Are you the publisher? Claim or contact us about this channel


Embed this content in your HTML

Search

Report adult content:

click to rate:

Account: (login)

More Channels


Showcase


Channel Catalog


older | 1 | .... | 23 | 24 | (Page 25) | 26 | 27 | .... | 30 | newer

    0 0

    Предложение поработать над новой машиной получили КБ Алексея Туполева, Николая Поликарпова, Иосифа Немана, Дмитрия Григоровича, Сергея Кочеригина и Сергея Ильюшина. По мнению писателя Дмитрия Хазанова, инициатором конкурса был Сталин, «Иванов» – телеграфный код генсека ЦК ВКП(б). Основные характеристики перспективного самолета руководству виделись так: максимальная скорость на высоте 4000 метров – 420–430, посадочная – 90–95 километров в час, практический потолок – 9000–10 000 метров, нормальная крейсерская дальность полета – 2000 километров. Вооружение – три – пять пулеметов и 200–400 килограммов бомб в зависимости от модификации. Советские «Ивановы» оказались очень близки немецким «Хейнкелям» He-70.

    Лучшим проектом оказался двухместный АНТ-351 (по номеру заказа 351), разработанный в туполевском КБ бригадой Павла Сухого. 25 августа шеф-пилот ЦАГИ Михаил Громов поднял первую машину в небо. Кстати, этот самолет получил еще одно имя – СЗ-1 («Сталинское задание»). По отзыву пилота машина получилась простой и удобной в пилотировании, устойчивой и хорошо управляемой. Испытания СЗ-1 проходили до начала 1938 года. После того, как мотор М-62 выработал ресурс, приступили к постройке второго СЗ-2. При создании Сухой использовал новейшие материалы и технологические процессы. В каркасе применили как основные элементы прессованные дюралевые профили открытого типа и высокопрочные алюминиевые сплавы. Решения, принятые конструктором, позволяли широко использовать агрегатную сборку, то есть производство ставилось на поток. Это было большим плюсом при серийном выпуске.

    Единственный таран, совершенный женщиной, имел место 12 сентября 1941 года. Старший лейтенант Екатерина Зеленко сбила Ме-109

    Вместо М-62 на СЗ-2 установили двигатель М-87АВ, однако 3 августа 1938-го самолет разбился. Пока собирали очередной образец, программа испытаний сильно просела и в серийное производство конструкцию под официальным именем Су-2 запустили заочно.

    В июне 1940-го Су-2 был принят на вооружение авиации РККА и выпускался на заводах: харьковском № 135, в начале Великой Отечественной эвакуированном в Пермь, и № 207 в Долгопрудном. До 1942 года выпущено 877 Су-2. Его активно использовали в 1941-м как легкий бомбардировщик, разведчик и штурмовик. Поскольку кабина давала очень хороший обзор, применяли и в качестве артиллерийского корректировщика.

    Это был свободнонесущий низкоплан смешанной конструкции: дюралевые крылья, киль частично обшивали полотном, с фюзеляжем типа полумонокок. Крыло двухлонжеронное, трапециевидное в плане, составное, включающее центроплан и две съемные консоли. Механизация включала элероны типа «Фрайз» и щитки-закрылки Шренка. Шасси убирающееся, трехопорное, с хвостовым колесом. Для эксплуатации зимой все серийные самолеты снабжали съемным комплектом лыж.

    Кабина летчика, оснащенная двойным управлением, закрывалась выпуклым обтекаемым козырьком и высоким сдвижным фонарем из оргстекла, что позволяло вести обзор на все стороны. Под приборной доской штурмана размещалась радиостанция РСБ, под ней устанавливалась фотокамера АФА-13, а часть самолетов дополнительно оснащалась радиополукомпасом РПК-2.

    Су-2 вооружили четырьмя неподвижными 7,62-мм пулеметами ШКАС в консолях крыла и одним – во вращающейся экранированной турели МВ-5. Еще один можно было приладить в нижней люковой установке МВ-2. Бомбовая нагрузка размещалась в отсеке фюзеляжа под кабиной пилота и на внешней подкрыльной подвеске.

    К началу войны только один 135-й ббап РККА был вооружен Су-2. В нескольких авиаполках летчики осваивали новые ближние бомбардировщики. Однако большинство ничего не знало о том, как выглядят самолеты Сухого. И в первый день войны Александр Покрышкин сбил Су-2, возвращавшийся с задания. Будущий маршал авиации описывал это так: «Самолеты выкрашены в черно-зеленые и желтые пятна. Конструкция совершенно незнакомая. Чуть довернул к бомбардировщикам, и низкое вечернее солнце ослепило меня. Оно не дало мне рассмотреть более внимательно за эти короткие секунды сближения тип машин. Решаю, что противник сейчас будет бомбить аэродром. Бросаю свой самолет в крутой разворот. Захожу в хвост левому крайнему и метров с пятидесяти открываю огонь. Но успел дать лишь короткую очередь, как мой самолет от струи атакованного самопроизвольно делает бочку. Бомбардировщик, разворачиваясь влево, пошел вниз. «Этому достаточно», – подумал я. Развернул свой самолет на правый фланг группы. Делаю горку для атаки сверху... И тут оцепенел: на крыльях звезды... Однако все закончилось благополучно – бомбардировщик пошел на вынужденную, штурман отделался ранением».

    12 сентября 1941 года старший лейтенант Екатерина Зеленко совершила на Су-2 таран. В архиве 135-го бомбардировочного полка хранятся документы о ее фронтовом пути. Участвовала в 12 воздушных боях. В июле 1941-го командовала группой бомбардировщиков, уничтожившей в районе белорусского Пропойска до 45 танков, 20 автомобилей, до роты солдат и вернувшейся без потерь. Над Ромнами два Су-2 были атакованы семью Ме-109. Зеленко приняла бой (второй бомбардировщик сразу получил серьезные повреждения) и сбила один мессер, второй таранила, но при этом погибла.

    Поздней осенью 1941 года одномоторные бомбардировщики чаще других машин работали в небе Белгорода, Ельца, Ливен. В плохую погоду на задания обычно вылетали по пять – семь «сушек» под прикрытием двух-трех истребителей. Низкая облачность прижимала к земле, и штурманы часто сбрасывали бомбы не по прицелам ОПБ-1, а по нарисованным на нижнем остеклении меткам. Однако результаты бомбежки признавались вполне удовлетворительными. В этих условиях от авиаторов требовалось проявить настоящее искусство, и документы говорят, что среди экипажей Су-2 было немало высококлассных мастеров. Так, отчеты штаба 16-й авиадивизии за ноябрь 1941 года говорят, что из десяти экипажей, летавших в любых метеоусловиях, пять входили в 135-й бап. При относительно невысоких боевых потерях бомбардировочным полкам остро не хватало запчастей и новых моторов.

    В 1941 году на Су-2 было совершено 5000 вылетов. Потеряны в бою и пропали без вести 222 легких бомбардировщика. То есть на одну погибшую машину приходилось 22,5 вылета. Средние потери советских бомбардировщиков в первый военный год составляли один на 14 вылетов. За весь 1942-й немецкие истребители и зенитки сбили 64 Су-2, из которых в 8-й воздушной армии при обороне Сталинграда только восемь потеряны безвозвратно. В среднем в 270-й БАД каждый Су-2 успел выполнить до списания в июле-августе 80 самолетовылетов, а Пе-2 – только 20 (221-я БАД, действовавшая в Сталинградской битве на американских «Бостонах», теряла в июне-июле 1942-го один самолет на каждые 19 вылетов). Иные «сушки» попадали в мастерские и рембазы более 20 раз. При относительно низких боевых потерях бомбардировочным полкам остро не хватало запчастей и новых моторов.

    Выпуск Су-2 прекратили в 1942-м. Когда с самолетами поля боя определились окончательно – ими стали бронированные штурмовики Ил-2 и пикирующие бомбардировщики Пе-2. Однако до 1944 года в небе можно было увидеть и «сушки», корректирующие огонь артиллерии. Это был идеальный для выполнения таких задач самолет.

    Подоплека

    На испытаниях в апреле 1933 года своего рода сенсацию произвел самолет «Хейнкель» Не-70. Конструкторы фирмы создали машину с блестящими аэродинамическими формами, которая развивала у земли скорость 377 километров в час, притом что в моторном отсеке стоял уже устаревший двигатель BMW-VI. Французские коллеги прикинули ТТХ самолетов, которые немцы создадут на основе заявленного как почтово-пассажирский экспресс He-70. Получалось, что с 860-сильным мотором «Испано-Сюизы» двухместный легкий разведчик и бомбардировщик способен летать на скорости 430 километров в час на высоте до 4000 метров. Потолок – 9000 метров, максимальная дальность полета – 1500 километров. Французы, как в воду глядели: вслед за пассажирским появились военные варианты ближнего бомбардировщика и разведчика – Не-70F и Не-170А.

    #Павел Осипович Сухой #Алексей Николаевич Туполев #Николай Николаевич Поликарпов #Иосиф Григорьевич Неман #Дмитрий Павлович Григорович #Сергей Александрович Кочеригин #Сергей Владимирович Ильюшин #Хейнкель / Heinkel #Испано-Сюиза / Hispano-Suiza


    0 0
  • 08/06/18--13:11: Не одним махом
  • Существует программа создания гиперзвуковых маневрирующих боевых блоков для баллистических ракет средней дальности – таких как «Дунфэн-25, -26, -27». Это ракеты разной дальности, и использование новой «головы», развивающей скорость более 6М, увеличивает их первоначальную расчетную дальность на 1000 километров.

    Испытания начались еще в 2014 году, нынешнее – девятое. И только одно было откровенно неудачным, образец потерпел крушение в районе Внутренней Монголии. Главные результаты: головная часть выдерживает скорость от 5 до 9 Махов, высота совершения маневров 20–50 километров, теплозащитное покрытие допускает нагрев до 3000 градусов. Изделие испытывалось под индексом DF-ZF, другое его название – WU-14. Головная часть, о которой идет речь, предназначена для преодоления классической системы ПВО-ПРО типа американских THAAD и Aegis – цели, летящие со скоростью более 5М, для противоракет фактически неуязвимы, поскольку вычислительные системы РЛС просто не в состоянии просчитать траекторию.

    Для НОАК приоритетно создание гиперзвуковой ракеты в безъядерном оснащении

    Для проведения наземных испытаний гиперзвуковых изделий в Китае построена аэродинамическая труба. Ее длина 265 метров при диаметре узкого конца в 2,5 метра позволяет продувать модели в натуральную величину воздушным потоком, дающим эквивалент скорости порядка 5М. Но уже ведутся работы по созданию стенда, обеспечивающего 10М и более.

    Натурные испытания ведутся при помощи двух испытательных стендов, представляющих собой сверхдлинноствольные орудия, они находятся на одном из полигонов автономного района Внутренняя Монголия. Мишенный полигон расположен в Синцзян-Уйгурском автономном районе. Стенды-пушки позволяют снять все характеристики тестируемых головных частей без использования ракет. Расстояние между полигонами порядка двух тысяч километров, так что дальность полета боевой части тоже проверяется практически.

    WU-14 может иметь ядерный боезаряд. Но для НОАК приоритетно создание ракеты в безъядерном оснащении – она рассчитывается как для преодоления наземных систем ПВО-ПРО, например в Японии, так и для нейтрализации аналогичных комплексов морского базирования на кораблях, которые могут угрожать КНР со стороны Тихого океана.

    Удивляться гиперзвуковым успехам Китая не стоит – ученые Поднебесной не раз еще удивят нас. Известно, что ВМС НОАК приступили к опробованию элементов перспективной электромагнитной рельсовой пушки, иначе называемой рельсотроном. Китайцы уже собрали опытный образец на специально дооборудованном танкодесантном корабле (пр. 072). При этом испытывая данную установку, они не скрывают, что попутно набирают информацию для разработки принципиально новой электромагнитной катапульты, которой будут оснащаться строящиеся авианосцы, а их заложено уже четыре.

    Все новейшие исследования и разработки, выполняемые в интересах НОАК, нацелены на то, чтобы полностью защитить Китай от какого-либо нападения извне. Если то, что задумано, удастся воплотить в металле, американский флот просто не сможет подойти к территории КНР на расстояние, позволяющее начать агрессию.

    Максим Казанин,
    кандидат политических наук

    0 0

    Так, сочтя поле войны с бурами, что максимальный успех пехотинца обеспечивает оружие способное вести меткий огонь на большую дистанция, они вооружали своих солдат соответствующим образом. Так, автоматическое индивидуальное оружие английские пехотинцы получили только в конце 80-х годов прошлого столетия, наверно самые последние в Европе.

     

    До этого в плотной застройке Белфаста «томми» приходилось сражаться с боевиками ИРА в городской застройке, где боестолкновения происходят в упор, с очень надежной самозарядной винтовкой L1A1, под мощный винтовочный патрон, способной поразить цель на дистанции с полкилометра, но весом в пять кило, длинной в 115 см, да еще и четырехкратным оптическим прицелом!

     

    Только с 1987 года они получили автоматы L85. Которые, впрочем, заставили многих английских военных, с тоской вспоминать о прежнем «весле». Речь, впрочем, не о проблемной британской штурмовой винтовке. СМИ сообщают, что армия ее величества наконец дозрела до того шага, который был предпринят в большинстве ведущих и воюющих армий мира как минимум десятилетие назад.

     

    Речь идет о замене некоторых образцов оружия пехотных подразделений уровня отделение – рота, сообщает «Warspot» со ссылкой на портал ukdefencejournal.org.uk.

     

    Прежде всего, пехотинцы избавляются от 60-мм «ротного» миномета. Эффективность этого оружия в силу калибра не слишком высока, скорострельность низкая. А масса, как самого миномета, так и боеприпасов – значительна. Отметим, что минометы подобного калибра оставшись в специализированных частях, уже давно заменены в пехоте США, КНР, России и других стран АГС. Так и англичане, теперь будут использовать вместо них

     

    40-мм автоматические гранатометы, или станковый реактивный гранатомет Карл Густав.

     

    Кроме этого, британская пехота вполне предсказуемо отказывается от так называемого оружия поддержки L86A2 Light Support Weapon (LSW), которое предполагалось применять в качестве легкого пулемета или в качестве снайперской винтовки на ближних и средних дистанциях. Собственно говоря, это ни что иное, как L 85 с более длинным и тяжелым стволом, и с такими же многочисленными недостатками. Концептуально его можно сравнить с нашим РПК.

     

    То есть выполнять функции пулемета или снайперской винтовки это оружие может с таким же успехом, разумеется, уступая нашему «недопулемету» в надежности и простоте. Вместо LSW британская пехота будет использовать винтовку L129A1, созданную на базе AR-10 под винтовочный патрон 7,62х51 мм НАТО.

     

    Согласно западной классификации такое оружие называется не снайперским, а винтовкой «марксмана». То есть меткого стрелка, действующего непосредственно в боевых порядках пехоты, и осуществляющего ее огневую поддержку на средних дистанциях. Поскольку при таком использовании часто необходимо сделать несколько выстрелов в короткий промежуток времени, «марксманка» всегда самозарядная. Появление такого оружия в британской армии, где все стрелки вооружены винтовками с оптическим прицелом, а снайпер – всегда с «болтовиком» это изрядное отступление от традиций.

     

    Избавляются британские пехотинцы так же от пулемета L110A3 LMG, более известного как FN Minimi. Основная причина списания - большой вес пулемета. Minimi выполненный под малокалиберный промежуточный патрон 5,56х45 НАТО весит, как нормальный единый пулемет, выполненный под винтовочный патрон, не обладая его мощностью. Что, учитывая специфику современных боевых действий, зачастую основанную на тактике малых групп, требующих максимальную мощь оружия при его легкости и компактности.

     

    Таким образом, британские сухопутные войска, как и во многих других армиях, делают выбор в пользу мобильности и динамичности.

     

    Борис Джерелиевски

     


    0 0

    Подчеркнем: операция в Сирии стала настоящим испытанием на прочность и надежность для российской военной авиации. В том числе для проверенных, но серьезно модернизированных Су-24М. Достаточно сказать, что из 18 тысяч боевых вылетов на их долю пришлось более половины, а точность поражения целей стала феноменальной благодаря технологии специализированной вычислительной подсистемы – СВП-24 (в обиходе – «ГЕФЕСТ»).

    Изюминка технологии

    Именно она помогла нашим Су-24, показавшим себя с лучшей стороны еще в Афганистане во времена СССР, обрести вторую молодость после его распада и производить прицельное бомбометание обычными свободнопадающими бомбами, для которых не важны ни дождь, ни снег, ни плохая видимость в очаге поражения. Сегодня электронная начинка, отвечающая за наведение и применение вооружения, полностью соответствует стоящим боевым задачам. Такая же система уже установлена на Су-33, Ту-22М и другие боевые авиационные комплексы. Самолет с такой системой может, не входя в зону поражения войсковых средств ПВО противника, производить бомбометание как с предельно малых, так и с больших высот, а также при выполнении свободного маневра, что значительно повышает выживаемость экипажа.

    Боевые возможности самолетов, оснащенных СВП-24, в сравнении с базовыми, возросли в три-четыре раза

    Изюминка системы в том, что она обеспечивает не самонаведение боеприпаса на цель, а выверенный вывод носителя в точку сброса и точное определение момента отцепки неуправляемых авиационных бомб. И этим принципиально отличается от американской JDAM: оружейники США устанавливают на бомбы комплекты, рассчитанные на одноразовое индивидуальное наведение на цель по данным GPS, а СВП-24 не имеет ограничений по применению неуправляемых средств поражения.

    Специализированная вычислительная подсистема СВП-24 состоит из нескольких компонентов, размещенных как на борту самолета, так и на земле. Это позволяет не только производить навигационное бомбометание по заранее разведанной цели, но и осуществлять при необходимости перенацеливание в режиме реального времени с учетом изменения оперативной обстановки.

    Комплекс взаимодействует с внешними наземными, воздушными и космическими системами, от которых получает необходимую информацию исходя из положения самолета в пространстве, его координат и параметров полета, а также данных о цели. Рассчитывает оптимальный момент сброса бомб, при этом отклонение от цели не превышает 15–20 метров.

    Как конкретно все это работало? Для получения достоверной информации о местоположении террористов и результатах огневого поражения в САР были активно задействованы средства космической и воздушной разведки в лице беспилотных летательных аппаратов (БЛА). Использовалась также агентурная информация, в том числе от сирийских правительственных войск.

    Но СВП-24 обладает автономностью и собственными «мозгами». Система обеспечивает совмещение цели с местоположением носителя с поправкой на траекторию полета бомбы, рассчитываемую бортовым вычислительным комплексом с учетом ее баллистики, пространственного положения самолета с его полетными данными, метеоусловий и других параметров. В результате обычный боеприпас приобретает эффективность высокоточного оружия.

    В боевой обстановке накладываются дополнительные факторы, существенно снижающие точность бомбометания: технические погрешности самого боеприпаса, точность определения координат цели, некорректная работа ГЛОНАСС, отсутствие полноты информации о метеорологической обстановке. С учетом названных факторов можно оценить точность боевого применения свободнопадающих бомб отклонением в 50–100 метров, а СВП-24 сокращает этот показатель до 15–20 метров.

    Технология «ГЕФЕСТа» не только позволяет поражать цели свободнопадающими бомбами с точностью, сопоставимой с корректируемыми или управляемыми боеприпасами, но и может еще быстро перенацелить самолет и его вооружение прямо в полете сразу после получения данных разведки, скажем, с БЛА или от наземных источников через аппаратуру автоматизированного целеуказания из состава СВП-24, установленную в том числе и в комплексы разведки, управления и связи.

    Начинали с нуля

    Комплекс обеспечивает сопоставимость результатов применения свободнопадающих (обычных) авиабомб, в том числе с больших высот, с результатами высокоточных корректируемых средств поражения, а также межвидовое автоматизированное взаимодействие и целеуказание с земли, что позволяет поражать в одном полете несколько точечных целей, выявляемых в режиме реального времени. Этим достигнут колоссальный экономический эффект, ведь каждый боеприпас – десятки и сотни тысяч рублей.

    «Мы занимаемся интеллектом боевой авиации, в том числе вертолетов, – говорит заместитель генерального директора ЗАО «ГЕФЕСТ и Т» генерал-лейтенант в отставке, заслуженный военный летчик СССР Дмитрий Ломако. – Начинали в 1996 году, в трудные для России и ее экономики времена, с тактико-технического задания от Минобороны по модернизации бортового и наземного оборудования самолета Су-24М, обусловленной известными событиями в Чечне. Еще на том этапе заложили возможность широкого модернизационного потенциала, что в последующем позволило модифицировать СВП-24 для установки на другие авиационные комплексы: Ту-22М3, Су-33, Су-25, частично на Ил-22 для коммутации потоков разночастотных радиостанций, ретрансляции и расширения поля сетецентрического управления войсками. Сейчас выполняем модернизацию СВП-24 на вертолете Ка-52».

    Интеллект для самолета
    Преемственность поколений – залог стабильности

    «В чем наше преимущество?» – задается вопросом Ломако и сам отвечает на него. Главное достоинство в том, что CВП-24 позволяет экипажу концентрировать внимание на противнике, свободно маневрировать в пределах летно-технических характеристик самолета, строить скрытный маневр для выхода на цель, наносить внезапные удары. В бою это крайне важно, так как прямолинейность действий экипажа карается противником – ведет к гибели и самолета, и людей.

    Единое программно-математическое обеспечение позволило разработать в инициативном порядке и предложить к использованию технологии СВП-24 для организации межвидового взаимодействия. В реальном масштабе времени, когда в бою стремительно меняется оперативно-тактическая обстановка и командиру необходимо принимать решение о перенацеливании для поражения вновь вскрытых объектов противника, дорога каждая секунда. Причем подавать команды голосом в таких ситуациях уже прошлый век (начинают действовать факторы времени, постановки радиопомех, демаскирования самолета). Не говоря о том, что в силу скоротечности полета (250 метров в секунду) самолет может не успеть нанести удар по цели в случае обмена информацией голосом. А СВП-24 позволяет вести информационный обмен между экипажем и пунктами управления и целеуказания в цифровом формате. Разработанная «ГЕФЕСТом» технология позволила создать и отработать протоколы информационного обмена, что открывает широкие перспективы для межвидового взаимодействия в едином цифровом поле, в том числе и с БЛА.

    Как элемент разведывательно-ударного контура технология СВП-24 впервые связала ударные самолеты различного предназначения с разведывательными подразделениями и органами военного управления всех уровней в единую сетецентрическую систему автоматизированного межвидового взаимодействия. Боевые возможности самолетов, оснащенных СВП-24, в сравнении с базовыми возросли в три-четыре раза.

    Кроме того, сокращен большой объем работ инженерно-технического состава, который участвует в подготовке ЛА к полету. В наземном и бортовом оборудовании СВП-24 реализован замкнутый цикл технической эксплуатации по состоянию бортовых навигационных датчиков из состава прицельно-навигационного комплекса. Данный подход повышает точность решения задач навигации и боевого применения, снижает трудоемкость и эксплуатационные расходы и допускает широкую унификацию для летательных аппаратов различного назначения.

    Еще одно направление работ – сокращение ошибок летного и инженерного состава и минимизация влияния человеческого фактора. Благодаря внедрению автоматизированной системы подготовки полетных данных этот процесс сократился вдвое. Автоматизированная система эксплуатационного контроля помогает оперативно принимать решения соответствующим командирам о технической готовности самолета и экипажа к последующему вылету. Ранее это могло занимать часы, если требовалось выявить внезапно возникшую неисправность. Сейчас – три – пять минут. Включил, и программа сама определит отказ той или иной системы, прибора или датчика вплоть до указания места его нахождения.

    И наконец, оценка действий экипажа по качеству, полноте, безопасности выполнения полетного задания и грамотной эксплуатации авиационной техники. Таких параметров (по работоспособности самолета и действий экипажа) в системе автоматизированного эксплуатационного контроля – около двух тысяч. Ни одна другая подобная разработка неспособна все это просчитать.

    Вопреки обстоятельствам

    Что показала война в Сирии? То, что 60 процентов боевых вылетов ударной авиации выполнили самолеты, оборудованные СВП-24. О многом говорят и результаты бомбометания. Точность попадания составила 95–97 процентов. Инновационная разработка предприятия доказала свою эффективность и высокую надежность в боевых условиях, получила блестящие отзывы как в России, так и за рубежом. Неудивительно, что по итогам работы изделия в боевых условиях генеральный директор – главный конструктор ЗАО «ГЕФЕСТ и Т» Александр Панин получил высокую награду.

    Бомбометание осуществлялось даже боеприпасами времен Второй мировой войны, самыми дешевыми, но точно в цель

    Высокую оценку СВП-24 дали министр обороны Сергей Шойгу, начальник Генерального штаба Валерий Герасимов. Заместитель главы военного ведомства, а ныне вице-премьер Юрий Борисов сказал так: «СВП-24 – хороший прибор. Он учитывает полетные данные самолета по скорости, высоте, перегрузке, пространственному положению, количество и типы средств поражения с их баллистическими характеристиками, климатические условия, вплоть до направления и скорости ветра, и сам рассчитывает время отцепки боеприпаса. Бомбометание порою осуществлялось даже боеприпасами времен Второй мировой войны, самыми дешевыми и изначально неуправляемыми, но точно в цель».

    Проводя модернизацию самолетов ЗАО «ГЕФЕСТ и Т» в состоянии устанавливать комплекс СВП-24 на один борт в течение двух-трех недель.

    Не забывают здесь и про наземное оборудование. Предприятие, которым руководит Александр Панин, ранее поставляло автоматизированную систему подготовки полетных данных, для целеуказания самолетам только в ВВС, а теперь уже и в Сухопутные войска, ВМФ и ВДВ. Система постоянно развивается.

    Оборудованные ею самолеты прошли обкатку Сирией, заслужили уважение летного и инженерно-технического состава. Руководство фирмы и ее специалисты много работают в войсках, знают и успешно решают вопросы, возникающие при эксплуатации изделия.

    Но генеральный директор считает, что, кроме всего прочего, надо постоянно смотреть вперед, в том числе уметь предугадывать все возможные варианты развития боевой обстановки и противодействия противника. Каким, например, окажется полет к цели управляемого боеприпаса (крылатой ракеты) под воздействием иностранного спутника? В принципе любая информационная система может быть подавлена другой, и над этой проблемой надо работать.

    Боевые действия российских ВКС в Сирии оказались весьма эффективны, взвешивая каждое слово, говорит Александр Панин. Сегодня требуется уже не только точно попасть в цель, но и в строго заданное время, чтобы противник не успел сменить позицию. СВП-24 решает эту задачу, позволяет уверенно взаимодействовать в межвидовом пространстве. Образно говоря, «ГЕФЕСТ и Т» связал экипаж самолета с наземными операторами аппаратуры автоматизированного управления и целеуказания. Для наведения авиации у разведчика на руке крепится приборчик, с помощью которого (без голосовых сообщений) можно выдать координаты цели прямо на прицел экипажу подлетающего самолета.

    «Мы получили реальную возможность проверить, каким должно быть межвидовое взаимодействие войск, – подводит черту под разговором генеральный директор. – Что, кстати, потребует пересмотра некоторых документов по межвидовому взаимодействию».

    Конечно же, хотелось бы узнать, какова роль государства в выводе этой уникальной технологии на рынок? На него, понятное дело, нельзя обижаться. Но государство у нас олицетворяют обычно чиновники, которые далеко не всегда могут вникнуть в суть проблемы, оценить достоинства новых вооружений. В случае СВП-24 получилось так, как в свое время с приемом на вооружение РК «Искандер», ЗРПК «Панцирь-С1», других образцов техники с нелегкой судьбой. СВП-24 просто недооценили, и в серию была запущена другая система. Лишь война в Сирии поставила все точки над i.

    Сейчас, судя по всему, проблемы позади. Министерство обороны расширяет закупки для войск СВП-24 и ее модификаций. Однако, к большому сожалению, существующая ныне система ценообразования, объявленная ее авторами «революционной» и «мотивационной», таковой, по мнению Александра Панина, до сих пор не является, поскольку не стимулирует ни рост производительности труда на предприятиях «оборонки», ни выпуск инновационной продукции. Стержнем действующей системы ценообразования в сфере ГОЗ по-прежнему остаются нормо-час и трудоемкость, которые являются злейшим врагом производительности труда и всех инноваций. Конструкторы и инженеры в целях освоения выделенного бюджета вынуждены создавать не качественный продукт, а заведомо излишние нормо-часы, иначе не уложиться в разрешенную норму прибыли. Но зато затратный метод и фактические издержки в полной мере оправдывают наличие огромного аппарата чиновников (количество которых больше, чем во времена СССР) и осуществляемый ими контроль в угоду мнимой прозрачности расходов бюджета. Поэтому неудивительно, что законодательство в данной сфере становится все более витиеватым. Организаторы семинаров по тематике ГОЗ не случайно называют его «древом тайного знания». Это дает возможность чиновнику трактовать его по своему усмотрению и настроению. Найти золотую середину трудно, но возможно и необходимо, в противном случае, утверждает Александр Панин, повышение производительности труда так и останется декларацией и требуемого нашим Президентом экономического рывка не произойдет.

    Удивительно, но, несмотря на все существующие проблемы, в стране не перевелись энтузиасты, настоящие патриоты, которые своим талантом и усердием творят чудеса, укрепляют обороноспособность, думают о завтрашнем дне Вооруженных Сил. На таких и держится Россия. И таких существенно больше, чем нам кажется. Просто их не видно, они не стремятся на экраны телевизоров и в первые ряды разного рода собраний, но честно и добросовестно выполняют свою работу – не за страх, а за совесть!

    Интеллект для самолета

    Справка «ВПК»

    ЗАО «ГЕФЕСТ и Т» создано 3 марта 1992 года в городе Жуковском Московской области. Занимается модернизацией бортового и наземного оборудования авиационной техники (в том числе двойного назначения) и повышением эффективности применения неуправляемых средств поражения.

    Высокий научный потенциал специалистов предприятия, современная элементная база, новые технические и математические решения позволили получить принципиально новые возможности решения навигационных и боевых задач. Предприятием разработана и внедрена единая технология оснащения парка авиационной техники специализированной вычислительной подсистемой – СВП-24. Оно является единственным ее производителем и поставщиком. Созданный продукт в разы дешевле аналогов и более высокого качества. Универсальный характер технологии дает возможность оснащать указанным комплексом и его модификациями любые летательные аппараты, в том числе непосредственно в местах их базирования.

    Хозяйственная политика предприятия ориентирована на внедрение инновационных подходов, снижение издержек производства, повышение производительности труда, сокращение сроков изготовления продукции при сохранении и повышении ее качества, а также на инвестирование в инициативном порядке собственных средств в перспективные разработки, востребованность которых подтверждается временем.

    На международном военно-техническом форуме «АРМИЯ-2018» ЗАО «ГЕФЕСТ и Т» представляет свою экспозицию в павильоне «С», экспоместо «3D4-2».


    0 0

    В Интернете размещены фотографии САУ с разных направлений. Обнародованных снимков вполне достаточно, чтобы оценить ее боевые возможности, пусть и достаточно грубо. 

     

    Прежде всего, обращает на себя внимание ствол с противооткатным устройством, размещенным наверху. Само устройство и его защитный кожух, форма ствола сильно напоминают – фактически идентичны аналогичным конструктивным элементам старого доброго советского орудия – гаубицы Д-30. Так что есть все основания полагать, что артиллерийская часть «Богданы» получена путем модернизации (причем не очень глубокой – заменой 122-мм ствола на 155-мм при соответствующем усилении противооткатных устройств и люльки орудия) Д-30. Естественно, это гаубица с раздельно-гильзовым или картузным заряжанием. 

     

    Станок орудия высокий. База автомобиля, на шасси которого оно размещено, тоже высокая и узкая. При этом, судя по картинкам гаубицы в боевом положении, у нее отсутствуют боковые опоры – только кормовая. При стрельбе на больших курсовых углах будет создаваться мощный опрокидывающий момент, который просто перевернет гаубицу после первого выстрела. В результате допустимые углы наводки должны быть невелики – в пределах 10-12 градусов от оси  автомобиля. 

     

    Высокое расположение казенной части гаубицы над землей – более чем 1,5 метра в сочетании с отсутствием специализированных устройств подачи снарядов и зарядов, определяют неизбежно низкий темп стрельбы. Попробуй-ка быстро силами личного состава поднять на 1,5 метра стальную «чушку» в полцентнера.  

     

    Не видно на шасси САУ и зарядных ящиков в количестве, достаточном, чтобы разместить приличный боекомплект. Судя по фотографиям, возимый арсенал может быть в пределах десятка снарядов и зарядов к ним. Так что за САУ должен следовать транспортер с боеприпасами. А это снижает мобильность и автономность самоходки. 

     

    Ходовая часть САУ – трехосный автомобиль КрАЗ повышенной проходимости в такой модификации может иметь грузоподъемность в пределах 10-12 тонн. При этом боковых опор, способных принять на себя ударную нагрузку отдачи орудия у него нет – основная ее часть приходится на двухосную заднюю тележку грузовика. По этой причине ожидать выдающихся дальностей стрельбы от этой гаубицы также не стоит – в лучшем случае 18-20 км. В современных условиях для орудия такого калибра явно недостаточно. Впрочем длина ствола гаубицы, насколько можно определить по картинке, невелика – в пределах 40-44 калибров.

    Высокое расположение казенной части гаубицы – более чем 1,5 метра в сочетании с отсутствием устройств подачи снарядов неизбежно задают низкий темп стрельбы

     

     

    Шасси САУ, изображенной на фото, не имеет полноценного бронирования – можно считать, что оно присутствует только на кабине водителя. Артиллерийская часть САУ, включая приборы наведения,  расположена открыто и ничем не защищена даже от пуль стрелкового оружия, не говоря уже об осколках снарядов. При этом, если учесть ограниченную дальность стрельбы «Богданы», она будет находиться в зоне эффективного контрбатарейного огня противника. Так что боевая устойчивость этой гаубицы в реальных военных действиях крайне низка. Для сравнения: советские/российские САУ 152-мм 2С5 «Гиацинт» и 203-мм 2С7 «Малка» имеют дальность стрельбы порядка 30 и 37 км стандартным снарядом (активно-реактивным – процентов на 30 больше). То есть в боевых действиях они будут располагаться вне зоны эффективного огня основной части полевой артиллерии противника. 

     

    В целом следует признать, что «Богдана» ничего собой не представляет. Старая советская САУ 2С5 того же калибра существенно превосходит новейшую украинскую самоходку по всем тактико-техническим данным. Если такое убожество вызывает столь бурный восторг у представителей высшего киевского руководства – советник президента относится к данной категории истеблишмента в любой стране, означает это одно: ОПК соседней страны находится в глубочайшем упадке и ни на что достойное внимания не способен. Более того, после захвата власти на Украине проамериканской хунтой, ситуация ухудшилась.

     

    Константин СИВКОВ, доктор военных наук


    0 0

    Но, по мнению Петра Кириченко (Сайт «Я помню»), воевавшего на Т-34 -76 стрелком – радистом, именно так обстояло дело с его должностью: «Честно говоря, я считаю, что радист в Т-34 (речь идет именно о Т-34 -76, на Т-34 -85 Петр Кириченко не воевал - М.К.) был не нужен. Схема связи - простейшая, с ней бы справился любой член экипажа, ведь работали, как правило, на одной-двух волнах. Так что радист, как связист, был ни к чему».

     

    Конечно, самому радисту, как говорится, виднее, насколько мог любой член экипажа заменить его и обеспечить связь. Но ведь надо учесть, что в танкисты Петр Кириченко попал после учебы в Челябинской военной авиационной школе стрелков-бомбардиров, где довелось изучать сложную радиотехнику, сдавать диктанты, передавая до ста двадцати знаков смешанного текста в минуту. Понятно, что после этого танковая радиостанция казалось чрезвычайно простой.

     

    К своим возможностям в качестве стрелка отношение у ветерана не менее критическое: «Обзор через эту дырочку над стволом пулемета был ограниченный, а сектор обстрела и того меньше. Иногда пулемет повернешь, видишь, что кто-то бежит, а стрелять не можешь. Когда машина движется, так вообще ничего не видно, только земля-небо мелькают».

     

    В первый раз экипажу Петра Кириченко в бой довелось вступить под Воронежем летом 1942 года. Немецкая болванка пробила борт башни, командиру танка оторвало руку, вскоре он скончался. Пушка не действовала, но танк оставался на ходу. На пшеничном поле, где шел бой, стрелок - радист Кириченко старался не подпустить немецкую пехоту, но «ни черта не видел» - обзор колосья закрывали. Иногда, правда, стрелял, если все же удавалось разглядеть противника…

     

    Зимой довелось участвовать в Ржевско - Сычевской операции. Бригада, где служил Кириченко, по льду форсировала Волгу и две недели дралась на созданном плацдарме. Атакуя немцев, его «тридцатьчетверка» провалилась в ручей. Он был занесен снегом и не замерз, став настоящей ловушкой для танкистов, выбраться из которой им никак не удавалось. Застрявший танк, оказавшийся на «нейтральной» территории между нашими и немецкими войсками, кормой погружался в воду, в которой оказались трансмиссия и двигатель, но в боевом отделении было сухо. Командир из пушки и спаренного с ней пулемета отбивался от немцев, не давая им подойти. Стрелок - радист не мог стрелять – «из моего пулемета можно было стрелять только в воздух».

     

     

    Вот и послали стрелка – радиста, который не мог стрелять, за помощью. Добраться к своих ему удалось, удачной атакой немцев отбросили, танк и экипаж были спасены. Кириченко получил медаль «За отвагу» и поехал учиться в танко –техническое училище. После его окончания и получения звания младший техник – лейтенант Кириченко, разумеется, воевал уже в иных должностях. Прямо скажем, результативность действий стрелка – радиста, описанная им самим, не впечатляет.

     

    Надо признать, что такая оценка роли стрелка-радиста на Т-34 -76 часто встречается в воспоминаниях ветеранов. Например, Семен Коваленко, воевавший механиком-водителем на этом танке, отмечал: «Его (стрелка-радиста – М.К.) называли балластом. Радиостанция и танковое переговорное устройство ТПУ были слабенькими. Стрелять из кормового пулемета практически невозможно – обзор и сектор обстрела никакой». Что-то подобное припоминают многие ветераны.

     

    Но тогда возникает вопрос - а почему за все годы использования Т-34 -76 должность стрелка-радиста, как считают многие, практически ненужная, так и не была упразднена за ненадобностью?

     

    Может быть, при всей простоте обращения с танковой радиостанцией у других членов экипажа могло времени не хватать на работу с ней? И при всей неоспоримой ограниченности обзора и сектора обстрела стрелка –радиста его пулеметный огонь все же иногда был необходим, кашу, как известно, маслом не испортишь. Или все дело было в некой косности руководящего мышления?

     

     

    Максим Кустов


    0 0

    За годы Великой Отечественной СССР произвел 122,4 тысячи тонн  боевых отравляющих веществ, из которых 76700 т приходится на иприт и 20200 т – на люизит. Это, напомним, стойкие ОВ кожно-нарывного действия. Ими было снаряжено 4,5 млн. единиц химических боеприпасов, в т.ч. 4,1 млн. снарядов для пушек, гаубиц, морской артиллерии и мин, 100 тыс. реактивных снарядов и 300 тыс. авиабомб различного калибра.  

     

    СССР опередил нацистскую Германию в объемах выпуска ОВ – та за предвоенный период и во время Второй мировой выпустила 65 тыс. тонн. Правда, немцы первыми в мире начали производство боевого ОВ качественно нового класса – нервно-паралитического действия (табун). И накопили его с 1942 года почти 9 000 тонн. Факт обладания табуном немцам удалось сохранить в тайне до капитуляции Германии. Но на исход войны это не повлияло, да и не могло – прибегни нацисты к использованию своего химического оружия, их буквально залили бы боевой отравой, которой располагал не только СССР, но и США с Великобританией. Можно представить себе последствия химических залпов наших гвардейских минометов и таких же бомбовых ударов стратегической авиации союзников по городам Германии. Поэтому нацисты ограничились варварским уничтожением узников концлагерей циклоном-Б – синильнокислотным пестицидом, а большая химическая бойня во время Второй мировой так и не состоялась.

    Факт обладания табуном немцам удалось сохранить в тайне до капитуляции Германии

     

    Вспоминая историю этого противостояния, не следует забывать о великом подвиге работников советских заводов по производству ОВ, которое велось в условиях, весьма далеких от идеальных применительно к требованиям охраны труда. За то, что нацисты не осмелились применить против наших войск свои Nebelwerfer’ы (буквально – «туманометы», реактивные системы залпового огня, снаряжавшиеся химбоеприпасами) по прямому назначению, что на блокадный Ленинград и другие наши города не сыпались химические снаряды и бомбы, труженики тыла, «зарабатывая» страшные профзаболевания, платили своим здоровьем и жизнями.

     

    Подробнее об этом – в очередном номере «Военно-промышленного курьера»

     

    Константин ЧУПРИН


    0 0

    Трудно представить, что в начале Первой мировой ни одна из воюющих армий стальных шлемов не имела. Но как только боевые действия приняли вид позиционной окопной войны, «оборонка» отреагировала сразу. Пионерами стали французы, выпустившие стальной шлем, разработанный генералом Огюстом Луи Адрианом. Конструкция оказалась удачной, аналогичные каски начали выпускать сразу в других воюющих странах, в том числе в России. В некоторых частях «адрианки» и их более поздние разновидности дожили до начала Великой Отечественной, больше того – стали прообразом тех шлемов, в которых наша пехота штурмовала Берлин.

    Изначально каски не виделись защитой от пули – рекордсменом по ранениям в Первую мировую была шрапнель. Именно от нее и от осколков должна была защищать каска. Отсюда и широкие поля, заметные козырьки спереди и сзади. В дальнейшем каски стали более «пулеориентированными», однако делать их непробиваемыми оказалось бессмысленным. Немцы выпускали каски с «рожками», которые помимо вентиляционных функций служили и для крепления дополнительного стального щитка. И при прямом пулевом попадании голова оставалась цела, но не выдерживали шейные позвонки солдата...

    Русская армия начала получать первые каски, разработанные и сделанные в России, осенью 1916 года. «Адрианку» упростили в производстве, сделали прочнее, штампованный гребень заменили небольшой накладкой. Заказ разместили на нескольких предприятиях, но основную часть должен был произвести завод Сольберга в Хельсинки. Название «Сольберг» шлем получил, но грянувшие революционные события сделали Финляндию заграницей и около полумиллиона отштампованных, но не оснащенных подтулейной частью (в просторечии подшлемником) изделий в Россию так и не попали.

    Вопрос о собственной разработке для РККА встал в середине 20-х годов, но особо не форсировался. Оставшиеся от царских времен каски, на которых царского орла заменили жестяной красной звездой, и так использовались всего в нескольких частях, да и то для парадов. Наконец в 1934 году появилось первое полноценное ТЗ на стальной шлем.

    В разных источниках фигурирует эпизод, когда представленная военному руководству каска прошла испытание шашкой Буденного. Удар она выдержала, но получила замечание – плохо-де будет защищать от шрапнели. Соответственно первый пошедший в войска образец приобрел увеличенные поля и обозначение «Красноармейский шлем стальной обр. 1935 г.». Хотя в более поздних документах каска фигурирует под индексом СШ-36. Коллекционеры именуют ее «халхинголкой», но в войсках ее так не называли. Уже тогда утвердилось правило: на боевых шлемах никаких эмблем и надписей, красные звезды только на парадной амуниции.

    СШ-36 быстро доказал, что маршал Буденный был неправ: широкие поля парусили, у мотоциклистов, кавалеристов да просто у едущих в открытой машине красноармейцев каску сдувало набок.

    Как водится, собрали по миру образцы выпускаемых шлемов и на их основе стали разрабатывать свое уникальное изделие. Специалисты считают, что в основу нашей каски, принятой под обозначением СШ-39, лег итальянский образец. Она получилась достаточно тяжелой – 1200 граммов, но испытания показали вполне достаточную пулестойкость. Надо сказать, что для СШ-39 была разработана специальная легированная броневая сталь, производство стальных шлемов развернуто на заводе № 700 в Лысьве и в Сталинграде. Но на этом предвоенная история советской каски не закончилась. В 1940 году на снабжение Красной армии был принят образец СШ-40, отличавшийся главным образом конструкцией подшлемника – он в отличие от предыдущего образца крепился не на трех, а на шести заклепках, именно этот образец стал классическим, просуществовав по сути до наших дней. Почти все 10 миллионов СШ-40, выпущенных за годы войны, были произведены в Лысьве.


    0 0

    Липгар серьезно изменил конструкцию рулевого управления, привода тормозов, внедрил в подвеску седана четыре продольные рессоры, гидравлические рычажные амортизаторы и поставил на штампованные колеса, заменил двигатель на модернизированный «газовский» с автоматом опережения зажигания и усовершенствованным карбюратором. Двигатель ГАЗ-М1 в дальнейшем стал монтироваться и на грузовиках ГАЗ-АА (ГАЗ-ММ).

    Легковой седан получил индекс ГАЗ-М1, где М1 означало «Молотовский – первый» в честь Вячеслава Молотова, председателя Совнаркома, чье имя тогда носил ГАЗ. В группу проектировщиков М-1 входили Анатолий Кригер, Юрий Сорочкин и Лев Косткин (в дальнейшем все они занимали руководящие должности на ЗИЛе, ЗАЗе и МАЗе). Авто начало производиться с 1936 года, первую партию из 40 машин направили в Наркомтяжпром. ГАЗ-М1 быстро завоевал популярность у партийных и советских работников. Эмками (так прозвали авто) премировали отличившихся представителей партийной и производственной элиты, военных, полярников.

    Модификация с восьмицилиндровым двигателем предназначалась для НКВД

    У ГАЗ-М1 была передовая для своего времени конструкция. Закрытый четырехдверный кузов седана был цельнометаллическим и монтировался на раме, что позволяло сделать езду на машине максимально комфортной. Салон оборудовали новаторскими сиденьями с регулировкой, козырьками от солнца, боковыми форточками, прикуривателем и датчиком уровня топлива. Металлические детали салона автомобиля отделывались под дорогие сорта дерева окраской по металлу, обивка салона выполнялась из серого или коричневого шерстяного сукна.

    На ГАЗ-М1 внедрили «плавающую» подвеску двигателя с мягкими резиновыми подушками, что значительно снизило передачу вибраций на раму и кузов.

    По ровной дороге 50-сильный ГАЗ-М1 с 3,2-литровым мотором и трехступенчатой КПП легко набирал до 105 километров в час, для разгона с места до 80 километров в час требовалось 24 секунды. Средний расход топлива на 100 километров составлял 14,5 литра. Дальность хода – 460 километров. Грузоподъемность – 500 килограммов. Компоновка переднемоторная, заднеприводная. Большинство эмок красили в черный цвет с узкой красной декоративной полосой вдоль борта. Именно так выглядит экземпляр из экспозиции заводского музея «ГАЗ».

    Десятки экземпляров М-1 разыгрывались в лотерею Осовиахима. В свободную продажу авто не поступало, в 1938–1939 годах оно стоило в СССР восемь-девять тысяч рублей (20–30 средних месячных зарплат).

    Гражданская эмка имела разные модификации: фаэтон со складным верхом, пикап и фургон с деревянной крытой кабиной, полноприводный ГАЗ-61. В модификации «такси» ГАЗ-М1 был основной машиной таксомоторных перевозок в 1936–1946 годах в СССР. В 1937-м М1 экспонировался в советском павильоне на Всемирной промышленной выставке в Париже.

    Была спецмодификация с восьмицилиндровым двигателем для НКВД. На базе эмки разработали бронеавтомобили ФАИ-М, БА-20 и БА-20М.

    В войска эмка поступила как средство передвижения офицеров штаба и высшего командного состава. Этому способствовала хорошая проходимость авто по бездорожью, несмотря на гламурный вид. Мелкий ремонт можно было проводить в полевых условиях.

    Эмка вытеснила из РККА изношенные иностранные автомобили и позволила не покупать новые. Это существенно сократило импорт легкового автотранспорта и запасных частей, на которые СССР тратил большие деньги. Высвободившиеся средства пошли в народное хозяйство и на оборону.

    В начале 1939 года Институт городского транспорта Моссовета создал для ГАЗ-М1 одноосный грузовой прицеп грузоподъемностью 200 килограммов.

    На испытаниях вездеход заставили подняться по знаменитой «Чкаловской лестнице» – от набережной Волги к Нижегородскому кремлю

    Перед Великой Отечественной в штабах и тыловых учреждениях Красной армии эксплуатировалось более 10 500 легковых ГАЗ-М1. Всего для РККА было выпущено 62 888 машин, значительная часть несла службу до конца войны. Модификация ГАЗ-61 (-73 и -40) – армейский внедорожник стал первым в мире полноприводным автомобилем в кузове седан, выпускался в 1941–1945 годах. Разработкой занималось экспериментальное конструкторское бюро Виталия Грачева. Пришлось решать ряд сложных инженерно-технических задач. В итоге ГАЗ-61-73 мог брать на твердом грунте подъем до 28 градусов, на песке – 15 градусов с места и до 30 градусов с хода, проходил брод глубиной 82 сантиметра (со снятым ремнем вентилятора), преодолевал 90-сантиметровые рвы и уверенно шел по 40-сантиметровому снежному покрову. С полутонной нагрузкой машина разгонялась по шоссе до 108 километров в час, по песку – до 40 километров в час. В ходе испытаний вездеход заставили подняться по знаменитой «Чкаловской лестнице», ведущей от набережной Волги к Нижегородскому кремлю. Машина уверенно преодолела 273 каменные ступени вверх, причем не по прямой, а с поворотами, доказав отменные внедорожные способности.

    Вездеход решено было выпускать малой партией для высшего командного состава. Именно поэтому ГАЗ-61-73 и -40 получил прозвище «вездехода для маршалов». Самыми известными его пассажирами были Георгий Жуков (который всем другим машинам предпочитал именно такую), Иван Конев, Семен Буденный, Константин Рокоссовский и Семен Тимошенко. Всего планировалось выпустить 500 вездеходов обеих модификаций, но война откорректировала эти планы, и с конвейера сошли всего 200 таких машин: 194 в варианте «73» и шесть – в варианте «40».

    Был еще трехосный (6х4) штабной автомобиль ГАЗ-М25 с удлиненным кузовом (типа «рамбл-сит») от ГАЗ-М1 (1938). Количество посадочных мест – семь (пять в салоне плюс два открытых).

    С октября 1941-го начался выпуск ГАЗ-61-417, это легкий артиллерийский тягач с колесной формулой 4х4 для транспортировки 57-мм противотанковых пушек. В упрощенном кузове под продольными скамейками разместили снарядные ящики и прочую амуницию, сзади – прицепное устройство для орудия. Тягач штатно оснащался противотанковой 57-мм пушкой ЗиС-2 конструкции Василия Грабина, выпускавшейся на Горьковском заводе № 92.

    В передних крыльях установили запасные колеса: они не только обеспечивали быструю замену в случае необходимости, но и служили дополнительной противопульной защитой для двигателя. Выпущенные 36 машин приняли участие в битве за Москву.

    В 1942 году в блокадном Ленинграде на авторемонтной базе Ленинградского района ПВО одну машину ГАЗ-М1 оборудовали газогенераторной установкой.

    В июне 1943-го после налета гитлеровской авиации был разрушен кузовной цех Горьковского автозавода, что стало причиной прекращения массового производства ГАЗ-М1, но машину собирали вручную из имевшихся на складе запчастей. После окончания Великой Отечественной на ГАЗе выпускались ограниченные партии отдельных модификаций эмки. В 1946-м на заводской конвейер встал новый легковой автомобиль – ГАЗ М-20 «Победа».

    Остается добавить, что эмка стала героем популярной «Песенки военных корреспондентов» Константина Симонова и Матвея Блантера:

    Выпить есть нам повод

    За военный провод,

    За У-2, за эмку, за успех…


    0 0

    Солидным арсеналом ОВ к моменту нападения гитлеровской Германии располагал и Советский Союз. Ирония судьбы состояла в том, что в конце 20-х – начале 30-х научные исследования в области ОВ, разработки соответствующей спецтехники, тактики боевого применения и защиты велись в СССР при активном участии немецких специалистов на секретном объекте «Томка» близ поселка Шиханы в Саратовской области.

    Наши военные, конечно же, имели и собственный опыт использования ОВ. После того, как в мае 1915-го войска кайзера провели газобаллонную атаку хлором против русских войск у фольварка Воля Шидловская (Польша), вызвавшую девятитысячные потери, царское правительство приняло решение не только оснастить армию средствами защиты, но и ответить тем же. 27 октября того же года немецкие позиции под Барановичами внезапно накрыли восемь волн хлора, выпущенного русскими газобаллонными командами. Потери у неприятеля были также значительны.

    К началу войны главным средством применения химоружия стали рассматриваться артиллерия и авиация

    В 1916-м химические боеприпасы – снаряды с хлорпикрином, фосгеном и хлором – получила наша полевая артиллерия, а пехота – химические гранаты, снаряженные ОВ удушающего действия (причем первый образец такой гранаты был разработан еще в 1914-м). 26 января 1916 года русская армия осуществила в районе дороги Рига – Митава комбинированный химический удар по немцам одновременно газопуском и мощным артиллерийским налетом снарядами с фосгеном. Опустив морально-этические оценки, упомянем о том, что большевики, не особо церемонясь, применяли доставшиеся от старой армии боевые ОВ против белых и нелояльного населения (например повстанцев во время Антоновского мятежа, впрочем, безуспешно).

    30-е стали периодом настоящего военно-химического бума в СССР. Особый толчок был дан после того, как в 1934 году ЦК ВКП(б) получил письмо специалистов отечественного химпрома, где те выражали обеспокоенность возможным отставанием СССР от стран Запада в наращивании объемов выпуска ОВ. Номенклатура освоенных советской промышленностью ОВ включала «рецептуры» Р-2 (синильная кислота), Р-5 (иприт), Р-10 (фосген), Р-15 (адамсит), Р-43 (люизит) и т. д.

    Любители напустить тумана

    Развитие средств применения химического оружия в довоенном СССР и Германии происходило по похожим сценариям. Например, в вермахте были созданы так называемые войска дымопуска (Nebeltruppen – буквально «туманные войска») – особые артиллерийские части, получившие на вооружение сначала 105-мм минометы Nebelwerfer 35 («туманомет» образца 1935 года), а в конце 1940-го – еще и 158,5-мм реактивные системы залпового огня, более известные как 150-мм шестиствольные минометы (15 cm Nebelwerfer 41). Красноармейцы прозвали их ишаками, что объяснялось характерным звуком при стрельбе. Все эти системы предназначались якобы для постановки дымовых завес, а на самом деле их первостепенной задачей была стрельба химбоеприпасами.

    В Советском Союзе МС-107 и ХМ-107 – аналоги «туманометов» (калибр – 107 миллиметров) поступили на вооружение РККА в 1931 году. Впрочем, необходимость в них отпала в связи с включением в боекомплект отечественных «обычных» минометов (120-мм полковых и 107-мм горно-вьючных) химических боеприпасов. Наконец, известно, что 132-мм 16-зарядная реактивная система залпового огня БМ-13 (катюша), запущенная в серию правительственным решением 21 июня 1941 года, изначально разрабатывалась как средство ведения химической войны. Командование гитлеровских сухопутных войск, ощутивших на себе мощь катюш уже в июле, догадывалось о том, что БМ-13 могут стрелять и «эрэсами», начиненными ОВ, а потому приказало о каждом случае применения русскими нового вида оружия, стреляющего реактивными снарядами, докладывать командующему химическими войсками вермахта. Нет сомнений, что катюшу обязательно задействовали бы в химическом качестве, примени немцы свои «Небельверферы». Впрочем, не только ее. РККА располагала средствами химического уничтожения в наземном, военно-морском и воздушном вариантах. Полевая артиллерия Красной армии имела осколочно-химические и химические 76-, 107-, 122- и 152-мм снаряды. Таковых уже к середине 30-х хранилось на артскладах более 800 тысяч. Даже противотанкисты могли выводить врага из строя «химией». Для «сорокапяток» выпускались особые бронебойно-химические снаряды, предназначенные для смертельного отравления экипажей танков и броневиков. Такие же включались в боекомплект Т-26, БТ-5, БТ-7, Т-35, а также бронеавтомобилей БА-3, БА-6 и БА-10. Военно-морской флот мог применить химические снаряды для 130-мм и 180-мм артустановок эсминцев, лидеров, крейсеров и береговой обороны.

    Серьезный отравляющий потенциал имели ВВС РККА и авиация ВМФ, арсеналы которых включали сотни тысяч осколочно-химических и химических авиабомб вплоть до 500-килограммовых ХАБ-500, а также выливные авиаприборы и сбрасываемые химические ампулы. Применению химических авиационных средств были обучены экипажи бомбардировщиков, истребителей и разведчиков.

    Бронепоезд с ипритом

    Химические войска РККА не только отрабатывали защиту подразделений и частей от применения противником ОВ, но и готовились делать в ответ то же самое, то есть были войсками двойного назначения. Для заражения местности они располагали так называемыми боевыми химическими машинами (БХМ). БХМ-1 представляла собой 1,5-тонный грузовой автомобиль ГАЗ-АА, оснащенный вместо кузова 800-литровой цистерной, заполняемой тактической смесью иприта и люизита. Разумеется, сама БХМ-1 никакой живучестью на поле боя не обладала, в связи с чем ставка делалась на использование бронированных БХМ. К ним относились химические огнеметные танки ХБТ-2 (БХМ-2), ХБТ-5, ХТ-26 (БХМ-3), ОТ-37 (БХМ-4, плавающие) и химические танкетки ХТ-27. Все они, помимо использования в огнеметном качестве, могли применяться для «орошения» местности (через огнемет) такой же, как и у БХМ-1, смесью ОВ, а также дымопуска и дегазации. Согласно архивным данным к июню 1941-го РККА имела 308 ХТ-26 (в том числе 128 на Западном направлении), 14 ХБТ-2 и ХБТ-5, 1 опытный ХБТ-7, 10 ОТ-37 и 33 ХТ-27. Незначительным количеством танков ХТ-26 располагал флот – они имелись в составе подразделений химзащиты военно-морских баз. Кстати, это были первые штатные танки береговых войск нашего ВМФ.

    Известно также о произведенных в 1937–1939 годах в количестве около сотни оригинальных химических бронеавтомобилях БА-23 на шасси трехосного грузовика ЗиС-6, предназначенных как для заражения местности распыляемым ОВ, так и для ее дегазации. Существовали железнодорожные БХМ – входившие в состав бронепоездов или буксируемые бронедрезинами бронированные цистерны с ОВ и распылителями. Наконец, химический арсенал РККА дополнялся химфугасами и ядовито-дымовыми шашками. При необходимости облаченные в защитные костюмы и противогазы солдаты химических войск могли распылять ОВ с помощью ранцевых доживших до нашего времени дегазационных приборов РДП – аналогичными устройствами-опрыскивателями садоводы обрабатывают деревья от вредителей.

    К началу войны количество БХМ в Красной армии в сравнении с тридцатыми годами заметно снизилось, что объясняется не только износом, но и тем, что главным средством применения химоружия стали рассматриваться артиллерия и авиация. Кстати, собственными БХМ располагали и химические войска вермахта, но там они были на шасси полугусеничных тягачей.

    Что касается основного назначения советских химвойск – защиты от ОВ, то в предвоенный период они, помимо довольно примитивных средств вроде возимого дегазационного прибора ВДП и ему подобных, в 30-е годы получили вполне соответствующую тактико-техническим требованиям моторизованную технику – автомобильные химлаборатории армейского и фронтового звена АЛ-2 и бучильные установки (для дегазации зараженного обмундирования) БУ-2 на шасси ЗиС-5, автодегазаторы местности АХИ (шасси ЗиС-6), оружия и боевой техники АДМ-750 (ГАЗ-ААА), комплексы для спецобработки обмундирования и снаряжения горячим воздухом и паром АГВ-2 (ЗиС-6), авторазливочные станции АРС-3 (ЗиС-5) и АРС-6 (ЗиС-6) для дегазации техники и местности (при необходимости – ее заражения ипритом). Интересно, что некоторые из этих машин состоят под подобными индексами на вооружении и сегодня, разумеется, в современном исполнении.

    Наличие разнообразной техники химзащиты определяло готовность РККА к химической войне.


    0 0

    В первый день форума министру обороны Сергею Шойгу представили разработанную в кооперации Арзамасского приборостроительного завода имени Пландина, МАИ и Военного учебно-научного центра ВВС ВВА имени Жуковского и Гагарина перспективную станцию радиоразведки. Она спроектирована как полезная нагрузка для БЛА. Расчетная высота его полета – от 7 до 4000 метров. Пилотов для работы на станции уже готовят в ВВА. Разрабатывается аналогичная учебная программа для Арзамасского политеха.

     

    Как заявил представлявший новинку подполковник Владимир Мыльников, станция позволяет оперативно в широком диапазоне частот обнаруживать и определять с высокой точностью источники радиоизлучения (ИРИ). Если сравнивать эту разработку с аналогичными наземными станциями, она обладает большей дальностью действия. Радиус рабочей зоны в режиме как однополярного, так и многополярного определения места ИРИ от 15 до 120 километров. Подполковник Мыльников отметил, что станция может работать при сильном ветре – порядка 25 метров в секунду. 

     

    Сергей Шойгу, ознакомившись с новинкой, приказал активизировать создание экспериментального образца БЛА и представить его на форуме «Армия-2019».

    Блок подавления способен заглушить в радиусе двух километров сигналы всех существующих сегодня спутниковых навигационных систем

     

    В павильоне компании Zala Aero, дочерней фирмы концерна «Калашников», демонстрируется беспилотный комплекс ZALA 421-16E5V2, который уже проходит заводские испытания. Новый дрон отличается продолжительностью полета – он может держаться в воздухе до 14 часов и преодолеть за это время расстояние примерно в 1200 километров. Масса ЛА – 30 килограммов. Целевая нагрузка до пяти килограммов позволяет снарядить беспилотник шестью камерами для отслеживания обстановки на высоте до 5000 метров в любое время суток. Конструкторы разработали уникальную систему лазерного сканирования, позволяющую получать данные о рельефе местности, обнаруживать замаскированные объекты и устанавливать их характеристики. БЛА оснащен автоматической системой ведения оптико-электронной и радиотехнической разведки, аэрофотосъемки в видимом и инфракрасном диапазонах, передачи видео и голосовой связи.

     

    Кроме того, в экспозиции компании представлен разработанный для борьбы с дронами прибор REX-1. По словам гендиректора компании Константина Абашкина, это действенное оружие. Чтобы активировать его, достаточно нажать одну кнопку. REX-1 оснащен блоком подавления, способным заглушить в радиусе двух километров сигналы всех существующих сегодня спутниковых навигационных систем. Ружье против дронов комплектуется также стробоскопом и лазером. Его можно использовать при 40-градусных морозах и жаре до +50°.

     

    Иван Драгомиров

     

    Более полное представление о работе форума дает наша фотогалерея


    0 0

    Речь идет о таком новаторском устройстве как экзоскелет. Этот девайс уже успешно применяется в медицине, где с его помощью люди с ограниченной подвижностью получают возможность перемещаться и осуществлять необходимые движения. Ведущие страны мира стремятся приспособить эти устройства и для нужд вооруженных сил.


    С помощью экзоскелета боец должен получить возможность переносить более тяжелые грузы (в том числе и более мощную бронезащиту), передвигаться быстрее, совершать прыжки на дистанцию, недоступную для обычного человека.


    Так, сравнительно недавно американскими военными принято решение о принятии на вооружение экзоскелета, который носит название Tactcaa ssauat Light Operator Suit (T LOS).


    Технологичное устройство должно помочь своему обладателю видеть и ориентироваться в темноте, а также обеспечить его пуленепробиваемой броней, системами жизнеобеспечения и необходимой информацией о внешнем мире.


    Для этого T LOS оснащен современным бортовым компьютером и датчиками, считывающими основные медицинские показатели: температуру тела, давление и частоту пульса. Костюм может автономно обеспечивать солдата теплом и кислородом.


    Пока что известны только общие черты этого чудо-костюма, и составить о нем полное адекватное представление нельзя. Но уже сейчас понятно, что он едва ли превратит бойца в БТР или БМП, хотя стартовая цена пока соответствует таковой у бронетехники. 


    Известно также, что одним из слабых мест этого, и аналогичных ему девайсов, является проблема энергопитания. Время использования экзоскелета ограничено емкостью его аккумуляторов, после чего он превращается в груду бесполезного металла и пластика. То есть использование устройства, там где оно может быть наиболее востребовано – в автономных рейдах и разведвыходах, ограничено этим обстоятельством. 


    Российские конструкторы пошли другим путем – их экзоскелет является пассивным, то есть не нуждается в источниках энергии. Он представляет собой рычажно-шарнирное механическое устройство, позволяющее снять с человека значительную часть нагрузки. Поскольку экзоскелет выполнен из углепластика, он еще и очень легкий. Вес, в зависимости от исполнения конструкции, составляет от 4 до 8 кг.


    При этом боец среднего сложения с помощью такого устройства сможет без труда передвигаться с 50-ти килограммовым грузом не только во время длительных маршей, но и при проведении штурмовых операций.
    То есть, как мы видим, российские разработчики при создании своего экзоскелета руководствовались принципом разумной достаточности. Согласно сообщениям представителей Ростеха, экзоскелет уже прошел испытания в подразделениях специального назначения ВС России, в том числе и в условиях реальных боевых действий, где заслужил самую высокую оценку, доказав свою эффективность.


    Также сообщается, что по завершению окончательных испытаний, эта часть экипировки «воина будущего» будет представлена публике, на одной из оружейных выставок.


    Борис Дмитриев


    0 0

    Новая модификация - Merkava Mk.4 Barak отличается, прежде всего «мозгами». Согласно сообщениям источников в МО Израиля, она получит системы искусственного интеллекта, передового оповещения. Кроме того, новая машина будет лучше защищена за счет использования современных материалов и получит более передовые приборы наблюдения.


    Механик-водитель получит систему предупреждения о препятствиях. Кроме того, Merkava Mk.4 Barak будет иметь встроенную систему виртуальной реальности для учебных целей.


    С ее помощью, каждый танк можно превратить в тренажер, создавая на дисплеях изображение виртуальной местности: застройка, горно-лесистая местность и т.п. Таким образом, танк, находясь на полигоне в пустыне, сможет отрабатывать задачи в совершенно других типах местности.


    Как отметили в пресс-службе ЦАХАЛ, все эти изменения должны отучить израильских танкистов «вести бой с открытыми люками» (так часто делают командиры машин из-за плохого обзора), что приводило к неоправданным потерям. 


    Изменения коснутся не только «железа», будет изменена тактика применения боевых машин.


    Если сейчас основная тактическая единица ЦАХАЛ включает 9 танков – две группы по четыре и командирская машина, то в дальнейшем в ней будет десять Merkava Mk.4 Barak: – два командирских танка и четыре пары. По мнению командования сухопутных войск, это улучшит управляемость танковыми подразделениями в бою и обеспечит более высокую гибкость их применения.


    Но и этим не исчерпываются все новшества, которые готовит для танковых частей командование армией обороны Израиля. Танкистов ожидает психологический эксперимент, суть которого заключается в том, что экипажи боевых машин будут состоять из близких людей – родственников или друзей.


    Призывники, подавшие соответствующую заявку, в которой будет указано, что они хорошо знают друг друга, или их связывают родственные связи, будут направлены для прохождения службы в одно подразделение и в один экипаж.
    Причем, заявку, в которой может быть указано до четырех человек, могут подать как молодые люди, так и девушки – призывницы, которым теперь также разрешена служба на боевых должностях. Экипажи, правда, будут однополые – смешанных команд не предполагается.


    С помощью этого эксперимента командование надеется добиться высокой сплоченности экипажей и сокращения возможностей внутренних конфликтов, ухудшающих психологический климат в подразделениях.
    Глядя на все эти интересные обновления, невольно задаешься вопросом: неужели Тель-Авив решил вновь повоевать с «Хизболлой»?


    Напомним, что в ходе агрессии против Ливана в 2006 году был подбит 51 израильский танк и 16 тяжелых БМП, сделанных на базе танка.


    Борис Джерелиевский


    0 0

    Разработанные Д-8 и Д-12 получились неудачными. Поиски продолжились. Решение пришло после заключения контракта с Генри Фордом на поставку документации на его автомобили в СССР. В 1932 году КБ Ижевского завода создает броневик ФАИ – «Форд А Ижевский». Вариант на шасси ГАЗ-М1 получил наименование ФАИ-М. Всего выпустили 697 бронеавтомобилей ФАИ и ФАИ-М, это второй по массовости показатель в РККА в предвоенное время после броневика БА-20. Отличительной особенностью ФАИ и весьма прогрессивным решением стало размещение вооружения во вращающейся башне, хотя это и увеличило «рост» автомобиля до 2240 миллиметров, а массы – до двух тонн. Броневик был принят на вооружение в начале 1933-го. И хотя с 1934 года он полностью производился из отечественных комплектующих, название ФАИ решили не менять.

    Появление ФАИ-М не совсем обычно. Дело в том, что Ижевский завод продолжал выпускать бронекорпуса, когда производство шасси «Форд-А» уже прекратилось. Скопилось три сотни бронекорпусов. И тогда приняли решение ставить их на шасси ГАЗ-М1. С ноября 1938-го по январь 1939-го новый вариант испытали на полигоне НИИ БТ в Кубинке. Военные дали положительные отзывы. Принятый на вооружение под названием ФАИ-М гибрид отличался от прародителя задней частью, на которую монтировались дополнительный топливный бак и кронштейн для крепления запасного колеса. Основным местом производства ФАИ стал Завод корпусов в Выксе Горьковской области, модернизированный из Выксунского завода дробильно-размольного оборудования (ДРО).

    Бронедрезина «сделай сам»

    Бронеавтомобиль имел заднеприводное (4x2) шасси с передним расположением двигателя. Клепано-сварной корпус изготавливался из листов катаной стали толщиной четыре – шесть миллиметров, устанавливаемой под наклоном. В экипаж бронемашины входили два, реже – три человека. Отделение управления совмещалось с боевым, слева размещался водитель, справа от него при наличии третьего члена экипажа сидел командир машины. Пулеметчик располагался позади. Чтобы водитель и командир не упирались головой в крышу, над их местами делались глухие бронеколпаки. При экипаже из двух человек функции пулеметчика брал командир.

    В Испании и столкновениях с японцами ФАИ шел в боевых порядках вслед за танками, успешно поддерживая наступление

    Оптических приборов не было, обзор обеспечивался лобовыми стеклами и прямоугольными окнами в бортовых дверях машины. В бою все это прикрывали бронекрышки. Бортовые двери открывались вперед, защищая экипаж от огня в случае покидания броневика. Вне боя и на марше наблюдение можно было вести из люка на башне, закрывавшегося откидной куполообразной крышкой.

    Вооружался ФАИ 7,62-мм пулеметом ДТ. Боекомплект – 1512 патронов. Пулемет был установлен так, что обеспечивалось ведение огня без вращения башни в секторе ±10 градусов. Поворот башни осуществлялся физическими усилиями стрелка и с помощью спинного упора.

    Четырехцилиндровый карбюраторный двигатель жидкостного охлаждения ГАЗ-А мощностью 40 лошадиных сил позволял двигаться по шоссе с максимальной скоростью 80 километров в час. Запас хода с полным баком – 200 километров. Тормоза механические. Передние и задние односкатные колеса с пулестойкими шинами сверху прикрывались плавно изогнутыми крыльями, которые внизу смыкались с подножками, на которых иногда крепились ящики с запчастями и инструментами.

    В 1935 году несколько броневиков ФАИ оснастили приспособлениями для передвижения по железной дороге, силами экипажа в режим дрезины броневик переводился за 30 минут, развивал по рельсам скорость 86 километров в час. Боекомплект был увеличен до 2520 патронов. В 1936-м эти образцы поступили на вооружение 5-го отдельного батальона бронедрезин, где эксплуатировались до июля 1945 года, после чего их сменили БА-20жд, которые и воевали с императорской Японией.

    Долгая жизнь в плену

    ФАИ использовался в борьбе с басмачами в Средней Азии, в гражданской войне в Испании, на Хасане и Халхин-Голе, в Финляндии. Безвозвратные потери были незначительными. Например, в боях на Халхин-Голе и Хасане – 17 машин, в Зимней войне – две. Трофейные ФАИ охотно использовали франкисты во время войны в Испании.

    К началу Великой Отечественной в частях РККА числилось 376 ФАИ и ФАИ-М (в документах нет четкой дифференциации одной машины от другой). На советско-германском фронте основная масса машин была потеряна в 1941 году, но броневики использовались до 1943-го. На Забайкальском фронте и того дольше. Попавшие в финский плен броневики прослужили до 50-х годов как полицейские и учебные бронемашины.

    Кроме того, в 1934–1935 годах 30 ФАИ поставили в войска НКВД, а в 1936-м 15 машин продали Монголии.

    ФАИ отлично зарекомендовал себя как разведывательная и патрульная машина. Но слабые вооружение и бронирование не давали использовать ее в лобовых столкновениях непосредственно на поле боя. Попытки усиления того и другого предпринимались, но вели к ухудшению тактико-технических характеристик. Было решено поручить чисто боевые задачи другим бронеавтомобилям.

    Впрочем, в Испании и столкновениях с японцами ФАИ использовался в боевых порядках непосредственно вслед за танками, подавляя пулеметным огнем точки сопротивления и успешно поддерживая наступление. С поставленными задачами ФАИ справился, потери были незначительными.

    Из модификаций наиболее интересен ГАЗ-ТК («Трехосный Курчевского»). В 1934–1935 годах на шасси для 76-мм динамо-реактивной пушки конструкции Курчевского установили слегка удлиненный корпус от ФАИ, что позволило добавить еще и радиста. Трехосная машина имела лучшую проходимость, несмотря на возросшую до 2,62 тонны массу. Максимальная скорость – 60 километров в час. В серию ГАЗ-ТК не пошел.


    0 0

    Кто сейчас помнит о нем, кроме историков? А тогда, при подавлении «Восстания боксеров» русской армии пришлось защищать Благовещенск, спасать осажденную столицу КВЖД – Харбин и главную тихоокеанскую базу русского флота Порт-Артур и даже брать Пекин.

    Сталин распорядился кормить солдат сухим пайком раз в неделю, чтобы командный состав «твердо знал, как питать красноармейцев во время войны»

    Требовалось максимально быстро маневрировать войсками. Проблему довольствия традиционные бивачные костры с котлами не решали. И тогда в армию наконец поступили первые полевые кухни, конкурс на разработку которых проводился за несколько лет до того. Кухни фирмы «Крыштовъ, Брунъ и С-нъ» имели два варианта: четырехколесная пехотно-артиллерийская и двухколесная кавалерийская. Как водится, тут же посыпались претензии из войск – кухни тяжелые, неповоротливые, один котел позволял готовить лишь одно блюдо и на него уходило четыре – шесть часов. Интендантская служба объявила новый конкурс, включив в условия наличие двух котлов и строгое ограничение по весу – не более 32 пудов. Но все, что предлагали разные заводы, меньше 40 пудов не весило, а в снаряженном состоянии переваливало за 70. Слабосильным обозным лошадям – а кто лучших к кухне поставит? – не по плечу была такая нагрузка. Но изобретатель нашелся, и звали его Александр Турчанович. Главное его изобретение – каша в котлах не пригорала, поскольку их защищала масляная рубашка. Два котла с раздельными топками, время закипания воды – 40 минут, при этом кухня могла одновременно накормить 250 человек.

    Что называется – успели: кухня была запатентована в 1908 году как «Военно-походная кухня-самовар», и к началу Первой мировой ею были снабжены почти все подразделения русской армии.

    Собственно, революция в деле воинского питания на этом завершилась – кухни Турчановича благополучно провоевали Первую мировую, потом Гражданскую и продолжали служить в Красной армии, в них вносились кое-какие изменения, но и принцип, и конструкция сохранялись. РККА широко использовала походные кухни кавалерийского и пехотно-артиллерийского образца, двухкотельные 2КО и 2КО-У. Обе буксировались конной тягой.

    Советско-финляндская война заставила тыловиков вновь обратить внимание на питание войск в полевых условиях. Впервые пришлось использовать кухни с максимальной нагрузкой, поскольку их попросту не хватало для массированных боевых действий. Да еще выяснилось, что при такой интенсивной эксплуатации с медного котла за три-четыре месяца сходила полуда, что грозило массовыми отравлениями, об этом вспоминал легендарный глава интендантской службы РККА Андрей Хрулев.

    Тогда-то и были разработаны кухня-автоприцеп КП-3-37, а чуть позже ПК-39 и ПК-Ч-40. Наиболее совершенной была трехкотельная КП-3-37, позволявшая готовить одновременно три блюда да еще имевшая духовку для выпечки. Но она оказалась все-таки тяжелой, и к 1941 году на замену ей выпустили однокотельную КП-41, ставшую, что называется, родным очагом для миллионов советских солдат. Перед войной появились стихи Самуила Маршака:

    По дороге, громыхая,

    Едет кухня полковая.

    Повар в белом колпаке

    С поварешкою в руке.

    Он везет обед шикарный –

    Суп с трубою самоварной.

    Раз уж вспомнили Советско-финляндскую войну и Андрея Хрулева, стоит сказать, что они стали причиной появления абсолютно нового для Красной армии вида довольствия – пищевых концентратов. Летом продукты портятся от жары, зимой замерзают овощи, и проблемы хранения и доставки встали, что называется, ребром. Консервная промышленность была в то время не в состоянии накормить армию, и по заказу военного ведомства взялись за разработку концентратов. Сталин этой проблеме уделял огромное внимание.

    Сухим пайком в предвоенные годы называли именно поставляемые в армию концентраты супов и каш. Бойцы относились к ним с неким предубеждением, хотя горячий борщ получался всего за 10 минут. Как вспоминает Хрулев, Сталин распорядился даже в мирное время кормить солдат сухим пайком раз в неделю, чтобы командный состав «твердо знал, как питать красноармейцев во время войны».


    0 0
  • 08/27/18--12:07: Каша на марше
  • В СССР над проблемами питания военных работал целый институт Академии тыла и снабжения, где корпели диетологи в погонах. Работы не прекращались даже во время войны, исследовались порядка 70 тем. Хотя из-за условий военного времени выполнялось не более 60 процентов плана.

    В РККА был введен единообразный рацион, несколько отличавшийся по родам войск в зависимости от особенностей несения службы. Фронтовые части получали усиленный паек. Тыловые питались чуть хуже. Свой рацион полагался больным и раненым. Разработали даже вегетарианское меню для военных.

    Калорийностью (2800–3600 кк/сут.) суточный паек РККА уступал аналогичному в армии Российской империи. Зато красноармеец получал больше овощей, рыбы, некоторых других продуктов. К слову, в вермахте полагалось 4500 килокалорий в сутки в военное и 3600 в мирное время.

    Некурящие женщины-военнослужащие могли рассчитывать на 200 граммов шоколада

    Советскому командному составу выделялся доппаек – по 40 граммов масла, 20 граммов печенья, 50 граммов рыбных консервов и сигареты. Усиленное питание получали и летчики. В авиации ели три раза в день, горячие блюда – обязательно. Питались в столовых. Моряки получали еду с камбузов, танкистов и пехоту обслуживали полевые кухни («У самовара я и моя рота»). Самым распространенным блюдом был кулеш – вкусно и питательно. В ходу были каши. Есть воспоминания о том, что советским войскам в Сталинграде сбрасывали пельмени: мясо и тесто вместе, легко приготовить в котелке на костре, при транспортировке занимает мало объема, можно приготовить массово как полуфабрикат и доставить на место.

    Верховное советское командование выпустило около 100 приказов относительно рациона войск в ходе войны. Первые такие приказы появились в самом начале гитлеровской агрессии.

    Ежесуточный рацион войск в зоне боевых действий в 1941–1945 годах был неизменным: 800–900 граммов хлеба в зависимости от сезона, мука пшеничная 2-го сорта – 20 граммов, крупа – 140 граммов, макароны – 30 граммов, мясо – 150 граммов, рыбы на 50 граммов меньше, комбижир и сало – 30 граммов, растительное масло – 20 граммов, 1 грамм чая, 35 граммов сахара, 30 граммов соли.

    Разрешалась замена мяса рыбой или тушенкой. Вот почему бойцы в окопах были так рады американским консервам SPAM – это позволяло «добирать» мясо и наедаться досыта. Тушенка выпускалась в США по советскому ГОСТу.

    Овощами снабжали исправно: полкило картошки, 170 граммов капусты, 45 граммов моркови, свеклы, зелени и лука – ступенчато по пять граммов меньше.

    Курильщики получали 30 граммов махорки в сутки и три коробка спичек на месяц. Некурящие женщины-военнослужащие могли рассчитывать на 200 граммов шоколада или 300 граммов конфет ежемесячно.

    Летно-технический состав получал продуктов в полтора-два раза больше, чем в пехоте. Кроме того, 0,2 литра свежего и 20 граммов сгущенного молока, 20 граммов творога, 10 граммов сметаны, пол-яйца, 90 граммов сливочного и дополнительно 5 граммов растительного масла, 20 граммов сыра, сухофрукты и экстракт из фруктов.

    Подводники обильно питались квашеной капустой, солеными огурцами и луком для профилактики цинги и восполнения недостатка кислорода в боевом походе. Вместо стопки водки, знаменитых «наркомовских», употребляли 30 граммов красного вина. Танкисты и летчики пили коньяк.

    На суше и малых кораблях хлеб пекли на заводах и в пекарнях. Большие корабли имели на борту спецпечи. Широко использовались сухари.

    Питание не отличалось изысками от шеф-повара, но было сытным и вкусным.

    Пехота и летчики располагали неприкосновенным запасом для критических ситуаций, определенным постановлением № 662 Государственного Комитета Обороны от 12 сентября 1941 года «О нормах продовольственного снабжения Красной армии».


    0 0
  • 09/03/18--13:30: Сильные ватой
  • Впрочем, достаточно успешные попытки «ватизировать» зимнюю форму предпринимались за три десятка лет до этого: по итогам турецкой войны 1877–1878 годов в казачьей экипировке предписывалось иметь либо овчинный полушубок, либо бешмет – а он-то как раз по виду и функциям был изрядно похож на ватник. Его еще именовали «теплушка». Воюя в Маньчжурии, русские солдаты ознакомились с китайским вариантом подобной одежды, оказавшимся и легче, и удобнее.

    Сукна на шинели не хватало, и уже летом было принято решение: ватник становится форменной одеждой РККА

    Так что к Первой мировой «ватное снабжение» русской армии уже было поставлено на поток. Выпускались три размера ватной телогрейки и два – ватных штанов. Однако к форме они отношения не имели, поддевались под шинель и ходить в ватном облачении было примерно то же самое, что разгуливать в кальсонах. Но война быстро изменила правила приличия: раз удобно, значит, красиво. И потому на архивных фото тех лет мы уже видим в строю солдат, облаченных в ватники. Надо отдать должное разработчикам – военный стандарт предусматривал пошив телогреек из плотной, так называемой походно-палаточной бязи, то есть препятствий для того, чтобы они могли выполнять роль внешней одежды, не было.

    Тем не менее в РККА ватная экипировка перекочевала все-таки как вспомогательный утеплитель, что заставляет иначе взглянуть на вроде как новомодную концепцию формирования нынешних комплектов «Ратник». Да, слои одежды комбинируются в зависимости от поставленных задач и климатических условий. Хотя и бронежилет по большом счету – тот же ватник, только с другим наполнителем. То, что телогрейки оказались незаменимой одеждой для заключенных, затем сыграло нам на руку в войну, с организацией массового пошива проблем не было.

    Первый стандарт ватника специально для РККА появился в 1932 году. Он предусматривал, в частности, изготовление наружного слоя из гимнастерочной ткани, дабы отличать черные и синие «народнохозяйственные» изделия от армейских. А доказывать, что ватник отнюдь не зэковская одежда, начали мастера культуры. В частности, в кинофильме «Чапаев» и Анка, и Петька появляются в кадре в ватниках, что вряд ли могло быть в реальности.

    В 1935-м армейская куртка ватная начинает обретать вид, пригодный для ношения как полевая форма – отложной воротник, крючки в боковых швах для поддержки поясного ремня, прорезные карманы. С началом войны пришло понимание, что сукна на требуемое количество шинелей попросту не хватит, и уже летом было принято решение: ватник становится форменной одеждой Красной армии. К августу 1941 года подоспел и соответствующий стандарт. Приказом № 283 наркома обороны Союза ССР от 25 августа 1941 года на снабжение была принята куртка ватная, стеганая. Главное отличие от предыдущего образца – возможность крепления знаков отличия, вначале петлиц, позже и погон.

    Ставка на ватник полностью себя оправдала. Для его производства достаточно бытовой швейной машинки, соответственно развернуть и организовать пошив можно быстро и в любом месте. Ватник оказался очень удобным для бойцов – легкий, теплый, не стесняющий движений. Еще одно его потаенное достоинство – сухая вата была всегда под рукой, и при нужде ее, второсортную, использовали как перевязочное средство. А еще из ваты получался превосходный трут при пользовании зажигалкой-«катюшей» («Мода на огнеметы»), да и без него особо ловкие бойцы умудрялись извлекать огонь, катая ватный жгутик между двумя дощечками.

    Что интересно, немцы, испытывая огромную нужду в одежде, способной противостоять русской зиме, свои ватники так и не начали производить. Почему? Видимо, не в состоянии были получить необходимое количество хлопка. Мы же, имея свой, выращиваемый в республиках Средней Азии, еще и получали его по ленд-лизу. Учтем при этом, что огромное количество хлопка шло на производство пороха, взрывчатки и для медицинских целей. Но трофейными телогрейками немцы пользовались охотно, причем не только в тыловых подразделениях, но и на передовой, что категорически запрещалось приказами командования вермахта. Как результат – довольно частые случаи гибели одетых в ватники немецких солдат, поскольку их свои же принимали за русских.


    0 0

    История «Декабристов» начинается в 1926 году. Общее проектирование осуществлялось техническим бюро № 4 Балтийского завода под руководством Бориса Малинина. Исходно эти подводные лодки разрабатывались под условия боевого применения на Балтийском МТВД. В дальнейшем было признано, что их тактико-технические данные удовлетворяют и Черноморскому театру военных действий.

    Официальная закладка трех подводных лодок первой серии – «Декабрист», «Народоволец» и «Красногвардеец» состоялась на Балтийском заводе 5 марта 1927-го. Они предназначались для Балтийского флота. Подлодки для черноморцев были заложены на Николаевском судостроительном заводе 14 апреля того же года. Они получили имена «Революционер», «Спартаковец» и «Якобинец». Первые две лодки этого типа – «Декабрист» и «Революционер» вступили в строй соответственно в ноябре и декабре 1930 года. Остальные – летом и осенью 1931-го. Таким образом общее время постройки всей серии составило около 55 месяцев, а с момента начала проектирования – около шести лет.

    Размеры подводных лодок позволяли перевозить большие объемы грузов: 80 тонн жидкого топлива или до 100 человек личного состава

    Главное вооружение «Декабристов» – естественно, торпедное, восемь ТА – шесть носовых и два кормовых. Калибр 533 миллиметра в советском флоте был использован для подводных лодок впервые – до этого применялись торпедные аппараты 450 миллиметров. Это позволило вывести торпедное вооружение наших подлодок на уровень мировых стандартов. Боекомплект включал 14 единиц. В качестве основной торпеды была принята новейшая на тот момент модель 53-27 (533 мм 1927 года). Она имела максимальную скорость хода 45 узлов при дальности 3700 метров. Боевая часть несла 265 килограммов взрывчатки. Однако к моменту постройки подводных лодок этих торпед в нашем флоте в достаточном количестве еще не имелось. В этой связи в ходе боевой подготовки использовались старые 450-мм. Для их применения в штатные ТА «Декабристов» вставлялись вкладыши, соответствовавшие меньшему калибру. В дальнейшем по мере насыщения нашего ВМФ новыми торпедами необходимость в это отпала.

    Подводное оружие совершенствовалось, и со временем «Декабристы» получили парогазовые торпеды 53-38, 53-38У и 53-39, а также электрические ЭТ-80.

    Вспомогательное вооружение «Декабриста» первоначально включало 102-мм АУ Б-2, подобную тем, которые были установлены на эсминцах типа «Новик» («Ленин» – на Балтике, «Сталин» – на Тихом океане»). При длине ствола 45 калибров эти орудия обеспечивали стрельбу на дистанцию около 90 кабельтовых снарядом весом около 18 килограммов. Для задач ПВО на подводной лодке была установлена 45-мм АУ 21-К. Боекомплект составлял для главного калибра – 120 снарядов, для 45-мм пушки – 500. Оба орудия первоначально размещались на рубке.

    Наблюдение и связь в подводном положении обеспечивались двумя перископами – командирским и ночным зенитным, а также приборами звукоподводной связи «Сириус». Для поиска противника в подводном положении лодка имела шумопеленгатор «Марс-16». Радиостанция обеспечивала гарантированную связь на дальности до 200 миль, но только в надводном положении «Декабриста».

    Водоизмещение в надводном положении составляло 938 тонн, а в подводном – 1360. На этом основании корабли были отнесены к классу больших ПЛ. Максимальная скорость хода в надводном положении – 14 узлов. Предельная дальность плавания при этом составляла около 2500 миль. Экономическая надводная – около девяти узлов – обеспечивала дальность плавания до 8900 миль. Такой же была наибольшая подводная скорость. Но на девяти узлах лодка могла идти всего около двух часов, то есть 17 миль. Экономическая подводная скорость составляла 2,9 узла. В этом случае ресурса хватало на 158 миль. То есть непрерывное время боевых действий в подводном положении – около двух суток. Если учесть, что подзарядка аккумуляторной батареи должна была осуществляться вне района боевых действий, то время на позиции могло составлять в пределах полутора суток. Предельная глубина погружения – 90 метров, а рабочая – 75. Если учесть, что гидрологические неоднородности (подводный звуковой канал и слой скачка) распространены от 20 до 50–100 метров, можно сделать вывод о том, что «Декабрист» мог, маневрируя глубиной, использовать это для повышения дальности обнаружения противника в подводном положении или наоборот – для ухода от преследования его противолодочных сил. Но в ту пору, к сожалению, наши подводники не имели технических средств выявления распределения скорости звука по глубине. Тем не менее, опираясь на опыт, могли успешно отрываться от преследования противолодочных кораблей и катеров немцев.

    Важная характеристика любой подводной лодки – минимальное время погружения из крейсерского и позиционного положения. У «Декабристов» оно составляло соответственно 90 и 30 секунд. Для своего времени это были вполне удовлетворительные показатели.

    «Якобинец» к началу войны находился в капитальном ремонте и был взорван при оставлении Севастополя

    Сравнение «Декабриста» с современными ему итальянскими лодками типа «Джованни Боузан» (водоизмещение: 860 тонн – надводное и 1038 – подводное) и «Фрателли Бандиера» (соответственно 850 и 1100 тонн) показывает, что наша подводная лодка по вооружению, дальности плавания и глубине погружения находилась на уровне высших достижений мирового кораблестроения. Однако она уступала «итальянцам» в максимальной скорости хода – они имели около 18 узлов против наших 14. Это был существенный недостаток: в условиях неразвитости противолодочных сил обгон в надводном положении обнаруженной цели для выхода в позицию атаки был вполне приемлемым способом действий.

    В 1933–1934 годах, когда в нашем флоте для подводных лодок были введены буквенно-цифровые обозначения, их получили и «Декабристы». Головной корабль стал Д-1, «Народоволец» – Д-2, «Красногвардеец» – Д-3, «Революционер» – Д-4, «Спартаковец» – Д-5 и «Якобинец» – Д-6. Однако в повседневной жизни и даже порой в боевых документах продолжали фигурировать и первоначальные имена.

    В 1936–1941 годах все сохранившиеся пять подводных лодок типа «Декабрист» прошли капитальный ремонт и модернизацию. Они получили новое орудие главного калибра – 100-мм АУ Б-24 ПЛ, которая была перенесена на палубу. Несколько были изменены форма и размеры рубки. 45-мм АУ осталась на ней. Замена орудия обусловлена тем, что скорострельность АУ Б-2 признали недостаточной – она составляла всего четыре – шесть выстрелов в минуту. Кроме того, военные посчитали необходимым повысить дальность стрельбы лодочного орудия (новое имело дальность до 120 кабельтовых). Были также установлены более совершенные РЭС.

    К началу войны в строю оставалось пять «Декабристов». Д-1 была переведена на Северный флот и 13 ноября 1940 года погибла в ходе испытаний после ремонта при глубоководном погружении. Предполагается, что она опустилась ниже 120 метров, что привело к разрушению прочного корпуса. Д-2 служила на Балтике, Д-3 – на Севере, а остальные (Д-4, Д-5 и Д-6) – на Черном море.

    Д-2 («Народоволец») благополучно пережила войну. Она совершила четыре похода (70 суток, коэффициент боевого использования – 0,05), выполнила 12 атак, из которых две были успешными (по документам СССР и Германии): потоплен транспорт «Джекоб Фритцен» водоизмещением 4090 тонн и поврежден торпедой паром «Дойчланд».

    Североморский Д-3 «Красногвардеец» погиб после 10 июня 1942 года, предположительно подорвавшись на мине. Эта лодка действовала намного активнее – восемь боевых походов общей продолжительностью 138 суток. Выполнила также 12 атак. Однако по сверенным советско-германским данным, все они оказались безрезультатными.

    Черноморские «Декабристы», помимо действий на коммуникациях противника, активно привлекались к решению транспортных задач в интересах снабжения войск на изолированных плацдармах. Благо, размеры подводных лодок позволяли перевозить относительно большие объемы – 80 тонн жидкого топлива, или до 60 тонн сухих грузов, или до 100 человек личного состава. Д-4 «Революционер» погиб 11 ноября 1943-го во время транспортного рейса в Севастополь, атакованный итальянским торпедными катерами. Всего он совершил двенадцать боевых и шесть транспортных походов общей продолжительностью 227 суток. Выполнил восемь атак, из которых одна оказалась успешной: потоплен болгарский транспорт «Варна» водоизмещением 2441 тонна. Д-5 «Спартаковец» – вторая подводная лодка типа «Декабрист», встретившая победу и единственная этого типа на Черном море. Она совершила тринадцать боевых и три транспортных похода общей продолжительностью 128 суток. За всю войну ей только один раз довелось применить торпедное оружие, но атака оказалась безрезультатной. Правда, помогла артиллерия – огнем 100-мм орудия она потопила судно водоизмещением около 50 тонн.

    Д-6 («Якобинец») к началу войны находилась на капитальном ремонте в Севастополе и была взорвана личным составом при оставлении города.

    «Революционер» и «Спартаковец» активно привлекались к огневой поддержке приморского фланга армии, нанося артиллерийские удары по наземным целям.

    Константин Сивков,
    заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

    #Борис Михайлович Малинин


    0 0

    Органы военного управления провели большую предварительную работу по обновлению и уточнению гособоронзаказа с изучением потребностей ВС РФ по закупке и ремонту ВВСТ, выполнению ОКР. Учитывались практическое применение вооружения и техники, опыт организации боевой подготовки. В результате исполнения контрактов войска получат самые современные образцы. Первоочередное внимание новейшему высокоточному оружию.

    После Сирии – в серию

    «Мы сегодня завершили важный этап – подписание контрактов по ГОЗ. Они заключены с производителями самых современных ВВСТ, прошедших апробацию в боевых условиях и востребованных в войсках, – констатировал заместитель министра обороны Алексей Криворучко. – Особо хотелось отметить контракт по Су-57. Заказаны 15 машин, первый серийный самолет поступит в ВС РФ уже в следующем году. При этом работы над этим перспективным комплексом продолжатся, он будет совершенствоваться. Самолет – лучший в мире, превосходит все аналоги, успешно прошел серийные испытания».

    Подготовлены предложения по разработке нового необитаемого боевого модуля для Т-15 с 57-мм пушкой и пусковыми установками ПТУР «Атака»

    По их результатам на основе анализа опытной эксплуатации поставленных ранее самолетов будут сделаны соответствующие корректировки. Это может быть конец следующего – начало 2020 года.

    Что касается самолетов МиГ-35, то в течение пяти лет войска получат установочную партию МиГ-35С и МиГ-35УБ. Они будут переданы в испытательные и учебные части ВКС для опытной эксплуатации и переподготовки летного состава.

    Продолжится работа над платформой «Армата». Подписан контракт на 132 машины Т-14 и Т-15. Первые девять войска получат уже в этом году. Первый контракт по этим машинам будет выполнен до конца 2021-го. Все характеристики «Арматы» подтверждены испытаниями. «У нее, безусловно, есть потенциал не только в России, но и для поставок на экспорт», – подчеркнул Криворучко. И это должно положить конец слухам о том, что «Армата» – чересчур амбициозный проект, опередивший время, слишком дорогой и может быть реально востребован только через несколько лет. «Машины будут жить», – главный вывод, озвученный замминистра обороны, несмотря на ряд вопросов, связанных с ценовой политикой и некоторыми другими проблемами, например долгами Уралвагонзавода, которые, по некоторым данным, превысили 57 миллионов рублей.

    Напомним: Т-14 (индекс ГБТУ – объект 148) – новейший российский основной танк с необитаемой башней на базе универсальной гусеничной платформы «Армата». В 2015 году изготовлена предсерийная партия из 20 танков. В 2017-м началось серийное производство. Одновременно с этим – процедура военной приемки и устранения недостатков.

    Т-14 – первый в мире танк, реализующий в конструкторском замысле концепцию «сетецентрической войны», где машина используется прежде всего для разведки, целеуказания и корректировки огня САУ, ЗРК и Т-90 из сопровождения тактического звена. Для этого в Т-14 имеются круговой доплеровский АФАР радар средней дальности, ультрафиолетовые HD-камеры наблюдения с круговым охватом на 360 градусов, способные детектировать работу двигателей техники по выхлопу их ионизированного газа. Танк может запускать беспилотный аппарат разведки и целеуказания «Птеродактиль» с собственной обзорной РЛС и инфракрасным прицелом. БЛА «сидит» на кабеле, поэтому за счет электроэнергии танка неограниченно долго следует за ним. Проводная передача данных защищает БЛА от РЭБ. «Птеродактиль» позволяет танку вести огонь с закрытых позиций или при нахождении внутри облака маскирующей аэрозоли «Афганит», а также передавать разведанные цели другим машинам.

    Т-14 – стелс-танк с кардинальным снижением видимости в инфракрасном, радио- и магнитном диапазоне, что сокращает (даже без использования аэрозолей) дистанцию захвата цели ГСН «Джавелина», «Спайка» или «Бримстоуна» и аналогичных им в 2,7 раза.

    «Арматам» дали ход

    Что касается Т-15 (объект 149), это, напомним, перспективная российская боевая бронированная машина на базе универсальной гусеничной платформы «Армата». Срок государственных испытаний – 2016–2017 годы. После их завершения должно было начаться серийное производство. Но завод ждал, что называется, отмашки, которой и явилось подписание госконтракта.

    Т-15 станет первой в Вооруженных Силах России тяжелой БМП. По некоторым данным, в 2016 году уже был оформлен заказ на производство неизвестного количества Т-15. БМП Т-15 имеет танковый уровень бронирования и активную защиту «Афганит», что позволяет вести бой в одном строю с Т-14. А наличие современного ракетного вооружения (ПТРК «Корнет») и зенитной пушки – эффективно обстреливать как наземные, так и воздушные цели.

    «Мы поставляем в армию базовые платформы «Армата», в этом году – девять машин, – пояснил генеральный директор АО «НПК «Уралвагонзавод» Александр Потапов. – У нас с этой системой вооружения связаны большие перспективы, как в свое время с танком Т-72, который поставлялся в войска с начала 70-х».

    Напомним, что после модернизации Т-72 значительно повысил боевой потенциал. На форуме «Армия-2018» была представлена модернизация танка – Т-72Б3. Сегодня, по словам Потапова, подготовлены предложения по разработке нового необитаемого боевого модуля для Т-15 с 57-мм автоматической пушкой и пусковыми установками ПТУР 9М120 «Атака» разработки АО «ЦНИИ «Буревестник» (входящего в состав НПК «Уралвагонзавод»). Это перспективная боевая машина, которая весьма положительно оценивается военными.

    «Мы создали, образно говоря, фундамент, на котором будем строить новый дом, – подытожил Потапов. – Подготовка к этому завершена, на что настроена и вся наша кооперация. Трудовые коллективы готовы к выпуску современных, перспективных боевых машин».

    Вернемся к оценке, данной заместителем министра российскому многофункциональному истребителю пятого поколения. Су-57 (заводской индекс Т-50) разрабатывается в ОКБ имени П. О. Сухого по проекту «ПАК ФА» (программа «И-21»). Самолет призван заменить в наших ВВС тяжелый истребитель Су-27. Ранее для поставок за рубеж на базе Су-57 совместно с Индией предполагалось создание экспортной модификации самолета с обозначением FGFA (Fifth Generation Fighter Aircraft – истребитель пятого поколения), однако в конце апреля 2018 года Нью-Дели вышел из проекта, сославшись на несоответствие машины заданным требованиям. При этом основной причиной называлось отсутствие технологии малой заметности.

    Первый полет совершен 29 января 2010 года. В 2013-м началось мелкосерийное производство самолетов на КнААЗе (где проводилась сборка опытных образцов) для испытания вооружения. Серийные поставки Су-57 в строевые части намечено было начать в 2018–2019 годах. Первый полет Су-57 с двигателем второго этапа («изделие 30») состоялся в IV квартале 2017 года. Установка этих двигателей на серийные машины планируется в 2023–2025-м.

    Самолет полностью отвечает всем требованиям к истребителям пятого поколения: малозаметен (в том числе благодаря комбинации стелс-технологий и средств РЭБ), обладает сверхзвуковой крейсерской скоростью, способен маневрировать с большими перегрузками, оснащен передовой электроникой, многофункционален. Масса планера снижена за счет широкого применения композиционных материалов, по словам главного конструктора Александра Давиденко, по массе они составляют четверть веса пустого самолета, а по площади поверхности – 70 процентов. По сравнению с Су-27 в планере Су-57 в четыре раза меньше деталей.

    «Арматам» дали ход

    Отображение информации в кабине пилота осуществляется двумя многофункциональными индикаторами МФИ-35 диагональю 15 дюймов, одним МФИ меньшего размера ниже-справа, одним резервным индикатором, широкоугольной коллимационной системой ШКС-5 и речевым информатором. Также известно, что часть информации будет отображаться на стекле шлема пилота.

    На прототипе, а также на первых серийных образцах, которые должны были поступить на вооружение в 2015 году, установлены двигатели первого этапа – АЛ-41Ф1. Это авиационный турбореактивный двухконтурный двигатель с форсажной камерой и управляемым вектором тяги, созданный НПО «Сатурн» по заказу ОКБ Сухого. Он позволяет развивать сверхзвуковую скорость без использования форсажа, а также имеет полностью цифровую систему управления и плазменное зажигание. В отличие от Pratt & Whitney F119-PW-100 для F-22 Raptor у нашего круглое, а не прямоугольное сопло. От двигателя для Су-35С его отличают повышенная сила тяги, сложная система автоматизации, полностью цифровая система управления, новая турбина и улучшенные расходные характеристики.

    По программе «ПАК ФА» разрабатывается двигатель второго этапа под условным обозначением Тип 30. По мнению генерального конструктора НПО «Сатурн» Виктора Чепкина, в дальнейшем он может получить индекс АЛ. Двигатель второго этапа намереваются разработать в течение 10–12 лет с даты тендера Минобороны РФ, в котором участвовали ОДК и НПЦ «Салют». В декабре 2014-го гендиректор ОДК Владислав Масалов сообщил о планах довести его до установки на машины и первых вылетов к 2017 году. По словам представителя ОДК, внедрено много новшеств, некоторые не имеют и близкого аналога. Первый полет Су-57 с «изделием 30» состоялся 5 декабря 2017 года.

    «У машин, которые будут поставляться в войска, лучшее соотношение тактико-технических характеристик, боевых возможностей и цены, – заявил после подписания контракта на форуме «Армия-2018» президент ОАК Юрий Слюсарь. – Для нас это большой и радостный день по обеим машинам – Су-57, МиГ-35, знаменательный итог многолетней работы многотысячных коллективов и всей кооперации». Кстати, у обеих машин большой экспортный потенциал.

    Начиная со следующего года Су-57 начнет поступать в ВКС. «Я твердо убежден, что он станет основой целого семейства самолетов, как Су-27 в свое время. Это платформа, которая начнет развиваться, модернизироваться, ремоторизироваться. На нее будут ставиться все более современные системы, увеличивающие боевые возможности и функционал. Это в значительной степени определит облик нашей фронтовой истребительной авиации на многие годы вперед», – отметил Юрий Слюсарь.

    Но это еще и загрузка предприятий. Сейчас они обеспечены текущей работой по самолетам поколения «4++» (Су-34, Су-35, Су-30СМ, МиГ-29 различных модификаций). А для корпорации в целом это отработка технологий для серийного Су-57 – на заводе в Комсомольске-на-Амуре, Миг-35 – в Луховицах.

    Авансы и заделы

    По результатам прошлого года выполнение ГОЗ превысило 98 процентов (по ремонту с модернизацией – 97%). Это говорит о том, что абсолютное большинство предприятий ОПК научилось работать с Министерством обороны в установленные сроки, планово сдавать продукцию, а не заниматься штурмовщиной.

    У Су-57 и МиГ-35 большой экспортный потенциал

    Если говорить о текущем выполнении госзаказа, по основным позициям свыше 40 процентов от объемов текущего года уже поставлено в Минобороны, оказано порядка 30 процентов услуг по ремонту и сервисному обслуживанию.

    МО РФ третий год подряд работает с предприятиями ОПК по новой схеме. Речь о поквартальном авансировании с учетом технико-экономического обоснования потребных финансовых средств и с учетом остатков на счетах. Это результат ФЗ-159, который способствовал организации ритмичной работы, позволил более или менее равномерно, поквартально поставлять технику в войска.

    32 государственных контракта с 20 организациями оборонно-промышленного комплекса на общую сумму более 130 миллиардов рублей – веха в реализации ГПВ. Помимо поставок техники и вооружения, в войсках будут пополнены запасы боеприпасов, создан задел на будущее в закупках перспективной авиационной техники, боевых бронированных машин различного предназначения, перспективных малых ракетных кораблей и комплексов связи.

    Что еще получат войска?

    Защищенный санитарный автомобиль «АС Линза», который был представлен на форуме. Он разработан на шасси перспективного семейства «Тайфун-К» в двух вариантах: для поиска, сбора и вывоза раненых с поля боя, а также как средство тактического звена для медпункта батальона.

    Защищенные автомобили семейства «Тайфун-К» прошли проверку Сирией, где зарекомендовали себя с положительной стороны. Конструкторский коллектив доводит модель с учетом полученного опыта и рекомендаций военнослужащих.

    Заключен контракт на строительство МРК 22800, а это продолжение проекта 21631, хорошо показавшего себя опять-таки при выполнении антитеррористической операции, обусловлено потребностью ВМФ в обеспечении кораблями данного класса Тихоокеанского флота. А региону это даст существенную экономию при их дальнейшей эксплуатации и сервисном обслуживании.

    Итоги форума «Армия-2018» еще будут анализироваться на различных уровнях. Но в целом можно сказать, что он подтвердил способность нашего ОПК успешно работать вопреки западным санкциям. Технологический рывок, о необходимости которого говорил президент России, совершается на наших глазах. Успешные испытания сверхскоростной противоракеты с улучшенными характеристиками, проведенные ВКС на Сары-Шаганском полигоне в Казахстане, весомое тому подтверждение.


    0 0

    Уважаемый господин председатель!

    Обратиться к вам с открытым письмом меня подтолкнул ряд обстоятельств, связанных с состоянием и перспективами развития зенитных ракетных систем семейства С-300В, в частности С-300В4.

    В соответствии с гособоронзаказом (ГОЗ-2020) зенитная ракетная система ПРО-ПВО С-300В4, созданная на базе успешно прошедшей госиспытания ЗРС С-300ВМ («Антей-2500»), выпускается серийно и поступает на вооружение в войска. Но сама система в этой модификации госиспытаниям не подвергалась, что само по себе является парадоксом. Сейчас принято решение о проведении госиспытаний.

    Думаю, что они были бы и не очень нужны, но уж коли назначены, из этого надо извлечь пользу и определить основные направления развития, совершенствования и модернизации системы С-300В4. Это и побудило меня обратиться к вам с открытым письмом.

    Некоторые наши технические решения американцам хотелось внедрить в систему THAAD

    Полагаю, что в сложившейся ситуации позиция Государственной комиссии и особенно мнение ее председателя могут иметь решающее значение. Говорю об этом не понаслышке – в 1989–1990 годах сам был председателем Государственной комиссии по совместным испытаниям ЗРС С-300ВМ, в последующем справедливо названной «Антей-2500», которая стала базовой для ЗРС С-300В4.

    По ряду причин в Вооруженных Силах Советского Союза, а в последующем – Российской Федерации произошел разрыв между поколениями. Наше поколение, вложившее огромный труд в обоснование, создание и освоение системы вооружения войск ПВО Сухопутных войск, до сих пор не имеющей аналогов в мире, не смогло передать современному поколению свои знания, опыт, любовь и почтительное отношение к созданному вооружению и технике. К сожалению, мы не смогли передать и те наработки, которые накопились у нас в процессе производства и эксплуатации современных систем ВВТ и их модернизации.

    Скорее всего вследствие этого современное поколение совершенно по-другому стало относиться к поставляемому сейчас в войска достаточно современному вооружению ПРО и ПВО, рассматривая его образцы больше как некий покупной продукт, а не результат совместной с предприятиями оборонно-промышленного комплекса созидательной работы. Мне это напоминает отношение, с одной стороны, владельца автомобиля к нему как средству, приносящему радость, удобство и удовольствие, и с другой – таксиста-наемника к своей машине как средству для зарабатывания денег.

    Глубоко убежден, что подобный подход к испытаниям перспективной и крайне важной системы, такой как С-300В4, не будет способствовать объективной оценке ее возможностей, выработке направлений совершенствования и вектора развития. Тем более не исключено давление на вас как на председателя и на членов Государственной комиссии со стороны так называемых заинтересованных организаций и неких «экспертов и специалистов», в том числе и из состава нашего ОПК, маскирующихся под «патриотов», радеющих за сбережение «народных средств». Конкуренты как из дальнего, так и из ближнего зарубежья имеют для этого достаточно и опыта, и необходимых ресурсов. В свое время (а это был еще Советский Союз) сам как председатель Госкомиссии подвергался подобному давлению. «Радетели» предлагали закрыть линейку ЗРС типа С-300В и сосредоточить усилия только на развитии систем ряда С-300П. Устояли.

    В результате ЗРС С-300ВМ («Антей- 2500») не только была принята на вооружение, но и США впервые в мировой практике купили у нас боевые и технические средства ЗРС семейства С-300В (разумеется – С-300В, а не С-300ВМ).

    Мы их хваленый «Пэтриот» не покупали. Как зенитное ракетное средство он нам оказался неинтересен. В ЗРК «Пэтриот» используются фактически те же физические принципы, что и в ЗРС ряда С-300П (наведение через ракету), с чем мы хорошо знакомы и умеем оценить сильные и слабые стороны такого построения систем. А вот американцев уж очень заинтересовала ЗРС семейства С-300В. Некоторые наши технические решения хотелось внедрить в разрабатываемую в то время в США систему THAAD.

    Говорю достоверно, соучаствовал в диспуте по оценке возможности продажи в США средств ЗРС семейства С-300В (эксперты, и я в том числе, пришли к выводу, что вскрытие боевых алгоритмов и программного обеспечения боевых средств системы маловероятно). Более того, в 1996 году был на переговорах в США в специально учрежденной американской стороной для закупки С-300В компании Normandy Inc. Создание фирмы-однодневки и назначение ее руководителем экс-директора Разведуправления Минобороны (РУМО) США подчеркивает значимость для ВПК США приобретения средств системы С-300В.

    Но несмотря на предпринятые США меры, ключевые решения, внедренные в ЗРС семейства С-300В, в том числе систему вертикального старта ЗУР, создание гиперзвуковой энерговооруженной ЗУР с принципиально новой системой управления, идеологию построения узла разведки и целеуказания, систему распознавания типов целей, создание высокоэффективной двухфракционной боевой части направленного подрыва и ряд других технических новшеств американским фирмам повторить так и не удалось.

    Превосходим в стрельбе, уступаем в продаже
    «Пэтриот» PAC-3. Фото: topwar.ru

    Окончательная точка в конкуренции ЗРС семейства С-300В и ЗРК «Пэтриот», казалось бы, была поставлена в Абу-Даби на выставке вооружений «Айдекс», где США внезапно и необоснованно предприняли еще одну попытку дискредитировать нашу систему, хотя к тому времени были уже хорошо знакомы с ней.

    Из-за внезапно возникшей по инициативе США на пресс-конференции ситуации ваш покорный слуга вынужден был в течение 2,5 часа провести интегральный анализ боевых характеристик и возможностей обоих систем. К этому времени мне удалось побывать на «Пэтриоте», оценить его конструкцию и даже поработать на тренажере. Мы не хотели дискредитировать «Пэтриот», но американцы нас сами на это спровоцировали.

    На следующий день в основном печатном СМИ стран Персидского залива – газете Gulf News была опубликована статья под названием «Русская рулетка». В ней было достаточно достоверно рассказано о пресс-конференции и о роли, месте и возможностях ЗРС семейства С-300В и «Пэтриот» всех ожидаемых модификаций (РАК-2, РАК-3) в борьбе с существующими и перспективными баллистическими и аэродинамическими средствами воздушно-космического нападения (СВКН). Конечно же, первенство отдавалось ЗРС семейства С-300В.

    Как в ходе самой пресс-конференции, так и в упомянутой статье впервые были приведены данные о величине площадей прикрытия от ударов баллистических ракет, обеспечиваемых той и другой системой, – основной характеристике для ПРО.

    За основу были приняты площади, прикрываемые от ударов оперативно-тактических баллистических ракет (ОТБР) типа «Скад-В», так как именно по ним «стреляли» и С-300ВМ «Антей-2500» в ходе госиспытаний, и «Пэтриот» во время операции «Буря в пустыне». Расчеты показали, что даже «Пэтриот» последней модификации PAC-3 по площади, прикрываемой от ударов указанных ОТБР, в 4,6 раза уступает ЗРС С-300ВМ, а с баллистическими ракетами с дальностью старта более тысячи километров бороться вообще неспособен, в то время как С-300ВМ может поражать ракеты средней дальности с дальностью старта 2500 километров и более, отсюда и название – «Антей-2500».

    Кроме того, по помехозащищенности ЗРК «Пэтриот-PAC-3» по прямым расчетам более чем в два раза проигрывает ЗРС семейства С-300В.

    К настоящему времени достоверно доказано и с этим согласились все оппоненты, что ЗРС семейства С-300В и С-300П по боевым, техническим и эксплуатационным характеристикам существенно превосходят американский ЗРК «Пэтриот» всех модификаций.

    Но ЗРС семейства С-300В и С-300П поставлены только в четыре страны, а ЗРК «Пэтриот» – в 17 стран мира. Вот таковы итоги иждивенческих подходов к отечественной системе вооружения, пассивности в продвижении ее основных образцов на внешний рынок, отсутствие новых форм и способов торговли. Не слишком ли медленно и недостаточно целеустремленно мы работаем? А ведь внешний рынок – значимый стимул для отечественного ОПК.

    Полагаю, что при проведении испытаний следует иметь в виду следующее: результаты многолетней эксплуатации систем ряда С-300В, изначально заложенный в них научно-технический потенциал, ряд проведенных исследований позволяют сделать главный вывод о том, что эти средства в целом соответствуют требованиям времени и создание в ближайшей перспективе принципиально новой системы этого класса для их замены не требуется. Путем реализации продуманного эволюционного развития и модернизации боевых средств системы возможно добиться революционных результатов, сохранив в целом облик и идеологию ее построения на длительную перспективу. Такой вывод имеет принципиальное значение, так как позволяет государству избежать значительных экономических затрат, а в системе вооружения сохранить весьма важную и перспективную систему ПРО-ПВО, не имеющую аналогов в мире.

    Превосходим в стрельбе, уступаем в продаже

    Роль и место ЗРС С-300ВМ («Антей-2500») и С-300В4 в системе ПРО-ПВО на ТВД, операционных направлениях и во фронте и векторы их развития изложены в ряде опубликованных материалов, в том числе статьях автора, поэтому дополнительно их обосновывать не вижу необходимости.

    Хочу остановиться еще раз лишь на двух очень важных, на мой взгляд, вопросах: оптимизации входящих в состав ЗРС С-300В4 боевых средств, а также на структуре зенитной ракетной бригады, оснащенной этим типом вооружения.

    Вопрос состава и структуры ЗРС типа С-300В возник еще при принятии на вооружение ее первого «полномасштабного» варианта и был связан со сравнительно высокой стоимостью зенитной ракетной бригады (зрбр), оснащенной этой системой.

    Очевидно, что этот вопрос нужно было решать в первую очередь за счет снижения трудозатрат и совершенствования производства средств системы. Но при проектировании ЗРС С-300ВМ «Антей-2500» разработчик решил пойти по пути упрощения ее состава, исключив из нее «тяжелую» пусковую и «легкую» пуско-заряжающую установки, ранее входившие в состав С-300В. Это, по мнению разработчика, позволило бы снизить стоимость системы. При этом предполагалось, что «упрощенный» состав системы позволит сохранить ее основные боевые характеристики по огневой производительности и готовности к отражению массированных ракетно-авиационных ударов.

    Такое недостаточно обоснованное решение, должным образом не согласованное с потребителем – войсками ПВО Сухопутных войск, не было одобрено и Государственной комиссией по совместным испытаниям ЗРС С-300ВМ, но в силе по сей день.

    В результате этого в системе С-300В4 в настоящее время на пусковых установках (9А83М2) размещаются только «легкие» зенитные управляемые ракеты 9М83М, а «тяжелые» зенитные управляемые ракеты 9М82М(МД), являющиеся «квинтэссенцией» системы, размещены только на пускозаряжающих установках 9А84-2. Но оптимален ли такой состав стрельбового канала системы С-300В4?

    При решении задач ПРО располагаемое системой С-300В4 время, то есть от момента обнаружения ГЧ БРСД до ее поражения ЗУР на дальней границе зоны поражения, исчисляется десятками секунд (45–50 с.) и реализовать его возможно только с помощью пусковой установки, оснащенной необходимым типом ракет, находящейся в боевом режиме (в режиме боевого ожидания) и автоматически управляемой с многоканальной станции наведения ракет (МСНР) 9С32М. Так и было в ЗРС С-300В, но не стало в С-З00ВМ, а затем – и в С-300В4.

    Результаты научно-исследовательских учений да и госиспытаний ЗРС С-300ВМ показали, что использование пускозаряжающих установок 9А84-2 с «тяжелыми» ракетами для перезаряжания «легких» пусковых установок в процессе ведения боевых действий крайне сложно и маловероятно. Да и какая же это полноценная пускозаряжающая установка, если у нее на борту один тип ракет, а перезаряжать она должна пусковые установки с другим типом ракет? Это скорее дорогостоящая крановая установка.

    Пускозаряжающая установка 9А84-2 фактически перестала быть таковой. Она скорее стала пусковой установкой для ЗУР 9М82М и заряжающей установкой для ЗУР 9М83М, то есть ее функции разобщились.

    В настоящий момент и в ближайшей перспективе этот вопрос обостряется, приобретает актуальность в связи с рассмотрением в США возможностей выхода из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) и с актуализацией вопроса решения задач ПРО на ТВД.

    Очевидно, что необходимо возвратиться к составу боевых средств стрельбового комплекса (ЗРК), отработанному в системе С-300В, то есть иметь «тяжелые» пусковые и пускозаряжающие установки (ПУ типа 9А82 и ПЗУ типа 9А84) и «легкие» пусковые и пускозаряжающие установки (ПУ типа 9А83 и ПЗУ типа 9А85). Для оптимизации количества боевых средств в составе ЗРК целесообразно иметь две ПУ типа 9А82 и одну ПЗУ типа 9А84 с «тяжелыми» ЗУР и четыре ПУ типа 9А83 и две ПЗУ типа 9А85 с «легкими» ЗУР.

    Думаю, Государственная комиссия рассмотрит эти вопросы и сделает необходимые выводы.

    Второй злободневный вопрос – совершенствование структуры зенитных ракетных бригад, оснащенных ЗРС С-300В4.

    Предварительные результаты исследований показали, что зрбр типа С-300В4 4-дивизионного состава позволяет прикрыть на 25 процентов больше особо важных объектов при увеличении стоимости основных боевых средств бригады в сравнении с зрбр 3-дивизионного состава всего на три – пять процентов, что следует признать оптимальным и подлежащим последующей реализации. Дело за комиссией.

    И последнее. Глубоко убежден, что для получения достоверных результатов испытаний и выработки необходимых векторов развития системы к оценке результатов испытаний должна быть подключена военная наука, в частности Академия войсковой ПВО им. Василевского, она может организовать военно-научное сопровождение испытаний и натурно-цифровые исследования полученных результатов.

    Желаю вам, господин председатель, и всей Государственной комиссии творческих успехов.

    Честь имею.

    Александр Лузан,
    генерал- лейтенант в отставке, доктор технических наук, лауреат Государственной премии, председатель Государственной комиссии по совместным испытаниям ЗРС С-300ВМ (1989–1990)

older | 1 | .... | 23 | 24 | (Page 25) | 26 | 27 | .... | 30 | newer