограничивала дальность полета армейских управляемых ракет двумястами милями (320 км), Nike Zeus не могла быть разработана как заатмосферная противоракета. Поэтому фирма Western Electric начала развивать версию ЗУР Nike Hercules с расширенными возможностями, разработанную для перехвата баллистических боеголовок в пределах атмосферы Земли. Проект назвали Nike Zeus A.

    Nike с ядерной начинкой

    Ракета Nike Zeus A была относительно прямым развитием ЗУР MIM-14 Nike Hercules, что давало возможность использовать то же наземное оборудование командной системы управления Nike Hercules и ее боевую часть. Первый успешный пуск двухступенчатой ракеты проведен в марте 1960 года. Однако еще в 1957-м ограничения дальности полета армейских ракет были отменены. Появилась возможность направить основные усилия на создание заатмосферной ракеты-перехватчика. Новый проект получил наименование Nike Zeus B. По сути это была новая ракета, с Nike Zeus A ее роднили только система управления полетом и первая разгонная ступень.

    Чтобы надежно поразить МБР «Тополь-М» стоимостью 35 миллионов долларов, надо израсходовать противоракет на 300 миллионов, а если речь идет о МБР «Ярс», сумма возрастает вчетверо

    Основную трудность в работе представляла третья ступень. В ней использован специальный РДТТ, обеспечивающий как продольную тягу, так и управление полетом ступени за пределами атмосферы по тангажу и рысканию. Сама третья ступень построена по схеме «утка», но управляется не за счет аэродинамических сил, а с помощью газодинамической системы. Ее сопла размещаются в корпусе вынесенных вперед рулей, которые отклоняются в нужном направлении для создания управляющих сил и моментов. При перехвате цели в пределах атмосферы третья ступень от второй не отделяется, а управление полетом осуществляется также с помощью аэродинамических сил, возникающих при отклонении тех же рулей.

    Одним из основных достоинств примененной для управления полетом ракеты командной системы считается относительная простота и высокая надежность бортовой аппаратуры. Отсутствие самонаведения на противоракетах первого поколения обусловило применение в качестве боевой части ядерных зарядов. Сложилось и стало привычным представление об огромной разрушительной силе ЯО. На деле же в ходе тестовых пусков противоракет Nike Zeus по макетам боеголовок МБР с подрывом ядерного заряда W-50 мощностью 400 килотонн экспериментальным путем было установлено, что поражение головной части ударной волной происходит на высоте перехвата 80 километров – на расстоянии не более 300 метров, на 160 километрах – до 150 метров, а на пределе досягаемости 280 километров – не более 30 метров. Отсутствие на больших высотах условий для формирования мощной ударной волны фактически приравнивает ядерную боевую часть по эффективности к обычной осколочно-фугасной. Первый тестовый пуск трехступенчатой ракеты Nike Zeus B был проведен в сентябре 1961 года. В июле 1962-го противоракетой Nike Zeus B осуществлен первый перехват макета головной части МБР «Атлас». К концу 1963 года количество успешных перехватов баллистических мишеней превысило дюжину. Обозначение XLIM-49B присвоено ракете Nike Zeus B после окончания первой серии испытательных пусков в 1963-м. В мае того же года модернизированной Nike Zeus B осуществлен успешный перехват орбитального спутника. С июня 1963 по май 1966-го ракеты Nike Zeus B, оснащенные ядерными боеголовками, несли боевое дежурство на стартовом комплексе, размещенном на атолле Кваджалейн для возможного перехвата советских спутников.

    Существовало по меньшей мере пять модификаций противоракет «Зевс», упомянутых в различных источниках: A, B, C, S и X2.

    Со счетом один-один

    18 сентября 1967 года между представителями Министерства обороны и двумя главными подрядчиками – Western Electric и McDonnell Douglas подписан контракт на разработку объектовой ПРО, получившей наименование Sentinel («Страж»). В основу проекта вошли разработки, полученные во время работ по проекту Nike Zeus. Усовершенствованная противоракета LIM-49A получила наименование Spartan. Изменения заключались в замене двух первых ступеней на более мощные, что привело к увеличению зоны поражения вдвое как по дальности, так и по высоте, и установке новой сверхмощной термоядерной головной части W-71 мощностью пять мегатонн. В 1969 году проект оброс новыми разработками – РЛС слежения за целью и наведения противоракеты MSR с фазированной антенной решеткой, а также противоракеты «второго эшелона» Sprint.

    Навстречу «Тэпходону»

    Трансформированную ОКР переименовали в Safeguard («Гарант»). Именно на этапе опытно-конструкторских работ над этим проектом в США и аналогичных опытов по созданию объектовой системы ПРО А-135 в СССР, которая должна была прикрывать Москву от одиночных и групповых ударов силами МБР, 26 мая 1972 года был заключен двухсторонний договор об ограничении систем противоракетной обороны. Его суть: развернуть по одной объектовой системе ПРО в пределах одного района. В СССР – это столица и окрестности, в США – база Стратегического авиационного командования Grand Forks, где дислоцировано авиакрыло (150 ПУ) МБР «Минитмен». Стороны также договорились не развертывать свыше ста пусковых установок противоракет и иметь не более ста противоракет на стартовых позициях.

    Шприц на килотонну

    В конце 50-х в среде разработчиков противоракетного оружия как у нас в стране, так и в США преобладало мнение, что перехват боеголовок МБР необходимо проводить на максимально возможной высоте, чтобы минимизировать эффект радиоактивного загрязнения атмосферы. Было также ясно, что противоракеты большой дальности типа Nike Zeus позволят увеличить лимит времени, чтобы расправиться с боеголовками, проскользнувшими мимо «первой линии» защиты. Исследования в начале 60-х показали, что проект сверхскоростной ракеты-перехватчика малой дальности технически осуществим. Исследовательские пуски по этой теме опытных Squirt («Шприц») проводились во второй половине 1962 года.

    В марте 1963-го фирма Martin Marietta получила контракт на разработку противоракеты малой дальности Sprint (XLIM-99A). Первый тестовый пуск прототипа проведен на полигоне WSMR в ноябре 1965 года. Испытания продлились вплоть до 1970-го.

    Ракета была оснащена термоядерным зарядным устройством W-66 мощностью одна килотонна – первой серийной «нейтронной» боеголовкой. Ее подрыв производился по команде с земли. Поражающим фактором в данном случае служит не столько ударная волна, сколько мощный поток нейтронов, образующийся при термоядерном взрыве, который не может привести к преждевременному взрыву заряда атакующей боеголовки, но выводит ее из строя.

    В мае 1971 года Martin Marietta подписала контракт на модернизацию ракеты. Этот вариант, названный Sprint 2, должен был получить усовершенствованную систему наведения. Но работы не удалось довести даже до летных испытаний. В середине 70-х все проекты по противоракетным темам в США были закрыты как бесперспективные.

    Заатмосферный убийца

    Противоракета GBI (Ground Based Interceptor), появившаяся в 2002-м, составляет основу современной американской ПРО (National Missile Defense – NMD). За основу взята старая РН «Пегас» воздушного старта, созданная еще в 1988 году по заказу NASA. Ракета длиной 15,5 метра представляет собой сборку трех твердотопливных ступеней, из которых две нижние имеют диаметр 1,27 метра, третья – 0,96 метра. Ракета GBI осуществляет вывод самонаводящейся ступени EKV (Exzoatmospheric Kill Vehicle – заатмосферный перехватчик) в космическое пространство, где возможны захват заданной цели и ее поражение прямым попаданием. EKV – кинетическая боеголовка, которая способна уничтожать вражеские цели прямым воздействием, поэтому взрывчатка не нужна. Для корректировки курса используются четыре подруливающих устройства.

    Боеголовка длиной 1,4 метра имеет диаметр 60 сантиметров и весит около 64 килограммов. В заключительной фазе скорость достигает около 10 километров в секунду (36 тыс. км/ч). Аппарат должен самостоятельно отличать истинные цели от ложных и наводиться с точностью, достаточной для лобового столкновения с объектом при встречных скоростях до 32 тысяч миль в час (50 тыс. км/ч). Система имеет расчетную вероятность поражения первым выстрелом порядка 56 процентов. Общая вероятность перехвата одной цели – 97 процентов при запуске четырех GBI. Однако эта цифра может быть завышенной, поскольку большинство тестовых пусков проводилось в идеальных условиях. Всего в ходе программы испытаний за период с 24 июня 1997-го по 30 мая 2017-го проведено 26 пусков противоракет. В первых двух тестировались системы управления ракеты, следующие 24 были стрельбой по реальным целям (мишеням). Но только 14 из них признаны успешными, в 10 случаях наблюдался промах. Американские военные предлагают увеличить количество перехватчиков, чтобы это компенсировать, хотя по-прежнему остаются вопросы о базовой эффективности системы. Каждый перехватчик стоит около 75 миллионов долларов. При этом ориентировочная стоимость одной МБР «Тополь-М», самой простой в арсенале РВСН, по оценке американских экспертов, составляет порядка 35 миллионов долларов. Чтобы надежно поразить эту МБР, надо израсходовать 300 миллионов, а если речь идет о МБР «Ярс», сумма возрастает вчетверо.

    Первой базой для размещения противоракет GBI был выбран Форт Грили на Аляске, в 100 милях к юго-востоку от города Фэрбанкс. Место выбрали исходя из соображений наибольшей вероятности ракетного нападения – именно на этом направлении северокорейские ракеты «Тэпходон-2» (Taepodong-2), принятые на вооружение в 2000-х, потенциально могли поразить Аляску. С 2005 по 2013 год на Аляске были развернуты сначала 13, а затем 26 GBI в шахтных пусковых установках.

    В 2005-м в связи с быстрым развитием ракетных технологий КНДР было принято решение разместить дополнительные перехватчики на базе «Вандерберг» в Калифорнии. К 2013 году четыре GBI были установлены в шахтах, оставшихся от снятых с вооружения МБР «Минитмен». Общее число противоракет в Калифорнии предполагается довести до 14 единиц.

    Глобальные уши

    Основа информационного обеспечения системы, осуществляющей дальнее обнаружение и отслеживание угрожающих территории США космических объектов, – три стационарных радара системы PAVE PAWS. Расположенные на важнейших стратегических направлениях, они отвечают за непрерывный контроль пространства с перемещающимися в нем объектами и вторичное предупреждение о ракетном нападении на подступах к Северной Америке.

    Каждый радарный комплекс представляет собой пирамидальное бетонное сооружение с двумя или тремя установленными на нем неподвижными фазированными антеннами. Угол обзора РЛС – порядка 240 градусов по горизонтали, от 3 до 85 – по вертикали. Секторы обзора станций пересекаются на флангах и обращены вовне континентальной территории США. Радиус действия радаров составляет порядка двух тысяч километров, что позволяет им эффективно отслеживать приближающиеся цели в космическом пространстве. Но несмотря на широкие возможности PAVE PAWS, у этих РЛС есть существенный недостаток. Их радиус действия не позволяет обнаруживать и сопровождать ракеты на ранних участках траектории и, таким образом, не дает в полной мере реализовать оборонительный потенциал системы GBMD, технически способной поражать цели в космическом пространстве над любой точкой Земли. Чтобы решить проблему, в Агентстве противоракетной обороны США принято решение развернуть дополнительные радиолокационные средства дальнего обнаружения, более современные и совершенные. В августе 2003 года расконсервирована закрытая в 1996-м военно-морская база на алеутском острове Адак для поддержки ключевого элемента создаваемой системы ПРО – плавучей РЛС SBX. Две новейшие мобильные РЛС AN/TPY-2 с АФАР, работающие на частоте 8,55–10 ГГц X-диапазона и с дальностью обнаружения малоразмерных и высокоскоростных целей, развернуты в Японии и на Аляске. Их дополняет получивший у военных прозвище «Большая тарелка» стационарный радар AN-FPS-129 HAVE STARE X-диапазона, расположенный на базе ВВС «Ванденберг». Теперь под контролем GBMD находится воздушное и космическое пространство не только Арктической зоны, но и всего Тихоокеанского региона и северной Атлантики.


    0 0

    Но репутацию «Leopard» модели 2А4 серьезно «подмочили» события на Севере Сирии, где только в районе Эль-Баба турецкие войска, использующие эти машины, потеряли 10 танков, главным образом от попаданий ПТУР «Фагот» и «Метис».


    В Германии такие большие потери объясняли тем, что «Leopard-2» – последние из танков эпохи холодной войны, были предназначены для борьбы с советскими танковыми колоннами, а не против повстанцев. Однако уничтожившие их ракеты были созданы примерно в то же самое время для борьбы с танками НАТО и, в том числе входили в систему вооружения БМП. То есть, оправдания получились не слишком убедительными.


    Однако, как выясняется, беззащитность этих машин перед старыми советскими ракетами не единственная их проблема.
    Так стало известно, что ВС Польши спешно закупают палатки … для танков «Leopard». Ни тенты, ни чехлы, используемые при перевозках, а именно палатки. О существовании таковых я даже не догадывался, несмотря на службу в танковых войсках.


    Впрочем, похоже, что и сами польские танкисты, привыкшие к советским стандартам, так же не представляли, что танкам могут потребоваться палатки. И эти «ограничения компетенций» привели к тому, что потомкам четырех танкистов пришлось в условиях начавшейся зимы судорожно закупать палатки аж на сумму более 800 тыс. долларов.


    А все дело в том, что в новом пункте постоянной дислокации 1-й танковой бригады, поближе к границе Беларуси, еще нет танковых боксов. А танки «Leopard 2А4/А5», на которые в 2017 году была перевооружена бригада, не могут находиться под открытым небом, как «бродячие собаки».


    Экс-командующий сухопутными войсками генерал Вальдемар Скшипчак рассказал местным СМИ, что немецкие танки оснащены очень чувствительными к перепадам температур и влажности системами управления огнем, и для поддержания их боеготовности необходимы боксы с осушителями воздуха.


    Генерал признает, что даже если палатки будут развернуты до морозов, нет гарантий, что это позволит обеспечить необходимые условия содержания техники.


    Теперь танкисты гадают, не останутся ли они «безлошадными», и поминают «добрым» словом бывшего министра обороны Мацеревича, при котором надежные T-72/T-72M1D/T-72M1 и РТ-91 были заменены на капризных «немцев», и 58 единиц бронетехники, ранее входивших в состав 34-й бронекавалерийской бригады, были перемещены из Жагани, где для них имелась вся необходимая инфраструктура, в чистое поле.


    Борис Дмитриев


    0 0

    Отклик на статью «Хвасон» – пример для «Сармата»

    Исследования по уравнениям мелкой воды с учетом сейсмических явлений, в том числе инициируемых подводными ядерными взрывами, освещены еще в 80-е годы (Мурти Т. С. «Сейсмические морские волны цунами». Л., Гидрометеоиздат, 1981. Вольцингер Н. Е. «Длинноволновая динамика прибрежной зоны». Л., Гидрометеоиздат, 1989). Рассмотрим океанологические факторы, способствующие возникновению цунами в зависимости от расположения и ориентации глубоководных впадин.

    В них определены природные каналы, называемые океаническими волноводами, так как располагают рельефом к переносу цунами. Их динамика описывается 1D-уравнениями мелкой воды, а аналитическое и численное решения хорошо разработаны. Возникновение длинных волн, способных порождать катастрофические цунами, объясняется рельефом океанического дна, сейсмическими явлениями и подводными ядерными взрывами.

    I. Америка.Первый 1D-канал берет начало на вулкане Снайфельсйокюдль (Snæfellsjökull), который находится на полуострове Снайфельснес на западе Исландии. Скрытый 200-метровой толщей льда, вулкан обрел известность благодаря роману Жюля Верна «Врата в подземный мир».

    Природный канал подобен аэродинамической трубе, на входе которой вулкан, на выходе – Вашингтон, и расположен поперек «пролива имени Сталина», изобретенного Андреем Сахаровым

    Рассматриваемый канал прямой линией пересекает море Ирмингера и Северо-Западный Срединно-Атлантический каньон. Далее вздымается на Лабрадорский шельф и сквозь пролив Белл-Айл проникает в реку Мирамиши (Miramichi) на южном берегу залива Святого Лаврентия в канадской провинции Нью-Брансуик. Тысячу лет назад этим путем викинги во главе с Лайфом Эриксоном открыли Америку, поэтому в их честь данный волновод назовем «Гнев Одина» (Wrath of Odin).

    Расстояние от вулкана Снайфельсйокюдль до Лабрадорского шельфа – 2040 километров, до пролива Белл-Айл – 2380, чего достаточно для возбуждения суперцунами. Данный пролив длиной 125 километров, шириной 60 километров на входе у одноименного острова сужается до 15 километров у маяка Point Amour. От острова Белл-Айл глубина уменьшается с 165 до 44 метров на банке в 27 километрах перед маяком. Рельеф пролива образует чок – аналог сужения дульной части ствола, в США его называют американским. Такой чок фокусирует цунами по оси Мирамиши – Вашингтон Приатлантической низменности, так как Аппалачи препятствуют смещению на запад под действием силы Кориолиса.

    От пролива Белл-Айл до Мирамиши – 821 километр, а от Мирамиши до Вашингтона почти по той же прямой – 1300 километров. По предварительной оценке, канал длиной 2380 километров, шириной 60 километров и глубиной 150 метров содержит 21 420 кубических километров воды. Суперцунами «Гнев Одина» обрушит на Восточное побережье 21х1012 тонн воды, что в 200 тысяч раз больше мощи Гольфстрима.

    Река Святого Лаврентия вытекает из озера Онтарио на отметке 75 метров над уровнем моря. Ниже, в долине расположен Монреаль. Расход воды в устье – 10 400 кубических метров в секунду. Суперцунами на десятки часов перекроет залив Святого Лаврентия стеной в 100 метров, что на четыре метра превышает отметку Ниагарского водопада. Время действия цунами требует численного расчета движения воды в Ирмингерском море, так как следом за первой будут накатываться волны, отраженные от Гренландии и подводного хребта Рейкьянес. От этого зависит, повернет ли Ниагарский водопад вспять. В случае «Статуса-6» («Посейдона») последствия суперцунами усугубит радиоактивная вода. Бункеры от нее не спасут.

    Снайфельсйокюдль извергался две тысячи лет назад. Прорыв радиальной дайки вулкана с помощью термоядерного заряда обрушит юго-западный склон с ледником в океан. Возникший оползень создаст напор воды в котловине Ирмингерского моря до Лабрадорского шельфа, где глубина на крае – 300 метров, в каньоне – больше двух километров. Тем самым получим длинную волну в юго-западном направлении. Насколько далеко она продвинется по оси Мирамиши – Вашингтон, зависит от напора.

    Природный канал подобен аэродинамической трубе, на входе которой вулкан, на выходе – Вашингтон, и расположен поперек «пролива имени Сталина», изобретенного лауреатом Нобелевской премии мира Андреем Сахаровым. Оценка по лагранжевой скорости 720 километров в час показывает, что «Гнев Одина» через три часа достигнет Лабрадорского шельфа, причем незаметно, ведь высота волны на этом участке исчисляется сантиметрами. Она начнет вздыматься при выходе на континентальный шельф в Лабрадорском море, поскольку уменьшению скорости отвечает увеличение высоты волны. В проливе Белл-Айл длинная волна достигнет максимума.

    Ширина впадины под Ирмингерским морем – 290 километров, длина до Лабрадорского шельфа – 1810 километров. При средней глубине два километра объем воды составляет более одного миллиона кубических километров, то есть квадриллион тонн. Столь колоссальный напор повергнет Гольфстрим вспять. Вслед за суперцунами арктические воды втянутся через Датский пролив на юг Атлантического океана и вызовут необратимые изменения климата, сравнимые с «ядерной зимой».

    II. Европа.Аналогичными свойствами обладает другой океанический волновод – «Гнев Тора», ось которого от вулканического острова Ян-Майен до Амстердама составляет 2170 километров. На ней котловина под Норвежским морем длиной 1020 километров, заканчивающаяся на шельфе в Северном море. Глубины претерпевают скачок с 1600 до 94 метров на линии Фарерские острова – Тронхейм. Отсюда до Амстердама 1150 километров.

    Объем воды, переносимый волноводом в Норвежской котловине, – более двух миллионов кубических километров. Это 200 Северных морей или два «Гнева Одина». На севере у Ян-Майена расположен стык Северо-Американской и Евразийской литосферных плит, поэтому частые подводные землетрясения увеличивают вероятность возникновения суперцунами «Гнев Тора» в Норвежском море.

    Рассмотренные каналы переноса цунами не уникальны. Укажем на глубоководные, протяженные впадины Пуэрто-Рико и Кайман в Карибском море, на Филиппинскую и Марианскую впадины, направленные на Тайвань и Японию, на Курило-Камчатскую, Алеутскую и Яванскую впадину. Длина желоба Пуэрто-Рико – 1754 километра, ширина – 97 километров, максимальная глубина – 8380 метров. Филиппинский желоб при протяженности 1320 километров достигает глубины 10540 метров. Курило-Камчатский желоб имеет длину 2170 километров, ширина – 59 километров, максимальная глубина – 10 542 метра. Алеутский желоб при 3400 километрах уходит на глубину 7679 метров. Катастрофические цунами в этих регионах обусловлены протяженностью впадин, так как от этого напрямую зависит длина волны.

    Таким образом главными причинами возникновения цунами являются: 1) рельеф океанического дна, то есть расположение и ориентация глубоководных впадин; 2) тектоническая активность; 3) осевое направление впадины от эпицентра сейсмического явления на прибрежные страны.

    В волноводе «Гнев Одина» ось расположена от вулкана Снайфельсйокюдль в юго-западном направлении на Вашингтон, «Гнев Тора» направлен от острова Ян-Майен на Амстердам и смещается за счет силы Кориолиса навстречу Гольфстриму на страны, окружающие Северное море, и пролив Ла-Манш. Густонаселенная Западная Европа особенно уязвима в силу рельефа океанического дна и тектонической активности.


    0 0

    Создание в Израиле баллистических ракет, способных нести и обычные, и ядерные БЧ, началось еще в 60-е, сначала при содействии Франции («Школа «Тирана»). Ракета «Иерихон-1» имеет дальность до 500 километров, масса БЧ по различным данным составляет от 400 килограммов до одной тонны (может быть, и ядерной). Эти БР в ядерном снаряжении были готовы к применению в первые дни Октябрьской войны 1973 года, когда израильская армия терпела поражения на обоих фронтах. В арсенале имелось до 150 таких БР.

    Ракета «Иерихон-2» поступила на вооружение в начале 90-х. Дальность ее полета составляет, по разным данным, от 1500 до 3500 километров, наиболее вероятное значение – 1800. Масса БЧ – одна тонна. Изготовлено до 90 этих БР.

    В середине 2000-х создана БР «Иерихон-3», которая может иметь дальность до 4800 километров (по некоторым данным – до 11500 км, как у полноценной МБР, что вызывает большие сомнения). Масса БЧ достигает 1,3 тонны. Сколько таких БР, неясно. Общее количество ядерных зарядов у Израиля оценивается в 138–190 единиц (возможно, и до 400). Впрочем, не все эти заряды установлены на БР.

    Первым зарубежным покупателем «Лоры» стал Азербайджан

    Видимо, одним из носителей является «Попай» («Popeye»). В целом это обычная ракета класса «воздух-поверхность» с комбинированной системой наведения (инерциальная + инфракрасная или телевизионная) и дальностью полета около 80 километров (масса БЧ – примерно 350 кг). В таком качестве она экспортировалась. В частности, «Попай» состоит на вооружении ВВС США под названием AGM-142 Have Nap, причем носителями ракеты могут быть как тактические самолеты, так и стратегические бомбардировщики В-52. Возможно, существует увеличенный по размерам вариант «Попай турбо» ALCM, являющийся по сути КРВБ, близкой по размерам к американской AGM-86 с дальностью полета более 300 километров. Кроме того, якобы существует КРМБ «Попай турбо» SLCM, которая может запускаться с ПЛ типа «Долфин» ВМС Израиля. Эта ракета способна нести ядерную БЧ мощностью до 200 килотонн на дальность 1500 километров. Впрочем, стопроцентных подтверждений существования КРВБ и КРМБ на базе «Попая» нет. В обычном варианте этот боеприпас применялся ВВС Израиля по целям в Сирии. Возможно, одна такая ракета в декабре 2014 года была сбита модернизированным ЗРК С-125М.

    Весьма необычна израильская «Далила» (Delilah). Она имеет инерциальную систему наведения по сигналам GPS + инфракрасную на конечном участке, дальность полета – 250 километров и несет 30-килограммовую обычную БЧ. Запускаться ракета может с самолетов, вертолетов, наземных и корабельных ПУ. По сути ракета является БЛА-камикадзе. Она способна барражировать в районе цели, обнаруживать ее и атаковать. Этим «Далила» принципиально отличается от подавляющего большинства обычных ракет, которые наводятся на цель с уже известными до пуска координатами. Считается, что «Далилы» эффективны при прорыве системы ПВО противника. В мае 2018 года они вроде бы применялись по сирийским ЗРК – без очевидного результата. Считается, что именно этими ракетами будут подавлять сирийские ЗРС С-300, но пока этого не случилось.

    Ракета «Спайк» (Spike) сама по себе – обычная ПТУР с телевизионным или инфракрасным наведением, существует в нескольких модификациях (в зависимости от дальности стрельбы – от 1,5 до 8 км) и экспортировалась во многие страны. «Особой» модификацией можно считать «Спайк»-NLOS (non line of sight, вне пределов видимости) с дальностью стрельбы 25 километров (в самом Израиле называется «Тамуз»). По сути это мини-тактическая ракета, при этом оставшаяся ПТУР. Она может получать внешнее целеуказание от БЛА или со спутника. «Спайк»-NLOS имеет электронно-оптическую систему наведения, что значительно повышает ее помехоустойчивость, позволяет перенацеливать ракету в полете, осуществлять захват цели после старта (как и у «Далилы»). Возможно и полностью автономное наведение по принципу «выстрелил-забыл». Ракета может оснащаться как кумулятивной БЧ для поражения бронированных целей, так и осколочной. Запускается с разнообразных наземных ПУ (в частности в Израиле был создан «ракетный танк» на базе устаревшего М48А5), с вертолетов, даже с кораблей и катеров. В боях на Ближнем Востоке Тель-Авив использовал уже до тысячи «Тамузов». Зарубежных аналогов «Спайк»-NLOS на данный момент не имеет. Кроме ЦАХАЛ, ракету приобрели Великобритания, Республика Корея, Колумбия и Азербайджан, причем в последнем случае в корабельном варианте.

    Ракета ПТРК LAHAT (Laser Homing Attack or Laser Homing Anti-Tank) запускается через стволы танковых пушек, причем калибром как 105, так и 120 миллиметров. Кроме того, ПТУР может применяться с наземных ПУ, с вертолетов и БЛА. В СССР/России также созданы ПТУР, запускаемые через танковые орудия, но с каких-либо других ПУ они использоваться не могут. В других странах ничего подобного нет.

    Синтез тактической ракеты и РСЗО – «Лора» (LORA – long range artillery missile) с дальностью полета до 300 километров и массой БЧ до 600 килограммов. При этом на одной ПУ размещены четыре ракеты. «Лора», впрочем, не уникальна, ТР/РСЗО созданы в Китае (серия WS). «Лора», возможно, применялась по целям в Сирии, есть сведения о том, что одна такая ракета была сбита ЗРПК «Панцирь-С1». Первым зарубежным покупателем «Лоры» стал Азербайджан.

    Не имеет аналогов РСЗО «Линкс» (Lynx, израильское название «Котеш»), способная выступать в разных ролях. На платформе «Линкс» могут быть установлены два «пакета» либо советской 122-мм РСЗО БМ-21 «Град» (по 20 НУРС), либо израильской «обычной» 160-мм РСЗО LAR-160 (по 13 НУРС), либо РСЗО AccuLAR (в ней 122-мм и 160-мм ракеты уже не являются НУРСами, их траектория корректируется по сигналам GPS), либо «Экстра» (EXTRA, по 4 ракеты). Возможны также варианты с двумя «Далилами» либо четырьмя «Предатор Хок» («Predator Hawk»). При этом и шасси «Линкса» могут быть самыми разными, включая, например, машины КамАЗ. «Предатор Хок» – еще один тип израильских ТР с дальностью стрельбы до 300 километров и массой БЧ до 140 килограммов. «Экстра» имеет дальность стрельбы до 150 километров, масса БЧ – до 125 килограммов, наведение осуществляется по GPS. Может применяться как по наземным, так и по надводным целям, поэтому, в частности, в ВС Вьетнама она используется в войсках береговой обороны, при этом Ханой приобрел и вариант AccuLAR. «Линкс» имеется и в армии Казахстана (под названием «Найза»), еще одним покупателем системы оказался опять же Азербайджан.

    Чрезвычайно активно Израиль развивает системы ПРО. Цели для этих систем потенциально чрезвычайно разнообразны: от БРСД до НУРСов (от «нормальных» РСЗО и даже самодельных). Перехват этих целей – весьма сложная задача, причем с решениями, разнящимися по типам целей.

    Первой системой ПРО Израиля стал комплекс «Эрроу» («Хец», «Стрела»). Он рассчитан на борьбу только с «классическими» (О)ТР на дальности до 100 километров и на высоте до 50 километров. Более совершенные модификации «Эрроу-2/3» должны обладать способностью перехватывать БРСД. Батарея ЗРС «Эрроу» включает КП, РЛС и четыре ПУ (по 6 ракет на каждой). Обеспечивается одновременное сопровождение 12 целей (на дальности до 900 км) и обстрел одной из них двумя ракетами. В настоящее время развернуты две батареи «Эрроу-2», которые формально прикрывают почти всю территорию Израиля, но фактически могут отразить только одиночные удары БР (из-за ограниченного боекомплекта).

    Следующим элементом ПРО стала ЗРС «Железный купол». Она, наоборот, рассчитана на перехват НУРСов (от РСЗО БМ-21 или самодельных «Кассам»), хотя теоретически может поражать самолеты и БР. В составе батареи имеются КП, РЛС и три ПУ по 20 ракет на каждой. В настоящее время развернуто не менее восьми батарей. Серьезным недостатком ЗРС является то, что каждая ее ракета стоит как минимум 30 тысяч долларов, а перехватываемые НУРСы – менее тысячи долларов. К тому же эффективность ЗРС хоть и высока, но ниже ста процентов. Впрочем, теоретически ущерб гражданским и военным объектам в случае попадания в них НУРСа может значительно превысить цену ракеты «Железного купола». Кроме того, НУРСы, траектория которых ведет «в пустоту» (то есть. никаким объектам они не угрожают), «Железный купол» не обстреливает, экономя ЗУР и деньги. В 2011–2018 годах ЗРС сбила около 1600 палестинских ракет, сколько на них истрачено ЗУР – история умалчивает.

    Промежуточным вариантом системы ПРО, предназначенным для перехвата тяжелых НУРСов и БР малой дальности, должна стать ЗРС «Праща Давида», первая батарея которой была развернута в 2017 году. Ракета этой ЗРС стоит до миллиона долларов, что еще более усугубляет описанную выше проблему, когда снаряд оказывается гораздо дороже поражаемой им цели (в данном случае это касается не только НУРСов, но и БР).

    Кроме того, в Израиле создано значительное количество «обычных» ракетных комплексов. Это, например, ЗРК наземного базирования «Спайдер» и корабельный ЗРК «Барак», ПТРК MAPATS, ракеты класса «воздух-воздух» «Шафрир», «Питон», «Дерби», ПКР «Габриэль». Их приобрели многие страны. Значительное количество различных израильских ракет имеется на вооружении в Индии. Их активно покупают, как сказано выше, Азербайджан и другие постсоветские республики, Вьетнам и его соседи, многие страны НАТО, Африки и Латинской Америки. Еврейское государство не имеет политических ограничений на экспорт вооружений (кроме, конечно, арабских стран), при этом создает много уникальных боевых систем. Израильское оружие часто является синтезом западной и советской/российской научных и конструкторских школ, что позволяет адаптировать его к потребностям большинства армий.

    Александр Храмчихин,
    заместитель директора Института политического и военного анализа

    0 0

    С корабля на Волгу

     

    Первые «британки» прибыли в Архангельск с караваном PQ-1 уже 11 октября 1941-го, а всего до конца года в СССР доставили 466 машин, из них 187 «Матильд». Танк этого типа хорошо показал себя в боях под Москвой, да и позже исправно нёс службу. Может быть, за кое-какими исключениями. Например, неудачное решение с фальшбортами иногда приводило к тому, что машину стопорила набившаяся грязь. Она же, замерзая в морозную погоду, вовсе обездвиживала «Матильду». Так что экипажам приходилось регулярно чистить танки во избежание потери мобильности.

     

    Случались опрокидывания и скатывания в кювет из-за конструкции гусениц. Впрочем, это происходило зимой, поскольку машины прибыли на советско-германский фронт, оснащенные так называемыми летними гусеницами, которые не обеспечивали нужного сцепления с промерзшим грунтом. Чтобы справиться с этой проблемой, силами ремонтных подразделений на траки приходилось наваривать специальные металлические «шпоры».

     

    Опять-таки в сильные морозы, трубопроводы жидкостной системы охлаждения, расположенные близко к днищу, замерзали на «Матильде» даже при включенном двигателе.

    По задумке «Матильда» предназначалась для сопровождения атак пехоты и кавалерии

     

    В остальном это была достойная боевая машина, выполнявшая задачи среднего танка, хотя по задумке конструкторов «Матильда II» предназначалась для сопровождения пехоты и кавалерии в атаке.

     

    Поставленные СССР танки направлялись в учебный центр в Горький, здесь проходили их приёмка и освоение. На последнее отводилоcь всего 15 дней. Первыми получили «Матильды» в ноябре 1941-го 132-й, 136-й и 138-й отдельные танковые батальоны. Каждый по штату № 010/395 насчитывал в составе 24 машины – 21 Мk.II «Матильда», 3 Т-60 и 150 бойцов.

     

    В дальнейшем такие подразделения могли входить в танковую бригаду двухбатальонного состава (штат № 010/345 от 15 февраля 1942 года), имевшую 46–48 машин. В малых количествах «Матильды» поступали также в танковые, механизированные корпуса. Единственным соединением, полностью укомплектованным английскими танками (в основном «Матильдами II»), стал 5-й мехкорпус в период ведения им боевых действий на Юго-Западном фронте в 1943 году.

     

    Крепкий середнячок

     

    «Матильды» нельзя признать верхом инженерной мысли, но скроены они были добротно. Пехотный танк Mk.II Matilda разрабатывался фирмой Vulcan Foundry, начиная с ноября 1936-го. Прототип испытали в 1938-м, и компания сразу получила заказ на партию из 65 машин, который быстро увеличили до 165. Для производства привлекли ещё несколько фирм, но Vulcan осталась генподрядчиком. Однако к весне 1940 года «Матильдами» удалось укомплектовать лишь один батальон 7-го Королевского танкового полка.

     

    За время серийного выпуска внешний облик машины почти не изменился. Корпус состоял из литых (носовая часть, подбашенная коробка и корма) и катаных (днище, борта, фальшборта) броневых деталей, соединявшихся друг с другом гужонами (разновидностью винта с полупотайной или полукруглой головкой и с квадратом над ней, он после вворачивания срубается, т.е. соединение не предполагает разборки).

    На траки приходилось наваривать специальные металлические шпоры

     

    Башня – литая, цилиндрическая, поворачивалась с помощью гидравлического привода или вручную. «Матильда» стала первым танком, на котором был использован гидропривод поворота фирмы Frazer Nash Company, применявшийся для вращения стрелковых башен самолётов. Толщина брони корпуса колебалась в пределах от 14 до 78 мм, башни – от 20 до 75 мм. В передней ее части устанавливались 2-фунтовая пушка. В отечественной литературе можно встретить обозначение 40-мм, хотя два фунта – это 42 мм.

     

    Некоторые специалисты считают, что в 1940–1941 годах «Матильда» имела самую толстую броню в мире и превосходила по броневой защите даже наш КВ. Ее могли «взять» только снаряды германского 88-мм зенитного орудия. Что касается пушки британской «леди», по бронепробиваемости она не уступала советской «сорокапятке» и, как и последняя, до лета 1942 года могла поражать все типы немецких танков.

     

    На варианте Мk.II имелся 7,92-мм пулемёт «Виккерс» и телескопический прицел. На крыше командирской башенки монтировалась стойка для зенитной стрельбы из пехотного 7,7-мм пулемёта «Брен».

     

    Часть танков оснащалась мортиркой для запуска дымовых мин калибра 101,6 мм. Боекомплект «Матильды» включал 92 артвыстрела, 3150 патронов (14 лент) калибра 7,92 мм, 2800 патронов (100 магазинов) для пулемёта «Брен» и 8 дымовых мин. Топливных баков – 2, общая ёмкость 225 литров. Запас хода по шоссе – 130 км. Суммарная мощность двигателей в 190 л.с. позволяла разгонять 26-тонный танк до 25 км/ч.

     

    Константин Барановский


    0 0

    Если гигантский «Тигр» был королем, а разрушитель «Пантера» — королевой немецких танков на шахматной доске Второй мировой войны, то пешкой можно смело считать «Панцеркампфваген IV» (Panzerkampfwagen IV). Будучи основой танковых дивизий, эта машина была не самой тяжелой и не самой точной в стрельбе, но ее универсальная конструкция позволяла инженерам Адольфа Гитлера модифицировать ее на протяжении всей войны, расширяя ее возможности. Благодаря этому, этот полезный старожил мог дать отпор большинству соперников на полях сражений несмотря на то, что разработан он был еще в середине тридцатых годов.

     

    Не только конструкция позволила «Панцер IV» противостоять более современным и лучше оснащенным соперникам на протяжении всех лет войны. Отнюдь. Помимо того, что производство этой боевой машины было поставлено на поток, что решало проблему загруженности немецких заводов, она массово использовалась в «Панцерваффе», среди прочего, благодаря опыту экипажей, которые сумели воспользоваться всеми ее преимуществами и свести к минимуму ее слабые стороны. Благодаря тому, что экипаж, вынужденный ютиться в крошечной кабине в течение нескольких недель, превращался в маленькую семью, его члены становились первоклассными стрелками.

     

    Для каждого из них боевая машина была домом. И, несмотря на то, что фильмы типа «Ярость» или «Спасти рядового Райана» возвели «Тигр» на пьедестал почета за его стойкость и огневую мощь (что неоспоримо), не было ничего плохого в том, чтобы сражаться на «Панцер IV». «Преимущество этой боевой машины заключалось в том, что, не обладая особой исключительностью, она надежно служила на протяжении всей войны, прекрасно проявляя себя благодаря своей мобильности, резвости и огневой мощи», - говорит газете «АБС» старший сержант 12-ой бригады «Гуадаррама» сухопутных войск.

     

    Младший лейтенант Анхель Родас согласен с ним: «Было изготовлено около девяти тысяч единиц «Панцер IV». Учитывая масштабы производства, понятно, что он внушал доверие. Это была очень сбалансированная боевая машина». Оба они знают, о чем говорят, потому что, проходя службу в 61-ом танковом полку «Алькасар Толедо», они смогли тщательно изучить один из танков «Панцер IV», который в 1943 году купила испанская армия у Германии и о котором сейчас 12-ая бригада усердно заботится. Эту жемчужину можно увидеть в последнюю субботу каждого месяца на военной базе «Эль Голосо» в Мадриде.

     

    Панорама в 360 градусов

     

    Как утверждают Брайан Перрет и Джим Лорье в своей работе «Средний танк Панцер IV», этот танк появился на свет еще в январе 1934 года, когда «армия представила описание новой боевой машины с ограничением общего веса в 24 тонны». Авторы работы утверждают, что после одобрения чертежей известная компания «Крупп» в 1936 году изготовила первую версию танка, «Аусфюрунг А» (Ausführung А). Однако, по словам танкистов того времени, в частности немецкого командира танка Вильгельма фон Тома, скорее всего это произошло на год позже.

     

    Достоверно известно, что чертеж танка «Панцер  IV» был разработан в полной секретности, чтобы избежать ограничений Версальского договора (военные репарации, навязанные немцам после Первой мировой войны, которые в частности запрещали им использование боевых танков). Несмотря на это, получился танк с двумя 7,92-миллиметровыми пулеметами и 75-миллиметровой (короткой) пушкой. К тому же с достойной по тем временам броней: от 30 мм в передней части корпуса, до 8 в самых слабых местах. Все это сопровождалось классической (и любопытной) формой корпуса.

     

    Как вспоминает старший сержант, проверяя танк «Панцер  IV» из Танкового музея, когда началась Вторая мировая война, эта машина не была самой распространенной в немецких подразделениях. Эта честь принадлежала ее младшему брату, танку «Панцер I», крошечному устройству весом всего в 5,5 тонн, оборудованному всего двумя пулеметами. Когда впервые сравниваешь их в 12-ой бригаде «Гуадаррама» (где представлен один из немногих «Панцеркампфваген I», которые сохранились до настоящего момента), различия между ними очевидны.

     

    Тем не менее, в крошечном «Панцер I» не было потенциала для значительных усовершенствований. «Одно из величайших преимуществ "Panzer IV"заключается в том, что он был разработан с тем, чтобы его можно было постоянно совершенствовать. Напротив, "Панцер I"имел конструкцию, почти не позволявшую вносить изменения», — отмечает старший сержант. «Панцер I» так хорошо показал себя против большинства танков того времени (от французских "Рено"до советских T-26), что немецкие инженеры вскоре начали разрабатывать «Панцеркампфваген IV».

     

    Преимущества

     

    «Это была единственная боевая машина, которая не снималась с производства от начала и до конца Второй мировой войны», - объясняет Эспадас. В свою очередь, он добавляет, что с тех пор танк только выигрывал от сражений с разными врагами Германии. И всякий раз, когда экипаж находил какой-либо недостаток, о нем немедленно сообщали, его изучали и исправляли. «"Панцер IV"постоянно улучшался благодаря десятилетнему боевому опыту. "Тигр", напротив, не эволюционировал, его конструкция практически не менялась с 1942 года», - говорит старший сержант.

     

    Таким образом «Панцер IV» постепенно превратился в один из лучших боевых танков своего времени. Не потому, что был сверхтяжелым или способным внушать страх врагам одним своим видом (другие производили именно такой эффект), а потому, что был универсальным, безотказным и надежным на поле боя. «Его конструкция имела много преимуществ, в частности у него было три отсека на случай отказа системы жизнеобеспечения (что делало его более автономным и долговечным) и дополнительный двигатель (который вращал башню), чтобы в случае, если другие машины не могли прийти на помощь, у него был шанс для автономной работы и возможности уехать», - рассказывает Родас.

     

     

    В свою очередь, как говорят Родас и Эспадас, башня «Панцер IV» имела особую конструкцию, которая давала преимущество перед советскими танками 1940 года. «Члены экипажа при повороте башни вращались вместе с ней. В T-34/76, например, такое было невозможно», - говорит сержант. По его словам, эта небольшая деталь в долгие часы битвы облегчала работу экипажа.

     

    Мало того, его башня была революционной и по другой причине. «Ее конструкция предполагала возможность размещения трех членов экипажа. Это было жизненно важно, потому что в конце тридцатых годов экипаж танка был в основном из двух человек. Немцы совершили настоящую революцию, когда в башнях "Панцер III"и "Панцер IV"разместились командир, пулеметчик и заряжающий. Таким образом, функция последнего, выполнявшаяся обычно командиром (что перегружало его), перешла другому», - добавляет сержант. 

     

    Советский враг

     

    Несмотря на все это, путь «Панцер IV» был нелегким. Этот танк прошел крещение огнем после начала операции «Барбаросса» (немецкое вторжение в СССР) в июне 1941 года. И это притом, что в ледяной русской степи ему пришлось меряться силами с более современным и априори гораздо более смертоносным врагом - Т-34/76. «У русского танка были революционные решения, например дизельный двигатель, в то время как остальные были оснащены бензиновыми. Кроме того, его броня была скошенной, что, не увеличивая толщину, давало преимущество при обороне и способность к отскоку снарядов», - добавляет старший сержант.

     

    К тому же у него была 76-миллиметровая пушка, способная пробить броню танка «Панцер IV». Казалось, для немцев игра была уже проиграна с самого начала. Однако, по словам Эспадаса, опыт немецких экипажей, а также их согласованность на поле боя помогли им до появления обновленной модели. «У русских было гораздо больше танков, которые вначале были лучше, но выглядело это как большое стадо. Они атаковали неорганизованно. Немцы, уступая числом, смогли противостоять им благодаря организованности и опыту», - рассказывает Родас.

     

    После знакомства с советскими танками немцы начали разработку новой боевой машины, легендарной «Пантеры», на основе T-34. Первоначально идея заключалась в том, чтобы 45-тонный танк окончательно заменил «Панцер IV» в немецких войсках. Однако он так и не смог сместить этого старичка.

     

    «"Панцер IV"по-прежнему обладал лучшей боеспособностью. Модель была хорошей, и ее можно было сохранять, иногда внося изменения. Кроме того, резкое прекращение производства одной модели и начало производства другой привело бы к остановке промышленности, тогда как, особенно с июня 1941 года, Восточный фронт требовал многих усилий», - добавляет Эспадас.

     

    Все больше нововведений

     

    Основное нововведение состояло в постепенном увеличении толщины брони путем добавления стальных 80-миллиметровых пластин. В свою очередь, была добавлена более длинная пушка, которая, по словам Родоса, «имела более высокую дульную скорость». Модели танка, названные буквами по алфавиту от «А» до «J», продолжали работать во время всей Второй мировой войны. «"Панцер IV"даже выиграл от столкновения с русскими. Поэтому в башне и в корпусе моделей "H"и "G"был противокумулятивный экран (Schürzen). Этот элемент защиты не слишком добавлял танку веса и лучше защищал его от снарядов», - говорит Эспадас.

     

    Больше всего было произведено модели «H», которую можно увидеть в коллекции Танкового музея в Мадриде. «Из восьми тысяч штук "Панцер IV", 3700 были моделью "Н"», - говорит старший сержант. Среди нововведений можно отметить «дополнительные бронированные листы на передней части корпуса и башне», возможность добавления противокумулятивного экрана «Schürzen», хорошая 75-миллиметровая пушка и знаменитый «циммерит». «С 1943 года по сентябрь 1944 года на немецкие танки наносилось покрытием, которое мешало ставить на машины магнитные мины», - говорит Эспадас.

     

    В 1944 году, когда союзники решили открыть второй фронт, «Панцер IV» по-прежнему оставался основой немецких танковых дивизий в Нормандии. К тому времени он уже был заслуженным ветераном, но все еще мог отпугнуть средние и тяжелые танки американских и британских сил. И конечно, он мог уложить на обе лопатки легендарный американский «Шерман», - говорит Эспадас.

     

     

     


    0 0

    В противоположность такому подходу производители российского Т-90С реализовали принцип «сдержанности» в сочетании с повышенной эффективностью, что обеспечивает растущую популярность этой машины в мире, пишет американский эксперт.


    Этот танк стал главным танком российской армии, благодаря эффективному сочетанию цены с огневой мощностью, управляемостью и долговечностью.


    Как пишет автор, российские конструкторы создавали модель «без излишеств», соединив в ней лучшие наработки танков Т-72 и Т-80, избежав искушения воспроизвести американский Abrams или потратить еще большие деньги на разработку принципиально новой машины.
    И что примечательно, стоимость серийного танка составила лишь половину стоимости «Абрамса». Т-90 ознаменовал собой выигрышную стратегию России в деле привлечения зарубежных заказчиков, которые отдают предпочтение экономически эффективному и функциональному танку, что не удивительно, если учесть, что российский танк ровно вдвое дешевле «американца».


    Так, согласно сообщениям СМИ в конце прошлого года 30 Т-90С/СК было доставлено во Вьетнам по контракту 2016 года, заключенному на поставку 64 машин.


    Напомним, что первая партия была передана Вьетнаму еще в 2017 году. Так что, по всей вероятности, нынешняя поставка – заключительная, хотя сообщений о полном выполнении контракта пока еще не поступало.


    Напомним, что Т-90 приобретены Индией, Алжиром, Вьетнамом, Азербайджаном, Туркменистаном и другими странами. Опыт использования этих машин в Сирии побудил Ирак приобрести более 30 танков для замены M1 Abrams, указывает Эпископос.


    Сегодня российские производители предлагают покупателям еще более мощный танк Т-90МС. Причем предполагается, что эта машина будет не заменять Т-90С, а дополнять его. По мнению автора с помощью этого предложения российская «оборонка» старается перекрыть различные ниши рынка тяжелой бронетехники, востребованной в ходе боевых действий в странах второго и третьего мира.


    Борис Дмитриев


    0 0

    Конечно, это предложения частного лица, хотя и находящегося на содержании правительства ее величества. Возникает вопрос: если бы эти меры были приняты, какие они могли иметь последствия?

    «Обуховым» по голове

    Ввиду полного отсутствия в ВМФ РФ средств борьбы с современными донными минами при таком развороте событий использование Севастополя как порта и базы флота могло быть парализовано на длительное время. На единственном имевшемся в составе ВМФ РФ тральщике – искателе мин «Вице-адмирал Захарьин» противоминный комплекс с подводным аппаратом «Маевка» в то время, когда создавался цитируемый документ, был не в строю. Более того, несмотря на резкое обострение обстановки, «Маевка» на «Захарьине» была введена в строй только через два года после крымских событий.

    На протяжении всего похода нашей авианосной группы в охранении «Кузнецова» не было ни одного корабля с современным противолодочным вооружением

    Применение противником минного оружия в Сирии имело бы еще более тяжкие последствия. Подрыв наших БДК на входе в Тартус или Латакию мог, помимо катастрофических политических последствий, просто перекрыть эффективное снабжение нашей группировки по морю, а значит, сорвать всю операцию.

    Кроме того, дойди обострение обстановки с Турцией в 2015 году до военного столкновения, мины противника стали бы для нас одной из самых больших проблем. В части морского подводного оружия это далеко не страна третьего мира, а один из ведущих игроков в области как эксплуатации передовых образцов, значительно превосходящих таковые у нас, так и самостоятельной разработки новых.

    Также у нас оказался забыт опыт «террористической угрозы» подводного оружия – то, что мы уже проходили в Никарагуа в 1983 году, или «минный кризис» в Красном море в середине 80-х.

    По информации сайта госзакупок, единственный до сих пор тральщик-искатель Черноморского флота небоеспособен (из-за гидроакустики), решение вопроса намечается в этом году. 15 декабря на боевую службу в Средиземное море (со страховкой в виде буксира) прошел морской тральщик «Иван Голубец», построенный в 1973-м и с тех времен не знавший ни одной модернизации. Собственно, это исчерпывающая характеристика ситуации с новейшим противоминным кораблем «Александр Обухов». Когда на боевую работу вместо него, принятого ВМФ два года назад, отправляют антиквариат, возникают очень серьезные вопросы.

    И нет «Кузнецова»?

    Ситуация с торпедным оружием тоже не внушает оптимизма. На протяжении всего похода нашей авианосной группы в 2016 году в охранении «Кузнецова» не было ни одного корабля с современным противолодочным вооружением и маневрирование в районе боевых действий наших кораблей происходило фактически под прицелом действовавших там же иностранных субмарин.

    Более того, даже в условиях резкого обострения отношений с Турцией в конце 2015 года ВМФ не сделал ничего для реального противолодочного обеспечения своих сил у берегов Сирии – и это с учетом прямых заявлений Анкары, что наши корабли, включая крейсер «Москва», находятся на прицеле турецких подлодок.

    Забытые подводные грабли
    Фото: nevskii-bastion.ru

    Проблемы с подводным оружием имеют не технические, а сугубо организационные причины, в первую очередь связанные с действиями и бездействием конкретных должностных лиц. Мы вполне могли экстренно развернуть рубежную систему МГК-608М и провести учения с применением новых торпед, например комплекса «Пакет», используемого с вертолетов. Технически задача была решаема за пару дней. В качестве целей для практического применения оружия целесообразно было бы использовать наши подводные лодки проекта 6363, испытав заодно противоторпедную систему «Вист-2». При этом командование ВМС Турции убедилось бы в реальной возможности обнаружения своих подводных лодок и их уничтожения новыми торпедами ВМФ РФ в случае развязывания боевых действий.

    Подледный фитнес

    Создается ощущение, что ВМФ просто игнорирует реальные угрозы «из-под воды». Как заявил представитель промышленности, позиция военных: «У нас очень мощные тральные силы, которые позволят обеспечить защиту кораблей не только от существующих, но и от перспективных мин». Говорящие так люди живут в параллельной реальности. А вот фраза ответственного за тематику подводного оружия должностного лица: «Когда корабли на минах подрываться начнут, тогда мы меры предпринимать и будем!».

    У нас вообще никогда не проводилось торпедных стрельб в Арктике, подо льдом с включенными системами самонаведения. При этом наши «партнеры» проводят там ежегодные противолодочные учения с групповым применением субмарин и отстрелом до двух десятков торпед на одну подлодку. И пока мы в Арктике фактически занимаемся «патрулированием с элементами фитнеса», противник отрабатывает там жесткую боевую подготовку, находясь в готовности к немедленному уничтожению наших подлодок с получением приказа.

    Фраза высокопоставленного офицера ВМФ, много сделавшего для повышения реальной боеспособности флота, показывает, с какой горечью настоящие моряки воспринимают сложившуюся ситуацию: «Пока «Москва» не станет «Чхонаном», ничего у нас не изменится». Напомню, что «Чхонан» – корвет ВМС Южной Кореи, торпедированный сверхмалой подводной лодкой КНДР в 2010 году. А «Москва» – это крейсер. Наш.


    0 0

    Изыскания в этом направлении начались еще в 1949 году, когда были достигнуты результаты в создании атомных реакторов. 9 сентября 1952-го Сталин подписал постановление Совета министров СССР «О проектировании и строительстве объекта 627» («Метаморфозы потаенного судна»).

    Первая советская чисто «земная» атомная энергоустановка мощностью пять мегаватт была введена в строй в Обнинске в 1954 году. За ней последовал первый корабельный реактор, предназначенный для атомного ледокола «Ленин», фактически ставшего опытным судном, служившим для отработки силовой установки. Пуск лодочного реактора, смонтированного в Обнинске, состоялся 8 марта 1956 года.

    Наша К-3 значительно превосходила АПЛ «Наутилус», первенца атомного подводного флота США

    Работы групп проектантов велись в обстановке повышенной секретности, с привлечением крайне узкого круга лиц. Опытная атомная подводная лодка 627-го проекта предназначалась в первую очередь для всесторонних испытаний в морских условиях первого образца ядерной энергетической установки с водо-водяным реактором. Но она рассматривалась и как головной образец новой стратегической системы вооружения для борьбы с основным «потенциальным противником» – Соединенными Штатами.

    Полномасштабная разработка опытной АПЛ, получившей шифр «Кит», была весной 1953 года передана ленинградскому СКБ-143, главный конструктор – Владимир Перегудов. Уже в мае 1954-го завершен технический проект, в июле к участию в программе привлечены военные морские специалисты.

    О масштабах работ по созданию первой отечественной АПЛ говорит тот факт, что в кооперацию вошло 135 организаций и предприятий, расположенных по всей территории СССР, в том числе 20 КБ и 80 заводов – поставщиков оборудования. В обстановке величайшей секретности в июне 1954-го лодка была заложена на заводе № 402 в Молотовске (ныне Северодвинск). 9 августа 1957 года АПЛ была спущена на воду, 14 сентября произведена загрузка реакторов («Вторая жизнь «Ленинского комсомола»).

    Третьего июля 1958 года лодка, получившая тактический номер К-3, вышла на ходовые в Белое море, а 4 июля в 10 часов 3 минуты впервые в истории отечественного флота для движения корабля была использована атомная энергия. 1 декабря 1958 года испытания завершились.

    В январе 1959-го К-3 передали ВМФ для опытной эксплуатации, которая продолжалась до 1962 года, после чего АПЛ стала полноценным боевым кораблем Северного флота. В его рядах лодка прослужила 32 года, имея большие заслуги и страшные аварии. В июле 1962-го после похода к Северному полюсу она получила персональное имя «Ленинский комсомол».

    Созданная позднее АПЛ «Наутилус» (SSN-571) К-3 значительно превосходила первенца атомного подводного флота США. И это был наш собственный «Кит». Он послужил базой для создания последующих проектов атомных подводных лодок, в том числе и ракетоносцев.

    АПЛ К-3 всей своей боевой жизнью заслужила стать музеем отечественного атомного подводного флота. Но… На развороте книги «Субмарины. История подводной войны» эффектно смотрится АПЛ К-3. Автор Джеймс Дельгадо пишет: «В 1991 году она была выведена из состава флота, в настоящее время это музейный корабль». Уважаемый историк глубоко ошибается. Его строкам уже пять лет, а судьба К-3 остается под вопросом. До сих пор не определено место постоянной стоянки да и неизвестно, где сегодня сама подводная лодка.

    Вадим Кулинченко,
    капитан 1-го ранга в отставке, ветеран-подводник

    0 0

    Главный конструктор столичного завода № 37 (НИИДАР) Николай Астров и сотрудники его ОКБ за две недели июля 1941 года создали в металле первый отечественный орудийный малый танк Т-60 (в 1942-м за разработку конструкций новых типов боевой техники Астров удостоится Сталинской премии первой степени). Эта боевая машина непосредственной поддержки пехоты была очень технологичной для серийного производства.

    Вместе со старшим военным представителем на заводе № 37 Василием Окуневым Астров в один из августовских дней 1941-го подготовил письмо Сталину с предложениями по танку Т-60, представив все его возможности. Поздним вечером оно было доставлено в ЦК ВКП(б). Через неделю машину испытали на одном из полигонов Подмосковья, там же было подписано постановление ГКО о приеме танка на вооружение РККА и определены предприятия, на которых нужно срочно начать производство Т-60. Головным избрали Горьковский автозавод. Астров сам сел за рычаги и примерно за 14 ходовых часов прибыл в Горький, где сразу же включился в освоение выпуска новой машины. Всего с 1941 до февраля 1943 года, когда производство решили прекратить, завод выдал 5839 машин, Красная армия приняла 5796 Т-60.

    Под защитой тонкой противопульной и противоосколочной брони воевали геройские экипажи

    «Шестидесятка» или, как ее назвали в РККА, «малютка» и ее конструктор незаслуженно обойдены вниманием в отечественной военной истории. Некоторые специалисты критикуют Т-60 за якобы низкие боевые качества.

    Однако несмотря на размеры, машина оказалась «зубастой» и эффективной. Она первой из легких и плавающих танков в Советском Союзе и мире была вооружена автоматической авиационной пушкой ШВАК или ТНШ калибра 20 миллиметров и пулеметом ДТ 7,62 миллиметра, защищена от пуль и осколков катанной гомогенной броней.

    28 сентября 1941 года первые восемь Т-60 приняли бой под Москвой. 7 ноября 48 «шестидесяток» из состава 33-й танковой бригады участвовали в параде на Красной площади. Т-60 хорошо себя зарекомендовал в битве за столицу как машина поддержки пехоты, разведчик. Военный совет Западного фронта объявил благодарность работникам завода № 37.

    В 1942 году эти танки переправляли по рекам, Ладожскому озеру замаскированными от налетов фашистской авиации на баржах с углем. Загружали «шестидесятки» с пирса выше Волховской электростанции. В блокадном Ленинграде командование фронтом создало 61-ю танковую бригаду под командованием полковника Владислава Хрустицкого, отличившуюся в операции «Искра».

    В районе Новосаратовской колонии под Шлиссельбургом, где противник не просматривал нашу оборону, в начале января 1943-го под руководством маршала Климента Ворошилова прошли учения по преодолению по льду широкой Невы. Под лед провалился средний Т-34. Для тяжелого КВ-1 учения отменили. А два Т-60 быстро и без труда вышли на высокий обледенелый противоположный берег реки. Командующий Ленинградским фонтом генерал-полковник Леонид Говоров приказал 61-й бригаде преодолеть Неву, специально облитый водой, покрытый льдом высокий берег и прорвать долговременную оборону вражеских войск.

    В ночь на 12 января 1943 года наши войска сосредоточились на рубеже от Шлиссельбурга до Невской Дубровки. Первыми в атаку на ряде участков прорыва по льду пошли 140 легких Т-60. Немцы не ожидали, что главный удар нанесут напротив 1, 2-го Городков, Марьино, под Шлиссельбургом, где оборона фашистов проходила по крутым, облитым водой и замерзшим берегам Невы. Перед батальонами Т-60 немцы поставили заградительный артиллерийско-минометный огонь. Однако «малютки» прорвались через реку и вышли на крутой берег, стреляя по фашистским позициям из пушек и пулеметов.

    Танкисты 61-й бригады понесли большие потери, но достигли главного: отвлекли силы противника от основной группировки войск, под шквальным огнем вышедшей на берег Невы и 12 января захватившей два изолированных друг от друга небольших плацдарма. Это позволило инженерным войскам 67-й армии приступить к усилению льда и созданию переправ для средних и тяжелых танков. В это время 45-я гвардейская стрелковая дивизия с остатками 118-го отдельного танкового батальона Т-60 расширяла плацдарм напротив Невской Дубровки. На поддержку 941-го стрелкового полка 268-й стрелковой дивизии направили 86-й батальон Т-60. К пяти часам пополудни 12 января части этой дивизии вместе с танкистами 61-й бригады овладели пунктами Дачи, Гараж и продолжали наступление. Добилась успеха и 136-я стрелковая дивизия, которой был придан 548-й танковый батальон Т-60.

    13 января бои приняли наиболее ожесточенный характер – только 136-й стрелковой дивизии при поддержке танкистов 61-й бригады удалось за два дня продвинуться на восток от невского берега на семь километров.

    18 января части 86-й стрелковой дивизии вместе с 61-й тбр освободили Шлиссельбург. За проявленный героизм и успешные боевые действия бригада позднее была преобразована в 30-ю гвардейскую. Так что Т-60 были эффективными и грозными легкими боевыми машинами для пехоты и техники вермахта.

    Малоизвестно, но именно астровские «малютки» составляли значительную часть боевых машин 1-го танкового корпуса командира генерал-майора Михаила Катукова в боях летом 1942 года на Брянском фронте. Тогда гитлеровские войска прорвали нашу оборону и пытались углубиться в советские тылы. В резерве у генерала Катукова имелись всего два Т-60, вооруженных пулеметами и 20-мм авиапушками. В роковой час генерал приказал экипажам «малюток» сквозь высокую рожь скрытно выйти навстречу врагу и атаковать. Танкисты буквально выкосили наступавшую немецкую пехоту.

    Под тонкой противопульной и противоосколочной броней воевали геройские экипажи. Справедливости ради стоит отметить, что гибли легкие танки массово. Статистику потерь таких машин обнаружить не удалось. Известно только, что в боевых донесениях летом 1942 года с Юго-Западного, Юго-Восточного, Сталинградского, Донского фронтов действия легких танков уже не упоминаются. Однако машины завода № 37 выполнили боевую задачу в самые тяжелые для нашей страны, Красной армии первые годы Великой Отечественной.

    Главный конструктор Московского завода № 37 Николай Астров, создавая в 1941 году легкий танк, возможно, уже тогда предполагал дальнейшее развитие подобного образца вооружения. На фото военной поры из заводского архива у Т-60 явно просматриваются контуры будущей боевой машины десанта (БМД), которую впоследствии Астров создал на оборонном предприятии в Мытищах.

    А в 1941-м на базе Т-60 выпускали реактивную установку БМ-8-24, в 1942-м появились опытные образцы с 37-мм пушкой ЗИС-19, 37-мм зенитной установкой, 76,2-мм САУ. Была зенитная модификация Т-60-3 с двумя спаренными пулеметами ДШК. Но в серию машины не пошли.

    Единственный сохранившийся экземпляр легкого Т-60, произведенного в 1941 году на танковом заводе № 37, находится в Бронетанковом музее в подмосковной Кубинке.

    Александр Троян,
    полковник в отставке

    0 0

    Самые известные КРМБ, состоящие на вооружении ВМС США и ВМФ России, – семейство американских «Томагавков» (R/UGM-109 Tomahawk) и российская ракета 3М-14 (SS-N-30 по классификации НАТО) из состава комплекса ВТО «Калибр». Новейшая модификация «Томагавка» под обозначением «блок 4» (Tomahawk Block IV), по данным компании – производителя этих КРМБ – фирмы «Рейтеон» (Raytheon), имеет следующие характеристики: длина – 5,56 метра, длина со стартовым ускорителем – 6,2 метра, диаметр – 0,518 метра, масса – 1315,4 килограмма, масса с ускорителем – 1587,6 килограмма, размах крыла – 2,7 метра, дальность действия – 1600 километров. Ракета оснащается турбореактивным двухконтурным двигателем (ТРДД) F415-WR-400/402 разработки фирмы «Уильямс Интернешнл» (Williams International). Согласно данным ВМС США дальность полета ракеты в варианте «блок 4» – 1600 километров, масса боевой части – 454 килограмма.

    Эта версия «Томагавка» может запускаться с борта надводных кораблей с применением универсальной вертикальной пусковой установки (УВПУ) Mark 41 или Mark 57 на новейших эсминцах с управляемым ракетным оружием (УРО) типа «Замволт» (Zumwalt), а также с подводных лодок. Длина УВПУ Mark 41 на восемь ячеек – 2,076 метра, ширина – 3,169 метра, высота – 7,696 метра. Высота применяемых транспортно-пусковых контейнеров (ТПК) может меняться от 5,309 до 7,696 метра в зависимости от типа загруженного боеприпаса.

    Средства лучше направить на продолжение серийного производства 3М-14 с проведением их модернизации на основе сирийского опыта

    Данные о КРМБ 3М-14 из открытых источников: длина ракеты экспортного варианта 3М-14Э со стартовым ускорителем – 6,2 метра, диаметр – 0,533 метра, масса – 1400 килограммов, масса с ускорителем (стартовая масса) – 1770 килограммов, размах крыла – 3,08 метра.

    Массогабаритные характеристики ракеты 3М-14, состоящей на вооружении ВМФ России, разнятся. Согласно большей части источников длина – 7,2 метра, длина со стартовым ускорителем – 8,1 метра, диаметр – 0,514 метра, размах крыла – около 3,3 метра, масса – 1320 килограммов, масса со стартовым ускорителем – 1700 килограммов, масса боевой части – от 450 до 500 килограммов. КРМБ 3М-14 оснащается ТРДД-50АТ (36МТ) внутрифюзеляжного расположения. Двигатель имеет массу 71 килограмм, удельный расход топлива – 0,71 кг/кгс в час и максимальную тягу 450 кгс. Эти двигатели наряду с высокой надежностью запуска после старта крылатой ракеты с носителя отличают высокие удельная лобовая тяга и топливная экономичность. Дальность действия ракеты 3М-14 как с обычной, так и со специальной (ядерной) БЧ достоверно неизвестна. Некоторые источники говорят о 1600 километрах для варианта с обычной БЧ и 2600 – со специальной. В ходе операции Вооруженных Сил РФ в Сирии ракеты 3М-14 не применялись на дальностях свыше 1300 километров.

    Пуск крылатых ракет из состава комплекса «Калибр» осуществляется с борта надводных кораблей с применением УВПУ 3С-14. Модуль данной установки на восемь ячеек обладает следующими массогабаритными характеристиками: длина – 3,76 метра, ширина – 1,97 метра, высота – 9,58 метра. Пуск КРМБ может осуществляться из торпедных аппаратов калибра 533 миллиметра дизель-электрических и атомных подводных лодок ВМФ России, а также из УВПУ СМ-346 с транспортно-пусковыми стаканами (ТПС) 3С-44, которыми оборудованы атомные подводные лодки с крылатыми ракетами (ПЛАРК) проектов 885 и 885М (шифры «Ясень» и «Ясень-М»).

    По массогабаритным характеристикам российские КРМБ и предназначаемые для их запуска УВПУ превосходят американские аналоги. Если в отношении УВПУ это объясняется необходимостью размещения противокорабельных ракет (ПКР) 3М-55 «Оникс» (SS-N-26 Strobile), обладающих большими размерами (длина – более 8 м, диаметр – около 0,72 м), то увеличенная по сравнению с «Томагавком» длина КРМБ 3М-14 может объясняться несколькими причинами.

    Первая из них – увеличенный объем БЧ по сравнению с американским аналогом. Однако данные из открытых источников говорят о схожести этих показателей у обеих КРМБ (454 кг у «Томагавка», 450–500 кг у 3М-14). Вторая возможная причина – большая дальность полета российской ракеты. Некоторые источники в Сети, несмотря на официальные заявления, продолжают говорить о цифрах от 2000 до 2600 километров в варианте с обычной БЧ. По данным открытых источников, длина ракеты 3М-14 как минимум на два метра больше, чем у экспортной 3М-14Э, дальность которой ограничена 300 километрами. Третья – меньшая топливная эффективность российского ТРДД по сравнению с американским аналогом, в результате чего пришлось увеличивать габариты ракеты для размещения большего запаса топлива. Подтвердить или опровергнуть каждую из этих трех версий невозможно вследствие отсутствия официальной информации.

    Подытоживая рассмотрение характеристик ракет «Томагавк» и 3М-14, необходимо напомнить, что сейчас на вооружении ВМФ России состоят следующие носители КРМБ: фрегат УРО проекта 22350 «Адмирал Горшков», три фрегата УРО проекта 11356 («Адмирал Григорович», «Адмирал Эссен», «Адмирал Макаров»), фрегат проекта 11661 «Дагестан», семь корветов проекта 21631 («Град Свияжск», «Углич», «Великий Устюг», «Зеленый Дол», «Серпухов», «Вышний Волочек», «Орехово-Зуево»), корвет проекта 22800 «Мытищи», а также атомная подводная лодка проекта 885 «Северодвинск», шесть ДЭПЛ 636.3 («Новороссийск», «Ростов-на-Дону», «Старый Оскол», «Краснодар», «Великий Новгород», «Колпино») и головная лодка проекта 677 «Санкт-Петербург», находящаяся в опытной эксплуатации. Всего эти корабли в залпе могут применить порядка 190 крылатых ракет 3М-14 (точный подсчет затруднен в связи с отсутствием официальной информации о количестве КР на борту лодки проекта 885). Нельзя не отметить, что несмотря на продолжающееся насыщение российского флота кораблями с комплексом ВТО «Калибр», его возможности по применению КРМБ по сравнению с ВМС США достаточно скромны.

    Настала очередь главного вопроса: реальны ли заявленные характеристики крылатой ракеты «Калибр-М», указанные источником ТАСС, и если да, то чем это может обернуться для ВМФ России в перспективе?

    Если рассмотреть заявленную дальность предполагаемой ракеты – 4500 километров, то она в три раза превышает дальность как 3М-14, так и тактического «Томагавка» (TLAM). Согласно открытым источникам таким показателем обладает российская крылатая ракета воздушного базирования (КРВБ) Х-101 (или ее вариант со специальной БЧ Х-102). Длина этой ракеты, по оценкам различных интернет-ресурсов, составляет от 7,45 до 7,6 метра, максимальная ширина корпуса – 0,75 метра, размах крыла – 4,4 метра. Отсутствие необходимости в стартовом ускорителе за счет воздушного пуска ракеты позволило конструкторам увеличить ее габариты и тем самым довести дальность действия до 4500 километров. В то же время доподлинно неизвестно, относится эта цифра к ракете Х-102 со специальной БЧ или к Х-101 с более тяжелой обычной БЧ.

    Таким образом, чтобы обеспечить КРМБ «Калибр-М» дальность более 4500 километров, необходимо создать ракету в габаритах Х-101 (приблизительно 7,5 м в длину без стартового ускорителя и диаметром корпуса около 0,75 м). Даже если бы такая ракета и была спроектирована, ее максимальный диаметр для размещения в УВПУ 3С-14 и СМ-346 должен составлять около 0,72 метра (аналогично ПКР 3М-55). Если принять во внимание габариты Х-101, то уменьшение ширины корпуса и необходимость установки мощного стартового ускорителя приведет к увеличению длины этой ракеты (оценочно) до 8,8–9 метров. Этот вариант еще видится возможным, если исходить из высоты УВПУ 3С-14 9,58 метра.

    Однако здесь необходимо отметить еще одну деталь, упомянутую источником, а именно массу БЧ около тонны. Очевидно, что двукратный рост массы боевой части приведет к серьезному увеличению габаритов КРМБ «Калибр-М» и не позволит запускать ее из УВПУ 3С-14 и СМ-346. Еще больше непонятна причина, по которой потребовалось столь радикально увеличивать массу БЧ. Локальные войны последних 30 лет, в том числе операция ВС РФ в Сирии, наглядно показали, что для уничтожения любых целей достаточно БЧ массой 450–500 килограммов, устанавливаемых на «Томагавках» и 3М-14. Единственным логичным объяснением могли бы быть неудовлетворительные показатели точности (или кругового вероятного отклонения) 3М-14 в ходе операции в Сирии. Однако демонстрировавшиеся Министерством обороны видеозаписи доказывают, что для уверенного поражения целей достаточно и стоящих на вооружении ракет с массой БЧ порядка 450 килограммов и КВО 5–10 метров.

    Создание КРМБ с дальностью более 4500 километров и массой БЧ около тонны приведет к появлению очередного сверхдорогого «боеприпаса-монстра». Подобная гигантомания была характерной чертой советского ОПК, разработавшего такие ракеты, как П-700 «Гранит», П-500 «Базальт», П-1000 «Вулкан», П-750 «Метеорит» и прочие. В последнее время казалось, что российский ОПК, и руководство ВМФ отказались от пагубной политики и перешли к насыщению надводных кораблей и подводных лодок УВПУ с большим количеством ракет меньших габаритов, обладающих при этом высокими тактико-техническими характеристиками. Российская промышленность смогла выйти на требуемый ежегодный уровень производства ракет из состава комплекса «Калибр».

    Появление «Калибра-М» с заявленными характеристиками приведет не только к огромным расходам на этапах НИР, НИОКР и ОКР, но и к необходимости разработки новых типов УВПУ, модернизации производства. УВПУ увеличенных размеров и массы нельзя будет применять на корветах, а на фрегатах и кораблях большего водоизмещения, которых пока нет в составе ВМФ, число их модулей будет сокращено. Даже при условии создания подобного боеприпаса и успешного проведения его испытаний серийное производство будет развернуто уже по окончании действующей Государственной программы вооружения (ГПВ) на 2018–2027 годы. И если в нынешней ГПВ прослеживается тенденция на сокращение расходов на оборону, какими же они будут после 2027 года? Логично ли разворачивать работы над подобным боеприпасом в таких условиях? Может, лучше направить средства на продолжение серийного производства 3М-14 с проведением их модернизации на основе сирийского опыта?

    Даже США с их военным бюджетом, который, по официальным данным, превосходит российский более чем в 15 раз, не создают подобные КРМБ, а проводят модернизацию «Томагавков». В частности, в 2019 году стартует программа модернизации ракет, выпущенных в 2004-м. Эти крылатые ракеты будут доведены до уровня «морской ударный «Томагавк» (Maritime Strike Tomahawk, MST), получат обновленные системы наведения и связи.

    Создание ракеты «Калибр-М» перечеркнет все усилия по совершенствованию ударного потенциала ВМФ России, поскольку ни один из вышеперечисленных типов кораблей и тем более подводных лодок не сможет применять КРМБ таких размеров. Тем более непонятен смысл разработки подобного боеприпаса в условиях, когда уже во исполнение ГПВ на 2018–2027 годы на флот могут пойти первые образцы гиперзвуковой ПКР 3М-22 («Циркон»). Этот, несомненно, дорогостоящий боеприпас видится куда более необходимым, чем крылатая ракета огромных размеров, эффективность которой еще предстоит оценить.

    Новые КРМБ «Калибр-М», характеристики которых пока выглядят абсолютно нереальными, ведут ВМФ страны на старые грабли гигантомании. В прошлый раз это закончилось строительством четырех тяжелых атомных ракетных крейсеров проекта 1144, из которых сегодня в составе флота может выполнять задачи по предназначению всего один. В США же завершаются испытания 67-го эсминца УРО типа «Эрли Берк» (Arleigh Burke).

    Ударный потенциал российского флота выглядит достаточно скромно по сравнению с ВМС США. Кроме того, уже сегодня мы становимся свидетелями качественного и количественного роста китайских ВМС. В этих условиях России необходимо выйти на серийное строительство освоенных типов кораблей и подводных лодок, таких, как фрегаты УРО проекта 22350, корветы УРО проекта 20385/20386 и ПЛАРК проекта 885М, с привычными УВПУ и крылатыми ракетами 3М-14, испытанными в боевых условиях в Сирии.

    Василий Костин
    Информационно-аналитический отдел ТАСС – для «ВПК»

    0 0

    Завоевание господства на море далеко не единственная задача флотов. За ними – огневая поддержка приморского фланга армии, высадка морских десантов, нанесение ударов по военно-морским базам и иным важным объектам в прибрежной полосе. В США полагали решать эти задачи главным силами палубной авиации. В СССР делали ставку на морскую авиацию берегового базирования, действия которой, по сути, ничем не отличались на этом направлении от фронтовой и дальней. Однако ограничения, связанные в располагаемым летным ресурсом, возможностью действий по погодным условиям, точностью применяемого оружия, временем реакции и организацией взаимодействия с наземными силами, заставили вернуться к крупным надводным артиллерийским кораблям. В СССР крейсера проекта 68-бис оставались в составе флотов почти до начала 90-х. А США несколько раз вводили линкоры в боевой состав из резерва для действий в локальных войнах и вооруженных конфликтах. Эти корабли отметились во Вьетнаме. Участвовали в войнах против Ирака в 1991 и 2003 годах, обеспечивая высадку оперативного морского десанта. 

     

    Американские линкоры, пройдя модернизацию, до конца 90-х оставались в боевом составе флота как ядро ОРГ – оперативных ракетных групп, наиболее мощных ракетоносных соединений ВМС США. Имея 32 ПКР «Томагавк» и 16 ПКР «Гарпун», линкоры на тот момент располагали наиболее мощным ракетным залпом ПКР большой дальности. А конструктивная защита делала их достаточно устойчивыми к поражению даже самыми мощными боевыми частями советских ПКР (весом 500–900 кг). Разгромить такую ОРГ было почти так же сложно как АУГ.

    В локальных войнах второй половины XX и начала XXI века флоты действовали только против береговых объектов. Это имело место и в Сирии линкор «Айова»/Iowa, крейсер проекта 68-бис

     

     

    Надо заметить, что в локальных войнах второй половины XX и начала XXI века флоты действовали только против береговых объектов. Это имело место и в Сирии.

     

    Вернемся к авианосцам. Авиация совершенствовалась и … дорожала. Сегодня даже один утраченный боевой самолет – огромный ущерб. Значительные потери боевой авиации не сможет в приемлемые сроки восстановить даже самая мощная в экономическим отношении страна, такая как США. Объемы годовых закупок, если речь идет об истребителях или бомбардировщиках, исчисляются ныне несколькими десятками единиц максимум. Не сравнить с серединой XX века, когда такие заказы выполнялись в течение недели, а иногда и суток. При этом объекты удара авиации прикрываются глубоко эшелонированной, многослойной системой ПВО, включающей ЗРК большой («Патриот», С-300, С-400 и перспективный С-500) и малой дальности («Панцирь-С», «Роланд», «Гепард»). Преодоление такой системы (при нормальной ее организации) потребует много сил, средств и неизбежно будет сопровождаться значительными потерями.

     

    Вполне понятно, что США и СССР, готовясь к войне между собой и высадке десантов в ее ходе, стремясь минимизировать расход ресурса авиации и потерь самолетов, до начала 90-х сохраняли в боевом составе флотов самые крупные артиллерийские корабли, построенные в военные и послевоенные годы: США – линкоры типа «Айова», СССР – крейсера проекта 68-бис.

     

    Как обстоят дела сейчас – в ближайшем номере «Военно-промышленного курьера».

     

    Константин СИВКОВ, заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук


    0 0

    Впрочем, нет ничего мистического в винтокрылом «мотоцикле», способном нести десант: двух бойцов спецназа и подвеску ракет «воздух-земля». Сама машина выполнена по схеме винтокрыла, имеет подключаемый привод несущего винта от двигателя и отличается от автожира тем, что может использовать не только режим авторотации, но и режим вертолетного полета.


    На больших скоростях роторная система винтокрыла действует сходным с автожиром образом (в режиме авторотации), обеспечивая только подъемную силу, но не тягу. Можно сказать, что винтокрыл сочетает в себе качества автожира и вертолета. 


    Максимальная взлетная масса «Жалящего скорпиона» – 560 кг, максимальная скорость – 185 км/ч. Скорость набора высоты – около 6 м/с. Минимальная длина разбега – 20 м («Скорпион» не имеет возможности осуществлять вертикальный взлет). Практический потолок – 3,8 км. Дальность полета – до 600 км. При этом в воздухе китайский «скорпион» может находиться не более 5 часов. Данная машина изготовлена для сил специальных операций НОАК и предназначена для обеспечения операций спецназа, в том числе, и в конфликтах низкой интенсивности. Китайские СМИ описали возможную схему такой операции, например, по уничтожению базы террористов. 


    Отряд «Жалящих скорпионов» на низкой высоте, скрытно, используя свою малошумность, приближается к объекту атаки, наносится удар ракетами, при этом десант ведет огонь с винтокрылов из стрелкового оружия и гранатометов. Затем бойцы высаживаются, подавляют оставшиеся очаги сопротивления и зачищают местность. После чего «Скорпионы» подбирают десант и возвращаются в исходную точку.
    Сообщается, что данная техника значительно расширяет возможности спецназа НОАК.


    Строго говоря, у этих винтокрылов перед вертолетами, особенно малошумными, единственное преимущество – это их цена. Ну, и то, что в случае уничтожения «Скорпиона», гибнут трое, а не пятнадцать, скажем, человек.  Но  открытый винтокрыл гораздо более уязвим для огня неприятеля, в том числе и из стрелкового оружия.


    Напомним, что около года назад Киев анонсировал принятие на вооружение ВСУ автожиров, которые должны будут стать «боевыми конями» спецназа.


    Борис Джерелиевский


    0 0

    Небрат «Смерча»

     

    Специалисты КБ «Луч» создали эту РСЗО в рекордно короткие сроки. Президент Петр Порошенко дал представителям оборонки соответствующее поручение на заседании Совета национальной безопасности 27 января 2016-го, а первые огневые испытания новинки состоялись уже в марте. По словам ответственных лиц - успешно. Тестовые пуски ракет продолжились в августе 2016-го - на полигоне под Одессой отстреляли 14 реактивных снарядов. В апреле 2017-го КБ «Луч» опубликовало видео попадания боеприпаса «Ольхи» в учебную цель. В ноябре на заводе «Артем» начался монтаж линии производства корпусов боеприпасов для «Ольхи». Общественности комплекс впервые представили на параде ко Дню независимости 24 августа 2018-го. И вот, по словам Полторака, «Ольха» пошла в серию.

     

    Стремительность реализации проекта впечатляет. Так быстро «высокоточное оружие будущего» не способны создать даже американцы с их огромным военным бюджетом. Но при ближайшем рассмотрении «Ольха» оказалась далеко не первой свежести. К какому типу вооружений ее отнести, пока не могут определиться сами украинцы. Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Александр Турчинов называет «Ольху» реактивной системой залпового огня. Петр Порошенко и Минобороны Украины считают, что это высокоточный снаряд. Некоторые СМИ и вовсе убеждены, что «Ольха» - оперативно-тактический ракетный комплекс, схожий с российским «Искандером».

     

    На самом же деле «Ольха» представляет собой, по сути, модернизацию советской РСЗО «Смерч», принятой на вооружение более 30 лет назад. От исходной системы украинская новинка унаследовала, в частности, шасси МАЗ. В дальнейшем его планируют заменить «домашней» разработкой Кременчугского автомобильного завода. Комплекс способен применять всю номенклатуру 300-миллиметровых боеприпасов «Смерча». Отличительная черта «Ольхи» - управляемая ракета, созданная специально под нее.

     

    Имеющий аналоги

     

    Обозначение и точные тактико-технические характеристики управляемой ракеты держат в секрете. Из открытых источников известна масса снаряда — около 800 килограммов. Боеголовка массой до 250 килограммов может быть осколочно-фугасной, кассетной или термобарической. По массогабаритным характеристикам ракета соответствует штатным боеприпасам РСЗО «Смерч».

     

    По словам разработчиков, реактивный снаряд «Ольхи» управляем на начальном и конечном отрезках траектории полета. В передней части размещен пояс из 90 маленьких импульсных двигателей, которые стабилизируют и направляют ракету в нужном направлении. На конечном этапе дополнительно раскрываются аэродинамические рули, обеспечивающие точное наведение на цель.

     

    Система наведения — инерциальная с возможностью корректировки траектории в полете по сигналам GPS. Ранее прорабатывался вариант с лазерной системой наведения на конечном участке полета, однако его признали нецелесообразным. Пуск полного пакета из 12 ракет занимает 48 секунд. Заявленная максимальная дальность стрельбы — около 120 километров. Очень неплохо в сравнении с советской РСЗО «Смерч», бьющей на 70-80 километров максимум. Но совсем не впечатляет на фоне новых российских разработок.

     

    Снаряд под выборы

     

    Российская модернизация «Смерча», «Торнадо-С», поступает в войска с 2016-го. Внешне тоже мало отличается от предшественника, но существенно превосходит по боевым возможностям - благодаря современной аппаратуре бортового управления и связи, автоматизированной системе управления наведением и огнем, оборудованию для работы с навигационной системой ГЛОНАСС, а также новым реактивным корректируемым снарядам 9М542 с дальностью полета 120 километров. Имеется система коррекции траектории полета реактивных снарядов по углам тангажа и рысканья. То есть, как и боеприпас «Ольхи», 9М542 корректирует собственный «маршрут» для более точного поражения цели.

     

    Важно отметить, что на начало 2014-го ВСУ из высокоточного дальнобойного ракетного оружия располагали только оперативно-тактическими комплексами «Точка-У» постройки 1970-х годов, а также несколькими десятками РСЗО «Смерч». С обеими системами связан ряд сложностей. Украинские «Точки» морально и физически устарели, срок действия ракет подошел к концу. Высокоточным это оружие тоже назвать сложно, чему свидетельством низкая результативность применения ОТРК в Донбассе. Что же касается «Смерчей», ВСУ уже давно столкнулись с нехваткой 300-миллиметровых реактивных снарядов. Дефицит усугубился недавними пожарами на военных складах (в частности, в Балаклее и Калиновке в марте и сентябре 2017 года), уничтожившими львиную долю боезапаса.

     

    Таким образом, по-настоящему дальнобойного высокоточного ракетного оружия у ВСУ просто нет. Отсюда и завышенные ожидания от «Ольхи» - по сути, старой системы с новым боеприпасом. Более сложные и точные комплексы, такие как «Искандер», принятый на вооружение российской армии в 2006-м, украинский ВПК производить не в состоянии. Сказывается острая нехватка финансирования, изношенность производственной и научной базы, дефицит квалифицированных кадров.

     

    Ажиотаж, раздутый Киевом по случаю серийного производства «Ольхи», и громкие дифирамбы украинских политиков и журналистов реального положения дел не отражают, отмечает портал Агитпро. Зато помогают Петру Порошенко повысить рейтинг в преддверии президентских выборов, намеченных на весну.


    0 0

    Этот стелс-самолет впервые упоминается 13 июля 2015 года в опубликованной японскими учеными-дипломатами статье, озаглавленной «Китай хочет разработать новый стратегический бомбардировщик дальнего радиуса действия». В сентябре 2016-го тогдашний командующий ВВС НОАК Ма Сяотянь подтвердил информацию о Н-20 как представителе следующего поколения летательных аппаратов.

    При создании самолета по схеме «летающее крыло» китайские конструкторы намерены использовать опыт российских и американских коллег

    Фюзеляж бомбардировщика плоский и ромбовидный. Конфигурация крыла аналогична американскому БЛА Х-47Б. Благодаря малому углу стреловидности Н-20 имеет большую подъемную силу. Максимальная взлетная масса – 170 тонн, вес вооружения – 30 тонн.

    Дальность полета бомбардировщика нового поколения в два раза выше, чем его предшественника Н-6К и предположительно достигает порядка 20 тысяч километров.

    Внутри фюзеляжа размещены две вращающиеся пусковые установки, в которые снаряжаются шесть или восемь крылатых ракет КД-20А. Отвечающий условиям современной войны стратегический бомбардировщик должен обладать не только ядерным ударным потенциалом, но и обычным вооружением высокой точности, говорится в комментариях.

    Н-20 имеет четыре бесфорсажных турбовентиляторных двигателя. Благодаря стелс-характеристикам, которые отмечаются в китайской прессе как превосходные, и сверхзвуковым возможностям данный тип может быть особенно эффективен для защиты от внезапного нападения.

    Стратегическая малозаметность
    Будет еще и разведывательной платформой

    Для достижения подобных результатов необходимо потратить большие средства и найти передовые технологические решения, признают китайские конструкторы. Они намерены использовать опыт российских и американских коллег для создания самолета по аэродинамической схеме «летающее крыло».

    Главный упор в разработках сделан на невидимость бомбардировщика, во время полета он не будет достигать сверхзвуковых скоростей.

    В то же время, как считают китайские конструкторы, дальние бомбардировщики не только ударная техника, но и разведывательная платформа для сбора информации, поэтому требуется высокий уровень бортового электронного оборудования.


    0 0

    Главное в комплексе «Адъютант», пояснил директор проекта Игорь Иванов, заключается в том, что из одного пункта управления на земле два оператора могут поднять одновременно от двух до шести воздушных целей и координировать их движение. То есть создать мишенный рой. Это делает воздушную обстановку максимально приближенной к боевой. Дроны летят с произвольными скоростями и на разных высотах, при этом операторы радаров ПВО видят на своих экранах БЛА, стоящие на вооружении армий ведущих стран.

    Новинка делалась для тренировки расчетов комплексов «Тор». Однако после изучения результатов испытаний стало ясно, что «Адъютант» может послужить и для операторов ПЗРК, зенитных ракетных комплексов ближней, малой и средней дальности.


    0 0

    Они были связаны, в частности, с ростом калибра и бронепробиваемости снарядов противотанковой артиллерии. Советское военно-политическое руководство приняло решение создать машину на замену Т-26, впрочем, до поры до времени не изымая последний из войск.

    Достойный преемник

    Согласно постановлению Комитета обороны СССР от 7 августа 1938 года к июлю 1939-го требовалось спроектировать новые танки, адаптированные к изменившимся условиям войны, в первую очередь по бронированию. При этом они продолжали бы выполнять задачу непосредственной поддержки наступательных действий стрелковых подразделений. Сразу в нескольких КБ страны закипела работа.

    Т-50 не довелось заслужить громкую славу на поле боя

    В Ленинграде коллектив инженеров, руководимый Семеном Гинзбургом (значительный вклад внесли также конструкторы Лев Троянов и Иван Трушнев), летом 1940 года представил легкий танк, по ряду параметров не только не уступавший, но и превосходивший легендарный в будущем Т-34 – новейшее слово техники на тот момент.

    Машина обладала не просто более мощной защитой по сравнению с Т-26: бронелисты были установлены под оптимальными углами, что повышало снарядоустойчивость. Танк оснащался 45-мм пушкой и пулеметами ДС-39 и ДТ калибра 7,62 миллиметра (позже – двумя ДТ).

    Из Т-50 обеспечивался круговой обзор, что в ту пору было новинкой для советских танков, экипаж мог вести огонь из личного оружия в случае окружения пехотой противника. Ходовая часть оказалась настолько удачной, что воспроизводилась на других легких и средних отечественных бронированных машинах.

    Т-50 был радиофицирован в отличие от Т-26 и первых модификаций Т-34, где связь имелась только на командирских танках. При этом отсутствовала поручневая антенна, как на «двадцать шестом», демаскировавшая машины командиров танковых подразделений, по которым и сосредотачивался вражеский огонь.

    На начало Великой Отечественной войны Т-50 по праву считался лучшим легким танком в мире.

    Несчастливая судьба

    Т-50 не довелось, к сожалению, заслужить громкую славу на поле боя. С учетом угрозы захвата Ленинграда вермахтом завод, поставлявший машины войскам, эвакуировали сначала в Чкаловск (Оренбург), затем в Омск, частично производство перенесли в Барнаул и Нижний Тагил. Все это нарушило график выпуска, каждый раз приходилось организовывать работы с нуля. А они вдобавок стали гораздо сложнее, чем при производстве Т-26, и требовалось время для переналадки оборудования, обучения рабочих и инженеров.

    Сыграло, как ни странно, негативную роль... и совершенство Т-50: его двигатель и ходовая часть были совместимы с Т-34. В феврале 1942 года Государственный Комитет Обороны принимает решение о прекращении выпуска Т-50. Мощности и комплектующие передали для изготовления «тридцатьчетверок», которые не только успешно расправлялись с вражескими танками, но и сопровождали пехоту.

    Кроме того, вторую задачу хорошо выполняли легкие танки Т-60 («Искра от Т-60 прорвала блокаду») и Т-70, которые были гораздо проще и дешевле в производстве, не требуя большой подготовительной работы по наладке оборудования. Короче говоря, совершенство принесли в жертву целесообразности.

    Всего Красная армия получила 75 танков Т-50. Известно, что они поступили на фронт, но каких-то внятных сведений об их боевом применении не сохранилось. До наших дней дожили три Т-50: два экспонируются в танковом музее в Кубинке и один – в Финляндии, куда машина попала в качестве трофея.


    0 0

    Линкор… С этим словом ассоциируется огромный бронированный корабль, всей массой глубоко осевший в воду. Он щетинится стволами пушек, которых может быть более 200. Наиболее впечатляющи циклопические башни главного калибра.

    Достаточно вспомнить японский «Ямато». При водоизмещении более 72 тысяч тонн он нес в качестве главного калибра девять 457-мм орудий в трех башнях. Длина ствола была 20 метров. Вес башни превышал 2500 тонн. Этот исполин мог послать снаряды весом около 1,5 тонны на 45 километров. На этом фоне знаменитая «кувалда Сталина» – 203-мм Б-4 («Гаубица-долгожительница») – стреляла семечками: какие-то 100 килограммов на дальность около 17 километров. Соответствующим было и бронирование мастодонта. Главный пояс достигал 650 миллиметров. Толщина броневых палуб, боевой рубки, башен главного калибра измерялась сотнями миллиметров. Система конструктивной противоторпедной защиты также выглядела внушительной – более восьми метров суммарной глубины.

    Лишь отсутствие на линейных кораблях фугасных снарядов для орудий главного калибра спасло американские авианосцы от полного уничтожения

    Под стать «японцу» были его противники – линкоры США. Наиболее совершенный из них – тип «Айова» при 65 тысячах тонн полного водоизмещения имел девять 406-мм орудий главного калибра. В конструктивной защите «американец» уступал японскому гиганту не более чем на 10–20 процентов, если брать ее глубину и толщину брони.

    Но Вторая мировая, как считается, поставила точку в истории линкоров. Их могильщиками, утверждают военно-морские специалисты, стали авианосцы, начавшие господствовать на морских и океанских просторах. Хотя началом ухода линкоров в историю следует считать Первую мировую. То, что классического генерального сражения флотов, решающего исход борьбы на море, больше в мире не будет, стало очевидным по итогам знаменитой Ютландской битвы, когда в ограниченном по размеру районе (так сложилась обстановка) сошлись основные линейные силы двух флотов – английского и германского. Результат оказался ничтожным в сравнении с масштабом участвующих сил: несколько потопленных крупных кораблей с каждой стороны. Время классических сражений флотов, когда противники, выстроившись в линию друг напротив друга, в ходе артиллерийской дуэли (в ту пору еще говорили «состязания») решали, кто будет господином на море, прошло. А ведь именно для такого боя и создавались линкоры. Само название линкор – сокращение от линейный корабль, то есть предназначенный для артиллерийского боя в линии.

    Кто на море главный

    Однако альтернативы линкорам военные специалисты в межвоенный период не видели. Авиация в целом, палубная в особенности, была еще очень слаба и не рассматривалась как серьезный противник для свободно маневрирующего корабля. Поэтому линкоры как класс продолжали развиваться во всех наиболее развитых странах. Естественно, речь уже не шла о генеральном сражении и классическом линейном бое. Но линкор как наиболее мощный надводный корабль, определяющий исход любого по масштабу боя надводных сил, оставался главным во всех флотах. Удар британской палубной авиации по базе итальянского флота в Таранто, сражение в Коралловом море, потопление «Бисмарка» и другие баталии показали: появился иной главный игрок – его величество авианосец. И от линкоров сразу отвернулись. Придавать большое значение этим кораблям стало признаком дурного тона, ретроградством.

    Между тем линкоры отошли на второй план только в части решения одной из задач флота – завоевания превосходства на море путем уничтожения сил флота противника, да и то не полностью. Десантные операции американского и британского флотов шли при активнейшем участии линейных сил, которые своей крупнокалиберной артиллерией крушили мощные фортификационные сооружения противника. И далеко не всегда заменой могла стать авиация – бомбы сопоставимого с линкоровскими снарядами веса поднимали только тяжелые бомбардировщики. Однако в точности они значительно уступали первоклассной артиллерии линейных кораблей. Авиация далеко не всегда могла «работать» и по метеоусловиям, а линкоры вели огонь в любую погоду.

    Их роль осталась значимой в морских сражениях. Линкоры обеспечивали боевую устойчивость авианосных и иных корабельных соединений. Отсутствие такого крупного артиллерийского корабля иногда заканчивалось фатально даже для авианосцев. Так, в ходе попытки англичан отразить немецкое вторжение в Норвегию 8 июня 1940 года был потоплен огнем главного калибра «Шарнхорста» и «Гнейзенау» британский авианосец «Глориес», охраняемый двумя эсминцами. Сражение 25 октября 1944 года у острова Самар, где главные линейные силы японского флота вышли в район, в котором располагались прикрытые эсминцами авианосцы США, едва не закончилось гибелью большей их части. Лишь отсутствие на линейных кораблях японского флота фугасных снарядов для орудий главного калибра и ошибочные решения командующего адмирала Курита спасли американское соединение от полного уничтожения.

    Вес 16 залпов линкора «Айова» соответствует суточной работе авиагруппы «Нимица»

    Линкоры Второй мировой имели мощное вооружение ПВО – от 16 до 24 орудий универсального калибра (105–127 мм) и от 40–60 до 120–150 стволов МЗА (20–40 мм). Именно зенитная артиллерия в сочетании со средствами ПВО других крупных артиллерийских кораблей – крейсеров была главным средством отражения прорвавшихся сквозь истребительные заслоны вражеских бомбардировщиков и торпедоносцев. Эсминцы той поры имели несопоставимо менее мощное вооружение – от 4–8 до 12–18 орудий МЗА и существенного влияние на исход противовоздушного боя оказать не могли. В США эту роль линкоров очень хорошо понимали, поэтому основные оперативные авианосные соединения американского флота (38 и 58-е) включали в свой состав линкоры.

    Тем не менее после окончания Второй мировой строительство линкоров прекратилось. Некоторым исключением стала консервативная Англия, которая после войны завершила постройку линкоров типа «Вэнгард». Однако эти корабли были выведены из состава британского флота к 1958 году и разделаны на металл. К 1961-му линкоров не осталось. Лишь Турция сохраняла в боевом составе флота линейный крейсер «Явуз», бывший «Гебен», постройки 1911 года без существенных модернизаций, впрочем он имел скорее музейное значение. Правда, США наиболее совершенные из линкоров (тип «Айова») сохранили, переведя в резерв.

    Окончательный крест на судьбе линкоров поставили два обстоятельства: ядерное оружие, управляемые противокорабельные и зенитные ракеты. Первое сделало бессмысленным создание мощной конструктивной защиты корабля. Ракеты обесценили артиллерию крупного калибра. Не у дел остались все классы крупных артиллерийских кораблей. Вместе с линкорами уходили в прошлое и классические крейсеры. В США последними стали «Сейлем», в СССР – проект 68-бис («Свердлов»), законченные постройкой к началу 60-х. Хотя именно линкоры продемонстрировали исключительно высокую устойчивость к поражающим факторам ядерного взрыва. Так, «Пенсильвания» постройки времен Первой мировой удержалась на плаву, находясь всего в километре от эпицентра подводного ядерного взрыва на атолле Бикини. Да и боевые части ПКР в обычном снаряжении для линкоров были не настолько разрушительными, как для кораблей других классов, включая авианосцы.

    Взвешиваем залпы

    Между тем выяснилось, что завоевание господства на море – далеко не единственная задача флотов. За ними огневая поддержка приморского фланга армии, высадка морских десантов, нанесение ударов по военно-морским базам и иным важным объектам в прибрежной полосе. В США полагали решать эти задачи главными силами палубной авиации. В СССР делали ставку на морскую авиацию берегового базирования, действия которой на этом направлении по сути ничем не отличались от фронтовой и дальней. Однако ограничения, связанные с располагаемым летным ресурсом, возможностью действий по погодным условиям, точностью применяемого оружия, временем реакции и организацией взаимодействия с наземными силами заставили вернуться к крупным надводным артиллерийским кораблям. В СССР крейсеры проекта 68-бис оставались в составе флотов почти до начала 90-х. А США несколько раз вводили линкоры в боевой состав из резерва для действий в локальных войнах и вооруженных конфликтах. Эти корабли отметились во Вьетнаме. Разрушительная сила снарядов по 1200 килограммов весом поражала. Бронебойный пробивал до девяти метров бетонных перекрытий. А фугасный создавал воронку в плотном грунте глубиной шесть и диаметром 15 метров. При стрельбе по джунглям взрыв такого снаряда валил деревья в зоне до 180 метров, образуя площадку для посадки вертолетов. Американские линкоры участвовали и в других локальных войнах, в частности против Ирака в 1991 и 2003-м, обеспечивая высадку оперативного морского десанта.

    Интересно сопоставить огневую производительность линкора типа «Айова» с возможностями авиакрыла «Нимица» («Битва авианосцев»). Последний несет 60 ударных F/A-18С. С учетом выделения ресурса самолетов на решение задач ПВО АУГ остается возможность двух ударов в сутки силами 40 палубников. Применяя бомбы свободного падения с нагрузкой по четыре тонны на штурмовик и сосредоточив половину ударной авиагруппы на задачах боевого обеспечения, авианосец способен обрушить на противника 160 тонн бомб. А один залп линкора весит около 10 тонн (9 снарядов по 1200 кг). Делая один выстрел в две минуты, он такую огневую задачу решит за полчаса. При этом цена двух налетов с авианосца более чем в 20 раз выше (и это без учета возможных потерь), чем 32 залпов линкора. Правда, и глубина воздействия несопоставимо больше – 800 километров против 42.

    Не лучше дело с высокоточным оружием большой дальности при ударах по хорошо защищенным объектам. Это продемонстрировала сирийская ПВО, отражая удары американских и израильских ракет. А ведь каждый «Томагавк» стоит около двух миллионов долларов. Так что применение ВТО и авиации в современных условиях сопряжено со значительными материальными потерями. И на них приходится идти, если нет иного способа решить боевую задачу.

    Однако есть задачи, выполнить которые применением такого оружия все равно, что забивать гвозди компьютером: дорого, а главное – неудобно. Речь идет о площадных целях – аэродромах, опорных пунктах обороны частей сухопутных войск, районах сосредоточения ударных группировок и резервов, расположения соединений и частей тылового обеспечения, представляющих собой множество объектов, относительно легко поражаемых, но распределенных на большой площади и часто способных маневрировать с различной интенсивностью. Размеры таких целей колеблются в больших пределах: от 1–1,5 квадратного километра, (ротный опорный пункт в обороне) до 10–20 (аэродром или батальон в районе сосредоточения).

    Для подавления роты в обороне потребуется выделение до двух звеньев ударных самолетов, что составляет 10 процентов суточного ресурса авиакрыла. Подавление батальона в районе сосредоточения потребует привлечения 20–30 машин или 50–70 процентов суточного ресурса палубной авиации. И надо иметь в виду, что будут потери самолетов. Расход КРМБ и КРВБ для поражения подобных целей огромен. Об этом можно судить по Сирии – по аэродрому Шайрат американцы выпустили 59 «Томагавков» стоимостью порядка 120 миллионов долларов («Бородатые «Томагавки»). Линкор «Айова» такие огневые задачи решает с расходом боекомплекта главного калибра два-три и 10–15 процентов соответственно.

    Что мы имеем сегодня в российском ВМФ? Самый крупный калибр корабельной артиллерии – 130 миллиметров на эсминцах проекта 956. Вес снаряда – около 30 килограммов при дальности стрельбы до 30 километров. Этим оружием самый мощный в артиллерийском отношении российский корабль способен в лучшем случае решить задачу подавления двух ротных опорных пунктов на глубину тактической противодесантной обороны от уреза воды. Это прямо вытекает из сопоставления площади зоны поражения 130-мм фугасного снаряда, боекомплекта эсминца и размеров ротного опорного пункта американской или иной иностранной армии. Такой снаряд не может поразить фортификационные сооружения из толстого железобетона и иные сильно защищенные объекты, в частности танки. Стало быть, необходимо говорить о том, что наш флот (как, впрочем, и любой другой, за исключением США, которые сохраняют свои линкоры как музеи, но готовые в любой момент вернуться в строй) не имеет кораблей, способных оказать действенную огневую поддержку приморскому флангу армии или десанту при высадке, тем более осуществлять сопровождение последнего в оперативной глубине. А необходимость в этом есть.

    Константин Сивков,
    заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

older | 1 | .... | 28 | 29 | (Page 30)