Are you the publisher? Claim or contact us about this channel


Embed this content in your HTML

Search

Report adult content:

click to rate:

Account: (login)

More Channels


Showcase


Channel Catalog


older | 1 | .... | 22 | 23 | (Page 24) | 25 | 26 | .... | 30 | newer

    0 0

    Первый пятилетний план развития народного хозяйства СССР (1928/29–1931/32) предусматривал строительство в стране автозаводов и предприятий по выпуску комплектующих, которые были должны обеспечить экономику и армию страны транспортом. В 1928-м Советский Союз уступал по величине автопарка таким странам, как Финляндия, Румыния, Португалия, Польша. Импорт и три действующих небольших автозавода (АМО, «Спартак» и ЯГАЗ) проблему не решали. Требовались новые предприятия, использование передового зарубежного опыта автопроизводства.

    Местом для одного из автогигантов выбрали Нижний Новгород (позже – Горький). Исходной моделью стал американский «Форд-АА». Пока в Нижнем строили завод, в Канавино с 1 февраля 1930 года на заводе «Гудок Октября» организовали автосборочное производство. Лицензию на него СССР купил в 1929 году.

    С началом Великой Отечественной начался выпуск упрощенного ГАЗ-ММ-В. Вместо дверей треугольные загородки. Крылья из кровельного железа. Боковые борта не откидывались

    Советские инженеры не остановились на достигнутом и разработали на базе американского грузовика собственную модель. Она отличалась усиленным картером сцепления и рулевым механизмом, был установлен воздушный фильтр. В 1930 году по советским чертежам спроектировали бортовой кузов, кабина вместо деревянной «прессовки» стала металлической.

    Полная локализация ГАЗ-АА произошла в 1933 году, грузовик собирался целиком из советских комплектующих. В 1938-м он был модернизирован и получил 50-сильный мотор ГАЗ-ММ – точно такой, что ставился на легковую эмку ГАЗ-М1. Тем не менее внешних отличий между ГАЗ-АА и ГАЗ-ММ не было.

    Конструктивно ГАЗ-АА – стальная штампованная рама, к которой с помощью рессор присоединялись передняя и задняя оси. Двигатель мог работать на любом сорте бензина, а в жару – на керосине. Подвеска колес была зависимой. Передние подвешивались на одной поперечно расположенной полуэллиптической рессоре с толкающими штангами, которые передавали нагрузки на раму. Задние держались на двух продольных кантилеверных рессорах без каких-либо амортизаторов вообще. Коробка передач ГАЗ-АА четырехступенчатая и обходилась без синхронизаторов. Тормоза механические с тросовым приводом на все колеса.

    С учетом условий эксплуатации борта грузовика откидывались с трех сторон. Была модификация самосвал. Собственный вес машины – 1810 килограммов, грузоподъемность – до 1500. Впрочем, на войне перегруз был обычным делом и ГАЗ-АА перевозил до трех тонн.

    По шоссе максимальная скорость – 70 километров в час, хорошая проходимость по грунтовой дороге. Дальность – 215 километров. Расход топлива – 20,5 литра на 100 километров. Даже при движении колонной нагрузка на дорожное покрытие была минимальной, что повышало проходимость по бездорожью и позволяло двигаться по мостам с низкой несущей способностью.

    В производстве ГАЗ-АА был технологичен и не требовал большого расхода цветных металлов и легированных сталей, обходились чугуном и низкосортным прокатом. Стартер с аккумулятором не отличались долговечностью и надежностью, поэтому чаще всего грузовик заводили рукояткой.

    ГАЗ-АА выпускали серийно на Горьковском автозаводе с 29 января 1932-го и до 1949-го, уже под обозначением ГАЗ-ММ, на УльЗИС (будущий УАЗ) – по 1951-й включительно. Сборочная линия полуторок была налажена и в Москве, на заводе им. Климента Ворошилова.

    С началом Великой Отечественной начался выпуск упрощенного военного грузовика ГАЗ-ММ-В. Двери заменили треугольными загородками и сворачиваемыми брезентовыми «шторами», крылья были выполнены из кровельного железа методом простой гибки, отсутствовали тормоза на передних колесах, оставлена только одна фара головного света, боковые борта не откидывались.

    ГАЗ-АА – самый массовый грузовик РККА. На 20 июня 1941-го в строю их было 151 100 единиц. За годы производства выпущено больше 800 тысяч полуторок, из них 102 тысячи собраны в войну.

    Были разные модификации. ГАЗ-ААА – шестиколесный (6x4) грузовой автомобиль повышенной проходимости, грузоподъемность – две тонны на базе лицензионного «Форд-Тимкен» образца 1931 года. За годы выпуска в СССР (1934–1943) сошло с конвейера 37 373 машины. Стал основой для целого ряда бронеавтомобилей РККА: БА-6, БА-10А, БА-10М, ПБ-4 и ПБ-7. ГАЗ-410 (1934–1946) – самосвал на шасси ГАЗ-АА и ГАЗ-ММ, грузоподъемность – 1,2 тонны, кузов цельнометаллический саморазгружающегося типа. ГАЗ-42 (1938–1950) – газогенераторная модификация, использовавшая как топливо деревянные чурки. Перевозил тонну груза. Еще одна газогенераторная модификация, но на угле – ГАЗ-43 выпускался малыми партиями в 1938–1941 годах. ГАЗ-44 – газобаллонная версия на сжатом газе (1939). Газовое оборудование выпускал Куйбышевский карбюраторный завод. Опытная полугусеничная модификация ГАЗ-АА, известная как НАТИ-3, испытывалась в 1934–1936 годах. ГАЗ-60 – серийная полугусеничная модификация с резинометаллической гусеницей (1938–1943). ГАЗ-65 – модификация повышенной проходимости с гусенично-колесным движителем с приводом от стандартных задних колес. В серию модификация не пошла, все ограничилось опытно-промышленной партией в 1940 году. ГАЗ-03-30 – 17-местный автобус общего назначения с кузовом на деревянном каркасе с металлической обшивкой. Производился на мощностях смежника ГАЗа – ГЗА (Горьковский завод автобусов, ранее «Гудок Октября») с 1933 по 1950-й, с перерывом в 1942–1945-м. Самая распространенная модель советского автобуса довоенного периода. ГАЗ-55 (М-55) – санитарный автомобиль, оснащался амортизаторами заднего моста. Вместимость – 10 человек, включая четырех на носилках. Годы производства – 1938–1945-й. Самый массовый санитарный автомобиль Красной армии в период Великой Отечественной войны. ПМГ-1 – пожарный автомобиль (1932–1941).

    Шасси ГАЗ-АА послужило базой для создания огромного ряда специализированных модификаций военного и гражданского назначения. Легендарный автомобиль запечатлен на аверсе монеты, выпущенной в серии «Ленинград».

    Можно считать, что концепция полуторки не умерла, она продолжается в грузовиках «Газель», выпускаемых на ГАЗ с начала 90-х.


    0 0

    Это были шестиколесные пушечные автомашины среднего класса, разработанные и принятые на вооружение РККА в 1938 году. 

     

    В Освободительном походе их экипажам пришлось столкнуться и с немецкими, и с польскими частями. 19 сентября 24-я легкотанковая бригада на БТ-7 и броневиках, ворвавшись во Львов, заняла северную и восточную части города. С юга и запада тем же утром сюда подошли части 2-й горно-стрелковой дивизии вермахта, а в центре против них оборонялся польский гарнизон. Позже советская часть из города вышла, оставив разведбатальон. Немцы и поляки открыли по нему огонь, советские танкисты были вынуждены ответить. В скоротечном бою сгорело два БА-10 и БТ- 7, погибли два красноармейца. Вермахт потерял двух майоров, унтер-офицера и три 37-мм противотанковые пушки, девять солдат были ранены. 

     

    Разработка модели советского броневика началась еще в 1927 году под шифром БА-27. Машина получила вполне приличную для того времени сварную 3-10-мм броню и 37-мм пушку Гочкисса во вращающейся башне. Однако уже через три года стало понятно – требуется модернизация, слабая пушка и броневая защита уже не удовлетворяли военных. После отработки нескольких вариантов – БА-И, БА-3 и БА-6 стало ясно, что у них, вооруженных 45-мм длинноствольной пушкой 20К, слишком слабая рама. Да и компоновка рабочего пространства экипажа уже не устраивала. Хотя во время военных действий в Испании и Монголии эти бронемашины были весьма востребованы.

     

    В 1938-м конструкторам Ижорского завода выдали заказ на создание нового броневика. По опыту старшей модели – БА-6 его делали на шасси трехосного грузовика ГАЗ-ААА («На войну без тормозов», «ВПК» №27, 2018), на укороченной раме в средней части и обрезанной на 400 мм сзади. На неведущей передней оси установили гидравлические амортизаторы, что сделало ход машины более плавным, помогло повысить точность стрельбы в движении. Появился центральный тормоз. Четырехцилиндровый карбюраторный 50-сильный мотор закрыли броневой сталью. В башне установили 45-мм танковую пушку образца 1934 года с боезапасом в 49 выстрелов. 

     

    Машина вышла боевая – преодолевала подъемы под углом до 24 градусов и броды глубиной более полуметра. В ходовой части применили пулестойкие шины ГК. Для улучшения проходимости броневик оборудовали съемными гусеницами «Оверолл».

     

    Серийный выпуск начался в 1938 году. БА-10 применялись в боях на Халхин-Голе, против белофиннов.

     

    По отзывам командования РККА, бронемашины зарекомендовали себя вполне надежной. Вместе с тем их возможности в РККА оценивали достаточно верно: по существу это была «бронированная кавалерия, подходящая для охраны границ и внутреннего порядка». Говорят, броневики семейства были по тем временам очень хороши как разведчики. К августу 1941-го на Ижорском заводе выпустили более 3 300 машин. Это был самый массовый советский пушечный средний бронеавтомобиль.

     

    Историк Максим Коломиец в книге «Броня на колесах» описывает применение бронемашин в самом начале Великой Отечественной. С первого военного дня средние бронеавтомобили использовали чрезвычайно активно не только для выполнения их привычных функций, но и, при тогдашней нехватке танков, для поддержки пехоты на поле боя, что приводило к неоправданно большим потерям. И тому есть объяснение: бензобак со 108 килограммами бензина располагался над головой командира и механика-водителя, при попадании в него снаряда или крупнокалиберной пули горючее выливалось внутрь, машина моментально сгорала.

    Броневики семейства БА были очень хороши для своего времени как разведчики

     

    Однако при умелом командире броневики показывали замечательные результаты. Шансы на победу в дуэли с немецкими танкистами были вполне приемлемыми. Уже 22 июня в пять утра командир танкового полка 5-й тд 3-го механизированного корпуса полковник Богданов поставил задачу на проведение разведки взводу из шести бронемашин БА-10 под командованием старшего лейтенанта Суровцева. Из расположения части вышли в 6.25. При подходе к месту назначения комвзвода организовал в лесу, по обе стороны от шоссе, засаду. Машины замаскировали так, что с расстояния 200 метров их было трудно заметить. В 10.00 на дороге показалось до взвода немецких мотоциклистов, которые были уничтожены пулеметно-пушечным огнем БА-10. Через 40 минут показался двигавшийся с большой скоростью легкий танк. Его сожгли первым же выстрелом. Спустя семь минут у засады оказались еще два танка, которые также были уничтожены огнем БА-10. Десятью минутами позже к подбитой технике подошли еще 15 танков в сопровождении мотоциклистов. БА-10 вывели из строя еще 3 танка и большое количество гитлеровцев. С подходом главных сил 7-й танковой дивизии 39-го танкового корпуса вермахта, взвод Суровцева отошел. В результате грамотно организованной засады шесть «десяток» подбили и уничтожили шесть немецких танков и большое количество мотоциклов. 

     

    К сожалению, в первые два месяца войны большая часть средних бронемашин приграничных округов была безвозвратно потеряна. К 6 июля в 18-й танковой дивизии, действовавшей под белорусским Лепелем, из 18 БА-10 в строю находились только две машины. Много броневиков бросили из-за поломок и отсутствия горючего. Но «десятки» оставались серьезной силой. Например, в декабре 1941-го во всех частях Северо-Западного фронта было 27 тяжелых, средних и легких танков и 50 бронемашин. БА-10 задействовались в достаточно больших количествах при обороне Ленинграда, что объясняется близостью к местам боев Ижорского завода. 

     

    Броневики несли службу вплоть до конца Великой Отечественной: в ротах охраны штабов фронтов и армий, как связные машины.

     


    0 0

    Это, вероятно, и есть «случайно засвеченная» журналистам главная компонента глобальной подводной системы «Статус-6» («Необходимая и достаточная», «ВПК» №46, 2015). Боевая часть – оценочно – может достигать 10 тонн и более. Во всяком случае, это вытекает из сопоставления размеров подводной лодки-носителя торпеды с ней самой и с рисунком боевой части в разрезе, который собственно и привлек всеобщее внимание при «случайной засветке». Примерно то же получается при рассмотрении изделия в масштабе на тех картинках, где оно показано с людьми. В текстовом сообщении по этому виду оружия указывалось, что торпеда, имея глобальную дальность, может быть использована для поражения надводных кораблей и прибрежных объектов. Отмечалось, что ее неуязвимость для существующих противолодочных сил и средств обеспечивается большой глубиной погружения и высокой скоростью хода. Если это так, то для борьбы с надводными кораблями торпеда совершенно непригодна. Нахождение на глубине не позволит довести до нее сигналы боевого управления, а большая скорость резко ограничит энергетическую дальность обнаружения целей ГСН. В самых совершенных иностранных торпедах, согласно открытым данным, даже при относительно малой скорости хода в 25-30 узлов ГСН видит цель на расстоянии 2,5-3 километра, не более. Даже если предположить, что на нашем «Посейдоне» будет стоять намного более мощная ГСН, ее дальность обнаружения вряд ли превысит 10-12 километров на высоких скоростях движения торпеды.

    Единственно разумным предназначением этого оружия может быть нанесение ударов по прибрежным районам противника ядерными боеприпасами особо крупного калибра

     

    На возражение, что торпеда может всплывать для принятия сигналов боевого управления, снижать скорость для поиска надводных целей и маневрировать глубиной для обеспечения обнаружения объекта атаки на приемлемом удалении, отвечу: тогда «Посейдон» станет уязвимым для ПЛС противника. Кроме того, размеры торпеды в сечении не позволяют разместить на ней гидроакустическую антенну с большой апертурой, что необходимо для обнаружения целей на значительном расстоянии. Так что 10-15 километров – «красная оценка» дальности действия ее ГСН. С учетом малой возможности вывода торпеды на корабельную группу и сложностей с выделением в ней главной цели, использование «Посейдона» против надводных целей нельзя считать целесообразным. Поэтому единственно разумным боевым предназначением этого оружия может быть нанесение ударов по прибрежным районам территории противника ядерными боеприпасами особо крупного калибра – 100 и более мегатонн. Кстати, именно таким видится применение нашего «подводного дрона» иностранным, в частности американским, военным специалистам. 

     

    Чудовищные взрывы у побережья противника, естественно, вызовут мегацунами и даже могут инициировать разрушительные геофизические процессы. Вероятно, неспроста один из ведущих и очень ответственных военных экспертов, говоря о назначении этого оружия, вскользь заметил, что может быть разрушена база, а то и вся береговая инфраструктура прилегающего региона.

     

    В этом контексте уместно вспомнить, что «Сармат» способен нести боеголовку «большой мощности». Так что будем ждать новых прорывов в поиске асимметричных ответов России на американские вызовы новой гонки вооружений.

     

    Подробнее – в очередном номере «ВПК»

     

    Константин СИВКОВ, заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук


    0 0

    «Данная боевая машина давно стояла в нашей экспозиции, но была в таком состоянии, что понадобилась реставрация. Этот танк единственный в мире, который находится на ходу, причем практически все его детали — оригинальные», — рассказал старший инструктор по технико-технологической работе с музейными экспонатами Василий Евстафьев.


    Сообщается, что реставраторы сумели полностью восстановить двигатель, коробку передач, ходовую часть, исполнили новую приборную панель, произвели окраску и нанесли исторические тактические знаки.


    «В процессе реставрации возникали трудности, но мы с ними успешно справились. Этот танк был выпущен в 1942 году. Точную историю, где именно конкретная машина воевала, мы не нашли, но, судя по корпусу, на котором нет серьезных повреждений, она была захвачена. После реставрации мы максимально приблизили вид танка к тому, что собирали на заводе», — сообщил начальник отдела реставрации и ремонта техники и экспонатов Владимир Филиппов.


    Fiat L6/40 — итальянский легкий танк времен Второй мировой войны. Разработаный в 1936-1938 годах фирмой Fiat-Ansaldo он начал серийного выпускаться с 1939 года, однако в войска начал поступать только в середине 1942 года. И даже успел поучаствовать в Сталинградской битве. Несколько таких машин оказались в числе трофеев Красной Армии, взятых при окружении и ликвидации вражеской группировки.


    Практически все эксперты сходятся во мнении, что этот танк уже к моменту принятия на вооружение безнадежно устарел, все его ТТХ не отвечали условиям идущей мировой войны.


    Вполне вероятно, что Fiat L6/40 создавался и разрабатывался на основании опыта, полученного итальянскими войсками во время Абиссинской войны, где главными характеристиками были скорость, проходимость и скорострельное вооружение. Так, на прототипе танка не было артиллерийского вооружения, а только два 8-мм пулемета. Однако в процессе испытаний было принято решение все же установить на боевую машину 20-мм автоматическое орудия Bredamod.35у.


    Но в новой войне и эта пушка была явно слабовата – она не справлялась с броней даже легких английских танков (Fiat L6/40 интенсивно применялся в Северной Африке), его защищенность также не отвечала требованиям того времени – даже противопульной ее можно было назвать с натяжкой (боковая проекция пробивалась винтовочными пулями с небольшой дистанции).


    Но времени и ресурсов для создания более современной модели не было, и Fiat L6/40 продолжал поступать в войска и активно использоваться на всех фронтах, где сражались итальянцы.


    Впрочем, в качестве разведывательной машины, как первоначально планировалось его использовать, танк был бы вполне эффективен, если бы не отсутствие радиостанции (что для БРМ критично). Но из-за нехватки основных танков, его использовали для поддержки пехоты. 


    После капитуляции Италии оставшиеся танки поступили на вооружение вермахта под индексом PzKpfw L6(i) и использовались в танковом батальоне горно-стрелковой дивизии СС «Принц Евгений» в Югославии, а также в 336-ой пехотной и 26-ой танковой дивизиях в Италии и Словакии. По германскому заказу в течение 1944 года было изготовлено еще 17 танков этого типа (всего по сентябрь 1943 года произведено 283 экземпляра).


    Тактико-технические характеристики


    Боевая масса 6,8 т
    Размеры:
    длина 3780 мм
    ширина 1850 мм
    высота 2100 мм
    Экипаж 2 человека
    Вооружение 1 х20-мм пушка «Бреда» 1х 8-мм пулемет
    Боекомплект 296 снарядов 1560 патронов
    Бронирование:
    лоб корпуса 15 мм
    лоб башни 15 мм
    Тип двигателя карбюраторный
    Максимальная мощность 68 л.с.
    Максимальная скорость 42 км/час.


    Борис Дмитриев


    0 0

    За годы войны этот уральский город изготовил для фронта более 79 тысяч пулеметов максим и 18 тысяч автоматов ППШ. Речь о боевом оружии, без всяких украшений.

    В относящемся к Великой Отечественной войне историческом арсенале, «доработанном» златоустовцами, уже были пулеметы Дегтярева и Судаева, три пистолета, один из них – наган 1895 года. Наряду со знаменитыми стальными клинками эти предметы стали экспонатами музея Златоустовской оружейной фабрики.

    Максим готов к стрельбе золотыми пулями
    Фото: Сергей Белковский

    Традициями украшения оружия город славится издавна. В Златоусте делали наградное оружие для политических деятелей и крупных военачальников. Для Леонида Ильича Брежнева – украшенную золотом шашку, для министра обороны СССР Андрея Антоновича Гречко – двуручный меч, для маршала Монгольской Народной Республики Хорлогийна Чойбалсана – кривой кинжал. Кстати, на Параде Победы в 1945 году все генералы шли по Красной площади с именными златоустовскими шашками.

    Сергей Белковский,
    корреспондент «ВПК» (Челябинск)

    0 0

    После учений НАТО в Прибалтике мировые СМИ оповестили: «Войска альянса в случае конфликта с Россией могут проиграть первую фазу войны из-за плохих дорог и бюрократии». Подразумевалось нежелание европейцев из-за мнимой угрозы терять реальные деньги, перестраивая железнодорожную логистику под нужды армии США. Вообще-то с дорогами в Европе все нормально. А с американским танком, серьезно раздобревшим, все не так хорошо.

    В 70-х американцы хотели вписаться со своим танком в идеальные 45 тонн. Не получилось, и M1 «Абрамс» вышел массой 54 тонны. Много, но не критично. Однако модернизация M1A1 навсегда выбила танк за 60 тонн, и дальше он становился только тяжелее.

    Нельзя сказать, что американцы не видят проблему. Сейчас в США заканчивают разработку XM1A3, после чего «Абрамс» должен «похудеть» до изначальных 55 тонн, но заплатить за это придется облегченной броней.

    Подробнее об этом – в следующем номере «ВПК».


    0 0

    Часто вместо прицепа использовалась пушка полевой артиллерии (легендарная «сорокапятка»). В кузове могли устанавливаться прожекторы ПВО и счетверенные пулеметы максим для обороны от воздушных налетов.

    Завод имени Сталина имел еще дореволюционную историю («Летит в туман моторов вереница…»). Он был открыт торговым домом «Кузнецов, Рябушинские и Ко» для производства лицензионного 1,5-тонного итальянского «Фиат-15 Ter», а также штабных легковых автомобилей по лицензии французской фирмы «Гочкисс», более известной своими пулеметами и танками. До революции было собрано 1317 грузовиков. Большевики национализировали предприятие 15 августа 1918 года, переориентировав его на ремонт грузовиков «Уайт». На заводе к концу Гражданской войны было изготовлено 24 танковых двигателя, два из которых установили на танки «Борец за свободу товарищ Ленин» и «Борец за свободу товарищ Троцкий» (так называемый «Рено Русский», выпускавшийся на заводе «Сормово» в Нижнем Новгороде – «Прадедушка «Арматы» был славным малым»).

    Грузовик был праворульным – в те годы это считалось более безопасным и удобным

    В 1924-м решили вернуться к производству «Фиатов», разительно переделанных советскими инженерами. Грузовик получил название АМО-Ф-15. Это была продвинутая по тем временам модель: электрические фары вместо ацетиленовых фонарей, пневматические шины вместо сплошных и карданная передача вместо цепного привода. АМО-Ф-15 имел оригинальную систему охлаждения двигателя. Грузовик был праворульным – в то время такое расположение руля считалось более безопасным и удобным.

    До 1931 года изготовили 6971 грузовик, но с приходом в 1927-м в кресло директора Ивана Лихачева начали готовиться к освоению более серьезной продукции. Из госбюджета выделили почти три миллиона рублей на реконструкцию завода АМО. С учетом того, что к тому времени рубль вновь обрел золотое содержание (0,774235 грамма), это была серьезная сумма. На нынешние деньги это без малого 50 миллиардов долларов

    К выбору будущей базовой модели подошли серьезно. Объездили ведущие европейские автозаводы, посетили в июле 1928 года США. Здесь и нашли искомое: грузовик «Аутокар-5А», выпускаемый в Эдморе, Пенсильвания. За 25 000 долларов купили чертежи у бывшего конструктора, с которым владельцы предприятия обошлись несправедливо. И приобрели один грузовик. Этим участие американцев и ограничилось.

    Когда купленная машина прибыла в СССР, всех ждал неприятный сюрприз – комплектующие производились на предприятиях чуть ли не по всем Штатам, а в Эдморе осуществлялась сборка. Первый год АМО-3 собирали из американских комплектующих, отечественными были крылья передних колес, радиаторы (решетку не хромировали, а просто красили) и фары, взятые от АМО-Ф-15.

    К 1 октября 1931 года реконструкция завершилась, предприятие переименовали в Завод имени Сталина. Машины начали собирать из советских деталей. Грузовик получил новый двигатель в 73 лошадиные силы (объемом 5560 куб. см) и обозначение ЗиС-5. К началу войны мотор форсировали до 76 лошадиных сил, что сделало ЗиС-5 самым мощным из современных ему трехтонных грузовиков.

    Двигатель был оборудован (в отличие от ГАЗ-АА) масляным фильтром с войлочными сменными элементами. Замену смазки в картере нужно было делать реже, чем на ГАЗ-АА: через 1200 километров пробега, а не через 500. ЗИС-5 работал на бензине с октановым числом 55–60, а в жаркую погоду – даже на керосине. Создали новую коробку скоростей с четырьмя передачами вместо трех (добавили первую). Грузовик мог на скорости 4,3 километра в час буксировать 16-тонный прицеп. Отказались от гидравлических тормозов – в стране не было тормозной жидкости. Гидравлика появилась в тормозах ЗиС-5 лишь в 1949 году. В водительской кабине убрали и отопление, и вентиляцию. Зато справа от коробки передач был компрессор для накачки шин, который получал вращение от шестерен маховика. Это применялось впервые на советских авто.

    В таком виде грузовик сразу поставили на конвейер, минуя стадию опытного образца и без заводских испытаний. Первые ЗиС-5 выехали из ворот предприятия 23 июля 1933 года. Ошибки проектирования устранялись в ходе производства по рекламациям потребителей. К июню 1934-го на 7000 выпущенных машин было получено 1173 рекламации.

    С началом войны производство ЗИС-5 перевели в Ульяновск, затем – в Миасс, где под названием «УралЗИС» выпускали до 1956 года. После войны, не прекращая сборку в Челябинской области, изготовление ЗИС-5 вернули в Москву, где грузовик выпускался до 30 апреля 1948 года.

    На каждой машине экономилось почти 124 килограмма металла. Но параметры грузовика не ухудшились

    Грузовик хорошо показал себя на бездорожье. У порожней машины на задние ведущие колеса приходилось 58 процентов массы, а с полной нагрузкой (три тонны) – 77 процентов, что обеспечивало надежное сцепление со слабым грунтом. По своим тяговым возможностям ЗИС-5 приближался к моделям со всеми ведущими колесами.

    Для ЗИС-5 была обычным делом нагрузка в четыре-пять тонн, которые перевозились без надрыва. ЗИС-5 мог долго работать на первой передаче на скорости всего четыре-пять километров в час, за что его часто сравнивали с трактором. По хорошей дороге грузовик развивал скорость до 60 километров в час. Расход горючего составлял 30–33 литра на 100 километров. Автомобиль преодолевал броды глубиной 0,6 метра, наибольший подъем с полной нагрузкой – 14–15°.

    У ЗИС-5 была очень эластичная рама, что помогало преодолевать препятствия и обтекать неровности дорог. Высокая эластичность достигалась термообработкой. Поперечины и другие детали не приваривались к лонжеронам, а приклепывались. ЗИС-5 имел репутацию очень простой машины. Он состоял из 4500 деталей (главным образом чугунных, стальных, деревянных), разобрать или собрать его можно было минимальным числом инструментов. Большинство болтов и гаек (только десять размеров резьбы) трудно было сорвать даже неквалифицированному и неаккуратному механику. Средний пробег до капитального ремонта составлял 70 тысяч километров, квалифицированные водители достигали рубежа 100 тысяч километров.

    Великая Отечественная война показала, что ЗИС-5 очень практичен, неприхотлив и надежен при весьма тяжелых погодных условиях, плохих дорогах, снабжении недостаточно хорошими эксплуатационными материалами, низких возможностях ремонта.

    На 20 июня 1941 года в РККА насчитывалось 104 200 грузовиков ЗИС-5.

    С началом войны потребность в них резко возросла в первую очередь потому, что они могли служить тягачом полковых и дивизионных пушек. При подходе гитлеровцев к Москве производство эвакуировали, но с июня 1942-го возобновили. С конвейера сходил вариант военного времени ЗИС-5В. Он был значительно проще исходной модели. Деревянный каркас кабины вместо жести обшивался деревянными рейками, круглые крылья уступили место плоским, сваренным из стального листа, рулевое колесо получило деревянную обкладку, вместо двух фар осталась лишь левая, а механические тормоза действовали только на задние колеса. У кузова был только один откидывающийся борт – задний. На каждой машине экономилось почти 124 килограмма металла. Но параметры грузовика не ухудшились.

    Эксплуатационные качества ЗИС-5В применительно к военному времени положительно оценил противник, испытавший захваченные «трехтонки». Немцы отметили не только простоту и надежность конструкции, но и высокую ремонтопригодность, отличную для автомобиля типа 4х2 проходимость.

    ЗИС-5В в военное время использовался в основном как бортовой грузовик универсального назначения. Широко применялись бензовозы, ремонтные летучки, специальные фургоны и много иных модификаций. ЗИС-5В служил базой для установки систем залпового огня, на грузовике монтировали прожекторы.

    После войны он стал пожарным автомобилем, самосвалом, автокраном, мусоро- и битумовозом, освоил множество других специальностей. Выпускался в газогенераторном варианте. Все эти машины эксплуатировались до середины 70-х.

    #Фиат-15 Ter / FIAT 15 Ter #Гочкисс / Hotchkiss #Уайт / White #Аутокар-5А / Autocar 5A


    0 0

    После Гражданской войны Военно-морской флот молодой Советской республики находился в упадке. Программой военного судостроения 1926–1931 годов предполагался спуск на воду большого числа катеров, а из относительно крупных кораблей планировалось 12 подводных лодок и 18 сторожевиков. В итоге к началу Великой Отечественной мы имели явно недостаточно сил для решения задач поддержания благоприятного оперативного режима в зонах ответственности флотов, в частности, таких, как дозорная служба и ПЛО районов базирования и морских коммуникаций. Северный флот располагал только семью сторожевиками и двумя тральщиками специальной постройки. На Балтике ситуация была чуть лучше – 7 и 30 единиц соответственно. Черноморский флот имел лишь два сторожевика и 12 тральщиков специальной постройки. При этом если Балтийский и Черноморский МТВД по пространственному размаху оказались относительно невелики, что в какой-то степени снижало критичность ситуации (особенно для БФ, который, оказавшись запертым в Финском заливе вскоре после начала войны, имел чрезвычайно ограниченную зону, в пределах которой развертывалась система обороны баз), то Северный флот был фактически океанским, а его операционная зона – огромной. Естественно, с началом военных действий требовалось каким-то образом нарастить боевой и численный состав.

    Переоборудование в сторожевые корабли рыболовных траулеров широко практиковала Англия, более чем на порядок превосходя в этом отношении СССР

    Решение проблемы нашли в мобилизации судов из гражданских ведомств. Для нужд дозорной службы и задач ПЛО районов базирования нужны были корабли относительно малого водоизмещения, имеющие возможность дооборудования бомбосбрасывателями и местами хранения боекомплекта, обладающие хорошей мореходностью и большой автономностью. Скоростные характеристики в перечень приоритетов не входили. Из номенклатуры типов судов гражданского флота этим требованиям в наибольшей мере отвечали рыболовные траулеры. Необходимость длительное время находиться в районах промысла, как правило, удаленных от портов базирования на значительные расстояния, часто в океанских зонах, предопределила их хорошую мореходность (соответственно высокую прочность корпуса), приличную автономность и дальность плавания. Необходимость размещения трального оборудования благоприятствовала оснащению противолодочным вооружением – бомбосбрасывателями и магазинами для размещения боекомплекта. При водоизмещении от 500–800 до 1200–1400 тонн (в зависимости от типа) скоростные характеристики в 10–12 узлов, конечно, оставляли желать лучшего. Однако в сопоставлении с экономической скоростью подводной лодки (два-три узла) это выглядело вполне прилично. Стоит напомнить, что в то время максимальная скорость субмарины в погруженном состоянии могла достигать 7–10 узлов, но способность поддерживать ее ограничивалась 8–12, максимум 20 милями. То есть через час-два движения заканчивался ресурс электроэнергии аккумуляторных батарей и нужно было всплывать для зарядки, а это, кстати, довольно продолжительное занятие – до 10–12 часов. Экономическим ходом подлодка могла пройти от 60–70 до 100–120 миль, то есть оставаться под водой от полутора до трех суток. Так что скорости траулеров вполне хватало для успешной борьбы с субмаринами. Противолодочные корабли ВМС США и Великобритании тогда также не отличались быстроходностью. Их максимальная скорость не превышала 16–17 узлов, а экономическая была в пределах 12. В значительной степени это определялось требованиями работы гидроакустических станций, даже новейшие ГАС того времени имели ограничение на скорость носителя порядка 14–15 узлов. Если корабль шел быстрее, поиск подводных лодок становился невозможным. Шумы носителя создавали столь высокий уровень, что станция уже не ловила отраженный сигнал гидролокатора. Да и сегодня поисковая скорость противолодочных кораблей почти во всех флотах мира ограничивается 18–20 узлами.

    Большие размеры операционной зоны Северного флота в сочетании с малым боевым и численным составом этого флота предопределили особое значение мобилизованных траулеров. Это единственный наш флот, который использовал их в массовом количестве.

    К началу Великой Отечественной в составе гражданских ведомств в арктических морях СССР имелось более 100 траулеров. По плану мобилизации Северный флот должен был получить около 60 судов с правом их переоборудования и порядка 130, которые должны были использоваться по прямому предназначению (преимущественно как транспортные и портовые). В реальности возникли проблемы. Многие суда, подлежащие мобилизации, требовали ремонта, порой весьма серьезного, флот не имел достаточно средств для их переоборудования, в частности, вооружения. Недоставало подготовленного личного состава, особенно в командном звене. Да и гражданские ведомства старались суда в наиболее хорошем состоянии оставить у себя, ведь с них никто не снимал возложенные задачи. Тем не менее Северный флот получил 30 рыболовных траулеров, переоборудованных в сторожевые корабли. Много это или мало? И можно ли это считать признаком ущербности нашего флота? Тут стоит вспомнить, что Великобритания для защиты своих коммуникаций вынуждена была мобилизовать на порядок больше чем СССР рыболовных траулеров – свыше 500!

    По первоначальному стандарту на каждый траулер, переоборудуемый в сторожевик, следовало установить две 45-мм полуавтоматические пушки, два пулемета калибра 7,62 миллиметра, а также два бомбосбрасывателя с боекомплектом около 20 единиц. В реальности корабли сильно различались по вооружению. Одно их объединяло – все они не имели никакого радиоэлектронного оборудования за исключением средств связи.

    Рыболовные траулеры относительно крупного водоизмещения оснащались мощными 85-мм универсальными АУ 90-К

    Приведем тактико-технические характеристики отдельных кораблей, отражающие характерные варианты вооружения. «Туман», бывший РТ-10 «Лебедка», при водоизмещении около 800 тонн и максимальной скорости хода 11 узлов имел стандартный комплект, приведенный выше. «Торос», бывший РТ-60 «Рабочий», при полном водоизмещении 1107 тонн, максимальной скорости 10,5 узла и дальности плавания 4500 миль располагал преимущественно противовоздушным вооружением: тремя 37-мм автоматами 70-К. Плюс бомбомет и два кормовых бомбосбрасывателя с общим боекомплектом 28 единиц. «Бриз» (1200 тонн) нес две современные 76-мм универсальные АУ 34-К и два 20-мм зенитных автомата «Эрликон». Противолодочное вооружение было представлено теми же двумя кормовыми бомбосбрасывателями с боекомплектом 18 единиц. Маленький «Нептун» (550 тонн) имел две 45-мм АУ и два «Эрликона», а также кормовые бомбосбрасыватели (16 единиц). СКР-15 (1100 тонн) был вооружен 76-мм зенитной АУ Лендера (времен Первой мировой), двумя «Эрликонами» и бомбосбрасывателями (18 единиц). Некоторые корабли относительно крупного водоизмещения (более 1200 тонн) оснащались мощными 85-мм универсальными АУ 90-К. Это были СКР-16, СКР-25, СКР-26. Сравнение с ТТХ подобных британских кораблей показывает, что их система вооружения несколько превосходила нашу. И уровень стандартизации переоборудования траулеров в сторожевики (в отличие от РККФ) выглядел более высоким – в пределах одного типа (а всего их насчитывалось 25) вооружение было примерно одинаковым. Так, например, сторожевики наиболее многочисленного типа Isles имели одну универсальную 76-мм АУ, три 20-мм автомата и бомбосбрасыватели с боекомплектом 30 единиц. Некоторые траулеры британцы вооружали одной 102-мм АУ.

    При рассмотрении вооружения наших траулеров-сторожевиков легко заметить, что в отношении ПВО многие из них не уступали эсминцам. Тот же «Бриз» имел примерно равноценные «Новикам» («Ленин» – на Балтике, «Сталин» – на Тихом океане») на начало войны средства. Совпадало и противолодочное вооружение.

    Сторожевики из числа переоборудованных траулеров активно привлекались к дозорной службе, эскортированию судов в конвоях, ПЛО районов базирования. Неизбежно несли потери от ударов авиации противника и его надводных кораблей. Так, 13 июля 1941 года в районе Териберки тремя германскими эсминцами («Лоди», «Шеманн», «Галстер») был потоплен «Пассат». Эскортируя два таких же, как и он сам, переоборудованных в тральщики рыболовных траулера, он пытался вызвать огонь на себя, двинувшись на полной скорости (около 10 узлов) на сближение с эсминцами противника в попытке достать до них своим 76-мм орудием. Однако немцы из 127-мм SK C/34 быстро потопили «Пассат» и один из тральщиков. Также тремя германскими эсминцами севернее острова Кильдин был потоплен «Туман». Но «Бриз» смог нанести тяжелые повреждения гитлеровской подводной лодке U-578. Находясь на линии дозора в районе Канина Носа, он обнаружил на удалении всего трех кабельтовых вражескую субмарину в надводном положении. Обстреляв ее из носовой 76-мм АУ и добившись двух прямых попаданий, таранил в борт, протащив более минуты. Отработав машинами «полный назад», освободился. А подлодка погрузилась с большим дифферентом на корму и креном на левый борт. Надо заметить, сторожевые корабли специальной постройки нашего флота не смогли потопить или нанести серьезное повреждение хотя бы одной подводной лодке противника. А мобилизованному «рыбаку» это удалось.

    С 1942 года после усиления Северного флота кораблями, катерами и авиацией, а также в связи с большими потерями сторожевики-траулеры использовались преимущественно в операционной зоне тыловой Беломорской базы. Всего за войну из 30 переоборудованных в сторожевики рыболовных траулеров погибли 12, что составляет 40 процентов от их общего числа. Потери сопоставимые с кораблями других классов советского ВМФ.

    Заголовок газетной версии – «Вместо трала – бомбомет».

    Константин Сивков,
    заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

    #«Ганс Лоди» / Hans Lody #«Герман Шёман»/ Hermann Schoemann #«Карл Гальстер» / Karl Galster


    0 0

    Тут стоит сделать отступление. Вроде как проводной телефон – архаика даже для тех времен, ведь стремительно развивалась радиосвязь. Однако были у него свои плюсы. Телефон нельзя было прослушать, не подключившись напрямую к линии. Он не пеленговался, то есть не выдавал координаты командного пункта. Последнее соображение привело к появлению радиостанций, отнесенных от штаба на один-два километра и связанных с ним телефонной линией. Главное – полевой аппарат оказался для большинства даже необразованных военнослужащих вещью простой и понятной, не требовавшей специальных навыков. Кстати, в предвоенные годы даже у командного состава высшего звена отмечалась «радиобоязнь», неверие в надежность беспроводной связи. Сталин, подводя итоги Советско-финляндской войны на совещании в ЦК ВКП (б) в апреле 1940 года, отмечал: «Связь была везде плохой, все жалуются на фронтах на плохую связь. Ни одного участка не знаю, откуда бы не было жалоб на связь. Признают проволочную связь, радиосвязь не признают».

    Главная проблема того времени не отсутствие в СССР достойных разработок, а не налаженное должным образом массовое производство

    Но была и другая причина – отсутствие современной элементной базы для отечественных средств связи. В середине 20-х при помощи французов наладили производство первых отечественных радиоламп, тогда же приняли программу «Первая система радиовооружения войск связи РККА», согласно которой появились на свет военные радиостанции. Они работали только на длинных волнах, были громоздкими и ненадежными. Хотя уже тогда шла речь о габаритах радиоаппаратуры, позволявших размещать ее в самолете или танке. Вторая программа, принятая в 1931 году, позволила создать первые коротковолновые радиостанции. Они работали на лампах, производимых ленинградским заводом «Светлана».

    Появились такие образцы, как 5-АК (полковая р/с, автомобильная), 6-ПК (батальонная, переносимая), 11-АК (аэродромная). Мощные аэродромные радиостанции оказались идеальным вариантом для оснащения армейских штабов, и модель 1933 года, пережив в 1937-м модернизацию и ребрендинг, под именем РАТ успешно использовалась в Великую Отечественную. К тому же времени относится и появление первых танковых радиостанций 71-ТК (образца 1933 года), 71-ТК-1 (1935), 71-ТК-3 (1939). Последней оснащались не только командирские машины подразделений Т-26 и БТ-7, но и первые серийные «тридцатьчетверки».

    Вроде бы ничто не мешало РККА прийти к войне, оснащенной в достаточном количестве современными средствами связи. Однако случилось иначе. Наркомсвязь СССР и Управление связи РККА не обеспечили необходимое количество предприятий для выпуска требуемой радиотехники. В предвоенные годы отрасль была совсем маломощной, вспоминал маршал войск связи Иван Пересыпкин. Для исправления ситуации появилось решение о создании Наркомата электронной промышленности СССР. Однако НКЭП, которому подчинялась радиопромышленность, оказался – неизвестно почему – вне списка оборонных ведомств, и его предприятия снабжались оборудованием, материалами, комплектующими по остаточному принципу. Отметим: главная проблема того времени не отсутствие в СССР достойных разработок, а не налаженное должным образом массовое производство.

    Беспорядочная связь. В чем через неделю войны признался Жуков

    К началу войны с Германией так и не удалось осуществить намеченную программу перевооружения войск связи всем необходимым. Скажем, в ЗапОВО обеспеченность армейскими и аэродромными радиостанциями составляла 26–27 процентов, корпусными и дивизионными – 7 процентов, полковыми – 41 процент, батальонными – 58 процентов. Нехватка обернулась катастрофой после того, как гитлеровцы начали разрушать системы управления РККА. Люфтваффе уничтожало телеграфно-телефонные линии, диверсионные группы в числе прочих заданий были ориентированы на вывод из строя проводной связи.

    Вечером 29 июня, вспоминал Анастас Микоян, Жуков докладывал в Наркомате обороны, что связь потеряна, что послали людей, но сколько времени потребуется для ее восстановления, никто не знает. Около получаса говорили довольно спокойно. Потом Сталин взорвался: «Что за Генеральный штаб? Что за начальник штаба, который в первый же день войны растерялся, не имеет связи с войсками, никого не представляет и никем не командует?».

    Генерал армии Сергей Штеменко оставил в мемуарах такое свидетельство: «Не всегда мы располагали достаточно подробными данными о положении своих войск. Впрочем, не легче доставались и данные о противнике. К каким только ухищрениям не приходилось прибегать! Помню, однажды нам никак не удавалось установить положение сторон на одном из участков Западного фронта. Линии боевой связи оказались поврежденными. Тогда кто-то из операторов решил позвонить по обычному телефону в один из сельсоветов интересующего нас района. На его звонок отозвался председатель сельсовета. Спрашиваем: есть ли в селе наши войска? Отвечает, что нет. А немцы? Оказывается, и немцев нет, но они заняли ближние деревни – председатель назвал, какие именно. В итоге на оперативных картах появилось вполне достоверное, как потом подтвердилось, положение сторон в данном районе».

    Только ленд-лизовские поставки обеспечили воюющую Красную армию и радиостанциями, и полевыми телефонами, и кабелем, который в ходе боев расходовался в огромных количествах. Хотя в активе советских ученых-оборонщиков были весьма достойные разработки. К примеру, радиостанция РБ (3-Р) – переносная приемно-передающая КВ-радиостанция для связи в полковых сетях пехоты и артиллерии. Именно она размещалась на КП батальонов и полков, позволяла координировать действия на площади в несколько десятков квадратных километров. Говорят, рация оказалась настолько удачной, что американцы хотели приобрести лицензию на ее производство. Другой пример – созданная в 1939-м телеграфная радиостанция «Север», которой комплектовались и радисты наших нелегалов, и спецподразделения, уходящие во вражеский тыл, и партизанские отряды. В войну производство «Северов», обеспечивавших устойчивую связь на 400–500 километров, было развернуто в том числе в блокадном Ленинграде.

    Русские работают на больших скоростях, используют специальные приемы шифрования, прослушивать их сообщения очень трудно

    Уже в середине 1942-го положение с «радионасыщенностью» войск стало постепенно исправляться, появилась в достаточном количестве и необходимая аппаратура, и квалифицированные радисты. В отличие от англичан, жаловались спецы из радиоразведки вермахта, русские работают на больших скоростях, используют специальные приемы шифрования, потому прослушивать их сообщения очень трудно.

    О прогрессе связи в те годы можно судить по воспоминаниям маршала Александра Василевского: «Острой необходимости в выездах Сталина на фронт не было, так как у Верховного главнокомандующего находились все нити телефонной и телеграфной связи и он был хорошо информирован о состоянии дел на фронтах».

    Дошли до точки

    25 июня 1941 года было вынесено соответствующее решение Политбюро «О сдаче населением радиоприемных и передающих устройств», оформленное как постановление СНК СССР. Исключение составляли проводные радиоточки, заведенные на районные узлы связи. Остальные радиоприемники и передающие устройства подлежали сдаче в пятидневный срок на временное хранение ввиду того, что могли быть использованы, как говорилось в постановлении, «вражескими элементами в целях, направленных во вред советской власти». Детали изъятых устройств использовались для производства армейских радиостанций.

    #Иосиф Виссарионович Сталин #Иван Терентьевич Пересыпкин #Анастас Иванович Микоян #Георгий Константинович Жуков #Сергей Матвеевич Штеменко #Александр Михайлович Василевский


    0 0

    19 июля Минобороны представило линейку новых вооружений России. Это действительно уникальные системы, ничего подобного в других странах нет. Мир убедился, что представленные в мартовском Послании президента Федеральному собранию новые образцы российского оружия не красивая картинка, как кому-то казалось, а реально существующие, частью уже принятые на вооружение образцы. Это гиперзвуковой планирующий боевой блок «Авангард», уже демонстрировавшийся «вживую» комплекс «Кинжал» с ракетой Х-47М2, тяжелая МБР «Сармат», КР сверхбольшой дальности с ядерной энергетической установкой 9М730 «Буревестник», лазерный комплекс «Пересвет» и подводный беспилотный аппарат «Посейдон», а точнее – крупногабаритная торпеда.

    Неуязвимый тяжеловес

    Американская ПРО даже в очень отдаленном будущем не сможет противостоять «Авангарду»

    Информация о разработке такой системы вооружения появилась в открытом доступе около девяти лет назад. Уже тогда обсуждалась возможность установки блока на легкие ракеты «Тополь» и «Ярс». Однако его характеристики были неизвестны, кроме веса, который оценивался в 1,6 тонны. Это, собственно, и стало основанием для вывода о невозможности использования легких МБР, имеющих забрасываемый вес около 1200 килограммов. Сегодня известно, что вес боевого блока (ББ) около 2 тонн и его основным носителем должна стать УР-100УТТХ – знаменитый «Стилет», жидкостная МБР тяжелого класса. Максимальная скорость ее полета достигает 5–6 километров в секунду. Она сообщается «Авангарду» после его отделения от разгонного блока. Это соответствует скорости в плотных приземных слоях атмосферы 15–17 М. Однако на больших высотах, где проходит основная часть траектории полета блока (несколько десятков километров над Землей), он может разгоняться до 20 М и даже больше. Известно, что ББ маневрирует по направлению и высоте, причем в достаточно широких пределах. «Авангард» по сути аэробаллистическая головная часть МБР, осуществляющая после отделения от носителя полет по инерции без двигательной установки для дополнительного его разгона. Поэтому его дальность стрельбы задается МБР, головной частью которой он является. УР-100УТТХ имеет забрасываемый вес около 4 тонн, что с учетом более крупных габаритов «Авангарда» в сравнении с обычной боеголовкой может обеспечить гарантированное размещение одного такого блока на ракете. На «Сармате» с его забрасываемым весом около 10 тонн допустимое количество размещаемых блоков можно грубо оценить в 2–4. Большая масса ББ дает основания предполагать, что основным вариантом оснащения «Авангарда» могут быть термоядерные боеприпасы мегатонного класса. Хотя возможно использование зарядов среднего или даже малого калибра для решения определенных задач.

    «Авангард» неуязвим даже для перспективных систем ПРО. Это обусловлено тем, что существующие средства обнаружения и слежения, а также возможности систем самонаведения ракет ПРО не обеспечивают попадание в маневрирующую цель, идущую с такой скоростью. Точность самых совершенных РЛС системы ПРО на расстоянии в несколько тысяч километров оценивается в сотни метров среднеквадратического отклонения. Вывести противоракету на неманеврирующую боеголовку, летящую по баллистической траектории, достаточно просто. Оставшуюся погрешность «выбирает» ГСН – зона поражения боевой части (разведения поражающих элементов) составляет десятки метров. При стрельбе по маневрирующей цели противоракете придется «выбирать» отклонения, измеряемые километрами, что сегодня недостижимо. Остается поражение таких блоков оружием на новых физических принципах, например лазерным. В космосе это имеет перспективу. Однако пока нет таких лазеров. Как, впрочем, и других видов оружия на новых физических принципах. Так что американская ПРО даже в очень отдаленном будущем не сможет противостоять «Авангарду».

    Летающий «Искандер»

    «Кинжал» – по сути симбиоз МиГ-31 и ракеты сухопутного ОТРК «Искандер». Идея такого комплекса зародилась лет 15 назад. Х-47М2 представляет собой несколько модернизированную 9М723 «Искандера». Отличия от «первоисточника» состоят в основном в аэродинамической заглушке в кормовой части, прикрывающей сопла двигателей, а также несколько измененной форме аэродинамических рулей. Заглушка предназначена для аэродинамического «облагораживания» всего комплекса самолет-ракета, позволяющего достигать высоких сверхзвуковых скоростей при наличии висящего под фюзеляжем большого по размерам корпуса. В остальном Х-47М2 полностью идентична прототипу. Для размещения под фюзеляжем МиГ-31, судя по видеокадрам, задействованы все 4 узла подвески ракет Р-33.

    Сивков Константин

    Как и 9М723 «Искандера», Х-47М2 аэробаллистическая. Стартует с самолета, судя по открытым данным, на высотах более 12 000 метров при скорости носителя до 2000–2500 километров в час. При этом аэродинамическая заглушка, как хорошо видно на видеороликах, отделяется сразу. Далее включается основной двигатель и ракета уходит в набор высоты. Высшая точка траектории «Кинжала», как следует из сопоставления с известными характеристиками траектории 9М723, может достигать нескольких десятков километров. При сверхзвуковой скорости носителя пуск на большой высоте, без необходимости преодоления на начальном участке плотных слоев атмосферы, обеспечивает дальность стрельбы в 2000 километров ракетой, которая при наземном старте пролетела бы менее 500 километров. Скорость 10 М соответствует 12 200 километров в час.

    Ракета 9М723 оснащается оптоэлектронной или радиолокационной ГСН. Оптоэлектронная корреляционная ГСН позволяет поражать наземные неподвижные объекты с точностью попадания, измеряемой величиной среднеквадратического отклонения около 20 метров. Для сравнения: у американского ATACMS этот показатель равен примерно 100 метрам. Радиолокационная ГСН, судя по открытым данным, должна обеспечивать поражение движущихся целей, в том числе надводных кораблей. При этом надо отметить, что работа ГСН, действующих по наземным целям и по морским, существенно отличаются в силу принципиальной разницы целей на фоне земли и водной поверхности. Как минимум это предполагает два режима работы ГСН. Как максимум – должны быть две различные ГСН.

    Корабельные соединения – высокоманевренные и весьма скоростные цели. Корабельное соединение, следующее со скоростью 20–22 узла (40–42 километра в час), как правило, осуществляет тактические и оперативный зигзаг. Тактический предполагает отклонение от генерального курса на 15–20 градусов (а может, и больше) каждые 10–20 минут. Оперативный зигзаг предполагает периодическое (раз в 2–3 часа) изменение текущего генерального курса на те же 15–20 градусов от основного направления движения. Само корабельное соединение -– подвижный район мощной всесторонней обороны, длительное нахождение сил и средств противника в котором невозможно. Поэтому существующие средства наблюдения за корабельными соединениями позволяют получать данные об их месте и элементах движения с определенной периодичностью, причем порой с весьма значительными интервалами – до часа и более. А это означает, что ошибки в выдаче целеуказания могут быть весьма значительными – вплоть до нескольких миль. По этой причине ГСН противокорабельных ракет имеют значительную дальность обнаружения надводных целей. Судя по тому, что исходно ракета «Искандера» создавалась для поражения неподвижных наземных целей, она создавалась для «выборки» ошибок в пределах нескольких сотен метром. Оснащение ракеты «Кинжал» РГСН позволяет сделать ее всепогодной (оптоэлектронная плохо работает при облачности и задымлении) и может существенно компенсировать ошибку в определении местоположения. Однако вряд ли сразу на два порядка, чтобы добиться возможности поражения целей, положение которых известно с погрешностью в несколько миль. А это резко ужесточает требования ко времени устаревания данных целеуказания и их точности. По этой причине, судя по данным в открытых СМИ, в настоящее время отрабатывается применение ракетного комплекса «Кинжал» на основе МиГ-31 совместно с Ту-22М3, основным самолетом ранее существовавшей морской ракетоносной авиации. Назначение последних при совместных действиях с МиГ-31, вооруженных Х-47М2, может быть одно: выдача целеуказания с минимальным временем устаревания. Возможность сверхзвукового полета Ту-22М3 на этапе сближения с объектом атаки и на отходе после выдачи целеуказания при наличии мощной бортовой РЛС позволяет обеспечить высокую боевую устойчивость. Даже американская авианосная группа способна воспрепятствовать таким нашим самолетам только силами воздушного патруля, выдвинутого на угрожаемое направление – 2–4 самолета F/А-18. Эта угроза нейтрализуется одним-двумя звеньями истребителей прикрытия Су-27 или более совершенных. Таким образом, целеуказание с точностью в несколько сотен метров комплексу «Кинжал» вполне обеспечено.

    Что касается возможностей преодоления ПВО и ПРО, как наземной, так и морской, здесь можно вспомнить все доводы, которые приводились применительно к «Циркону», когда было показано, почему системы противовоздушной обороны корабельных соединений США не эффективны. «Кинжал» еще более скоростная ракета. Кроме того, ее траектория, предполагающая пикирование на цель под углом более 70 градусов, лежит в «мертвой воронке» почти всех современных ЗРК. А до перехода в пикирование большая часть полета «Кинжала» проходит за пределами верхней границы поражения современных ЗРК. То есть ракета еще менее уязвима, чем «Циркон». Иными словами, огневых средств противодействия этому комплексу вероятный противник просто не имеет. Таким образом, можно грубо оценить, что эскадрилья МиГ-31 с Х-47М2 при надлежащем обеспечении целеуказанием может с достойной вероятностью вывести из строя или даже потопить авианосец и 2–3 корабля охранения из состава АУГ США. Поэтому оценки эксперта Алексея Леонкова о потребном количестве таких самолетов в 100 единиц (по его мнению, вполне достаточно иметь по 10 МиГ-31 с Х-47М2 на закрытых наших МТВД и по 30–40 – на океанских) вполне корректны.

    Цунами по команде

    Останавливаться на «Сармате» особого смысла нет – данные о нем в изобилии имеются в открытых источниках. Отметим только один факт: в последнее время появилась информация о возможности установки на эту ракету моноблочной боевой части с особо мощным зарядом в 40 Мт тротилового эквивалента. Кстати, и в сообщении Минобороны от 19 июля указано, что «Сармат» может нести боеголовки не только малого и среднего, но и большого калибра.

    Асимметричный калибр
    Фото: google.com

    «Посейдон» – крупногабаритная торпеда с ядерной энергетической установкой. Это, вероятно, и есть «случайно засвеченная» журналистам главная компонента глобальной подводной системы «Статус-6» («Необходимая и достаточная»). Боевая часть – оценочно – может достигать 10 тонн и более. Во всяком случае, это вытекает из сопоставления размеров подводной лодки-носителя торпеды с ней самой и с рисунком боевой части в разрезе, который, собственно, и привлек всеобщее внимание при «случайной засветке». В текстовом сообщении по этому виду оружия указывалось, что торпеда, имея глобальную дальность, может быть использована для поражения надводных кораблей и прибрежных объектов. Отмечалось, что ее неуязвимость для существующих противолодочных сил и средств обеспечивается большой глубиной погружения и высокой скоростью хода (подробнее – «Торпеды новой волны»).

    Поэтому единственно разумным боевым предназначением этого оружия может быть нанесение ударов по прибрежным районам территории противника ядерными боеприпасами особо крупного калибра – 100 и более мегатонн. Кстати, именно таким видится применение нашего «подводного дрона» иностранным, в частности американским, военным специалистам.

    Чудовищные взрывы у побережья противника, естественно, вызовут мегацунами, даже могут инициировать катастрофические геофизические процессы. Один из ответственных военных экспертов, говоря о назначении этого оружия, вскользь заметил, что оно способно разрушить всю береговую инфраструктуру прилегающего региона.

    Летающий реактор

    Рассматривая крылатую ракету особо большой дальности с ядерной энергетической установкой «Буревестник», оставим за кадром техническую осуществимость этого проекта. Остановимся на оперативной целесообразности создания такого оружия.

    Эскадрилья МиГ-31 с «Кинжалами» может с большой вероятностью потопить авианосец и 2–3 корабля охранения из состава АУГ США

    Это может быть ракета только с ядерной боевой частью. В обычном снаряжении ее не позволяет применить реактор – падение на цель даже без подрыва ЯБЧ будет расцениваться как ядерное нападение, поскольку зона заражения будет значительной.

    Апологеты этого оружия утверждают: неограниченная дальность стрельбы предполагает принципиально новые способы его применения, неуязвимость для систем и средств ПВО. В информации Минобороны об этом не говорится. Но наш президент, выступая перед Федеральным собранием, продемонстрировал ролик, в котором показывался вариант удара такими ракетами по США с огибанием Южной Америки и заходом на цель из зоны Тихого океана. Высказываются мнения, что подобное оружие может быть выведено в район боевого патрулирования и длительное время там маневрировать в готовности поразить назначенную цель. Такой способ применения предлагался, в частности, для решения задачи изоляции района боевых действий. Правда, при этом автор идеи оговаривался, что маневрировать придется там, где ракеты могут быть прикрыты от истребительной авиации противника. Еще одна идея предполагает создание потенциала гарантированного ядерного ответа. «Буревестники» выводятся в район боевого маневрирования и находятся там до момента принятия решения на нанесение массированного удара. Находясь непрерывно в воздухе над нашей территорией или в других зонах, где они не могут быть поражены вражескими средствами ПВО, группировка абсолютно неуязвима. Можно придумывать и другие способы боевого применения таких ракет – экзотическое оружие будет порождать столь же экстравагантные решения.

    Куда более обоснованно в оперативном смысле выглядит идея создания КР сверхбольшой дальности с обычным ТРД. Если «Калибр-НК», имея вес около 1800 килограммов, летит на 2600 километров, а 2,5-тонная Х-101 – на 5500 километров, то вполне реально создать ракету весом в 4–5 тонн с дальностью стрельбы в 12 000–15 000 километров. Такой дальности достаточно для обхода любых зон ПВО и поражения противника на всю глубину их территории. А если очень захочется все-таки создать глобальную КР с дальностью стрельбы в 25 000–30 000 километров, эта задача может быть решена при соответствующем увеличении массы ракеты. В целом следует признать, что оперативное обоснование проекта КР с ядерной энергетической установкой представляется не до конца проработанным.

    Спутникам светит гибель

    Боевой лазерный комплекс «Пересвет», если судить по тому, в войска какого объединения он сегодня поставлен, призван решать задачи в области ПВО и ПРО. Продемонстрированный ролик говорит о многом. В частности, база этого комплекса на нескольких трехосных автомобилях повышенной проходимости КамАЗ дает основание оценить порядок его мощности примерно в 100 кВт излучения в непрерывном режиме. Частота, очевидно, лежит в пределах окна прозрачности атмосферы. Конфигурация оптической системы и ее размещение на машине также дает основания предполагать «противовоздушное» применение как основное. Не вдаваясь в подробности, отметим: с учетом возможной мощности разумным предназначением этого комплекса может быть физическое поражение оптико-электронных подсистем высокоточного оружия, технических средств разведки. В частности, значительный оперативный эффект может дать вывод из строя таким оружием оптоэлектронных спутников противоракетного наблюдения, что резко снижает информационный потенциал группировки противника оперативного или даже стратегического масштаба.

    В целом бесспорно одно: сегодня Россия имеет самые совершенные образцы вооружения в мире. Наш асимметричный ответ на американскую ПРО и угрозу выхода США из договора РСМД оказался очень убедительным и достаточно дешевым. Тревожит только то, что все эти проекты находятся в антагонистическом противоречии с идущей полным ходом конверсией ОПК. Между тем пока это оружие в массовом количестве не поступит на вооружение российских ВС, оно останется блистательным достижением нашего ОПК, но никак не военно-стратегическим фактором, который станет учитываться противником. А для организации серийного производства такого оружия нужна модернизация ОПК, но не под выпуск телевизоров, мобильников и прочей высокотехнологичной гражданской продукции. Для нее на предприятиях ОПК надо создавать дополнительные производства. Конечно, для этого нужны средства. В России они есть. Только брать их следует не в социальных программах, а в карманах топ-менеджеров и собственников крупных кампаний, в «закромах» Минфина и Центробанка России, выводящих астрономические суммы за рубеж.

    Константин Сивков,
    заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

    0 0

    Речь идет о ручном гранатомете американского производства Precision Shoulder-Fired Rocket Launcher (PSRL-1). Впервые этот девайс был представлен американской компанией AirTronics USA на выставке Milipol-2015, прошедшей, соответственно в 2015 году, что дает украинским почитателям утверждать, что это – «новое» и «самое современное» оружие.


    Хотя в действительности – это ни что иное, как реплика весьма надежного, прекрасно себя зарекомендовавшего, но, увы, очень старого советского гранатомета РПГ-7. Причем, сказать, что это «модернизация» заслуженного ветерана довольно сложно. Речь, скорее, идет о «кастомизации», поскольку от «первоисточника» PSRL-1 отличает только наличие планок Пиккатини и несколько измененный дизайн пистолетной рукоятки.


    Тем не менее, в пресс-службе нацгвардии утверждают, что американские реплики гораздо точнее, легче и удобнее, чем советские РПГ-7. Впрочем, а как еще там могли обосновать приобретение PSRL-1, за каждый из которых МВД Украины платит столько, что за те же деньги можно было бы не только купить, но и тюнинговать шесть РПГ-7, которых на украинских складах еще целые залежи?


    В качестве еще одного колоссального достоинства, указывается, что из американского гранатомета можно стрелять всеми типами боеприпасов для РПГ, как, впрочем, и из самого РПГ.


    Примечательно, что в отделе маркетинга компании AirTronics USA утверждают, что их изделие пользуется немалым спросом, но при этом указать иных покупателей, кроме Украины, не могут. Что, очевидно, связано с тем, что или украинцы – единственные покупатели, или другие потребители PSRL-1 таковы, что афишировать торговые отношения с ними никак нельзя. Вполне возможно, что речь может идти о сложных цепочках посредников, на конце которых – террористы или мятежники. Впрочем, ожидать особого коммерческого успеха данного девайса едва ли возможно – его улучшенные потребительские качества не оправдывают стоимость, хотя в украинскую цену, наверняка, еще заложен «откат» для Авакова и его окружения.


    Борис Дмитриев


    0 0

    В какой-то момент колесные танки и САУ использовались практически только в «колониальных» войнах на африканском континенте. Например, в ВС ЮАР и Франции. 


    Но сегодня интерес к колесным боевым машинам вновь очень высок. Связанно это с целым рядом факторов. Так, например, боевые действия в сегодняшних войнах и конфликтах идут, главным образом, на урбанизированной местности, где требования к проходимости не столь критичны. Колесные машины гораздо лучше справляются с охраной логистических колонн, которые в конфликтах низкой интенсивности становятся чуть ли не главными целями повстанцев и террористов. К этому можно добавить, что колесные танки легко обеспечиваются противоминной защитой по типу MRAP, что тоже немаловажно в контрпартизанских операциях.


    В США создан» колесный танк» на базе БТР «Страйкер», с помощью которого в американских сухопутных войсках стремятся компенсировать отсутствие легкой бронетехники, способной обеспечить непосредственную поддержку пехоты на Восточно-Европейском ТВД, дороги и мосты которого часто оказываются непреодолимой преградой для тяжелых «Абрамсов».


    Обновляет свой парк колесных танков и итальянская армия, имеющая значительный опыт эксплуатации подобной техники.


    На вооружении ВС Италии более 25 лет находится колесный танк Centauro, позиционируемый, как «истребитель танков».


    СМИ сообщают, что военное ведомство страны подписало с консорциум Iveco-Oto Melara контракт на поставку в войска опытной партии новых машин под наименованием Centauro II.


    Новый «Кентавр» имеет восьмиколесную базу и массу 30 т. Его основным вооружением является 120-мм орудие. Сообщается также, что Centauro II, оснащен системой цифровой связи, двигателем мощностью 720 л.с., обеспечивающим значительно большую удельную мощность по сравнению с предыдущей версий Centauro, и электронной системой торможения.


    Всего планируется приобрести 150 таких машин, которые командование считает «идеальным выбором» для итальянской армии. Очевидно, что не последнюю роль для такой оценки играет экономический фактор – колесные машины гораздо дешевле в эксплуатации, не нуждаются в трейлере для транспортировки и имеют больший ресурс. 


    Итальянские военные считают, что Centauro II как нельзя лучше подходит для совместных действий с многоцелевыми бронемашинами Freccia.


    Борис Джерелиевский 


    0 0

    За основу разработки по старой доброй традиции взяли готовую машину – американский Willys МВ Jеер. Дизайн почти не трогали, но начинку изменили, в том числе поставили отечественный четырехцилиндровый двигатель ГАЗ 64-6004 мощностью 54 лошадиные силы. Он питался бензином А-66 или А-70. Но на фронте заправляли и низкооктановыми сортами (А-50, А-60), авиационным 4Б-78, даже керосином, хотя инженеры автобатов под угрозой трибунала запрещали его использование.

    ГАЗ-67 применяли как легкий тягач, прицепляя по две пушки сразу, которые он буксировал без особых проблем

    Трансмиссией выступала четырехскоростная коробка от грузовика ГАЗ-АА. Максимальная скорость ГАЗ-67 – 90 километров в час, что даже в наше время прилично. Расход топлива – 15 литров на 100 километров при главном бензобаке емкостью 43 литра. Вспомогательный бак на 33 литра помещался под шоферским сиденьем. Он синхронизировался с системой питания при помощи трехходового крана от ГАЗ-ААА. Аккумулятор разместили в специализированном отделе за передним правым крылом.

    Полноприводный ГАЗ-67 планировался не только для перевозки пассажиров, но и в качестве тягача. Он мог буксировать до 1200 килограммов при собственной массе 1320 килограммов. Хотя нередко прицепляли и 1850-килограммовую дивизионную пушку ЗИС-3. Высота клиренса достигала 22,7 сантиметра при угле наклона 50 и даже 75 градусов, что позволяло преодолевать серьезные препятствия. Джипу не был помехой брод глубиной 0,55 метра, а при специальной подготовке – 0,8 метра. Автомобиль показал отличную проходимость по дорогам с колеями до 0,45 метра. Машина в них хорошо вписывалась и могла уверенно выходить на обочину через кюветы с крутыми стенками, двигаться по косогорам с уклоном до 22 градусов без сползания. Проселок с жидкой грязью до верха колес (0,8 м) преодолевался без затруднений на 2–3-й передачах. Удельное давление на грунт с полной нагрузкой: передних колес – 2,65 кгс/см2, задних – 3,9 кгс/см2. Глубина преодолеваемого самого тяжелого снега доходила до 0,4 метра. Подвеска и гидравлика руля были усиленными. Передний и задний мосты ГАЗ-67 во многом унифицированы, что упрощало ремонт и снабжение запчастями.

    Советский джип – в рекордный срок

    Создали ГАЗ-67 по итогам Советско-финляндской войны, где нехватка легкого и максимально подвижного автомобиля-вездехода стала очевидной. Такой автомобиль предназначался бы для перевозки среднего состава РККА и буксировки легких артиллерийских систем. Первенцем стал ГАЗ-61, признанный неудачей. И конструкторы под руководством Виталия Грачева доработали джип до модели, известной нам как ГАЗ-67. Кроме вышеописанных сфер применения, советский джип планировался как машина авиадесанта, перевозимая в грузовом отделе транспортного самолета ПС-84 (Ли-2). Все ГАЗ-67 окрашивались в темно-зеленый матовый цвет «4БГ-авто».

    В проектировании участвовали НАТИ и ГАЗ. Разработка заняла всего 51 день – рекордно короткий срок. С 15 по 27 апреля 1941 года ГАЗ-67 прошел короткие военные испытания, и после одобрения военными в августе началось производство. Быстрому освоению выпуска способствовало использование уже производившихся комплектующих. В войска до конца 1941-го поставили 601 машину, но основной выпуск начался в 1943-м, после внесения определенных поправок и исправления не совсем удачных решений, выявленных при эксплуатации на фронте.

    ГАЗ-67 мог перевозить четырех человек на сиденьях и еще двоих – на полках, размещенных на крыльях. Для быстрого покидания машины конструкторы отказались от дверей, оставили проемы в кузове. Вертикальное лобовое стекло откидывалось вперед с фиксацией в горизонтальном положении.

    Годен к строевой

    ГАЗ-67 был весьма простым и технологичным в изготовлении, что в военное время представлялось первостепенным. В 1944 году машину доработали, она получила наименование ГАЗ-67Б. Индекс «Б» не сразу устоялся и в эксплуатационной документации с 1944 года практически не отражался. В армии до конца 40-x он был незнаком даже офицерам-автомобилистам.

    Автомобиль почти полностью устроил войска своими тактико-техническими характеристиками, разве что зимой внутри было не очень уютно из-за отсутствия дверей, даже несмотря на натягивающийся брезентовый тент. ГАЗ-67 широко применяли как легкий тягач, прицепляя по две пушки сразу, которые он буксировал без особых проблем. Использовали и для переброски личного состава. «Газон» хорошо зарекомендовал себя в качестве штабной машины. В годы войны в ГАЗ-67 закладывался ресурс не более пяти тысяч километров, но многие авто не дожили до его выработки.

    В Великую Отечественную выпустили 4851 ГАЗ-67 и ГАЗ-67Б, так как основное внимание сосредоточилось на производстве броневика БА-64Б, с которым советские джипы были унифицированы по шасси. До 1953 года с конвейера сошли 92 843 «газона».

    После войны ГАЗ-67Б использовали как патрульную машину в милиции, на ней передвигались по целине, по сибирской тайге (геологоразведчики и золотопромышленники). На его базе выпускали бурильно-крановую гидравлическую машину БКГМ-АН, ставшую первой в мире бурильно-крановой установкой на легковом автомобиле, снегоочистители.

    Масштабная модель ГАЗ-67 в СССР в промышленных объемах не выпускалась. Зато фирма Tamiya (Япония) делает ГАЗ-67Б в масштабе 1:35 с 1973 года. В марте 2010-го компания РСТ изготовила для журнальной серии «Автолегенды СССР» модель ГАЗ-67Б в масштабе 1:43 со штампованной решеткой радиатора.

    #Виталий Андреевич Грачев


    0 0

    По числу противоминных кораблей наш флот уступал германскому почти вчетверо. Их нехваткой объясняется то, что на минное оружие приходится большая доля потерь на море. На Балтике – 72 процента от общих. На Черном море – 21,4 процента. Лишь на севере относительно мало – 11,7 процента.

    В последнем случае сказывался пространственный размах театра военных действий, сложные гидро- и метеорологические условия, а также ледовая обстановка, резко снижавшие эффективность минных заграждений и продолжительность их жизни.

    «Взрыватель» за два дня выпустил по врагу 186 снарядов – почти весь боекомплект единственного орудия главного калибра

    РККФ, вступая в Великую Отечественную, имел в составе основных воюющих флотов всего 44 тральщика специальной постройки: два – на севере, 30 – на Балтике, 12 – на Черном море. Много это или мало? Сравним с врагом. Кригсмарине на момент нападения на СССР имела 105 тральщиков морской зоны специальной постройки, около 40 катеров-тральщиков и порядка 100 минных прорывателей. У последних нет аналогов в других флотах, а смысл в том, что они, обладая особой устойчивостью, шли прямо в минные заграждения, подрывая контактные мины корпусом, а неконтактные – своими физическими полями. При водоизмещении от тысячи до девяти тысяч тонн каждый из них мог выдержать несколько подрывов, после чего ставился на восстановительный ремонт. Экипажи на таких кораблях располагались в специальных изолированных и подрессоренных капсулах, позволявших снизить до приемлемого уровня воздействие взрывов на личный состав. Таким образом, германский флот в 5,6 раза превосходил наш по числу противоминных кораблей. С началом войны из числа мобилизованных траулеров РККФ получил еще 30 тральщиков. Они, как и траулеры-сторожевики, действовали в составе Северного флота. С учетом мобилизованных судов численность удалось довести до 74 единиц – все равно в три с лишним раза меньше, чем у немцев. В дальнейшем СССР получил по ленд-лизу от союзников около 80 тральщиков различных типов, в том числе 44 морской зоны и 36 базовых. Еще 48 базовых построили на отечественных верфях по проекту 253. В итоге в войну флот располагал 202 тральщиками, включая 84 малого водоизмещения. Германия за годы войны построила порядка 140 тральщиков морской зоны и 360 моторных, плюс получила около 40 трофейных. Итого – 785. То есть по общему количеству противоминных кораблей германский флот превосходил наш почти в четыре раза.

    Из числа тральщиков РККФ самым многочисленным типом являлся «Фугас». Он включал корабли четырех близких – почти идентичных – проектов: 3, 53, 53у и 58. Три последних фактически представляли собой модернизацию первого, порой минимальную. Во всяком случае на начало войны все эти корабли имели примерно одинаковое артиллерийское и противоминное вооружение.

    При полном водоизмещении около 450 тонн их дальность плавания экономическим ходом 12 узлов составляла около трех тысяч миль. Максимальная скорость была приличной для тральщиков – почти 19 узлов, с тралом – 14,5. Артиллерийское вооружение – одна 100-мм АУ Б-34 и 45-мм универсальная полуавтоматическая пушка. Плюс два пулемета. Если артиллерийское вооружение для ударов по морским и наземным объектам для кораблей такого водоизмещения можно считать достойным (с учетом большой дальности стрельбы аналогичный показатель у иностранных тральщиков, даже сторожевиков и некоторых эсминцев был заметно хуже), то «сорокапятка» и два пулемета как средства ПВО – почти ничего для Второй мировой. К примеру, немецкие тральщики той поры в своей массе имели три-четыре ствола зенитных автоматических пушек калибра 20–37 миллиметров. И не одно, а два орудия главного калибра 105 миллиметров. Правда, их водоизмещение было в полтора с лишним раза больше.

    На скорости 12 узлов тральщик мог очистить за сутки от якорных мин максимум 24 квадратные мили акватории

    Противоминное вооружение «Фугасов» – контактные подсекающие тралы, предназначенные для борьбы с якорными минами. Ширина захвата в зависимости от типа колебалась от 60 до 180 метров. То есть на скорости 12 узлов тральщик мог очистить за сутки от якорных мин максимум 24 квадратные мили акватории. Для проводки кораблей через опасный район требовалось создание тральной группы из трех, а то и больше «Фугасов». Средств борьбы с донными неконтактными минами наши тральщики не имели. РККФ получил их только в 1942 году. Это были магнитный хвостовой (ХМТ) и буксируемый акустический (БАТ-2) тралы. Первый – для борьбы с минами, реагирующими на магнитное поле корабля. Второй – против срабатывающих на шумы. С новыми американскими и английскими тральщиками, поставленными по ленд-лизу, наш флот получил образцы иностранных неконтактных тралов. У них ширина протраливаемой полосы была еще меньше – от 30 до 60 метров для глубины места до 40.

    На «Фугасах» стояло и противолодочное вооружение, типовое для РККФ: два кормовых бомбосбрасывателя с боекомплектом около 40 единиц. Однако средства поиска подводных лодок в погруженном состоянии отсутствовали. Наши тральщики могли действовать и как минные заградители. Они имели соответствующие рельсы и могли принимать на палубу до 30 мин (в частности корабельных якорных образца 1926 года).

    В ходе войны «Фугасы» претерпели модернизацию, в основном направленную на усиление их ПВО. На некоторых вместо «сорокапяток», а на большинстве в дополнение к ним появились по два – четыре автомата калибра 20 («Эрликон») и 37 миллиметров (70-К). Это уже почти мировой уровень для данного класса и водоизмещения. Ряд кораблей получил до трех-четырех пулеметов калибра 12,7 – ДШК или «Браунинг». Стали поступать неконтактные тралы отечественного производства.

    Тральщики показали себя на войне одними из самых универсальных кораблей. Помимо прямого предназначения, они использовались как эскортные, боролись с подводными лодками, работали по наземным объектам. Например, Т-401 «Трал» Черноморского флота 26 декабря 1941-го и 11 июля 1942-го нанес артиллерийские удары по наступающим войскам гитлеровцев под Севастополем, израсходовав соответственно 70 и 55 снарядов главного калибра. А «Взрыватель» 27 и 28 декабря 1941 года выпустил по врагу 186 снарядов – почти весь боекомплект своего единственного орудия главного калибра. Использовались тральщики и для транспортировки грузов и людей в Севастополь и Одессу. Участвовали в десантных операциях как корабли огневой поддержки и для доставки к району высадки войск.

    Всего в Великой Отечественной войне приняли участие 30 тральщиков типа «Фугас» – 17 на Балтике и 13 на Черном море. 17 были потеряны, что составило 56 процентов от их общего числа. Наихудшими стали первые полгода войны. В этот период РККФ недосчитался 10 тральщиков данного типа на Балтике и одного на Черном море. Все погибли от минного оружия.

    Константин Сивков,
    заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

    0 0

    В Российскую империю иностранные пулеметы начали поступать в Первую мировую. Союзники поставляли автоматическое оружие разных систем, но большой популярностью пользовались именно пулеметы – французские «Шош» и английские «Льюис». Но к началу 20-х они устарели морально да и с ремонтом была засада – запчастей катастрофически не хватало.

    Красной армии требовался ручной пулемет, поскольку именно он решал задачу сочетания движения малого пехотного подразделения и огневой поддержки и ставился во главу угла новой групповой тактики, которую начали разрабатывать в Первую мировую. Вначале ее основу составляла стрелковая цепь, затем волны цепей и, наконец, с 1916 года был принят групповой боевой порядок. В 1924-м, когда по новым штатам в стрелковые взводы РККА ввели пулеметное отделение, дефицит ручников сгладило включение в состав вооружения станкового пулемета.

    На 22 июня 1941 года на учете в РККА было более 170 тысяч ручных пулеметов Дегтярева

    Начальник мастерской ПКБ Ковровского завода Василий Дегтярев представил на конкурс по созданию оружия оригинальную разработку. За основу он взял свой автоматический карабин, сделанный еще в 1915 году. Совместив известные схемы газоотводной автоматики и запирания канала ствола двумя боевыми упорами, разводимыми ударником, он получил вполне рабочую систему, о которой одобрительно отозвался создатель первого русского автомата Владимир Федоров.

    В июле 1924-го Дегтярев представил первый опытный образец пулемета с дисковым магазином. Комиссию возглавлял начальник школы «Выстрел» Николай Куйбышев. Работу отметили за выдающуюся оригинальность идеи, скорострельность, безотказность и значительную простоту в обращении. 6 октября 1924 года опытный образец испытали на стрельбище в Кускове, однако из конкурса он выбыл, поскольку сломался боек.

    Следующий заход состоялся в сентябре 1925-го – Дегтярев представил новые образцы. Из двух экземпляров отстреляли пять тысяч патронов и снова неудача: на полигоне выяснилось, что выбрасыватель и ударник слабы, а пулемет чувствителен к запылению. В декабре на испытаниях при жестком морозе на 40 тысяч выстрелов пришлось 0,6 процента задержек, но и это стало поводом вернуть оружие на доделку. После нее мастер внес в конструкцию достаточно серьезные изменения. Наконец, в 1927 году дело дошло уже до испытаний под эгидой Артиллерийского комитета РККА. Они окончились благополучно. Комиссия опять-таки выявила недостатки, но, не дожидаясь, пока изобретатель их устранит, выдала заказ на сто пулеметов. Первые 10 образцов военпреды приняли в ноябре 1927-го, а всю партию – 3 января 1928-го. 60 образцов передали для войсковых и полигонных испытаний, продолжавшихся еще год. После них Дегтяреву рекомендовали добавить в конструкцию пламегаситель и сделали ряд замечаний. Усовершенствованный пулемет с измененным патрубком регулятора газовой камеры и пламегасителем испытали в августе 1928 года.

    В окончательном виде ДП получил сменный ствол с пламегасителем и газовой камерой, ствольную коробку с прицельным устройством, цилиндрический кожух ствола с мушкой и направляющей трубкой, затвор с ударником, затворную раму и шток поршня, возвратно-боевую пружину, спусковую раму с прикладом и спусковым механизмом, дисковый магазин, складные съемные сошки. Ствол крепился в коробке прерывчатыми винтовыми выступами, для фиксации использовался флажковый замыкатель. На его средней части было 26 поперечных ребер для улучшения охлаждения. Однако практика показала, что это решение не слишком эффективно, и с 1938 года ребра наносить перестали, что сильно упростило производство. Магазин крепился сверху ствольной коробки. 49 патронов в нем размещались по радиусу носком пули к центру. Усилием спиральной пружины-улитки, закручивавшейся при снаряжении магазина, верхний диск вращался относительно нижнего и к окну приемника поступали патроны. Такая конструкция с радиальным размещением патронов сделала надежной систему питания при использовании отечественного винтовочного патрона калибра 7,62 с выступающей закраиной гильзы. Однако емкость магазина уменьшили до 47 штук, поскольку силы пружины не хватало подать последние патроны. При стрельбе ДП показывал приличную кучность. Для своего времени это было отличное оружие серийного производства – простое, надежное, высокотехнологичное.

    В предвоенные годы мастер много трудился над модернизацией ДП и новыми ручными пулеметами. Автоматика оружия конструкции Дегтярева работала по принципу отвода пороховых газов из канала ствола. В то же время многие модели его ручных пулеметов имели свои особенности. Так, образцы, созданные в 1928 и 1930 годах, имели воздушное охлаждение ствола по типу РП «Льюис», возвратно-боевую пружину, перенесенную в приклад. Системы питания конструктор разработал двух видов – в модели 1928 года дисковый магазин с трехрядным расположением 63 патронов, в модели 1930-го – приемник под металлическую шарнирную звеньевую ленту по типу станкового пулемета Гочкисс Мle.1914. В 1936-м появился модернизированный ДПМ-36, отчасти скопированный с чехословацкого ZВ-26. Секторный магазин на 30 патронов крепился сверху ствольной коробки, возвратно-боевая пружина была перенесена в приклад. Быстросменный ствол и два типа легких универсальных треножных станков позволяли превратить ДП и ДПМ-36 в станковый или зенитный пулемет. Тогда же появился и десантный ручной пулемет Дегтярева, отличавшийся запиранием одной боевой личинкой, рукояткой перезаряжания в виде подствольного цевья, а также возможностью крепления клинкового штыка. Масса десантного «дегтяря» – всего семь килограммов при общей длине 1050 миллиметров. К нему Дегтярев сконструировал очень простой и легкий универсальный треножный станок. Впоследствии его приспособили и под штатный ДП.

    Не все разработки мастера шли в серию. Во время московской обороны 1941 года в войска поступили ДП с глушителем, однако серийное производство этой модели так и не начали. Солдаты прекрасно обходились уже испытанным и привычным пехотным ДП.

    Он же послужил и основой разработанного в 1928-м «Дегтярева авиационного», а годом позже – «Дегтярева танкового». Их отличали особенности установки и необходимость ведения более интенсивного огня, работы в ограниченном замкнутом объеме. ДТ без кожуха был снабжен выдвижным металлическим прикладом, пистолетной рукояткой, флажковым неавтоматическим предохранителем, двухрядным дисковым магазином на 63 патрона, стоечным диоптрическим прицелом до тысячи метров и сборником гильз. Для стрельбы вне танка к нему шли отъемная сошка и кронштейн с мушкой. Масса танкового «дегтяря» с магазином 10,25 килограмма, боевая скорострельность – 100 выстрелов в минуту. Этот пулемет ставили на все советские танки и над рулем мотоциклов. Авиапулеметы ДА и спаренные ДА-2 – на подвижные установки боевых самолетов (ТБ-3, Р-5). Схемы автоматики и узла запирания, воплощенные в ДП, мастер использовал также в крупнокалиберном и станковом пулеметах, в опытной автоматической винтовке – он реализовывал идею своего учителя Федорова об унификации оружия.

    До 1929 года в цехах Ковровского инструментального завода было выпушено 500 танковых, две тысячи авиационных и четыре тысячи пехотных пулеметов. Испытав 13 образцов на живучесть в марте-апреле 1930-го, автор первого русского автомата Владимир Федоров выдал заключение: ресурс ДП-27 составляет 75 тысяч –100 тысяч выстрелов.

    Перед Великой Отечественной войной выпуск ДП наладили в Сталинске Алтайского края. Усилиями алтайских и ковровских оружейников на 22 июня 1941 года на учете в РККА было более 170 тысяч ДП. Оружие настолько хорошо зарекомендовало себя в бою, что на тестовых испытаниях при приемке отстреливали всего пять патронов: двумя проверяли работу автоматики, тремя – кучность.

    #Василий Алексеевич Дегтярев #Владимир Григорьевич Федоров #Николай Владимирович Куйбышев #ДП-27 #ДТ #ДА


    0 0

    Речь, в частности, идет об оперативно-тактическом ракетном комплексе «Сапсан», высокоточных системах залпового огня «Ольха» и «Верба», 155-мм самоходной артустановке «Богдан». Планируется, что эти новинки будут показаны 24 августа.

     

    Данные заявления вызвали неоднозначную реакцию в средствах массовой информации и экспертном сообществе. Понятно, что украинские представители всеми силами доказывали, что новинки не имеют аналогов в мире. В то же время российские журналисты и эксперты весьма язвительно критиковали «достижения» незалежного оборонпрома.

    У Киева богатый опыт срыва зарубежных контрактов на поставку систем вооружения. И весьма дурная репутация на международном рынке. Не лучше обстоят дела с внутренними заказами. Хорошо известна история с бронетранспортерами БТР-4, бронемашинами «Дозор» и «самовзрывающимися» минометами собственной конструкции («Молот» бьет по своим»/https://vpk-news.ru/articles/43600).

    Заказы на перспективные образцы вооружений находятся на личном контроле у Петра Порошенко

     

    Но при этом правительство продолжает исправно выделять деньги на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. Финансирование, конечно, можно объяснить «откатом» и «распилом». И такие коррупционные факты есть. Как пример можно привести проекты модернизации украинского флота.  И все же работы по новым образцам ведутся. Причем многие заказы находятся на личном контроле у Петра Порошенко. Поэтому вопрос, что толкает военно-политическое руководство Украины на разработку собственных систем вооружения, заслуживает серьезного ответа.

     

    Если проанализировать заявления Киева по этой тематике, то везде можно найти фразы, что новые образцы «максимально унифицированы по стандартам НАТО». Хороший пример – тот же «Богдан». Эта самоходная артиллерийская установка собственной разработки идет на замену «Мсты». Украинская САУ впервые будет выполнена под калибр 155 мм, а не 152.

     

    Есть очевидные причины, почему ВСУ стремятся переходить на натовские стандарты в артиллерии. За последние годы страну потрясли несколько масштабных взрывов в арсеналах. Они привели к потерям сотен тысяч единиц боеприпасов. И это стало серьезным ударом по вооруженным силам страны. Конечно, Украина не осталась без снарядов и ракет. Но в случае активных боевых действий по некоторым особо важным позициям ситуация будет весьма печальной.

    Хуже всего с боеприпасами для РСЗО «Смерч», 2С19 «Мста» и, конечно,  ОТРК «Точка». Закупить ракеты и снаряды для этих систем можно только в России. Ситуация еще не критична, но уже заставляет Киев нервничать. Ведь войска надо обучать, а значит, боеприпасы будут расходоваться.

     

    Поэтому для Киева остается единственный вариант – постепенный переход на стандарты НАТО. Благо предложения по ракетам и снарядам для таких систем на мировом рынке более чем достаточно. Легко найти и обычные, и корректируемые, и учебные боеприпасы на любой вкус. 

     

    Подробнее об этом – в очередном номере «Военно-промышленного курьера».

     

    Иванов Павел


    0 0

    На этот раз объектом для вдохновения украинских мастеров стал БТР-60, который уже к концу семидесятых годов минувшего столетия был в основном заменен в войсках на БТР-70 и БТР-80. 


    «Омолаживанием» старичка – ветерана занялась украинская «Компания оборонительных и радиоэлектронных технологий» (КОРТ) в тесном контакте с представителями ВСУ, которые, как утверждает представитель КОРТ и высказали заинтересованность в его модернизации, дабы с ее помощью покрыть нехватку бронетехники в украинских формированиях.


    Впрочем, помимо патриотической мотивации, представители компании очень рассчитывают на большой экспортный ресурс своего изделия. Они даже объявили, что надеются «уверенно потеснить Россию на рынке модернизации советской техники, имеющейся во многих странах мира, и обеспечить экономический рост Украины».


    Модернизированная бронемашина получила наименование БТР-МК, два дизельных двигателя CUMМINS, дополнительную защиту из композитных бронелистов «европейского производства» и возможность установки боевых модулей Николаевского завода.


    Кроме того, сообщается, что в настоящий момент ведутся работы по обеспечению усиленной противоминной защиты днища.


    Надо сказать, что согласно этой информации, БТР-60МК, презентация которого прошла на производственной площадке КОРТа, ничем особенно не отличается от более ранней модернизации БТР-60 украинской компанией ООО НПК «Техимпекс», получившей обозначение БТР -60Т, в рамках которой на машину установлены боковые люки десанта, радиостанция Р-173, два новых дизельных двигателя Cummins ISF 2.8 и предусмотрена возможность установки боевых модулей.


    «Потеснить» с его помощью Россию не получилось. Между прочим, тот факт, что модернизируется БТР-60, а не более современные машины объясняется просто – количество «семидесяток» и «восьмидесяток» на украинских складах невелико – большая их часть продана за границу. А если и 60-ки будут иметь успех на международном рынке (чего исключать нельзя, поскольку американцам надо чем-то вооружать боевиков), то «новые» образцы будут создаваться на базе БТР-152 и БТР-40.


    Борис Дмитриев


    0 0

    Но это лишь на первый взгляд. Поскольку «обнова» для морпехов – все тот же М2 Browning. Правда, несколько модернизированный и получивший обозначение М2А1. Основным отличием М2А1 от базовой модели являются быстросъемный ствол, замена которого производится без дополнительных регулировок затвора, присутствие предохранителя, пламегасителя и планки Пикатинни, предназначенной для установки различных оптических и ночных прицелов.


    Для морской пехоты был разработан отдельный вариант усовершенствования. В качестве его главной особенности выступает улучшенный пламегаситель, позволяющий на 95% уменьшить вспышку при выстреле. Напомним, что М2 Browning был принят на вооружение армии США в 1919 году, начал поступать в войска в 1923 году, а его первая модернизация была осуществлена в 1938 году.


    Собственно, с того момента его основные характеристики остаются неизменными. 50 BM -2 (патрон 12,7×99 мм NATO) имеет прицельную дальность 1830 м и предназначен для поражения живой силы и легкобронированной техники. Скорость пули, 855—895 м/с, вес со станком 58,6 кг. За время его производства выпущено более 3 млн единиц. Все его модернизации коснулись преимущественно внешнего вида, и, говоря современным языком, скорее являлись тюнингом, оставившим базовые характеристики неизменными. Тот факт, что в наше время стремительного научно-технического прогресса образец оружия, разработанного почти столетие назад, остается на вооружении одной из самых современных и технически продвинутых армий, кажется невероятным.


    Сами американцы склонны объяснять данный феномен гениальностью своего оружейника Джона Браунинга, создавшего непревзойденный образец оружия, опередившего свое время. И если с гениальностью Браунинга не поспоришь, то с непревзойденностью все оказывается не так просто.


    Собственно уже в 30-годы минувшего столетия, накануне Второй мировой войны, М-2 по большинству позиций уступал советскому крупнокалиберному пулемету ДШК.


    ДШК легче своего оппонента на 25 кг, а пробивает стальную броню средней твердости толщиной 20 мм и высокой твердости 15 мм на удалении от мишени 500 м.


    Браунинг же может похвастаться пробиванием брони средней твердости толщиной 20 мм только на удалении 200 м. Впрочем, к 80-м годам ХХ века ДШК практически перестал использоваться в Советской Армии (хотя до сих пор состоит на вооружении ряда стран и выпускается в КНР, Пакистане и Иране), замененный еще более совершенными пулеметами КПВ и НСВ «Утес», которые еще дальше ушли от «живой легенды» М-2.


    В 70-е годы Пентагон объявил конкурс на создание пулемета, способного заменить «старичка», однако все предлагаемые варианты с точки зрения военных оказались хуже бессмертного творения Браунинга. Впрочем, на тот момент казалось, что замена крупнокалиберного пулемета на более современный – не такая уж и важная, в контексте приготовления к глобальному ядерному конфликту, задача.


    Да и ниша использования «крупняка» заметно сузилась. Современные боевые самолеты оказались для крупнокалиберных пулеметов слишком быстрыми, с задачей защиты сухопутных подразделений от воздушного противника куда лучше справлялись зенитные ракетные или артиллерийские комплексы.


    А традиция использования крупнокалиберных пулеметов в качестве станковых пехотных была не слишком распространена в западных армиях. Однако непрерывные локальные войны и конфликты низкой интенсивности резко повысили значение крупнокалиберных пулеметов, превратившихся чуть ли не в главный калибр малых групп.
    Их стали монтировать на шасси машин повышенной проходимости, их стали использовать подразделения спецназа и легкой пехоты. И тут громоздкий, архаичный и тяжелый М-2 оказался не способным конкурировать, скажем, с российским «КОРДом», который весит всего 25 килограмм, и из которого можно вести огонь с сошек.


    И в США вновь заговорили о замене М-2. Причем Пентагон объявил, что 2012 год будет последним в военной службе ветерана, после чего – окончательный «дембель». Однако вместо этого была запущенна программа модернизации, в результате которой американские военные и получают Browning М2А1. Окончание службы для него пока не предвидится.


    Борис Джерелиевский


    0 0

    За три с половиной десятилетия применения нагана требования к этому типу оружия изменились. Достаточно сказать, что когда объявлялся конкурс, выигранный бельгийцем, первым пунктом значилось высокое останавливающее действие пули. Время кавалерийских атак требовало соответствующего противодействия. Выстрел с 50 метров должен был останавливать скачущую навстречу лошадь. Опять же, бегущий в штыковую противник мог быть поражен навылет, но тем не менее сделать еще несколько шагов и заколоть стреляющего. Кстати и сегодня то же самое – отбросить, остановить нападающего – требуется от полицейского и другого оружия, предназначенного для коротких дистанций.

    При разработке нового армейского пистолета на первый план вышла большая убойная сила, разумеется, вкупе с точностью, надежностью, технологичностью производства. Федору Васильевичу удалось создать конструкцию, совместившую все лучшее, что было придумано ведущими мировыми оружейниками.

    Ветераны рассказывали, что обладатели револьверов готовы были выменивать патроны за сахар и табак

    7,62-мм самозарядный пистолет Токарева образца 1930 года, а именно таково его официальное название, свое привычное имя ТТ («Тульский Токарева») вначале получил, что называется, в народе. В официальной документации оно утвердилось позже.

    На основе широко закупавшегося тогда патрона Маузера 7,63х25 мм под новый пистолет был разработан собственный патрон 7,62х25 мм ТТ. В дальнейшем он использовался во всех пистолетах-пулеметах (ППС, ППД, ППШ) и оказался очень удачным по характеристикам.

    Пистолет изначально был весьма технологичен, а все его дальнейшие модернизации касались именно упрощения производства, не затрагивая боевые качества. Когда немцы уже вплотную подошли к Туле, оружейный завод эвакуировался в Ижевск. Однако туляки сумели на старом оборудовании продолжить выпуск пистолетов, пусть не имевших прежнего лоска, но вполне надежных.

    Планировалось после принятия ТТ на вооружение полностью свернуть производство наганов образца 1895 года, однако этого не произошло – револьверы массово выпускались до конца войны. Спасло их смехотворное по нынешним временам требование – возможность стрелять через амбразуры танков, для чего ТТ с закрытым кожухом стволом был непригоден. А в дальнейшем револьверы доказали, что отказываться от них рано, потому в войсках они находились примерно в том же количестве, что и пистолеты Токарева.

    Были некие формальные признаки, по которым определялось, кого чем вооружать. Распространено мнение, будто наган – оружие солдатское, а ТТ вручался лишь вместе с лейтенантским званием, однако четких инструкций на сей счет не существовало.

    В чем плюсы ТТ? Удобство применения, хорошие точность и кучность стрельбы, возможность вести прицельный огонь на достаточно больших дистанциях, быстрая перезарядка. Были и минусы. Скажем, при извлечении пистолета из кобуры могла отойти защелка, фиксирующая магазин. А поскольку из-за отсутствия предохранителя категорически запрещалось досылать патрон в патронник, при выпадении магазина стрелок оказывался безоружным. Летчики перед опасными вылетами инструкцию нарушали и все-таки досылали в ствол патрон. Он назывался «для себя» – выстрел можно было произвести одной рукой, не передергивая затвор, а лишь взведя большим пальцем курок… ТТ оказался мало пригодным для ближнего боя в силу отмеченной малой останавливающей силы пули и вероятности осечки или отказа, когда противник не оставляет времени на перезарядку.

    Тут-то и проявляются достоинства нагана: при осечке просто жмешь на курок еще раз. Отсюда любовь диверсантов, сотрудников НКВД и бойцов спецподразделений. Большой минус – недостаточный боекомплект.

    ТТ и пистолеты-пулеметы снаряжались одинаковыми патронами, их в войсках было достаточно. Нагановских же, с тупой пулей, полностью утопленной в гильзе, производили куда меньше. Ветераны рассказывали, что обладатели револьверов готовы были выменивать патроны за сахар, табак и прочие окопные ценности.

    Заголовок газетной версии – «С патроном «для себя».

    #Леон Наган / Leon Nagant #Фёдор Васильевич Токарев


    0 0

    Корректна будет формулировка «МС-1 – первый серийный советский танк». Да, его прототип – Renault FT-17, так ведь у БТ и Т-26 тоже в «отцах» – иностранные модели, что не мешает называть эти танки советскими. Кроме того, именно МС-1 стал первым отечественным, испытанным в боях.

    В Народном комиссариате по военным и морским делам и руководстве оборонной отрасли понимали, что нужно переходить от единичных изделий к серийному производству. В 1924 году в системе Главного управления военной промышленности создано Танковое бюро. В 1926-м принята трехлетняя программа танкостроения объемом пять миллионов рублей при стоимости одного пехотного танка на уровне 18 тысяч рублей. «Рено Русский» обходился вдвое дороже. Решено было разработать новый легкий танк. Экспериментальной базой служила тракторная мастерская ленинградского завода «Большевик». В ноябре 1927-го был готов танк для промышленного выпуска. Ему дали индекс Т-18. Однако, не дожидаясь завершения конструкторских работ, по результатам испытаний Реввоенсовет СССР уже 6 июля принял танк на вооружение, присвоив ему наименование МС-1. Советская промышленность освоила его выпуск в 1928-м.

    На Дальнем Востоке первый серийный советский танк прослужил до конца 50-х

    Танк предназначался для поддержки атакующей пехоты и кавалерии. Первые 30 единиц были построены на средства Осоавиахима («Приводной ремень социализма»), эти машины приняли участие в ноябрьском параде на Красной площади.

    «Большевик» 1 февраля 1928 года получает первый заказ на производство 108 серийных Т-18 в течение двух лет. С апреля 1929-го к производству танка подключают Мотовилихинский машиностроительный завод. В 1929–1930 годах план выпуска увеличен до 300 танков.

    И уже в 1929-м МС-1 участвует в боях на КВЖД. Маршал Советского Союза Чуйков вспоминал: «После артподготовки с исходных позиций двинулись 10 танков. Их атака была внезапной для китайских солдат, в неменьшей степени удивила она и красноармейцев. Мы видели, как китайские солдаты и офицеры высунулись почти в полроста из окопов, чтобы разглядеть танки. Мы ожидали, что они побегут, но удивление было, видимо, столь велико, что оно как бы парализовало их волю... Танки беспрепятственно дошли до китайских позиций и открыли огонь вдоль окопов. Пулеметный огонь отрезвил китайцев. Они в панике побежали. Десять танков прорвали без каких-либо потерь с нашей стороны оборону противника».

    Тогда же выявились недостатки – не фатальные, их исправили. Есть данные, что танк применялся в боях с басмачами в Средней Азии.

    Серийно было выпущено 959 МС-1, производство закончилось в 1931-м. До середины 30-х он составлял основу танкового парка РККА, после чего на смену пришли Т-26 и БТ. МС-1 стали потихоньку выводить из войск, передавать в танковые училища как учебные машины.

    Какие наши боты

    Впрочем, СССР не мог себе позволить роскошь разбрасываться еще вполне годной бронетехникой и в 1938–1939 годах МС-1 модернизировали, а находящиеся в строю танки хорошенько отремонтировали. Отметим, что Советский Союз был не единственным, кто так поступал: Франция встретила гитлеровскую агрессию на Renault FT-17, выпущенных еще в Первую мировую и после нее, Италия вступила во Вторую мировую с Fiat 3000 на вооружении, мало чем отличавшимся от МС-1.

    Демонтированные МС-1 применялись как долговременные огневые точки (доты) на западной границе СССР (линия Сталина) и в системе укреплений в районе озера Хасан, где в 1938 году проходили бои с Японией («Последняя операция маршала Блюхера»). Кроме того, из танков без двигателя и трансмиссии, вкопанных по башню в землю, создавали боты (бронированные огневые точки) у мостов, перекрестков дорог и в других важных для обороны местах.

    На Дальнем Востоке в этом качестве танк прослужил до конца 50-х.

    МС-1 участвовал в первом периоде Великой Отечественной вплоть до зимы 1942-го, в частности в обороне Москвы, в составе смешанных танковых соединений.

    Так что МС-1 отнюдь не курьез бронетехники прошлого, а заслуженный ветеран, хотя и задвинутый в тень более новыми машинами.

    Что за зверь?

    Рассмотрим Т-18 поближе. Это типичный легкий танк своего времени. Боевая масса – 5,3 тонны. Экипаж – два человека (командир и механик-водитель). Броня от восьми (бортовая) до 22 (башня) миллиметров. МС-1 был надежно защищен от пуль обычных стрелковых калибров. Единственным смотровым оптическим прибором был перископ механика-водителя «броневой глаз», но имелись смотровые щели, закрываемые при надобности бронещитками. Корпус из бронелистов, клепаный.

    МС-1 использовали как базу для создания опытных боевых машин и отработки инженерно-технических решений

    Вооружался танк изначально 37-мм пушкой, выдававшей 10–12 выстрелов в минуту, и спаркой 7,62-мм пулеметов Федорова, позже им на смену пришел ДТ, ставший основным для всех советских танков. Боекомплект: 104 выстрела, 2016 патронов. Впрочем, в 1938 году и пушку сменили на 45-мм. Из модернизации танки выходили с более рациональным углом наклона брони. Масса выросла до 7,25 тонны.

    35 лошадиных сил позволяли развивать по шоссе скорость 16,5 километра в час (с учетом специфики применения этого хватало). Двигатель находился поперек корпуса танка. К такому решению конструкторы вернулись только через 17 лет. После модернизации с установкой двигателя в 40 лошадиных сил скорость выросла до 22 километров в час. Запас хода по шоссе – до 120 километров.

    Танк имел хорошую проходимость, преодолевая подъем в 35 градусов, ров шириной 1,8 метра, брод в 0,8 метра и стенку высотой 55 сантиметров. Ни «летать», как БТ-7, ни сшибать деревья, не замедляя хода, как Т-26, «малый сопровождения, первый» не умел. Ему и не нужны были трюки – он добротно и эффективно выполнял порученную боевую работу в пределах своих возможностей. Для повышения маневренности машины применили пружинную подвеску, гасившую толчки. Кроме того, впервые в мире на попарно сблокированных опорных катках установили резиновые бандажи.

    МС-1 использовали как базу для создания опытных боевых машин и отработки новых инженерно-технических решений. Из него получился Т1-12, который затем стал основой для создания первого советского среднего танка Т-24, выпущенного малой серией. Броня Т-24 надежно защищала на любых дистанциях от огня крупнокалиберных пулеметов (про противотанковые пушки в ту пору никто и не помышлял).

    После начала выпуска Т-26 элементы его рессорной подвески внесли в ходовую часть танка МС-1. Это намного увеличило плавность хода машины, снизило утомляемость экипажа, повысило меткость огня с ходу. Танк получил индекс МС-1А. Танк образца 1938 года стал именоваться Т-1 8М. Но в войсках боевую машину как и прежде называли МС-1. К началу 1938-го в строю оставались 862 танка. Войну встретили 160 машин в боеспособном состоянии. И они с честью выполнили свой долг, сдерживая врага, сколько было сил. Летом 1941-го Т-18 и боты на их основе сражались с врагом в Осовецком, Владимиро-Волынском и Минском укрепрайонах (УР). Впрочем, сведения скудны и отрывочны – кому придет в голову в горячке тяжелых оборонительных боев протоколировать происходящее: некогда, враг не то что у ворот, уже во дворе хозяйничает, надо не пустить его в дом.

    В музеях и коллекциях

    Ни один реальный МС-1 не попал в музей. Все имеющиеся экземпляры восстановлены из брошенных машин или из танков, преобразованных в боты. Из-за ошибок или сознательного упрощения доступные для осмотра МС-1 существенно отличаются от оригинала. Все восстановленные Т-18 – образца 1930 года, но на части из них стоит имитация спаренного пулемета Федорова (а на танке во Владивостоке – даже макет пулемета максим), ходовая часть в той или иной мере неточная на всех машинах. Т-18 также можно увидеть на открытой площадке музея «Боевая слава Урала» в городе Верхняя Пышма Свердловской области и Музее отечественной военной истории в деревне Падиково Истринского района Подмосковья.

    Для коллекционеров модель танка МС-1 в масштабе 1:35 производила фирма AER Moldova (отсутствует спаренный пулемет Федорова). Ее пресс-формы использовали российские компании «Восточный экспресс» и ARK Models, они производят модели МС-1, качество которых ниже среднего.


older | 1 | .... | 22 | 23 | (Page 24) | 25 | 26 | .... | 30 | newer