Are you the publisher? Claim or contact us about this channel


Embed this content in your HTML

Search

Report adult content:

click to rate:

Account: (login)

More Channels


Showcase


Channel Catalog


older | 1 | (Page 2) | 3 | 4 | .... | 30 | newer

    0 0

    Новое издание справочника подготовлено по заказу и при участии ОАО «ОСК»

    Этот актуальный издательский проект Объединенная судостроительная корпорация реализовала накануне проведения Международного военно-морского салона (МВМС-2013). Справочник издан на русском и английском языках и имеет великолепное цветное полиграфическое исполнение. Эксперты полагают: новое издание «Боевые корабли мира» привлечет внимание широкого круга отечественных и зарубежных специалистов, которые примут участие в работе салона.

    Этот актуальный издательский проект Объединенная судостроительная корпорация реализовала накануне проведения Международного военно-морского салона (МВМС-2013). Справочник издан на русском и английском языках и имеет великолепное цветное полиграфическое исполнение. Эксперты полагают: новое издание «Боевые корабли мира» привлечет внимание широкого круга отечественных и зарубежных специалистов, которые примут участие в работе салона.

    В справочнике приведены основные данные по новым, строящимся и находящимся в строю кораблям 12 основных классов: ПЛАРБ, ПЛАТ, НАПЛ, СМПЛ, АВ, КР, ЭМ, ФР, КРВ, БКА, МТК, ДК и ДКА. Подбор производился по следующим критериям: срок службы, значимость, новизна технических решений, принадлежность корабля к ВМС ведущей морской державы или его постройка кораблестроительной промышленностью этой страны. Именно поэтому в издание не попали многие боевые корабли и катера ряда стран Азиатско-Тихоокеанского региона, Африки и Южной Америки, малозначимые с точки зрения качества вооружения и технических средств. Также в справочник не включены корабли и катера, являющиеся копиями оригинальных проектов.

    Боевые корабли мира

    В новом издании рассмотрены проекты всех боевых атомных подводных лодок и новых неатомных, а также все авианосцы, практически все новые крейсеры и эсминцы и большинство новых фрегатов. В справочник включены только значимые представители таких классов и подклассов, как корветы, боевые катера, тральщики, десантные корабли и катера. Корабли некоторых стран, создававшиеся по международным программам, рассмотрены в случае, если каждая из стран строила их с существенными различиями.

    В справочнике применена классификация кораблей, принятая в мировой практике и соответствующая, в частности, классификации справочников Jane’s Fighting Ships (Великобритания) и Flotten Taschenbuch (Германия).

    Корабли сгруппированы по рассматриваемым классам и подклассам. Внутри класса и подкласса – по государствам-разработчикам и строителям кораблей. Всего рассмотрено 182 типа боевых кораблей и катеров, спроектированных и построенных в 19 странах мира: 10 ПЛАРБ, 15 ПЛАТ, 16 НАПЛ, 3 СМПЛ, 17 АВ, 3 КР, 27 ЭМ, 34 ФР, 16 КРВ, 11 БКА, 8 ТЩ, 22 ДК и ДКА.

    Объем каждого издания и на русском, и на английском языках – 440 страниц, также они полностью идентичны по разделам, вводным и обзорным статьям и начинаются с информационно-аналитического раздела, посвященного инновационным технологиям в военном кораблестроении.

    Обзорные статьи, предваряющие каждый класс представленных в справочнике кораблей, подготовлены специалистами ведущих проектно-конструкторских бюро, входящих в состав ОАО «ОСК».

    Информация о каждом из кораблей включает фотографию и схемы (для некоторых дается и продольный разрез), силуэт для опознавания, текст и тактико-технические элементы в форме таблицы.

    Описание корабля содержит следующие разделы: назначение, архитектура, защита, главная энергетическая установка (ГЭУ), вооружение, строительство – сведения о постройке единичного экземпляра или серии, нахождении кораблей по состоянию на 2013 год в боевом составе ВМС, стоимости постройки серийного образца и другие данные.

    По каждому кораблю приводятся следующие тактико-технические элементы: водоизмещение, главные размеры, тип и мощность ГЭУ, скорость полного хода, дальность плавания, экипаж, авиационное и ракетное вооружение, артиллерия, торпедное и радиоэлектронное вооружение.

    И русская, и английская версии издания завершаются детальным указателем представленных проектов и названий кораблей.


    0 0

    Россия уже со времен Ивана III была одним из крупнейших покупателей вооружений на Западе

    Период пребывания в должности министра обороны Анатолия Сердюкова (2007–2012) и выступившего в роли главного идеолога военной реформы начальника Генштаба генерала Николая Макарова (2008–2012) ознаменовался впервые с 1945 года поворотом к возможности приобретения Россией вооружения на Западе. Этот новый тренд подавался в сенсационном ключе, а заключенные в этой связи первые контракты на закупку непосредственно иностранных «платформ» (Mistral, Iveco) вызвали ожесточенную полемику.

    Период пребывания в должности министра обороны Анатолия Сердюкова (2007–2012) и выступившего в роли главного идеолога военной реформы начальника Генштаба генерала Николая Макарова (2008–2012) ознаменовался впервые с 1945 года поворотом к возможности приобретения Россией вооружения на Западе. Этот новый тренд подавался в сенсационном ключе, а заключенные в этой связи первые контракты на закупку непосредственно иностранных «платформ» (Mistral, Iveco) вызвали ожесточенную полемику.

    Безусловно, разворот на Запад во многом знаменует собой настоящую военно-техническую, политическую и ментальную революцию, поскольку за несколько последних десятилетий привычным было стремление СССР, а затем по инерции и постсоветской России к обеспечению вооружением почти полностью национального производства. Тем не менее если оглядываться на русскую военную историю, то легко увидеть, что закупки вооружения и военных технологий за рубежом на протяжении столетий были важной частью российских военных усилий. Период же более или менее полностью автаркического самообеспечения России (СССР) вооружением занимает лишь относительно небольшой отрезок советской истории с 1945 по 1991 год – впрочем, и тогда СССР для выпуска части вооружений и техники для себя активно подключал предприятия союзной ему Восточной Европы.

    Причины импорта Россией вооружений на протяжении столетий достаточно очевидны. Уже на ранних этапах формирования русского централизованного государства сложились тенденции к его технологическому и экономическому отставанию от стран Западной Европы. Длительное монгольское завоевание (1240–1480), постоянные войны с кочевыми соседями, редкость населения, континентальный характер страны с огромными пространствами и расстояниями, затруднительность путей сообщения, суровый климат способствовали низкой рентабельности сельского хозяйства, слабости городов, неразвитости торговли и ремесел. В этих условиях Россия была вынуждена импортировать значительную часть продукции материального производства, включая оружие, из Европы, где города и промышленность получили бурное развитие.

    Старая Россия

    В результате Россия становится покупателем на Западе огнестрельного оружия и того, что сегодня назвали бы стратегическими материалами (а именно – цветных металлов, необходимых для производства ружей и пушек), уже при князе Иване III (1462–1505), который, собственно, и создал централизованное Российское государство. Привилегированным партнером Москвы в этот период была Дания, ставшая основным поставщиком современных тогда вооружений.

    От доспехов и пушек до Iveco и Mistral
    Коллаж Андрея Седых

    Россия активно покупала оружие и прибегала к помощи западных военных специалистов и инженеров и в течение XVI века, особенно при первом царе Иване IV Грозном (1533–1584), и на протяжении XVII столетия, когда наиболее интенсивные связи установились со Швецией.

    Именно шведское королевство, активно воевавшее с историческим противником Москвы – Польшей, почти на сто лет стало для России главным источником пушек и железа.

    В XVII веке при царях Михаиле Федоровиче (1613–1645) и Алексее Михайловиче (1645–1676) в России началось формирование армии западного типа на регулярной основе (полков нового строя), к чему широко привлекались нанимаемые в Европе офицеры. Вооружение и доспехи для новых полков в основной массе импортировались из Европы: пики закупались в основном в Нидерландах, а огнестрельное оружие – в Германии. Тогда же были предприняты масштабные мероприятия по созданию собственной военной промышленности, причем с опорой опять-таки на западные знания и опыт. По указанию царя Михаила Федоровича в 1632 году голландец Андреас Виниус основал государственные железоделательные мануфактуры, ставшие главным поставщиком холодного и огнестрельного оружия и доспехов для русской армии. Впрочем, собственного производства ружей в России традиционно не хватало и их одновременные закупки за границей велись практически вплоть до конца XIX века.

    Нет нужды говорить о том, какую колоссальную роль сыграли иностранные военные специалисты и зарубежные закупки в ходе реформ Петра Великого (1689–1725), когда были окончательно созданы регулярная армия и флот европейского образца. Практически все военные новинки в XVIII–XIX веках приходили в Россию из Европы.

    Новый всплеск зарубежных приобретений произошел полтора столетия спустя. Переход к паровому судостроению в середине XIX века привел к необходимости закупать паровые машины для кораблей в Англии. Более того, на ряде русских паровых военных кораблей даже механики первоначально были нанятыми англичанами, несмотря на то, что Россия и Великобритания вскоре вступили друг с другом в Крымскую войну 1853–1856 годов.

    Крымская война наглядно продемонстрировала заметное технологическое отставание России от передовых индустриализующихся западных держав. Вторая половина XIX века и начало ХХ столетия стали временем стремительного развития военных технологий на Западе. Россия здесь неизбежно в очередной раз оказалась в роли догоняющей. В результате в этот период вплоть до краха императорского режима в 1917 году страна становилась все более крупным покупателем иностранных вооружений. Быстро сменяющиеся тогда поколения стрелкового оружия и артиллерии требовали крупных закупок соответствующих образцов, лицензий и патентов за границей. В 1867 году стандартной винтовкой русской армии стала австрийская винтовка Крнка. С 1870-го ее сменила американская винтовка Бердана. На смену последней в свою очередь в 1891-м была принята известная винтовка Мосина, разработанная с использованием конструкции бельгийского изобретателя Нагана. Револьверы для русской армии также в основном закупались в США, пока не начался лицензионный выпуск в 1895 году револьвера Нагана, ставшего стандартным пистолетом русской армии почти на полвека.

    В области артиллерии переход к нарезным системам осуществлялся в России с опорой на германские образцы системы Круппа. Он разработал и выпускал основные типы русских орудий образцов 1867 и 1877 годов, причем Россия первоначально закупала крупные партии орудий в Германии. Перед Первой мировой войной страна провела ряд международных конкурсов по выбору орудий тяжелой артиллерии, приобретя лицензии на целый ряд французских систем Шнейдера и немецких Круппа.

    По западным образцам активно развивалось и отечественное кораблестроение. Первым русским броненосным кораблем стала заказанная в 1861 году в Англии броненосная плавучая батарея «Первенец». В дальнейшем Россия систематически заказывала за рубежом корабли практически всех классов, вплоть до броненосцев. Миноносцы заказывались целыми сериями, а затем строились по лицензии.

    Особенно показательным в этом отношении является состав русского флота в Русско-японской войне 1904–1905 годов, когда практически все наиболее эффективные и современные корабли были либо приобретены за границей, либо построены в России по модифицированным в большей или меньшей степени иностранным проектам. Корабли, имевшие чисто российское происхождение, за некоторым исключением не отличались блеском боевых и технических характеристик. Закупки кораблей и механизмов за границей продолжались и после Русско-японской войны – достаточно вспомнить построенный в Великобритании мощный броненосный крейсер «Рюрик-II» и немецкие паровые турбины для русских эсминцев типа «Новик».

    Своего естественного максимума импорт вооружений достиг в период Первой мировой (1914–1918), когда российская оборонная промышленность в первые три года войны оказалась неспособна удовлетворить колоссальные потребности армии в стрелковом оружии, пулеметах, артиллерии, порохе и боеприпасах. Практически полностью первоначально импортировались самолеты и автомобили, и даже создание собственной авиационной промышленности до 1917 года не избавило от зависимости от импорта авиационных моторов, остававшихся слабым местом России до революции. Накануне большевистского переворота велись переговоры о закупке во Франции и Великобритании танков.

    Капиталистическое оружие для диктатуры пролетариата

    Хотя большевики пришли к власти с лозунгами борьбы против мирового империализма и постоянно обличали царский режим за отсталость, именно первые полтора-два десятилетия советского военного строительства стали временем расцвета закупки иностранных вооружений и военных технологий в огромных масштабах. Советский Союз вообще создал свою непревзойденную во многих отношениях оборонную промышленность в значительной степени при иностранном (немецком главным образом) участии.

    От доспехов и пушек до Iveco и Mistral

    В данном случае совпадающими оказались два фактора – развал русской военной промышленности вследствие Гражданской войны 1917–1922 годов и массового бегства либо истребления квалифицированных кадров, а также стремление большевиков к форсированной модернизации страны и общее большевистское преклонение перед техникой. Советские военные теоретики грезили созданием мощных механизированных армий и воздушных флотов при полном отсутствии базиса для этого в находившейся в упадке после разрушительной революции стране. Взять современную военную технику было неоткуда, кроме как купить у западных империалистов.

    В результате на протяжении всех 20-х и начала 30-х годов материальная часть советских ВВС была по преимуществу западного производства. Причем первоначально их основу составляли боевые самолеты, массово закупавшиеся в Великобритании, несмотря на то, что «британский империализм» числился врагом номер 1. Самолеты закупались также во Франции и Италии, но наибольший эффект оказало сотрудничество с германской авиационной промышленностью, в значительной мере в 20-е годы работавшей на Москву. Помимо закупок большого количества самолетов в Германии и их выпуска по лицензиям была создана база для цельнометаллического самолетостроения – завод Юнкерса в Филях в Москве. Практически все советские авиационные моторы 30–40-х являлись лицензионными немецкими, французскими или американскими образцами или их дальнейшими модернизациями. Даже в конце 30-х годов были куплены лицензии на целый ряд американских самолетов, включая знаменитый DC-3 и гидросамолет Catalina.

    Танкостроение в СССР создавалось на основе купленных в 1930–1931 годах английских («Виккерс» разных типов) и американских (танк «Кристи») образцов. В результате все выпекавшиеся тысячами советские танки 30-х были по сути копиями купленных либо их вариациями. Дальнейшее развитие машины «Кристи» (в СССР строившейся как БТ) привело к созданию в СССР танка Т-34.

    Основой для развития артиллерии послужило обширное сотрудничество в конце 20-х – начале 30-х годов с германской группой Rheinmetall, по лицензии которой был запущен в серию целый ряд известных образцов. Развивалось секретное сотрудничество с чешской компанией Skoda и шведской Bofors, также давших СССР ряд образцов орудий, запущенных в производство.

    Уже после прихода Гитлера к власти германские компании по контракту 1934 года разработали для советского флота проект подводной лодки Е-2, затем в крупных количествах строившейся в СССР как тип «С». В Италии были куплены торпеды, потом серийно выпускавшиеся в Советском Союзе. Также в Италии в 1934-м СССР заказал для своего флота сверхбыстроходный лидер эскадренных миноносцев «Ташкент» и два сторожевых корабля. Накануне Второй мировой войны проектирование ряда типов кораблей было заказано в США и даже велись переговоры о возможной постройке для советского флота в Америке линкоров и эсминцев, не увенчавшиеся успехом из-за противодействия американского правительства.

    Вторая мировая война стала новым этапом для массового импорта вооружения в СССР. Первоначально Советский Союз успешно пожинал плоды своего пакта 1939 года с Германией, закупив у немцев для изучения значительное количество самого современного вооружения и военных технологий, а также осуществив массовый импорт немецкого оборудования для своей военной промышленности. В том числе в Германии был даже куплен недостроенный тяжелый крейсер Lutzow – впрочем, ввиду начала войны так в итоге и не введенный в строй.

    Начавшаяся в июне 1941 года война с Германией сделала СССР ключевым союзником Великобритании и США. В результате в Советский Союз нарастающим потоком хлынула англо-американская военная помощь по ленд-лизу (уместно отметить, что часть первых закупок в Великобритании в 1941-м осуществлялась еще на коммерческой основе). СССР получил огромное количество современного вооружения и предметов снабжения. И если поставка боевых средств (танков и самолетов) играла подчиненную роль по отношению к собственно советскому оборонному производству, то поставки автотранспорта, порохов, продовольствия и многих военных материалов имели критически важное для СССР значение. В рамках ленд-лиза Советский Союз получил доступ к ряду передовых военных технологий, например радиолокационных станций.

    Наряду с «освоением» германских трофеев и захваченных немецких военных технологий «абсорбция» полученного по ленд-лизу помогла СССР совершить качественный технологический скачок в военной сфере в первые послевоенные годы.

    Впрочем, тогда совершился и целый ряд в высшей степени значимых приобретений на Западе. Так, во второй половине 40-х годов в Великобритании вполне легально были закуплены реактивные двигатели Rolls Royce Nene II и Derwent и лицензии на них.

    Освоенные производством в СССР, эти двигатели устанавливались почти на все советские основные реактивные боевые самолеты первого поколения, включая массовый серийный реактивный истребитель МиГ-15. Кроме того, любопытно отметить, что до 1951 года на МиГ-15 ставились кнопочные автоматы защиты электросети компании Siemens.

    Движение к эпохе Сердюкова

    Даже послевоенный СССР, строивший самодостаточную и квазиавтаркичную оборонно-промышленную систему, все же вынужден был в целом ряде случаев прибегать к закупкам за рубежом. Достаточно напомнить, что в рамках Организации Варшавского договора существовала некоторая военно-промышленная специализация. В этой специализации Чехословакия, например, стала основным разработчиком и производителем учебно-тренировочных и легких пассажирских самолетов для СССР и других стран восточного блока. Польша производила легкие самолеты и вертолеты и строила для советского флота средние и большие десантные корабли, а также вспомогательные суда. В Чехословакии для поставок, в том числе и в СССР, было налажено лицензионное производство советских боевых машин пехоты БМП-1, в Болгарии – самоходных гаубиц и бронированных тягачей, в Польше – артиллерийских тягачей, в Венгрии – минометов, в ГДР – противотанковых ракет.

    В Финляндии на протяжении всего послевоенного периода заказывались вспомогательные суда для военного флота. Но были и более экзотические случаи иностранных закупок, в том числе в капиталистических странах. В ряде советских вооружений использовались закупаемые на Западе подсистемы и комплектующие. Так, для сторожевых кораблей и тральщиков в 60-е годы в ФРГ покупались крыльчатые движители Флеттнера и подруливающие колонки. В начале 80-х в Японии были закуплены шины Bridgestone трехметрового диаметра для транспортно-пусковой установки МАЗ-7904 мобильного стратегического ракетного комплекса «Целина», поскольку шины такого типоразмера советская промышленность не производила. В 80-х годах была приобретена лицензия на немецкие дизельные двигатели Deutz специально для оснащения новой серии советских военных автомобилей (после распада СССР только что построенный завод по производству этих двигателей остался в Казахстане).

    Таким образом, возвращение России при министре обороны Сердюкове к практике импорта вооружения и технологий с Запада стало по сути возвращением к утерянной в специфических условиях после Второй мировой войны исторической норме. Более того, если проанализировать не только исторический, но и актуальный международный контекст, станет ясно, что в мире практически не осталось автаркичных военно-промышленных систем. Практически все крупные экспортеры вооружений одновременно являются более или менее крупными импортерами. Это относится даже к США, обладающим колоссальной экономической, технологической и финансовой мощью, которая в теории позволяет этой стране полностью покрывать свои потребности силами национальной промышленности. Ежегодно Соединенные Штаты закупают вооружений, техники и снаряжения за рубежом на несколько миллиардов долларов. Правда, основная часть этих закупок приходится на Великобританию, оборонная промышленность которой в значительной степени потеряла свою национальную идентичность и является фактически придатком американской военной индустрии.

    Понятно, что Россия сегодня представляет собой слишком маленькую экономику, чтобы позволить себе иметь полностью автономный оборонно-промышленный комплекс, вследствие чего встраивание в международную специализацию кажется неизбежным императивом. Вообще следует отметить, что импорт военной техники в целом оказывается дешевле, чем содержание собственного развитого ОПК. Другое дело, что отказ от национальной оборонной промышленности в российских условиях может быть равносилен отказу от национального суверенитета. В этом смысле перед РФ сейчас стоит задача нахождения оптимального баланса между двумя крайностями – ставкой исключительно на закупки за рубежом и ориентацией на сохранение военно-промышленной автаркии.

    Помимо финансово-экономических существуют и чисто военные императивы импорта вооружений. В ряде сегментов отставание российской промышленности от лидеров настолько велико, что преодоление этого отставания либо в принципе невозможно, либо потребует неприемлемо высоких затрат времени и ресурсов. Между тем Вооруженные Силы России должны решать задачу по обеспечению военной безопасности не в отдаленном будущем, а уже сегодня. И соответственно они не могут ждать годы, которые необходимы на НИОКР (без всякой гарантии их успеха) и развертывание серийного производства, например, беспилотных систем.

    Статья взята из издания «Россия-2013» – ежегодного доклада Франко-российского аналитического центра Обсерво

    Руслан Пухов,
    директор Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ), член научного совета Франко-российского аналитического центра Обсерво

    0 0
  • 07/08/13--12:39: Удивлять нечем
  • Завершившийся в Санкт-Петербурге Международный военно-морской салон обошелся без подписания контрактов и громких премьер

    С 3 по 7 июля 2013 года на берегу Финского залива проходил уже шестой по счету Международный военно-морской салон (МВМС-2013). Экспозиция представлялась в четырех павильонах выставочного комплекса «Ленэкспо» общей площадью 17 000 квадратных метров. Кроме этого, на причалах Морского вокзала и в акватории Финского залива были представлены 36 кораблей, катеров и судов из состава Военно-морского флота, пограничной службы ФСБ и предприятий – участников салона.

    С 3 по 7 июля 2013 года на берегу Финского залива проходил уже шестой по счету Международный военно-морской салон (МВМС-2013). Экспозиция представлялась в четырех павильонах выставочного комплекса «Ленэкспо» общей площадью 17 000 квадратных метров. Кроме этого, на причалах Морского вокзала и в акватории Финского залива были представлены 36 кораблей, катеров и судов из состава Военно-морского флота, пограничной службы ФСБ и предприятий – участников салона.

    Посетители выставки начинали свой осмотр с открытых площадок ОАО «Вертолеты России», на которых демонстрировались вертолеты Ка-27 и Ка-52. Также на стенде вертолетостроительной корпорации была впервые представлена модель морской модификации «аллигатора» Ка-52К «Катран», имя которой выбрано путем голосования более чем из 100 вариантов названий. Именно этот вертолет планируется использовать на новых российских вертолетоносцах типа «Мистраль», строительство которых ведется в настоящее время. По представленной модели можно определить, что лопасти и консоли крыла новой морской винтокрылой машины будут складывающимися, а сам вертолет обладать повышенной коррозионной стойкостью.

    На площадке можно было увидеть и подвижный береговой ракетный комплекс «БАЛ-Э», использующий ракету Х-35 и контейнерный комплекс ракетного оружия «Клаб-К». Эти разработки представило ОАО «Моринформсистема Агат».

    Удивлять нечем
    Фото: Евгений Друзин

    Что касается демонстрации кораблей, то ВМФ России был представлен фрегатом проекта 20380 «Бойкий» и малым артиллерийским кораблем «Махачкала». Нидерландские ВМС показали фрегат «Эвертсен» и дизель-электрическую подлодку «Долфин». Кроме этого, были выставлены суда гидрографической службы и противодиверсионный катер «Грачонок».

    Несмотря на то, что свою работу МВМС-2013 начал 3 июля, официальная церемония открытия состоялась 4-го. В первый день для гостей и участников была организована пресс-конференция по случаю начала работы салона. На данном мероприятии присутствовали представители руководства ОАО ОСК, а также госкорпорации «Ростех», ОАО «Рособоронэкспорт», ФСВТС, заместитель главкома ВМФ, вице-губернатор Санкт-Петербурга и другие.

    Официальные лица отметили, что МВМС имеет устойчивую динамику развития и входит в первую тройку мировых выставок военно-морской техники и вооружения. Кроме того, журналисты смогли узнать, что формат салона уникален и объединил в одном выставочном пространстве экспозицию продукции военного назначения, демонстрацию вооружения и военно-морской техники, конгрессно-деловые мероприятия и переговоры членов делегаций.

    Относительно конкретных цифр было заявлено, что всего зарегистрированы 458 участников, из которых 89 – иностранные компании, представляющие 30 стран.

    Стало известно, что в рамках салона не планируется подписания новых контрактов. Главная цель проведения данного мероприятия – наладить диалог, оценить проделанную работу и выявить проблемные места, которых в отрасли накопилось немало. В этот же день состоялась поездка представителей СМИ и официальных делегаций на полигон Ржевка для проведения демонстрационных стрельб. На этом деловая программа первого дня МВМС-2013 завершилась. Обратил на себя внимание уровень безопасности. Если на главном входе посетителей пропускали через рамки металлодетекторов, а личные вещи тщательно досматривались, то ворота павильона № 8 были гостеприимно распахнуты и с набережной мог зайти любой желающий.

    В рамках официальной церемонии открытия МВМС-2013 состоялись показательные выступления морских пехотинцев и роты почетного караула. После чего на трибуны поднялись вице-премьер России Дмитрий Рогозин, глава ФСВТС Александр Фомин, губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко, главком ВМФ России Виктор Чирков, руководитель ЗАО «Морской салон» Михаил Золотарев. После выступления официальных лиц, в которых в очередной раз подчеркивались уникальность и важность мероприятия, состоялся подъем флага МВМС-2013. Дмитрий Рогозин предложил сделать мероприятие ежегодным, при этом разделив военную и гражданскую составляющие. Праздничную программу продолжили летчики знаменитых российских пилотажных групп «Стрижи» и «Русские витязи», которые на боевых Су-27 и МиГ-29 выполнили сложнейший комплекс фигур высшего пилотажа. Вслед за этим в небе над Морским вокзалом показалась группа «Русь» на самолетах Л-39. По признанию зрителей, именно полеты боевой авиации стали самой зрелищной частью выставки.

    С неожиданной трудностью столкнулись участники Морского салона в день открытия. Осмотр губернатором Санкт-Петербурга экспозиции привел к тому, что некоторые павильоны оказались закрытыми и доступ к ним был ограничен. Подобная ситуация вызвала некоторое недовольство участников и гостей, поскольку у многих из них были назначены встречи и переговоры, которые сорвались.

    На протяжении всех дней выставки гостей развлекали парусной регатой, выездами на катерах и судах на воздушной подушке. Привлекал внимание посетителей ракетный комплекс контейнерного типа «Клаб-К» – его пусковые установки непрерывно меняли вертикальное положение на горизонтальное.

    Также можно отметить показательные выступления собак-спасателей, проходившие на МВМС впервые. Внушительных размеров ньюфаундленды прибыли по приглашению организаторов из Москвы и продемонстрировали зрителям свое мастерство, вытаскивая из воды утопающих и самостоятельно буксируя небольшие лодки. Эти собаки умеют работать в паре, тянуть одновременно несколько людей, нырять на глубину до трех метров, преодолевать штормовые волны и в критические моменты действительно профессионально спасают тонущих людей.

    Несмотря на заявления официальных лиц об отсутствии планов подписания новых контрактов, данная тема представляет наибольший интерес на любой выставке. Глава делегации Рособоронэкспорта Игорь Севастьянов еще в первый день работы салона заявил, что военно-морская техника составляет до 12 процентов в общем объеме зарубежных поставок продукции военного назначения Рособоронэкспорта, и эта цифра будет расти. На вопрос о том, какие контракты и с какими странами в настоящее время прорабатываются, ответа получить не удалось. Журналистам сообщили лишь о том, как идет строительство подлодок для ВМС Вьетнама, а также, что Россия ожидает еще один контракт от ВМС Алжира на дополнительные две неатомные подводные лодки проекта 636.

    Заместитель главнокомандующего ВМФ вице-адмирал Александр Федотенков сказал, что в состав флота до конца года примут 36 боевых кораблей. Кроме этого, ожидались заявления руководителей ОСК и представителей правительства о дальнейшем развитии судостроительной отрасли. Напомним, за месяц до открытия Рогозин подверг ОСК резкой критике за срыв сроков строительства кораблей для ВМФ. Вице-премьер 24 мая остался недоволен положением дел в судостроительной промышленности. Деньги в соответствии с ГОЗ и ГПВ в отрасль сейчас вкладываются большие, а отдачи пока, по словам Рогозина, нет. При этом огромные средства уходят за границу, иностранным корпорациям и фирмам.

    В целом деловая программа оказалась насыщенной семинарами и конференциями, чего нельзя сказать о представленной военно-морской технике. Многие обратили внимание, что практически отсутствовали как зарубежные, так и отечественные боевые корабли 1 и 2-го рангов. Это вызвано тем, что сроки проведения МВМС-2013 были в самый последний момент изменены из-за неготовности выставочного комплекса. Дело в том, что на этой территории ранее состоялся Международный экономический форум и организаторы не успевали провести демонтаж экспозиции форума и монтаж экспозиции МВМС-2013.

    Но самое значимое событие с далеко идущими последствиями произошло уже в последний день работы МВМС. «Следующий салон будет проходить скорее всего в Шушарах», – сказал представителям СМИ генеральный директор ЗАО «Морской салон» Михаил Золотарев. В этом районе строится крупнейший в России выставочный центр «Экспофорум», который планируется ввести в эксплуатацию к началу 2014 года. На новую площадку будут переводиться все мероприятия из «Ленэкспо», а старый выставочный комплекс демонтируют. Как оказалось, территория, на которой проводился МВМС-2013, уже имеет нового собственника. В самое ближайшее время начнется демонтаж павильонов, а затем здесь развернется строительство элитного жилья.

    Подобная смена прописки для МВМС будет иметь исключительно негативные последствия. Если основной изюминкой российского морского форума, которая позволяла включить его в тройку ведущих мировых военно-морских выставок, была именно компактность и близость расположения павильонов и причалов, то на новом месте подобного преимущества не будет, поскольку комплекс в Шушарах расположен на юго-западе Петербурга вдали от каких-либо водоемов. А сами корабли будут находиться либо на территории Морского вокзала, либо в акватории Невы. Как полагают военно-морские эксперты, изменение места проведения МВМС приведет к резкому падению его рейтинга среди ведущих военно-морских салонов.


    0 0

    Предприятия ОПК в последние годы активно стремятся выйти на новые рынки

    В структуре экономики Уральского региона значительную роль всегда играл оборонно-промышленный комплекс. Кризисная ситуация 90-х годов привела к тому, что многие предприятия существенно сократили производство, предпринимая активные попытки переориентировать его на выпуск других видов продукции. Тем не менее в последние годы вновь стала появляться информация о востребованности продукции уральских предприятий ОПК в других странах.

    В структуре экономики Уральского региона значительную роль всегда играл оборонно-промышленный комплекс. Кризисная ситуация 90-х годов привела к тому, что многие предприятия существенно сократили производство, предпринимая активные попытки переориентировать его на выпуск других видов продукции. Тем не менее в последние годы вновь стала появляться информация о востребованности продукции уральских предприятий ОПК в других странах.

    Среди наиболее активных клиентов значительную роль играют страны Африки. Многочисленные региональные конфликты, то и дело вспыхивающие на Черном континенте, способствуют тому, что эти государства проявляют интерес к вооружению и технике, производимой на Урале. При этом важно отметить: речь идет не только о традиционных партнерах Советского Союза. Интерес к российскому оружию проявляют даже те государства, с которыми в годы холодной войны какое-либо сотрудничество было просто немыслимым.

    Обмен технологиями

    Так, в частности, на вооружение армии ЮАР был принят новый противоминный комплекс «Касспир», который отличается от предыдущих версий тем, что в нем использованы элементы российского «Урала». Сама модель «Касспир» уже на протяжении тридцати лет применяется южноафриканцами как в многочисленных военных конфликтах за пределами страны (например в Намибии), так и в ходе ликвидации внутренних волнений. Машина была разработана фирмой «Сэндок-Острэл» и предназначалась для использования в локальных конфликтах. В кабине находились два человека, еще 12 солдат – в защищенном кузове.

    Интерес к российскому оружию проявляют даже те государства, с которыми в годы холодной войны какое-либо сотрудничество было просто немыслимым

    За 30 лет «Касспир» неоднократно модернизировался. В начале XXI века в ЮАР было решено перевести эту машину на платформу «Урала». Как отметил в одном из интервью представитель фирмы-производителя Йохан Штайн, новая версия обошлась почти на 30 процентов дешевле всех предыдущих аналогов. При этом технические характеристики и функциональная база только улучшились. Машина стала более маневренной и вместительной (ныне «Касспир» вмещает 18 человек), появились комфортные противоударные кресла. По заверениям конструкторов, даже подрыв машины на 21-килограммовом заряде под колесом и 14-килограммовом – под корпусом неспособен нанести вред автомобилю.

    В 2004-м начались работы по созданию подобной противоминной полицейской машины и в России. В качестве ориентира был взят именно южноафриканский «Касспир». Целесообразность разработки такого вида боевой техники прежде всего связана с продолжением конфликта на Северном Кавказе, когда именно нападения на автомобильные колонны стали основной причиной гибели личного состава. Сопровождение таких колонн БТР, БМП и танками приносило результат, но являлось весьма затратной мерой. Для решения данной проблемы были развернуты работы по «одеванию» в броню «Уралов» и КамАЗов. При этом опыты с «Уралом» оказались, как полагают многие эксперты, более удачными, так как противоминная стойкость бронетранспортера сопровождения БМП-97 (он же КамАЗ-43269 «Выстрел») оказалась невысока. В итоге специалистами была разработана модель специальной бронированной полицейской машины СПМ-3 «Медведь», которая должна использоваться в качестве транспортного средства и оперативно-служебной машины внутренних войск МВД при проведении контртеррористических операций, мероприятий по пресечению массовых беспорядков. Таким образом, в данном случае опыт создания бронемашины в ЮАР стал примером для российских производителей военной техники.

    От автомобилей до оружия

    Завод «Урал», входящий в состав группы ГАЗ, в последние годы весьма активно действовал на африканском рынке. В августе 2008 года было объявлено о поставке в Судан 50 полноприводных грузовиков «Урал-4320» с колесной формулой 6х6. При этом предназначенные для эксплуатации в Судане автомобили прошли доработку с учетом климатических условий Восточной Африки.

    Уральский ОПК для Африки

    В 2009-м во многих СМИ появились сообщения об открытии «Уралом» сборочного производства грузовиков в Судане. Его мощность должна была составить две тысячи машин в год. Объясняя причины выбора Судана в качестве производственной площадки, руководитель департамента по связям с общественностью группы ГАЗ Олег Гамов заявил, что особую роль здесь сыграли геополитические факторы, а также благоприятная рыночная конъюнктура. На это же указывал аналитик ИК «Тройка Диалог» Геннадий Суханов: «ГАЗ экспортирует грузовики собственного производства в разные развивающиеся страны и, чтобы помочь продвигать эти автомобили, необходимо заручиться поддержкой местного государства». Он полагал, что ГАЗ получит некоторые льготы от правительства Судана. Другой эксперт – аналитик ФК «Открытие» Кирилл Таченников указывал на то, что речь идет об отверточной сборке небольшого объема автомобилей. Это не могло оказать решающего влияния на финансовую и операционную деятельность компании. Проблема состояла в том, что для организации крупномасштабного производства нужен соответствующий уровень инвестиций, достичь которого было невозможно, тем более в условиях финансового кризиса.

    Организация «Уралом» производства машин в Судане должна была компенсировать спад продаж в России. Под влиянием финансового кризиса в четвертом квартале 2008-го российский рынок грузовиков упал на 30–40 процентов. Как заметил в одном из интервью представитель Банка Москвы Михаил Лямин, привлекательность суданского проекта во многом связана с его низкой затратностью. На совещании у губернатора Челябинской области Петра Сумина в 2009 году гендиректор «Урала» Виктор Корман сообщил, что суданская сторона уже подготовила площадку для производства грузовиков. В этих условиях заводу оставалось только организовать своевременную доставку машинокомплектов.

    Важность этого проекта для «Урала» состояла в том, что из Судана можно было двигаться на другие африканские рынки. К 2009-му кроме Судана соглашение с уральским предприятием уже заключила Эфиопия. Еще в 1999 году из Челябинской области в эту страну Восточной Африки отправилось более 600 машин «Урал-4320». Тогда же более 200 «Уралов» закупил Египет. В начале XXI века объем поставок грузовиков «Урал» в Судан и Эфиопию составлял около 300 машин в год. При этом общая емкость африканского рынка – около 500–600 тысяч грузовиков в год. Впрочем, как указывали аналитики, еще ни одному российскому автозаводу, запустившему сборку в развивающихся странах, не удалось полностью захватить этот рынок.

    В 2011-м на карте Африки появилось новое государство – Южный Судан. Однако это не привело к полной нормализации ситуации в этом регионе, который уже долгое время был охвачен гражданской войной. И дело не только в том, что сложными оставались отношения Южного Судана с северными соседями. В самом Южном Судане боевые действия с правительством продолжали вести семь вооруженных группировок, обвинявших власти в коррупции и авторитаризме. В этих условиях российская военная техника по-прежнему остается востребованной. Тем более что этому способствуют и давние исторические связи России и молодого государства. Многие руководители Южного Судана проходили подготовку в Эфиопии у советских инструкторов. Как заметил спецпредставитель президента России по Африке, глава Комитета Совета Федерации по международным делам Михаил Маргелов, грузовик «Урал» и автомат Калашникова прочно ассоциируются у жителей Южного Судана с нашей страной.

    Из тех предприятий Урала, которые довольно давно активно сотрудничают с Суданом, можно выделить Ижмаш. Среди партнеров уральского завода значится и зарегистрированная в Хартуме фирма «Уэйл Шеймс Алдин Хасан трэйдинг энтерпрайсис». Всего же к началу 2012-го в сотрудничестве с Рособоронэкспортом планировалась реализация контрактов с заказчиками продукции Ижмаша примерно из 30 стран Северной Африки, Латинской Америки и АТР. Среди поставляемого на экспорт оружия наряду со знаменитыми автоматами Калашникова различных модификаций можно выделить снайперские винтовки СВД, СВДС, СВ-98, СВ-99, пистолеты-пулеметы «Бизон» и «Витязь».

    Предпринятое бывшим генеральным директором Ижмаша Максимом Кузюком расширение рынков сбыта, бесспорно, было связано и с необходимостью выхода из кризиса, в котором оказалось к началу 2012 года предприятие. Антикризисная команда запланировала завершение объединения в рамках НПО «Ижмаш» и перевод всех контрактов во вновь созданную структуру, закупку нового оборудования для производства оружия. На решение этих задач было нацелено и участие предприятия в международной выставке «Оружие и охота», состоявшейся осенью 2011-го. В ходе выставки ряд зарубежных партнеров заинтересовался производимым Ижмашем стрелковым оружием.

    Разнообразие предложений

    Среди тех предприятий Урала, которые активно сотрудничают с зарубежными партнерами (в том числе и из стран Африки), можно назвать также Уральский оптико-механический завод (УОМЗ) имени Э. С. Яламова. УОМЗ – одно из крупнейших предприятий оптико-электронной отрасли России, ведущее свое начало с середины XIX века. Основной специализацией завода выступает разработка и производство оптических и оптико-электронных систем и комплексов военного и гражданского назначения, систем оптического наблюдения. УОМЗ является поставщиком оптико-электронной аппаратуры для ведущих российских производителей авиационной техники. Изделия предприятия входят в состав бортового оборудования боевых самолетов Су, МиГ, вертолетов «Камов» и «Миль» различных модификаций.

    Начиная с 2003-го Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству предоставила Уральскому оптико-механическому заводу право на внешнеторговую деятельность в отношении продукции военного назначения. Право самостоятельного военно-технического сотрудничества дает УОМЗ возможность осуществлять весь комплекс послепродажного обслуживания ранее поставленной военной техники. Среди тех стран, которые покупают продукцию УОМЗ, есть и ряд африканских государств. Как показывают материалы официального сайта предприятия, продукция УОМЗ находит сбыт в Алжире, Судане, Эфиопии, ЮАР.

    Не случайно на российских выставках вооружений именно стенды Уральского оптико-механического завода становятся в последние годы наиболее посещаемыми африканскими делегациями. Так, например, на выставке «Иннопром-2011» присутствовала делегация алжирского города Аннабы – побратима Екатеринбурга. Возглавлял ее губернатор Аннабы Эль-Гази Мохаммед. Наибольший интерес у африканских гостей вызвали оптико-электронные системы и приборы для авианавигации. Стенд УОМЗ активно посещался делегациями из стран Африки и на традиционной выставке Russian Expo Arms 2011, проводящейся в Нижнем Тагиле. В частности, в ходе салона были проведены переговоры с делегациями из Замбии и Уганды, которые заинтересовались возможностью установки систем оптического наблюдения.

    Налаженные связи с африканскими государствами в рамках поставок военной продукции помогают УОМЗ выходить на рынки стран Черного континента и со своими товарами гражданского назначения. Так, в январе 2012 года в Объединенных Арабских Эмиратах прошла традиционная выставка Arab Health 2012, в работе которой приняли участие многие представители государств Африки. Экспонировалась и продукция дочернего предприятия УОМЗ, компании Trialptek. Весной 2012-го Уральский оптико-механический завод вышел на рынок Ливии. В эту африканскую страну поставлены инкубаторы для новорожденных, фототерапевтические облучатели и другая медицинская техника. Как отметил в одном из интервью начальник департамента экспорта УОМЗ Антон Юзефович, рынок Ливии выглядит крайне перспективным, поскольку многие объекты здравоохранения требуют восстановления и переоснащения. Соглашения о продвижении медицинской техники заключены уральским предприятием и с египетскими партнерами.

    На рынки арабских стран стремится выйти и Курганский машиностроительный завод, производящий несколько модификаций боевых машин пехоты. Им уже осуществлены поставки БМП в ряд стран Ближнего Востока, публикации о продукции предприятия размещены на страницах ряда специализированных военных журналов, издающихся в арабском мире. Генеральный директор Курганского машиностроительного завода Валерий Дородный был в составе российской делегации, посетившей Анголу. В ходе визита им сделаны предложения по сервисному обслуживанию и модернизации военной техники, находящейся на вооружении национального Министерства обороны. Производимые на Курганском заводе БМП экспортировались в последние годы также в Алжир и Египет. Значение подобных соглашений становится еще большим, если учесть те экономические сложности, с которыми сталкивалась в последние годы Курганская область. Этот субъект РФ традиционно ориентируется на выпуск сельскохозяйственной продукции, при этом индустриальный сектор экономики области в течение многих лет испытывает очевидные трудности.

    Одним из крупнейших экспортеров военной техники в Уральском регионе является и Уфимское моторостроительное производственное объединение (УМПО), предприятие Объединенной двигателестроительной компании. Его специализация – производство авиационных двигателей, а также узлов вертолетной техники. Интерес к продукции УМПО проявляют и африканские партнеры. Еще в ноябре 2006 года предприятие посетила делегация Нигерии, в которую входили военный атташе посольства этой страны в РФ, ныне коммодор авиации Терри Оматсола Окородуду, генеральный директор Национального агентства по чрезвычайным ситуациям вице-маршал авиации Ауду-Бида. Иностранные гости оставили самые лестные отзывы: «Мы впечатлены масштабом и современным уровнем производства авиационных двигателей в УМПО», – заявил Ауду-Бида.

    В последние годы развиваются контакты Уфимского моторостроительного производственного объединения с другими странами Африки. Так, в 2011 году продукцию УМПО покупали Алжир и Уганда. По заявлениям руководства УМПО, на Алжир приходится около 20 процентов всего экспорта компании (поставки осуществляются через Иркутский авиационный завод). Весной 2012 года макет двигателя для истребителей Су-35С, производимого УМПО, демонстрировался на международной выставке сухопутных и военно-морских вооружений в Нью-Дели «Дефэкспо Индия-2012». В работе салона участвовали и делегации африканских государств.

    Присутствовала там и делегация нижнетагильского Уралвагонзавода. УВЗ представил здесь новейший модернизированный танк Т-90С. Уралвагонзавод достаточно активно взаимодействует с партнерами из стран Африки. Так, военная техника, произведенная УВЗ, активно поставляется в Алжир. В последние годы Уралвагонзавод занимается модернизацией танков Т-72, поставки которых Алжиру осуществлялись в предшествующее время. Кроме того, в феврале 2012-го в алжирской газете «Эль-Ватан» появилась статья под громким названием «Алжирская армия укрепляется российскими танками». Речь в ней шла о поставках большой партии Т-90, производимых Уралвагонзаводом.

    Уральские «оборонщики» сохраняют позиции в тех странах Африки, с которыми активное военно-техническое сотрудничество осуществлялось еще в советский период, прежде всего в Алжире и Эфиопии.

    Алексей Антошин,
    профессор кафедры востоковедения Уральского федерального университета, доктор исторических наук, доцент

    0 0

    Китайский ядерный арсенал может быть самым крупнейшим в мире

    В статьях «Оверлорд» по-пекински», «Логика китайской морской стены», «Атака китайского авиапрома» и «Китай готов к большой войне» еженедельник «ВПК» рассказал о нынешнем состоянии обычных сил НОАК. Теперь речь о ядерном оружии.

    В статьях «Оверлорд» по-пекински», «Логика китайской морской стены», «Атака китайского авиапрома»и «Китай готов к большой войне»еженедельник «ВПК» рассказал о нынешнем состоянии обычных сил НОАК. Теперь речь о ядерном оружии.

    Китай является единственной в Азии официальной ядерной державой, причем находится в этом статусе уже почти полвека. При этом никаких официальных данных о размерах его ракетно-ядерного арсенала никогда не было, нет и в обозримом будущем явно не предвидится. Пекин не намерен обсуждать размеры и дислокацию своего ракетно-ядерного арсенала, заявляя лишь о его крайне незначительных величинах. Под этим предлогом он категорически отказывается участвовать в любых переговорах о ядерном разоружении. Оценочная неофициальная информация, предоставляемая большинством западных источников, представляет собой уникальный образец сюрреалистического абсурда, которому даже сложно найти объяснение. Хорошо известные западные институты – шведский SIPRI или Лондонский международный институт стратегических исследований приводят данные, по которым КНР имеет не более 250 ядерных зарядов.

    Если же оценивать ядерный арсенал КНР исходя из производственных возможностей страны, то она может иметь по крайней мере несколько тысяч зарядов, а по максимуму – несколько десятков тысяч. Ядерный комплекс Китая легко обеспечит такое количество. Первое ядерное испытание Китай провел в 1964 году. Неужели за 47 лет он создал 250 зарядов (а Пакистан, чьи научные возможности и производственные мощности несопоставимы с китайскими, за 13 лет – уже 110, по данным тех же источников)? Но весь этот абсурд тиражируется множеством изданий на Западе и в России.

    Сколько ракет, никто не знает

    Чаще всего приводимые значения количества китайских межконтинентальных баллистических ракет (МБР – 30 DF-31/31А, 24 DF-5), баллистических ракет средней дальности (БРСД – 20 DF-4, 30 DF-3A, 90 DF-21/21А) и оперативно-тактических и тактических ракет (ОТР/ТР – 600 DF-11, 300 DF-15) на самом деле вряд ли являются даже нижним пределом величин. Оценки производственных возможностей китайского ВПК и наличие в Центральном Китае огромной системы подземных тоннелей для укрытия МБР говорят о том, что КНР может иметь до тысячи только МБР и как минимум не меньшее количество БРСД. Относительно общего числа ядерных зарядов различной мощности и назначения вряд ли речь идет о величине меньшей, чем пять тысяч единиц (включая, разумеется, авиабомбы), учитывая, что их производство в КНР ведется уже более 40 лет. Сам по себе факт строительства системы тоннелей, стоивших гигантских средств, показывает, что Китаю (который очень не любит выбрасывать деньги на ветер) есть что в них скрывать. Это уж точно не 250 ракет и столько же зарядов. Китайской разведке еще в 80-е годы удалось добыть в США чертежи новейшей БЧ W-88, устанавливающейся на баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ) «Трайдент-2», а также нейтронной бомбы, что позволило Китаю значительно продвинуться в разработках соответствующих собственных систем, сэкономив более 10 лет и сотни миллиардов долларов. В 90-е годы Китай производил не менее 140 ядерных боеголовок в год. Даже если часть старых боеприпасов выведена и разобрана, 250 зарядов невозможно считать даже неудачной шуткой.

    Сюрприз из Поднебесной
    Коллаж Андрея Седых

    Всего во Второй артиллерии (РВСН) НОАК шесть ракетных армий (51-я – 56-я), в составе которых 17 ракетных бригад. 52-я армия, включающая четыре бригады, развернута в провинции Аньхой против Тайваня, она оснащена в основном ОТР и БРСД. Остальные пять армий, дислоцированные в различных частях КНР, имеют на вооружении БРСД и МБР. В зоне досягаемости БРСД DF-4 (ее дальность – не менее 5,5 тысячи километров) территории России и Индии находятся практически целиком даже при стрельбе по ним из восточных районов Китая. То же относится к БРСД DF-3 (дальность стрельбы – 2,5–4 тысячи километров) и новейшей DF-21 (не менее 1,8 тысячи километров) при стрельбе из западной части Китая. Наиболее населенные и освоенные южные районы Восточной Сибири и Дальнего Востока находятся в радиусе поражения ракетами DF-15 (660 км) и DF-11 (до 800 км). Морской вариант МБР DF-31 JL-2 развернут на четырех ПЛАРБ проекта 094. Кроме того, в Китае в последнее время началось развертывание крылатых ракет наземного базирования DH-10, которых сейчас имеется 350–500.

    Следует напомнить, что применительно к России китайские БРСД являются полноценным стратегическим оружием, потому что достают до любой ее точки. Россия же БРСД не имеет. Поскольку своими МБР и БРПЛ РФ сдерживает США, то с Китаем по ракетно-ядерным вооружениям сложился очень значительный дисбаланс в его пользу, хотя по странному недоразумению россияне (в том числе представители военно-политического руководства) продолжают верить в огромное превосходство над Китаем в данной сфере.

    Воздушный компонент китайских ядерных сил описан в статье «Атака китайского авиапрома». В Китае, как и в СССР, основу СЯС всегда составляли ракеты, а не самолеты. Бомбардировщики были лишь определенным дополнением. Н-6 (Ту-16) первых модификаций, являющиеся носителями ядерных авиабомб В5 (таковых в китайских арсеналах имеется не менее 120), вряд ли могут прорвать какую-то хотя бы относительно современную ПВО. Однако сейчас в КНР производятся Н-6Н/К/М, способные нести от двух до шести КРВБ CJ-10. Таких машин уже построено от 60 до 70. Носителями тактического ядерного оружия (авиабомб В4 не менее 320) могут быть бомбардировщики JH-7, коих сегодня в ВВС и морской авиации НОАК не менее 160, производство этих машин продолжается.

    Подземные убежища и запасные города

    В целом нет ни малейших сомнений, что Китай имеет больше ядерных зарядов, чем Великобритания, Франция и четыре неофициальные ядерные державы (Индия, Пакистан, Израиль, КНДР) вместе взятые. Как соотносится китайский ядерный потенциал с российским и американским, сказать крайне сложно. Принимая во внимание значительные многоэтапные сокращения ядерных зарядов всех классов в США и России в период после окончания холодной войны, можно с уверенностью считать, что китайский арсенал как минимум сопоставим с американским и российским (как максимум он может быть крупнейшим в мире). При этом нельзя не учитывать географический фактор. По средствам доставки межконтинентальной дальности КНР, по-видимому, все же уступает США (впрочем, отставание будет сокращаться, поскольку в Китае разворачивается производство новейшей МБР DF-41 с РГЧ). А вот с учетом БРСД и ОТР над Россией, не говоря уже об Индии, он достиг существенного превосходства. Тем более во многих ситуациях в роли союзника Пекина выступит ядерный Пакистан.

    Как и США, Китай бы скорее выиграл в случае всеобщего и полного ядерного разоружения благодаря наличию гигантских обычных ВС, которые в последнее десятилетие очень улучшились качественно. Впрочем, пока КНР все-таки существенно уступает США в области высокоточного оружия, поэтому ядерный арсенал выступает как определенная компенсация данного отставания. Главная же роль этого арсенала – скрытая угроза. Ее раскрытие, если таковое произойдет, может стать крайне неприятным сюрпризом для остального человечества.

    К тому же Пекин откровенно демонстрирует, что не боится ядерной войны.

    В последнее время в крупных городах Китая развернуто строительство подземных убежищ, рассчитанных на прием сотен тысяч и даже миллионов человек. По официальным данным, эти убежища предназначены для защиты населения от землетрясений. Вполне очевидно, что такое объяснение нельзя считать удовлетворительным. Во-первых, землетрясение происходит внезапно и длится максимум несколько минут, поэтому население просто не успеет укрыться в этих убежищах. Во-вторых, если люди все же окажутся во время землетрясения в таком убежище, оно с гарантией, близкой к ста процентам, станет для них братской могилой, поскольку стены убежища будут разорваны сейсмическими волнами. При землетрясениях рекомендуется находиться на поверхности Земли подальше от любых сооружений. Можно предположить следующее: этим подчеркнуто абсурдным объяснением Пекин дает понять и Москве, и Вашингтону, что он вполне готов к ядерной войне. Подземные убежища, как известно, являются наиболее эффективной защитой от ядерных взрывов и их поражающих факторов (ударной волны, проникающей радиации, светового излучения, радиоактивного заражения).

    Кроме того, в последние годы во внутренних районах Китая (главным образом во Внутренней Монголии) построено несколько десятков городов со всей современной инфраструктурой, которые стоят пустые. И это при огромной перенаселенности страны. Объяснения данному феномену следуют подчеркнуто абсурдные – типа ошибки инвестора. Таких «ошибок» могло быть одна-две, но не десятки, тем более что нигде в мире нет ничего подобного (есть масса брошенных городов, но нигде нет новых, но незаселенных). Практически нет сомнений, что строятся эти города на случай ядерной войны. Ни США, ни Россия по пустым городам ударов наносить не будут, для этого просто не хватит зарядов. А жители нынешних населенных пунктов и мегаполисов пересидят удары в сейсмоубежищах, а затем переселятся в новые города. Да, несколько миллионов человек при этом погибнут, но для 1,3-миллиардного Китая это уж точно не катастрофа.

    По сути КНР сегодня – единственная страна, всерьез готовая вести любую войну, как обычную, так и ядерную. Но остальное человечество всячески старается этого факта не замечать.

    Александр Храмчихин,
    заместитель директора Института политического и военного анализа

    0 0
  • 07/22/13--14:57: Письмо в «ВПК»
  • Добрый день, уважаемые господа!

    Прочел в последнем номере вашей газеты статью господина Пухова «От доспехов и пушек до IVECO и MISTRAL». Статья откровенно тенденциозная, вредная, прозападная. Почитаешь ее – у нас все с Запада со времен Ивана Грозного до сегодняшних дней. Как будто нет и не было у нас ни ракет, ни спутников, ни термоядерной бомбы. Нет и не было никаких своих достижений в создании и производстве ВВСТ. Все скопировано на Западе. С ним-то все ясно – кто ему платит деньги, тому он и поет, но вы почему такое публикуете? Почему хотя бы не предварите его измышления позицией редакции? Ведь вашу газету читают и молодые люди. У них и так ущербное отношение к своей истории, к стране. А тут, оказывается, даже при Иване Грозном пики и те сами сделать не могли и покупали на Западе. Да, возможно, это и было. Но хочется задать вопрос господину Пухову: неужели у нас не было никаких своих достижений в создании и производстве ВВСТ? Неужели нам нечем гордиться?

    С уважением, Г. И. Чернявский, полковник запаса


    0 0

    Доминирование американцев на поле боя обеспечивается военно-техническим превосходством над противником

    Процессы глобальных изменений в мире, связанные с перераспределением потенциалов влияния между геополитическими центрами силы, развитие глобального кризиса и начавшийся переход человечества к новому технологическому укладу на фоне весьма неравномерного развития отдельных государств и их сообществ привели к существенному обострению военной напряженности в мире.

    Процессы глобальных изменений в мире, связанные с перераспределением потенциалов влияния между геополитическими центрами силы, развитие глобального кризиса и начавшийся переход человечества к новому технологическому укладу на фоне весьма неравномерного развития отдельных государств и их сообществ привели к существенному обострению военной напряженности в мире.

    Ведущие в военном отношении страны Запада, а также США вынуждены в некоторой степени сокращать военные бюджеты в связи с переживаемым ими кризисом. Наряду с этим они стремятся нарастить потенциал своих вооруженных сил за счет сосредоточения усилий на самых прорывных военно-технических направлениях. Наиболее активную военно-техническую политику в области развития средств вооруженной борьбы проводят американцы. Это позволяет им поддерживать свое военно-техническое превосходство практически по отношению ко всем государствам мира.

    США по уровню развития военных технологий в целом опережают все страны мира на пять – десять лет. Важнейшими особенностями военно-технической политики американцев, позволяющими им достигнуть и удерживать военно-техническое превосходство, являются:

    • принятие специальных мер, обеспечивающих в случае необходимости быстрое воссоздание военного научно-технического потенциала и военно-промышленной базы периода холодной войны;
    • наращивание научно-технического задела в интересах создания перспективных вооружений в виде отработанных конструктивно-схемных решений, технологий основных подсистем и модельных проработок различных вариантов построения на их основе новых систем оружия;
    • обеспечение многовариантности в развитии вооружений и возможности в относительно короткие сроки создать новейшие системы оружия в случае появления у потенциальных противников новых видов ВВТ;
    • сокращение количества программ создания нового оружия, принятие решения на полномасштабную разработку, производство и развертывание систем оружия лишь в тех случаях, когда такие системы приводят к качественному приросту боевой эффективности, а существующее оружие не в состоянии с приемлемой эффективностью решать новые задачи;
    • продление по сравнению с запланированными сроков нахождения на вооружении систем ВВТ за счет их модернизации;
    • придание особого значения процессам военно-гражданской интеграции, разработке и использованию коммерческих технологий и продукции двойного применения;
    • всестороннее развитие международного сотрудничества в области проведения военных НИОКР, разработки и производства перспективных ВВТ.

     

    Особое внимание уделяется достижению многофункциональности ВВТ путем придания им возможностей по комплексному решению боевых задач.

    Главный козырь США
    Коллаж Андрея Седых

    Исключительное значение придается достижению военно-технической внезапности за счет неожиданного для вероятного противника появления на вооружении войск новых образцов и систем оружия, обладающих более высокими показателями по эффективности и реализующих новые способы боевого применения.

    Для достижения превосходства и внезапности в военно-технической области первостепенное значение США придают созданию обширного научно-технического задела, включающего базовые (фундаментальные и прикладные) исследования военной направленности, поисковые разработки и разработки перспективных (критических) технологий.

    Такое развитие в современных условиях сопровождается появлением у систем оружия нового боевого эффекта, благодаря которому возможности стороны, имеющей технологический отрыв, резко повышаются даже при наличии у противоборствующей стороны оружия и военной техники с сопоставимыми тактико-техническими характеристиками.

    Ключевое значение придается подготовке научно-технических предпосылок для внезапного или опережающего создания качественно новых систем оружия, радикально меняющих сам характер вооруженной борьбы.

    Большое внимание уделяется созданию оружия на новых физических принципах (ОНФП), прежде всего лучевого, способного кардинальным образом изменить характер войны. Так, на вооружение ВМС США принята первая в мире лазерная установка для решения задач ПВО корабельных соединений.

    Активно в США ведутся исследования и разработки нелетального оружия. Создаются химические вещества, разрушающие металлы и резиновые покрытия, а также клейкие пенящиеся вещества, препятствующие передвижению личного состава и ВВТ.

    Созданы и прошли испытания в горячих точках образцы аппаратуры, генерирующей мощные акустические звуковые волны ультразвукового и инфразвукового диапазонов, которые воздействуют на мозг человека и нарушают физиологические функции организма, разрабатываются средства дистанционного усыпляющего воздействия на людей.

    Для поражения техники предполагается использование генераторов электромагнитного импульса (ЭМИ), замыкателей линий электропередачи, химических веществ (клейких, разъедающих, скользящих, засоряющих и др.). Например, распыление с помощью аэрозольных бомб в районах размещения боевой техники специальных химических веществ может привести к выводу из строя или остановке двигателей самолетов, танков и другой техники из-за загустения топлива, утраты смазками своих свойств, разрушения резинотехнических изделий и других элементов.

    В США ведутся исследования возможностей создания геофизического (воздействие на геофизические процессы) и метеорологического (воздействие на атмосферные процессы), психотронного и других видов оружия. Интенсивно идут исследования по воздействию на геосферу (ионосферу и магнитосферу), которые, по мнению зарубежных специалистов, повлияют на условия прохождения радиосигналов, повысят эффективность своих систем радиосвязи, радиоразведки, радионавигации, РЭП и позволят подавлять подобные средства противоборствующей стороны.

    Изучаются также возможности искусственного изменения климата в отдельных регионах мира. В будущем на этой основе путем трансформации некоторых климато-образующих элементов атмосферы возможны разработки климатического оружия.

    Не остается без внимания американских исследователей и гидросфера. Перспективным способом воздействия на водные массы рассматривается использование их акустических и электромагнитных свойств с целью подавления подводных систем связи, освещения обстановки, навигации и наведения оружия. Значимые для военного дела результаты в этой области могут появиться уже в 20-х годах нового столетия.

    Среди перспективных следует отметить и создание в США технологий автоматического обнаружения, распознавания и автономного наведения средств поражения на заданные наземные, надводные и воздушно-космические цели по их изображению (и другим сигнатурам) с точностью, обеспечивающей прямое попадание.

    Создаются в США системы, обеспечивающие превосходство в информационной борьбе. Эти средства, комплексирующие достижения американцев в области кибернетики, информатики, связи, способах сбора, анализа и обработки разведывательной информации и высокоскоростной их передаче, позволят при сохранении своей системы боевого управления разрушить систему управления противника. Такие средства уже поступают на вооружение подразделений и частей информационной войны. По мнению специалистов, они позволят нарушать или срывать управление войсками (силами) и оружием вероятного противника путем подавления информационных каналов средствами РЭБ, внедрения в каналы передачи данных боевых вирусов, ложной информации, перегрузки информационных сетей большим объемом противоречивых данных, вводящих противника в заблуждение.

    Интенсивные работы ведутся по созданию систем дистанционного внедрения боевых компьютерных вирусов, которые при их введении, например, через радиоканалы и лазерные линии связи между центральными ЭВМ и терминалами пользования, будут способны вывести из строя системы управления войсками (силами) различных уровней. В перспективе возможно осуществлять поражение систем боевого управления, связи, их компьютерного обеспечения и источников питания исключительно электронными средствами вместо огневых ударных.

    Наряду с повышением безопасности своих информационных структур США ведут работы по созданию единой глобальной информационной системы Министерства обороны, которая должна обеспечить автоматически и в реальном масштабе решение задач стратегического, оперативного и тактического уровня. С помощью этой системы предполагается в будущем осуществлять вскрытие замысла операций противника, разведку используемых им информационных сетей, сил и средств.

    Таким образом, на базе новых научно-технологических заделов и технологий создаются глобальные боевые информационно-управляющие системы, комплексы огневого и электронного поражения для всех видов вооруженных сил, предназначенные для устрашения противника в мирное время и обеспечения при необходимости быстрой победы в военных конфликтах и войнах с использованием обычного оружия.

    Константин Сивков,
    первый вице-президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук

    0 0

    Современная учебная база – путь к безопасности и эффективности подводных работ

    Минобороны объявило конкурс на поставку берегового учебно-тренировочного комплекса (УТК) «Акванавт». Комплекс предназначен для подготовки и поддержания квалификации персонала глубоководного водолазного комплекса ГВК-450, установленного на борту строящегося спасательного судна «Игорь Белоусов», а также для испытаний новой подводной техники для глубин до 1000 метров.

    Минобороны объявило конкурс на поставку берегового учебно-тренировочного комплекса (УТК) «Акванавт». Комплекс предназначен для подготовки и поддержания квалификации персонала глубоководного водолазного комплекса ГВК-450, установленного на борту строящегося спасательного судна «Игорь Белоусов», а также для испытаний новой подводной техники для глубин до 1000 метров.

    Это будет новый, высокотехнологичный и отвечающий всем современным требованиям учебно-тренировочный и испытательный комплекс. Естественно, возникает вопрос: почему существующие в ВМФ барокомплексы ГБК-50 и ГРК-30 не отвечают этим задачам?

    Уникальное оборудование

    Зачем флоту нужен «Акванавт»?

    Основная причина заключается в том, что созданные десятилетия назад (ГРК-30 – в 1962 году по техническому заданию 1950 года, и ГБК-50 – в 1987-м по техническому заданию 1968-го) были предназначены для проведения медико-физиологических исследований в области глубоководных водолазных погружений и к 1991 году задачу, для которой они были созданы, выполнили.

    Именно благодаря этим комплексам водолазы нашего Военно-морского флота сумели достичь полукилометровой глубины (в 1991 году пять водолазов-испытателей провели 15 суток под давлением 5 мПа, эквивалентном глубине погружения 500 метров), и именно благодаря им наша страна сумела не только устойчиво удерживаться на мировом уровне тех лет, но превзойти зарубежных специалистов как по глубине погружения, так и по длительности пребывания под давлением.

    Так зачем нужен новый комплекс

    Задача, которую ВМФ ставит перед УТК «Акванавт», другая. Техническое перевооружение водолазных служб флота потребовало новых подходов к организации подготовки водолазов-глубоководников и инженерно-технического персонала глубоководных водолазных комплексов, и существующие барокомплексы уже не отвечали современным требованиям. Новый УТК должен соответствовать оборудованию, установленному на борту «Игоря Белоусова», и обеспечивать проведение исследований по подводным технологиям и испытаний подводной техники. Так в чем же принципиальное отличие комплекса «Акванавт» от ГБК-50 и тем более от ГРК-30?

    Основных особенностей учебно-тренировочного комплекса «Акванавт» две.

    Подготовка водолазов-спасателей ВМФ

    Зачем флоту нужен «Акванавт»?

    Во-первых, оборудование комплекса в максимально возможной степени повторяет конструкцию оборудования глубоководного водолазного комплекса (ГВК) ГВК-450 спасательного судна «Игорь Белоусов». На УТК Акванавт» будут установлены не только аналоги жилых и рабочих отсеков ГВК, его систем жизнеобеспечения, пультов управления и иного вспомогательного оборудования, но и копия водолазного колокола ГВК с узлом стыковки с отсеками барокомплекса, спускоподъемным устройством и устройством перемещения колокола между отсеком барокамеры, гидротанком (отсеком барокомплекса, заполненным водой и позволяющим проводить работы в воде под необходимым давлением) и бассейном. Этот уникальный состав оборудования УТК позволит реализовать на практике – но не в море, а на берегу – все операции, которые выполняют водолазы при погружении: переход под давлением из отсека барокамеры в водолазный колокол, отстыковку колокола от барокамеры, перемещение его на узел стыковки с гидротанком и стыковка с гидротанком, выход водолазов из колокола в воду, выполнение работ и возвращение обратно в жилые отсеки барокамер. Аналогичным образом может быть отработан и переход экипажа подводной лодки из отсека-убежища подводной лодки в отсеки барокамеры «по-сухому» – путем стыковок водолазного колокола с отсеком-имитатором отсека убежища подводной лодки либо «по-мокрому» с выходом в спасательном снаряжении через трубу-имитатор торпедного аппарата в воду в бассейне, заходом в водолазный колокол, предварительно погруженный в бассейн и последующим переходом в отсеки барокамеры.

    Одновременно с работающими в отсеках барокомплекса водолазами обучается и тренируется обслуживающий персонал комплекса, выполняя те же операции, которые им надо будет проводить на ГВК-450 «Игоря Белоусова» при работах в море. Конечно, спуски на базе УТК «Акванавт» не заменяют тренировочных погружений с борта судна в море, но они резко сокращают время, необходимое на освоение водолазами и обслуживающим персоналом оборудования ГВК-450, сохраняют ресурс оборудования судна в целом и ГВК в частности, а также экономят значительные средства, поскольку работы в береговых условиях в разы дешевле, чем аналогичные работы, выполняемые в море с борта судна.

    Испытание новой техники

    Вторым отличием УТК «Акванавт» от уже существующих ГБК-50 и ГРК-30 является наличие уникального гидротанка длиной девять и диаметром три метра с рабочим давлением десять мПа (соответствующим глубине погружения 1000 метров). Съемное днище гидротанка позволяет разместить внутри него громоздкое и тяжеловесное оборудование и обеспечить его испытания в максимально приближенных к реальным условиях. Гидротанки комплекса ГБК-50 и тем более ГРК-30 такой возможности не обеспечивали – малые диаметры переходных люков и затрудненность доступа в гидротанк не давали возможности работать с крупногабаритной подводной техникой.

    Без иностранной помощи

    Таким образом, УТК «Акванавт» обеспечит Военно-морскому флоту в частности и стране в целом:

    • обучение и повышение квалификации водолазов-глубоководников;
    • обучение и повышение квалификации инженерно-технического персонала, обслуживающего глубоководный спуск;
    • проведение максимально приближенных к натурным испытаний подводной техники;
    • отработку технологии выполнения подводных работ реальными подводно-техническими средствами на реальных объектах или их отдельных секциях – имитаторах.

     

    Введение учебно-тренировочного и испытательного комплекса «Акванавт» в строй даст нашей стране возможность выхода на современный мировой уровень и позволит решать возникающие под водой на глубинах до 1000 метров задачи собственными силами, а не приглашенными инофирмами.

    Павел Боровиков,
    кандидат технических наук, старший научный сотрудник

    0 0

    Вьетнаму всегда нужны наши истребители, подлодки, корветы и военные технологии

    Перевооружение вьетнамской армии российским оружием может дать гарантии в обеспечении национальной безопасности и позволит охранять месторождения природного газа и нефти в акватории Южно-Китайского моря.

    Перевооружение вьетнамской армии российским оружием может дать гарантии в обеспечении национальной безопасности и позволит охранять месторождения природного газа и нефти в акватории Южно-Китайского моря.

    Согласно данным управления энергетической информации США Вьетнам в 2012 году имеет в Южно-Китайском море месторождение природного газа объемом 24,7 триллиона кубических футов, а также нефтяное месторождение в 4,4 миллиарда баррелей. Годом ранее объем нефтяного месторождения оценивался только в 0,6 миллиарда баррелей.

    Американские аналитики объясняют такое расхождение в цифрах тем, что во Вьетнаме ведутся интенсивная разведка природных ресурсов и развитие нефтяных месторождений в прибрежной зоне. Такие запасы делают Вьетнам третьей в Азиатском регионе после Индии и Китая «нефтяной» страной. Что касается природного газа, то его запасы значительно возросли с 2007 года, а добыча газа за период между 2005 и 2010-м фактически удвоилась. Не исключено, что в перспективе приведенные цифры также существенно увеличатся, поскольку интенсивность геологоразведочных работ во Вьетнаме не снижается.

    Стратегически важный регион

    В последнее время происходит обострение территориального спора между Китаем и рядом соседних стран в районе Южно-Китайского моря. Речь идет о целом ряде островов (Спратли, Парасельские острова и Хуанъянь), принадлежность которых помимо Китая оспаривают еще несколько государств региона, в особенности Вьетнам и Филиппины. Есть опасность, что территориальные споры вокруг архипелага Спратли и Парасельских островов в Южно-Китайском море могут перерасти в серьезный региональный конфликт. На спорные территории, на шельфе которых согласно экспертам могут быть сосредоточены значительные запасы нефти и минерального сырья, претендуют Китай, Вьетнам, Тайвань, Малайзия, Бруней и Филиппины.

    Надежный заказчик российского вооружения
    Коллаж Андрея Седых

    Перед каждой из этих стран сегодня стоит дилемма: если они не будут осуществлять патрулирование и отстаивать свое право на эксклюзивные экономические зоны, то рискуют потерять природные ресурсы, а если станут осуществлять патрулирование, то рискуют получить конфронтацию. Причем все эти государства стремятся обзавестись современными системами вооружения.

    Южно-Китайское море имеет важное стратегическое значение для всего Азиатско-Тихоокеанского региона, поскольку по его акватории проходят морские транспортные пути, в том числе осуществляется доставка нефти из Персидского залива восточноазиатским государствам. Ситуацией в этом регионе чрезвычайно обеспокоен и Вашингтон, который уже не раз подчеркивал, что считает это море международными водами и будет отвергать претензии каких-либо стран на суверенитет в данной акватории.

    Сложившаяся в регионе ситуация объективно подталкивает Ханой к увеличению военных расходов. Согласно информации аналитической службы издательства «Джейнс» ежегодный рост внутреннего валового продукта (ВВП) Вьетнама в 2013–2017 годах составит 6,5 процента, что позволит финансировать военные расходы на требуемом уровне. Если в недавние годы Ханой выделял на военные ассигнования около трех процентов ВВП, то в ближайшей перспективе они возрастут до пяти процентов. По прогнозам ежегодный военный бюджет Вьетнама в 2013–2017 годах возрастет на 30 процентов и увеличится с 3,8 миллиарда до 4,9 миллиарда долларов.

    Для реализации стратегии перевооружения своей армии руководство Вьетнама намерено продолжать курс на укрепление военно-технического сотрудничества с Россией, благодаря которому страна входит в пятерку крупнейших импортеров российского оружия. По итогам последних четырех лет самым крупным импортером российской военной техники была Индия (35 процентов). Кроме нее, в ведущую пятерку входят Китай (15 процентов), Алжир (14 процентов), Вьетнам и Венесуэла.

    В целом, по данным СИПРИ, объем поставок продукции военного назначения (ПВН) в страны Юго-Восточной Азии (ЮВА) в 2008–2012-м увеличился на 169 процентов по сравнению с 2003–2007 годами. Это связано с напряженными отношениями в регионе в районе морских границ, в основном между Китаем и Вьетнамом или Филиппинами в Южно-Китайском море.

    Крупнейший импортер нашей ПВН

    Надо полагать, что очередной импульс российско-вьетнамскому ВТС будет придан в августе этого года во время планируемого визита в Россию министра национальной обороны Вьетнама генерала армии Фунг Куанг Тханя. Во время предыдущей его встречи с главой российского военного ведомства генералом армии Сергеем Шойгу в марте этого года в Ханое вьетнамская сторона подчеркнула свое намерение продолжать активное взаимодействие с Россией в сфере ВТС и закупку российских вооружений и военной техники.

    Как заявил вьетнамский заместитель министра национальной обороны Чыонг Куанг Кхань на состоявшейся 12 апреля в Ханое встрече с заместителем директора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) России Вячеславом Дзиркалном, Вьетнам выступает за укрепление и дальнейшее развитие связей с Россией в военно-технической сфере. На консультациях стороны обсудили ход реализации договоренностей, достигнутых на 14-м заседании двусторонней межправительственной комиссии (МПК) по ВТС, состоявшемся в октябре 2012 года в Москве. Дзиркалн и Чыонг Куанг Кхань, возглавляющие российскую и вьетнамскую части МПК соответственно, сошлись во мнении, что в сотрудничестве двух стран в военной и военно-технической сфере за последнее время достигнуты значительные результаты. Стороны также обсудили пути дальнейшей активизации российско-вьетнамского партнерства по линии ВТС в ближайшие годы по имеющимся договоренностям.

    Даже беглый анализ этих договоренностей не заставляет усомниться в том, что Вьетнам не случайно входит в пятерку крупнейших импортеров российской ПВН.

    В последнее десятилетие эта страна существенно расширила парк истребителей марки Су, в состав которого входят 12 Су-27СК/УБК и 24 Су-30МК2В.

    Первый контракт на четыре Су-27СК и один Су-27УБК подписан в 1994-м и реализован в 1995–1996 годах.

    Второй договор на два Су-27СК и четыре Су-27УБК последовал в декабре 1996-го и был исполнен в 1997–1998 годах.

    В 2003-м Вьетнам приобрел четыре Су-30МК2В и получил их в 2004 году.

    В 2009-м подписан контракт на приобретение восьми Су-30МК2В, которые поставлены в 2010–2011 годах.

    В 2010-м заключен самый крупный контракт на поставку 12 Су-30МКВ2, он был выполнен в 2011–2012 годах.

    В настоящее время Вьетнам рассматривается в качестве потенциального заказчика новых истребителей Су-35, первым экспортным покупателем которых может стать Китай. Российско-китайские переговоры по поставке Китаю 24 Су-35 продолжаются в настоящее время. В случае реализации этого контракта ВВС Вьетнама будут нуждаться в количественном и качественном наращивании своего авиационного парка. Не исключено, что для парирования растущего потенциала китайских ВВС Ханою понадобится закупка по крайней мере 24 Су-35.

    Особую активность в наращивании своей мощи проявляют ВМС Вьетнама. В настоящее время в стадии реализации находится контракт на поставку этой стране до 2016 года шести неатомных подводных лодок (НАПЛ) проекта 636, первые две из которых планируется передать заказчику в 2014-м.

    Этот контракт подписан в ходе визита в Москву премьер-министра республики Нгуен Тан Зунга в 2009 году. Кроме строительства подлодок договором предусмотрены обучение вьетнамских экипажей, а также поставка необходимого оборудования и технического имущества.

    НАПЛ проекта 636 относится к третьему поколению ПЛ. Модернизационный потенциал этих лодок позволяет интегрировать на них новое оружие, в том числе противокорабельный ракетный комплекс Club, расширяющий зону поражения целей. На вьетнамских подлодках впервые установлены новые системы обеспечения жизнедеятельности личного состава – снятия давления в отсеках и азотного пожаротушения, а также новые компьютеризированные системы.

    Строительство второй пары корветов проекта 11661Э «Гепард-3.9» для ВМС Вьетнама ведется на Зеленодольском судостроительном заводе.

    Оба корвета будут переданы заказчику соответственно в 2016 и 2017 годах. Контракт на их строительство был подписан в декабре 2011 года.

    Ранее Вьетнам закупил у России два корабля этого же проекта в 2006 году. Они переданы заказчику в 2011-м.

    В конце текущего года должен быть сдан флоту первый из шести ракетных катеров (РК) «Молния» проекта 12418, строящихся по российской лицензии во Вьетнаме. Рыбинский судостроительный завод «Вымпел» оказывает помощь этой стране в серийном строительстве РК данного типа. Рыбинские судостроители изготавливают и отправляют во Вьетнам в соответствии с утвержденным графиком комплектующие детали и узлы для сборки первых шести ракетных РК «Молния» проекта 12418. Постройка катеров ведется при техническом надзоре за строительством со стороны компании-разработчика – центрального морского конструкторского бюро (ЦМКБ) «Алмаз» из Санкт-Петербурга, а также завода-изготовителя – ОАО «Судостроительный завод «Вымпел».

    Всего Вьетнам планирует иметь 10 катеров проекта 12418, на шесть из которых имеется контракт на строительство. Поставки комплектующих в Ханой из Рыбинска для шести катеров, начавшиеся в 2010 году в рамках договора стоимостью 30 миллионов долларов, будут продолжены до 2016-го.

    В контракте по ракетным катерам проекта 12418 «Молния» для Вьетнама прописан опцион на строительство еще четырех катеров. Перевод опциона в твердый контракт ожидается после сдачи ВМС Вьетнама первых катеров, построенных вьетнамскими корабелами.

    Наряду с поставками военно-морской техники российская сторона обеспечивает ВМС Вьетнама учебными средствами. В частности, ОАО «Концерн «НПО «Аврора» поставило комплексный тренажер для экипажей подводных лодок во Вьетнам. Как сообщил гендиректор компании «ОСК-Транзас» Вячеслав Комраков, головной организацией по этому контракту является «Аврора», а «ОСК-Транзас» обеспечивает изготовление всей навигационной части – перископа, мостика, рубки. В ближайшее время начнется установка этого тренажера, а его ввод в эксплуатацию ожидается текущей осенью.

    Вьетнам также заказал тренажеры для экипажей сторожевых кораблей «Гепард» (36 боевых постов) и ракетных катеров «Молния» (56 боевых постов).

    Завершаются работы по созданию в Камрани учебного центра по подготовке моряков-подводников, в ноябре он примет первых слушателей. По словам генерального директора ОАО «Концерн «НПО «Аврора» Константина Шилова, во Вьетнаме построены два здания площадью более 10 тысяч квадратных метров. Подготовительная работа на территории Российской Федерации полностью завершена, а все оборудование и оснащение для учебного центра находится сейчас в стадии монтажа.

    Примеры передачи российских военных технологий Вьетнаму не ограничиваются только строительством ракетных катеров типа «Молния». Корпорация «Тактическое ракетное вооружение» (ТРВ), например, сотрудничает с вьетнамской стороной в локализации производства противокорабельных ракет Х-35 «Уран», а корпорация «Иркут» передает Вьетнамской аэрокосмической ассоциации технологии производства беспилотников на основе беспилотной системы «Иркут-200».

    В рамках реализации стратегии укрепления национальных вооруженных сил Вьетнам сотрудничает не только с Россией. Военный импорт идет в эту страну также из Чешской Республики, Польши, Румынии, Украины, Белоруссии и из стран Западной Европы. Однако 90 процентов всей импортированной за последнее десятилетие ПВН поступило во Вьетнам из России.

    Николай Новичков,
    главный редактор Агентства АРМС-ТАСС

    0 0

    Эффективность крылатых ракет велика, но этому оружию всегда найдется противодействие

    Крылатые ракеты (КР), безусловно, являются мощной системой вооружения, однако они не отменяют пилотируемую авиацию и не могут в полной мере ее заменить. Оперативная ниша КР в системе вооружения – борьба с целями, хорошо защищенными в противовоздушном отношении, подавление систем ПВО и управления войсками на отдельных направлениях. Опыт боевого применения КР США и анализ возможностей существующих и перспективных систем ПВО свидетельствуют, что создание эффективной системы противодействия этому оружию вполне возможно.

    Крылатые ракеты (КР), безусловно, являются мощной системой вооружения, однако они не отменяют пилотируемую авиацию и не могут в полной мере ее заменить. Оперативная ниша КР в системе вооружения – борьба с целями, хорошо защищенными в противовоздушном отношении, подавление систем ПВО и управления войсками на отдельных направлениях. Опыт боевого применения КР США и анализ возможностей существующих и перспективных систем ПВО свидетельствуют, что создание эффективной системы противодействия этому оружию вполне возможно.

    В системе современных вооружений армий передовых стран мира высокоточному ракетному оружию придается ключевое значение. Особое место отводится крылатым ракетам большой дальности действия, предназначенным для поражения наземных целей, таким как американские «Томахок» различных модификаций. Именно эти ракеты, запускаемые как с морских, так и с воздушных носителей, играли ключевую роль в решении задач прорыва ПВО противника, завоевания господства в воздухе, дезорганизации систем государственного и военного управления, разрушения систем базирования и коммуникаций противника путем уничтожения важнейших элементов этих систем.

    Значение этого вида вооружений в системе средств воздушного нападения постоянно возрастает, особенно в связи с повышением возможностей средств ПВО и стремлением сократить потери личного состава ВВС. В этой связи объективная оценка возможностей КР весьма важна, поскольку как недооценка, так и переоценка противника одинаково опасны.

    Крылатые ракеты в войне

    В военных конфликтах последнего времени: Ирак – 1991 года, Югославия – 1998-го, Афганистан – 2001-го, Ирак – 2003-го, Ливия – 2012-го крылатым ракетам отводилась главная роль, особенно на первых этапах боевых действий. Причем количество пусков измерялось сотнями.

    Ракетный меч США

    Данные ракеты использовались для первого удара по средствам ПВО, системам управления и связи, ЗРК большой дальности, важным объектам государственного и военного управления. Агрессору в результате таких ударов удавалось подавить систему воздушного направления и зонального огневого прикрытия систем ПВО на направлении главного удара в воздушных наступательных операциях, нарушить управление войсками, дезорганизовать сопротивление.

    Первой широкомасштабной военной операцией, в которой массово применялись современные КР, была «Буря в пустыне». Интенсивность их использования постоянно менялась по мере выявления преимуществ данного вида оружия перед другими. Так, в ходе первых четырех суток операции на долю КР пришлось 16 процентов ударов. Однако уже через два месяца кампании этот показатель составил 55 процентов общего числа всех наносимых воздушных ударов (причем 80 процентов пусков пришлось на КРМБ). С надводных кораблей и подводных лодок было выполнено 297 пусков, из которых 282 ракеты поразили назначенные цели при шести отказах по техническим причинам после пуска и девять ракет не вышли из пусковых установок. Таким образом, по официальным данным, успешность пусков была близка к 100 процентам. Однако не исключено, что объявляемая публично высокая эффективность является пропагандистским давлением на потенциального противника.

    Применение ракет в первых ударах практически исключило потери пилотируемой авиации на последующих этапах операции. Таким образом, КР проявили свои преимущества как оружие первого удара на начальной стадии конфликта.

    Однако были отмечены и недостатки: длительность подготовки полетного задания (до 80 часов); сложности с выбором маршрута полета, так как в специфических условиях местности Ирака (недостаточно пересеченной с отсутствием заметных ориентиров) ограничивались возможности маневра траекторией; низкая эффективность при поражении подвижных целей.

    Исходя из выводов, сделанных специалистами МО США, с 1993 года начались работы по совершенствованию ТТХ КР. Вскоре стали поступать на вооружение новые модификации (Block III), оснащенные спутниковой навигационной системой GPS, использование которой позволило существенно сократить время подготовки полетного задания.

    Опыт 1991 года учли во время операции 1998-го «Лиса в пустыне», где применялись новые модификации ракет повышенной эффективности, что позволило сократить их расход. Так, было выпущено 370 КР (13 не поразили цели по техническим причинам). Следует отметить, что в этот период ПВО Ирака была дезорганизована и реального сопротивления фактически не последовало.

    Аналогичный характер имело применение КР против Ирака и в 2003 году, когда в ходе операции «Шок и трепет» было использовано около 700 КР. Активно применялись КР в ходе агрессии НАТО против Югославии в 1999 году. Для участия в боевых действиях была создана мощная группировка ВМС и ВВС, насчитывавшая на первом этапе 49 боевых кораблей (в том числе три авианосца) и 550 самолетов.

    В ходе операции объединенные вооруженные силы НАТО в течение двух суток нанесли два массированных ракетных авиационных удара (МРАУ), каждый продолжительностью более трех часов. При этом изменилось оперативное построение сил в ударах с выделением отдельного эшелона крылатых ракет. В ходе первых ударов применено более 200 КР, из которых намеченные объекты поразили 65 процентов ракет (по расчетам этот показатель должен быть не менее 80 процентов), 10 ракет сбито и шесть уведено от цели. Это говорит о том, что активными действиями ПВО, маскировкой, маневрированием обороняющаяся сторона способна снизить эффективность действий противника, имеющего подавляющее численное и техническое превосходство.

    Однако необходимо отметить, что несмотря на некоторое снижение результативности, цели ударов были достигнуты. В течение первой фазы операции поражено 72 объекта, из которых 52 – военные.

    В связи с активным противодействием ВС Югославии НАТО сочло необходимым усилить свою группировку до 57 кораблей (четыре авианосца). В ходе дальнейших боевых действий удары были нанесены по 130 объектам, из которых 40 процентов являлись гражданскими.

    В целом из более чем 700 КР, выпущенных по объектам Югославии, до 70 процентов использовались для поражения стационарных объектов, а около 30 процентов – по государственно-административным и промышленным объектам. Около 40 КР было сбито и 17 уведено. В сутки реально поражалось до 30 объектов. В итоге воздушных операций НАТО захватило полное господство в воздухе, дезорганизовав ПВО Югославии, что в конечном итоге привело к достижению поставленных политических целей.

    В Афганистане было применено около 600 КР, что явно избыточно и, по-видимому, носило характер мести и устрашения. Целей, «достойных» такого количества ракет, в Афганистане не было, отсутствовали ПВО, система воздушного наблюдения, авиация, система связи и т. п. Поэтому операцию «Несгибаемая свобода» можно охарактеризовать как широкомасштабные учения в обстановке, приближенной к боевой, завершившиеся боевыми стрельбами.

    В Ливии в ходе первого удара применено 112 КР, которыми уничтожено 20 из 22 объектов первого удара.

    Эффективность

    Как правило, во всех конфликтах КР применялись для поражения конкретных точечных объектов, уничтожением которых достигалось нарушение функционирования сложных структурно организованных на определенной площади объектов и систем. Для поражения каждого такого точечного объекта с требуемой надежностью выделялось от одной-двух до трех-четырех КР в зависимости от конструкции и размера этого объекта и степени его защищенности средствами ПВО.

    Количество поражаемых элементов в структуре военных и государственных объектов существенно различается. Так, относительно простые, такие как радиолокационные посты, зенитные ракетные комплексы, мосты, отдельные объекты энергетической инфраструктуры, могли быть выведены из строя или уничтожены поражением одного-двух элементарных точечных объектов из своей структуры.

    Более сложные строения, такие как командные пункты, узлы связи, аэродромы, зенитные ракетные комплексы, крупные объекты транспортной и энергетической инфраструктуры, требовали для вывода из строя (уничтожения) поражения трех-пяти элементарных точечных объектов из своей структуры.

    Крупные промышленные предприятия, военные базы и иные объекты военного и гражданского назначения, имеющие в своем составе большое количество сооружений, зданий, коммуникаций и других элементов, могут быть выведены из строя или разрушены поражением уже 10 и более точечных объектов.

    Таким образом, для поражения (вывода из строя) значимых объектов военного или гражданского назначения при отсутствии или слабой ПВО требуется расход от двух – четырех ракет, для поражения относительно простых объектов – до шести – десяти и большее количество ракет – для уничтожения сложных объектов.

    А при наличии организованной ПВО, даже построенной на основе устаревших средств, потребный наряд возрастает в 1,3–1,5 раза, достигая трех – шести ракет для поражения относительно простых объектов и 10–15 – более сложных.

    Значит, даже при отсутствии эффективной ПВО количественные возможности по поражению оперативно важных объектов КР относительно невелики – при типовом расходе 500–700 КР от 50–60 до 120–170 объектов в зависимости от их типа. В случае же прикрытия системой ПВО даже с ограниченными возможностями противодействия КР расчетное количество пораженных целей сократится до 30–40 и 80–120 соответственно.

    То есть только с использованием КР решить стратегические задачи невозможно, поскольку количество объектов, которые необходимо поразить для этого, даже в относительно слабо развитых государствах может достигать 500–600 и более. Их необходимо применять в комплексе с пилотируемой авиацией, ориентируя на выполнение специфических задач, которые не может решить пилотируемая авиация или ее применение для реализации таких задач будет сопровождаться неприемлемыми потерями.

    Оценивая возможности ПВО по борьбе с КР по опыту прошедших военных конфликтов, можно констатировать, что имевшиеся на вооружении стран – жертв агрессии устаревшие ЗРК большой и средней дальности не смогли поражать КР. Основные причины этого – их неспособность уничтожать маловысотные воздушные цели с малой эффективной поверхностью рассеивания (ЭПР), а также стремление агрессора обойти районы дислокации ЗРК, не допуская входа своих КР в зону поражения ЗРК.

    Основным средством борьбы с КР стали зенитные огневые средства малой дальности из системы объектовой обороны, прежде всего зенитные артиллерийские системы. Достигнутую ими вероятность поражения КР в четыре – шесть процентов (по опыту войны в Югославии), учитывая тот факт, что это были устаревшие образцы, не имеющие современных систем управления огнем, можно признать достаточно высокой. Это может быть свидетельством того, что именно объектовая система ПВО, основанная на современных средствах малой дальности, может стать эффективным инструментом борьбы с КР.

    Так, если система объектовой ПВО будет оснащена такими комплексами, как «Панцирь-С», «Тор» и им подобные, а также мобильными ЗРК средней дальности, способными бороться с КР, тогда при наличии минимально необходимого маловысотного поля радиолокационного наблюдения обеспечить требуемую надежность прикрытия от КР наиболее важных объектов будет вполне возможно, особенно если в эту систему будут включены соответствующие средства РЭБ, способные подавить систему управления КР.

    Эффективность радиоэлектронного противодействия КР оказалась сопоставимой по эффективности с огневыми средствами объектовой ПВО, что позволило по опыту Югославии увести от цели около 2,5 процента КР. В оперативном отношении это, конечно, незначительный результат. Однако учитывая отсутствие на вооружении югославской армии средств радиоэлектронного противодействия системе управления КР, его следует признать неплохим, дающим основания рассчитывать на оперативно значимый эффект при использовании современных, специализированных для борьбы с КР средств РЭБ.

    Важной особенностью применения КР является достаточно большой размах залпа в районе цели, что обусловлено движением ракет залпа по индивидуальным траекториям. Обеспечить подход к цели ракет с интервалом менее продолжительного цикла стрельбы зенитных огневых средств весьма сложно. То есть фактически ракеты подходят к цели поодиночке, изредка малыми группами по две ракеты. Это создает благоприятные условия для отражения ударов КР, особенно зенитными огневыми средствами с малым циклом стрельбы.

    Движение КР по индивидуальным траекториям в обход зон ПВО осложняет их прикрытие средствами РЭБ как на маршруте полета, так и в районе цели, что в определенной мере облегчает борьбу с ними для зенитных огневых средств.

    Из анализа опыта применения КР США с учетом перспектив их развития можно сделать ряд выводов.

    КР, безусловно, являются мощной системой вооружения, однако они не отменяют пилотируемую авиацию и не могут в полной мере ее заменить. Ее оперативная ниша в системе вооружения – борьба с целями, хорошо защищенными в противовоздушном отношении, подавление систем ПВО и управления войсками на отдельных направлениях.

    Задача разгрома группировки ВС противника, подрыва его экономического потенциала с опорой преимущественно на КР в обычном оснащении даже в среднесрочной перспективе неразрешима в силу огромного потребного расхода этого оружия (экономически нецелесообразно), для доставки которого нет достаточного количества носителей.

    В числе важнейших сильных сторон этого оружия, вытекающих из опыта его применения, можно отметить высокую скрытность по сравнению с другими средствами воздушного нападения (СВН), большую дальность стрельбы, которая практически исключает потери личного состава, отличную точность попадания в цель, обеспечивающую надежность поражения цели (при достижении ракетой цели) и минимизирующую побочные разрушения.

    К слабым сторонам этого оружия, облегчающим борьбу с ним, можно отнести низкую скорость полета, большой размах залпа в районе цели, сложности с прикрытием коллективными средствами РЭБ.

    Кроме этого, длительный цикл ввода и корректуры полетных заданий этих ракет (составляет от часа-полутора для ракет, у которых такая коррекция возможна в полете, до десяти и более часов, у которых такой возможности нет) позволяет их применять (по крайней мере на ближайшую перспективу) против стационарных или маломаневренных объектов.

    Что можно противопоставить крылатой угрозе

    Опыт боевого применения КР, несмотря на демонстрацию этим оружием исключительно высокой эффективности, свидетельствует о том, что с ним можно действенно бороться, если создавать систему ПВО с учетом их сильных и слабых сторон.

    Во-первых, целесообразно стремиться строить систему ПВО с опорой преимущественно на маневренные силы и средства. Их смена позиций хотя бы раз в два-три часа позволит резко (в разы) снизить вероятность их поражения КР.

    Во-вторых, организовать оперативные рубежи борьбы с КР на основе сплошного низковысотного радиолокационного поля, создаваемого самолетами радиолокационного дозора (РЛД) (например такими, как А-50 и его модификации, и специально подготовленных для борьбы с КР групп истребителей, которые по наведению самолетов РЛД будут уничтожать КР на маршрутах полета. Россия в качестве таковых могла бы использовать перехватчики МиГ-31.

    В-третьих, создать эффективную систему объектовой ПВО на основе современных зенитных огневых средств малой дальности и специализированных средств РЭБ, в первую очередь вокруг потенциальных первоочередных объектов удара КР – объектов системы ПВО (прежде всего ЗРК большой и средней дальности, радиолокационных постов, аэродромов истребительной авиации, пунктов управления и узлов связи), военного и государственного управления.

    В-четвертых, проводить достаточный объем мероприятий оперативной маскировки (в частности искажения радиолокационной картины рельефа местности), которые не только позволят скрыть объекты удара, но и в случае нанесения удара существенно снизят точность попадания КР в цель или уведут на ложную.

    Для противодействия ракетам с пассивными тепловизионными системами наведения на конечном участке возможно создание ложных тепловых целей, которые снизят вероятность поражения реального объекта.

    Вероятны и другие эффективные и недорогие методы.

    Однако даже рассмотренные меры могут снизить эффективность применения КР в четыре – шесть раз, сделав их использование для целого ряда задач экономически нецелесообразным.

    В целом можно констатировать, что КР – это одна из самых мощных современных систем оружия, применяющих обычные боеприпасы. Однако на любое средство нападения всегда находится средство обороны. Опыт боевого применения КР США и анализ возможностей существующих и перспективных систем ПВО свидетельствуют, что создание эффективной системы противодействия этому оружию вполне возможно.

    Константин Сивков,
    первый вице-президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук

    0 0

    Морской спецназ получит единый автомат для действий на суше и под водой

    Еженедельник «ВПК» продолжает информировать читателей о новинках,  представленных на прошедшем 6-м Международном военно-морском салоне (МВМС-2013). Тульское ОАО «Конструкторское бюро приборостроения» (КБП) впервые публично показало уникальный специальный двухсредный автомат АДС, не имеющий аналогов в мире.

    Еженедельник «ВПК» продолжает информировать читателей о новинках, представленных на прошедшем 6-м Международном военно-морском салоне (МВМС-2013). Тульское ОАО «Конструкторское бюро приборостроения» (КБП) впервые публично показало уникальный специальный двухсредный автомат АДС, не имеющий аналогов в мире.

    По голливудским фильмам хорошо известны подразделения SEAL («Морские котики») сил специальных операций ВМС США. Подобный спецназ есть и у нас. В основном речь идет об отрядах борьбы с подводными диверсионными силами и средствами (ОБ ПДСС) ВМФ России. В отличие от зарубежных коллег наши боевые пловцы уже давно, с 1975 года оснащены автоматическим оружием – автоматом АПС для стрельбы под водой конструкции Владимира Симонова (ФГУП «ЦНИИТОЧМАШ»).

    Первый подводный

    В 1968 году ЦНИИТОЧМАШ получил техническое задание на разработку подводных систем стрелкового оружия, состоящих из автоматного и пистолетного комплекса, то есть из автомата, пистолета и патронов к ним. На конкурсной основе с 1970 года конструкторы предприятия начали работать над проектированием подводного автомата и подводного пулемета, а в тульском ЦКИБ СОО – над созданием подводного пулемета. Указанные системы должны были стать индивидуальным оружием пловца-аквалангиста для поражения как надводных, так и подводных целей.

    Оружие двух стихий

    Для АПС был разработан патрон с пулей игольчатого типа, это позволило решить проблему стабилизации пули в воде без придания ей вращающего момента. В новых автоматных патронах МПС для подводной стрельбы, разработанных конструкторами Сазоновым и Кравченко с использованием гильзы штатного 5,45-мм патрона 7Н6, вставлена иглообразная пуля длиной 120 миллиметров.

    В начале 70-х годов после создания автоматных патронов Владимир Симонов начал проектировать специальный автоматный подводный комплекс, в который входил 5,66-мм подводный автомат АГ-022. Он обладал меньшей массой и габаритами по сравнению с АК-74, несмотря на применение в полтора раза более мощного патрона и в два раза более длинного, чем 5,45-мм патрон 7Н6, 5,56-мм патрона.

    В 1975 году после отработки конструкции и испытаний подводный автомат Симонова был принят на вооружение ВМФ СССР под обозначением «5,66-мм автомат подводный специальный (АПС)». Появление подобного стрелкового комплекса, предназначенного для борьбы с подводными пловцами, не имело аналогов в мире. Тогда же впервые было положено начало созданию автоматического стрелкового оружия для эффективной стрельбы в водной среде.

    Используются специальные патроны МПС. Начальная скорость пули на глубине пять метров – 250 метров в секунду, на суше – 365. Убойное действие пули в воде – 25 метров, эффективная прицельная дальность – 15. С увеличением глубины погружения данные характеристики уменьшаются.

    Как видно, дальность эффективного огня АПС превышает дальность прямой видимости в воде, а убойное действие пули на воздухе сохраняется на дистанции до 100 метров. Но так как спецназ ВМФ работал в двух средах, указанной дальности на суше было явно недостаточно. Как известно, дальность прицельной стрельбы из автомата Калашникова – более 500 метров, а американской M16 – 400. Примерно такие же характеристики имеет штатное стрелковое оружие стран НАТО. Видно, что у противника было явное преимущество на суше.

    На берегу и в глубине

    Решение проблемы унификации подводного и обычного (наземного) автомата в начале 90-х годов взял на себя Тульский артиллерийский инженерный институт (1869–2010), где имелась единственная в России лаборатория по отработке, исследованиям и испытаниям подводного стрелкового оружия. В 1991-м в ТАИИ был создан первый универсальный двухсредный автомат, ТТХ которого превосходили при стрельбе в воде характеристики АПС, а при стрельбе на суше – характеристики АКС-74У. По внешнему виду он имел черты указанных автоматов.

    Сотрудниками института под руководством профессора, доктора технических наук Юрия Данилова была проведена основательная модернизация АПС и вскоре создан практически новый специальный многоцелевой автомат АСМ-ДТ. Он обеспечивал эффективную стрельбу под водой специальными патронами 5,45 миллиметра, а на воздухе путем быстрой замены магазинов с соответствующими боеприпасами – обычными Н79 (5,45х39) и другими. В отличие от АПС ствол стал нарезным. Заявителем патента «Единый двухсредный автомат с комбинированным питанием» на автомат АСМ в 1999 году выступило ОАО «Тульский проектно-конструкторский технологический институт машиностроения».

    Это «чудо-оружие» имело большой успех. По словам изобретателя Данилова, у него неоднократно пытались перекупить идею оружия двух сред. Приезжали представители из Прибалтики, Кореи и Индии. Предлагали наладить производство у них. Автомат отлично показал себя на полигонных испытаниях на Ржевском полигоне МО РФ под Санкт-Петербургом. В 2000 году АСМ успешно прошел испытания по комплексной программе, учитывающей требования к сухопутным и подводным образцам стрелкового оружия. Согласно выписке из протокола АСМ по кучности и точности стрельбы на суше превосходит отечественные автоматы АК-74, АК-105, американскую автоматическую винтовку М-16А1 и практически не уступает автомату АН-94 «Абакан», а при стрельбе в воде превосходит штатный подводный автомат АПС. При этом живучесть автомата была доведена до 15 000 выстрелов (10 000 на суше и 5000 в воде). У АПС – 180 и 2000.

    Хоть автомат АСМ и мог соперничать на берегу со штатными стрелковыми системами противника, но в этом образце не удалось решить главную проблему первых автоматов для подводной стрельбы – отказаться от специальных патронов с игольчатыми пулями большой длины. Для АСМ-ДТ, как и для АПС, под водой требовались специальные патроны с пулей очень большого удлинения, что вынуждало использовать для них специальные крупногабаритные магазины, а также увеличивало размеры и массу комплекса.

    Далее на базе технических решений АСМ конструктором Юрием Даниловым был создан опытный образец нового двухсредного автомата АДС, который, как и предшественник, имел возможность стрельбы патронами МПС под водой, а патронами типа 5,45х39 – на суше. Как и ранее, для выполнения обеих задач оружие оснащалось различными типами магазинов.

    Под один патрон

    Для радикального решения проблемы двухсредного (подводного и надводного) использования группа конструкторов КБП к 2005 году разработала принципиально новый подводный патрон 5,45х39 ПСП, использующий гильзу от штатного патрона 5,45х39 и имеющий те же габаритные характеристики. В новом боеприпасе ПСП используется стальная пуля длиной 53 миллиметра и весом 16 граммов, большая часть которой находится в гильзе. Это позволило сохранить габариты штатного патрона 5,45х39 (7Н6, 7Н10, 7Н22 и другие) и использовать стандартные магазины от автомата АК-74. Схема подводного патрона 5,45х39 ПСП группой конструкторов КБП в 2006 году была запатентована в РФ.

    ПСП комплектуется твердосплавной (фактически бронебойной) пулей, имеющей начальную скорость в воздушной среде порядка 330 метров в секунду. В воде стабилизация пули и уменьшение сопротивления окружающей жидкости осуществляются посредством кавитационной полости, создаваемой вокруг пули при движении за счет плоской площадки в носовой части. Эффективная дальность стрельбы патроном ПСП под водой – примерно 25 метров на глубине пять метров, 18 – на глубине 20 метров. Для обучения и тренировок разработан учебный подводный патрон ПСП-У с бронзовой пулей массой восемь граммов с меньшими эффективной дальностью стрельбы и пробиваемостью. Под водой ПСП превосходит 5,6-мм патроны МПС от АПС по боевой эффективности.

    В начале 2005 года под ПСП на базе автоматно-гранатометного комплекса А-91М конструкции КБП начала 90-х годов был разработан прототип двухсредного автомата АДС (автомат двухсредный специальный), где уже использовался один тип магазина с разными типами патронов. Эти работы выполнялись тульским ЦКИБ СОО. В 2007 году разработка АДС была завершена, а в 2009-м изготовили предсерийный образец.

    АДС унаследовал от А-91М схему «булл-пап» с широким использованием пластмасс в конструкции корпуса, а также общую компоновку механизмов с газоотводной автоматикой, запиранием ствола поворотным затвором и выбросом стреляных гильз вперед через короткую трубку, проходящую справа от ствола к заднему основанию рукоятки для переноски оружия. В конструкцию газоотводного устройства введен газовый регулятор, обеспечивающий переключение газовых режимов «вода-воздух». Применение ударопрочных пластмасс, специальных материалов и покрытий повышает коррозионную стойкость и снижает массу оружия. Схема «булл-пап» обеспечивает меньшую длину автомата при той же длине ствола для традиционных схем, повышенную маневренность, лучшую балансировку и исключает операции раскладывания-складывания приклада.

    Отражение стреляных гильз вперед при закрытой коробке автоматики уменьшает загазованность у лица стрелка, исключает возможность травмирования гильзой при работе группой, а также (в отличие от бокового отражения) обеспечивает адаптацию оружия для левши и правши без переборки образца. На суше применяются обычные 5,45-мм автоматные патроны с бронебойной и трассирующей пулями, пулей с уменьшенным зарядом (при использовании приборов бесшумной стрельбы) и холостые патроны. Под водой – специальные подводные патроны ПСП. Стрелку достаточно лишь поменять магазины.

    Уже в 2009 году конструкторский коллектив прорабатывал возможность стрельбы из АДС патронами калибра 5,56 миллиметра, принятыми на вооружение в армиях стран НАТО. Как оказалось, для этого в автомате достаточно поменять ствол.

    Пока судьба нового образца стрелкового оружия АДС складывается не совсем удачно. В 2007 году разработка конструкции была завершена, однако в течение следующих пяти лет продолжались испытания и доводка конструкции. Главный конструктор КБП Виктор Зеленко рассказал, что новый АДС был испытан и принят на вооружение еще четыре года назад, однако закупают его в мизерных количествах – по две штуки в год.

    Летом 2009 года АДС прошел испытания в частях специального назначения ВМФ России и по их результатам заметно превзошел по боевой эффективности АК-74. АДС по кучности и точности стрельбы на суше превосходит отечественные АКМ, АК-74 У, АК-74, АК-105 и американскую винтовку М16, а под водой – штатный АПС. Установлено, что при всплытии на поверхность воды и последующей стрельбе по наземным целям, когда в канале ствола находится вода, автомат функционирует безотказно, то есть замочки и дождевания не боится. В настоящее время автомат АДС проходит опытную войсковую эксплуатацию в подразделениях морского спецназа СФ, ЧФ и ТОФа. Автомат за счет своей универсальности, компактности получил положительные отзывы из частей, где он эксплуатируется.

    Сегодня ведутся работы по гражданскому варианту двухсредного стрелкового оружия. В марте 2008 года авторы Данилов и Борисова подали заявку на патент РФ «Карабин специальный». Изобретение относится к оружию, которое наряду с возможностью быстрого присоединения магазинов с разными типами патронов делает его универсальным, позволяющим вести стрельбу на суше и в воде. Цель изобретения – создание образца схемы «булл-пап», обеспечивающего выполнение требований Закона об оружии (стрельба одиночными выстрелами), а также надежную и безопасную эксплуатацию. Согласно патенту на карабин может быть установлен нарезной ствол от штатных образцов стрелкового оружия (например от 5,45-мм автомата АК-74, АК-105 или 5,56-мм автоматической винтовки M16 А1). Перед стрельбой под водой к карабину присоединяется магазин со специальными подводными патронами. При выходе на сушу к магазину соответственно присоединяется магазин с сухопутными патронами. Карабин имеет возможность присоединения к оружию уже существующих магазинов, например магазина под 5,45х39 охотничьи сухопутные патроны (он аналогичен магазину автомата Калашникова) и магазина под 5,45х39 спортивные подводные патроны (он аналогичен магазину автомата АПС).


    0 0

    Москва приобретает у Парижа высокотехнологичное оборудование, которое устанавливается в экспортную российскую продукцию военного назначения

    Французская Республика стабильно занимает место в пятерке главных экспортеров вооружений. Причем среди двадцати крупнейших покупателей продукции военного назначения (ПВН) Франции по итогам последних десяти лет (2003–2012) 11-е место занимает Россия.

    Французская Республика стабильно занимает место в пятерке главных экспортеров вооружений. Причем среди двадцати крупнейших покупателей продукции военного назначения (ПВН) Франции по итогам последних десяти лет (2003–2012) 11-е место занимает Россия.

    По итогам минувшего года наша страна импортировала из Франции ПВН на сумму 118,6 миллиона евро (156 миллионов долларов). Это пока без учета строящихся по российскому заказу на французских верфях универсальных десантных кораблей (УДК) «Владивосток» и «Севастополь». Поэтому у нашей страны есть все необходимые и достаточные условия для повышения своего рейтинга в перечне наиболее значимых заказчиков продукции французского оборонно-промышленного комплекса.

    Объем поставок

    Двадцатка крупнейших заказчиков французской ПВН, в которой у России почетное 11-е место, сформирована в основном из стран – импортеров вооружений и военной техники, хотя даже мировые лидеры в области торговли оружием – США и Великобритания пользуются французскими военными высокими технологиями.

    Россия – Франция: одностороннее движение

    Первой по объему закупок в списке покупателей французских вооружений по итогам прошлого десятилетия (2003–2012) идет Саудовская Аравия. Далее следуют Индия, Бразилия, ОАЭ, США, Малайзия, Великобритания, Республика Корея, Марокко, Австралия, Россия, Испания, Пакистан, Греция, Оман, Сингапур, Китай, Германия, Турция и Катар. На первую десятку крупнейших импортеров французской ПВН приходится 54 процента всех закупок вооружений и военной техники французского ОПК и из наличия Министерства обороны.

    Согласно данным июльского отчета Министерства обороны парламенту Пятой республики (Rapport au Parlement 2013 sur les exportations d’armement de la France) Франция занимает четвертое место среди ведущих экспортеров оружия. Эксперты отмечают, что за период 2006–2011 годов средний ежегодный объем мирового экспорта ПВН составил 74,7 миллиарда евро. Лидер – США. У них 48 процентов, у России – 12, у Великобритании – 10,8. Затем следуют Франция (8,6), Израиль (5), Германия (3,8), Италия (3), Испания (1,6), Швеция (1,1) и Китай (1). На все страны – члены Евросоюза приходится 30,4 процента от общемирового экспорта вооружений за рассматриваемый период, а средний ежегодный объем экспорта ПВН европейских государств – 22,8 миллиарда евро. На остальной мир, без учета России, приходится 10,2 процента мирового рынка ПВН. Средний ежегодный объем французского экспорта – 7,7 миллиарда евро. За период 2008–2012 годов крупнейшими заказчиками французских вооружений стали страны Азиатско-Тихоокеанского региона (27,8 процента всех заказов), Ближнего и Среднего Востока (21,4), Латинской Америки (20,9). По итогам минувшего года наибольшее число заказов пришлось на АТР (52 процента).

    Структура экспорта

    Оборонная промышленность Франции может производить широкую номенклатуру ПВН высокого качества, которая практически вся может быть востребована на мировом рынке. В авиационной области это прежде всего истребители «Рафаль», ставшие победителями в крупнейшем индийском тендере стоимостью свыше 11 миллиардов долларов на закупку 126 многоцелевых боевых самолетов MMRCA, ударные вертолеты «Тигр» и военно-транспортные NH90, выпускаемые совместно с партнерами. В ракетном секторе Франция может предложить широкую гамму ракет всех классов и назначений. В области сухопутных вооружений – бронеавтомобили, артиллерийские установки, военные автомобили. Продукция французского кораблестроения также весьма конкурентоспособна. Это прежде всего технологии строительства подлодок, неатомные подводные лодки «Скорпен», новые многоцелевые фрегаты FREMM, универсальные десантные корабли типа «Мистраль». Французские компании экспортируют не только финальную ПВН, но и высокотехнологичное оборудование, интегрируемое в зарубежную продукцию военного назначения.

    Наибольший вклад в военный экспорт вносят ведущие компании оборонно-промышленного комплекса: «Талес», французские филиалы европейского аэрокосмического и оборонного концерна ЕАДС («Еврокоптер» и «Астриум»), ракетостроительная корпорация MBDA, группа «Сафран», самолетостроительная компания «Дассо авиасьон», кораблестроительный концерн DCNS, компания «Некстер». В кооперации с ними в производстве ПВН участвуют около четырех тысяч мелких и средних промышленных предприятий. В общем объеме продукции крупных базовых производств около 32 процентов приходится на экспортную ПВН. У мелких и средних предприятий ОПК этот показатель существенно ниже и составляет от трех до пяти процентов.

    В структуре продаж французской ПВН на экспортные соглашения стоимостью до 50 миллионов евро приходится от двух до пяти тысяч контрактов в год, на контракты от 50 до 200 миллионов евро – около десяти, а на крупные стоимостью свыше 200 миллионов евро – один – пять. В 2012 году объем полученных Францией военных контрактов составил 4,8 миллиарда евро, в то время как его максимальное значение приходится на 2009-й (восемь миллиардов евро).

    Движущие силы

    Высокое положение Франции в рейтинге мировых экспортеров вооружений и военной техники напрямую связано с кадровым составом оборонно-промышленного комплекса. В ОПК Франции в настоящее время работают около 165 тысяч высококвалифицированных специалистов. Годовой оборот ОПК в 2011-м составил 16 миллиардов евро, причем треть этого оборота пришлась на экспортную ПВН.

    Оборонные предприятия особое внимание уделяют развитию научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР), на которые приходится 14 процентов годового оборота. Как заявил Лоран Колле-Бийон, руководитель Генеральной делегации по вооружениям Франции DGA, которая выступает заказчиком всех видов вооружений и военной техники, производимой ОПК, ежегодное финансирование НИОКР в области обороны будет поддерживаться на уровне 700 миллионов евро. В реальности затраты на НИОКР во Франции в последние годы выше заявленных значений. В частности, в 2011-м на 60 программ в области НИОКР планировалось выделить 695 миллионов евро, а на деле дали 724. Годом ранее расходы на НИОКР предполагались на уровне 635 миллионов евро, а получено 730. Ранее реальные расходы на оборонные НИОКР были меньше планируемых. Как отметил глава DGA, в число приоритетных исследовательских программ включены исследования в области военной авиации и космоса, выведение на орбиту спутников радиоэлектронной разведки «Элиса», проведение испытаний по автоматической посадке беспилотного вертолета разработки США.

    В 2011 году были начаты предварительные исследования по оценке замены атомных подводных лодок с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) в рамках программы SNLE-3G. На эту программу выделяется несколько сотен миллионов евро до 2016–2017 годов, после чего может начаться этап разработки новой ПЛАРБ с вводом ее в строй в 2030-м.

    В рамках программы «Прометей» DGA выделяет средства на исследование новой ракеты для замены ASMP-A. В частности, ведутся испытания гиперзвукового прямоточного воздушно-реактивного двигателя (ГПВРД), первый полет демонстратора которого может состояться в 2014 году.

    Ряд исследований связан с разработкой новой бортовой РЛС, имеющей новые рабочие режимы и повышенную помехозащищенность. На эту программу выделено несколько десятков миллионов евро, а сама БРЛС должна соответствовать концепции будущего боевого французского самолета.

    Финансированию НИОКР в области обороны уделено особое внимание и в 2013-м. Расходы на проведение НИОКР в текущем году увеличатся на десять процентов по сравнению с 2012-м и достигнут 750 миллионов долларов.

    Доля России

    Всего за последние пять лет (2008–2012) Россия заказала во Франции ПВН на общую сумму 383,5 миллиона евро, оформив на импорт этой продукции 486 разрешений. Объем российских заказов на приобретение ПВН по итогам прошлого года составил около 200 миллионов евро, в то время как в 2011-м он достиг максимальной суммы за всю историю современного военно-технического сотрудничества России и Франции – 950 миллионов евро, что было связано с заказом на строительство двух УДК типа «Мистраль».

    В объеме поставок французской ПВН в Россию по итогам 2012 года на сумму 118,6 миллиона евро наибольший объем (около 70 процентов) приходится на оптико-электронную аппаратуру. Далее следуют изделия военно-морской техники (10), средства связи и противодействия (4), другая техника (5).

    Если проанализировать по номенклатуре поставки французской ПВН в Россию в прошлом году, то наибольший объем пришелся на тепловизоры, матрицы и компоненты для тепловизоров – 82,51 миллиона евро. На военно-морскую технику – 18,36 миллиона. Стоимость импортированных электронных компонентов составила семь миллионов, бронемашин, бронежилетов, защитных касок, защитных материалов – 4,6. На незначительные суммы были импортированы технологии для разработки, производства и применения военной техники (1,96 миллиона), взрывчатые вещества и их компоненты, ракетные топлива, добавки к ракетным топливам для повышения их энергетических характеристик (1,17), военные машины и компоненты к ним (1,5), химические компоненты для улучшения характеристик химических составов (0,543), прицелы, вычислители, целеуказатели, системы управления оружием, системы противодействия и другие (0,871).

    В последнее время в сфере российско-французского ВТС сложилась определенная эйфория. Некоторые аналитики указывают, в частности, на то, что в Министерстве обороны Франции наметилось «русское течение», указанное может способствовать подписанию новых оборонных контрактов с Россией после завершения строительства вертолетоносцев типа «Мистраль» для ВМФ РФ. Об этом упоминал французский военный эксперт, главный редактор бюллетеня стратегической информации TTU Арно Калика. На 6-м Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге вице-премьер Дмитрий Рогозин сообщил, что осенью текущего года посетит Францию. Он планирует, в частности, закрепить новый подход в области военно-технического сотрудничества с республикой, который предполагает совместное проектирование, производство и продажу вооружений.

    «Представляется, что следующий визит Дмитрия Рогозина во Францию будет проходить в контексте укрепления партнерства России и Франции в сфере военно-промышленного сотрудничества», – отметил Калика. Он добавил, что такой подход поддерживает и министр обороны Франции Жан-Ив ле Дриан. «Несмотря на то, что в отношениях между главами двух государств существуют некоторые шероховатости по причине противоречий в идеологии и политическом видении, это не мешает деловым отношениям, в том числе в сфере военно-технического сотрудничества», – подчеркнул эксперт. «Во французском оборонном ведомстве и, в частности, в Генеральной дирекции по вооружению Минобороны уже сформировалось «русское течение», что может способствовать подписанию новых оборонных контрактов после «Мистралей», – подытожил он.

    Однако пока состояние российско-французского военно-технического сотрудничества можно характеризовать как улицу с односторонним движением. Были у наших стран в предыдущие годы совместные работы по созданию экспортных продуктов для продвижения на рынки третьих стран, но они, к сожалению, не нашли своего дальнейшего развития. Так, например, тульское КБП и компания «Силас» 15 лет назад вели работы по созданию российско-французского высокоточного артиллерийского комплекса «Краснополь». В октябре 2000-го были проведены демонстрационные испытания, в ходе которых УАС «Краснополь» выстреливались из пушки TRF1 фирмы «Жиат» и наводились на цели лазерным целеуказателем-дальномером (ЛЦД) DHY307 фирмы «Силас». При этом использовались метательные заряды российского и французского производства. Специалисты двух стран оценивали возможность совместимости снаряда «Краснополь» с пушкой TRF1 и полуактивной головки самонаведения с ЛЦД DHY307. Результаты испытаний превзошли ожидания. Все пять снарядов поразили цели. В частности, все три танка, находившиеся на удалении 100 метров друг от друга, были поражены в верхнюю, наименее защищенную часть и полностью разрушены. Бетонная стенка и бетонный бункер также полностью уничтожены. Результаты испытаний подтвердили полную совместимость УАС «Краснополь» с пушкой TRF1 и лазерным целеуказателем DHY307. Тем самым была подтверждена возможность создания российско-французского высокоточного артиллерийского комплекса и его продвижения на рынки НАТО и третьих стран. Тем не менее проект практической реализации не получил.

    Французская фирма «Панар» и КБП в середине прошлого десятилетия работали по продвижению на рынок системы противотанкового оружия «Комбат» – «Квартет». Зарубежным странам предлагался бронеавтомобиль VBL с колесной формулой 4х4, на котором установлен модуль «Квартет» с четырьмя противотанковыми управляемыми ракетами «Корнет-Э». Маркетологи достаточно оптимистично оценивали потенциальный рынок для этой разработки, утверждая, что она может быть востребована в тех 15 странах, где уже эксплуатируются бронеавтомобили VBL разработки компании «Панар». В их числе упоминались страны Персидского залива, Юго-Восточной Азии, Африки и Латинской Америки. Маркетинг новой системы оружия проводится в тех регионах мира, где хорошо продаются как бронеавтомобили фирмы «Панар», так и ПТРК «Корнет-Э». Однако интереса к этой системе оружия у потенциальных покупателей не наблюдалось.

    Как будет идти дальнейшее развитие российско-французского ВТС, покажет время. Однако пока только Россия приобретает у Франции высокотехнологичное оборудование, которое устанавливается в экспортную российскую ПВН. А вот заинтересуют ли Францию разработки реанимируемого российского ОПК? Ответ на это вопрос мы, очевидно, получим в ближайшем будущем.

    Николай Новичков,
    главный редактор Агентства АРМС-ТАСС

    0 0

    Не исключено, что это решение Киеву продиктовано агентами влияния

    Летний политический застой на Украине оживило заявление, которое сделал министр обороны страны Павел Лебедев. По его словам, военное ведомство решило отказаться от создания оперативно-тактического ракетного комплекса «Сапсан» в том виде и при тех исполнителях, как это было прописано в соответствующей государственной целевой программе.

    Летний политический застой на Украине оживило заявление, которое сделал министр обороны страны Павел Лебедев. По его словам, военное ведомство решило отказаться от создания оперативно-тактического ракетного комплекса «Сапсан» в том виде и при тех исполнителях, как это было прописано в соответствующей государственной целевой программе.

    Как заявил министр обороны, исполнители данной ракетной программы на протяжении пяти лет потратили значительные средства, а результата не получили. За это время другим предприятием – ГКБ «Луч» создана эффективная альтернатива в виде нового ракетного комплекса со значительно лучшими ТТХ. Опытный образец последнего продемонстрируют уже в этом году, а производство намечено на 2014–2015 годы.

    Нерачительные наследники

    Изначально Украина стала обладателем более чем приличного ракетного запаса распавшегося Советского Союза. О судьбе ракетных комплексов стратегического назначения и 43-й ракетной армии РВСН написано уже достаточно много. Также не менее внушительно выглядел арсенал оперативно-тактических и тактических ракетных комплексов, насчитывающий более сотни пусковых установок, обычно именуемых в открытых источниках как «Скад» и «Точка». Они стали основой для формирования 1-й ракетной дивизии, функционально вошедшей в состав cил сдерживания.

    Украина отказывается от «Сапсана»

    По оценкам экспертов, это стало вполне адекватным решением для условий того времени. Просуществовав несколько лет, благодаря экспертной и финансовой помощи западных партнеров дивизия была расформирована, а все «Скады» вместе с «Точками» более ранних выпусков пошли на утилизацию. По крайней мере сегодня и в обозримых планах реформирования ВС Украины (ВСУ) речь идет лишь об одной ракетной части с ТРК «Точка» – 19-й отдельной ракетной бригаде из состава сухопутных войск, имеющей 12 пусковых установок.

    Понимая, что имеющиеся ракетные комплексы невечные, уже в 90-х годах прошлого столетия на Украине начали реализовывать проект создания нового ракетного комплекса, получившего название «Борисфен». Не секрет, что при этом использовалась оказавшаяся на территории Украины часть документации на варварски уничтоженный ракетный комплекс «Ока». Довести проект «Борисфена» хотя бы до уровня опытного образца не получилось. Тем не менее развитый ОПК Украины и уровень кооперации делали это вполне достижимым.

    В начале 2000-х одна из стран Ближнего Востока начала прорабатывать вопрос оснащения своих вооруженных сил ракетными комплексами оперативно-тактического назначения с баллистической траекторией полета ракеты и крылатыми ракетами для ВВС. В ответ на обращение арабской стороны украинское КБ «Южное» предложило проекты ОТРК «Гром» и крылатую ракету «Коршун». Эти изделия также не были воплощены в металле, но на теоретическом уровне определенный задел создали. Размещенная на непродолжительное время на сайте КБ «Южное» информация давала представление о планируемом облике этих систем вооружений. Например, в качестве базы для ОТРК «Гром» собирались использовать украинское четырехосное шасси КрАЗ. Интересно, что вскоре по убедительной просьбе американской стороны указанную информацию с сайта убрали и разговоры о создании Украиной подобных ракетных систем для иностранных заказчиков прекратились.

    За и против

    Несколько позже приняли решение о разработке ракетного комплекса для ВСУ. Проект получил название «Сапсан» и его создание было начато в рамках отдельной государственной целевой программы. Ведущим разработчиком определили КБ «Южное», а окончательную сборку планировали развернуть на ПО «Южный машиностроительный завод». По поводу необходимости проекта «Сапсана» сделали множество официальных заявлений на всех уровнях. В частности, по словам начальника украинского Генштаба (1996–1998, 2002–2004) генерал-полковника Александра Затынайко, Украина при создании собственного ракетного комплекса использует до последнего километра разрешенную международным режимом контроля за ракетными технологиями дальность полета ракеты.

    В контексте упомянутого выше заявления министра обороны об отказе от «Сапсана» возникает вопрос о востребованности подобного оружия для национальных ВС. Ряд аналитиков считают закрытие программы не чем иным, как успешно реализованной спецслужбами западных стран специальной операцией. Не секрет, что тема распространения оружия массового поражения и ракетных технологий очень чувствительна для США и их союзников. В этом нет ничего нового, но другое дело, что тайной под семью замками являются механизмы реализации такой политики. Подобные проекты на Украине, впрочем, как и в других странах, пресекались путем дипломатического, экономического и прочих видов давления на руководство. Источники утверждают, что в случае с «Сапсаном» вопрос удалось решить именно таким путем, преимущественно усилиями агентов влияния.

    Также значительную роль в отказе от «Сапсана» сыграло административное лоббирование своих интересов руководством ГКБ «Луч» – предприятия, предложившего альтернативное решение проекту КБ «Южное». Поиски путей выхода на первых лиц страны и военного ведомства киевским предприятием принесли свои плоды.

    Имеет место и объективная сторона вопроса. Можно согласиться с мнением оппонентов проекта «Сапсана», что создание комплекса при объеме его серийного производства для внутреннего заказчика в размерах комплекта одной-единственной ракетной бригады экономически нецелесообразно. Аргумент весомый, если не учесть этический момент. Уже три президента страны, включая действующего, публично заявили о необходимости создания Украиной собственного ракетного комплекса как фактора сохранения и развития ракетно-космической отрасли национального ОПК. Но на уровне их подчиненных, в частности министра обороны Украины, прозвучало заявление абсолютно противоположной направленности. В экспертной среде циркулируют сомнения о реальности альтернативы, предложенной ГКБ «Луч». Аргумент очень простой: одно дело – создавать авиационные ракеты и ПТРК, в чем потенциал «Луча» не вызывает сомнений, но совсем другое – многофункциональные ракетные комплексы оперативно-тактического назначения.

    Инициаторы отказа от «Сапсана» смотрят на ситуацию исключительно с позиций интересов военного ведомства. В то же время в большинстве стран мира наверняка имел бы место не узковедомственный, а государственнический подход: баланс интересов обороны, науки, ОПК, сферы военно-технического сотрудничества, дипломатической деятельности, социальной политики. Смешно говорить об очевидных вещах, но именно такие аспекты включает в себя столь масштабный проект создания образца вооружения, способного выполнять роль не только оружия сдерживания и поражения агрессора, но и стимулятора развития многих сфер жизни страны и отраслей экономики. Что касается отказа от «Сапсана» и неудачи КБ «Южное», то проблема заключается, по-видимому, не в наличии возможностей у предприятий ОПК по созданию современного образца вооружения, а в неудовлетворительном менеджменте проекта, а также в отсутствии политической воли руководства страны по его реализации.

     

    Справка «ВПК»

    Главным разработчиком комплекса «Сапсан» в 2007 году было определено КБ «Южное», а производителем – Южный машиностроительный завод (оба предприятия находятся в Днепропетровске). Работу над изделием, которое должно было объединить свойства как тактических и оперативно-тактических комплексов, так и реактивных систем залпового огня, предполагалось завершить в 2012-м с бюджетом 700–800 миллионов гривен. Еще 1,5 миллиарда гривен планировалось направить на серийное производство «Сапсана» для ВСУ.


    0 0

    Путь к военно-политическому успеху испытаний РДС-6С

    12 августа 2013 года исполняется 60 лет со дня испытания первой советской водородной бомбы РДС-6с. Это был экспериментальный заряд, малопригодный для войсковой эксплуатации, но его – впервые в мировой практике – можно было установить на авиационный носитель. Таким образом, успех испытания стал свидетельством не столько научно-технического, сколько военно-политического прорыва.

    12 августа 2013 года исполняется 60 лет со дня испытания первой советской водородной бомбы РДС-6с. Это был экспериментальный заряд, малопригодный для войсковой эксплуатации, но его – впервые в мировой практике – можно было установить на авиационный носитель. Таким образом, успех испытания стал свидетельством не столько научно-технического, сколько военно-политического прорыва.

    В 1946 году в глухом поселке Саров, где располагался небольшой завод Министерства боеприпасов № 550, начались работы по созданию базы для КБ-11 (с 1966 года – Всесоюзный НИИ экспериментальной физики). Перед бюро стояла задача разработки конструкции первой советской атомной бомбы РДС-1.

    29 августа 1949 года РДС-1 была успешно взорвана на Семипалатинском полигоне (Учебный полигон № 2 Министерства Вооруженных Сил СССР).

    Термоядерное лето 53-го года

    Более чем за год до этого, 15 июня 1948 года начальник КБ-11 Павел Зернов подписал «Поручение на проведение теоретических работ». Адресовалось оно главному конструктору КБ-11 Юлию Харитону и его ближайшим помощникам – физикам Кириллу Щелкину и Якову Зельдовичу. До 1 января 1949 года им предписывалось произвести теоретическую и экспериментальную проверку данных о возможности осуществления следующих конструкций РДС: РДС-3, РДС-4, РДС-5 и до 1 июня 1949 года по РДС-6.

    Через два дня Зернов конкретизирует это задание следующим образом: «Разработать к 1 января 1949 года на основе имеющихся предварительных данных эскизный проект РДС-6. Для разработки РДС-6 необходимо организовать в научно-исследовательском секторе специальную группу в составе 10 человек научных работников и в конструкторском секторе специальную группу в составе 10 человек инженеров-конструкторов. Прошу представить ваши предложения по персональному составу в пятидневный срок».

    Насыщенный период

    Всего в Плане научно-исследовательских, опытно-конструкторс-ких и испытательных работ КБ-11 на 1951 год значились работы по РДС-1 (уже по серийным изделиям), РДС-1М, РДС-5 (4), РДС-2М, РДС-7, РДС-8 и по РДС-6с и РДС-6т. Не все из заявленного доводилось до поздних стадий разработки, не говоря уже об изготовлении экспериментального изделия для полигонных испытаний.

    Наличие в документах двух индексов РДС-6с и РДС-6т объяснялось тем, что вначале прорабатывались две принципиально разные термоядерные физические схемы: так называемая слойка Андрея Сахарова РДС-6с и «труба» Якова Зельдовича РДС-6т. В ходе работ вторая схема отпала и осталась лишь «слойка», которая и была успешно испытана в августе 1953 года.

    Термоядерные испытания уже активно велись в США. В Америке нагнеталась газетная и журнальная шумиха вокруг возможности создания супербомбы. Так, в журнале Science News Letter доктор Уотсон Дэвис 17 июля 1948 года опубликовал статью под названием «Супербомба возможна».

    1 ноября 1952 года на Маршалловых островах в Тихом океане, на атолле Эниветок был произведен термоядерный взрыв огромной физической установки с использованием жидкого дейтерия – тяжелого изотопа водорода. Отсюда, кстати, и пошло гулять по страницам газет словосочетание «водородная бомба».

    8 марта 1950 года заместитель начальника ПГУ Авраамий Завенягин пишет начальнику КБ-11 Павлу Зернову письмо сразу под двумя грифами: «Совершенно секретно (особая папка)» и «Хранить наравне с шифром. Только лично».

    В письме Завенягин предлагает следующее:

    а) к 1 мая 1952 года изготовить по принципу, предложенному т. Сахаровым А. Д., изделие РДС-6с с малой многослойной заправкой на обычном магнии (так в переписке кодировался литий) с добавкой 5 условных единиц иттрия (радиоактивного изотопа водорода – трития) и в июне 1952 года провести испытания этого изделия для проверки и уточнения теоретических и экспериментальных основ РДС-6с;

    б) к 1 октября 1952 года представить предложения о конструкции РДС-6С, ее технической характеристике и сроке изготовления.

    К концу лета 1953 года первый советский термоядерный заряд был готов к испытаниям. Начались работы по подготовке натурного опыта на полигоне № 2 (Семипалатинский испытательный ядерный полигон).

    1953 год для КБ-11 планировался очень насыщенным. Кроме испытаний водородной бомбы необходимо было обеспечить три испытания новых атомных бомб со сбросом их с самолетов-носителей. Велись работы по баллистическому корпусу для РДС-6с. Заряд еще не был даже изготовлен, а под супербомбу уже готовились первые технические задания на оборудование бомбового отсека дальнего реактивного бомбардировщика Ту-16.

    3 апреля 1953 года, меньше чем через месяц после смерти Сталина, новый начальник КБ-11 Анатолий Александров вместе с Юлием Харитоном, Кириллом Щелкиным и заместителем главного конструктора Николаем Духовым подписали список сотрудников, направляемых на испытание РДС-6с.

    В конце мая рекогносцировочная группа разведки вылетела на полигон для выяснения состояния сооружений и зданий, закрепленных за КБ-11. Проверять надо было и площадки, где планировалось испытание РДС-6с, и сооружения, которые построили на аэродроме полигона для сборочных работ с изделиями, испытываемыми при сбросе их с самолета с подрывом в воздухе.

    Сногсшибательная новость

    При разработке РДС-6с у конструкторов и технологов было много хлопот, связанных с рядом новых материалов. От решения проблемы зависела реальная мощность заряда, которая на бумаге определяется лишь полнотой расчетов и точностью физических констант. Тем не менее новые технологические проблемы были важны настолько, что 25 июня 1953 года Завенягин, Курчатов, Александров и Харитон в подробной записке на имя непосредственно Лаврентия Берии докладывали о ходе работ так, словно член Политбюро работал главным технологом. В записке речь шла как раз о деталях для РДС-6с. Никто в атомном ведомстве, включая самого Берию, не знал, что уже на следующий день он будет унижен, оклеветан, а вскоре и расстрелян, скорее всего еще до того, как прошло испытание РДС-6с.

    26 июня 1953 года Берия подписал распоряжение Совмина СССР № 8532-рс о проектном задании на строительство завода СУ-3 (по обогащению урана) на комбинате № 813. В тот же день он был арестован, и на июльском Пленуме ЦК 1953 года вычеркнут из жизни страны.

    Первое испытание советского термоядерного оружия состоялось 12 августа 1953 года. За неделю до этого председатель Совета министров СССР Георгий Маленков на внеочередной сессии Верховного Совета СССР заявил, что Соединенные Штаты не являются монополистами и в производстве водородной бомбы.

    За месяц же до этого – 2 июля 1953 года на пленуме ЦК Маленков привел в качестве примера «преступных антигосударственных действий» решение Берии «без ведома ЦК и правительства организовать взрыв водородной бомбы». То есть Маленков хвалился тем, что до этого осуждал.

    В день ареста Берии на базе первого, второго и третьего главных управлений при Совете министров СССР образовалось Министерство среднего машиностроения СССР. Первым министром был назначен Вячеслав Малышев, заместителями – Борис Ванников и Авраамий Завенягин.

    Реорганизацию готовил Берия, в одночасье такие важные дела не решаются. Об этой структурной перестройке низовой слой атомщиков узнал позже, всех оглушила весть о Берии.

    Вот что вспоминал об этих днях крупнейший атомный конструктор СССР профессор Давид Фишман. В двадцатых числах июня он в числе сотрудников КБ-11 летел на полигон, группа задержалась в Омске и заночевала в гостинице аэропорта. Вечером Давид Абрамович, слушая по радио сообщение о каком-то торжественном собрании в Москве, обратил внимание на то, что при перечислении партийно-государственного руководства не упомянули Берию. С тем Фишман и уснул – вылет был назначен на раннее утро.

    На полигоне все сразу втянулись в работу, а через полмесяца раздался звонок полевого телефона. В этот момент Фишман устанавливал на башне лампу – в том месте, где предполагался центр РДС-6с при ее закреплении на башне перед подрывом. По этой подсветке настраивали оптическую аппаратуру для измерений. Звонил Александр Дмитриевич Захаренков (впоследствии главный конструктор нового объекта на Урале, заместитель министра среднего машиностроения СССР). Он посоветовал Фишману спуститься с высоты, чтобы не упасть от следующей новости: арестован Берия.

    Новость была действительно сногсшибательной, особенно для уполномоченных Совмина. Именно они, как и представители МГБ и МВД, курировали вопросы режима и безопасности. Но даже это известие не нарушило напряженный темп подготовки к испытаниям.

    У последней черты

    Политическая цена успеха или неуспеха водородного взрыва в 1953 году была чуть ли не такой же, как и взрыва атомного в 1949-м. Как писал в своих воспоминаниях Андрей Сахаров, «мы находились у последней черты». Больше чем есть, волноваться уже не получалось.

    12 августа 1953 года. 7 часов 30 минут по местному (в 4.30 по московскому) времени. Определенная по методике огненного шара температура светящейся зоны взрыва значительно превышала солнечную. Огромное зарево красно-оранжевого цвета было видно с расстояния 170 километров. Размер облака взрыва составил по высоте 15–16 километров, а по ширине 15–17 километров. Полный тротиловый эквивалент оценивался в 400 килотонн.

    20 августа 1953 года «Правда» опубликовала правительственное сообщение об испытаниях водородной бомбы в Советском Союзе. Сахаров и его коллеги чувствовали себя триумфаторами.

    В дальнейшем в тех же габаритах КБ-11 разработало водородный заряд для авиационной бомбы, получивший обозначение РДС-27, который был успешно испытан 6 ноября 1955 года бомбометанием с Ту-16. Авиабомба с зарядом РДС-27 была передана на вооружение ВВС и стала первым войсковым термоядерным боеприпасом. А СССР окончательно конституировал себя как термоядерную державу.


    0 0

    Программа легкого боевого самолета (ЛБС) LCA отстает от первоначальных планов на 15 лет. Тем не менее, по словам министра обороны Индии Араккапарамбила Энтони, она завершится в конце 2013 – начале 2014 года.

    Программа легкого боевого самолета (ЛБС) LCA отстает от первоначальных планов на 15 лет. Тем не менее, по словам министра обороны Индии Араккапарамбила Энтони, она завершится в конце 2013 – начале 2014 года.

    Создание собственного ЛБС ведется в Индии, несмотря на пока еще весьма сомнительный опыт в развитии собственных систем вооружений. «Наш опыт показывает, что зарубежные компании неохотно расстаются с критическими технологиями, – отметил министр обороны. – Имеются задержки с поставкой необходимых запасных частей. Существует непомерный рост цен. Обслуживание техники также показывает, что мы не можем быть постоянно зависимыми от иностранного оборудования и платформ, на которых оно устанавливается».

    «Теджас» примут на вооружение в 2014-м

    Представители индийской корпорации «ХАЛ», которая изготавливает ЛБС, сообщили, что могут выпускать четыре самолета в год, однако через 12 месяцев после достижения начальной боеготовности темп выпуска самолетов может увеличиться до восьми единиц. «ХАЛ также планирует увеличить темп выпуска ЛБС до 16 единиц в течение трех лет после достижения начальной боеготовности, основываясь на тех твердых заказах, которые будут получены на его производство», – отметил представитель корпорации.

    ВВС Индии уже законтрактовали 40 самолетов «Теджас» в варианте Mk 1, в то время как запрос на вариант Mk 2 составляет 83 единицы. Однако ВВС намерены приобрести 124 ЛБС в варианте Mk 2, первый из которых ожидают получить в 2017–2018 годах.

    «Теджас» Mk 1 достиг начальной оперативной готовности в начале 2011 года перед проведением салона «Аэро Индия» в Бангалоре. Но постоянные проблемы, которые сопровождают эту программу, задержали достижение самолетом полной боевой готовности. В 2013-м Индия завершила оформление сделки на поставку 99 двигателей F414 производства «Дженерал электрик», которыми будет оснащаться существенно модернизированный вариант «Теджас» Mk 2. На Mk 1 используется менее мощный F404. Организация оборонных исследований Индии DRDO отказалась от планов оснащения самолетов «Теджас» двигателем GTX-35VS «Кавери» собственной разработки. «Двигатель «Кавери» не станут устанавливать на самолеты LCA, передаваемые видам вооруженных сил Индии», – заявил г-н Субраманим, руководитель управления авиационных разработок ADA (Aeronautical Development Agency), которое отвечает за проектирование ЛБС «Теджас». В то же время намечено провести летные испытания и сертификацию этого двигателя, добавил он. Согласно планам 140 самолетов LCA модификаций Mk 1 и Mk 2, которые, вероятно, примут на вооружение ВВС Индии в течение следующего десятилетия, будут оснащены американскими двигателями «Дженерал электрик» F404-GE-IN20 и F414-GE-INS5 соответственно.

    По заявлениям официальных лиц DRDO, двигатель «Кавери» развернут на разрабатываемых специалистами ADA ударных беспилотных летательных аппаратах (БЛА) USAV. Эти БЛА, которые станут применять в качестве беспилотных бомбардировщиков, не только легче самолетов LCA, но и выполняют менее резкие маневры, чем «Теджас». В результате БЛА USAV не будет требовать повышенной тяги силовой установки по сравнению с боевым самолетом. Организация DRDO также рассматривает сотрудничество с зарубежными производителями авиационных двигателей, чтобы довести двигатель «Кавери» до уровня тяги перспективного среднего боевого самолета пятого поколения AMCA (Advanced Medium Combat Aircraft), который планируется спроектировать и построить в Индии в течение двух-трех десятилетий. Как отмечают эксперты, хотя «Кавери» разрабатывается Бангалорским центром по исследованию газотурбинных двигателей GTRE с 1989 года по программе стоимостью 18,92 миллиарда индийских рупий (344 миллиона долларов), этот двигатель еще далек от готовности. После нескольких лет переговоров с французской компанией «Снекма» по созданию с GTRE совместного предприятия этот план был закрыт в середине 2009-го. В то же время DRDO и Министерство обороны продолжают настаивать на том, что «Кавери» будет в определенных случаях заменять двигатели «Дженерал электрик» на ЛБС «Теджас». Однако эти заявления не были подтверждены низкими характеристиками опытного образца двигателя «Кавери» во время летных испытаний в 2010–2011 годах на борту летающей лаборатории Ил-76 в Летно-исследовательском институте имени Громова в подмосковном Жуковском. В ходе этих испытаний «Кавери» развивал тягу на нефорсированном режиме для обеспечения крейсерского полета в пределах 49,2 кН и тягу на форсированном режиме, которая необходима на режиме взлета и боевого маневрирования, только в пределах 70,4 кН. Эти характеристики, к сожалению, не соответствуют установленным техническим заданиям на разработку «Кавери», которые составляют 51 кН и 81 кН соответственно.

    Не добившись существенного прогресса в создании «Кавери», Индия оформила сделку по поставке для ЛБС «Теджас» 99 двигателей F414 производства «Дженерал электрик». По информации индийских СМИ, стоимость подписанного соглашения с «Дженерал электрик» – 30 миллиардов рупий (560 миллионов долларов). Этими двигателями будут оснащаться только самолеты «Теджас» Mk 2 ВВС Индии, хотя некоторые силовые установки могут также использоваться на морском варианте, разрабатываемом для ВМС.

    Морской «Теджас» планируется передать флоту в 2015 году. Этот самолет спроектирован управлением авиационных разработок ADA и государственной корпорацией «ХАЛ», предназначен для базирования на авианосце проекта 71, имеющем трамплин для взлета и аэрофинишеры для посадки этого самолета. Машина имеет определенные отличия в конструкции и посадочном шасси по сравнению с вариантом самолета для ВВС, поскольку будет испытывать большие нагрузки при посадке. ВМС Индии уже заказали шесть «оморяченных» ЛБС, каждый из которых стоит 30 миллионов долларов. Создание авианосца индийской разработки проекта 71 также задерживается. Если ранее его планировалось принять на вооружение в 2015-м, то теперь этот срок перенесен на 2018 год.

    Николай Новичков,
    главный редактор Агентства АРМС-ТАСС

    0 0

    Отличительные качества специалистов предприятия – профессионализм, ответственность, безупречный сервис

    Уралтрансмаш – один из старейших на Урале и в Российской Федерации, современный, стабильно работающий и динамично развивающийся завод, единственный в стране производитель самоходных артиллерийских орудий. Судьба предприятия тесно переплетена с историей Российского государства.

    Уралтрансмаш – один из старейших на Урале и в Российской Федерации, современный, стабильно работающий и динамично развивающийся завод, единственный в стране производитель самоходных артиллерийских орудий. Судьба предприятия тесно переплетена с историей Российского государства.

    Первый выпуск продукции датирован 8 сентября 1817 года. За прошедшие почти 200 лет накоплен гигантский опыт, созданы, освоены и отработаны уникальные технологии. Сегодня здесь работают только высококлассные специалисты. Их руками производятся САУ и нефтеоборудование, трамваи, станки и железнодорожная продукция.

    Золотое начало

    Своим появлением Уралтрансмаш обязан золоту. В начале ХIХ века на месте современных цехов по распоряжению главной конторы Екатеринбургских заводов была пущена Мельковская золотопромывальная фабрика. 12 лет, до того, как жила не иссякла, предприятие щедро пополняло государственную казну. Потом закрытие и запустение, пока заброшенный комплекс не привлек внимание главного механика уральских заводов англичанина П. Э. Тета. Он решил организовать частное предприятие для «приготовления разного рода машин». Мельковская мануфактура стала крупным производством, к концу ХIХ века значилась в восьмерке лучших предприятий России. А продукция – паровые машины и котлы, металлообрабатывающие станки, подъемные краны, локомобили, прокатные станы, золотопромывальные драги – славилась отменным качеством и пользовалась большим спросом.

    После революции 1917 года и национализации завод сохранил машиностроительный профиль, в 1928-м получил название «Металлист». В 1936 году освоил выпуск буровых станков, нефтяных качалок, скважинных насосов и другой продукции для добычи углеводородного сырья и полезных ископаемых. В годы финской войны здесь изготавливались минометы и производилась отливка стальных авиабомб.

    Воюющий тыл

    С первых дней Великой Отечественной войны машиностроительный завод «Металлист» приступил к выполнению военных заказов по отливке корпусов мин, изготовлению минометов. Осенью и зимой 1941 года в производственных корпусах разместились коллективы эвакуированных предприятий из Москвы, Подольска и Сталинграда. Через 39 дней после начала монтажа оборудования был изготовлен и отправлен на фронт первый легкий танк Т-60.

    Предприятие готово к большим серийным заказам и продолжает совершенствоваться

    Работать в суровых условиях военного времени приходилось с огромным напряжением. То, на что в мирное время отводились дни и недели, теперь измерялось часами и сутками. Сохраняя специализацию, предметно-замкнутый принцип производства, организовали 18 производственных цехов и четыре вспомогательных, не считая электроподстанций, компрессорной и других служб.

    По решению ГКО завод начиная с апреля 1942 года наряду с изготовлением танков Т-60 приступил к выпуску легкого танка Т-70 с более высокими боевыми характеристиками. С августа 1942 до октября 1943-го завод на правах филиала входил в структуру Уралмаша, изготавливая узлы и детали для самоходок СУ-85, СУ-100 танка Т-34. Постановлением ГКО от 18 сентября 1943 года филиалу вернули самостоятельность с названием Свердловский завод № 50.

    Самоотверженным трудом коллектив предприятия внес свой вклад в победу над врагом: 1238 легких танков Т-60 и Т-70 изготовили в начальный период войны, 7437 комплектов различных агрегатных узлов ходовой части для танков Т-34 и самоходных артиллерийских установок СУ-85 и СУ-100 на танковой базе выпустили начиная со второго полугодия 1942 года и до конца войны, 16 451 комплект узлов и деталей произведено для бронированных корпусов Т-34, СУ-85, СУ-100, ИС-152, ИС-2 и ИС-3.

    За успешное выполнение заданий ГКО указом Президиума Верховного Совета СССР в сентябре 1945 года завод награжден орденом Трудового Красного Знамени.

    Огненный букет

    В послевоенное время выпуск оборонной продукции на Уралтрансмаше продолжился – предприятие выпускало запчасти для танков и САУ.

    В 60-х годах прошла глубокая реконструкция, что позволило освоить изготовление полного цикла сложной военной гусеничной техники – противотанкового минного заградителя ГМЗ, шасси для зенитного ракетного комплекса 2К11 «Круг».

    ОАО «Уралтрансмаш»: два века на службе Отечеству
    Коллаж Юлии Гореловой

    Были спроектированы, изготовлены и запущены в серийное производство широко известные во всем мире самоходные артиллерийские установки второго послевоенного поколения – «Акация», «Тюльпан», «Гиацинт», а в конце 80-х – 152-мм самоходная гаубица третьего поколения 2С19 «Мста-С», превзошедшая по своим тактико-техническим характеристикам все зарубежные аналоги и ставшая основой ударной мощи Сухопутных войск.

    Успешно осваивалась на предприятии и мирная продукция – узлы к буровым установкам, погрузчик с гидравлическим приводом. Было запущено серийное производство углепогрузочных и породопогрузочных машин, тендеров и механизмов парораспределения к паровозам.

    В 1967 году предприятие было переименовано в завод транспортного машиностроения имени Я. М. Свердлова. За успешное выполнение заданий правительства в 1976-м предприятие наградили орденом «Знак Почета».

    От идеи – к опытным образцам

    В военном 1942 году по приказу ГКО создали специальную конструкторскую группу проектировщиков, которая положила начало центральному конструкторскому бюро «Трансмаш» – головной проектной организации в СССР и России по самоходной артиллерии. Сегодня конструкторское бюро «Трансмаш» активно занимается созданием новых образцов как оборонной, так и гражданской продукции. За 71 год своей деятельности КБ разработало и модернизировало около 40 изделий военной техники. Более 20 боевых артиллерийских и инженерных изделий приняты на вооружение Российской армии. Боевые машины Уралтрансмаша получили боевое крещение на Ближнем Востоке, в Афганистане, участвовали в других локальных конфликтах. Везде их оценка военными была самой высокой – эффективны в боевом отношении, просты и надежны в эксплуатации, неприхотливы в обслуживании и ремонте. Коллективы разработчиков самоходных артиллерийских установок 2С3 «Акация», 2С4 «Тюльпан», 2С5 «Гиацинт» были удостоены Государственных и Ленинских премий.

    ОАО «Уралтрансмаш»: два века на службе Отечеству
    Коллаж Юлии Гореловой

    Однако любая машина со временем устаревает, на смену приходит более совершенная. В 1980 году начата разработка, а в 1989-м принята на вооружение новая боевая машина производства ОАО «Уралтрансмаш» – 2С19 «Мста-С». Впервые ее показали на международной выставке вооружений в Абу-Даби в 1993 году. Боевые стрельбы штатными боеприпасами и управляемыми снарядами «Краснополь» произвели настоящий фурор. Скорострельность, точность и эффективность поражения целей оказались недоступны ни одной западной артсистеме. По своим боевым характеристикам эта самоходная артиллерийская установка оставила позади все артсистемы, созданные на Западе.

    Высокую оценку «Мста-С» получила в военных и политических кругах. «2С19 является самой современной артсистемой. Она уже в период принятия на вооружение Советской армии предлагалась на экспорт, и это говорит о том, что Советский Союз чувствует, в какой области он оснащен лучшим образом для конкуренции», – писал в 1991 году журнал Soldat und Technik. За создание 2С19 «Мста-С» большая группа разработчиков КБ «Трансмаш» была удостоена высоких правительственных наград, а генеральный конструктор Юрий Томашов – звания Героя Социалистического Труда.

    Новым этапом в развитии отечественной самоходной артиллерии стала разработка коллективом инженеров и рабочих Уралтрансмаша самоходной гаубицы 2С19М1-155 с орудием калибра 155 миллиметров, соответствующим четырехстороннему соглашению стран НАТО 1989 года об унификации баллистических характеристик перспективных артиллерийских систем.

    Для гражданских нужд

    В 90-е годы ХХ века конверсия тяжело ударила по всему оборонному комплексу страны. Предприятия судорожно искали возможность выжить. Не обошла эта участь и ОАО «Уралтрансмаш». Снижение государственного оборонного заказа заставило заняться поиском альтернативных видов продукции, прилагать немалые усилия для формирования портфеля заказов, чтобы сохранить производство, выплачивать зарплату. Предприятие бросило все конструкторские и маркетинговые силы на поиск стержневых изделий гражданской продукции. И когда в 1992 году Екатеринбургское трамвайно-троллейбусное управление предложило уральским заводам в рамках реализации федеральной программы по производству электротранспорта для городов России взяться за организацию производства трамваев, уралтрансмашевцы ухватились за эту идею.

    Первый трамвайный вагон – 71-401, изготовленный в Екатеринбурге на Уралтрансмаше, увидел свет 10 октября 1997 года. В 1999-м на линию вышла его модифицированная модель – 71-402. В 2002 году в Казань поставили десять вагонов данной серии, что стало на тот момент рекордом для завода. В 2003-м на Европейско-Азиатском машиностроительном форуме, который проходил в Екатеринбурге, представили новую разработку уралтрансмашевских конструкторов – трамвай модели 71-403. В марте 2006-го для испытаний в ТТУ Екатеринбурга поставили вагон модели 71-405, в 2008 году началось его серийное производство. В максимально сжатые сроки конструкторскому отделу гражданской продукции пришлось устранять замечания и реализовывать предложения как эксплуатирующих организаций – трамвайщиков, так и производственников, технологов.

    Затем были успешно проведены испытания модернизированного вагона модели 71-405-11 с функцией автономного хода. Они подтвердили возможность преодоления десятков километров пути без подключения к контактной сети. Трамвай модели 71-405-11 готов к запуску в серийное производство. Несмотря на огромный объем работ, связанный с текущими заказами, конструкторы гражданской продукции продолжают перспективные разработки. К пятой уральской выставке-ярмарке «Магистраль» в Нижнем Тагиле в 2009 году была завершена разработка конструкторской документации и изготовлен в металле опытный образец вагона 71-407 с частично низким полом, вызвавший большой интерес посетителей.

    Сегодня трамвайное производство – одно из основных направлений деятельности ОАО «Уралтрансмаш». От того, насколько успешно она осуществляется, зависят конкурентоспособность предприятия, его место на рынке, стабильность, перспективы роста и развития. Крупные поставки трамваев в Самару и Екатеринбург позволили заводу серьезно заявить о себе как об успешном производителе городского электротранспорта России и составить достойную альтернативу отечественным и зарубежным конкурентам.

    На Уралтрансмаше организовано серийное производство современных высокоэффективных вагонов с асинхронным тяговым приводом и компьютерным управлением. Салон вагона и кабина водителя оснащены системами видеонаблюдения и навигации. Более чем в два раза увеличена мощность обогрева салона за счет применения дополнительных калориферов. Лобовое стекло кабины водителя имеет систему встроенного электроподогрева. Современное высоковольтное электрооборудование комплектуется системой пожаротушения.

    В 2011 году спроектирован и изготовлен опытный образец трехсекционного сочлененного трамвайного вагона модели 71-409 с низким уровнем пола по всей площади салона. Это единственный в России полностью низкопольный трамвай. Он отвечает всем современным стандартам трамваестроения и не уступает мировым аналогам как в техническом, так и в дизайнерском отношении, поэтому и вызывает интерес потенциальных заказчиков.

    Новый трамвай позволяет пассажирам, в том числе с детьми, пожилым людям, инвалидам легко входить, выходить и двигаться по вагону. Длина трамвая – 21,5 метра, вместимость – 210 пассажиров, что на 30 процентов больше, чем в предыдущих уралтрансмашевских моделях. Он оснащен автоматическим пантографом, кондиционером в кабине водителя и восемью видеокамерами внутри и снаружи салона. Трамвай оборудован одной кабиной водителя, но в дальнейшем планируется запустить челночную модель с двумя кабинами, которая сможет двигаться в одну и другую сторону без разворотных колец. Вагон спроектирован с возможностью эксплуатации на скоростных линиях.

    Сейчас трамвай модели 71-409 проходит испытания в Западном депо Екатеринбургского трамвайно-троллейбусного управления и уже в ближайшем будущем станет объективной реальностью российских городов.

    Модернизация

    Уралтрансмаш всегда славился своими высококвалифицированными специалистами и современными технологиями. Однако годы политической и экономической нестабильности конца ХХ века не давали, как и всем предприятиям ОПК России, развиваться. Станочный парк, инфраструктура были изношены почти на 90 процентов. Постепенно накапливающееся в технологическом плане отставание предприятий отрасли становилось все более очевидным. Требовались полная реконструкция предприятия и модернизация производственных мощностей.

    К 2007 году, когда стал увеличиваться государственный оборонный заказ, вопрос о техническом перевооружении предприятия встал особенно остро. Необходимо было не только поднять завод на должный уровень, но и сделать его современным, высокоэффективным, востребованным на рынке, приносящим прибыль. И техническое перевооружение начали производить под определенную продукцию и конкретные производственные задачи. В ходе реиндустриализации завода оказалось, что разделить оборонное и гражданское производство невозможно – технологически это единый комплекс, имеющий общую инфраструктуру, ведь и военное изделие, и конверсионная продукция изготавливаются на одном и том же оборудовании. И начиная с 2008 года Уралтрансмаш стал активно закупать современное оборудование, необходимое для выполнения производственной программы. В первую очередь высокоскоростные и высокоточные станки и обрабатывающие центры с программным управлением производства Чехии, Германии, России, а также сварочное оборудование, оборудование газовой, плазменной и лазерной резки.

    Обновление технологического парка потребовало не только серьезных финансовых вливаний, но и масштабных подготовительных работ в части строительства, пересмотра производственных маршрутов, разработки новых техпроцессов, подготовки персонала. Наступил момент, когда стало очевидным, что модернизацию основных технологических мощностей предприятия сдерживает состояние его инфраструктуры. Перебои с подачей сжатого воздуха, регулярно возникающие аварийные ситуации на теплосетях, низкая эффективность используемых водогрейных котлов – эти и другие проблемы, связанные с состоянием заводской энергетики, все чаще давали о себе знать.

    Необходимы были радикальные меры по повышению энергоэффективности. Приняли решение о коренной реконструкции всего энергетического хозяйства предприятия. В кратчайшие сроки разработан и выполнен масштабный проект по строительству высокоэффективной котельной, реконструировано компрессорное хозяйство, полностью заменены магистрали теплоснабжения и теплового оборудования, системы холодного и горячего водоснабжения. По оценкам специалистов, подобной современной инфраструктурой могут похвастаться немногие предприятия отрасли. Но особенно важен факт, что этот проект удалось реализовать на фоне модернизации основных технологических мощностей и выполнения серьезнейшей производственной программы, которая более чем в два раза превышала уровень предыдущих лет. Работы по модернизации производства не завершены. Но результаты уже налицо – завод становится стабильной, сконцентрированной производственной единицей, которая действительно способна эффективно работать.

    Только вперед

    Жизнь не стоит на месте. Последнее десятилетие показало, что время самостоятельного выживания предприятий в условиях рынка прошло. В 2009 году Уралтрансмаш вошел в научно-производственную корпорацию «Уралвагонзавод». Появились дополнительные возможности обновления, оптимизации производственных процессов. Сегодня ОАО «Уралтрансмаш» – стабильно работающее и динамично развивающееся предприятие, которое ежегодно увеличивает объемы и темпы производства, активно расширяет круг потребителей своей продукции.

    Для информационной поддержки всего спектра задач стратегического планирования и оперативного управления здесь с 2006 года комплексно устанавливается информационная система «Галактика-ERP». Внедрение на рабочих местах самого современного компьютерного оборудования позволило начать масштабные работы по разворачиванию системы электронного документооборота. На заводе выпускают сложнейшую наукоемкую продукцию как в интересах Министерства обороны России, так и для нужд гражданского сектора машиностроения. Освоены технологии и производство ряда бронекорпусов для изделий ЗРК «Бук», ЗРПК «Панцирь-С1», модуля «Бахча». С 2011 года осуществляется производство гусеничного шасси для зенитного ракетного комплекса «Бук».

    Высокий уровень применяемых технологий определила принадлежность завода к военно-промышленному комплексу. Здесь используются новейшие виды обработки металлов – электронно-лучевая сварка, лазерная резка, газотермическое напыление, литье по выплавляемым моделям, литье под давлением, организовано производство деталей из пластмасс и порошков, созданы участки станков с ЧПУ, роботизированные линии и многое другое.

    Кроме уже ставшей достаточно известной в России и ближнем зарубежье трамвайной продукции предприятием освоен выпуск приводов глубинных штанговых насосов (ПШГН) для нефтедобычи (около 20 типоразмеров). На ПШГН получен международный сертификат качества Американского института нефти (API), мирового аттестационного центра по данному виду оборудования. Выполняются крупные поставки ПШГН в Аргентину. С целью освоения новых рынков сбыта и увеличения загрузки имеющихся производственных мощностей поставлены на производство узлы и комплектующие для предприятий железнодорожного транспорта, машиностроения и металлургии.

    За последние годы предприятием приобретены и запущены в эксплуатацию сотни единиц современного оборудования, в том числе более 130 единиц высокотехнологического металлообрабатывающего. На Уралтрансмаше убеждены, что наличие современных технологий и оборудования позволит заводу не только сохранить свой бренд, но и сделать производство более гибким, увеличить прибыль, расширить рынки сбыта. Основой успешной деятельности являются современная система управления предприятием, выверенная кадровая политика, производственно-технологический потенциал и высокий профессиональный уровень рабочих и инженеров. Предприятие готово к большим серийным заказам и продолжает модернизироваться и совершенствоваться. Основной задачей в ближайшее время будет коренная реконструкция литейного цеха. Кроме того, продолжаются работы по капитальному ремонту зданий и сооружений, благоустройству территорий и помещений.

    Реализация программы модернизации – задача не одного дня. Внедрение новой техники и технологий всегда требует приложения немалых усилий и энергии уже хотя бы потому, что без изменений в сознании людей этот процесс невозможен. И все же, преодолевая сложности, ОАО «Уралтрансмаш» движется вперед. Вперед, чтобы не только выживать, но и развиваться.


    0 0

    Триумф российского вертолетостроения на МАКС-2013 обеспечен

    Холдинг «Вертолеты России» примет участие в Международном авиационно-космическом салоне (МАКС-2013), который пройдет в подмосковном Жуковском с 27 августа по 1 сентября. Помимо гражданских серийных и перспективных вертолетов холдинг представит посетителям и участникам мероприятия самые современные военные разработки.

    Холдинг «Вертолеты России» примет участие в Международном авиационно-космическом салоне (МАКС-2013), который пройдет в подмосковном Жуковском с 27 августа по 1 сентября. Помимо гражданских серийных и перспективных вертолетов холдинг представит посетителям и участникам мероприятия самые современные военные разработки.

    Главная новинка в военном сегменте, которую холдинг покажет на МАКС-2013, – учебно-боевой вертолет с двойным комплектом управления Ми-28УБ, разработанный конструкторами ОАО «Московский вертолетный завод им. М. Л. Миля» на базе боевого вертолета Ми-28Н «Ночной охотник» и построенный на производственных мощностях ОАО «Роствертол». Оба предприятия входят в холдинг «Вертолеты России». В Жуковском вертолет можно будет увидеть на статической стоянке холдинга.

    Ка-52 «Аллигатор»
    Ка-52 «Аллигатор»
    Ми-28УБ
    Ми-28УБ

    Ми-28УБ разработан специально для обучения пилотированию Ми-28Н «Ночной охотник», при этом сохраняет весь функционал ударного вертолета. 9 августа Ми-28УБ выполнил первый демонстрационный полет на территории летно-испытательной станции ОАО «Роствертол». Машина создана с учетом требований заказчиков, в первую очередь Министерства обороны России. Этот вертолет может выполнять поиск и уничтожение техники и живой силы противника, малоскоростных воздушных целей в любое время суток, а также в сложных метеоусловиях. Основным отличием новой учебно-боевой машины от «Ночного охотника» является двойная гидромеханическая система управления, которая позволяет управлять вертолетом как из кабины летчика, так и из кабины летчика-оператора, выполняющего функции инструктора. Кабина инструктора увеличена, расширена верхняя часть фонаря кабины летчика, изменена конфигурация энергопоглощающих кресел. Ми-28УБ позволит качественно улучшить и сделать более эффективным процесс подготовки пилотов вертолетов Ми-28Н «Ночной охотник», которые поставляются для ВВС России и могут предлагаться на экспорт. Сохраняя весь потенциал ударного вертолета, Ми-28УБ готов нести службу в строю наравне с «Ночными охотниками».

    Главнокомандующий ВВС России генерал-лейтенант Виктор Бондарев заявил, что Военно-воздушные силы до 2020 года закупят у холдинга «Вертолеты России» 40–60 таких машин. «Четыре – шесть Ми-28УБ будем брать на каждую воинскую часть, которая эксплуатирует вертолеты», – уточнил Бондарев после первого демонстрационного полета вертолета.

    На МАКС-2013 холдинг «Вертолеты России» запланировал зрелищную летную программу, в которой помимо гражданских примут участие военные и ударные боевые вертолеты. Так, уникальная российская пилотажная группа «Беркуты» на четырех вертолетах Ми-28Н «Ночной охотник» исполнит фигуры высшего пилотажа. В небе над аэродромом в Жуковском появятся и разведывательно-ударные вертолеты Ка-52 «Аллигатор», которые производятся в Арсеньевской авиационной компании «Прогресс», входящей в холдинг «Вертолеты России». При создании Ка-52 использовались самые передовые технологии российского авиастроения, были внедрены новейшие разработки в области авионики, вооружения, применения композиционных материалов и обеспечения безопасности полетов. Впервые широкой публике машина была представлена в июне этого года на юбилейном, 50-м парижском авиасалоне в Ле Бурже. Вертолет прошел все необходимые государственные испытания, выпускается серийно, стоит на вооружении ВВС России и может предлагаться на экспорт. Морская модификация Ка-52 «Аллигатор» – Ка-52К разрабатывается сегодня холдингом «Вертолеты России» в интересах ВМФ России. Новые вертолеты будут стоять на вооружении авиакрыла двух французских десантных вертолетоносцев типа «Мистраль». Ожидается, что первую машину сдадут в 2014 году.

    Помимо «Ночных охотников» и «Аллигаторов» в летной программе холдинга примут участие и другие военные вертолеты: Ми-26, Ми-17В-5, Ми-8АМТШТ, «Ансат-У», Ми-35М. В рамках тематического показа «Антитеррор» посетители авиасалона увидят слаженную и эффективную работу подразделений спецназа по борьбе с современными угрозами с применением вертолетов и бронетранспортеров.

    Сегодня успехи холдинга «Вертолеты России», достигнутые в сегменте производства военных вертолетов, отмечены на международной арене. Авторитетное тематическое издание Defense News в своем ежегодном рейтинге Top 100, посвященном крупнейшим компаниям оборонно-промышленного комплекса со всего мира, поставило «Вертолеты России» на 24-е место по итогам 2012 года, отметив рекордные темпы роста российской оборонной компании, поднявшейся с 39-й позиции в рейтинге по итогам 2011 года.


    0 0

    В интегрированной структуре удалось реализовать полный цикл создания ВВТ – от формирования идеи до реализации готовой продукции

    На МАКС-2013 свои разработки представило ОАО «НПО «Высокоточные комплексы». Еженедельник «ВПК» публикует интервью с Александром Денисовым – руководителем холдинга, объединяющего ведущие предприятия по изготовлению зенитного ракетного и ракетно-артиллерийского, в том числе высокоточного оружия для Вооруженных Сил России и зарубежных заказчиков, а также стрелкового, спортивного и охотничьего оружия, учебно-тренировочных средств.

    На МАКС-2013 свои разработки представило ОАО «НПО «Высокоточные комплексы». Еженедельник «ВПК» публикует интервью с Александром Денисовым – руководителем холдинга, объединяющего ведущие предприятия по изготовлению зенитного ракетного и ракетно-артиллерийского, в том числе высокоточного оружия для Вооруженных Сил России и зарубежных заказчиков, а также стрелкового, спортивного и охотничьего оружия, учебно-тренировочных средств.

    «ВПК»: Александр Владимирович, какую номенклатуру ВВТ разрабатывает и производит холдинг? Какую нишу он занимает в российской «оборонке»?

    Александр Денисов

    – ОАО «НПО «Высокоточные комплексы» – организация оборонно-промышленного комплекса, специализирующаяся в области высокоточных систем и комплексов вооружения тактической зоны боевых действий, в которой реализован полный цикл создания ВВТ – от формирования идеи до реализации готовой продукции.

    Миссией нашей интегрированной структуры является создание эффективных комплексов высокоточного оружия тактического назначения, превосходящих лучшие мировые образцы, на основе инноваций и технологической модернизации предприятий холдинга.

    Основные цели объединения:

    • обеспечение Вооруженных Сил высокотехнологичным вооружением в ходе реализации Государственной программы вооружения (ГПВ) и государственного оборонного заказа (ГОЗ);
    • сохранение лидерских позиций на рынке высокоточного оружия тактической зоны боевых действий;
    • организация эффективного функционирования предприятий холдинга;
    • сохранение научно-производственного и кадрового потенциала, обеспечение социальной стабильности на предприятиях холдинга.

     

    Оптимизация управления ОПК путем формирования системообразующих интегрированных структур является в настоящее время одним из важнейших направлений деятельности правительства Российской Федерации. Решение этой задачи позволит качественно перестроить национальную оборонную промышленность.

    «ВПК»: По сути предприятия холдинга отвечают за выполнение ГОЗ в сфере высокотехнологичного вооружения.

    – Это действительно так. Мы выпускаем зенитные ракетные и ракетно-пушечные комплексы ближнего действия и малой дальности, корабельные зенитные ракетно-артиллерийские и противотанковые ракетные комплексы, вооружение бронетанковой техники, штурмовое и управляемое артиллерийское вооружение. А также боевые отделения легкобронированной техники, средства автоматизированного управления огнем артиллерии, комплексы активной защиты бронетанковой техники, оптико-электронные средства наблюдения, обнаружения целей и управления оружием, пехотные реактивные огнеметы и противопехотные ручные и автоматические гранатометы, стрелковое боевое, служебное и гражданское оружие.

    Среди основных услуг не только производство, но и ремонт и модернизация. Кстати, наши ВВТ «закрывают» не только существенную долю наземного тактического вооружения, мы также выпускаем специальные средства для Космических войск и системы топогеодезической привязки.

    Хочется также отметить, что 30-мм корабельная двухавтоматная артиллерийская установка АК-630М-2 «Дуэт» имеет великолепные экспортные перспективы. За рубежом востребованы зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С1», ПТРК «Корнет-ЭМ», стрелковое вооружение.

    Приглашаем участников и посетителей МАКС-2013 ознакомиться с нашей экспозицией как на открытой площадке, так и в закрытом павильоне F2.

     

    Об участии в авиационно-космическом салоне в Жуковском тульского ОАО «Конструкторское бюро приборостроения», входящего в состав холдинга, рассказал Юрий Савенков – заместитель управляющего директора – первый заместитель научного руководителя ОАО «КБП».

    «ВПК»: Юрий Александрович, на одиннадцатом Международном авиационно-космическом салоне фирма Шипунова (накануне принято решение о присвоении предприятию имени выдающегося российского ученого и конструктора Аркадия Шипунова, более 44 лет возглавлявшего ГУП «КБП») представила комплексно технику противовоздушной обороны. На что следует обратить внимание?

    Профессионалы тактического звена
    Коллаж Андрея Седых

    – Экспозиция предприятия представлена в составе холдинга ОАО «НПО «Высокоточные комплексы». В нее включены образцы вооружения и военной техники, которые сегодня последовательно дополняют друг друга, обеспечивая максимальную обороноспособность и безопасность охраняемых объектов. На открытой площадке демонстрируются боевая машина ЗРПК «Панцирь-С1» на колесном шасси, батарейный пункт управления, многоцелевой комплекс «Корнет-ЭМ» на колесном шасси «Тигр», образец ракеты-мишени 95Я6-2М новой и перспективной разработки.

    Эти системы также представлены в виде макетов в павильоне F2 на площади около 60 квадратных метров. Два тренажера для комплексов «Панцирь-С1» и «Корнет-ЭМ» позволят наглядно продемонстрировать их уникальные возможности поражения воздушных целей, показ проходит на большом экране. Эти учебно-тренировочные средства предназначены для обучения и тренировки расчетов БМ основным приемам боевой работы, технического обслуживания. Кроме того, посетители МАКС-2013 могут ознакомиться с комплексом управляемого вооружения (КУВ) КМ-6 «Гермес-А» с головками самонаведения для оснащения самолетов и вертолетов, КУВ с системой управления огнем «Корнет-Э» на БМП-2, реактивным пехотным огнеметом повышенной дальности и мощности РПО ПДМ-А «Шмель-М» и малогабаритным гранатометным комплексом «Бур».

    «ВПК»: Каков уровень представительства вашей фирмы?

    – Для участия в работе выставки, в подготовке и разворачивании экспозиции предприятия, организации презентаций нашей продукции и проведения переговоров по вопросам взаимного сотрудничества с делегациями фирм и военными представителями стран, присутствующими на выставке, сформирована делегация в составе 12 специалистов предприятия.

    Мы показываем дальнейшее развитие вооружения военной техники. Гвоздем программы этой представительной выставки, конечно же, является ЗРПК «Панцирь-С», а также все другие комплексы, которые продолжают решение задач ПВО. Среди них ПТРК «Корнет» в разных модификациях. Выставляем целиком батарейный комплект, в который входят батарейный пункт управления, боевая машина, ракета-мишень. Показываем уникальный режим, которым обладает только наш комплекс и который уже использовали в войсках: запуск ракеты-мишени с нашего комплекса. Мы демонстрируем на экранах эту незаурядную работу.

    Основная новизна нашего сегодняшнего участия – это огромный и бесценный опыт, который мы приобрели за последние два года во время учений в Капустином Яру, в Ашулуке. И конечно, мы показываем кадры нашего марша и боевой работы последних учений на Камчатке, которые просто потрясают. Учения подтвердили, что для выполнения боевых действий в воздухе мы готовы в необходимо кратчайшие сроки добраться до нужной точки дислокации даже в самых сложных условиях.

    В ОАО «КБП» создана гамма стрелково-гранатометного вооружения, включающая различные модели личного оружия, индивидуального автоматического оружия, снайперских винтовок, боевых ружей, ручных, подствольных и автоматических гранатометов. По своим боевым и эксплуатационным характеристикам образцы предприятия превосходят или как минимум не уступают лучшим зарубежным аналогам. Ряд моделей аналогов не имеет. На выставке запланированы встречи с официальными представителями стран и фирм, с которыми ОАО «КБП» заинтересовано во взаимном сотрудничестве.

     

    Справка «ВПК»

    Холдинг ОАО «НПО «Высокоточные комплексы»образован в 2009 году с целью консолидации научно-технического потенциала группы профильных предприятий для создания на основе инноваций и технологической модернизации существующей производственной базы перспективных вооружений, военной и специальной техники (ВВСТ) в области высокоточных систем и комплексов вооружения тактической зоны боевых действий. Входит в состав государственной корпорации «Ростех».

     

    Энергоагрегаты для спецтехники

    В текущем году в Жуковском представлены и другие предприятия, входящие в состав холдинга ОАО «НПО «Высокоточные комплексы».

    Среди них ОАО «СКБ «Турбина» – единственный в России и ближнем зарубежье разработчик и производитель малогабаритных газотурбинных двигателей (ГТД) и многофункциональных газотурбинных энергоагрегатов (ГТА) мощностью до 45 кВт для объектов бронетанковой техники, ракетно-артиллерийского вооружения и других видов военной техники наземного базирования, а также агрегатов наддува для специальных двигателей отрасли.

    Основной продукцией предприятия являются серийно выпускаемые энерго-агрегаты ГТА-18А и АП-18Д. Они более десяти лет находятся на оснащении боевых машин Российской армии, в частности на самоходной артиллерийской установке «Мста-С», оперативно-тактическом ракетном комплексе «Искандер-Э», комплексах и системах ПВО. Эксплуатация в войсках, в том числе в боевых условиях, подтвердила их высокую функциональность и надежность.

    В ОАО «СКБ «Турбина» постоянно ведутся работы по созданию энергоагрегатов для специальной наземной техники, значительное внимание уделяется созданию научно-технического задела по изделиям своей специальности на базе двойных технологий для гражданского применения.

    Аварийный пускозарядный агрегат АПА-18 представлен на стенде холдинга. Он предназначен для наземного электроснабжения объектов электроэнергией постоянного и переменного тока, а также для обеспечения запуска двигателя объекта. При необходимости возможны использование агрегата в режиме сварочного генератора и подключение гидравлического оборудования.

    ОАО «Центральный научно-исследовательский институт автоматики и гидравлики» (ОАО «ЦНИИАГ») также участник МАКС-2013. В настоящее время институт осуществляет серийные поставки систем управления ракет ОТРК «Искандер» и командно-штабных машин этого ракетного комплекса. В войсках активно используется разработанная в ЦНИИАГе комбинированная система управления аэробаллистическими ракетами Сухопутных войск на базе бесплатформенной инерционной навигационной системы, интегрированной с навигационной аппаратурой. Реализованы инновационные технические решения в составе разработки оптико-электронных систем автономного наведения высокоточного ракетного оружия дальнего действия по изображению подстилающей поверхности в видимом диапазоне. Осуществляется техническое перевооружение института в рамках ФЦП «Техническое перевооружение и модернизация ОПК». Перечисленное подтверждает лидирующее положение ЦНИИАГа в области разработки высокоточных систем управления и приводов для комплексов вооружения.

    Зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С1»

    Панцирь-С1

    Предназначен для противовоздушной обороны малоразмерных военных и административно-промышленных объектов и районов от самолетов, вертолетов, крылатых ракет и высокоточного оружия, управляемых авиабомб и дистанционно пилотируемых аппаратов, а также для усиления группировок ПВО при отражении массированных ударов СВН и обеспечения поражения легкобронированных объектов. Боевая машина предназначена для выполнения возложенных на комплекс задач по поражению широкого спектра аэродинамических целей – пилотируемой авиации, ДПЛА, ВТО и противорадиолокационных ракет во всех условиях боевого применения, в любое время суток и в любых помеховых ситуациях. Автономность боевого применения обусловливается объединением в одной боевой единице средств обнаружения, сопровождения и поражения целей. Модульный принцип, заложенный в основу создания боевой машины, позволяет размещать ее на различных транспортных базах и в стационарном исполнении. Уникальные характеристики комплекса обеспечивают возможность стрельбы в движении; одновременный обстрел четырех целей, в том числе трех в радиолокационном и одной в оптическом режимах; всепогодность и всесуточность применения; наличие помехозащищенной многодиапазонной радиолокационно-оптической системы управления. Комбинированное ракетно-пушечное вооружение гарантирует поражение ракетным вооружением: по дальности – до 20 километров, по высоте – до 15 километров и пушечным вооружением – до трех километров.

    Противотанковый ракетный комплекс «Корнет-Э»

    Корнет-Э

    Поражает современные и перспективные танки, легкобронированную технику, фортификационные сооружения, малоскоростные воздушные, надводные и другие цели в любое время суток, в затрудненной метеообстановке и в условиях организованных противником радиоэлектронных и оптических помех. Наведение ракеты на цель с пусковой установки осуществляется с помощью высокоточных безлюфтовых двухскоростных механических приводов, обеспечивающих сопровождение целей с точностью не хуже 0,1 тысячного деления. Для транспортировки комплекса «Корнет-Э» и удобства эксплуатации боевым расчетом пусковая установка складывается в компактное походное положение, тепловизионный прицел размещается во вьючном устройстве и доставляется в зону боевых действий любым видом транспорта. Комплекс позволяет вести обнаружение цели, прицеливание, производство выстрела, сопровождение и поражение цели одним человеком. Сравнительно малые размеры, большое могущество боевых частей (ракета с кумулятивной боевой частью поражает современные танки, ракета с боевой частью фугасного действия по могуществу сравнима с артиллерийским снарядом большого калибра), а также значительная дальность действия позволяют оснащать комплексом аэромобильные подразделения, штурмовые группы и подразделения войск. Размещение комплекса в боевых машинах (БМП, БТР, БМД, джип) повышает мобильность и разнообразность его применения. Возможность размещения элементов комплекса «Корнет-Э» во вращающейся рубке позволяет создавать боевые машины с электромеханическими приводами наведения, автоматизировать процесс заряжания, наведения и пуска ракет. При этом боевые машины комплекса обеспечивают высокую скорострельность, постоянную готовность к пуску ракеты, залповую стрельбу двумя ракетами по одной цели.

    Многоцелевой ракетный комплекс большой дальности «Корнет-ЭМ»

    Корнет-ЭМ

    Предназначен для поражения современных и перспективных танков, оснащенных динамической защитой, легкобронированной техники, фортификационных сооружений, надводных, малоскоростных воздушных целей (вертолетов, ДПЛА, атакующих самолетов штурмовой авиации) в любое время суток, в затрудненной метеообстановке и в условиях организованных противником радиоэлектронных и оптических помех. Автоматизированная пусковая установка с размещенными на ней готовыми к пуску четырьмя управляемыми ракетами оснащена телетепловизионным прицелом с телевизионными камерами высокого разрешения и тепловизором третьего поколения, встроенным лазерным дальномером и лазерным каналом наведения ракет, а также автоматом сопровождения целей с приводами наведения. Поражение целей в автоматическом режиме снижает психофизические нагрузки на операторов, требования к их квалификации, а также сокращает время на их подготовку. Комплекс обеспечивает ряд преимуществ. Залповая одновременная стрельба по двум целям значительно увеличивает скорострельность и огневую производительность комплекса. Стрельба двумя ракетами в одном луче для поражения особо опасных целей, в том числе оснащенных системами активной защиты. Двукратное (до 10 км) по сравнению с ПТРК «Корнет-Э» повышение дальности стрельбы, при этом точность наведения увеличивается в пять раз. Расширение возможностей ПТРК за счет поражения малоразмерных воздушных целей (вертолетов, ДПЛА, атакующих самолетов штурмовой авиации). Комплекс «Корнет-ЭМ» может размещаться на широком спектре носителей малой грузоподъемности (1 шт. АПУ – 0,8–1,0 т, 2 шт. АПУ – 1,2–1,5 т), обеспечивает стрельбу всеми ракетами семейства «Корнет-Э».

    Комплекс управляемого вооружения КМ-6 «Гермес-А»

    Гермес-А

    Предназначен для поражения днем и ночью современных и перспективных танков, легкобронированных целей, инженерных и фортификационных сооружений, надводных целей, малоскоростных воздушных целей. Максимальная дальность стрельбы днем и ночью – 15–20 километров. Преимущества и особенности: повышение боевых качеств военно-транспортных и боевых вертолетов за счет увеличенной дальности стрельбы и могущества универсальной боевой части управляемой ракеты, сокращение собственных потерь в условиях противодействия ПВО противника, поражение малоразмерных целей безвозвратно одной ракетой, выведение из строя крупных целей за счет последовательного поражения жизненно важных элементов, высокая боевая производительность за счет залповой стрельбы (двумя ракетами в залпе по разным целям), сверхзвуковой скорости ракеты и автоматизации работы комплекса. КМ-6 «Гермес-А» размещается на различных боевых, военно-транспортных вертолетах и самолетах.

    Реактивный пехотный огнемет повышенной дальности РПО ПДМ-А «Шмель-М»

    Шмель-М

    Новое поколение высокоточного штурмового оружия, позволяющего решать широкий спектр задач по огневой поддержке в ближнем бою. РПО ПДМ-А – модернизация высокоэффективного реактивного пехотного огнемета «Шмель», обеспечивающая повышение могущества боевой части в два раза, увеличение дальности стрельбы в 1,7 раза, снижение массы в 1,3 раза. Огнемет предназначен для выведения из строя живой силы противника, расположенной как на открытой местности, так и в различного вида сооружениях, легкобронированной и автомобильной техники, для разрушения укрепленных зданий, наземных или полузаглубленных строений из камня, кирпича или бетона. По эффективности воздействия в ближнем бою на все виды целей (кроме танков) не уступает 152-мм артиллерийскому осколочно-фугасному снаряду и позволяет вести стрельбу из помещений объемом более 60 м3. Огнемет всегда готов к немедленному применению. Отличается высокой надежностью, позволяет мобильно передвигаться по пересеченной местности.

    Малогабаритный гранатометный комплекс «Бур»

    Бур

    Новое универсальное штурмовое оружие, позволяющее выполнять задачи по огневой поддержке в различных условиях ближнего боя. Выстрел в фугасном снаряжении предназначен для поражения открыто расположенной живой силы на площади не менее 50 м2, разрушения и повреждения зданий, вывода из строя небронированной и легкобронированной техники. Выстрел в осколочно-фугасном снаряжении используется для осколочного поражения открыто расположенной незащищенной силы противника на приведенной площади не менее 80 м2, а также для вывода из строя автомобильной техники. Преимущества и особенности применения: снаряжение различными типами выстрелов, возможность использования типа прицела в зависимости от условий применения, высокая эффективность и могущество боеприпасов при небольшом весе и малых габаритах, возможность ведения огня из закрытых помещений объемом 30 м3.

    Павильон F2-2, 3, 4


    0 0

    Отечественная артиллерия переживает далеко не самый лучший период своей жизни

    Представляем взгляд военных ученых на историю и развитие ракетно-артиллерийского вооружения (РАВ). Статья публикуется в двух частях. В первой приведен исторический экскурс, во второй представлен анализ перспективных направлений РАВ с учетом включения новых ВВТ в единое разведывательно-информационное пространство.

    Представляем взгляд военных ученых на историю и развитие ракетно-артиллерийского вооружения (РАВ). Статья публикуется в двух частях. В первой приведен исторический экскурс, во второй представлен анализ перспективных направлений РАВ с учетом включения новых ВВТ в единое разведывательно-информационное пространство.

    Большинство современных ученых на основе анализа тысячелетнего опыта развития цивилизации делают вывод, что в настоящее время человечество переходит от пятого к шестому технологическому укладу. Появление новых технологий всегда влияло и на характер развития вооружения, и на характер войн, военные теоретики в этой связи говорят о готовности ведущих стран мира к ведению войн шестого поколения. С принятием на вооружение в начале XX века автоматического оружия, танков, самолетов столетняя концепция войн массовых армий третьего, «наполеоновского» поколения сменилась на концепцию и ныне непрекращающихся войн четвертого поколения, основой которой являются действия сухопутных войск, больших масс людей, боевой техники и артиллерии. С атомной бомбардировки двух городов Японии в конце Второй мировой войны в 1945 году принято отсчитывать начало концепции ведения войн пятого – ракетно-ядерного поколения, к счастью, за упомянутым исключением, не реализовавшейся на практике.

    Пути развития

    Военные конфликты конца XX – начала XXI века с активным участием США и союзников по блоку НАТО выявили две основные тенденции ведения войн шестого поколения – бесконтактная война (в ней упор делается на высокоточное оружие) и сетецентрическая война (приоритет разведывательно-информационно-управляющим системам). Обе эти концепции, безусловно, скоординированы между собой и, таким образом, можно говорить о ведении войн шестого поколения в виде разведывательно-ударных (огневых) действий вооруженных сил в конфликтах любой интенсивности.

    Отстали то ли на 10 лет, то ли навсегда

    В таком историческом аспекте рассмотрим изменение роли артиллерии в войнах прошлого и настоящего, а также выскажем свой взгляд на перспективы развития РАВ и его применение в почти неизбежных, к сожалению, войнах ближайшего и более отдаленного будущего.

    До появления в период Второй мировой войны ракетного вооружения (знаменитые «Фау-1» и «Фау-2», экспериментальные зенитные и противотанковые ракеты «Вассерфаль», «Красная шапочка» Х-7) и реактивных систем залпового огня (РСЗО – современное название не менее знаменитых гвардейских минометов катюша и их многочисленных аналогов) ствольные артиллерийские системы безраздельно господствовали на полях сражений (полевая артиллерия), морских просторах (корабельная артиллерия) и в воздухе (авиационные пушки и пулеметы). К этому можно добавить, что борьбу с авиацией осуществляли артиллерийские системы сухопутной и морской ПВО.

    Все упомянутые артиллерийские системы веками развивались схожими путями – для увеличения дальности стрельбы и могущества боеприпасов непрерывно увеличивали калибр, длину ствола и массу снаряда. Даже не считая уникальных образцов наземной артиллерии типа «Длинного Густава» или «Доры», артиллерия сухопутных войск достигла вполне «морских» калибров (отечественная гаубица СМ-54 – 2А3 – имела калибр 406 мм, а миномет 2Б2 – 420 мм). Собственно флотская отечественная артиллерия остановилась на тех же калибрах (пушка Б-37 с калибром 406 мм при массе снаряда более 1100 кг). Самыми же мощными в истории пушками были оснащены японские линкоры «Ямато» – 460-мм (дальность стрельбы достигала 50 км, а масса снаряда превышала 1,5 т).

    Схожими путями развивалась противотанковая артиллерия (от типичных предвоенных калибров 25, 37, 45 мм противотанковые пушки «доросли» до 100, 122, 152-мм), артиллерия ПВО (наверное, самые мощные зенитные пушки СМ-27 и КМ-52 были разработаны в СССР в конце 40-х годов, они имели калибр 152 мм, горизонтальную дальность стрельбы – более 33 километров, досягаемость по высоте – почти 25 километров, скорострельность – 10–15 выстрелов в минуту) и даже авиационное вооружение (истребители, имевшие к началу войны в основном пулеметное вооружение, к ее завершению оснащались скорострельными пушками калибра 30, 37, 45 мм и даже 57 мм – пушка Н-57, разработанная Александром Нудельманом для истребителя МиГ-9).

    Крупнокалиберные зенитные системы успешно прошли испытания в середине 50-х годов, но в серийное производство не пошли, поскольку в мае 1955-го на вооружение был принят зенитный ракетный комплекс (ЗРК) С-25 «Беркут». Противотанковой артиллерии повезло больше, несмотря на создание в начале 60-х годов отечественных противотанковых ракетных комплексов (ПТРК) «Шмель», «Фаланга», «Малютка» и их бурное дальнейшее развитие – первая в мире гладкоствольная противотанковая пушка (ПТП) Т-12 (2А19) была принята на вооружение Советской армии в 1961-м, ее модернизированный вариант МТ-12 до сих пор находится на вооружении, более мощная 125-мм ПТП «Спрут-Б» (2А45М), унифицированная по баллистике и боеприпасам с танковой пушкой типа Д-81, принята на вооружение, но серийно не производится (для ВДВ серийно выпускался ее самоходный аналог «Спрут-СД»).

    Мощные и чрезвычайно массивные (вес трехорудийной башни линкора составлял несколько тысяч тонн) корабельные артиллерийские установки крупного калибра с послевоенного периода успешно вытесняются ракетными системами (противокорабельными ракетами, крылатыми ракетами для стрельбы по наземным целям и др.). Фактически современный корабль ВМФ из ствольных артиллерийских систем имеет только зенитные автоматы калибра, не превышающего 30 мм, и некоторые типы судов оснащаются многоцелевыми автоматическими орудиями калибров от 76 до 130 миллиметров.

    В современной авиации также остались только скорострельные малокалиберные автоматические пушки (20–30 мм), причем исключительно для поражения наземных целей армейской (вертолетами) и отчасти фронтовой (штурмовики и некоторые типы истребителей-бомбардировщиков) авиацией. Аналогично в системе противовоздушной обороны объектов и войск применяются ЗРК различной дальности – от переносных комплексов (широко известные американские ПЗРК типа «Стингер» и превосходящие их по многим показателям отечественные «Стрелы» и «Иглы» имеют дальность действия несколько километров) до дальнобойных (американские системы «Пэтриот», «Иджис», отечественные С-300, С-400, С-500, способные поражать как аэродинамические, так и баллистические цели на дальностях в несколько сотен километров) и только в ряде систем ближнего действия используются малокалиберные автоматические пушки (ЗРПК типа «Тунгуска», «Панцирь»).

    Не будем спешить с выводом о бесперспективности ствольных артиллерийских систем или о дальнейшем сокращении областей их применения (к данной тенденции вернемся ниже). Остановимся кратко на других основных элементах системы РАВ, а именно – средствах обеспечения боевого применения данного вида вооружения. Среди всех видов обеспечения (материально-технического, ремонтно-эксплуатационного и т. п.) выделим наиболее важное именно для боевого применения – разведывательно-информационное (РИО).

    Под РИО обычно понимают систему собственно средств разведки (то есть множество средств добывания информации о противнике) и систему информационного обеспечения (все виды средств связи, передачи данных, накопления и обработки информации, поддержки принятия решения и т. п.). Традиционно система разведки подразделяется не только по сферам функционирования средств разведки (космическая, воздушная, надводная/подводная, наземная), диапазонам длин волн используемых датчиков (радиолокационная и радиотехническая, оптическая или оптико-электронная, звукотепловая, сейсмическая, гидроакустическая и др.), войсковым звеньям управления (стратегическая, оперативно-стратегическая, оперативная, тактическая), но и по подчиненности (или принадлежности к роду войск), в частности выделяется система артиллерийской разведки (АР) со своими средствами добывания информации, пунктами обработки информации и управления системой АР. Такое положение сложилось исторически, поскольку именно артиллерии, много веков назад получившей возможность стрелять за пределы прямой видимости цели с позиции, потребовалось точно знать, где эта самая цель.

    Далее, естественно, узнав, где находится цель, надо эту информацию в виде, пригодном для использования артиллеристом, донести до него, а затем уже артиллеристу суметь рассчитать, куда навести орудие и сколько «положить пороху», чтобы попасть в нее. Поэтому насущные потребности обеспечения стрельбы артиллерии весьма способствовали развитию точных наук, в первую очередь математики и производных от нее механики, баллистики, теорий вычислений, передачи информации, в конечном счете кибернетики и современных информационных технологий. Неудивительно, что первые приборы, облегчающие расчет установок для стрельбы, появились именно в артиллерии (некоторые из них, типа номограммного прибора управления огнем, в отечественных артиллерийских подразделениях сохранились до сих пор, разумеется, в качестве резервного средства, американские офицеры доверяют только электронике). Первые комплексы средств автоматизации управления (КСАУ – в современной терминологии) также появились в артиллерийских формированиях и бурно развивались, следуя за развитием информационных технологий.

    К сожалению, отставание отечественных разработок в этой области общеизвестно (спорят только о сроках отставания – десять лет, 20 лет или навсегда), и мы, завершая исторический экскурс, плавно подошли к краткому анализу состояния отечественного РАВ, системы его разведывательно-информационного обеспечения, насущных проблем его развития и намеченных путей их решения.

    Текущее состояние

    Наиболее полную картину состояния отечественного РАВ, стоящих перед ним проблем и предлагаемых путей развития данного типа вооружения дал Игорь Шеремет, до недавнего времени руководивший отечественной военной наукой. Он, в частности, отмечает, что имеющиеся возможности применения РАВ в режиме разведывательно-огневых действий с реализацией современных методов поражения группировок войск противника в настоящее время ограниченны, при этом основными причинами сложившегося положения являются:

    • значительное количество морально устаревших образцов;
    • недостаточные возможности системы средств разведки;
    • недостаточная степень автоматизации управления формированиями ракетных войск и артиллерии (РВиА).

     

    Безусловно, справедливым является и утверждение о том, что в настоящее время совершенствование артиллерийского вооружения осуществляется по двум направлениям:

    • модернизация существующих образцов и проведение их капитального ремонта на заводах промышленности;
    • проведение работ по созданию перспективных образцов артиллерийского вооружения нового поколения.

     

    Впрочем, эти два направления являются общими для развития любой сложной технической системы, вопрос состоит в глубине и направлениях модернизации существующих образцов и в том, насколько перспективны рассматриваемые образцы и что такое образцы нового поколения. Свои взгляды на развитие РАВ мы выскажем чуть позже, а пока вернемся к анализу состояния.

    Состояние РАВ в целом и РВиА СВ в частности не отвечает требованиям ведения современных боевых действий, что показали и события пятилетней давности на Кавказе. В первую очередь неудовлетворительным является состояние системы РИО и отчасти связанное с этим отсутствие некоторых типов высокоточных боеприпасов (ВТБ), низкие характеристики ряда образцов и, как это ни печально, зачастую неумение применять имеющиеся ВТБ вследствие недостаточной обученности личного состава.

    Очевидно, что без наличия высокоточных (и высокоэффективных) боеприпасов (для краткости под боеприпасами будем понимать все ствольные и реактивные снаряды, мины, гранаты, а также ракеты различных типов) невозможно построить современную систему РАВ. Не вдаваясь в тонкости интерпретации не слишком удачного отечественного термина «высокоточное оружие» (ВТО), будем называть высокоточным любой поражающий элемент, обладающий возможностью управляемого изменения траектории и/или момента срабатывания боевой части (БЧ). Под такое определение попадают, конечно, и обычные боеприпасы с дистанционными взрывателями при непременном условии, что такой взрыватель обладает элементами «интеллекта» и способен выбирать момент срабатывания в зависимости от условий подхода к цели. Следует отметить, что как раз многофункциональных «умных» взрывателей у нас нет.

    За высокоточным оружием, высокоточными боеприпасами будущее и этот постулат не оспаривается практически никем, проблема в настоящее время заключается в определении соотношения высокоточных и обычных боеприпасов на каждом этапе развития РАВ. Учитывая стремительное развитие элементной базы, вычислительных средств, датчиков различной природы, их миниатюризацию и постоянное удешевление производства, не приходится сомневаться, что в обозримом будущем все боеприпасы РАВ будут высокоточными в смысле, приведенном выше (исключение могут составить мелкокалиберные снаряды да пули, что, впрочем, тоже неочевидно).

    Сегодня отечественная система артиллерийской разведки включает только наземные средства разведки различных типов – РЛС разведки наземных движущихся целей, РЛС разведки огневых позиций стреляющих средств, комплексы радиотехнической разведки, звукотепловые и разведывательно-сигнальные комплексы, переносные оптико-электронные приборы разведки и наблюдения, включая лазерные дальномеры-целеуказатели, специализированные подвижные разведывательные пункты, оснащенные РЛС, ЛДЦ, дневными и ночными приборами разведки. Номенклатура средств АР представляется достаточной, их характеристики, конечно, разнятся, но в целом не сильно уступают зарубежным аналогам, основная проблема состоит в отсутствии эффективной системы управления разведкой, сбора, обработки и доведения разведывательной информации. Предпринимаемые попытки создания пунктов управления артиллерийской разведкой (ПУАР), пунктов комплексной обработки развединформации (ПКОРИ) являются движением в правильном направлении, но эффективность их применения резко снижается отсутствием системности в разработке как общей системы управления войсками и оружием, так и ее элементов, включая самые мелкие – унифицированных линий обмена информацией, высокопроизводительных вычислительных средств, стандартизированного математического и программного обеспечения и др.

    Таким образом, мы подошли к главной, на наш взгляд, проблеме – отсутствию подлинной системности в разработке РАВ и более того – отсутствию внятной концепции поэтапного построения Вооруженных Сил XXI века и соответственно построения их важнейшей компоненты – ракетных войск и артиллерии.

    Данная общая проблема строительства современных ВС нашла концентрированное выражение в нынешнем состоянии АСУ войсками и оружием в целом и подсистемы автоматизированного управления РВиА в частности. Не вдаваясь в подробности, интересные только специалистам, отметим пару моментов – работа по созданию АСУ ВС РФ, в составе которой, естественно, должны функционировать все более мелкие АСУ, ПУРы, ПУАРы, КСАУ, задана, ведется ни шатко ни валко, однако генеральный конструктор АСУ ВС РФ до сих пор не определен. Достаточно активно ведется разработка различных средств разведки, «модными» ныне беспилотными летательными аппаратами (БЛА) занимается множество разных фирм – в результате получаются десятки действительно разных изделий с различными линиями обмена информацией, протоколами, датчиками, наземными пунктами управления и обработки информации (для БЛА).

    Правильно поставленная задача – формирование единого разведывательно-информационного пространства (ЕРИП) – очень далека от своего решения и требует, на наш взгляд, жестких организационных решений в первую очередь.

    Какие меры принимаются в рамках действующей ГПВ и планируются в новой, а также в Госпрограмме развития ОПК для совершенствования системы РАВ?

    Единая военно-техническая политика в области развития ракетно-артиллерийского вооружения видится в создании сбалансированного вооружения в ограниченной номенклатуре калибров, единых для СВ, ВДВ и ВМФ (основа заложена в СВ переходом на два основных калибра ствольной артиллерии 120 и 152 мм, вопрос обоснования рационального типажа всего РАВ заслуживает отдельного рассмотрения); в разработке в рамках каждого типа вооружения базовой боевой платформы (образца) с созданием на его основе элементов унифицированного семейства образцов; в комплексировании средств поражения, разведки, управления и обеспечения стрельбы; в развитии средств технического обслуживания и ремонта комплексов РАВ.

    Следует констатировать, что решение перечисленных вопросов и полная реализация заданий ГПВ-2020 не позволят создать действительно перспективную систему РАВ, способную эффективно функционировать в рамках войн шестого поколения. Для определения облика перспективных и модернизируемых систем РАВ, комплексов вооружения и военной техники, выработки концептуальных направлений их развития на период до 2025 года необходимо провести комплексные исследования.

    Игорь Артамонов,
    доктор технических наук, действительный член РАРАН
    Роман Рябцев,
    кандидат технических наук, советник РАРАН

    0 0

    За короткий период Китай прошел путь от покупателя до производителя и экспортера бронетанковой техники

    Боевые бронированные машины появились на китайской территории в первой половине XX века. В череде гражданских войн и интервенций, сменявших друг друга, танки играли далеко не центральную роль, тем не менее данному вооружению уделялось здесь значительное внимание. В 50-е годы руководством страны принято решение о переходе от закупок бронетехники к ее производству. Успехи в этой области позволили Китаю уже в 80-е годы не только обеспечить собственные потребности, но и поставлять свою продукцию за рубеж.

    Боевые бронированные машины появились на китайской территории в первой половине XX века. В череде гражданских войн и интервенций, сменявших друг друга, танки играли далеко не центральную роль, тем не менее данному вооружению уделялось здесь значительное внимание. В 50-е годы руководством страны принято решение о переходе от закупок бронетехники к ее производству. Успехи в этой области позволили Китаю уже в 80-е годы не только обеспечить собственные потребности, но и поставлять свою продукцию за рубеж.

    Танки в Китае появились в 20-е годы прошлого века, когда маньчжурский дуцзюнь (военный губернатор) Чжан Цзолин приобрел во Франции 36 легких танков FT-17. Первые 10 танков были отправлены на британском пароходе под видом сельскохозяйственных тракторов. Еще четыре прибыли в ноябре 1925 года в порт Нью-Чанг. Они использовались в борьбе между Маньчжурской армией и армией дуцзюня У Пей-фу.

    Тем временем Нанкинское правительство Гоминьдана решило приобрести танки для своей армии. В 1929 году оно заказало 24 танкетки Vickers Carden Loyd и в мае первые 12 прибыли в Китай. Они были посланы в Сучжоу и воевали на Лунгхайском фронте. В 1938-м закупки бронетанковой техники приобрели более масштабный характер. Через германскую военную миссию было приобретено 10 легких танков Pz. I Ausf. A и 30 бронеавтомобилей. В Италии закупили 20 танкеток CV 33, а в Великобритании у фирмы Vickers – 16 танков Vickers Mk. E, а затем в дополнение к ним еще четыре танка, но оборудованных радиостанциями, – Vickers Mk. F. Вместе с Vickers Mk. E в Китай прибыли и 33 танка-амфибии Vickers Carden Loyd Model 1931.

    Зарубежная помощь

    1 марта 1938 года был подписан торговый договор между СССР и правительством Чан Кайши. Советское правительство предоставило Китаю денежный кредит для закупки в Советском Союзе военных и других материалов. Среди купленного было и 87 танков Т-26 образца 1933 года. В конце 30-х в ходе тяжелых боев с японцами вся эта боевая техника в основном была потеряна.

    Танки Поднебесной

    Возрождение китайских бронетанковых войск началось только в 1943 году, когда Соединенные Штаты приняли решение сформировать Временную танковую группу (Provisional tank Group) из остатков китайских бронетанковых сил в Индии. Первоначально в нее входили и американские танковые экипажи, но со временем их заменили китайцы. Американцы же взяли на себя полную техническую поддержку новообразованного подразделения. Группа была вооружена танками производства США, взятыми из британских запасов в Индии. На вооружении Временной танковой группы находились главным образом средние танки M4A4 Sherman и легкие M3A3 Stuart, а также небольшое количество британских бронетранспортеров Bren Carrier и американских полугусеничных бронетранспортеров. Группа принимала активное участие в боевых действиях против японцев в Бирме в 1944-м. Позже Временная танковая группа стала ядром вооруженных сил Чан Кайши, которые воевали с коммунистами Мао Цзэдуна во время гражданской войны в Китае в 1946–1949 годах. Кстати сказать, Народно-освободительная армия Китая, руководимая Мао Цзэдуном, получила от Советского Союза всю японскую бронетехнику, захваченную у Квантунской армии в 1945-м. После победы коммунистов в гражданской войне и образования Китайской Народной Республики из СССР начались поставки бронетехники советского производства – танков Т-34-85 и ИС-2. К самостоятельному производству бронетанковой техники в Китае приступили во второй половине 50-х годов.

    Первенец китайского танкостроения

    Первым китайским танком стал средний Турe 59 (WZ120). Он производился с 1957-го на государственном заводе № 617 в городе Баотоу (провинция Внутренняя Монголия) по советской технической документации. Позднее производство было развернуто еще на двух заводах во Внутренней Монголии и в Шанхае. Объемы его выпуска составляли в начале 70-х 500–700 единиц в год, в 1979-м – 1000, в 1980-м – 500, в 1981-м – 600, в 1982-м –1200, в 1983-м – 1500–1700 единиц. Турe 59 идентичен по конструкции советскому танку Т-54А. Серийный выпуск осуществлялся с 1957 по 1987 год (после 1980-го – в основном на экспорт). За это время было изготовлено около 10 тысяч единиц.

    Компоновка танка классическая с передним расположением отделения управления, средним – боевого и задним – моторно-трансмиссионного отделений. Механик-водитель располагается спереди слева, наводчик и командир сидят в башне слева от пушки, а заряжающий – справа. Корпус танка – сварной, башня – литая полусферическая с вварной крышей.

    В башне установлена 100-мм нарезная пушка «59» (лицензионная советская Д-10ТГ), стабилизированная в вертикальной плоскости. Она имеет эжектор для продувки канала ствола после выстрела. Углы вертикального наведения составляют от -40 до +170. Для стрельбы из пушки используется телескопический шарнирный прицел с переменным 3,5- и 7-кратным увеличением, представляющий собой копию советского ТШ-2А-22. Боекомплект состоит из 34 унитарных выстрелов, 20 из которых находятся в стеллажной укладке справа от места механика-водителя, а 14 – в боевом отделении. Все боеприпасы представляют собой копии советских 100-мм унитарных выстрелов. Справа от орудия установлен 7,62-мм пулемет «59Т» (лицензионная копия советского СГМТ), еще один такой же пулемет жестко закреплен в лобовом листе корпуса. На крыше башни, на турели люка заряжающего установлен 12,7-мм зенитный пулемет «54» – копия ДШКМ.

    В МТО танка размещен дизельный двигатель 12150L мощностью 520 лошадиных сил – копия советского В-54. Механическая трансмиссия также по конструкции полностью идентична таковой, установленной на танке Т-54А. Ходовая часть применительно к одному борту включает пять опорных катков, ведущее и направляющее колеса. Подвеска индивидуальная торсионная. Гусеницы танка Турe 59 заимствованы не у Т-54А, а у Т-55 – они легче и технологичнее в производстве.

    Первый серийный вариант выпускался с 1957 по 1961 год. На сменившей его модификации Туре 59-I (WZ120A) были установлены двухплоскостной стабилизатор вооружения, активные приборы ночного видения. В боекомплект пушки «69-II» (аналог советской Д-10Т2С) введен оперенный бронебойно-подкалиберный снаряд АР100-2 с удлиненным сердечником, разработанный фирмой NORINCO (North Industries Corporation). В начале 80-х начали устанавливаться резинотканевые бортовые экраны, дымовые гранатометы, лазерные дальномеры Туре 82 и Туре 83-II китайской фирмы CELEC и простой аналоговый баллистический вычислитель. Все необходимые данные вводились в вычислитель вручную при помощи кнопочной панели управления. Лазерный дальномер устанавливался на маске пушки над стволом орудия. До уровня «59-I» были модернизированы все танки Туре 59, находившиеся на вооружении НОАК.

    На танках Турe 59-II (WZ120B) сменили вооружение, установив 105-мм нарезную пушку Type 81 с теплоизоляционным чехлом. Это орудие является копией американской танковой пушки М68 израильского производства. Оно имеет значительное преимущество в точности стрельбы и могуществе выстрела перед 100-мм пушкой. Амбразура башни и компоновка внутреннего оборудования, а также сходные массогабаритные характеристики пушки позволили установить ее в танк без значительных переделок. Стабилизатор вооружения остался такой же, как на «59-I». Для нового орудия фирма NORINСO создала оперенные БПС с повышенной бронепробиваемостью. 105-мм БПС с сердечником из уранового сплава способен пробить броню толщиной 150 миллиметров на дальности 2500 метров под углом 60о. В боекомплект танка входят фугасный и кумулятивный снаряды, производимые по израильской технологии. Боекомплект, как и у «59-I», состоит из 44 выстрелов. В 1984-м пушку снабдили теплоизоляционным чехлом из алюминиевого сплава. Танк получил пятисекционные резинотканевые экраны, лазерный дальномер в командирской башенке и бесподсветочные приборы ночного видения, поставленные Китаю английской фирмой MEL. Эта модификация получила индекс Турe 59-IIА.

    Глубокая модернизация

    Стремясь поддерживать боеспособность танков Турe 59 на приемлемом уровне, в Китае провели глубокую модернизацию танков Турe 59-II, направленную на повышение живучести за счет оснащения динамической защитой и увеличения боевой эффективности путем установки усовершенствованной СУО и других сопутствующих элементов. По своим боевым характеристикам танк, получивший обозначение Турe 59-IID (WZ120C), примерно соответствует российскому Т-55АМВ. Динамическая защита (обозначается как FY) танка «59D» представляет собой коробчатые контейнеры с пластичным ВВ, которые установлены на верхней лобовой детали корпуса (13 штук) и на скулах башни (по 15 штук, три из которых имеют треугольную форму). Установлена новая 105-мм пушка «83А». В СУО входят новые комбинированные (дневные/ночные) пассивные прицелы командира и наводчика, вспомогательный телескопический прицел, встроенный лазерный дальномер, усовершенствованный двухплоскостной стабилизатор вооружения, цифровой баллистический вычислитель. Вместо перископического прицела наводчика может также устанавливаться тепловизор. По бортам башни размещено по четыре дымовых гранатомета, а в ее кормовой части – корзина для имущества экипажа. Танк оснащен термодымовой аппаратурой (ТДА). В МТО установлен форсированный до 580 лошадиных сил (путем увеличения подачи топлива и степени сжатия) 12-цилиндровый дизель 12150L7. Скорость по шоссе – 50 километров в час, по бездорожью – до 25, запас хода – 440 километров, с дополнительными баками – до 600. В гусенице применен резинометаллический шарнир, валы торсионов усилены. Установлена новая радиостанция А-220А с дальностью действия 16 километров. Танки Type 59-IID1 (WZ120C1) вооружены 105-мм пушкой «79» с алюминиево-композитным теплоизоляционным кожухом. Возможно использование ПТУР с максимальной дальностью стрельбы до 5,2 километра и бронепробиваемостью до 700 миллиметров. Стрельба ПТУР ведется через ствол орудия, как на российских танках. Помимо типовых наземных целей ракета может поражать низколетящие вертолеты. Возможно, что разработка танковых управляемых ракет осуществляется совместно с Израилем. Уже проводились демонстрационные испытания таких ПТУР, при этом на дальности 4,8 километра была поражена дистанционно-управляемая самоходная мишень. Не исключена и закупка танковых ракет российского производства 9М117 «Бастион».

    В конце 60-х годов фирмой NORINCO был разработан основной боевой танк Турe 69 (WZ121). Он представлял собой модернизированный вариант Туре 59. Предусматривалось использование только китайских технологий и комплектующих. В начале 70-х завод № 617 в Баотоу начал серийный выпуск новых танков. Однако его доводка шла медленно и производство вплоть до 80-х осуществлялось в ограниченных количествах. Впервые танк был показан на военном параде в Шанхае в сентябре 1982 года.

    Экспортный вариант

    Танки Турe 69 производились в основном на экспорт. На вооружение НОАК поступило сравнительно немного боевых машин. Первым иностранным заказчиком стал Ирак, закупивший несколько сотен танков начиная с 1983 года. А всего в страны Персидского залива в течение трех лет (1984–1987) было поставлено, по разным оценкам, от 1800 до 2500 единиц этого типа, большая часть из которых – в Ирак. В начале 1987-го Таиланд заказал КНР большую партию военной техники, в том числе и 50 Турe 69. Первые машины были поставлены Королевской тайской армии уже в 1988 году, при этом они получили местное обозначение Type 30 МВТ. Некоторое количество прибрела Шри-Ланка. В 1998-м 232 танка поступило в Бангладеш.

    Танки Поднебесной

    Пакистан в 80-х годах также приобрел 250 Турe 69, а в 1993-м приступил к их лицензионному производству на заводе фирмы Heavy Industries Taxila (часть узлов при этом поставлялась из Китая). Танки пакистанского производства получили название Type 69-IIMP.

    Конструкция корпуса и башни, двигатель и трансмиссия, многие другие узлы и агрегаты, в частности пулеметное вооружение, люки членов экипажа и т. д. по сравнению с Турe 59 не претерпели практически никаких изменений. Главным отличием являются усовершенствования, внесенные в систему управления огнем и пушечное вооружение. Танк вооружен новой 100-мм гладкоствольной пушкой «69», разработанной в КНР на основе нарезной пушки «59» и изучения советской 115-мм пушки У-5ТС танка Т-62, захваченного китайцами в ходе конфликта у острова Даманский в 1968 году. Новое орудие имеет более длинный ствол и эжектор оригинальной конструкции, сдвинутый ближе к середине ствола. В боекомплект (44 выстрела) входят унитарные выстрелы с оперенными снарядами: осколочно-фугасным, кумулятивным, бронебойно-подкалиберным и с готовыми поражающими элементами. Эффективная дальность стрельбы – до 1000 метров. Выстрелы размещаются в укладках в боевом отделении и отделении управления.

    На танке Турe 69 установлен двухплоскостной стабилизатор вооружения, позволяющий вести прицельную стрельбу с хода. Разработанный по советской технологии с применением элементной базы на лампах, стабилизатор уже на момент создания значительно уступал по своим характеристикам зарубежным образцам. В СУО танка входит лазерный дальномер Турe 82 («Янцжу») китайской фирмы CELEC, установленный в коробчатом кожухе над маской пушки. Он позволяет измерять дальность в пределах 300–3000 метров с точностью до 10 метров. Аналоговый баллистический вычислитель автоматически получает информацию о дальности, а также имеет датчики угла наклона цапф пушки, ее возвышения (склонения). Данные о температуре наружного воздуха и температуре заряда вводятся вручную. Машина оборудована приборами ночного видения активного типа, скопированными с советских. Новый перископический прицел наводчика, устанавливаемый на месте, где на танках «59» стоял прибор наблюдения, имеет дневной и ночной каналы.

    Танк оснащен радиостанцией «889» с дальностью связи до 25 километров и ТПУ «883», созданными по советскому образцу, полуавтоматической системой ППО с управлением из боевого отделения и ТДА.

    Туре 69-I получил усовершенствованное ИК-оборудование и коллективную систему защиты от ОМП, Type 69-II – 100-мм нарезную пушку «59-II», усовершенствованную систему управления огнем ISFCS-212 (Image-Stabilised Fire Control System), разработанную фирмой NORINCO. В СУО входят стабилизированный прицел наводчика TGS-A, прибор наблюдения и прицеливания командира, электронный баллистический вычислитель, система датчиков входной информации (скорость бокового ветра, температура воздуха, наклон оси цапф пушки), лазерный дальномер, двухплоскостной стабилизатор пушки и блок управления. Смонтированный над стволом пушки лазерный дальномер TLR1A выполнен на основе неодима. На танке установлен ночной прицел наводчика. Для подсветки целей служит ИК-прожектор. Система управления огнем ISFCS-212 обеспечивает поражение неподвижных и движущихся целей как днем, так и ночью первым выстрелом с вероятностью 50–55 процентов. При этом типовые цели поражаются огнем из танковой пушки в течение не более шести секунд. На танке установлены полуавтоматическая система ППО и пятисекционные противокумулятивные бортовые экраны.

    Type 79

    Танк Type 79 (WZ121D) представляет собой глубокую модернизацию танка Type 69-II. Первоначально он имел обозначение Type 69-III. Установлена 105-мм пушка Type 83 (L7A3), оснащенная эжектором и теплозащитным кожухом, стабилизированная в двух плоскостях наведения. В боекомплект входят унитарные выстрелы со снарядами нескольких типов. Все типы выстрелов производятся в Китае по лицензии. Также разработаны выстрелы с частично сгорающими гильзами. Скорострельность пушки – до 10 выстрелов в минуту. СУО ISCFS-212 (Type 37A), включающая лазерный дальномер и баллистический вычислитель с датчиками ветра, угла возвышения пушки, угла наклона оси цапф, температуры воздуха и заряда. Данные от датчиков вводятся в вычислитель вручную. СУО разработана при помощи специалистов британской фирмы Marconi. Наводчик имеет перископический прицел с независимой стабилизацией поля зрения, дневным каналом однократного увеличения и пассивным каналом ночного видения на ЭОП второго поколения. Аналогичный двухканальный прицел установлен у командира. По сравнению с Type 69 несколько изменена форма башни, установлены четырехствольные 76-мм дымовые гранатометы и ящики ЗИП. Изъят курсовой пулемет. Размещены бортовые экраны, используется гусеница с РМШ. В качестве силовой установки на танке установлен V-образный 12-цилиндровый дизельный двигатель жидкостного охлаждения 12150L-7BW мощностью 730 лошадиных сил при 2000 оборотов в минуту. Трансмиссия механическая, по конструкции аналогичная трансмиссии Type 59. Боевая масса танка – 37,5 тонны, максимальная скорость – 50 километров в час. Было изготовлено около 800 единиц Type 79 (по другим данным – 519).

    Следует отметить, что на вооружение НОАК до конца 80-х поступило около 200 танков Type 69 и 400–500 Type 79.


older | 1 | (Page 2) | 3 | 4 | .... | 30 | newer