Are you the publisher? Claim or contact us about this channel


Embed this content in your HTML

Search

Report adult content:

click to rate:

Account: (login)

More Channels


Showcase


Channel Catalog


older | 1 | .... | 20 | 21 | (Page 22) | 23 | 24 | .... | 30 | newer

    0 0

    Как отмечалось в довоенном учебнике для красноармейцев и актива Осоавиахима «Военная техника»: «Современная наша винтовка образца 1891/1930 годов проста по своему устройству, достаточно легка, удобна для переноски, прочна и всегда готова к действию. Винтовка обладает меткостью и имеет пулю, которая сохраняет свою убойную силу до предельной дальности – четыре километра. Все это делает винтовку мощным средством огневого боя, когда войска стремятся расстроить ряды противника и нанести ему сильный урон, чтобы затем окончательно добить в рукопашной схватке. Благодаря штыку, а также прикладу она обладает всеми свойствами холодного оружия и поэтому служит основным оружием рукопашного боя пехоты». В этих строчках по сути изложена тогдашняя «философия» боевого применения стрелковых подразделений: по мнению командования РККА, победа над обескровленным противником должна была достигаться финальным штыковым ударом.

    Винтовка давала очень сильную отдачу, а потому приклад должен был упираться в мягкий грунт

    Вместе с тем легендарная трехлинейка в соответствующей конфигурации рассматривалась еще и как довольно дальнобойный (по пехотным меркам) 40,6-мм гранатомет, о чем сегодня мало кто знает. Официально эта система оружия называлась «ружейный гранатомет Дьяконова», а по современным понятиям ее можно классифицировать как 7,62/40,6-мм стрелково-гранатометный комплекс.

    Упомянутое издание разъясняло: «Укрытые мелкие живые цели, которые не могут быть поражены огнем из винтовок и пулеметов, встречаются и на таких расстояниях (например около 500 м), на которые ручную гранату добросить нельзя. Артиллерия же может оказаться занятой более важным делом. Тут на помощь ручной гранате приходит ружейная. Из ружейного гранатомета Дьяконова, находящегося на вооружении Красной армии, можно вести стрельбу на расстояние от 150 до 850 метров. Ружейные гранаты летят по крутой траектории и легко попадают за закрытия. Гранатомет Дьяконова успешно применяется как в обороне, так и в наступлении для поражения живой силы противника и его огневых точек в окопах, в закрытых и мертвых пространствах, в подступах и т. п., куда противник укрывается от огня винтовок и пулеметов. Гранатометы имеются в каждом стрелковом взводе».

    Гранатомет, обслуживавшийся расчетом из двух солдат, представлял собой обыкновенную винтовку, на дульную часть которой надевалась нарезная ружейная мортирка (штык снимался). При использовании в таком качестве трехлинейка устанавливалась на специальные сошки, а дальность стрельбы и прицеливание обеспечивались установкой нужного угла посредством простейшего квадранта. Выстреливание осколочной гранаты массой 360 граммов происходило при помощи боевого патрона. Пуля попадала в центральную трубку гранаты, а пороховые газы, вырвавшиеся из винтовочного патрона, толкали гранату в дно, при этом воспламенялся пороховой заряд ее дистанционного устройства. Огонь прожигал пороховой замедлитель и затем приводил в действие детонатор, вызывая взрыв самой гранаты. При этом образовывалось 330–340 стальных осколков с радиусом поражения 150 метров. Оптимальной для подрыва гранаты считалась высота пять метров.

    Винтовка при стрельбе гранатой давала очень сильную отдачу, а потому приклад должен был упираться в мягкий грунт. При стрельбе с плеча (что не разрешалось) отважившийся на это боец рисковал раздробить ключицу.

    Нехитрое, но страшное оружие штабс-капитан царской армии Михаил Дьяконов придумал еще в 1917-м, однако революционные события и последовавшая Гражданская война помешали его серийному производству. Гранатомет Дьяконова поступил на вооружение уже РККА в 1928 году.

    Конструкторский и тактический замысел был вполне здравым, однако низкая скорострельность, обусловленная медленным заряжанием, и неудовлетворительная точность стрельбы в конечном итоге привели во время войны к прекращению использования гранатомета в противопехотном качестве. Незадолго до победы он вернулся в войска, но уже исключительно как противотанковый, приспособленный для стрельбы на дальность до 150 метров кумулятивной гранатой с бронепробиваемостью по нормали 50 миллиметров, что, конечно, было уже маловато.

    Нужно отметить, что в 1942 году на фронт начала поступать противотанковая граната Сердюкова, которая выстреливалась холостым патроном непосредственно из ствола винтовки, куда вставлялась хвостовиком. Она была рассчитана на борьбу с танками на дистанции до 60 метров, но из-за проблем с меткостью распространения не получила.

    Системы, подобные ружейному гранатомету Дьяконова, применялись во время войны и другими армиями. Вермахт располагал ружейным противопехотно-противотанковым гранатометом образца 1940 года (7,92-мм магазинный карабин 98k с мортиркой). В армии США штатной была ружейная кумулятивная граната M9A1, выстреливавшаяся из мортирки, устанавливаемой на стволе 7,62-мм самозарядного карабина M1 Garand.

    В развитие идеи гранатомета Дьяконова в СССР в начале 50-х были созданы и приняты на вооружение в качестве легкого противотанкового и противопехотного оружия ближнего боя 40,7-мм винтовочные гранатометы ВГ-44 и ВГ-45. Они надевались соответственно на дульную часть 7,62-мм магазинного карабина образца 1944 года (это «младший брат» мосинской трехлинейки) и 7,62-мм самозарядного карабина Симонова СКС-45. Кумулятивная граната ВПГ-1 предназначалась для поражения бронеобъектов на дальности до 150 метров, а осколочная ВОГ-1 – для борьбы с живой силой и огневыми точками противника.


    0 0

    Некоторые эксперты относят эти крейсеры к классу тяжелых, ссылаясь на то, что их главный калибр и полное водоизмещение близки к показателям «вашингтонского» типа.

    Крепкие, но нетяжелые

    Однако тяжелые «одноклассники» других стран были существенно крупнее. Так, например, германские типа «Хиппер» имели стандартное водоизмещение 14 300, а полное – 18 200 тонн. Близкие показатели у тяжелых крейсеров Англии («Кент», «Лондон», «Норфолк»), полное водоизмещение которых было более 14 000 тонн. Так что сравнение проектов 26 и 26 бис с тяжелыми крейсерами других стран, которые в полтора раза больше наших, некорректно. Наши крейсеры проектов 26 и 26 бис были близки к легким крейсерам других держав. Так, немецкий «Нюрнберг» имел стандартное водоизмещение 7000 тонн, а полное – 8900, что соответствует нашему «Кирову». Такими же были и английские легкие крейсеры типа «Линдер». Водоизмещение у нашего проекта 26 составляло: полное – 9300, а стандартное – 7800 тонн. У построенных по проекту 26 бис несколько больше – 9600 и 8100 тонн соответственно.

    Бронирование корпуса наших крейсеров было представлено основным броневым поясом 50 миллиметров (проект 26) или 70 миллиметров (26 бис) и броневой палубой толщиной 50 миллиметров. Башни и их барбеты на проекте 26 имели броню 50 миллиметров, а на проекте 26 бис – 70. Боевая рубка бронировалась 150-мм броней, а ее крыша – 100-мм. Считалось, что такое бронирование обеспечит защиту от 152-мм снарядов на дистанции 100–120 кабельтовых. То есть исходное бронирование ориентировалось на бой с легкими крейсерами противника. «Линдер» имел основной броневой пояс 102 миллиметра, но располагал лишь 32-мм броневой палубой и всего 25-мм на башнях и барбетах. «Нюрнберг» имел бортовой пояс максимальной толщиной 50 миллиметров, суммарную толщину двух броневых палуб – 45 миллиметров, бронирование башен дифференцированное – от 20 до 80 миллиметров, а барбетов – 60. По показателям защищенности наши крейсеры вполне соответствовали мировому уровню.

    Наш кулак мощнее

    По огневой производительности один легкий крейсер был равноценен 99 гаубицам особо большой мощности

    Зато артиллерийское вооружение наших кораблей можно назвать выдающимся. Все иностранные легкие крейсеры имели главный калибр 152 миллиметра, а наши – 180. Крейсер нес три башни, в каждой из которых размещались три орудия главного калибра, которые могли вести огонь 97-килограммовыми снарядами на дистанцию более 200 кабельтовых (38 км). Равного нашему вооружения не имел ни один иностранный аналог. Новые немецкие легкие крейсеры располагали девятью орудиями калибра 152 миллиметра в трех башнях. Своими 50-килограммовыми снарядами они могли стрелять на дистанцию до 138 кабельтовых (26 км). Германские 203-мм орудия тяжелого крейсера типа «Хиппер» могли вести огонь 122-килограммовыми снарядами на дистанцию 180 кабельтовых. Темп стрельбы нашего крейсера составлял 5,5 выстрела в минуту. У «немца» со 152-мм орудиями – порядка семи. Однако тяжелый «Хиппер» делал не более четырех выстрелов в минуту. Вес бортового залпа нашего крейсера составлял 873 килограмма, тогда как «Нюрнберга» – 450 килограммов. Даже «Хиппер» не сильно превосходил нас по этому показателю – 976 килограммов. Приборы управления огнем наших кораблей соответствовали мировому уровню. Так что можно констатировать, что в бою с равноценным противником – легкими крейсерами любой страны – наш проект 26 имел значительное преимущество в огневой мощи при примерно равноценной противнику защите. При этом наши крейсеры вполне могли бы противостоять и тяжелым иностранным – при почти равном весе снаряда артиллерии главного калибра налицо заметное превосходство в дальности стрельбы, что отчасти компенсировало меньшую защищенность. Стоит напомнить, что по дальности стрельбы «Киров», «Ворошилов» и др. превосходили даже послевоенные «Сейлем», наиболее совершенные тяжелые крейсеры США.

    Корабельная ПВО также отвечала требованиям времени. Артиллерия среднего калибра была представлена шестью – восьмью универсальными 100-мм орудиями. МЗА насчитывала около 20 37-мм автоматов. И по этому показателю наш крейсер превосходил германских «одноклассников», имевших по шесть – восемь 88-мм орудий универсального калибра и 10–16 37-мм стволов МЗА. Справедливости ради надо отметить, что в ходе войны вооружение ПВО германских легких крейсеров усиливалось за счет установки от 12 до 24 20-мм пушек.

    Крейсер на любой случай

    Наши крейсеры имели высокую скорость – 34–35 узлов, какой могли похвастаться немногие иностранные «одноклассники». Превосходили нас в этом отношении разве что итальянские корабли, да и то на один-два узла. В ходе войны в силу полученных повреждений и иных факторов скорость наших крейсеров редко превышала 28 узлов, но то же самое было со всеми. Можно констатировать: и в этом отношении наш корабль имел превосходные характеристики, что непосредственно влияло на боевую устойчивость. Это качество вполне проявилось при прорыве в осажденный Севастополь и решении задач огневой поддержки войск на Черноморском МТВД, где крейсеры этого типа решали боевые задачи на значительном удалении от баз.

    Сивков Константин

    Так же, как и линейным кораблям нашего флота, крейсерам проектов 26 и 26 бис не пришлось сойтись в бою с морскими силами противника. Тем не менее они принимали участие во всех крупных операциях наших ВС на приморских направлениях. Их основной задачей стало нанесение ударов по наземным объектам. Интенсивность использования крейсеров можно охарактеризовать такими показателями: «Киров» и «Максим Горький» (Балтийский флот) за годы войны выпустили почти по 2,5 боекомплекта главного калибра, израсходовав до 40 процентов ресурса стволов, «черноморцы» «Ворошилов» и «Молотов» – соответственно 1,7 и 0,8 боекомплекта. Остальные крейсеры проекта 26 бис были построены для ТОФ на дальневосточных верфях и в боевых действиях участия не принимали.

    В иностранных флотах весьма небольшая часть легких и тяжелых кораблей может похвастаться такой интенсивностью применения артиллерии главного калибра. Например, количество использованных боеприпасов за период Второй мировой тяжелым крейсером «Хиппер» – наиболее активным в кригсмарине в своем классе – можно оценить в пределах одного боекомплекта. При этом наши черноморские крейсеры активно использовались и как транспорты. Вклад их в этом качестве в оборону изолированных плацдармов и баз флота стал весьма значительным. Один только «Молотов» за годы войны перебросил в Севастополь 9440 человек, около 20 тысяч винтовок и автоматов, порядка 100 орудий и минометов, 500 огнеметов, 24 автомобиля, 3500 тонн боеприпасов и продовольствия – полнокровную дивизию. И вывез из города около шести тысяч раненых и эвакуируемых.

    Чтобы понять боевую мощь описываемых крейсеров, вспомним, что «кувалда Сталина» – 203-мм гаубица Б-4 – могла делать один выстрел в две минуты примерно равноценным крейсерскому по весу снарядом. За это время орудие крейсера выпускало 11 снарядов. То есть по огневой производительности один крейсер проектов 26 или 26 бис равноценен 99 гаубицам особо большой мощности – серьезная поддержка нашим войскам на приморских направлениях. Неудивительно, что противник предпринимал значительные усилия для вывода из строя или уничтожения этих кораблей, а главным оружием стали авиация и мины, против балтийских крейсеров, запертых в Ленинграде, еще и артиллерия. О масштабе усилий противника можно судить по такому примеру: 23 сентября 1941 года на корабли, находившиеся в Кронштадте, был совершен налет с участием 185 самолетов. Естественно, одной из главных целей был «Киров». Вблизи него разорвались 38 бомб крупного калибра. Две попали в корабль, одна из них не взорвалась. Погибли семь членов экипажа, около полутора десятка человек были ранены. А всего за годы войны в «Киров» попало шесть авиабомб, но корабль ни разу не утратил боеспособность.

    Неплохой была и противоторпедная защита. У борта «Ворошилова» 1 декабря 1942 года с интервалом в одну минуту взорвались две мины, захваченные параваном корабля. Крейсер смог своим ходом дойти до Поти, где встал на ремонт. Самые тяжелые повреждения в годы войны получил «Максим Горький», который во время прорыва из Таллина в Кронштадт 23 июня подорвался на мине и потерял носовую оконечность до 60 шпангоута. Тем не менее под ударами авиации противника он смог своим ходом через три дня прибыть в Кронштадт, где стал в док. Для многих иностранных легких крейсеров попадание даже одной торпеды часто становилось фатальным. О хорошей живучести крейсеров проектов 26 и 26 бис говорит и тот факт, что при выдающейся интенсивности боевого использования за годы войны не был потерян ни один корабль этого типа.

    «Молотов», покрытый «Славой»

    После войны эти крейсеры еще долго служили в советском ВМФ. Последние корабли этого типа – «Киров», «Ворошилов» и «Молотов» (переименованный в «Славу») были выведены из состава флота с 1972 по 1974 год и успели в годы холодной войны внести свой вклад в противостояние с американским флотом.

    Константин Сивков,
    член-корреспондент РАРАН, доктор военных наук

    0 0

    По развитию и объему решаемых задач лидирующее положение занимают воздушно-космические робототехнические комплексы военного назначения (РТК ВН). Но если разработкой и производством наземных РТК ВН занимаются 37 стран, то воздушных и космических – 45 и 11 соответственно. В ближайшие 10 лет, а по некоторым оценкам, и ранее активное применение БЛА станет нормой военных действий. Это подтверждается многочисленными фактами использования беспилотников в Афганистане, Ираке, Югославии, Ливии, Сирии.

    Развитию БЛА, особенно малоразмерных, способствует их сравнительно невысокая собственная и эксплуатационная стоимость. В производстве БЛА на 25–40 процентов дешевле пилотируемых средств, а по эксплуатационным расходам – почти на 80 процентов. Наряду с этими преимуществами надо учесть мобильность и возможность быстрой переброски боевых дронов на ТВД, скрытность применения, отсутствие потерь в личном составе, простоту обучения операторов, а также возможность интеграции БЛА в единое информационное пространство театра военных действий. Этому способствуют достижения в области создания новых конструкционных материалов, легких и экономичных двигателей, высокотехнологичных инфокоммуникационных платформ и навигационных систем.

    Классы и задачи

    В настоящее время БЛА классифицируются по целевому назначению (боевые, специальные, обеспечивающие, многофункциональные), способу управления (дистанционно управляемые, автономные, комбинированные), типу аэродинамической схемы (самолетная, вертолетная, орнитоптерная, комбинированная), источнику питания и другим показателям.

    Активизация использования БЛА в автоматическом режиме придаст военным операциям характер борьбы воздушных роботов

    Но чаще всего в качестве основного показателя используются взлетная масса и дальность (радиус) действия. Первый из них все аппараты подразделяет на мини (до 1 кг), малого (1–30 кг), легкого (30–200 кг), среднего (200–500 кг) и тяжелого (более 500 кг) класса, второй – ближнего действия (до 25 км), малой (до 100 км), средней (до 500 км) и большой (более 500 км) дальности.

    С учетом технических возможностей и классификации рассматривается комплекс задач, решаемых дронами. Важнейшие из них – воздушная разведка, борьба со средствами ПВО и РЭБ, связь и ретрансляция радиосигналов, целеуказание и корректировка огня, оценка ущерба, нанесенного противнику. Кроме того, БЛА могут привлекаться для поисково-спасательных операций, обнаружения минных полей, борьбы с пилотируемыми и беспилотными аппаратами, противолодочной обороны, доставки грузов, охраны границ и территорий, вывода малых космических аппаратов на низкую околоземную орбиту.

    Перечень задач определяется техническими возможностями беспилотников и может уточняться.

    Пути и цели

    Всемерное повышение результативности – генеральная линия создания и применения БЛА. И здесь наши «партнеры» добились заметных успехов.

    Для повышения дальности действия уже испытаны способы дозаправки БЛА жидким топливом и даже подзарядки в полете их бортовых аккумуляторов лазерным лучом. Внедряются новые технологии позиционирования и использования БЛА в воздушных коридорах для гражданских самолетов. Активно разрабатываются направления микроминиатюризации (для снижения энергоемкости), нетрадиционных источников питания, что, несомненно, скажется на расширении производства дронов и сфер их применения.

    Отдельного внимания заслуживают «космические специальности» БЛА. Отмечен повышенный интерес к вопросам сборки (самосборка с использованием 3D печати) и заправки (с 2013 года на МКС) космических аппаратов на орбите, посадки БЛА на кометы и астероиды. Уже «в металле» прорабатываются 10-граммовые спутники, выводимые на орбиту носителем массой не более килограмма, а также миниатюрные средства разведки типа Smart Dust («умная пыль»).

    В США исследуется возможность создания биоразведывательных средств путем имплантации в насекомых управляющих наноразмерных чипов, сенсоров, камер и беспроводных передатчиков. Для снижения стоимости и оперативного восполнения потерь разрабатываются технологии изготовления БЛА методом 3D печати в полевых условиях.

    Особого внимания заслуживает то, что положительные результаты в совершенствовании БЛА за рубежом рассматриваются как основа для реализации принципа групповых действий воздушных «роботов» (принцип «роя», «стаи»).

    Рой и стая

    Еще в 60-е групповые действия БЛА в массированном ракетно-авиационном ударе (МРАУ) рассматривались как важный элемент комплекса мер по прорыву системы ПВО противника. Беспилотники должны были инициировать работу средств разведки и огневых средств ПВО с целью стрельбы «из пушки по воробьям». Кроме того, в задачу таких БЛА входили постановка помех и уничтожение излучающих радиоэлектронных средств. Такие действия согласно замыслу выводили из строя основные элементы системы ПВО противника и создавали благоприятные условия для своей пилотируемой авиации.

    В настоящее время для реализации принципа «роя» на Западе предпринимаются конкретные шаги. Этому способствуют достижения в области микроэлектроники и новых технологий. В январе 2015-го Агентство по перспективным оборонным научно-исследовательским разработкам (DARPA) США объявило о создании механизма действий группы автономных БЛА под управлением оператора (проект CODE). Дальнейшим развитием темы стало конструирование на базе С-130 самолета – носителя малоразмерных недорогих БЛА.

    Известно, что в 2018 году планировалась демонстрация больших скоростных беспилотных летающих платформ-носителей для переброски малогабаритных одноразовых разведывательно-ударных БЛА в любой район земного шара. Уже ведутся испытания технологии вертикального взлета (автономной посадки) БЛА самолетного (вертолетного) типа на палубу движущегося корабля и земную поверхность. Разрабатывается способ запуска беспилотников с борта погруженной атомной подводной лодки.

    Проект LOCUST («Саранча») предусматривает поочередный пуск дронов из установки типа гранатомет, формирование группы, связь и взаимодействие между ними в воздухе при наличии возможности управления действиями «стаи» со стороны оператора. Как мобильная платформа могут использоваться корабли, бронемашины и самолеты.

    Технологический исследовательский институт Джорджии (США) испытал алгоритм управления «роем» из 30 БЛА, взаимодействующих в полете. В университете Клагенфурта (Австрия) в реальных условиях испытана автономная система из группы дронов для решения задач поиска и спасения. В Испании длительное время исследуется возможность применения групп БЛА для поиска и тушения лесных пожаров.

    Программы Cicada и ICARUS (США) предусматривают создание малогабаритных одноразовых аппаратов, которые после пуска организуют «стаю», устанавливают взаимную связь с носителем, вскрывают объекты ПВО и выдают целеуказания ударным средствам. Предусматривается передача информации с этих БЛА на мобильные терминалы и наземным (надводным) РТК.

    Известно и о разработке сверхмалых спутников для действий в виде «облака» размерами от 10 до 1000 метров. Массив их приемо-передающих микроустройств обеспечит разведку, связь, навигацию и решение других задач. Для развертывания орбитальной группировки малых спутников военного назначения предлагается космический аппарат X-37B – боевой косморобот нового типа, который может нести на борту различное оружие.

    Особого внимания заслуживает относительно недорогая дозвуковая тактическая КР модульной конструкции, которая должна быть создана до 2022 года по программе AFRL Gray Wolf («Серый волк»). Ракета рассматривается как один из наиболее перспективных претендентов для реализации группового принципа применения воздушных роботов на основе сетевых технологий. В качестве основных целей для нее рассматриваются элементы ПРО и ПВО, аэродромы, командные пункты и другие важные защищенные объекты.

    Принцип применения предусматривает пуск нескольких таких КР в назначенный район, самостоятельную оценку ими «местной» обстановки, выявление целей, определение приоритетных, их распределение и нанесение ударов по выбранным объектам. Очевидно, что КР «Серый волк» будет унифицирована с разведывательными системами и оснащена боевыми частями различного действия с головками самонаведения. При сохранении низких ценовых параметров новой ракеты Пентагон может пересмотреть программу закупки порядка пяти тысяч КР дальнего действия JASSM-ER в пользу «Серого волка». Это ведет к снижению сдерживающего порога их применения, так как долетевшие и поразившие назначенные цели (цель) ракеты оправдают затраченные средства.

    С высокой долей вероятности можно говорить о размещении КР «Серый волк» и их носителей в Скандинавии, Польше, Прибалтике. Особого внимания заслуживает последняя, с ее территории наносится максимально быстрый удар по России. Расстояние от эстонской «Эмори», которая превращается в одну из главных авиабаз НАТО, до Петербурга и Москвы – около 300 и 600 километров соответственно. Это подтверждают и планы натовских стратегов, по которым только в первом полугодии 2018 года планируется провести более 80 учений блока против 85 за весь прошедший 2017 год.

    Достигнутые результаты в сфере беспилотных летательных средств, дальнейшее совершенствование их возможностей и принципов применения – материальная основа реализации концепции бесконтактной войны. Способность БЛА вести групповые действия в составе «стаи» («роя») значительно повысит общую эффективность применения. Дальнейшим развитием этого принципа будут создание и развитие сетевых высокоуровневых человекомашинных и киберфизических систем.

    В ближайшие 5–10 лет объем решаемых БЛА задач резко увеличится. Первоочередными из них будут разведывательно-ударные, радиоэлектронной борьбы, минирования (разминирования), управления и связи, охранные, материально-технического обеспечения и спасательные задачи. Все они предполагают высокую степень автономности беспилотников при оценке обстановки, взаимодействия между собой и с пунктами управления, круглосуточной групповой работы в условиях создаваемых противником помех. Реализация принципа «стаи» позволит резко активизировать применение БЛА и увеличить его масштаб при решении всего спектра задач тактического, оперативно-тактического и оперативного уровня. Атаки малоразмерных БЛА представляются серьезной угрозой для военных и гражданских объектов.

    На оперативном и стратегическом уровнях приоритетными задачами станут прорыв системы ПВО противника и поражение его критически важных объектов военно-государственного значения.

    Размещение на территории Польши, Прибалтики и Скандинавии КР «Серый волк» – материальная основа для нанесения ударов по объектам в России. Крылатые ракеты могут действовать самостоятельно и совместно с обеспечивающими малоразмерными беспилотниками.

    Активизация использования существующих и перспективных БЛА в автоматическом режиме под контролем операторов придаст военным операциям характер борьбы воздушных роботов. А практическая реализация возможности групповых действий до крайности обострит решение задачи противодействия им. Это следует рассматривать как одну из первоочередных угроз. Если размышлять о ней можно было «еще вчера», то сегодня она требует принятия конкретных мер и быстрого решения.


    0 0

    К началу Великой Отечественной вооружение Красной армии почти ни в чем не уступало немецкому. Наши военные неудачи первых месяцев объясняются другим. На СССР напала самая мощная и боеготовая армия мира, противостоять которой не смогли технически развитые и куда более богатые, нежели Советский Союз, европейские страны. Мы смогли. И не в последнюю очередь потому, что советская «оборонка» работала на пределе возможностей человека и техники.

    История образцов ВВТ, стоявших на вооружении на 22 июня 1941-го, – в новой рубрике «Военно-промышленного курьера».

    Читайте материалы «Трехлинейка на двоих»и «99 кувалд на борту».


    0 0

    Сегодня ряд «воюющих» стран разрабатывает легкие танки, способные поддерживать пехоту на любой, в том числе пересеченной и урбанизированной местности, которые, при необходимости, можно легко перебрасывать транспортными самолетами.


    Турция – одно из государств, имеющих возможность обеспечивать свою армию легкими танками.


    На Парижской международной выставке Eurosatory 2018 турецкая компания Otokar представила свою разработку - Tulpar Light Tank (легкий танк Тулпар). Отметим, что Турция – одна из самых «воюющих» стран НАТО, вооруженные силы которой имеют значительный опыт боев в пустынной и горной местности, и, соответственно, четкие представления о том, какая бронетехника ей необходима.


    И все эти требования, по словам разработчиков, были реализованы в этой модели, созданной на базе хорошо зарекомендовавшей себя БМП Tulpar, принятой в 2013 году на вооружение сухопутный войск Турции.


    От этой боевой машины танк унаследовал корпус и ходовую часть. Соответственно, броня танка в базовом варианте – противопульная. Однако она в случае необходимости может быть усилена навесной динамической защитой и экранами.


    Вооружение легкого танка размещено в боевом модуле 3105 CMI Cockerill и представлено 105-мм пушкой, способной вести огонь всеми 105-мм снарядами НАТО, управляемыми ракетами Falarick Gun, 7,62 мм пулеметом. На башне также установлены мортиры для отстрела дымовых гранат. Боевой модуль оснащен современной системой управления огнем с тепловизионным и ночным прицельным комплексом, которая позволяет эффективно поражать различные цели при любом освещении и независимо от погодных условий. 


    Компактная силовая установка расположена впереди справа и состоит из дизельного двигателя Scania DI 16 с общей топливной магистралью и турбонаддувом мощностью 810 л.с. при 2150 об/мин и автоматической бесступенчато-регулируемой трансмиссией SG-850 от испанской компании SAPA с 32 передачами вперед. Для этого силового блока не нужен гидротрансформатор, а компания Otokar описывает блок как «электронное управление с добавлением механического рулевого управления». Максимальная скорость по шоссе составляет более 70 км/ч, до 32 км/ч машина разгоняется с места за шесть секунд.


    Впрочем, представители Otokar не раскрывают все характеристики новинки. Напомним, что БМП Tulpar, послужившая основой для танка, имеет боевую массу 32 тонны и заявленную удельную мощность 25,31 л.с./тонну. Помимо поставок в ВС Турции, новый легкий танк предполагается продавать за рубеж.


    Разработчики обещают отличные характеристики по небольшой цене и низкие эксплуатационные расходы. В наше время такие обещания выглядят весьма заманчиво. Что же касается боеспособности нового легкого танка, то выявить его истинные возможности можно только в ходе  практического использования. 


    Не исключено, что в ближайшее время станет известно об использовании Тулпара турецкими войсками, например, в Сирии.


    Борис Джерелиевский


    0 0

    Так, первый заместитель секретаря СНБО Олег Гладковский заявил, что Украина в первом квартале этого года завершила контракт на поставку танков «Оплот-Т» для нужд Таиланда и готова рассмотреть возможность совместного производства бронетехники с этой страной. Тут надо напомнить, что контракт этот был фактически провален.

    Выполнить его Украина должна была еще пять лет назад. Украинцы также срывали сроки поставок боеприпасов к танкам, а сами «Оплоты» вызывают массу претензий по качеству изготовления.


    Собственно, другого ожидать трудно — ведь «Оплот-Т» в том виде, в котором его получили тайцы, представляет собой не новую машину, а результат «технического каннибализма», для которого в качестве донора выступил старый советский Т-80.


    «Новейшие танки», как их именуют украинские СМИ, создаются из останков техники 4-5 категории хранения. То есть из того, что находится под открытым небом, на «танковом кладбище» и просто не было вовремя отправлено на переплавку.


    Все это не помешало Олегу Гладковскому назвать Украину во время переговоров с тайской делегацией (в настоящее время на Украине находится делегация Министерства обороны Таиланда во главе с заместителем министра обороны Чайчаном Чангмонгколом) «надежным партнером». 


    Более того, ему хватило наглости объявить тайским гостям, что эта техника – лучшая в мире, и им стоит продолжить закупку украинского оружия и даже начать совместное производство «Оплотов».


    Между тем, согласно сообщениям украинских СМИ, на складах страны есть несколько сотен двигателей для Т-80-ГТД-1000Т различной степени сохранности, из которых вполне можно собрать несколько работающих агрегатов. Но сколько проработают эти машины после такой «капиталки», сказать трудно. Как и не совсем понятно, как можно на такой «базе» предлагать совместное производство.


    Возможно, поэтому гости из Таиланда встретили «интересное предложение» довольно прохладно и ответных заявлений, равно как и горячей благодарности за «лучшую технику» Укроборонпрома, пока что не последовало.


    Борис Джерелиевский


    0 0

    Вообще-то «новой» модернизации БМП-2 уже минуло 13 лет, а если эксперты ей и поражались, то ими были, наверное, экономисты, но никак не военные. Однако значение этой новости все же нельзя переоценить. Только дело тут, естественно, не в смертоносности очередного «убийцы танков» и прочих спецэффектах, коими журналисты пытались украсить важное, но все же довольно скучное событие. Дело тут в том, что наше Минобороны, похоже, определилось, как именно будет модернизировать имеющиеся на вооружении 3500 БМП-2. И если испытание закупленной партии из 16 машин пройдет успешно, значительная часть парка БМП-2 обретет вторую жизнь. Это уже событие, как минимум, для сухопутных войск.

    А как же широко разрекламированные новинки оборонпрома? БМП Б-11, она же «Курганец-25», только проходит госиспытания и насыщение ею армии – перспектива будущего десятилетия. Аналогичная история с машинами на платформе «Армата». Так что как минимум 20-е годы БМП-2 по-прежнему будут костяком мотострелковых подразделений, а впоследствии наверняка останутся запасными гусеницами пехоты в случае крупномасштабного конфликта. Так что с БМП-2 мы расстанемся нескоро, но только в случае, если их модернизация окажется успешной.

    Она сводится к четырем простым составляющим:

    • установка боевого модуля «Бережок». Он повторяет очертания прежней башни «двойки», но кроме стандартной 30-мм пушки и спаренного ПКТ калибра 7,62, вооружен четырьмя ПТУР «Корнет», а также дистанционно управляемым АГС-17;
    • оснащение машины новой системой управления огнем (СУО) и современными средствами наблюдения. Наводчик обзавелся комбинированным прицелом со стабилизацией в двух плоскостях. Тут тебе и оптика, и тепловизор, и лазерный дальномер плюс канал наведения ракет «Корнета». Как пишут, командир теперь имеет панорамный прицел. СУО «Бережка» снабжена стабилизацией вооружения и автоматом сопровождения цели;
    • установка нового 370-сильного двигателя УДТ-23, что делает машину подвижнее;
    • замена износившихся узлов.

    Надо понимать, что БМП-2 – прекрасная, но морально устаревшая машина. С современной точки зрения БМП-2 чрезвычайно слабо защищена, она трудозатратна в ремонте и оснащена устаревшими средствами наблюдения. Установка «Корнетов» не делает из этой машины «убийцу танков» или еще что-либо значимое. Боевым модулем «Бережок» БМП-2 модернизируется с 2005 года в армии Алжира, и там они на учениях ходят в одном боевом строю с Т-55, обшитыми динамической броней. Признаем, что где-то там ей и место.

    БМП-2М нечего делать в городских боях, ей не стоит соваться в горы, но во всех остальных случаях эта машина способна на многое

    Потому задача по обновлению этой машины отнюдь не тривиальна и едва ли включает обилие хороших вариантов. Очевидно, что начинать модернизацию стоит с обретения машиной нормального зрения. Здесь как раз все более или менее понятно и просто: главное – всепогодность и максимальная дальность обнаружения цели, причем за разумные деньги. Но остальные решения сложные.

    Чрезвычайно низкая защищенность устраняется с трудом. В разные годы были попытки навешивания облегченной динамической брони и противокумулятивных экранов. Да, выживаемость повышалась и машина даже твердо держала попадание двенадцатого калибра во всех проекциях, но зато убавила в прыти и лишалась плавучести. А с такой способностью наши военные по объективным причинам расставаться не хотят.

    Неочевидный вариант повышения выживаемости машины на поле боя – снабжение ее большей огневой мощью. Тогда БМП может держаться подальше от противника и вести огонь вне пределов досягаемости такого оружия, как крупнокалиберные пулеметы, ручные и станковые гранатометы и даже автоматические пушки калибра 25 миллиметров – основное вооружение американских БМП «Брэдли». Именно по этому пути пошли разработчики БМП-3 – машины, в плане защищенности принципиально не слишком отличающейся от БМП-2, но благодаря 100-мм пушке способной держать противника на безопасном расстоянии.

    БМП-2 тоже пытались вооружить боевым модулем «Бахча-У», но в результате получалась «облегченная» версия БМП-3 – с урезанным до пяти человек десантным отделением, утраченной плавучестью и все тем же тонкостенным корпусом. К тому же «Бахча-У» довольно дорогой модуль.

    Совсем иначе выглядит боевой модуль «Бережок», который не утяжеляет машину и не занимает много дефицитного пространства, но при этом наделяет ее широкими возможностями. ПТРК «Корнет» уже давно не специализируется исключительно на танках. Номенклатура включает фугасную 9M133Ф и термобарическую 9М133ФМ-2 ракеты для борьбы с пехотой противника в укрытиях, а также 9М133ФМ-3, поражающую низколетящие цели. Естественно, БМП-2М сможет отбиться и от бронетехники противника, включая даже современные танки. И все это на удалении до пяти километров, а в некоторых случаях – и вдвое большем.

    Вражеской пехоте подобраться к БМП-2М тоже будет непросто. Установленный на башне АГС-17 с боезапасом 300 выстрелов – это серьезно, каждая граната обеспечивает сплошную область поражения диаметром почти восемь метров. И про основное вооружение – 30-мм пушку 2А42 забывать не стоит. Добавим сюда гранатометы постановки дымовой завесы, более мощный новый двигатель и мы получим машину, которая в умелых руках грамотного командира может вполне эффективно решать любые задачи и самое главное – возвращаться из боя.

    Естественно, БМП-2М нечего делать в городских боях, для этого и создается тяжелая, сверхзащищенная и смертоносная БМП Т-15. Также на БМП-2М не стоит соваться в горы, где должны действовать специальные подразделения, соответствующим образом подготовленные и оснащенные. Во всех остальных случаях резвая, с новым острым зрением и ощетинившаяся дальнобойным вооружением БМП-2М способна на многое.

    Конечно, БМП-2М – это компромисс (возможно, единственный в сложившейся ситуации) между боевой эффективность и стоимостью. Тут ведь что получается: главная сила «Бережка» – ПТРК «Корнет», чья стоимость неравномерно распределена между дорогими расходниками (ракетами) и относительно дешевыми пусковыми установками. И в ходе модернизации на БМП будут устанавливаться как раз пустые пусковые установки, ведь заряжаются они непосредственно перед выполнением боевой задачи. А она для большей части из 3500 имеющихся в наличии изделий, хочется верить, никогда не будет поставлена.

    Именно как дешевый компромисс, как способ вдохнуть вторую жизнь в тысячи боевых машин БМП-2М – вполне достойный повод для восторга. Наше Минобороны в последнее время вообще проявляет похвальную мудрость в деле постановки под ружье доставшихся от Союза армад.


    0 0

    Всего их было построено четыре, но «Полтава», переименованная в «Михаила Фрунзе», оказалась серьезно повреждена пожаром после Гражданской войны и вышла из строя. Это единственные корабли из всего достаточно мощного линейного флота царской России, оставшиеся в составе молодого советского ВМФ, остальные либо угнаны белогвардейцами за рубеж, либо разрушены интервентами, либо признаны устаревшими. В царском флоте «Октябрьскую революцию» знали как «Гангут», «Марат» звался «Петропавловском», а «Парижская коммуна» – «Севастополем» (так что в 1943-м имя просто вернули).

    Программа модернизации «Парижской коммуны», перешедшей на Черное море, отличалась от той, по которой переделывались оставшиеся на Балтике «Марат» и «Октябрьская революция». Этим определяется различие в тактико-технических данных этих кораблей. В целом модернизация была направлена на увеличение дальности стрельбы артиллерии главного калибра, на оснащение современными приборами управления огнем, на усиление средств ПВО, на улучшение бронирования и противоторпедной защиты, а также на замену машинно-котельной установки. Кроме этого, предполагалось повысить мореходность линкоров за счет оснащения их наделкой в носовой части для придания исходно прямому форштевню формы, близкой так называемой атлантической.

    При переходе из Таллина в Кронштадт «Октябрьская революция» подверглась атаке почти сорока немецких бомбардировщиков, 11 из них были сбиты

    В итоге к началу Великой Отечественной «Марат» и «Октябрьская революция» имели полное водоизмещение по 26 700 тонн, «Парижская коммуна» – 30 400. При примерно одинаковой длине всех трех линкоров «Парижанка» была несколько шире – 32,5 метра против 26,9 у балтийских собратьев. Эти различия были обусловлены тем, что ее система защиты претерпела больше изменений. Основной броневой пояс балтийских линкоров – 225 миллиметров, верхний – 125, при общей глубине противоторпедной защиты 3,275 метра. У «Парижской коммуны» основной броневой пояс был усилен дополнительными 50 миллиметрами. А глубина противоторпедной защиты доведена до 6,125 метра. Это сказалось на максимальной скорости хода: у балтийских линкоров она была около 23 узлов, у черноморского упала до 21. На 50 миллиметров было усилено и горизонтальное бронирование «Парижской коммуны». У «Марата» и «Октябрины» оно осталось на уровне 80 миллиметров. Бронирование башен, боевых рубок и барбетов у всех линкоров одинаковое – соответственно 203 (лоб и боковые листы), 305 (задние политы), 250 и 152 миллиметра. Надо признать, что такой уровень защиты был недостаточен. Так, например, у немецкого линейного крейсера «Шарнхорст» основной броневой пояс доходил до 350 миллиметров. Так же были укреплены барбеты, а башни главного калибра еще лучше – до 360 миллиметров. Глубина противоторпедной защиты достигала 5,4 метра. Таким образом, наши балтийские линкоры по всем показателям защищенности уступали даже немецкому линейному крейсеру, не говоря уже о «Бисмарке» и ему подобных. Черноморская «Парижанка» лишь по горизонтальному бронированию и толщине противоторпедной защиты соответствовала «Шарнхорсту».

    Усиление артиллерии главного калибра достигалось за счет увеличения предельного угла возвышения стволов. При этом башни «Парижской коммуны» прошли более глубокую модернизацию. В итоге тяжелым снарядом (470 кг) «Октябрина» и «Марат» могли стрелять на расстояние до 127 кабельтовых (около 24 км), а «Парижанка» была способна достать противника и на 156 кабельтовых (почти 29 км). Легким снарядом весом около 300 килограммов черноморский линкор бил на 210 кабельтовых, то есть более чем на 39 километров – достойный показатель даже для современных артиллерийских систем. Скорострельность орудий главного калибра также различалась. Балтийцы выдавали до 1,8 выстрела в минуту. Более совершенные башни «Парижской коммуны» – до 2,2. Если сравнить с немецким «Шарнхорстом», то он имел три башни по три орудия калибра 280 миллиметров и мог вести огонь снарядами весом около 300 килограммов на дальность до 230 кабельтовых (42 км) с темпом более трех выстрелов в минуту. Таким образом, производительность нашего линкора составляла 21–26 выстрелов в минуту, а «немец» давал до 30, имея при этом более совершенную систему управления огнем. Так что кораблями этого класса мы эффективно противостояли только финским броненосцам береговой обороны, немецким «карманным линкорам» типа «Дойчланд» и турецкому линейному крейсеру «Явуз» (бывший «Гебен»).

    Сивков Константин

    Зенитная артиллерия среднего калибра на «Парижанке», «Октябрине» и «Марате» была одинакова: шесть одноствольных 76-мм АУ в двух группах по три установки на передней и кормовой надстройках корабля. Малокалиберная зенитная артиллерия – 37-мм автоматы 70-К: на «Парижской коммуне» – 16, на «Октябрьской революции» – 14, на «Марате» – только шесть. Если сравнить с иностранными линкорами, действовавшими на европейских ТВД, такое вооружение для начала войны также нельзя считать вполне достойным. «Шарнхорст» имел 14 орудий калибра 105 миллиметров и 16 37-мм автоматов.

    То есть к началу Второй мировой наши линкоры не в полной мере соответствовали требованиям, предъявляемым к кораблям такого класса, и в своей «весовой категории» уступали бы в бою противнику. Но не были одиноки в этом отношении. Например, в Великобритании оставались в боевом составе линкоры типа «Куин Элизабет», имевшие орудия еще меньшей дальности и скорострельности. Да и задача борьбы с линейными силами противника, появись они в операционной зоне наших флотов, решалась бы в соответствии с опытом боевых действий первых лет Второй мировой авиацией и отчасти подводными лодками. Так что отставание нельзя считать фатальным, что и показала Великая Отечественная война. Наше военно-морское командование отлично понимало слабость имевшихся линейных сил и настаивало на постройке современных линкоров типа «Советский Союз» водоизмещением более 65 тысяч тонн, отвечавших всем требованиям времени. Начавшаяся война не позволила реализовать этот план.

    Особенности характера боевых действий на Балтике и на Черном море в 1941–1945 годах были таковы, что нашим линкорам ни разу не пришлось применить свою артиллерию по морским целям. Огонь велся исключительно по наземным объектам. И в классический бой с морским противником эти корабли не вступили ни разу за всю историю. За годы Великой Отечественной каждый из них выпустил по противнику около 1200 снарядов главного калибра, то есть порядка одного боекомплекта, что вроде бы мало для четырех лет войны. Однако сравним это с флотами других стран. Линкоры активно воевавшей на море Японии по этому показателю примерно соответствуют нашим. Немецкий «Бисмарк», расстрелявший свой боекомплект, погиб. Такая же судьба у «Шарнхорста». «Тирпиц» за все годы войны не выпустил и 20 процентов боекомплекта. Значительно менее положенного отстреляли итальянские линкоры. Несколько выделяются американские, которые активно поддерживали огнем многочисленные десанты на Тихом океане, в Африке и в Европе. Но и им не довелось вести бой с равноценным морским противником за единственным исключением – в проливе Суригао, когда по двум тяжело поврежденным торпедными атаками эсминцев и торпедных катеров старым японским линкорам «Фусо» и «Ямасиро» вели огонь сразу шесть американских линкоров плюс крейсеры.

    Так что наша троица хорошо поработала в войну. На выполнение типовой огневой задачи расходовалось от 30–40 до 160–180 снарядов главного калибра весом 479 килограммов, что соответствует удару от полка до дивизии фронтовых бомбардировщиков того времени. Такой снаряд, попадая в любое полевое укрепление, гарантированно его уничтожает.

    Следует признать и то, что уровень подготовки наших артиллеристов, в частности зенитчиков, оказался по итогам войны весьма высоким. Так, за время единственного морского перехода «Октябрьской революции» в июле 1941-го из Таллина в Кронштадт в охранении восьми эсминцев и 13 более мелких кораблей наш линкор подвергся атаке почти сорока немецких бомбардировщиков. В итоге он избежал прямых попаданий, а его зенитчики сумели сбить 11 самолетов врага. В дальнейшем балтийские линкоры стояли всю войну в Кронштадте и Ленинграде, где подвергались многочисленным авиаударам. За три года немцам удалось вывести из строя только «Марата», который впоследствии был восстановлен как неподвижная батарея и продолжал громить врага. А «Октябрьская революция», получив несколько попаданий бомб и снарядов, оставалась в строю всю войну. Почти без повреждений прошел войну и «Севастополь». Могут возразить: наши корабли стояли в базе, прикрытые мощной ПВО Ленинграда. Да это так, но они были неподвижны, представляя великолепную мишень. В аналогичных условиях японский флот в Рабауле в 1943 году в результате всего одного удара палубной авиации 38-го оперативного соединения США потерял крейсер и несколько кораблей меньшего класса.

    Константин Сивков,
    член-корреспондент РАРАН, доктор военных наук

    0 0

    В Европе разработки автоматических винтовок начались задолго до Первой мировой. Боевые действия лишь показали насущность такого вида стрелкового вооружения и пришпорили конструкторские работы. После Гражданской войны интерес к оснащению РККА автоматическим оружием усилился. И начало 30-х ознаменовалось серьезным соперничеством двух конструкторов-оружейников – Федора Токарева и Сергея Симонова. Сильной стороной второго, учившегося у Дегтярева и Федорова, была высокая культура конструирования. Токарев брал огромным практическим опытом. Примерно тогда же пришлось отказаться от идеи автоматики, использовавшей обратный ход ствола при отдаче – именно на этом принципе создавались первые токаревские образцы. Такое требование выдвинули военные, дабы иметь возможность использования винтовочного гранатомета («Трехлинейка на двоих»).

    В мае 1938-го Наркомат обороны объявил конкурс на создание самозарядной винтовки, на который были представлены образцы, разработанные коллективами Симонова, Рукавишникова и Токарева. Все имели автоматику на основе отвода пороховых газов и съемные магазины. По заключению комиссии ни один образец не отвечал в полной мере конкурсным требованиям, но особым мнением за живучесть и безотказность была отмечена винтовка Токарева. Интересно, что в дальнейшем ее будут попрекать именно за низкую надежность. Вернее, речь о той винтовке, которая в ходе многочисленных модернизаций получилась из образца 1938 года. После внесения изменений и повторных сравнительных испытаний винтовка Токарева показала объективно лучшие результаты и в 1939-м была принята на вооружение как СВТ-38.

    Снайперы считали СВТ-40 исключительно удобным и надежным инструментом

    При этом многие члены комиссии все-таки считали лучшим образец Сергея Симонова – он был легче, проще, технологичнее. Достаточно сказать, что для изготовления 143 деталей СВТ-38 использовалось 12 марок стали, а для симоновских 117 – всего семь. Да и директор Тульского оружейного завода Борис Ванников, ставший к тому моменту наркомом вооружений, поддерживал именно винтовку Симонова. Но СВТ-38 уже была готова для серийного выпуска, и это стало решающим обстоятельством.

    Едва освоенная в массовом производстве винтовка пережила первое серьезное испытание в финскую войну. Замечания, которые возникли в ходе боевого применения, учли – главной задачей стало снижение веса. Даже Сталин, не упускавший из внимания разработку стрелкового оружия, внес свою лепту, потребовав на треть сократить длину штыка. С 1 июля 1940 года в производство пошла модернизированная винтовка Федорова – СВТ-40. Конструктор, удостоенный за предшествующий образец ордена Ленина, стал Героем Социалистического Труда.

    Война и тут же возникшая потребность в многократном наращивании производства вооружений выявили главный недостаток СВТ-40, впрочем, никак не относящийся к ее боевым качествам. Выпуск винтовки нельзя было увеличить в разы по технологическим причинам, да еще выяснилось, что наилучшие результаты она показывала в руках хорошо подготовленных бойцов, не прощая небрежного к себе отношения. Но всех мало-мальски технически грамотных призывников забирали танкисты, связисты, летчики, моряки, а в пехоту шел наименее подготовленный контингент, в основном из сельской местности. И пришлось «оборонке» вспомнить старую добрую трехлинейку Мосина, хорошо освоенную производственниками и нетребовательную к умениям бойца. От СВТ-40 не отказались, она осталась на конвейерах, но массовое производство наращивалось за счет трехлинейки и уже зарекомендовавшего себя в войсках, притом сверхтехнологичного пистолета-пулемета Шпагина (ППШ). В 1941 году было выпущено более миллиона СВТ-40 и еще 35 тысяч в снайперском варианте.

    Как водится в войсках, винтовка получила прозвище. Неудивительно, что им оказалась «Света». Значит, капризная и своенравная. Солдаты жаловались, что винтовка сложна в освоении и уходе. Множество деталей объясняло достаточно частые случаи выхода винтовки из строя – мелочовка просто терялась при разборке. У «Мосинки» теряться было нечему.

    Так что жалобы на винтовку со стороны «царицы полей» вполне объяснимы, как и хвалебные отзывы спецов стрелкового дела. СВТ-40 до конца войны использовали морские пехотинцы. Многие снайперы считали ее исключительно удобным и надежным инструментом. Спецназ НКВД и ГРУ, пусть тогда он так и не назывался, охотно вооружался именно винтовкой Токарева.

    Показательно, что искушенным в оружии немцам СВТ-40 тоже пришлась по нраву. Они, не имея к началу войны достаточного количества автоматического оружия, охотно пользовались трофейными самозарядными винтовками, если удавалось разжиться патронами. Более того, не сумев толком довести до ума винтовки Маузера и Вальтера, в середине войны рейх принял на вооружение самозарядную G.43, если даже не скопированную с токаревской модели полностью, то явно подражательную.


    0 0

    Зато была велика опасность того, что это мобильное оружие могло попасть в руки террористов и мятежников. Тем более что в тот момент многие сирийские военные изменили присяге и перешли на сторону противников своей страны.


    Сегодня ситуация серьезно изменилась – САА сплотилась и закалилась, большая часть бандформирований мятежников и террористов уничтожена. Зато все чаще подразделения САА и союзных им сил подвергаются атакам с воздуха – со стороны ВВС Израиля и авиации проамериканской коалиции. 


    При этом актуален вопрос обеспечения противовоздушной обороны не только аэродромов, баз и стационарных позиций, но и подвижных, мобильных тактических групп, зачастую – небольших подразделений.


    Напомним, что в феврале этого года в провинции Дейр эз-Зор авиация коалиции атаковала колонну иррегулярных проправительственных сил, оказавшуюся практически беззащитной перед авиаударами, что привело к значительным потерям среди ополченцев и действовавших вместе с ними российских добровольцев.


    ПЗРК ни у тех, ни у других не было. Сегодня, как сообщают СМИ, они возвращаются в войска. Речь идет о российских ПЗРК «Игла», «Стрела-2», китайских FN-6 и северокорейских HT-16PGJ, которые находились в арсеналах САА.


    Их использование позволит наступающим мобильным группам правительственных сил защититься от ударов с воздуха, более чем вероятных, если учесть что сегодня САА и союзные силы готовят наступление на последние очаги террористической активности, находящиеся на Юге и Востоке страны.


    В этой ситуации провокации со стороны ВВС Израиля, авиации США и их союзников вполне ожидаемы. Напомним, что и те, и другие уже неоднократно фактически прикрывали бандформирования террористов, когда САА осуществляла на них наступление.


    Борис Дмитриев


    0 0

    В Ютландском сражении, крупнейшем за всю историю линейных флотов, относительно небольшие по водоизмещению эсминцы (800–1200 тонн) составом дивизионов и эскадр атаковали кильватерную колонну линкоров, линейных, броненосных и легких крейсеров. Многоторпедные залпы позволяли добиться единичных попаданий в цель. При этом возникали проблемы с организацией таких атак, в частности с выходом нескольких эсминцев в позицию залпа с преодолением мощного противодействия артиллерии. Тогда и родилась идея создания лидеров эсминцев. По замыслу они должны быть более крупными кораблями, с большей скоростью и мощным артиллерийским вооружением и находиться во главе атакующих групп обычных эсминцев. На лидерах же должно располагаться и командование соединения. Поэтому они, как правило, имели развитое радиоэлектронное вооружение, в частности более совершенные и многочисленные средства связи.

    С участием лидеров произошел единственный крупный бой наших и немецких надводных кораблей

    Другим направлением повышения возможностей эсминцев по выходу в позицию торпедной атаки рассматривалось радикальное повышение боевой устойчивости и потенциала их артиллерии. В конечном итоге победило второе направление, и в большинстве развитых флотов мира, за исключением Великобритании, отказались от лидеров как класса кораблей. Просто стали строить эсминцы значительно большего водоизмещения и с мощной артиллерией. Наиболее концентрированного воплощения эта идея достигла в германском флоте. Эсминцы для него строились почти вдвое большего водоизмещения, чем в других странах. При этом значительная часть имела артиллерию крейсерского калибра («Эсминец 1936А» и «Эсминец 1936А(Mod)»). Отказу от идеи лидеров эсминцев способствовало и радикальное увеличение скорости хода новейших линкоров того времени до 28–32 узлов. Стало понятно, что классические миноносные атаки – уже история. При этом особо актуальной стала проблема нейтрализации подводной и воздушной угроз, соответственно в комплексе задач, возлагаемых на эсминцы, на первое место вышли эскортные и противолодочные. Это окончательно поставило крест на лидерах эсминцев как классе боевых кораблей. Тем не менее Великобритания к началу Второй мировой еще сохраняла в составе флота лидеры эсминцев постройки начала 20-х годов. А Франция имела особый класс кораблей – контрминоносцы, предназначением которых считалась борьба с эсминцами противника, атакующего главные силы в линейном бою. Контрминоносцы имели значительно большее водоизмещение и мощную артиллерию, сохраняя серьезное торпедное вооружение.

    «Харьков» – тоже столица

    Но в Советском Союзе от лидеров не отказались. Если искать этим кораблям подобие в иностранных флотах, стоит обратить внимание на французские контрминоносцы и эсминцы с усиленным артиллерийским вооружением – по совокупности боевых качеств именно они наиболее близки к идее. Можно привести в качестве примера все германские образцы постройки 30-х годов за исключением типов «Эсминец 1936А» и «Эсминец 1936А(Mod)», имевших 150-мм артиллерию. В американском флоте это были корабли типа «Симс» и «Флетчер». Сравнивая с ними наши лидеры, можно заметить их близость по совокупности тактико-технических характеристик.

    Лидеры эсминцев в нашем флоте в годы Великой Отечественной были представлены тремя проектами – 1, 38 и «Ташкент». Корабли проекта 1 и проекта 38 имели незначительные отличия, которые сводились к особенностям обводов корпуса. Вооружение и ходовые качества были почти идентичными. По этой причине корабли обоих проектов обычно относят к одному типу – «Ленинград». Всего их было построено шесть: собственно «Ленинград», «Москва», «Харьков», «Минск», «Баку», «Тбилиси». Полное водоизмещение составляло около 3000 тонн, стандартное – порядка 2200 тонн, что соответствовало показателям упомянутых «иностранцев». По скоростным характеристикам – до 42 узлов – наши лидеры превосходили аналоги в других флотах (не более 36–38 узлов). Под стать была и маневренность, что позволяло успешно уклоняться от атак бомбардировщиков. В частности, от воздушного противника в море погиб только один корабль этого типа – «Харьков».

    Артиллерию главного калибра следует признать выдающейся. 130-мм АУ Б-13 имели дальность стрельбы 139 кабельтовых (почти 26 км). Даже 152-мм АУ германских эсминцев с крейсерским калибром били лишь на 127 кабельтовых. Что касается других подобных кораблей зарубежных флотов, их артиллерия была менее дальнобойной. 80–120 кабельтовых (15–22 км), не более. Это создавало благоприятные условия для победы в артиллерийском бою – наш лидер мог нанести упреждающий удар, не входя в зону досягаемости противника. Более того, вес снаряда нашего орудия составлял 33,5 килограмма, всего на треть уступая крейсерскому 150–152-мм калибру. В сочетании с высокой скорострельностью АУ Б-13 (10 выстрелов в минуту) это давало возможность для победы даже в бою с крейсерами противника устаревших типов.

    Однако орудия главного калибра нашего лидера не были универсальными. Их система управления и предельный угол возвышения ствола (45 градусов) не позволяли вести стрельбу по воздушным целям. В те годы только США строили эсминцы массовых типов, имевших универсальную артиллерию главного калибра (АУ Mark12 127 мм), однако дальность стрельбы по морским и наземным целям была менее 16 километров. Поэтому наши лидеры типа «Ленинград» имели артиллерию ПВО среднего и малого калибров. К началу войны на каждом из них были две одноствольные АУ калибра 76 миллиметров, две полуавтоматические палубные АУ калибра 45 миллиметров и два – четыре крупнокалиберных пулемета. В других странах эсминцы располагали автоматической зенитной артиллерией калибром от 20 до 40 миллиметров в количестве от четырех до восьми и более стволов. Словом, вооружение ПВО наших лидеров надо признать явно недостаточным. Однако начиная с 1942 года корабли начали оснащаться 37-мм зенитными автоматами 70-К вместо 45-мм пушек. К середине 1943-го все лидеры имели шесть – восемь 37-мм автоматов 70-К, что в полной мере соответствовало времени.

    Торпедное вооружение было стандартным для эсминцев – два четырехтрубных ТА калибра 533 миллиметра.

    Противолодочные средства наших лидеров на протяжении всей войны были представлены двумя кормовыми бомбосбрасывателями с боекомплектом 10–12 единиц. Это означало, что наш лидер мог совершить только две атаки подводной лодки малыми сериями глубинных бомб или одну – большой. Для сравнения: типовой боекомплект германских эсминцев включал 30 глубинных бомб.

    Отсутствовали и средства поиска подводных лодок. Только после поставок в СССР из Великобритании ГАС типа 128 такие станции («Дракон-128») начали устанавливаться на наши корабли. Таким образом, в начале войны возможности наших лидеров по решению противолодочных задач были чрезвычайно низкими и не отвечали требованиям времени. Это дало о себе знать. В ходе боевых действий наши лидеры не потопили ни одной вражеской подлодки.

    Дальнобойный «Ташкент»

    «Ташкент» существенно отличался от кораблей проекта «Ленинград». Его полное водоизмещение достигало 4175 тонн. В этом отношении он превзошел даже германские эсминцы проекта 1936А. Скоростные показатели корабля были уникальными – он демонстрировал скорость более 43 узлов. Причем неоднократно показывал и более 40 узлов даже в бою, чего не мог ни один корабль подобного класса в мире. Артиллерия – три двуствольные АУ Б-2-ЛМ калибра 130 миллиметров с баллистикой, аналогичной орудиям Б-13 лидеров типа «Ленинград». В количественном отношении эти шесть стволов нельзя назвать выдающимся показателем. Британский эсминец типа «Трайбл» имел восемь 120-мм орудий. Однако у «Ташкента» это компенсировалось дальнобойностью: используя превосходство в скорости и дальности стрельбы, наш корабль мог выбирать выгодную дистанцию для боя, что определяло его превосходство в поединке с равноценным или даже превосходящим по числу орудий противником.

    Так как главный калибр нашего лидера не был универсальным, он имел зенитную артиллерию, как на «одноклассниках» типа «Ленинград», – два 76-мм орудия. Плюс шесть 37-мм АУ 70-К, что вполне отвечало требованиям времени. Противолодочное вооружение – те же два кормовых бомбосбрасывателя. Однако боекомплект был существенно большим – 20 малых и четыре большие глубинные бомбы, что позволяло несколько раз атаковать обнаруженную подлодку. Впрочем, гидроакустических средств поиска субмарин корабль не имел, его противолодочные возможности были незначительными.

    Над минами, под бомбами

    Все лидеры были распределены по основным флотам СССР. «Ленинград» и «Минск» – на Балтику, «Москва», «Харьков» и «Ташкент» – на Черное море, «Баку» и «Тбилиси» – на Тихий океан. В 1942-м «Баку» по Севморпути был переведен в состав Северного флота.

    В ходе Великой Отечественной все лидеры действовали чрезвычайно активно. Помимо характерных для крейсеров и линкоров задач огневой поддержки приморского фланга армий, наносили удары по береговой инфраструктуре в стратегической глубине противника (в частности по объектам нефтедобывающей промышленности Румынии), эскортировали транспорты, участвовали в высадке десантов, решали другие задачи. В частности, совершили последние рейсы в осажденный Севастополь.

    С участием лидеров произошел единственный бой наших крупных надводных кораблей. 20 января 1943 года группа в составе «Баку» и эсминца «Разумный» вышла на перехват конвоя, обнаруженного радиоразведкой. В назначенном районе был обнаружен отряд боевых кораблей немцев в составе минного заградителя, двух тральщиков и двух противолодочных кораблей. Бой начался с дистанции около 27 кабельтовых. Лидер дал 19 залпов артиллерией и выпустил по противнику четыре торпеды. Эсминец – 15 залпов. Немцы отвечали, но налетевший снежный заряд прервал бой. В итоге обе стороны избежали потерь.

    В ходе войны погибли три лидера – «Ташкент», «Харьков» и «Москва». «Минск», получивший 23 сентября 1941-го тяжелые повреждения у причала в Кронштадте и затонувший, был поднят и к 1944 году возвращен в строй. Первой погибла «Москва». При ударе по объектам румынского порта Констанца, маневрируя на отходе под обстрелом береговой артиллерии, он подорвался на мине, переломился пополам и в течение 8–10 минут затонул. Следующим был «Ташкент». 2 июля 1942-го у причала новороссийского порта в результате налета 64 вражеских бомбардировщиков он получил два прямых попадания крупными авиабомбами и затонул. «Харьков» погиб 5 октября 1943-го. Действуя в составе КУГ, включавшей помимо него эсминцы «Беспощадный» и «Способный», после выполнения боевой задачи по обстрелу объектов в районе Ялты он подвергся налету пикирующих бомбардировщиков Ю-87. Прямое попадание крупной бомбы лишило корабль хода. Следуя на буксире эсминца «Способный», лидер через 4,5 часа смог частично восстановить ход и со скоростью девять узлов двинулся в пункт базирования. Однако при последующих налетах авиации получил еще несколько повреждений бомбами и затонул. Уцелевшая часть экипажа была спасена эсминцем «Способный», который вскоре сам был потоплен гитлеровской авиацией. Из экипажа «Харькова» спаслись всего три человека.

    Таким образом, на Черном море все лидеры погибли от авиации противника. Но на других флотах дожили до конца войны, несмотря на активное боевое применение.

    Константин Сивков,
    член-корреспондент РАРАН, доктор военных наук

    0 0

    Комплексы разведки и управления ПВО можно десантировать парашютным способом в любую точку планеты. Для этого есть самолеты Ил-76МД и система «Бахча-У-ПДС».

    Взятие «Барнаула»

    Опытно-конструкторская работа по автоматизированной системе управления тактического звена «Барнаул-Т» для ВДВ (частей и подразделений ПВО) началась в 2008 году. До этого на вооружении десантников не было ни одного подобного средства. Основанием для разработки модулей разведки, управления и планирования послужила «Концепция создания системы управления войсками (силами) и оружием в тактическом звене на период до 2010 года» (введена президентским Указом № 1600с от 30 августа 2010 года). После чего появилась ОКР «Создание базового комплекта подсистемы управления ПВО единой системы управления войсками (силами) и оружием в тактическом звене». Заказчиком выступил Департамент Министерства обороны РФ по обеспечению гособоронзаказа.

    «Барнаул-Т» позволит зенитным комплексам вплоть до открытия огня оставаться незамеченными для технических средств разведки противника

    «Мы открывали ОКР, чтобы максимально автоматизировать весь процесс управления и обнаружения воздушных целей, – говорит представитель НИИ систем управления и связи Владимир Протопопов. – Она проходила очень непросто из-за отсутствия необходимых средств на проведение всех этапов ОКР. В 2011 году была даже на время приостановлена. Возобновилась в 2015-м и успешно завершена в 2017-м. Приказом министра обороны Сергея Шойгу принята на вооружение. Первая партия из семи машин поступила в 98-ю гвардейскую воздушно-десантную дивизию. В этом соединении техника пройдет обкатку в различных полевых условиях. После чего мы дадим рекомендации по ее дальнейшей эксплуатации в войсках».

    В зрп, которым командует гвардии полковник Валерий Петраш, представлены четыре модуля (программно-технических комплекса), обеспечивающих работу системы – от начальника ПВО дивизии и командира зрп до командира взвода и стрелка-зенитчика. Внешне похожие машины отличаются по функционалу, поскольку у командира батареи одни задачи, у командира полка и начальника ПВО дивизии – другие. Что это за комплексы?

    Машина планирования МП-Д со станцией радиотехнической разведки позволяет обнаруживать и опознавать воздушные цели различного класса на дальности до 150 километров, выдавать информацию на нижестоящие пункты управления и огневые средства. Все в автоматизированном режиме. В связке с ней работают машины управления командиров батареи и взвода. Модуль управления командира батареи, в частности, оснащен малогабаритной РЛС разведки МРЛО «Гармонь», позволяющей обнаруживать воздушные цели на дальности до 45 километров и в автоматизированном режиме ставить задачи огневым средствам. На это отводится всего несколько секунд, что обеспечивается высокоэффективными программно-вычислительными средствами. Работное время минимальное, поскольку противовоздушный бой длится секунды, а решение зачастую надо принимать молниеносно.

    На войсковых испытаниях техника показала себя с лучшей стороны, будучи поставленной в максимально сложные условия. В массовых налетах участвовали авиация, мишени крылатых ракет, БЛА. На учениях постоянно присутствовали представители изготовителя – научно-производственного объединения «Рубин». Мелкие погрешности оперативно устранялись.

    Десант с алгоритмами

    Существенная деталь: модули могут работать с новыми ПЗРК «Верба», ЗРК «Стрела-10МН», но способны управлять всеми огневыми средствами, которые стоят на вооружении войсковой ПВО Сухопутных войск. То есть они универсальны и подходят для всех ЗРС, включая ЗРК «Тунгуска», ЗРПК «Панцирь-С1», ЗРК «Тор», «Бук», «Игла». Протоколы согласования разработаны и утверждены.

    В вооруженных силах других стран сейчас нет подобных автоматизированных комплексов, которые могут одновременно плавать, десантироваться, вести разведку и управлять с места, короткой остановки, в движении. Поэтому объяснимо то восхищение, с которым отозвались об этом долгожданном событии командир дивизии, другие должностные лица. «Теперь «крылатая пехота», словно ракетным зонтиком, будет надежно прикрыта от средств воздушного нападения», – сказал командир 98-й гвардейской вдд гвардии полковник Николай Чобан. Командир полка Валерий Петраш, врио губернатора Ивановской области Станислав Воскресенский поздравили десантников с этим торжественным событием, пожелали новых побед. Состоялся обряд освящения новой техники помощником командира дивизии по работе с верующими военнослужащими отцом Агафангелом.

    Интересно мнение генерального директора АО «НПП «Рубин» Виктора Бизяева: «Наше предприятие вложило в разработку и производство этой техники лучшие интеллектуальные силы, немалые средства. Новейшие модули разведки и управления и модули планирования входят в состав единой подсистемы управления «Барнаул-Т» и созданы на гусеничном шасси БТР-МДМ «Ракушка». Применение этой системы управления значительно снижает цикл стрельбы по воздушным целям, повышает эффективность применения средств ПВО, в том числе в тылу противника».

    Виктор Бизяев поздравил десантников с этим событием, передал привет от конструкторов, инженеров, рабочих предприятия из Пензы, выразил уверенность, что новые ВВТ повысят боеготовность дивизии. А на «Рубине» будут осуществлять техническое сопровождение систем в соответствии с контрактом жизненного цикла.

    «Как родилась идея создания машины? – повторяет вопрос «ВПК» Виктор Бизяев. – Мы около 30 лет занимаемся системами ПВО. Но их автоматизация носила разрозненный, очаговый характер. Постепенно пришли к выводу, что это надо поправлять. Наш главный конструктор Олег Пархоменко выдвинул идею создания единой иерархической системы – от начальника ПВО дивизии до каждого военнослужащего на единых принципах и алгоритмах. Самое главное в ней не металл, а алгоритмы управления».

    Подчеркнем: такая АСУ может управлять всеми боевыми средствами, смешанными группировками войск в любом сочетании. К ней можно подсоединять любую боевую машину ПВО, приданные средства разведки. Все, что находится в войсках, может подключаться и работать в единой системе. Это подтверждается более чем 60 протоколами взаимодействия. Многоуровневая система, образно говоря, накрывает все соединение напрямую или через одну-две инстанции, что является сетецентрическим управлением. С человека нагрузка не снимается, но она сведена к минимуму. А при большом количестве целей, когда командир (оператор) просто физически не в состоянии просчитать все варианты, включается автоматический режим. Система ведет разведку целей, распознает их, классифицирует, определяет степень опасности, подсказывает решение о приоритетности поражения.

    Опыт применения современных средств ПВО в Сирии показал, что даже малоизученные летательные объекты, в том числе БЛА, легко сбиваются новейшими ПЗРК «Верба», которые, как уже отмечено, управляются названной выше системой.

    Гуманность «Андромеды»

    По словам Николая Чобана, техника основана на цифровых технологиях и с ее получением возможности соединения возрастают в разы. Она хорошо интегрируется в уже стоящие на вооружении ВДВ автоматизированные системы управления «Андромеда-Д». Конечно же, на ней будут работать профессионалы-контрактники. Она вполне доступна для военнослужащего со средним образованием, что нам подтвердил командир боевой машины гвардии сержант Станислав Чивачев: «Обучение солдата занимает около двух месяцев».

    Десант с алгоритмами

    Практика подготовки войск, их участия в военных конфликтах однозначно подтверждает ключевую роль систем управления, разведки и связи в повышении боевой эффективности современных армий.

    «С внедрением широкополосных цифровых сетей разделение системы управления и связи на отдельные сегменты становится весьма условным, – поясняет начальник отдела противовоздушной обороны ВДВ полковник Владимир Простак. – В связи с этим в Вооруженных Силах РФ создается единая информационная среда, в которую все составляющие боевого порядка объединений, соединений, частей и подразделений (вплоть до солдата) входят отдельными элементами и имеют возможность обмениваться данными».

    Для соединений и частей ВДВ концепция реализована в виде единой автоматизированной системы управления тактического звена (ЕСУ ТЗ), составной частью которой является подсистема управления ПВО. В воздушно-десантных (десантно-штурмовых) дивизиях и отдельных дшбр используется комплекс средств автоматизации (КСА) тактического звена «Барнаул-Т, в который органично впишется новая техника.

    Анализ применения средств воздушного нападения в последних военных конфликтах показывает, что агрессия начинается массированным ударом с широким применением управляемых ракет, авиации, средств РЭБ и радиолокационного поражения. После подавления системы ПВО и завоевания превосходства в воздухе авиация приступает к регулярным действиям по подавлению войск противника и разрушению инфраструктуры. Но дело еще в том, что сегодня количество средств воздушного нападения в одном массированном ударе может превысить запас зенитных управляемых ракет в подразделениях соединения. С учетом ложных воздушных целей и БЛА различного назначения это превосходство возрастет в разы.

    В таких условиях грамотное распределение сил и средств становится одной из ключевых задач, при решении которой начальник ПВО и командиры зенитных ракетных полков опираются на возможности КСА «Барнаул-Т». Новые модули позволят более эффективно назначать цели каналам комплексов с учетом минимизации расхода боекомплектов и сосредоточения усилий на прикрытии наиболее важных объектов. Такой подход позволяет длительное время поддерживать боеспособность подразделений ПВО ВДВ выше минимально допустимого уровня.

    Учения показали, что в сравнении со штатными пунктами управления КСА «Барнаул-Т» повышает боевые возможности ЗРК благодаря способности одновременно обрабатывать информацию о большем количестве воздушных целей, расширенному типажу и количеству вышестоящих, взаимодействующих и подчиненных объектов сопряжения.

    Применение радиотехнических и в ближайшей перспективе оптических средств разведки воздушных целей внедрило в практику войск новые скрытные способы применения подразделений ПВО. КСА «Барнаул-Т» позволит зенитным комплексам оставаться незамеченными для технических средств разведки противника вплоть до открытия огня. А сразу после стрельбы всего за несколько минут боевые машины могут сменить стартовые позиции без потери управления.

    Важно и то, что в новой технике реализована возможность дистанционного управления с помощью выносных полнофункциональных АРМ. Использование этих новшеств в современном противовоздушном бою значительно повышает вероятность сохранения жизни боевому расчету даже при применении противником противорадиолокационных и управляемых ракет.

    В новых организационно-штатных структурах ВДВ боевые расчеты возглавляют сержанты, заместившие прежние офицерские должности. Такое решение опирается в том числе на простоту эксплуатации новых модулей и максимальную автоматизацию подготовки аппаратуры к применению, что снижает влияние человеческого фактора на боеготовность средств управления. В конечном итоге благодаря КСА «Барнаул-Т» качественное улучшение показателей боевых возможностей и боеготовности средств управления значительно повысит эффективность применения подразделений ПВО ВДВ.

    Способность КСА «Барнаул-Т» (с МП-Д и МРУ-Д) организовать работу ПВО в едином сплошном радиолокационном поле, интегрировать все средства разведки даст возможность всем пунктам управления получать информацию о воздушной обстановке. А при выходе из строя нескольких РЛС в подразделениях ПВО качество ведения разведки в целом снизится незначительно. Единая система целераспределения и указания во всем районе ответственности соединения позволяет привлекать к стрельбе минимум огневых средств и максимально экономно расходовать боеприпасы.

    Как подчеркнул начальник отдела ПВО Воздушно-десантных войск полковник Владимир Простак, в перспективе еще несколько опытно-конструкторских работ. Среди них «Птицелов» – новый десантируемый самоходный комплекс на шасси БМД-4, у которого увеличена дальность работы по воздушным целям, и ОКР по ПЗРК «Метка».

    Справка «ВПК»

    Модуль планирования (МПД-Д) предназначен для оснащения ПУ ПВО уровня соединения, командного пункта зрп и обеспечивает пассивную разведку целей в зоне действия боевых средств; сбор, отождествление и отображение информации о воздушной обстановке; распределение целей между огневыми средствами и выдачу им команд боевого управления с учетом их возможностей, боеготовности, наличия боекомплекта и действий по цели; прием донесений от подчиненных о выполнении команд, разработку и доведение до вышестоящего КП боевых и информационных документов; проведение тренировок с боевыми расчетами. Осуществляет радиосвязь и обмен данными на стоянке/в движении на расстоянии до 20–10 километров; выявляет и сопровождает до 100 воздушных целей на дальности 150 километров. Имеет собственное средство обнаружения СРТР (изделие Л-150-32М). Время развертывания – не более пяти минут.

    Модуль разведки и управления (МРУ-Д) предназначен для оснащения ПУ ПВО парашютно-десантных полков батарейным командирским пунктом и обеспечивает разведку воздушных целей в зоне действия подчиненных боевых средств; сбор, отождествление и отображение информации о воздушной обстановке; распределение целей между огневыми средствами и выдачу им команд боевого управления с учетом их возможностей, боеготовности, состояния боекомплекта, действия по цели; прием донесений от подчиненных о выполнении команд, разработку и доведение до вышестоящего КП боевых и информационных документов; проведение тренировок с боевыми расчетами. Гарантирует радиосвязь и обмен данными на дальность до 20–10 километров; количество одновременно сопровождаемых воздушных целей – до 100; дальность обнаружения МРЛО – до 45 километров. Время развертывания – до пяти минут.

    Обе машины позволяют минимизировать действия военнослужащих, в разы сократить период выдачи целеуказаний и команд запрета на боевую машину. Оснащение комплексов станциями радиотехнической разведки делает их малозаметными.


    0 0

    Первое подразделение парашютистов Красного флота было создано для обеспечения успеха срочной совместной операции морских и наземных сил во время обороны Одессы в сентябре 1941-го. Инициатором применения воздушного десанта стал военком ВВС Черноморского флота бригадный комиссар Михаил Степаненко.

    На подготовку к операции отвели всего трое суток. За это время успели экипировать и вооружить десантников, провести элементарную наземную подготовку моряков, которым впервые в жизни предстояло совершить прыжок с парашютом. Уходящие на задание были вооружены ППШ или самозарядной винтовкой, шестью гранатами и десантным ножом. Бойцы осваивали приемы рукопашного боя, пристреливали оружие, правда, прыжков не совершали – время поджимало, да и считалось, что моряки уже имеют парашютно-десантную подготовку, что не соответствовало действительности. Многие видели парашют впервые.

    При обсуждении итогов операции отмечалось, что белый купол демаскирует десант, парашюты следует окрашивать

    Основным десантным парашютом в начале Великой Отечественной был ПД-6 – лицензионная копия достаточно надежной американской системы Irvin. Это 28-угольный перкалевый купол, имевший наспинный ранец из авизента и подвесную систему обхватов для крепления на парашютисте. Ранец – конверт с двумя боковыми и двумя концевыми клапанами. Дно усиливали проволочной рамой, клапаны – металлическими вставками. Для раскрытия ранца служили резиновые шнуры – по три на боковых клапанах и по одному на концевых.

    Ночью 22 сентября 1941 года на самолете ТБ-3 в тыл румынских частей в районе Большого Аджалыкского лимана была выброшена группа из 23 моряков-парашютистов под командованием старшины Анатолия Кузнецова. Задача – отвлечь внимание противника от основных сил, высаживавшихся с моря. Десантники основательно нашумели во вражеском тылу, создали панику, провели несколько диверсий – нарушили связь между частями 15-й румынской дивизии, взорвали командный пункт. После выполнения задачи они соединились с высадившимся 3-м полком морской пехоты и в районе поселка Григорьева ударили в тыл немецко-румынским войскам. С боевого задания вернулись здоровыми одиннадцать моряков, двоих вынесли ранеными, девять человек погибли. В тех боях особо отличились Федор Воронков, Павел Литовченко, Алексей Котиков, Роман Перепелица, Александр Леонтьев, Михаил Негреба, Василий Чумичев, Михаил Бакланов, Вячеслав Богданов, Григорий Елисеев, Петр Королев.

    Первый опыт показал, что наиболее эффективным оружием оказались не винтовки, а гранаты и автоматы. При обсуждении итогов операции отмечалось, что белый купол демаскирует десант, парашюты следует окрашивать. Тогда же было сформировано первое штатное парашютно-десантное подразделение ВМФ СССР. Его костяк составили бойцы, принимавшие участие в одесской операции. Отряд из 25 парашютистов готовили в Севастополе для десанта на евпаторийский аэродром. Однако операцию отменили, их оставили охранять херсонесский аэродром от немецких десантников. Именно там нашим морякам пришлось сойтись в схватке с диверсантами из 6-й роты 2-го батальона полка особого назначения «Бранденбург-800» и грузинской спецгруппы «Тамара».

    #Михаил Гаврилович Степаненко


    0 0

    Это было отличное оружие ближнего боя, эффективное при прорыве мощной обороны. К началу Великой Отечественной в стрелковых полках РККА появились ранцевые огнеметы системы Клюева – Сергеева образца 1940 года. Они состояли на вооружении огнеметных команд в составе двух отделений, вооруженных 20 ранцевыми РОКС-2.

    В 1941-м ранцевые огнеметы использовали ограниченно – в то время еще не была досконально отработана тактика штурмовых групп, так что РОКСы применяли в основном в обороне. 1 декабря 1941 года под Наро-Фоминском нарядом огнеметной роты была сорвана последняя попытка немцев прорваться к Москве.

    Порой хватало вспышки в сторону вражеской укрепленной точки, чтобы фрицы сдавались или драпали

    А 6 декабря Верховный главнокомандующий принял в Кремле начхима войск Западного фронта полковника Кузьму Шалькова, начхимотдела 5-й армии полковника Шалву Брегадзе, командира 2-го огнеметного взвода 26-й роты лейтенанта Ивана Швеца и 20 минут беседовал с ними о практике применения зажигательных средств. Сама эта встреча в разгар Московской битвы – событие удивительное. А поводом послужил тот самый бой 26-й отдельной роты фугасных огнеметов у деревни Акулово, о котором доложили Сталину. 9 декабря ГКО принял постановление «О формировании огнеметных рот», и за две недели их было создано 30 плюс запасный батальон.

    После того как Ставка ВГК обобщила опыт штурмовых групп, расширилось и применение огнеметов. РОКСы были незаменимы при обороне Сталинграда. Для атаки укрепленных домов выделялось пять-шесть ранцевых огнеметов. Они активно применялись для выкуривания противника из подвалов и блиндажей. А вражеские дзоты прижигали с 15–20 метров, после чего забрасывали гранатами.

    Оружие это достаточно простое. Состоит из резервуара для огневой смеси, баллона для сжатого воздуха и гибкого рукава, соединяющего их с ружьем, в которого происходит поджиг. Снаряженный РОКС-2 при весе 23 килограмма метал пламя на 30–35 метров. Емкости резервуара хватало на шесть-семь коротких или один-два затяжных огневых выстрела. Вся их мощь заключалась в огневой смеси, способной устойчиво гореть при высокой (от 800 градусов) температуре.

    С внедрением в 1942 году в РККА штурмовых групп появились первые 11 отдельных рот ранцевых огнеметов трехвзводного состава. Позднее в штурмовые инженерно-саперные бригады (на фронте их называли панцирной пехотой) ввели батальон ранцевых огнеметов, состоявший из двух огнеметных и одной автотранспортной рот. В его арсенале насчитывалось 240 РОКСов. Огнеметные роты и батальоны использовались, как правило, на направлении главного удара.

    Нужно было обладать недюжинной смелостью, чтобы подпустить немецкий танк на 20–30 метров и расстрелять его. Как правило, работали три – пять огнеметчиков. В городских боях родилась действенная тактика засад на верхних этажах домов: при обнаружении танков бойцы сжигали их через проломы в стенах и окна. Обычно первый выстрел делали невоспламененной смесью, чтобы облить моторный отсек и башню, а второй довершал дело.

    За Великую Отечественную РОКСами было уничтожено порядка 34 тысяч солдат, 129 танков, САУ, бронетранспортеров, три тысячи огневых точек врага.

    Как вспоминали ветераны, порой хватало вспышки в сторону вражеской укрепленной точки и сказанного по-немецки посула сжечь, чтобы фрицы сдавались или драпали. Однако профессия огнеметчика была делом опасным – по неписаному правилу во всех армиях их, как и снайперов, в плен не брали.

    #Иосиф Виссарионович Сталин #Кузьма Николаевич Шальков #Шалва Захарович Брегадзе #Михаил Петрович Сергеев #РОКС-2


    0 0

    Даже вызвавший удивление российских специалистов эпизод с уничтожением израильской авиацией ЗРПК «Панцирь-С» в боевых порядках сирийской армии лишний раз говорит о том, что самые современные средства не в силах эффективно противостоять атаке, если с ними обращаться непрофессионально. Справедливости ради скажем, что правительственные войска за пять лет войны в САР, безусловно, приобрели громадный опыт. Но сказываются и накопившаяся усталость, моральное перенапряжение. Только этим можно объяснить, что «Панцирь» был демаскирован сирийским расчетом и почему-то выведен на открытую площадку аэродрома. По информации «ВПК», экипаж (включая механика-водителя) покинул машину под предлогом того, что кончились боеприпасы. При этом удалился на значительное расстояние, что не позволило быстро вернуться и с началом налета вывести «Панцирь» из-под удара.

    Вычислить и выкурить

    Боевая работа российских ВКС в Сирии примечательна применением высокоточного оружия, современных средств объективного контроля, спутниковой навигации и разведки. Основными средствами подавления группировок ИГ стали фугасные, корректирующие авиабомбы, управляемые ракеты всех классов. Применялись и другие типы боеприпасов – объемно-детонирующие, бетонобойные. Доразведка противника велась из космоса, использовались современная бортовая авионика, новые системы прицельно-навигационного комплекса и вооружения.

    Среди боеприпасов, произведенных после распада СССР, есть некондиция, разновес, что отражается на точности бомбометания

    Наряду с ультрасовременными Су-34, системы наведения и прицеливания которых могут доставить ракету «воздух-земля» террористам чуть ли не через форточку, жаркий сирийский воздух рассекали и модернизированные Су-24М с крылом изменяемой стреловидности. Эти самолеты лишь внешне напоминают о том, что разработкой уникального фронтового бомбардировщика занимались еще в СССР. Сегодня их электронная начинка, отвечающая за наведение, прицеливание и применение вооружения, полностью соответствует стоящим боевым задачам. Основная часть Су-24М оснащена новейшей отечественной разработкой – специальной вычислительной подсистемой СВП-24. Она стоит и на Су-33, Ту-22М3М, других боевых авиационных комплексах.

    «Система СВП-24 позволяет использовать обычные бомбы с точностью, схожей с корректируемыми или управляемыми боеприпасами, – говорит первый заместитель начальника оперативного управления Главного штаба ВВС (1997–2003) генерал-майор запаса Игорь Семенченко. – Но еще может быстро перенацеливать самолет и его вооружение сразу после получения данных разведки, скажем, с БЛА, от наземных и агентурных средств. В том числе через комплекс «Стрелец», который входит в экипировку «Ратник» у пехоты и разведчиков».

    Идея, положенная в основу системы, в том, чтобы обеспечить не самонаведение на цель боеприпаса, а выверенный вывод носителя в точку сброса неуправляемых средств поражения. Этим наша СВП принципиально отличается от американской JDAM, превращающей в высокоточное оружие бомбы свободного падения. США устанавливают на них комплекты, обеспечивающие наведение на цель по данным GPS, то есть превращают обычные бомбы в управляемые.

    СВП-24 обеспечивает совмещение цели с местоположением носителя с поправкой на траекторию полета бомбы, рассчитываемую бортовым вычислительным комплексом с учетом ее баллистики и гидрометеоусловий. В результате обычный боеприпас приобретает эффективность высокоточного оружия.

    Но на ТВД сказываются факторы, существенно снижающие точность бомбометания. Во-первых, погрешности в расчете координат цели, которые могут достигать нескольких метров. Добавит их и определение места носителя по данным ГЛОНАСС. Кроме того, координаты несколько искажаются при резком маневрировании в районе цели. Во-вторых, обычно в зоне боевых действий нет полной информации о гидрометеорологической обстановке, состоянии воздушной среды в районе цели. С учетом названных факторов можно оценить точность боевого применения свободнопадающих бомб с использованием СВП-24 показателем в 20–25 метров. В этом случае вероятность попадания в малоразмерное защищенное подземное сооружение составляет 30–40 процентов, а поражения слабозащищенных наземных объектов средним калибром – 60 процентов. Имея на борту 12–16 бомб, Су-24М, оборудованный СВП-24, способен уничтожить до двух точечных объектов военной инфраструктуры ИГ за один вылет. В среднем на каждый пораженный объект приходилось чуть больше одного самолетовылета.

    Для получения достоверной информации о местонахождении террористов и результатах огневого поражения активно задействовались средства космической и воздушной разведки, использовалась информация от сирийских партнеров. На авиабазе «Хмеймим» была развернута оперативная группа Министерства обороны РФ, тесно взаимодействующая с сирийскими органами боевого управления. Удары авиации по объектам террористов планировались только на основе подтвержденных разведданных, поступающих из различных источников. Во избежание жертв среди мирного населения цели назначались строго вне населенных пунктов.

    Что касается боеприпасов, которые применяет российская группировка ВКС в Сирии, то каждый тип ракеты или бомбы отвечал узкоспециализированным задачам. Среди них как современные высокоточные и корректируемые средства поражения, так и неуправляемые бомбы. Хотя с последними возникали проблемы.

    Например, ОФАБ-250-270, неуправляемая осколочно-фугасная авиационная бомба для поражения живой силы противника, объектов вооружения и военной техники, имеет круговое вероятное отклонение (КВО) от 30 до 150 метров. Гарантированная зона поражения – около 30 метров, для живой силы бомба за счет ударной волны и осколков представляет угрозу в радиусе 150–200 метров. Но отклонение в 150 метров довольно существенно и вряд ли отвечает современным требованиям. Как считает командующий 58-й армией (2003–2006), председатель общероссийского общественного движения «В поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки» генерал-лейтенант в отставке Виктор Соболев, проблема в том, что бомбы ФАБ-250 еще советского производства. Их хорошо, что называется, «подчистили» за время сирийской кампании. Производили их и после распада СССР, но среди последних есть некондиция, разновес, что отражается на точности бомбометания, создает погрешность при подлете к цели в три-четыре секунды, а это десятки метров.

    Проблема еще в том, что оборудование, на котором делают ОФАБ, выпускал станкостроительный завод им. Г. М. Седина в Краснодаре. В советское время – 1500 станков в год, в том числе с ЧПУ. Они экспортировались в 64 страны. Сейчас завод на грани банкротства. В 2016 году, например, там сделали всего… один станок. По итогам 2017-го ситуация ненамного лучше. Однако мало реанимировать конкретное производство, надо восстановить российское станкостроение в целом.

    Наш дозор и чужой мотор

    Особое место в сирийской кампании занимало применение БЛА для разведки и доразведки объектов удара. Это достаточно эффективные средства наблюдения, оснащенные самыми современными камерами с множеством режимов работы. Они действуют в любое время суток с минимальным риском быть обнаруженными. Российские БЛА, например «Форпост», могут автоматизированно передавать на бомбардировщики информацию о движущихся целях, обеспечивая применение по ним как корректируемого, так и неуправляемого вооружения с заданной высокой точностью. С помощью наших БЛА решались задачи радиоразведки, подавления и ретрансляции связи, поиска сбитых сирийских летчиков.

    В Сирии малые БЛА могут использоваться и ограниченно группами спецназа ГРУ и ВДВ, командования ССО. Реже – морской пехотой, военной полицией, артиллеристами, мотострелками.

    Основой группировки БЛА, решавшей львиную долю задач по оперативной авиаразведке и корректировке артогня, поддержке работы авиации, являются комплексы с «Орланом-10» и «Форпостом». Всего в Сирии было развернуто около 40 комплексов БЛА, что составляло примерно 120 аппаратов. Этот рой позволял накрыть значительную часть районов боевых действий почти непрерывным наблюдением за всеми перемещениям бандитских формирований ИГ (запрещенного в России).

    Что касается двигателей для БЛА, то основным пока является бензиновый поршневой. Но на сегодня, по данным «ВПК», уже испытаны новые модификации электрических «Орланов», а также беспилотники на водородных топливных элементах.

    «С движками для БЛА все еще есть проблемы, – напоминает Игорь Семенченко. – Поэтому пока крайне популярен «Ротакс 914» австрийского производства (сама компания принадлежит канадской «Бомбардье»). Эти турбонаддувные двигатели стоят в американском Predator, израильском Heron и в нашем БЛА «Дозор-600».

    По некоторым данным, операция в Сирии стоила нам примерно 40 процентов всего нашего запаса по авиационным средствам поражения и крылатым ракетам. Поэтому каждое решение о секвестре оборонного бюджета, конверсии ОПК должно быть просчитано. Опыт Сирии подсказывает, на чем должны быть сконцентрированы силы и средства, когда находишься во вражеском окружении.

    Рассекречено

    БЕТАБ-500ШП– штурмовая с реактивным ускорителем бетонобойная бомба. Применяется с любых высот (в том числе малых) для поражения ж/б укрытий (бункеров) и ВПП. За счет парашюта наклоняется до 60 градусов, после чего он отстегивается, включается реактивный ускоритель. Может пробивать перекрытия толщиной более десяти метров. Масса – 424/350 килограммов ВВ, в одной бомбе БЕТАБ-500 12 ударных блоков.

    Бомбы для халифата

    КАБ-500С– фугасная управляемая (корректируемая) авиационная бомба «сбросил-забыл». Предназначена для поражения стационарных наземных и надводных целей типа складов, военно-промышленных объектов, кораблей на стоянках. Может применяться круглосуточно при любой погоде. В отличие от зарубежных аналогов основная модель построена не на спутниковой навигации GPS/GLONASS, а на распознавании карты местности. Головка самонаведения КАБ использует не сам объект, а ориентиры, чтобы знать свои точные координаты и наводиться на цель, которая не выделяется из ландшафта. Это делает ее более надежной при применении современных средств РЭБ, когда сигналы GPS/GLONASS могут быть подавлены. Масса – 560/195 килограммов ВВ.

    КАБ-250С/ЛГ– самая компактная в своем классе корректируемая авиационная бомба. Оснащена как системой приема спутниковых координат, так и собственной тепловизионной головкой самонаведения. Модификация ЛГ позволяет наводить ее при помощи лазерного целеуказания. Масса – 250/127 килограммов ВВ.

    РБК-500 СПБЭ– разовая бомбовая кассета. Снаряжена 15 автономными самонаводящимися противотанковыми боевыми элементами, которые оснащены двухрежимными инфракрасными координаторами цели. Предназначена для поражения бронетехники в условиях естественных и искусственных помех. После выброса поражающих элементов из РБК-500 они выпускают парашюты и начинают вращаться вокруг своей оси в поисках целей. Угол обзора ИК координатора составляет 30 градусов и сканирует зону со скоростью 6–9 об/мин. После обнаружения цели и определения точки подрыва боевой части с помощью бортового вычислителя (приблизительно на высоте 150 м) осуществляется поражение. Медная болванка диаметром 173 миллиметра и весом один килограмм разгоняется до двух тысяч метров в секунду и способна пробить до 70 миллиметров брони, удар наносится в относительно слабобронированные области (крыши башен и моторно-трансмиссионных отделений). Масса – 500/15 килограммов элементов по 14,5 килограмма.

    ОДАБ-500– объемно-детонирующая авиационная бомба. Разновидность фугасных авиабомб. Но ее эффективность существенно выше. В носовой части находится электромеханическое устройство, предназначенное для распыления ВВ. Авиабомба содержит 193 килограмма высокоэнергетической летучей жидкости. После сброса через установленное время начинается распыление боевого вещества, которое создает облако смеси ВВ с воздухом и подрывается детонатором. Объемный взрыв создает мощнейшую волну избыточного давления, а затем обратную волну, которая затягивает воздух в образовавшийся вакуум (поэтому такие авиабомбы часто называют вакуумными). Эффективный радиус действия взрывной волны против живой силы противника на открытой местности – более 50 метров. Масса – 500/193 килограмма ВВ.

    Бомбы для халифата

    Х-29Л– ракета класса «воздух-поверхность». Обладает повышенным поражающим фактором фугасного и осколочного действия. Оснащена лазерной ГСН. Цель подсвечивается лазером, по которому производится наведение, при этом ракета воспринимает только нужную длину световой волны, что обеспечивает высокую устойчивость захвата цели. Изображение, пойманное ГСН, транслируется на телевизионный экран в кабине летчика. Удержание луча подсветки обеспечивается автоматической следящей системой. Ракета сама выбирает наиболее выгодную траекторию захода на цель, стремясь поразить ее под как можно более высоким углом, чтобы пробить наименее защищенные перекрытия сооружений и броню транспортных средств. Масса – 660/116 килограммов ВВ. Дальность полета – 8–10 километров.

    Х-25МЛ– ракета «воздух-поверхность». Наводится на цель с помощью полуактивной лазерной ГСН. Подсветка цели может осуществляться бортовой или наземной станцией целеуказания. Конструкция станции подсветки и ГСН ракеты исключает влияние лазерного излучения от других источников. В задачу летчиков входит только обнаружение и маркирование поражаемого объекта на ТВ-индикаторе. Точное удержание луча на цели обеспечивается автоматической следящей системой. На конечном участке траектории ракета делает «горку». Предназначена для поражения малоразмерных подвижных и неподвижных целей. Масса – 300/90 килограммов ВВ. Дальность полета – 8–10 километров.


    0 0

    Так если ранее национальные ВС готовились, прежде всего, для участия в колониальных войнах и полицейских операциях в странах «третьего мира» (Блащак назвал это «экспедиционными операциями») под руководством США, то теперь, по словам министра, главная задача поменялась, поскольку ныне над Польшей нависла «угроза с Востока». И, соответственно, полякам нужно готовиться не к «охоте» на слабо вооруженных повстанцев, а к полномасштабной войне с современной и одной из самых сильных армий мира. Из чего и следует исходить, формируя планы закупки вооружений.


    По словам пана Блащака, в первую очередь стоит вопрос о закупке вертолетов, в том числе противолодочных. Однако буквально через пару дней после его выступления стало известно, что помимо вертолетов поляки намерены значительно усилить свои ВС за счет бронетанковых соединений. Речь идет о возвращении в строй старых советских Т-72, которыми польский Генштаб намерен вооружить целую дивизию. До недавнего времени значительные арсеналы старой техники, оставшиеся Варшаве от членства в ОВД, использовались ею, главным образом, для продажи за рубеж после модернизации. 


    Так, часть упомянутых Т-72, а именно – 40 штук, была модернизирована и подготовлена для продажи в Иорданию. Теперь объявлено, что все они останутся в Польше и станут защитой против «российской агрессии». Об уровне модернизации этих машин не сообщается.
    Однако напомним, что модернизационный ресурс Т-72 очень значителен, и в настоящий момент целый ряд компаний во многих странах мира специализируется на усовершенствовании этих грозных машин до современного уровня.


    Напомним, что модернизированные Т-72 составляют значительную часть танкового парка России. А в 2008 году, во время августовской операции по принуждению к миру режима Саакашвили, нашим военным, в качестве трофеев досталось несколько Т-72, модернизированных израильскими оружейниками.


    Впрочем, вернемся к польским делам. Упомянутые инициативы были озвучены вскоре после саммита военных министров стран НАТО, который был в значительной степени посвящен требованиям шефа Пентагона по созданию и развертыванию в Восточной и Центральной Европе оперативного резерва сил блока.


    Напомним, что на протяжении некоторого времени и Брюссель, и Вашингтон старались вновь навязать Берлину ту роль «бронированного кулака», которая ему отводилась во времена Холодной войны. Однако руководство ФРГ и бундесвера категорически этому противилось и максимум, чего сумели от них добиться, это готовность увеличить танковый парк на 103 машины.


    Судя по исполненному энтузиазмом заявлению польского министра, Варшава с куда большим желанием готова взять на себя функции «бронированного кулака».


    Причем, вполне вероятно, что не совсем бескорыстно. При всей своей русофобии поляки прекрасно умеют считать деньги. И можно не сомневаться, что если они отказываются от контракта по продаже Иордании танков, значит эти деньги будут им как-то и кем-то компенсированы.


    Озвученная Блащаком амбициозная задача по милитаризации Польши и превращению ее армии в ударный отряд НАТО, разумеется, не по силам не слишком могучей польской экономике. А значит, она будет оплачиваться извне. Причем, надо полагать  так, чтобы помимо танков, доставалось что-то и лично пану Блащаку и другим панам.


    Кстати, помимо Т-72 на польских складах еще много и другой старой советской «брони». И вполне ожидаемо, что ее тоже будут модернизировать и ставить в строй. Чем же еще воевать всерьез, как не советской бронетехникой, пусть и весьма почтенного возраста? Чем  же встречать «угрозу с Востока», как не Т-72?


    Поневоле вспоминаются размышления одного из  героев популярной у нас когда-то детской  книги «Четыре танкиста и собака»: «Почему немецкие танки так воинственно называются: «Пантеры», «Тигры»? А наши совсем просто: Т-34, Т-70»?


    Странная закономерность  вырисовывается  – теперь у  немцев  снова воинственно названные «Леопарды». У поляков – «наши» названные совсем просто Т-72 («Урал»).  Новое тысячелетие наступило, а вопрос не потерял актуальности. Вот только немцы теперь – польские союзники…


    Борис Джерелиевский


    0 0

    На фоне лаконичного состава американских ВВС, все это разноголосие поколений, предназначений, разработчиков, выглядит как азиатская орда. Посудите сами, у тех же янки на вооружении стоят: истребитель завоевания превосходства в воздухе прежнего, уходящего, и нового, сменяющего, поколения; многофункциональный истребитель четвертого и такой же якобы пятого поколения; да еще старичок «Страйк Игл» (истребитель-бомбардировщик).


    Сильных сторон в нашей структуре боевого состава ВВС можно искать сколько угодно, но нельзя не согласиться, что ее природа стихийна и продиктована все же, в первую очередь теми процессами, что происходили в стране последнюю четверть века. При этом военное командование не оставляет попыток сделать эту структуру стройнее, но пока не очень получается, особенно при нашем традиционном нежелании использовать такой инструмент, как списание старой техники. Взять тех же перехватчики МиГ-31 — их у нас больше, чем любого другого боевого самолета, при этом функционально они довольно ограничены.


    МиГ-31 умеет не очень многое, но то, что умеет, делает лучше всех. Выше, быстрее, дальше – пожалуй, его девиз. Практическая дальность с вооружением и подвесными баками – до 3 000 км, скорость на большой высоте – 3400 км/ч, так больше никто не умеет. Собственно рабочая высота – свыше 20 км, вплоть до абсолютного рекорда в 37 км. И самолет довольно солидный для своего класса: максимальная взлетная масса – 46 тонн, на 8 тонн больше, чем у довольно крупного F-22, и на 16 тонн, чем у F-35.


    У Миг-31 есть ряд особенностей летных характеристик, которые делают его бойцом с незаурядными способностями. Например, сверхзвук без форсажа, в горизонтальном полете и даже с набором высоты. Или высокая дальность обнаружения целей бортовой РЛС «Заслон», особенно её модернизированной версией – с 320 км, а поражение – с 280 км. Такие результаты недоступны никакому другому истребителю. Эти особенности делают Миг-31 отличным перехватчиком, он способен догнать и перегнать крылатую ракету и спустить с низкой околоземной орбиты спутник.
    Кроме ракет «воздух-воздух», в принципе, может брать на борт и средства поражения «воздух-поверхность», такие как бомбы, противорадиолокационные и даже противокорабельные ракеты.


    Но это, собственно, все, что умеет МиГ-31. Высокой маневренностью он не обладает, а значит, к истребителям противника ему лучше не приближаться. Способности невидимки также отсутствуют. Грузоподъемность в 5 тонн при полном баке явно не впечатляет. Ассортимент применяемого по поверхности вооружения весьма скуден.


    В общем, совсем не многофункционален, как нынешние самолеты, и едва ли пригоден для боя с современными истребителями. Те цели, для которых создавался в 70-е МиГ-31 по большей части ушли в утиль, вместе с «Черным дроздом» SR-71 и разведывательными аэростатами. Посему, раз мы больше не ждем армад ракетоносцев над Арктикой, то собственно зачем нам этот уникальный, но узкоспециализированный самолет?


    Вопросы такие задавались не раз, особенно в начале нулевых. Предлагали МиГ-31 списать или сократить численность его парка.


    Американцы со своим перехватчиком F-14 «Томкэт» так и поступили – списали полностью.


    Гиперзвуковая ракета Х-47М2 «Кинжал», запущенная над Санкт-Петербургом, способна уже через девять с половиной минут отправить на дно эсминец, ПВО которого, в лучшем случаи успеет понять, откуда шла угроза.
    «Кинжал» – не крылатая ракета, он держится в воздухе за счет своей скорости. А для её развития ему нужно подняться за пределы плотных слоев атмосферы.


    Для этого необходим самолет-носитель, быстрый, способный легко подниматься к пределам стратосферы и, желательно, имеющий хорошую дальность полета, чтобы расширить до максимума зону применения ракеты.


    Эту миссию могут выполнять многие самолеты, от ракетоносцев до многофункциональных истребителей, и тот же Су-57 позднее займется этим, но все же лучше всего для этого подойдет МиГ-31, обладающий уникальными и очень нужными качествами.


    Вместе они смертоносный тандем, в котором нивелированы слабые стороны каждого.

     

    В этой истории в первую очередь стоит обратить внимание на то, как Минобороны выжимает максимум из доставшегося от СССР вооружения

    Очевидно, что из сотен МиГ-31 до носителя «Кинжала» будут модернизированы далеко не все. И также лишь несколько десятков МиГов обретут новые возможности в модификации БМ. Остальные со временем будут выведены из состава ВВС, тем более что, похоже, уже ведется разработка МиГ-41. Но в этой истории в первую очередь стоит обратить внимание на то, как Минобороны выжимает максимум из доставшегося от СССР вооружения, комбинируя его с новыми разработками и наделяя изделие едва ли не полувековой давности возможностью снова служить стране и сражаться с противником на новом уровне эффективности.


    Пожалуй, об этой особенности – выжимания максимума из имеющихся, довольно ограниченных бюджетов, возможностей и оснащения, еще будут писать в учебниках. Россия здесь выгодно отличается не только на фоне стран СНГ и бывшего Варшавского договора, которые в основном способны только эксплуатировать с той или иной степенью эффективности советские армады, но и в сравнении с потенциальными противниками, побивающими рекорды в стоимости разработки.


    Сергей  Черкасов


    0 0

    При закладке на заводе «Руссуд» в 1913 году крейсер получил имя «Адмирал Лазарев». Спущен на воду в 1916-м. В годы Гражданской войны находился на хранении в порту. К достройке вернулись только в 1926-м, однако по значительно видоизмененному проекту (первоначально это был тип «Светлана», по которому строили также «Червону Украину» и «Красный Крым»). Тогда же крейсеру присвоили новое имя, под которым он и вошел в историю Советского флота – «Красный Кавказ». В строй ВМФ СССР принят в 1932 году. В связи с корректировкой проекта водоизмещение крейсера возросло до 9000 тонн (полное), до 169,5 метра увеличилась длина. При этом скорость максимального хода осталась прежней. Была несколько изменена конструкция корпуса, что выразилось, в частности, в увеличении полубака корабля. Основные переделки затронули вооружение. Вместо 130-мм артиллерии главного калибра с устаревшим палубно-казематным размещением крейсер получил четыре башни, в каждой из которых располагалось по одному 180-мм орудию. Это было своеобразное возвращение к типу броненосных крейсеров русско-японской и Первой Мировой войн, имевших по 2-4 орудия калибра 203-240 мм, размещенных в двух башнях. Главный калибр «Красного Кавказа» был действительно уникальным. Орудия имели максимальную дальность стрельбы 211 кабельтовых, больше чем у любого другого крейсера мира, включая самые современные тяжелые. При стрельбе 97,5-кг снарядами вес бортового залпа составлял 390 кг. Это близко к новейшим легким крейсерам того времени, например германским «Лейпцигу»  и «Нюрнбергу» с их 450 кг. Скорострельность составляла 6 в/мин. на ствол. Соответственно минутная огневая производительность – 2 340 кг. Это нельзя назвать высоким показателем для крейсеров – сказывается малочисленность орудий главного калибра. Тем не менее в бою с равноценным по классу противником «Красный Кавказ» за счет превосходства в дальности стрельбы имел существенное преимущество. 

     

    «Красный Кавказ» имел мощную, но малочисленную, с крайне ограниченным ресурсом артиллерию главного калибра

    Наиболее слабым местом артиллерии главного калибра была исключительно низкая живучесть стволов. Ресурс этих крайне перенапряженных орудий составлял всего 55 выстрелов. То есть при боекомплекте 800 снарядов (по 200 на ствол) для его израсходования пришлось бы четырежды менять стволы орудий! А это было весьма непросто. Стволы не имели лейнеров. То есть необходимо было менять все тело орудия, что представляло сложную техническую операцию, проводимую в заводских условиях. Надо заметить, что в ходе испытаний и боевой подготовки стволы орудий главного калибра к 1939 году были расстреляны, исчерпали свой ресурс. Их замена планировалась в 1940-м, однако срыв графиков работы и начавшаяся война не позволили это сделать. «Красный Кавказ» прошел всю войну с полностью расстрелянными орудиями главного калибра. При этом резко сократилась дальность и, что самое главное, рассеивание снарядов стало просто огромным. Иными словами это был корабль с весьма ограниченными боевыми возможностями. В частности стрельба по малоразмерным целям из орудий главного калибра просто  не имела смысла – при огромном рассеивании даже абсолютно точное накрытие не обеспечивало попадание с приемлемой вероятностью. Оставалось вести огонь по площадным целям. Таких при решении задач огневой поддержки войск на приморском направлении на черноморском ТВД было более чем достаточно. Однако сохранялся риск разрушения ствола при выстреле. Проблема решалась применением сокращенных зарядов, что еще больше снижало дальность стрельбы. Тем не менее «Красный Кавказ» активно участвовал почти всю войну, прежде всего, в самый напряженный первый ее период, в решении задач огневой поддержки приморского фланга армии. При этом, с учетом рассеивания снарядов, ему назначались цели преимущественно в глубине вражеского построения, вдали от расположения наших войск. 


    Бронирование корпуса осталось аналогичным тому, что имели крейсера типа «Светлана» по исходному проекту. Это вполне соответствовало требованиям времени. Основной броневой пояс составлял 76 мм. Выше шло бронирование борта в 25 мм. Несколько толще была суммарная толщина двух броневых палуб – 45 мм. Бронирование башен корабля – 25 мм. Такую же толщину имели и барбеты главного калибра. Для них, совершенно очевидно, этого было  недостаточно. Таким образом «Красный Кавказ» имел оригинальную артиллерию главного калибра с весьма сильными тактико-техническими данными, но малочисленную и к началу Великой Отечественной полноценно небоеспособную. 

     
    Средства ПВО корабля включали восемь 100-мм стволов в четырех двухорудийных установках, четыре 45-мм одноствольных АУ и семь крупнокалиберных пулеметов (12,7 мм). Совершенно недостаточно для отражения ударов самолетов в ближней зоне. Однако в ходе войны противовоздушная оборона корабля значительно усилилась. Были дополнительно установлены две 100-мм башни, снятые с потопленной «Червонки». Тем самым количество универсальной артиллерии среднего калибра было доведено до 12 стволов – очень хороший показатель, превосходящий даже наиболее современные легкие крейсера того времени. Например, британский «Саутгемптон» постройки 1937 года имел только 8 стволов 102-мм универсальной артиллерии среднего калибра. В апреле-мае 1942 года крейсер получил два 76-мм зенитных орудия и шесть 20-мм зенитных автоматов. К 1944-му 76-мм орудия и 20-мм автоматы были сняты с заменой на десять 37-мм автоматов 70-К. Таким образом средства ПВО крейсера уже к 1942 году были доведены до приемлемого уровня.

     
    «Красный Кавказ» имел четыре трехтрубных 450-мм торпедных аппарата. Однако применения этому вооружению в ходе боевых действий не нашлось.  


    Как и два других «светлановских» крейсера, «Красный Кавказ» в годы войны чрезвычайно активно действовал почти во всех значимых операциях, проводимых на приморском направлении. Это продолжалось до сентября 1944 года, когда корабль встал на ремонт в Поти. Завершился он уже после окончания боевых действий на Черном море. За войну крейсер совершил более 60 выходов для решения различных боевых задач. Однако количество снарядов артиллерии главного калибра, выпущенных им, было относительно невелико. По данным Андрея Платонова – 458, или около 57%. Причиной этого надо полагать состояние орудий главного калибра – вероятно, из них было опасно стрелять. Так например 4 февраля 1943-го, действуя в составе отряда кораблей огневой поддержки в районе Южной Озерейки, «Красный Кавказ» вместо плановых 200 снарядов выпустил только 75. Это была его последняя в Великой Отечественной стрельба орудиями главного калибра, хотя он продолжал участвовать в боевых действиях еще более года. 


    Как и другие крейсера Черноморского флота, «Красный Кавказ» решал широкий спектр боевых задач, помимо огневой поддержки войск на приморских направлениях, в том числе: обеспечение минных постановок, переброска личного состава на изолированные плацдармы (в Одессу и Севастополь), эвакуация мирного населения и войск, переброска боевой техники и вооружения, а также высадка десанта. 


    Константин Сивков, член-корреспондент РАРАН, доктор военных наук

     


    0 0

    На этом неспокойном фоне довольно странно прозвучала инициатива Пентагона усилить свои оккупационные силы в этой стране, вооружив их «винтовками» для пейнтбола (маркерами – как их называют участники этой военно-спортивной игры). Да-да, именно, об этом сообщили СМИ, указав, что военное ведомство США намерено использовать их как «нелетальное оружие».


    Надо сказать, что такой прецедент уже имел место. Израильские военные использовали пейнтбольные маркеры против активистов правозащитных организаций, пытавшихся прорвать морскую блокаду Сектора Газа во время акции «Флотилия Свободы».
    Кроме того, маркеры используются в вооруженных силах еврейского государства для тактической подготовки бойцов. По активистам они стреляли алюминиевыми шариками, или обычными желатиновыми «пулями» с краской, предварительно заморозив их до каменного состояния, превратив таким образом спортивный инвентарь в травматическое оружие. 


    Впрочем, активисты-правозащитники, в отличие от афганских боевиков, были безоружны и преследовали сугубо гуманитарные цели. Американцы планируют применять против исламистов не алюминиевые шарики, а капсулы с особым химическим составом. 


    Сообщается также, что маркеры фирмы Pepperball обладают высокой скорострельностью, их эффективная дальность достигает 50 метров, а сам девайс внешне похож на карабин M4 и потому может стать «хорошей альтернативой летальным образцам вооружения».


    Предполагается, что дислоцируемые в Афганистане части получат за счет этого дополнительные возможности по нейтрализации угроз, пишет Popular Mechanics. 


    За все время оккупации Афганистана американский контингент не демонстрировал какой-то особой щепетильности относительно «побочных жертв» среди мирного населения этой страны. И на всю критику в свой адрес за излишнюю жестокость и чрезмерное применение силы представители Пентагона невозмутимо сообщали, что «война есть война, и потери в ней неизбежны». Тем более интерес к применению «нелетального оружия» выглядит странно сегодня, когда Трамп фактически выдал военным карт-бланш на неограниченное применение силы и всего того, что они сочтут необходимым.


    Неясна также и тактическая ниша применения данного «оружия». Прежде всего, отметим, что митинги и манифестации, которые можно было бы разгонять такими «маркерами», никогда не были «коньком» афганской «оппозиции».


    Для выражения своего протеста, она прибегает к иным методам, посерьезнее и покровавее,  против которых такие средства едва ли эффективны. Кроме того, в последнее время за периметром американских военных баз в Афганистане, как правило, действуют: авиация, группы спецназа и оперативники ЦРУ и военной разведки. Кого из них планируется вооружить «маркерами»? 


    Может быть, это хитрый план Пентагона, рассчитанный на то, что талибы, обстрелянные из «нелетального оружия», дружно умрут от смеха? До такого способа усмирять Афганистан еще никто не додумался.


    Или отдел маркетинга компании Pepperball, производящей эти «антиталибские стрелялки», сумел найти путь к сердцу высокопоставленных чиновников Пентагона, которые и пошли на заключение этого абсолютно бессмысленного контракта на сумму 650 000 долларов? В последние годы коррупция в американском военном ведомстве бьет все рекорды.


    Борис Дмитриев


    0 0

    Как сообщает газета «Известия», технические требования военных сформулированы, в том числе и с учетом опыта боевого применения этих машин в Сирии. Напомним также, что УР-15 активно применялся и в ходе обеих чеченских кампаний. Причем не только по прямому назначению – пробиванию проходов для техники в минных полях, но и в штурмовых боях в городе. Так, «Змея Горыныча» успешно использовали для штурма развалин частного сектора в Грозном, превращенном террористами в эшелонированный укрепрайон.


    Заряды УР-15 уничтожали замаскированные огневые точки и минные ловушки мятежников, расчищая путь штурмовым группам. Такие условия применения машин – фактически на острие атаки, в составе штурмовых групп, выявили их слабую сторону – недостаточную защищенность. 


    УР установлена на шасси самоходки 2С1 «Гвоздика», имеющей легкую противопульную броню, что, конечно, недостаточно для действий в условии непосредственного огневого контакта. Поэтому одна из концепций модернизации предполагает монтаж установки разминирования на шасси Т-90, что значительно повысит защищенность и живучесть машины, в том числе и в условиях штурмового боя на урбанизированной местности.


    Другой вариант предполагает использование корпуса и ходовой части БМП -3. В этом случае обновленный «Змей Горыныч» сможет форсировать водные преграды, успешно действовать в составе мобильных групп и участвовать в высадке морского десанта. И, наконец, рассматривается создание УР на базе роботизированной платформы, интегрированной в современные системы управления. И данный вариант видится наиболее перспективным. При этом, по мнению специалистов, сама пусковая установка особым изменениям подвергаться не будет – она проста и надежна и не вызывает ни малейших нареканий.


    Вполне может быть, что модернизация «Змея Горыныча» будет проводиться по всем трем направлениям – это будет, исходя из имеющегося боевого опыта, вполне логично. Возможно, что стоит подумать и о создании машины, пригодной для воздушного десантирования.


    Борис Дмитриев


older | 1 | .... | 20 | 21 | (Page 22) | 23 | 24 | .... | 30 | newer