Are you the publisher? Claim or contact us about this channel


Embed this content in your HTML

Search

Report adult content:

click to rate:

Account: (login)

More Channels


Showcase


Channel Catalog


older | 1 | .... | 9 | 10 | (Page 11) | 12 | 13 | .... | 30 | newer

    0 0

    Идея использования автомобиля в военном деле была выдвинута уже к началу Первой мировой: для разведки, связи и внезапных нападений на тыловые части противника. Так появились на свет броневики (подробнее – «ВПК», № 13, 2014). Их слабыми сторонами были зависимость от хороших грунтовых дорог и ограниченность радиуса действий.

    Бронеавтомобиль с приданными ему легковым автомобилем, грузовиком и мотоциклом составляли броневое отделение. Три таких и одно запасное объединялись в броневые (автопулеметные) взводы. Последние придавались армейским корпусам.

    Бронеавтомобили вели разведку, действовали совместно с конницей, поддерживали огнем пехоту, совершали рейды, защищали фланги, применялись для захвата рубежей, удара в тыл, преследования противника. Во многих боях именно действия броневиков оказывались определяющими.

    Засада – то, что надо

    В Томашовской операции 13–16 июня 1915 года отличился 14-й автопулеметный взвод – одно из самых доблестных броневых подразделений русской армии в годы Первой мировой.

    В той операции армейской группы В. А. Олохова и 3-й армии Северо-Западного фронта наши войска выполняли важнейшую задачу – требовалось остановить германское наступление, которое развивалось на наиболее опасном операционном направлении. Ситуация, в которой оказались русские армии летом 1915-го в целом и в Томашовском сражении в частности, была крайне неблагоприятная. Сковать, остановить противника любым способом, сорвать его «летние стратегические Канны» по окружению русских армий в Польше – важнейшая задача, стоявшая на том этапе.

    Отстреливаясь оставшимися двумя пулеметами, штабс-капитан Гурдов с помощью раненых откатил на руках обе машины до наших цепей, откуда они были уже отбуксированы

    15 июня взвод (два пулеметных бронеавтомобиля «Остин» первого образца – английского производства, но с броней Ижорского завода) прибыл в Томашов (Польша), где получил задачу прикрыть отход лейб-гвардии Волынского полка.

    К вечеру подразделение разместилось в засаде – фронтом к своим отступающим частям. Командир взвода принял тактически грамотное решение – примерившись к местности, он решил прикрыть отходившие части от наседавшего противника. Когда показались первые германские разъезды, автопулеметный взвод, подпустив неприятеля на 40 шагов, открыл огонь и полностью уничтожил передовой отряд. Противник приостановил преследование и, развернув орудия, открыл по броневикам огонь. Успешно маневрируя под сильным артиллерийским огнем, взвод отошел на километр к северу и вновь встал в засаду.

    Действуя на новой позиции, броневики метким огнем рассеяли вражескую кавалерийскую часть. Чтобы не рисковать машинами, оставляя их на позиции в ночное время, командир вывел взвод из боя и отвел к северу.

    Алексей Олейников

    На следующий день он решил вновь применить отлично зарекомендовавшую себя тактику засадного боя.

    16 июня к северу от деревни Криница бронеавтомобили встали в засаде на шоссе, прикрывая отход частей 2-го Кавказского армейского корпуса. Офицер 13-го лейб-гренадерского Эриванского царя Михаила Федоровича полка Кавказской гренадерской дивизии К. Попов позднее вспоминал: «Идя по шоссе, мы прошли мимо двух бронированных автомобилей, замаскированных ветками. Их присутствие здесь было весьма уместно, но работы броневиков за всю германскую войну мне ни разу не пришлось видеть». Когда противник численностью до батальона повел наступление вдоль шоссе, он был расстрелян метким пулеметным огнем русских бронеавтомобилей.

    Ведя арьергардный бой, взвод действовал инициативно и самостоятельно, применив необходимые тактические приемы. Правильная оценка обстановки и удачный выбор позиций для засад дали возможность полностью выполнить возложенную на подразделение задачу. Замечательны были тактический эффект от действий взвода, его боевая устойчивость и огневая мощь – наступавшие подразделения противника уничтожались почти полностью.

    Сам погибай…

    14-й автопулеметный взвод принял активное участие в Таневском сражении 18–25 июня 1915 года – операции 3 и 4-й армий русского Северо-Западного фронта против 4-й австро-венгерской и 11-й германской.

    Мобильное бесстрашие
    Фото: mtfca.com

    18 июня автопулеметный взвод поддерживал действия 279-го пехотного Лохвицкого полка 70-й пехотной дивизии 14-го армейского корпуса. Подразделение получило от командира полка следующую боевую задачу: «Выехать вперед в направлении д.д. Бжаница – Пустынь и обстрелять противника, разворачивающегося впереди д. Пустынь и скопляющегося у костела».

    Артиллерийский огонь австрийцев был беспорядочен и слаб, чувствовалось отсутствие наблюдательных пунктов. Бронемашины взвода пошли в атаку задним ходом, и с дистанции 100–150 шагов отбросили австрийцев в лес, но остановились, израсходовав весь запас воды, необходимый для охлаждения пулеметов. Набрав воду, взвод вторично пошел в атаку. Во время второй атаки бронеавтомобили прорвались глубже в расположение противника – был обстрелян резерв австрийской пехоты численностью до трех батальонов.

    20 июня автопулеметному взводу было приказано поддержать наступление 70-го пехотного Рязанского полка 18-й пехотной дивизии. Элемент тактической внезапности был утрачен, но взвод пошел в атаку, так как обстановка требовала помочь крайне утомленной пехоте. При первой же атаке один бронеавтомобиль был разбит прямым попаданием, а у второго сбита башня. Документы засвидетельствовали геройскую гибель экипажей русских броневиков: «После того как шофер был ранен, а помощник его убит, желая спасти остальных членов экипажа, младший унтер-офицер Василий Скрыпник самоотверженно стрелял из пулемета до тех пор, пока не был сам убит и взорван автомобиль. Ефрейтор Сергей Антипин самоотверженно подавал патроны пулеметчику, пока не был убит пулей в лоб, и сгорел во взорвавшемся автомобиле».

    При сложившейся тактической обстановке появление броневиков в районе, где они уже ранее действовали, для противника неожиданным быть не могло. В результате броневики 14-го взвода погибли. Но обстановка требовала присутствия бронемашин на поле боя, и они пошли в атаку, невзирая на то, что их ожидала верная гибель.

    Замыкатели «котлов»

    Одним из важнейших сражений кампании 1914 года на Русском фронте была Лодзинская битва 29 октября – 6 декабря. Начавшись с попытки окружить войска 2-й русской армии, она привела к тому, что неприятелю пришлось думать о спасении своих окруженных корпусов – ударной группы 9-й германской армии. Это единственная в Первую мировую удачная для русской армии операция на окружение крупной группировки войск противника. В «котле» германцы потеряли 42 тысячи человек или около 90 процентов от состава ударной группы, но ее остаткам удалось вырваться из окружения.

    Во время Лодзинской битвы ключевое значение имели действия так называемого Ловичского отряда – именно он замкнул кольцо окружения вокруг германской ударной группировки Р. фон Шеффер-Бояделя. Активное участие в операциях отряда приняли восемь бронеавтомобилей 1-й автопулеметной роты.

    9 и 10 ноября шесть пулеметных бронемашин прорвались через занятый вражескими войсками Стрыков, в то время как два пушечных бронеавтомобиля артиллерийским огнем и маневром поддержали наступление 9 и 12-го туркестанских стрелковых полков 3-й Туркестанской стрелковой бригады. Германцы, оказавшись в тисках двух бронегрупп, не только были выбиты из города, но и понесли очень тяжелые потери.

    20 ноября на заключительном этапе Лодзинской битвы 1-я автопулеметная рота в полном составе встала в засаду вдоль дорог на стыке между 5-й армией и левым флангом 19-го армейского корпуса – у Пабьяниц. В итоге на рассвете 21 ноября пятью русскими бронеавтомобилями были уничтожены два полка германской пехоты, пытавшихся начать окружение левого фланга 19-го армейского корпуса. Пушечный бронеавтомобиль роты эффективно расстрелял выдвигавшуюся на позицию германскую батарею.

    В лодзинских боях совершил подвиг командир 4-го автопулеметного взвода штабс-капитан Гурдов. Документ свидетельствует: «Автомобили подкатили в момент, когда левый фланг Бутырского полка дрогнул и подался назад. Немцы подступили вплотную к шоссе. В это время штабс-капитан Гурдов врезался в наступавшие густые цепи и открыл огонь на два фаса из четырех пулеметов с расстояния 100–150 шагов. Немцы не выдержали, прекратили наступление и залегли. Со столь близкого расстояния пули решетили броню. Все люди и штабс-капитан Гурдов ранены. Обе машины выведены из строя. Четыре пулемета подбиты. Отстреливаясь оставшимися двумя пулеметами, штабс-капитан Гурдов с помощью раненых пулеметчиков на руках откатил обе машины до наших цепей, откуда они были уже отбуксированы».

    Второе Праснышское сражение 7 февраля – 17 марта 1915 года знаменательно тем, что была стабилизирована стратегическая обстановка на северо-западном направлении. Русские войска одержали решительную победу над равноценным противником. В значительной мере были устранены последствия тактически неудачного августовского сражения: первоначальные боевые успехи германцев в зимней операции в Мазурии сменились их поражением от войск 12 и 1-й армий. Этот наш успех наряду с другими факторами расстроил весь германский план весенней кампании 1915 года.

    Во время Второго Праснышского сражения в феврале 1915 года три атаки немцев в районе Прасныша русская пехота отбила при поддержке броневиков. Они врывались в боевые порядки наступавшей германской пехоты и в упор ее расстреливали, а при отступлении немцев из-под Прасныша содействовали развитию успеха, не давая врагу возможности остановиться и привести себя в порядок: «В ночь с 12 на 13 февраля 1915 года, в один день перекинувшись из Старожеб через Пултуск под Прасныш, пройдя маршем 120 верст, отряд 1-й автопулеметной роты из четырех пулеметных и одного пушечного автомобиля ворвался на укрепленную позицию немцев у с. Добржанково. Потеряв три машины со всею прислугою, расстрелянные с 30 шагов, занял два моста, отрезав путь отступления немцев». В результате 2 и 3-му сибирским стрелковым полкам 1-й Сибирской стрелковой дивизии сдалось в плен до бригады германской пехоты.

    Русские броневики решали комплексные боевые задачи, позитивно влияя на важнейшие операции маневренного периода мировой войны на Русском фронте.

    Алексей Олейников,
    доктор исторических наук, ведущий рубрики

    0 0
  • 10/31/16--12:54: И грянет дрон
  • Одним из перспективных направлений развития военной техники признано использование дистанционно управляемых аппаратов. Речь не только о БЛА, но и о наземных, морских, а также космических дронах. Однако возрастание масштабов их применения влечет за собой проблемы.

    Каждый роботизированный комплекс не только исполнительный объект, оснащенный аппаратурой разведки и передачи данных, а в некоторых случаях вооружением. Это сложная система, включающая машину управления, средства ориентирования, позиционирования, связи, обработки информации, а также оператора, осуществляющего контроль беспилотника.

    Коллективный разум

    К сожалению, увлечение разработкой таких аппаратов привело к тому, что каждый из них уникален, а следовательно, сколько беспилотников или наземных роботов мы видим, столько отдельных систем управления находится в работе, при этом практически не взаимодействуя друг с другом. Естественно, так бесконечно продолжаться не может.

    Сможет ли роевой интеллект принять решение в сложной ситуации, не совершит ли фатальных ошибок, влекущих за собой не только локальные, но и более тяжелые катастрофы?

    Одним из направлений решения проблемы управления роботизированными средствами признано внедрение так называемого роевого интеллекта. Термин введен Херардо Бени и Ван Цзином в 1989 году, но точное определение до сих пор не сформулировано. Роевой интеллект (англ. Swarm intelligence) описывает коллективное поведение децентрализованной самоорганизующейся системы.

    Технология управления группой (роем) роботизированных средств в упрощенном понимании должна обеспечить реализацию принципов совместных действий группы насекомых, рыб или птиц, которые могут обмениваться информацией и выполнять общую задачу, пользуясь коллективным разумом, дополняя друг друга и не мешая друг другу в процессе работы.

    Считается, что подобный беспилотный рой будет управляться всего одним человеком-оператором. При этом такие задачи, как построение боевого порядка в зависимости от складывающейся ситуации и характера задачи, маневры внутри стаи, и некоторые другие будут решаться вообще без участия человека – их полностью возьмет на себя роевой интеллект.

    Полномасштабная реализация принципов роевого интеллекта в роботизированных средствах военного назначения обесценит множество дорогостоящих систем, находящихся на вооружении как в России, так и за рубежом. Для примера: стоимость современного авиационного комплекса фронтовой авиации четвертого поколения равняется десяткам миллионов долларов, пятого поколения – на порядок выше. Применение для поражения такого самолета зенитных ракетных систем типа С-300, С-400, С-500 оправданно, поскольку стоимость выполнения ЗРС боевой задачи существенно ниже. Поэтому действия современной авиации в зоне противовоздушной обороны противника, прорыв ПВО – слишком дорогое удовольствие. Соответственно упомянутые ЗРС весьма эффективны.

    И грянет дрон
    Фото: cezarium.com

    Но все радикально изменится, если над полем боя появятся сотни беспилотников, применять по которым дорогостоящие ЗРС все равно, что пытаться бить мух айфоном. И если при этом дроны будут способны обмениваться информацией о расположении и действиях ПВО, осуществлять противовоздушное маневрирование, ставить помехи радиолокационным системам, наносить удары по средствам ПВО и прикрываемым ими объектам, то говорить о действенной системе обороны на базе существующих ЗРС становится бессмысленным.

    При этом круг задач, решаемых таким роем, может быть сколь угодно широк. Скажем, поиск и блокирование пусковых установок баллистических ракет.

    В обычной войне они могут стать средством не только нанесения поражения противнику, но и психологического давления, деморализации. В докладе Стенфордского и Нью-Йоркского университетов «Живя под дронами» в сентябре 2012 года описывался следующий результат применения американских беспилотников в Северном Вазиристане. Над местными деревнями практически круглосуточно в воздухе находились до шести БЛА, способных в любой момент нанести удар по какому-то объекту. Подразумевалось, что по местам расположения террористов. Но в действительности никто не знал, по какому принципу люди и строения попадают в разряд подлежащих уничтожению. В итоге жизнедеятельность огромной территории оказалась полностью парализованной из-за страха перед постоянно висящей в небе смертью.

    Широчайшие возможности по нанесению ударов в любой точке земного шара открываются при размещении роев БЛА на авианосцах. Американские специалисты это уже давно поняли, поэтому в США весьма успешно разрабатывается специализированный палубный беспилотник X-47B Pegasus. Нет сомнений, что базирующиеся на авианосцах БЛА будут оснащены роевым интеллектом.

    Еще дальше американские специалисты пошли при реализации проекта Gremlins по заказу Агентства перспективных оборонных исследований Минобороны США (DARPA). По замыслу разработчиков рой БЛА будет базироваться на самолете-носителе, имея возможность массового старта и посадки.

    «Саранча» в контейнере

    Один из ключевых моментов в разработке технологии роя – создание системы обмена информацией между отдельными БЛА. В 2012 году было объявлено, что в Лаборатории прикладной физики Университета Джона Хопкинса разработана мобильная одноранговая сеть, которая позволяет беспилотникам обмениваться информацией в ходе полета.

    В том же году специалисты компании «Боинг» впервые продемонстрировали работу системы расширенного управления БЛА, выполненную по технологии swarm. В ходе испытаний два БЛА Scan Eagle компании Boeing и беспилотник компании Procerus Unicorn совершили совместный полет, самостоятельно обмениваясь данными, необходимыми для выполнения одной задачи. Она заключалась в поиске определенной площадки на местности. При этом БЛА совместно сканировали местность, составляли карту полета и отправляли данные на пункт управления.

    Полетом БЛА, действующих автономно, руководил один оператор при помощи ноутбука и радиостанции. Кстати, передача команд производилась без применения штатных наземных станций, что продемонстрировало простоту управления и возможность снижения затрат на систему «дирижирования» роем БЛА. Не зря специалисты «Боинга» считают, что проведенные ими испытания могут стать важнейшей вехой в развитии БЛА.

    Предполагается, что в перспективе разрабатываемая технология swarm упростит операторам-пилотам управление большим количеством роботов – достаточно будет лишь ставить задачи и опираться на возможности интеллектуального роя. Еще одна новация, которую предполагается реализовать в этой технологии, – возможность подключения к информационным каналам роя любых потребителей, находящихся на поле боя.

    По заказу Управления военно-морских исследований Минобороны США реализуется проект Low Cost UAV Swarm Technology (LOCUST), что в переводе означает саранча и созвучно с low cost – низкая стоимость. Предполагается создать беспилотники наземного, воздушного и морского базирования, которые хранятся в контейнере и запускаются из него. Комплекс предназначен для обнаружения воздушных, в том числе низколетящих и малозаметных целей на высотах и дальностях 10 метров и 100–200 километров соответственно при высокой (до 0,2 метра в секунду) точности определения скорости их полета.

    Таким образом, описанные выше роевые системы, создаваемые США, позволят перейти к совершенно иным по сравнению с имеющимися схемами борьбы с ПВО противника и организации собственной противовоздушной обороны. Они сведут на нет возможности существующих средств ПВО и помогут создать более эффективную и менее дорогостоящую воздушную разведку.

    Технология роевого управления применима не только в БЛА. Разработки НАСА позволили американцам создать рой морских роботов. В 2014 году на реке Джеймс близ Форт-Юстиса (штат Вирджиния) ВМС США провели учения с участием 13 роботизированных катеров, которые действовали единой группой. Использовалась специальная архитектура роевого управления CARACaS. Она предполагает оптико-электронную и радиолокационную разведку, системы идентификации судна, распознавания противника и анализа ситуации (Contact Detection and Analysis System или сокращенно CDAS), а также управления движением робота. Планируется, что все вышеперечисленное будет исполнено в виде опций, устанавливаемых на любое надводное судно.

    Алгоритмы управления роем изначально разрабатываются универсальными для обеспечения возможности применения на наземной, воздушной и, конечно, космической технике. Пока же основная задача роя роботизированных лодок – охрана кораблей, портов, нефтяных платформ, других морских и прибрежных объектов.

    Предполагается, что на лодки-роботы можно установить дистанционно или автоматически управляемые пулеметы калибра 12,7 миллиметра, другое оружие. Таким образом, рой без участия человека сможет блокировать и в случае необходимости уничтожать террористов, пиратов, малые и большие военные суда, а также аналогичные группы роботов противника. Но негативный опыт применения американских автономных роботов в Афганистане вызывает сомнения в том, что это реализуемо без санкции со стороны оператора. Так что, повторим, остаются вопросы, требующие решения.

    Отрицание отрицания

    Оснащение подобного рода лодок и кораблей достаточно серьезным оружием позволит их применять и для выполнения более сложных задач: блокирование проливов, постановка минных заграждений, борьба на морских и океанских коммуникациях. Можно не сомневаться в том, что подобного рода технологии разрабатываются.

    Поскольку выше было упомянуто американское космическое агентство НАСА, следовало бы сказать, что технология роевого управления давно рассматривается в качестве перспективной также для космоса. Например, для решения задач дистанционного зондирования Земли вместо одиночных крупногабаритных космических аппаратов признано эффективным и уже реализуется создание группировок малоразмерных космических аппаратов (МКА), оснащенных аппаратурой различного назначения, например видимого, инфракрасного, радиолокационного спектра. МКА в группировке должны не только самостоятельно и независимо принимать решения, но при необходимости договариваться и гибко формировать коалиции или команды спутников различного целевого назначения, в том числе и новые, изначально наперед жестко не заданные. При этом сигнал, неожиданно запускающий изменение планов всей группировки, может прийти как с Земли, так и от любого из этих спутников, например от того, кто первым обнаружил опасный новый объект. В этом смысле вся группировка спутников управляется коллективно с участием каждого из них, ведь каждый участник такой команды может посылать сигналы тревоги и оповещать другие спутники о создании новой команды.

    Работа такого рода систем, где сложный объект состоит из группы автономно функционирующих, но постоянно взаимодействующих частей, требует принципиально новых подходов, методов и средств построения систем управления. Очевидно, что НАСА достигло в этом направлении существенных успехов, это и позволило распространить технологии подобного вида в целях управления другими объектами.

    Следует отметить, что, как и в вышеописанных случаях, применение роевого управления в космосе во многом нивелирует известные способы нейтрализации орбитальных группировок.

    Безусловно, нельзя в настоящее время говорить о роевых системах как о совершенном оружии для современной войны. Не решен ряд очень важных и сложных задач. Первая – устойчивость системы управления и обмена данными в условиях мощной радиоэлектронной борьбы. Применение средств РЭБ может заблокировать действия роя и свести его эффективность на нет. Вместе с тем известно, как интенсивно развивается фотоника, которая может стать способом парирования усилий средств РЭБ.

    Следующая проблема – разработка алгоритмов адекватной (на уровне человеческого интеллекта) обработки поступающей от элементов роя информации и приятия соответствующего ситуации оптимального решения. Это особенно важно в случае применения средств поражения. Понятно, что и человек способен ошибаться, но сможет ли роевой интеллект принять решение в сложной ситуации, не совершит ли фатальных ошибок, влекущих за собой не только локальные, но и более тяжелые катастрофы?

    Предполагается использование информации от разнотипных датчиков. Это непростая задача, которая помимо сложности алгоритмов обработки натолкнется на проблему безусловной необходимости подготовки большого объема разведданных, выработки и принятия оптимального решения в реальном масштабе времени на борту БЛА. Следовательно, к вычислительным мощностям, энергетике для их обеспечения будут выдвигаться весьма жесткие требования. А это, как заявляется американскими специалистами, сложно реализовать в простом, малогабаритном и дешевом беспилотнике.

    Но рано или поздно все эти проблемы будут решены. Нам нельзя об этом забывать при создании все более совершенных и дорогостоящих образцов вооружения на основе известных принципов и конструктивных схем. Поскольку даже выдающиеся образцы с точки зрения нынешних реалий могут оказаться бесполезными в столкновениях с новыми технологиями.

    Василий Буренок,
    президент Российской академии ракетных и артиллерийских наук, доктор технических наук

     

    Рой получит по мозгам

    Тенденция современного развития вооружений – «противоядие» появляется едва ли не раньше, чем само новое оружие. На роевой интеллект, сколь новаторской ни кажется эта разработка, российские «оборонщики» уже нашли управу.

    Специалисты Объединенной приборостроительной корпорации (ОПК), входящей в состав Ростеха, сообщили, что противороевое оружие в России уже создано. Оно не уничтожает дроны физически, не создает для них помехи, а гарантированно выводит из строя радиоэлектронные бортовые системы, превращая дрон в кусок железа и пластика. Традиционные средства поражения, в числе которых стрелковое оружие, системы ПВО и обычные комплексы радиоэлектронной борьбы (РЭБ), в борьбе с мини-дронами малоэффективны, тогда как разработанные нашими электронщиками системы просто не позволят стае роботов долететь до места назначения. Эта информация была обнародована почти одновременно с сообщением, что Минобороны США уже вовсю ведут испытания беспилотников, работающих связанной группой. По цитируемым ТАСС словам главы управления стратегических возможностей ведомства Уильяма Ропера, дроны одноразового действия летают на малых высотах и могут применяться так же, как средство разведки. Конкретных технологий, использованных при создании беспилотников, получивших название Perdix (от латинского куропатка), чиновник не назвал.


    0 0

    Прошедшая в Ереване выставка вооружений и военной техники ArmHiTec 2016 оказалась достаточно скромной и по размерам, и по количеству участников. В павильоне на территории Ереванского завода математических машин разместились стенды 50 компаний из Армении, России, Польши, Болгарии, Бельгии, Германии, Италии, Казахстана и США. Любопытно, что существенную долю от общего числа экспонатов заняли разнообразные роботизированные системы – прежде всего с беспилотными летательными аппаратами.

    Основной площадкой, на которой выставлялись БЛА, созданные в Армении, стал стенд Военно-авиационного института им. маршала А. Ханперянца. Для осуществления проектов по беспилотной тематике в вузе действуют лаборатории физики и вычислительной техники, а также электро- и радиотехники. Руководит работами полковник Даниэл Балаян. По имеющимся данным, в проектах участвовали также Ереванский НИИ средств связи и, возможно, Ереванский НИИ автоматизированных систем управления.

    Компания Biocontrol из Армении занялась сборочным производством и маркетингом систем БЛА, созданных российскими разработчиками

    Центральное место на стенде компании занимал достаточно хорошо известный БЛА «Крунк-25-1». Впервые он был показан пять лет назад во время военного парада в честь 20-летия восстановления независимости Республики Армения. Аппарат выполнен по двухбалочной схеме с высоко расположенным крылом размахом 4,2 метра и тянущим винтом. Максимальная взлетная масса БЛА – 60 килограммов. На борту размещается целевая аппаратура общей массой до 20 килограммов. Беспилотник может находиться в воздухе до 210 минут и действует в радиусе 150 километров, передавая на командный пункт видеосигнал с расстояния до 100 километров. Рабочая высота полета – 500–3000 метров.

    Малоразмерный БЛА «Базе» имеет взлетную массу до 5,5 килограмма и размах крыла около 2,8 метра, может нести до 1,5 килограмма полезной нагрузки. Конструкция аппарата достаточно любопытна: блок полезной нагрузки и двигатель подняты над фюзеляжем, что позволяет обеспечить их сохранность при посадке. По информации разработчиков, беспилотник может находиться в воздухе около часа, радиус действия – 30 километров. Рабочая высота полета – до двух тысяч метров, максимальная – три тысячи.

    Хайтек в армянском небе

    Еще одним показанным институтом БЛА стал X-55M. Аппарат самолетного типа выполнен по схеме высокоплан. Размах крыла – 3,6 метра, длина – 2,33 метра. Максимальная взлетная масса – 30 килограммов, включая пять килограммов полезной нагрузки. Аппарат оснащается двигателем внутреннего сгорания, который вращает тянущий винт. Максимальная продолжительность полета – 90 минут. Заявленная максимальная дальность применения – 100 километров, управление по радиоканалу – 50 километров. Диапазон рабочих высот – 80–4500 метров.

    Стоит отметить, что данный беспилотник по своим очертаниям напоминает российский аппарат «Птеро». Известно, что в 2012 году ООО «АФМ-Серверз» поставило в Армению четыре комплекса БЛА «Птеро-Е5». Вместе с тем новый армянский БЛА отличается как от импортированных систем, так и от новых «Птеро-G0»: X-55M крупнее – 30 килограммов против 20 у российского «Птеро-G0», к тому же имеются конструктивные различия: здесь, к примеру, другая форма крыла.

    Новинкой стал БЛА вертолетного типа HU-01, выполненный по классической схеме с рулевым винтом. Максимальная взлетная масса аппарата – 36 килограммов. БЛА может нести до 13 килограммов полезной нагрузки. Продолжительность полета – три часа. Беспилотник был испытан в том числе в горных условиях на высоте три тысячи метров на горе Арагац. В войсках данная система пока не используется.

    Армянская Instigate Robotics, входящая в группу Instigate Design CJSC и специализирующаяся на вопросах промышленной автоматизации, представила на выставке беспилотники и системы управления войсками.

    Что касается БЛА, то компания специализируется главным образом на малоразмерных аппаратах мультироторной схемы. В частности, был показан Copter URUR, способный выполнять полеты продолжительностью до 40 минут в радиусе 7–12 километров с нагрузкой один – три килограмма. Также компания предлагает беспилотный гексакоптер Mobile Watchtower, работающий на привязи. В дополнение к кабелю длиной до 30 метров аппарат может поднимать до двух килограммов аппаратуры наблюдения.

    На ArmHiTec стало известно, что компания Biocontrol из Армении занялась сборочным производством и маркетингом систем БЛА, созданных российскими разработчиками. Данная информация содержится в рекламных материалах, распространявшихся на выставке. Представители компании отказались сообщить подробности об их отношениях с российскими партнерами. Однако их «след» можно увидеть в изображениях аппаратов, которые по очертаниям похожи на БЛА группы компаний «Беспилотные системы», а также ZALA и «Ижмаш – Беспилотные системы», входящих в так называемый ижевский кластер разработчиков систем БЛА. В частности, здесь можно видеть аппараты, похожие на БЛА Photobot, Supercam S-300M, Supercam S-350, которые представляют собой беспилотники малого класса взлетной массой от 5 до 10 килограммов.

    Из-за дальних рубежей

    Весьма обширную экспозицию представила Польша. Значительная часть объединенного стенда была посвящена беспилотным системам разработки компании WB Electronics. В частности, это БЛА мини-класса Fly Eye и барражирующие боеприпасы Warmate.

    Аппарат самолетного типа с размахом крыла 3,6 метра запускается вручную, тяга обеспечивается электродвигателем с тянущим винтом в носовой части БЛА. Беспилотник способен находиться в воздухе до двух часов. Дальность действия Fly Eye по радиоканалу составляет до 30 километров. Данные системы используются польской армией с 2010 года. В общей сложности военным были переданы двенадцать аппаратов, девять – для спецназа, еще три – артиллерийским полкам сухопутных войск. При этом действующая программа вооружения Польши предусматривает закупку более 50 беспилотников, аналогичных Fly Eye. Сообщалось, что эти системы должны поступить в войска не позднее 2022 года.

    Компания ведет активную работу по продвижению своих беспилотных систем на постсоветском пространстве, в частности на Украине, где называет партнером Черниговский завод радиоприборов. По некоторым данным, польские БЛА использовались вооруженными силами Украины в ходе боевых действий на Донбассе с 25 марта 2015 года, выдавая целеуказание для самоходных пушек 2С7 «Пион».

    Второй предлагаемый поляками беспилотный аппарат – Warmate представляет собой образец достаточно популярных в последнее время разведывательно-ударных БЛА-«камикадзе». Аппарат взлетной массой 4 килограмма с электродвигателем и складным крылом оснащается кумулятивной либо осколочной боевой частью массой 0,7 килограмма. Запуск производится из контейнерных установок. Дальность полета – до 10 километров, продолжительность – до 30 минут. Наведение на цель осуществляется оператором с пульта управления.

    Стоит отметить, что до настоящего времени WB Electronics сообщали о продажах БЛА Warmate только в две страны Ближнего Востока. Также они, вероятно, были поставлены в Казахстан и на Украину.

    Предпринимают попытки выйти на местный рынок ВВТ и итальянские компании-разработчики. Так, компания IDS планирует продвигать в Армению БЛА малого класса, включая аппараты самолетного типа IA-17 Manta и IA-3 Colibri. БЛА Manta, построенный по схеме летающее крыло, – малого радиуса действия, его дальность – до 60 километров. На БЛА взлетной массой 25 килограммов устанавливается оптикоэлектронная система наблюдения на выдвигаемой турели. Максимальная продолжительность полета может достигать 14 часов.

    Интересен БЛА Colibri – квадрокоптер взлетной массой 5,5 килограмма с отсеком для доставки грузов общей массой до килограмма. Для задач наблюдения на БЛА могут быть размещены две камеры, в том числе ИК. Продолжительность полета не превышает 40 минут. Любопытно также, что БЛА, имеющий водозащиту IP65, может выполнять посадку на водную поверхность и взлет с нее, то есть по сути является амфибийным аппаратом.

    Позитивным явлением стоит признать то, что на выставке были отмечены и российские образцы. В частности, компания «Рособоронэкспорт» представила информацию о БЛА малого класса «Орлан-10Е», который предназначен для проведения воздушной разведки наземных целей.

    Аппарат самолетного типа выполнен по схеме высокоплан с тянущим винтом. В качестве силовой установки используется двигатель внутреннего сгорания. Максимальная взлетная масса БЛА – 18 килограммов. Полезная нагрузка – три – пять килограммов. Максимальная продолжительность полета достигает 10 часов. Новый пункт управления, впервые показанный на выставке «Армия-2016», позволяет одновременно управлять тремя аппаратами на расстоянии до 100 километров.

    Ранее сообщалось, что системы с беспилотными летательными аппаратами «Орлан-10» успешно прошли полный комплекс испытаний по линии Министерства обороны РФ и поступили на вооружение российских Сухопутных воск и Воздушно-десантных войск. Суммарный налет БЛА семейства «Орлан» в текущем году превысил несколько десятков тысяч часов. Благоприятным обстоятельством для продвижения внешним заказчикам этого комплекса является его успешное применение в сирийской кампании.

    Что могут – делают

    Первая оборонная выставка, проведенная в Армении, была ярким отражением ситуации, обусловленной прежде всего тлеющим конфликтом с соседним Азербайджаном. В существенной части проблема безопасности решается за счет наличия на территории государства российской военной базы, а также взаимных обязательств по линии ОДКБ. Однако необходимость вкладывать силы и средства в собственные программы вооружения, похоже, для армянской стороны также очевидна. В результате модернизируются существующие образцы военной техники, создаются новые. И если в области серьезных ВВТ вести подобные работы здесь просто не под силу, то в некоторых случаях, как с малоразмерными БЛА, это, как показала прошедшая выставка, вполне осуществимо.


    0 0
  • 11/07/16--13:29: Отдачи не надо!
  • Наши войска насыщаются современными видами вооружений, отвечающими концепции «выстрелил-забыл», что в сочетании с системами ВТО существенно повышает боевой потенциал армии. Но что касается стрелкового оружия, наблюдается некоторое отставание.

    Стрелковое оружие – наиболее массовое и при этом едва ли не самое консервативное, образцы остаются в строю подолгу. А его совершенствование замедлилось еще и по чисто экономическим соображениям, двигаясь максимально простым путем.

    Получаем образец, превосходящий аналоги по нескольким показателям: улучшается действенность пули по заданной цели, увеличиваются убойная сила и устойчивость оружия

    Осовременивается дизайн. Применяются новые материалы, сплавы легких металлов, композиты. Совершенствуются отдельные детали, но не оружие как таковое. Пистолеты, винтовки, автоматы обрастают обвесами: подствольный гранатомет, фонарь, ночной прицел, оснащаются магазинами повышенной емкости. Внедряются складывающиеся, облегченные конструкции, но в принципе все остается на уровне прошлого века. Наиболее массовые образцы работают на принципе отвода пороховых газов из канала ствола. Такую систему еще в 1900 году изобрел капитан Цен-Реготти, но до середины 30-х схема не находила широкого применения. Хотя в последующем она была массово внедрена почти во всех системах оружия во многих странах.

    Жизнь в патронах

    На совершенствование и развитие образцов влияет сложившаяся унификация и кооперация в патронном производстве, скажем, стран НАТО. А если учесть, что в странах Запада сделан серьезный прорыв во внедрении новейших химических технологий в производство боевых метательных веществ повышенной энергоемкости, то они могут, не меняя конструкцию и не нарушая патронного производства, обеспечить себе существенное превосходство над образцами стрелкового оружия, производимыми в государствах, не входящих в блок НАТО. Это хорошо видно при сравнении кинетических энергий пуль разных патронов.

    Отдачи не надо!

    Анализ показывает, что вероятность достижения положительного результата по нанесению ущерба противнику на больших дальностях выше у винтовок, применяющих патроны 5,56 миллиметра. Для того чтобы превзойти показатели по кинематике западных образцов, нам нужно увеличить начальную скорость пуль калибра 5,45 миллиметра как минимум на 200–250 метров в секунду. Дополнительно надо иметь в виду, что увеличение дальности эффективного поражения живой силы противника существенно сократит расход боеприпасов на уничтожение одного бойца. Если взять статистику, на основе имеющихся данных можно видеть, что в годы Второй мировой войны на каждого убитого приходилось расходовать 25 тысяч патронов, в Корее войска ООН затрачивали 50 тысяч, а во Вьетнаме – уже 200 тысяч. В ходе изучения локальных конфликтов выявлена тенденция, что расход боеприпасов вырос в разы, при этом произошло резкое снижение потерь от огня стрелкового оружия. Связано это, видимо, с тем, что индивидуальные средства защиты по техническим параметрам надежно противостоят пулям на дальностях 350–450 метров. Также не следует забывать, что стойкость стволов небеспредельна (у СВД – 25 тысяч выстрелов). Следовательно, помимо боеприпасов на одного убитого будет израсходована как минимум целая единица стрелкового оружия. Все это необходимо иметь в виду при расчете нагрузки на кооперацию, которой предстоит обеспечивать войска достаточным количеством оружия и боеприпасов в случае широкомасштабной войны. Поэтому всякое изменение конструкции оружия, влекущее усложнение технологии массового производства, должно подвергаться углубленному изучению.

    Несмотря на консервативные тенденции, во многих странах ведутся НИОКР в направлении стрелкового оружия будущего. Хватает и противников изменения чего-либо в существующей системе. Они считают, что механика здесь достигла своего совершенства и оружие ХХI века может быть создано только на новых физических принципах. На самом деле это не так. Надо прежде изучить причины, снижающие боевую эффективность оружия, и найти способ их устранения.

    Вторая ступень ствола

    Реалии диктуют необходимость увеличения начальной скорости пуль калибра 5,45 миллиметра до 1200 метров в секунду, а 7,62 миллиметра – до 1000 метров в секунду, при этом уровень отдачи устремить к нулю. Наше оружие по эксплуатационным свойствам лучшее в мире и вполне вероятно на его базе одним лишь путем модернизации создать новые образцы, не прилагая больших финансовых затрат. Это возможно, если процесс усовершенствования будет направлен в сторону... упрощения.

    Отдачи не надо!

    Одним из главных барьеров, встающих на пути, является то, что для перезарядки используется энергия отводимых из канала ствола газов. Это объективно влияет на уменьшение начальной скорости пули (у снайперской винтовки Мосина – 860 м/сек, у СВД – 830 м/сек, хотя длина ствола последней больше на 110 мм). Кроме того, наличие отверстия в стволе усиливает гармонические колебания дульного среза с места, где высверлен газоотводящий канал, а это меняет траекторию полета пули и оказывает серьезное воздействие на живучесть ствола, сокращает его ресурс. Другой главный недостаток современных образцов – высокий уровень отдачи, что влияет на точность стрельбы.

    Решением видится устройство, запатентованное в Евразийской патентной организации под № 007440. Начальная скорость пули увеличивается за счет ликвидации газоотводящего канала. Вся энергия образовавшихся при сгорании пороха газов направляется на разгон пули без потерь на перезаряжание. Достигается приращение скорости 30–40 метров в секунду.

    Далее пуля оказывается в укрепленном на стволе устройстве, главным элементом которого является расширительная камера со встроенным вспомогательным стволом, выполненным в форме сопла Лаваля. Она увеличивает начальную скорость за счет энергии потока газа, истекающего из канала ствола после того, как пуля покинет его, и этот поток передаст ей равное своей энергии количество движения. В последующем пуля перемещается в сопло Лаваля, где струя газа разгоняется до двух тысяч метров в секунду, но плотность его уменьшается в два раза. В сопле Лаваля пуля получает дополнительное приращение скорости. Это утверждение основывается на положениях закона Навье – Стокса.

    Таким образом пуля СВД получит ускорение, теоретически равное тысяче метров в секунду. Отдача снизится за счет того, что расширительная камера под давлением скоростного напора газа, истекающего из передней опорной втулки, начинает движение в противоположную сторону. Расширительная камера как подвижный элемент, совершающий возвратно-поступательное движение на дульном срезе, может быть использована для приведения в действие автоматики в работе частей и механизмов оружия.

    В результате модернизации СВД убирается газовая камера, на ее место смещаются основание мушки, газовый поршень, пламегаситель. На дульную часть навешивается расширительная камера. Мы получаем образец, превосходящий аналоги по нескольким показателям. В частности, улучшается действенность пули по заданной цели, повышаются убойная сила, устойчивость оружия. В итоге увеличивается дальность действительного огня, прямого выстрела. Расширительная камера может применяться и на танковых пушках и артиллерийских системах.

    Не вызывает сомнения тот факт, что необходимо провести эксперимент с целью тестирования расчетных показателей. В случае получения положительного результата открывается новое направление в развитии стрелкового оружия.

    Другим важным направлением могут стать изыскания в области конструкций пуль. Речь идет не об изменении гильзы, калибра, а о механизме придания пуле дополнительного ускорения на траектории полета без использования реактивной струи.

    Нельзя оставлять без внимания и создание кассетных боеприпасов. Очень заманчивой выглядит идея, когда при выстреле из ствола одновременно вылетает три – пять пуль. Понятно, что она осуществима только в гладкоствольных пистолетах-пулеметах, имеющих дальность стрельбы 100–150 метров.

    Остается испытать

    Отдачи не надо!

    Разработки лазерного оружия тактического, оперативного и стратегического назначения давно ведутся в странах НАТО, с некоторыми образцами проводятся полевые испытания. Это диктует необходимость создания такого оружия индивидуального пользования, действующего в импульсном режиме, автономно и использующего в качестве источника энергии (как вариант) портативную АКБ RT-LP 500/700w, работающую параллельно с конденсатором или ионистором. Накачка активного тела (стекла с неодимом, гранатом или СО2) может осуществляться полупроводниковыми лазерными диодами. В зависимости от энергии импульса данный вид оружия используется для нанесения поражения живой силе противника или для инициирования возгорания легко воспламеняемых материалов, взрывчатых веществ. Дальность действия ограничена лишь качеством фокусирующей и управляющей оптики и может достигать тысячи метров.

    Такое оружие должно вписываться в размеры пистолета-пулемета и состоять из боевого лазера, фокусирующего оптического устройства, импульсного блока накачки, коммутационно-спускового механизма, портативной аккумуляторной батареи, несущего металлического каркаса в сочетании с углепластиком. Оно должно оснащаться прицельным приспособлением с лазерной подсветкой и рассчитано на эксплуатацию в любое время года при температуре окружающей среды +/- 40°C.

    Предложенные варианты как нового стрелкового, так и лазерного оружия потребуют предварительных испытаний и оценки специалистами ОПК и Министерства обороны. Здесь как раз возможен прорыв, который даст российскому солдату значительное технологическое преимущество на поле боя ХХI века.

    Петр Черкашин,
    экс-директор Научно-производственного центра исследовательских работ, полковник

    0 0

    Возрождение идеи шрапнельного снаряда на новом техническом уровне резко повысит эффективность ударов по незащищенной живой силе в специфических условиях современных военных конфликтов.

    Залп из одного снаряда
    Фото: warthunder.ru

    Во второй половине XIX века было изобретено мощное средство борьбы с живой силой противника – шрапнельный снаряд. Он показал такую высокую эффективность, что в уже в Первую мировую составлял большую часть боекомплекта полевой артиллерии. Хрестоматийный пример эффективного применения шрапнели – бой, произошедший в августе 1914 года, когда французская батарея, обнаружив на удалении пяти тысяч метров немецкий драгунский полк, перестраивавшийся из походной колонны в боевой порядок, произвела по нему 16 выстрелов 75-мм шрапнельными снарядами. Результат – 700 убитых драгунов, примерно столько же лошадей. Полк прекратил существование как боевая единица. Победное шествие шрапнели прервалось с окончанием маневренной фазы войны и переходом к позиционной. Количество незащищенной живой силы на поле боя резко сократилось, основная часть войск на передовой укрылась в окопах и блиндажах.

    В настоящее время ситуация несколько изменилась. Конечно, речь не идет о возврате шрапнели для борьбы с современными армиями развитых стран, однако появились другие противники, не имеющие современных средств защиты живой силы. Это многочисленные бандформирования исламистского толка. Тактика наступательных действий на Ближнем Востоке похожа на атаки конницы: быстрые налеты, стремительные передвижения и удары, только место коней и тачанок заняли джипы с легким оружием (пулеметы, ПТУРС, минометы). Живая сила перемещается, как правило, на грузовых автомобилях или в пешем строю. При хорошо поставленной разведке и передаче данных в реальном режиме времени накрыть такие объекты артиллерией, как ствольной, так и реактивной, не представляет большой сложности и шрапнельные боеприпасы могут оказаться наиболее эффективными за счет того, что все поражающие элементы летят в конусе, направленном на объект поражения, в то время как результативность обычных осколочных снарядов сильно зависит от угла их подлета к поверхности: чем острее угол, тем больше осколков уходит в землю или вверх. Что касается борьбы с мелкими бандформированиями, имеющими базы в труднодоступной горной и лесистой местности, то применение шрапнели позволит пресекать их передвижение, когда они находятся в наибольшей уязвимости. Естественно, это возможно только при четко поставленной воздушной разведке с помощью БЛА.

    Комплектация современным взрывателем устранит один из недостатков старых шрапнельных снарядов – сложность задания оптимальной высоты подрыва. Использование более мощного вышибного заряда повысит скорость поражающих элементов, что также увеличит их эффективность.


    0 0

    Полученное автором уведомление о положительном результате экспертизы заявки на изобретение «Экраноплан» позволит продвигать этот проект, способный сказать новое слово как в перевозках, так и в создании настоящего океанского флота России.

    Тяжелые экранопланы – фактически единственный вид ВВТ, где наша страна уже более 50 лет впереди по проектно-инженерным наработкам («Сухогруз «Прощай, Монтана»). Попробую еще раз обосновать абсолютную возможность и крайнюю необходимость в развитии этого «нашего» вида транспорта, легко трансформирующегося в новый тип ударных вооружений.

    Отпадает надобность в Панамском канале – сверхтяжелые экранопланы могут пересечь перешеек над территорией Никарагуа

    Будем считать любой экраноплан взлетным весом от 500 до пяти тысяч тонн тяжелым, а свыше и до 18–20 тысяч тонн – сверхтяжелым. Кстати, до сих пор никто в мире не превысил характеристики водоизмещения КМ-1 разработки Ростислава Алексеева. Необходимо определиться и с тем, что такое экраноплан с точки зрения высоты полета. Она не должна превышать длину хорды основного или главного крыла, причем крен и тангаж находятся в пределах строго определенных и сравнительно малых величин, установленных натурными испытаниями.

    Самолетная схема строящихся и проектируемых экранопланов не имеет будущего – она не способствует самоликвидации непроизвольного кабрирования. Проектирование центроплана в виде монокрыла обусловлено необходимостью иметь на верхней плоскости ВПП, достаточную для взлета и посадки двух самолетов в водоизмещающем режиме движения. Внутри в диаметральной плоскости судно имеет парные, как минимум двухуровневые (двухпалубные) помещения, особенность которых – составные перекрытия (палубы-площадки) с размерениями, кратными количеству морских контейнеров и габаритам боевых самолетов. Главная энергетическая установка – два ядерных реактора общей мощностью, достаточной для движения на экране в режиме крейсерского полета на скорости 300 узлов (ориентировочно 300–450 МВт каждый при взлетном весе 16 тысяч тонн).

    При старте и посадке включаются дополнительные мощности турбовинтовентиляторных двигателей (ТВВД) – примерно половина от мощности, необходимой для крейсерского движения. К центроплану примыкают трапециевидные крылья с поворотными поплавками на концах, где размещаются двигательно-движительные комплексы – ТВВД на пилонах.

    «Каспийские монстры» возвращаются

    Для улучшения аэродинамических свойств в полете и уменьшения стартовой мощности двигательно-движительного комплекса водоизмещающий корпус – гидролыжа с водометными установками – способен убираться в центроплан после старта. В отличие от традиционных схем создания воздушной подушки с раздельными приводами на нее и на движение применена схема с приводом от ТВВД на вмонтированные в боковых крыльях вентилятор-компрессоры заподлицо с крыльевой системой, которые в крейсерском режиме закрыты жалюзийными решетками.

    Подкрыльевое пространство при старте или посадке на воздушной подушке ограждается системой поворотных предкрылков, закрылков и ограничительных шайб. Для стабилизации полета по тангажу применены три системы: определенное расположение центра тяжести и аэродинамического фокуса аппарата, вентиляторно-компрессорные установки на оконечностях монокрыла, используемые при старте для создания воздушной подушки, а также система кормовых и носовых горизонтальных стабилизаторов, установленных на центроплане и боковых крыльях. Все параметры аппарата просчитаны. На переходном режиме с глиссирования на отрыв от водной поверхности из кормовых вертикальных стабилизаторов выдвигаются колонки с суперкавитирующими винтами-тандем.

    Ориентировочные размерения экраноплана: длина – 250 метров, ширина – 300 метров, высота – 35 метров, осадка – 3,5–4,5 метра. Общая мощность силовой установки при старте – в пределах 840–900 МВт, в полете – 550–650 МВт. При этом тяговооруженность не превысит 0,115–0,120, что меньше данной величины у экраноплана КМ в два с лишним раза. Для облегчения старта нагрузка на единицу площади более тонких крыльев по сравнению с КМ и «Орленком» уменьшена примерно вдвое – около 200–250 килограммов на квадратный метр против 450, что соответствует современным истребителям. Аэродинамическое качество аппарата на высоте полета 40–50 метров должно быть не менее 22–26, число Фруда – в пределах 10–11. Распределение мощности ЭУ – 4 водомета НКА 20 или двигатели НК-20 по 20 МВт); выдвижные колонки-тандем с суперкавитирующими винтами, гидро- или электроприводом (с криогенно охлаждаемыми сверхпроводящими обмотками встроенных электродвигателей) от ЯЭУ общей мощностью 150–220 МВт; 4 НКА 40 по 30–40 МВт – привод на вентилятор-компрессоры, установленные в оконечностях центроплана-монокрыла в обычном неядерном варианте, 8 тандемов капотированных двигателей ТВВД – безканальные ТВВД, то есть 16 двигателей по 40 МВт (на форсаже 55 МВт) с приводом (механическим, гидравлическим или иным) на 8 вентилятор-компрессоров в боковых крыльях за пилонами. В ядерном варианте ближайшие к центроплану 10–12 двигателей тандемные НКА-1055 (развитие НК-93 и GE-36) по 50–55 МВт. Остальные обычные ТВВД, используются при старте и посадке. Тонкости и подробности опускаю.

    Для тяжелых и сверхтяжелых экранопланов предпочтительно иметь наиболее экономичные транспортные ЯЭУ в комплексе с ТВВД. Хотя есть мнение, что на скоростях до 600 километров в час могут подойти и мощные бесшатунные ДВС Баландина. Опыт создания атомолетов в нашей стране имеется и довольно значительный: в 60-е годы испытывался атомный Ту-119 с двумя двигателями НК-14А с неплохим отношением веса к мощности – примерно 3–3,5. Противолодочный Ан-22 с почти отработанной ЯЭУ был способен летать без дозаправки минимум 48 часов.

    На часах в Гудзоновом заливе

    Боевые экранопланы могут быть авианесущими, противолодочными, противоракетными и десантными. К последним относится любой гражданский вариант, так как сравнительно небольшая осадка и нависающая над водой носовая оконечность позволяют подходить к берегу и высаживать боевую технику и солдат. Что касается модного сейчас на Западе загоризонтного десантирования, то здесь вообще нет проблем. С носовой оконечности аппарата спускаются на воду быстроходные плавсредства водоизмещением до 500 тонн с вооружением и живой силой. Второй боевой способ применения гражданских экранопланов в случае военной угрозы – транспортировка к побережью противника 300 40-футовых или 600 20-футовых контейнеров системы «Клаб». Использовать их можно с четырех подъемников на верхней плоскости монокрыла, причем залпами сразу по нескольку десятков.

    Внутри авианесущего экраноплана разместятся 22–24 тяжелых истребителя, самолеты ДРЛО. Тяжелые высотные дроны встанут на верхней плоскости монокрыла вне ВПП, их целесообразно использовать как разведывательные. Применение авиации возможно при двух режимах – в водоизмещающем (для разведывательных и патрульных самолетов) и в боевом, на скорости примерно 150 узлов, при этом катапульт не требуется. Обслуживание авиатехники происходит по конвейерному принципу: самолеты садятся и выкатываются на носовые подъемники, опускаются на нижнюю палубу и там перемещаются к кормовым подъемникам, подготавливаясь при этом к следующим боевым вылетам.

    В противолодочном варианте внутри центроплана-монокрыла возможно разместить два ПЛ-автомата наподобие АПЛ проекта 705 водоизмещением до двух тысяч тонн или несколько подводных дронов, на верхней плоскости центроплана-монокрыла – вертолеты и самолеты ПЛО. Так как маршруты боевого дежурства американских ПЛАРБ известны, при случае можно полностью дезорганизовать действие главной, наиболее опасной на сегодня составляющей СЯС США.

    Экраноплан противоракетного назначения детально описывать нет смысла. Можно отметить три задачи для этого типа. Первая и главная – нейтрализация наземных СЯС. Исходное положение – вблизи Ванкувера в Тихом океане, рядом с Галифаксом в Атлантике, в Гудзоновом заливе, откуда легче всего перехватить стартующие «Минитмены» из Северной Дакоты, Вайоминга и Монтаны. Вторая задача – совместно с ВКС РФ прикрыть Арктику и прилегающие районы. И третья – нейтрализация противоракет, способных сбивать ядерные боеголовки на нисходящей траектории.

    Евразийский Арктический мост

    У ВМФ РФ есть выбор: копировать старые западные технологии или опередить их навсегда. Авианосцы «Шторм» и ядерные эсминцы с водоизмещением тяжелых крейсеров не выведут нас на передовые позиции. Следуя этим путем, мы не создадим настоящего океанского флота, разве что получим соединения разношерстных кораблей, разбросанных по акватории и болтающихся кто где со скоростью сопровождающих их танкеров-заправщиков. Именно сейчас, пока не приступили к строительству тяжелых кораблей, возможно и необходимо осуществить мечту адмирала Сергея Георгиевича Горшкова о нескольких сотнях боевых экранопланов для российского ВМФ. Тем более есть и технические возможности, и экономические предпосылки к созданию вкупе с китайскими, а может быть, и с индийскими, иранскими партнерами нового вида субъевразийского водного транспорта.

    Предлагаем устроить открытый или закрытый конкурс на разработку новой кораблестроительной программы, которая отвечала бы реалиям XXI века. Время мы потеряли, но у нас есть еще примерно 10 лет, чтобы определиться, что строить – авианосцы, причем скорее всего прибрежной обороны, таких АУГ, как у США, укомплектованных кораблями с ЯЭУ, мы не осилим. Можно уже сейчас начинать проектирование и через два-три года приступить к строительству промежуточного варианта тяжелого экраноплана водоизмещением до пяти тысяч тонн, использовав в качестве ЯЭУ разработанный «Гидропрессом» проект гомогенного реактора с жидкометаллическим теплоносителем мощностью до 100 МВт и модифицированные двигатели НК-93. А после испытания аппарата определиться с направлениями развития судостроительной программы.

    У нас еще есть возможность стать научно-техническим евразийским транспортным мостом между бурно развивающейся Юго-Восточной Азией и остальным миром посредством новой транспортной системы и при этом создать новый тип вооружений, который будет оказывать непосредственное давление на главного вероятного противника.

    Разработка и эксплуатация подобной системы при общих затратах евразийских стран не станут непосильным бременем для бюджета РФ. Гражданский вариант экранопланов первоначально можно использовать на Севморпути, в увеличении грузопотока через который заинтересованы прежде всего КНР и Европа. Расчеты показывают, что для перевозки 50 миллионов тонн, а потребность в таких объемах может возникнуть уже к 2020 году, на линии Мурманск – Шанхай необходимо 90–100 судов дедвейтом 65 тысяч тонн, при этом переход по Севморпути со средней скоростью 13,4 узла занимает около 23 суток. Для доставки аналогичного груза тяжелыми экранопланами дедвейтом 10 тысяч тонн со скоростью 324 узла (600 километров в час) потребуется не более 18–20 судов, а время перехода не превысит 24 часов. Потенциальный спрос на перевозки по этому пути превышает 650 миллионов тонн – столько грузов проходит сейчас по Суэцкому каналу.

    Основное конструкторское решение проекта – использование специализированных однотипных грузовых помещений внутри центроплана, оборудованных несколькими погрузоразгрузочными системами. В военном варианте в них могут размещаться самолеты и любая другая техника, в гражданском – стандартные контейнеры и иные грузы. При угрозе ядерного противостояния как боевые, так и транспортные экранопланы, вооруженные крылатыми ракетами, можно менее чем за сутки перебросить к берегам главного вероятного противника. Расчеты показывают: в мирное время вблизи побережья США необходимо держать от четырех до шести групп сверхтяжелых экранопланов. В составе каждой – по три-четыре судна с функциональностью от противолодочной до противоракетной и общим числом боевых самолетов до 80.

    Родные океанские просторы

    Стратегия использования ВМФ СССР в мирное время предполагала дежурство океанских многоцелевых соединений прежде всего вблизи побережья главного вероятного противника. Это было время наивысшего военного могущества страны: имелись великолепные корабли среднего класса, отличная морская авиация, громадное количество дизельных ПЛ, однако все это угрожало вероятному противнику на Европейском или Дальневосточном ТВД. Фактически мы смогли создать лишь одно постоянное морское соединение за пределами нашей прибрежной зоны – Средиземноморскую эскадру. Даже начав строить новейшие корабли океанского класса, мы никогда не достигнем объединенной мощи флотов НАТО и Японии, которые вооружаются последними модификациями системы «Иджис».

    Поэтому предлагается перешагнуть через стандартные подходы к строительству флота и создать универсальную морскую транспортно-боевую систему, способную вывести нас на передовые позиции. При этом гражданская ветвь – сугубо евразийская, обслуживающая транспортные нужды ШОС и по мере развития транспортные океанские перевозки БРИКС. Отпадает надобность во многих коммуникациях, например в Панамском канале: сверхтяжелые экранопланы могут пересечь перешеек над территорией Никарагуа на высотах до 200 метров над уровнем моря.

    РФ имеет наибольший научно-технический задел и в экранопланах, и в авиации с ЯЭУ. Мы единственные в мире обладаем опытом строительства транспортных гомогенных реакторов: есть проект «Гидропресса» с мощностью под 100 МВт, требуется лишь увеличить ее, имеются наработки в создании сверхлегких и сверхпрочных конструкционных материалов.

    Надо правильно поставить задачи и сразу строить экранопланы на порядок мощнее алексеевских, которые наши вероятные «партнеры» называли «каспийскими монстрами». Задача сложная, но вполне по силам. Надо понимать, какой ломоть каравая глобальной транспортной инфраструктуры можно отхватить да еще и «партнера» стреножить.

    Владимир Яцков,
    инженер-кораблестроитель

    #экраноплан #каспийскиймонстр #роберталексеев #яцков #севморпуть #навоздушнойподушке


    0 0

    По данным сотрудников Исследовательского центра современной национальной обороны и безопасности (ИЦСНОБ) КНР, стратегический бомбардировщик ВВС США под обозначением В-21 создается с учетом возможностей уничтожения мобильных пусковых установок баллистических ракет «Дунфэн-21» и «Дунфэн-26», предназначенных для борьбы с корабельными группировками вероятного противника на удалении 1800–2600 километров от побережья КНР.

    Китайские аналитики отмечают, что в список задач В-21, вероятно, входят:

    • нанесение дальних неядерных ударов по стратегическим объектам;
    • ядерные удары по ключевым объектам обороны;
    • обнаружение пусков баллистических ракет при патрулировании на больших высотах (от 20 тысяч метров);
    • уничтожение мобильных грунтовых и железнодорожных пусковых установок баллистических ракет;
    • организация «воздушных коридоров» в системе ПВО вероятного противника.

     

    На что способен этот «Рэйдер»

    Специалисты ВВС США регулярно перекрашивают действующие бомбардировщики, поскольку отражающие составы теряют свои свойства после каждых 20 полетов

    Имея задачу нанести неядерные удары по объектам оборонной инфраструктуры, стратегические бомбардировщики В-21 (две единицы) при участии истребителей F-22 (осуществляют прикрытие) и F-35 (обеспечивают подавление системы ПВО) выполнят бомбардировку аэродромов, баз ракетных войск и центров радиоэлектронной разведки, пунктов управления, складов боеприпасов НОАК. После прорыва рубежа ПВО В-21 при помощи бортовых РЛС и систем лазерного сканирования поверхности Земли определят местонахождение целей. Для их уничтожения возможно применение малокалиберных авиабомб повышенного могущества (вес – 139 килограммов, до 90 штук в боекомплекте).

    Китайские эксперты ожидают, что в качестве основной бортовой РЛС В-21 будет использована модифицированная версия AN/APG-77, способная выполнять более 20 задач: слежение за рельефом местности, корректировка навигационных параметров, поиск цели и ее идентификация, обеспечение дозаправки в воздухе и бомбометания. РЛС AN/APG-77 неоднократно демонстрировала высокую надежность в условиях сильного радиоэлектронного и магнитного противодействия, и, вероятно, новая версия станции будет способна также выполнять постановку помех, что избавит конструкторов от установки дополнительной аппаратуры РЭБ. Кроме того, по мнению китайских физиков, американские конструкторы в состоянии разработать для данного самолета систему ионизации окружающего пространства, которая позволит полностью скрыть его от радиолокационного обнаружения любыми РЛС.

    Для второй задачи бомбардировщики, возможно, будут применять КР большой дальности LRSO с обычной и ядерной головной частью. Принятие их на вооружение ВВС США запланировано на 2030 год. Вероятно, бомбовая нагрузка B-21 будет варьироваться от 9 до 18 тонн в зависимости от применяемых боеприпасов.

    Новый «стелс» из проверенных деталей
    Фото: google.com

    Выполнение третьей задачи будет осуществляться как за счет полетов на дозвуковой скорости (950 километров в час) на больших высотах (более 20 тысяч метров), так и с помощью системы IRST, которая была опробована на самолете-носителе лазерного вооружения YAL-1A. Она позволяет обнаруживать старты баллистических ракет за 800 километров.

    Китайские специалисты указывают, что максимальная дальность полета В-21 без дозаправки составляет около 9300 километров, а радиус боевого патрулирования – 4600 километров, однако для поражения целей на территории КНР, а именно в южных, восточных и центральных позиционных районах ракетных войск (РВ) НОАК бомбардировщики должны базироваться на Гуаме или Диего-Гарсия. В первом случае расстояние до Пекина составляет 2175 морских миль, а до центрального позиционного района РВ НОАК у Дэлинха – 2900, тогда как при втором варианте можно выполнять вылеты и в сторону КНР, и в направлении Ирана. При дозаправке в воздухе B-21 могут базироваться на АБ «Элмендорф» (Аляска), «Хикам» (Гавайи) или в Австралии.

    По мнению аналитиков ИЦСНОБ, первоначально в проекте B-21 было предусмотрено использование четырех двигателей F-118 GE-100 (устанавливаются на F-22), однако для упрощения и повышения надежности топливной системы самолета был выбран вариант с двумя F-135 PW-400. Они обеспечат В-21 крейсерскую скорость в 0,85–0,95 Маха, однако при необходимости бомбардировщик сможет развивать до 1,5 Маха (не более чем на 30 минут).

    Вероятно, в боекомплект бомбардировщика будет входить несколько ракет класса «воздух-воздух» на случай самообороны (B-21 обладает недостаточной маневренностью) при нападении истребителей противника. Китайские специалисты признают, что в настоящее время ВВС НОАК способны выполнить перехват самолетов противника на больших высотах только благодаря российским Су-30МКК и Су-30МК2. В материалах СМИ КНР сообщается, что «Цзянь-10» по скороподъемности и практическому потолку не обеспечивают защиту воздушных границ государства от нарушителей.

    Аппарат огромной ценности

    Известно, что контракт на разработку В-21 выиграла корпорация Northrop Grumman. Он оценивается в 80 миллиардов долларов, а стоимость одной серийной машины составит 564 миллиона долларов (что равно пяти истребителям F-35). По планам первый экземпляр должен поступить на вооружение ВВС США через 10 лет, всего предполагается построить от 80 до 100 (по другим данным – 120) машин. Для сравнения: стоимость стратегического бомбардировщика В-2 Spirit – 1,157 миллиарда долларов.

    Для удешевления разработки конструкторы Northrop Grumman заимствуют некоторые детали от проверенных машин:

    • от истребителя F-35 – двигатель, бортовой компьютер, оборудование кабины пилотов (многофункциональные дисплеи), системы связи, навигации (с двойным резервированием), управления вооружением, обеспечения жизнедеятельности пилота;
    • от стратегического бомбардировщика B-2 – РЛС, стойки шасси, крышки бомбового отсека, системы электропитания и спасения пилотов;
    • от F-15Е – схему электропроводки, топливную систему;
    • от самолета РЭБ F/A-18E/F – гидравлику.

     

    Также будут использованы некоторые элементы конструкции шасси от «Боинга-737». Все это позволит значительно снизить и стоимость тылового обслуживания бомбардировщиков В-21. Известно, что цена одного вылета В-2 в период военных действий в Косове, Ираке и Афганистане составляла 150 миллионов долларов.

    По информации специалистов ВВС НОАК, взлетная масса рассматриваемого бомбардировщика – 120 тонн, однако по данным СМИ США, она уменьшена до 68–80 тонн, то есть бомбовая нагрузка может варьироваться от 5,5 до 9,1 тонны, а радиус боевого патрулирования не превысит 4000 километров. Следует отметить, что даже если вес В-21 составляет 120 тонн, это будет самый легкий стратегический бомбардировщик ВВС США. Он, предполагают китайские эксперты, будет оснащен «интеллектуальным» вторым пилотом, который обеспечит помощь экипажу при прокладке курса, анализе обстановки, выборе оптимального вооружения, а также займется голосовым оповещением о состоянии бортовых систем.

    И чтобы краска не облезала

    Перед американскими конструкторами стоят несколько сложных задач, от решения которых зависит обеспечение малозаметности или даже невидимости В-21 в радиолокационном и оптическом спектре.

    Необходимо провести проверки качества новых радиопоглощающих материалов, которыми будут покрывать поверхности бомбардировщика. Подобные составы очень быстро теряют свои свойства при высоких температурах и обильных осадках, могут воспламеняться от молнии. Специалисты корпорации «Локхид Мартин» дорабатывают состав радиопоглощающего материала для F-35, поскольку обнаружено его значительное выгорание в районе сопла.

    Единственный цех, в котором возможно нанесение радиопоглощающего покрытия, расположен на АБ «Уайтмэн». Следует отметить, что до сих пор специалисты ВВС США регулярно проводят «перекрашивание» действующих В-2 и при этом экспериментируют с химическими составами в попытках найти наиболее износостойкий материал, поскольку существующие смеси после каждых 20 полетов теряют свои свойства, на фюзеляжах регулярно наблюдаются сколы значительных участков покрытия, что приводит к увеличению радиолокационно заметной площади.

    На В-21 она не должна превышать 0,7 квадратного метра, это критический уровень при действии в районе современных систем ПВО. При радиолокационно заметной площади пять квадратных метров нет смысла направлять самолет на выполнение боевой задачи. В случае долговременной стоянки на аэродроме базирования В-21 необходимо будет укрывать в ангаре для проверок и ремонта покрытия.

    Американским химикам необходимо разработать такой состав покрытия, который, с одной стороны, обеспечивал бы радиолокационную малозаметность, а с другой – позволял бы рассеивать солнечный свет.

    В заключение отметим, что только отдельные бригады радиолокационного контроля НОАК оснащены современными РЛС метрового диапазона JY-26, которые способны обнаружить самолеты типа В-21, F-22 и F-35 на дальности 500 километров.

    Максим Казанин,
    доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ, кандидат политических наук

    #В-21 «РЭЙДЕР» #Дунфэн-21 #Дунфэн-26 #F-22 #F-35 #AN/APG-77 #ВВС США #АБ «Элмендорф» #«Хикам» #Су-30МКК #Су-30МК2 #АБ «Уайтмэн» #JY-26


    0 0

    Кто не видел на экране телевизора эпизодов подготовки наших мотострелков. Они бегут сами по себе либо в сопровождении БТР и БМП, куда-то стреляя из личного оружия. Вероятно, в каких-то виртуальных противников, которые скорее всего надежно укрываются от пуль наступающих и ведут ответный огонь.

    Вопрос: каково соотношение потерь при такой тактике, если характеристики оружия у сторон примерно одинаковые, а условия ведения огня весьма различны? Наступающие стреляют на ходу, фактически наудачу, а обороняющиеся – из укрытий, имея возможность тщательно, с упора прицелиться.

    Пуле-дуре пора поумнеть

    Ответ очевиден и подтвержден трагическими цифрами потерь пехоты в Первой и Второй мировых войнах. Миф о русском паровом котле, придуманный в начале XX века союзниками России, исходя из ее теоретических возможностей поставить под ружье около 65 миллионов человек, был похоронен сто лет назад, но, видимо, надолго задержался в умах военачальников послевоенной поры. С тех пор многое изменилось. С учетом положения дел в стране в целом и в современной армии в частности необходимо в тактике и стратегии наших Вооруженных Сил сделать упор на сохранение жизни солдат. Это в первую очередь касается подготовки войск к борьбе со всевозможными бандитскими формированиями как внутри страны, так и за ее пределами. Основной критерий эффективности подобных операций – безусловное выполнение боевой задачи при минимальных потерях своих сил. В идеале противник должен быть уничтожен еще до момента возможности применить стрелковое оружие.

    Необходима разработка новых уставов, определяющих порядок ведения боевых действий, которые обеспечивают минимизацию потерь живой силы с учетом новых угроз в виде бандформирований.

    Вероятно, потребуются специфические огневые средства для борьбы в городских условиях. Современные танки вообще малопригодны для этого, что неоднократно доказано еще в Великую Отечественную. Однако в хрониках боев в Сирии мы часто видим наши старые танки (Т-54, -55, -62), которые используются в городских кварталах. В таких условиях бронетехника весьма уязвима (противотанковые средства, как правило, хорошо замаскированы и появляются на поле боя неожиданно). Еще один серьезный недостаток – невозможность обстреливать верхние этажи высоких сооружений (угол возвышения танковой пушки – 14–16 градусов). Поэтому необходимо создание боевой машины, максимально приспособленной для действий в застройке. Условное название – «городской танк». Так как потребность в такой технике сравнительно невелика, целесообразно произвести модернизацию уже имеющихся образцов, что позволит минимизировать затраты и время на ее создание. Базой может стать САУ-152. Ее необходимо максимально защитить. Оптимально сочетание пассивных средств (экранирование, динамическая защита) и КАЗ типа «Штора» или «Арена». Что касается 152-мм орудия с 20-градусным возвышением, стоит рассмотреть его замену, например, 120-мм пушкой от САО «Флокс». Эффективность подобного «городского танка», если не затягивать с его созданием, можно испытать в сирийском конфликте. Думаю, такое изделие будет иметь большой экспортный потенциал.

    Отдельная проблема – стрелковое оружие пехоты. Из истории известно несколько качественных скачков его технических характеристик. В нашем случае наибольший интерес представляет значительное увеличение эффективной дальности стрельбы, которое позволит поражать противника на расстоянии, недоступном современным образцам. Подобное уже было. Массовый переход противостоявших России армий от гладкоствольного оружия к нарезному явился одной из причин нашего фиаско в Крымской кампании. Однако в настоящее время такой качественный скачок дадут только новые принципы поражения живой силы, так как увеличение скорости пули даже в несколько раз при стрельбе на максимальные дистанции приведет к большому рассеиванию. Возможность перемещения цели также надо учитывать. То есть требуется корректировка траектории.

    Подобный боеприпас разрабатывается и в России, и в США под условным наименованием «умная пуля», но это по сути миниатюрный управляемый снаряд. Попытка втиснуть элементы управления полетом в калибр до 20 миллиметров технически осуществима, но пуля выйдет поистине золотой. Еще одна проблема – заявленная дальность 6–10 километров. Ее можно достичь, если поднять начальную скорость, что повлечет увеличение веса винтовки, либо снабдить пулю собственным реактивным двигателем. Может быть, проще рассмотреть систему «40–50-мм миномет – управляемая мина»? И калибр побольше, значит, проще и дешевле встроить элементы управления и дальность до 10 километров вполне достижима. Да и сама мина может иметь осколочную боевую часть, что расширит диапазон ее применения. Весовые и габаритные характеристики такого комплекса позволят эксплуатировать его расчетом из двух человек.

    Весьма перспективно оружие на основе лазера. Это, конечно, не гиперболоид инженера Гарина, дававший непрерывный луч. Наоборот, мощность импульса можно повысить за счет сокращения времени его действия. Преимуществ масса – мгновенность поражения, простота применения, никаких упреждений, учета дальности, скорости ветра. Единственное условие – достаточная прозрачность атмосферы. Пойдет ли развитие стрелкового оружия по этому пути или будут найдены другие физические принципы повышения его эффективности, покажет будущее. Но концепция максимум эффективности при минимуме потерь должна овладеть умами наших военных.


    0 0

    С 14 мая 1948 года провозглашенный в этот день Израиль постоянно ведет войны с окружающими его государствами: Египтом, Сирией, Иорданией, Южным Ливаном, а также группировками «Хезболла» и ХАМАС. Применение боевиками ракет наносит наибольший ущерб, поэтому борьба с ними является одной из важнейших задач.

    По словам министра обороны Эхуда Барака, сказанным в июне 2009 года, многоуровневая защита от любых ракетных ударов по территории Израиля является стратегической целью. Комплексная система ПРО изначально должна включать четыре рубежа перехвата баллистических объектов.

    Заатмосферный перехват

    Основу противоракетного комплекса (ПРК) «Хец» первого рубежа перехвата ПРО составят ПР Arrow-3 («Стрела-3»), созданные по американской технологии hit-to-kill (уничтожение прямым попаданием).

    Система ПРО базируется на наземных мобильных комплексах, их можно оперативно перебрасывать в любую точку и осуществлять блокирование небольшого государства, предъявляя ему свои требования

    «Израэль аэроспейс индастриз» (Israel Aerospace Industries – IAI) и «Боинг» с 2009 года ведут разработку комплекса «Хец-3» с Arrow-3, который обеспечит решение задачи на больших высотах и дальностях. ПР Arrow-3, основу которой положила Arrow-2, будет способна перехватывать МБР на высоте до 100 километров и дальностях до 1250 километров.

    Батареи «Хец-3» с радиолокационными станциями EL/M-2080 Block B Super Green Pine (или Great Pine) смогут уничтожать БР, выпущенные по защищаемой территории Израиля, вне атмосферы на более раннем этапе, чем «Хец-2», что позволит увеличить радиус действия ПРО в четыре раза. В ноябре 2015 года представители израильской компании IAI – Elta объявили о создании нового стратегического радиолокационного комплекса (РЛК) TERRA, предназначенного для раннего обнаружения баллистических и аэродинамических целей, их сопровождения, а также для обзора космического пространства. В перспективе эти РЛК могут войти в систему ПРО.

    Ожидается, что первая батарея системы ПРО Arrow-3 будет изготовлена и приведена в оперативную готовность к 2017 году. По оценкам специалистов, «Стрела-3» сможет поражать БР типа иранских «Шахаб» (Shihab) или «Фатх-110» (Fateh-110), сирийской «Скад», имеющих дальность действия от 400 до 2000 километров. Пусковые установки могут использовать и другие ракеты семейства Arrow.

    Чуть ближе, чуть ниже

    Праща под куполом
    Фото: bastion-karpenko.ru

    Второй рубеж обороны – на атмосферном участке полета ракет – будут составлять Arrow-2. По утверждению разработчиков, система наведения обеспечивает надежный захват целей в сложных метеоусловиях и при применении противником средств радиоэлектронного противодействия.

    Перебазируемый комплекс ПРО «Хец-2», включающий РЛС EL/M-2080 Green Pine, командный пункт (КП) Golden Citron (Citron Tree) производства компании Tadiran Telecom, пункт управления пусками ракет Brown Hazelnut (Hazelnut Tree), изготовленный IAI, центр связи, от четырех до восьми пусковых установок (ПУ), ракеты-перехватчики Arrow-2, вспомогательное оборудование, в том числе системы энергоснабжения и охлаждения РЛС, предназначен для поражения тактических и оперативно-тактических ракет на дальности до 100 километров и высоте до 50 километров. Предполагается, что он способен перехватывать их при подлетной скорости до 4,5 километра в секунду типа иранских БРСД «Шахаб-3B» (дальность до 2000 км) и «Саджил-2» (до 2500 км) или «Скад». Система Arrow-2 способна обнаруживать и сопровождать до 12 целей одновременно, а также наводить на одну из них до двух ПР, способных развивать скорость до 2,5 километра в секунду.

    ПР Arrow-2 оснащается осколочно-фугасной боевой частью. Теоретически перехват представляет собой ударное механическое воздействие в результате прямого попадания непосредственно в цель. В настоящее время развернуты три батареи ЗРК «Хец-2»: в 50 километрах к югу от Тель-Авива, южнее Хайфы и в районе города Димона, что обеспечивает прикрытие до 85 процентов территории Израиля.

    В состав батареи входит четыре ПУ, имеющих 24 ПР, мобильные командные пункты и РЛС. Расчет каждой батареи – около ста военнослужащих.

    В качестве мобильной базы ПУ, РЛС и КП используются колесные транспортеры высокой проходимости.

    РЛС и КП интегрированы с системами боевого управления оружием ПРК THAAD (Terminal High Altitude Area Defense), «Пэтриот» (Patriot) и штатными РЛС AN/SPY-1D(V) американского корабельного ПРК ближнего перехвата «Иджис» (Aegis), что позволяет обеспечить взаимодействие и распределение воздушных целей между ними.

    Из трех развернутых в настоящее время батарей ПРК «Хец-2» одну планируется оснастить ПР Arrow-3. Она будет использована для ПРО Израиля первого рубежа перехвата.

    Прикрывают объекты

    В третий рубеж ПРО войдут ЗРК Patriot PAC-3 и израильский ЗРК «Праща Давида» (David's Sling), которые будут устанавливать возле важных объектов.

    Праща под куполом

    «Праща» разрабатывается израильской компанией «Рафаэль» (Rafael) и американской «Рейтеон» (Raytheon). В состав комплекса входят многофункциональная РЛС EL/М-2084, ЗУР Stunner, Центр боевого управления Tadiran (Golden Almond), ПУ, а также блок управления пусковыми установками LSC (Launch Site Controller).

    Перехватчиком в данной системе ПРО является двухступенчатая ЗУР Stunner совместной разработки «Рейтеон» и «Рафаэль», оснащенная двумя типами систем наведения, установленными в носовом отсеке – радиолокационной и оптико-электронной.

    Вооруженные силы Израиля в июле 2016 года поставили первый комплекс системы «Праща Давида» на боевое дежурство.

    Рассматривая возможности третьего рубежа ПРО, отметим, что ЗРК Patriot смогут поражать цели на дальности от 3 до 40 километров на высоте от 60 метров до 24 километров. Новейшая модификация Patriot РАС-3 MSE с высокоманевренной ПР MSE будет способна перехватывать тактические и оперативно-тактические БР на дальностях до 40 километров и высотах более 20 километров, а также крылатые ракеты и средства воздушного нападения.

    В свою очередь «Праща Давида» (радиус действия – 70–300 км) предназначена для перехвата на высоте до 15 километров тактических ракет Сирии и «Хезболлы» («Фатх-110» и М-600) с дальностью действия от 200 до 300 километров.

    Минобороны Израиля совместно с «Боингом» осуществляют программу создания более совершенной модификации противоракеты для данного ЗРК. Новая ПР комплекса будет способна поражать, кроме любых существующих и перспективных аэродинамических целей, БРСД противника на дальностях от 70 до 300 километров.

    «Рейтеон» и «Рафаэль» в августе 2013 года представили руководству Минобороны США проект создания ЗРК Patriot четвертого поколения Patriot Advanced Affordable Capability-4 (PAAC-4), предложив использовать в качестве одного из ключевых компонентов ЗУР Stunner от «Пращи Давида».

    Спасают города

    Четвертый рубеж ПРО будет составлять система «Железный купол» (Iron Dome) – защита от ракет малой и средней дальности действия, которые выпускают по Израилю из сектора Газа и Южного Ливана.

    По данным испытаний, с 11 по 14 июля 2010 года «Железный купол» не упустил ни одной ракеты условного противника. Работа комплекса проверялась неуправляемыми ракетами «Кассам» (Qassam), используемыми боевиками ХАМАС, а также 122-мм боеприпасами систем залпового огня «Град» и «Катюша».

    Особенность системы в том, что она способна перехватывать ракеты и минометные снаряды калибра 120 миллиметров на очень низкой высоте и на расстоянии от трех до четырех километров. «Железный купол» может отследить несколько пусков одновременно, моментально просчитать возможные траектории и точно выпустить встречные ракеты, причем так, чтобы от осколков взрыва не пострадали жители. Система будет способна сразу же определить, какие ракеты упадут в израильском населенном пункте, а какие пролетят мимо, чтобы сбивать только те, что представляют реальную угрозу.

    Батарея «Железный купол» способна применить 60 ракет-перехватчиков в одном пуске, защищая территорию до 150 квадратных километров. Площадь может увеличиться, если ракеты противника запускаются с расстояния более 15 километров (до 70 км). Батарея включает центр управления огнем и три ПУ с 20 ракетами-перехватчиками Tamir. Также в ее состав входит РЛС EL/M-2084, предназначенная для точной идентификации и определения траектории полета цели.

    В настоящее время на территории Израиля развернуты 10 батарей ЗРК «Железный купол». В обозримом будущем планируется довести их число до 15.

    В зависимости от баллистической цели можно рассматривать совместную работу нескольких рубежей ПРО. От БРСД – два эшелона (Arrow-3 и Arrow-2), от ОТБР (ТБР) – два эшелона («Стрела-2» и/или «Праща Давида» и «Пэтриот», имеющие сопоставимые характеристики по борьбе с ТБР). Против тактических ракет малой дальности – тоже два эшелона («Праща Давида» и «Железный купол»).

    Система ПРО уже доказывает свою эффективность боевого применения. В ходе антитеррористической операции «Облачный столп», проводившейся в секторе Газа с 14 по 21 ноября 2012 года, зарегистрировано увеличение до 87 процентов перехватов системой «Железный купол» ракет, угрожающих жилым районам. Из 1506 ракет, выпущенных по Израилю, большинство (по крайней мере 875 – 58%) взорвалось на открытой местности вне населенных пунктов, 58 ракет – в городских кварталах (3,8%). «Железный купол» перехватил 421 ракету. При этом по целям, которые представляли угрозу населению, «Железным куполом» была выпущена 501 ракета-перехватчик.

    За время операции «Нерушимая скала», проведенной в секторе Газа, с 7 июля по 26 августа 2014 года для уничтожения военной инфраструктуры движения ХАМАС и предотвращения обстрелов территории Израиля боевики применили 3360 ракет. 584 из них были сбиты ЗРК «Железный купол».

    Плюс лучи смерти

    В планах Минобороны Израиля создание в национальной эшелонированной системе ПВО-ПРО пятого активного рубежа – мобильной боевой лазерной системы «Железный луч» (Iron Beam). Она будет использоваться против боеприпасов с дальностью менее семи километров.

    Система должна обеспечить защиту приграничных территорий и военных объектов путем нанесения точных ударов по аэродинамическим целям типа БЛА, неуправляемых снарядов, минометных мин и ракет малой дальности при помощи лазерного луча, нагревающего боевую часть до разрушения. Предполагается, что это лучший вариант на сверхмалых дальностях, на которых ЗРК «Железный купол» показал себя менее эффективным.

    С учетом перехвата воздушных целей можно назвать ПРО Израиля интегрированной системой ПВО-ПРО, но поскольку все четыре рубежа ПРО, как предполагается, будут объединяться общей сетью радаров, связанной со спутниковой группировкой Израиля, и использоваться совместно, правильнее говорить о многорубежной ПРО.

    Кроме того, ЗРК C-Dome компании «Рафаэль», разработки которого проводятся на базе «Железного купола», планируется размещать на малых боевых кораблях ВМС Израиля для отражения угроз со стороны тактической и палубной авиации, вертолетов, а также ударных БЛА. Комплекс вооружения ЗРК C-Dome включает десять ЗУР. Залповый пуск ЗУР Tamir, наведение которых осуществляется на источник ИК-излучения, может обеспечить одновременное поражение до десяти различных типов целей.

    Что взять в копилку

    Из вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

    • на сегодня ПРО Израиля является уникальной многофункциональной системой по перехвату БР, КР и различного вида неуправляемых боеприпасов, что позволяет создать надежный «зонтик»;
    • так как система ПРО базируется в основном на мобильных комплексах, их можно оперативно перебрасывать в любую точку земного шара и осуществлять блокирование небольшого по территории государства или локального района, предъявляя ему свои требования;
    • создаваемая многорубежная ПРО Израиля может являться одним из основных вариантов тактической ПРО и ПРО на ТВД, а также создаваемой объединенной системы ПВО-ПРО (Integred Air and Missile Defense – IAMD);
    • начало программы по созданию ЗРК морского базирования C-Dome демонстрирует высокую потребность Израиля в организации эффективной противовоздушной и противоракетной обороны на море и возможности использования технологий, полученных в ходе разработки других систем ПВО-ПРО;
    • неизбежный прогресс систем ПРО Израиля в качественном и количественном отношении будет, с одной стороны, оказывать давление на окружающие его государства с целью исключения агрессии, а с другой – стимулировать развитие их вооружений.

     

    Возможность создания эффективной ПРО, способной к перехвату с высокой вероятностью различных целей, становится реальностью. Поэтому целесообразно использовать израильский опыт при создании ПРО Российской Федерации, в том числе углублять сотрудничество между нашими странами, наметившими общие цели в борьбе с противником, которым является международный терроризм.

    Отметим, что отправка С-400 в Сирию как часть миротворческой операции – хороший пример применения комплексов ПВО-ПРО для борьбы с террористами и сдерживания США, других государств от агрессии против России.

    Владимир Новиков,
    профессор Военной академии РВСН имени Петра Великого, кандидат военных наук
    Сергей Голубчиков,
    кандидат технических наук

    #ПРК «Хец» #Arrow-3 #Шахаб #Фатх-110 #Скад #Пэтриот #Иджис #THAAD #Праща Давида #David's Sling #PAAC-4 #«Железный купол» #Железный луч


    0 0

    Отклик на статью на статью «Классик военного ракетостроения»

    Государству пора обратить внимание на книгоиздание

    Плясать от этажерки

    Краткость перечня основных вех жизни Янгеля не позволила автору упомянуть о том, что трудовая биография Михаила Кузьмича началась в подмосковном поселке с ФЗУ при текстильной фабрике им. Красной армии и флота. После окончания училища он работал помощником мастера в ткацком цехе, был членом фабричной комсомольской организации. По путевке, полученной в Пушкинском райкоме ВЛКСМ, Янгель поступил в МАИ. Работать в КБ известного авиаконструктора Николая Поликарпова он начал еще до защиты диплома. В 1938 году талантливого инженера направили в длительную командировку в Америку – набираться опыта на авиазаводах США. Во время войны Янгель трудился на одном из авиазаводов Новосибирска, а после нее – в конструкторских бюро Микояна и Мясищева. С апреля 1954 года Михаил Кузьмич возглавил ОКБ-586 в Днепропетровске. После разработки изделий Р-12, Р-14, Р-16 и выхода постановления советского правительства «О создании образцов межконтинентальных баллистических и глобальных ракет и носителей тяжелых космических объектов» коллективу ОКБ-586 под руководством Янгеля поручили разработать ракету, способную нести сверхмощный термоядерный заряд. Используя наработанный опыт, коллектив сумел за короткое время разработать МБР Р-36. На вооружение поступили изделия 8К67/Р-36 (SS-9 Scarp) и 8К69/Р-36 (SS-9 Mod 3 Scarp). Эти ракеты стали базовыми для МБР поколения Р-36М, Р-36МУ, Р-36М2, созданных под руководством Владимира Уткина. Технические решения, принятые при разработке Р-36М, позволили создать самый мощный в мире боевой ракетный комплекс.

    В свое время, работая в Московском институте теплотехники и побывав в ОКБ-586, я решил написать книгу о Янгеле. О «красноармейском» эпизоде его биографии мне рассказывал отец, трудившийся на фабрике в одно время с Михаилом Кузьмичом, а также люди, знавшиеся с будущим академиком.

    Тема книги была одобрена областным Министерством печати, рукопись получила положительный отзыв в Академии РВСН им. Петра Великого, но с финансированием не повезло – денег на издание не нашлось. Книгу под названием «От «этажерки» до «Сатаны» выпустил на свои скромные пенсионные средства. И вправе сказать: государственная политика в области книгоиздания отсутствует напрочь, несмотря на красивые лозунги и призывы.

    Владимир Фохтин,
    кандидат технических наук (Красноармейск)

    #янгель #окб-586 #SS-9 Scarp #маи #красноармейск #сатана


    0 0

    Своим рождением пистолет-пулемет СТЕН обязан, как это часто случается, косности военных чиновников.

    В 1938-м, когда уже явно запахло Второй мировой, английское оборонное ведомство отвергло идею развернуть у себя в стране производство американских автоматов Томпсона. Консерваторы в погонах презрительно заявили, что королевскую армию гангстерское оружие не интересует. А через два года английский экспедиционный корпус потерпел тяжкое поражение во Франции. Бегство из Дюнкерка дорого обошлось казне империи. Во Франции немцам досталось без малого 2500 орудий, 8 тысяч пулеметов, около 90 тысяч винтовок, 77 тысяч тонн боеприпасов и огромное количество горючего.

    Британские солдаты пытались бунтовать против нового автомата

    После того как экспедиционный корпус эвакуировался через Ла-Манш, солдатам вновь формируемых соединений на учениях выдавали макеты винтовок – оружия не хватало. На пехотную роту приходилось одна-две винтовки. Столкнувшись с огневой мощью вермахта, на вооружение которого уже начали поступать пистолеты-пулеметы, военное ведомство Великобритании смирилось с закупками американских Томпсонов. Однако массовых поставок не получилось – в 1940 году заокеанские кузены смогли отгрузить чуть более ста тысяч автоматов. К тому же немецкие подводные лодки вели охоту за транспортами, шедшими в Великобританию. Массовое производство своих «Ланчестеров» быстро наладить не смогли из-за трудоемкости и соответственно дороговизны. Этот автомат выпускался ограниченным тиражом и был принят на вооружение только королевского ВМФ.

    Требовалось в кратчайшие сроки наладить производство технологичного и дешевого образца. За решение проблемы взялись ведущий конструктор Королевского завода стрелкового оружия Гарольд Турпин и директор завода «Бирмингем Смол Армз Компани» майор Реджинальд Шеферд. Работать пришлось при острой нехватке времени. Прототип автомата конструкторы представили в начале 1941 года, и после месяца испытаний в военном ведомстве Великобритании признали STEN одной из лучших разработок. Название сложилось из первых букв фамилий создателей (Shepherd, Turpin) и имени производителя (Enfield arsenal).

    В атаку с дыроколом
    Коллаж Андрея Седых

    За основу взяли пистолет-пулемет МР-18 конца Первой мировой, разработанный и запатентованный в 1917 году знаменитым Гуго Шмайсером. Конструкцию максимально упростили. Автомат сделали из трубчатых заготовок и штампованных деталей, хотя ствол и затвор все же обрабатывали на станках. Простота конструкции (всего 47 деталей) позволяла наладить производство на любом, даже устаревшем оборудовании по всей стране и была по силам неквалифицированному рабочему. Армия получила достаточно технологичное и дешевое оружие – в 1943 году себестоимость автомата была немногим более пяти долларов, «Томми ган» обходился в десятки раз дороже.

    Создатели изначально «закладывались» под 9-мм парабеллумовый патрон – в Альбионе он массово выпускался для гражданского оружия. Да и на то, что в перспективе можно использовать трофейные боеприпасы, тоже делался расчет.

    Уже в январе производство пистолета-пулемета было освоено. Компоновка сильно напоминала «Ланчестер» Mk-1, но в остальном автоматы различались коренным образом. Конструкторы избрали схему со скользящим затвором, ударно-спусковой механизм позволял стрелять как одиночными, так и очередями. Ствольную коробку цилиндрической формы и кожух штамповали из стального листа. С правой стороны ставился кнопочный переводчик режима стрельбы. Предохранителем служил паз на крышке ствольной коробки, куда заводилась рукоятка взведения затвора. Коробчатый магазин с двухрядным расположением 32 патронов был фактически копией MP-40 и присоединялся горизонтально слева. Однако быстро выяснилось – из-за двухрядного расположения и слабой пружины патрон могло заклинить. Эта особенность стала фатальной при покушении на протектора Богемии и Моравии Рейнхарда Гейдриха в 1942 году. Когда Йозеф Габчик попытался открыть огонь, вместо очереди раздались щелчки. Оружие было новым, так что скорее всего заклинило его именно из-за особенностей магазина. Или потому, что нес его Габчик в портфеле, набитом сеном. Гейдриха все же унасекомили, только умер он от заражения крови в результате ранения, полученного от единственного осколка гранаты, брошенной в его машину при покушении. Британские солдаты решили проблему опытным путем – вместо 32 патронов стали вкладывать на один-два меньше.

    Автомат оказался плохо сбалансированным, с неудобным прикладом. Упрощенный прицел – мушка и щиток с диоптром – высокую меткость стрельбы не гарантировал, да и кучность хромала, из-за чего солдаты прозвали эти автоматы «дыроколами». А еще – «мечтой водопроводчика».

    Поскольку делали оружие децентрализовано и с большими допусками при обработке деталей, то и надежностью образцы первой серии не отличались. Если в стоящем на предохранителе автомате патрон был в патроннике, то при ударе или падении мог выстрелить. При интенсивной стрельбе перегревался ствол. А в рукопашной «дырокол» первых модификаций был малопригодным, поскольку у него мог погнуться приклад. В итоге его пришлось усиливать.

    Пистолеты-пулеметы, которыми вооружались части коммандос, отличались от пехотных образцов более коротким стволом, пистолетной рукояткой и складным прикладом. Но поскольку вспышка при стрельбе была очень заметной, пришлось вносить в конструкцию дополнение – пламегаситель конического типа.

    Автоматы первой модификации имели дульный компенсатор, деревянные цевье и накладки на шейке приклада, плечевой упор из стальной трубки. Пошедшая в серию с 1942 года модель Mark II лишилась и передней рукоятки, и дульного компенсатора, отличалась и стальным проволочным прикладом. Соединение ствола с коробкой было резьбовым. Прицел состоял из нерегулируемой мушки и диоптрического целика, пристрелянных на 100 ярдов.

    Солдаты пытались бунтовать – не хотели перевооружаться, солидные Томпсоны казались им более надежными. Но полковые офицеры быстро разъясняли подчиненным глубину заблуждения. В бой с этим оружием впервые пошли десантники при высадке на французском побережье у Дьеппа. Операция «Юбилей» закончилась большой кровью – из 6086 британских солдат погибли, были ранены и пленены более половины. Однако оружие экзамен выдержало, и СТЕН понемногу начал обретать в войсках популярность. Это был простой, легкий и компактный пистолет-пулемет. С 1941 по 1945-й в Великобритании и Канаде произвели около 3 750 000 СТЕНов разных модификаций.

    Для подразделений коммандос наладили выпуск бесшумного СТЕНа Mk IIS. Он отличался более коротким стволом, закрытым интегрированным глушителем, огонь велся спецпатронами с тяжелой пулей с дозвуковой начальной скоростью. Кроме того, от прототипа эта модель отличалась облегченным затвором и укороченной возвратно-боевой пружиной. Коммандос вели огонь одиночными выстрелами и лишь в крайних случаях – очередями. Максимальная прицельная дальность – 150 ярдов.

    Полмиллиона автоматов англичане сбросили на парашютах бойцам Сопротивления, какая-то часть попала в руки немцев, которые оценили простоту конструкции, и в 1944 году СТЕНы по заказу Главного имперского управления безопасности (РСХА) начали выпускать на заводе «Маузер-верке». Подделки назвали «прибор Потсдам», наштамповали более 10 тысяч копий. От настоящего «прибор» отличался вертикальным расположением магазина и более тщательным заводским исполнением. Правда, поставлялся не в линейные части, а отрядам фольксштурма. СТЕНы долгое время выпускали за заводах Канады, Новой Зеландии, Аргентины, Австралии и Израиля.

    #ивандрагомиров #пистолет-пулемет #Томпсон #Ланчестер #СТЕН #покушение на Гейдриха


    0 0

    Роль океанских и морских ТВД значительно возросла, без надежного прикрытия территории от ударов с моря, как и без защиты своих интересов в удаленных регионах мира обеспечить национальную безопасность невозможно. Но создать флот традиционного состава – из авианосцев, крейсеров, эсминцев, кораблей других классов, способный на равных противостоять американскому, Россия не может. Нужны асимметричные подходы.

    С учетом ограниченного времени на ответ искать его следует в тех военно-технических сферах, где у России сохраняется технологический задел и мы опережаем основных конкурентов. Один из них уже рассматривался. ПКР «Циркон» («Страшнее «Калибра») может радикально поменять соотношение сил на море в нашу пользу. Однако одним оружием воевать нельзя – противник может быстро найти противоядие, если не военно-техническое, то тактическое, оперативное или стратегическое.

    Пределы возможного

    Интересным асимметричным решением представляются экранопланы. Пока еще наша страна сохраняет превосходство в этой области – другие либо не заинтересовались направлением, либо оказались неспособны на разработки, равноценные советским. Яркий пример – крупнейший в мире боевой экраноплан «Лунь», созданный в СССР в 1987 году.

    Переход на водоизмещающее движение делает бессмысленным обстрел ракетами «воздух-воздух»

    К счастью, работы не прерывались даже после прекращения их поддержки государством. Ученые, инженеры, конструкторы – настоящие подвижники развивали теорию экранопланов, разрабатывали конкретные проекты, в том числе воплощая их в образцах гражданского назначения. Советский задел («Между небом и водой») удалось не только сохранить, но и серьезно развить.

    Где и для каких задач в вооруженной борьбе на море могут использоваться экранопланы с учетом их достоинств и недостатков. Начнем с возможных размеров. Владимир Яцков дает классификацию экранопланов по весу: от 500 до 5000 тонн водоизмещения – тяжелые, до 18000–20000 тонн – сверхтяжелые («Каспийские монстры» возвращаются»). «Лунь» имеет полное водоизмещение 380 тонн. Взлетный вес самого большого самолета – Ан-225 – более 600 тонн. И этот показатель, судя по появлению «Аэробуса» А-380, будет увеличиваться, причем быстро. То есть создание боевых экранопланов водоизмещением до трех тысяч тонн – реальная инженерная и технологическая задача. Владимир Яцков («Каспийские монстры» возвращаются») рассматривает в качестве главной ядерную энергетическую установку, но на данном этапе ЯЭУ все-таки надо отнести лишь к дальней перспективе. Не вдаваясь в детали конструкции, примем, что для экраноплана достаточно большого водоизмещения возможно создать энергетическую установку, задающую скорость экономического хода 400–450 километров в час (максимальную – 500–550), а запасы топлива обеспечат дальность до 5000–10000 морских миль. Это вполне реализуемо, если учесть, что современные самолеты весом 200–300 тонн преодолевают без дозаправки 10000–12000 километров. Исходя из этого будем говорить о возможностях применения экранопланов. Сразу заметим, что водоизмещение 3000 тонн позволяет установить разнообразное вооружение и создать приемлемую систему конструктивной защиты, включая бронирование важных узлов.

    Дальше, дольше

    Константин Сивков

    Оценим сильные и слабые стороны экраноплана. В числе первых в сравнении с другими классами боевых кораблей следует назвать его несопоставимо большую скорость. Это обеспечивает возможность оперативного и тактического маневра группировками в сроки, приближающиеся к аналогичным показателям авиации. При этом экранопланы фактически неуязвимы для современных ПКР, имеющих ограничения на допустимую скорость цели. От ракет класса «воздух-воздух» возможна конструктивная защита, а кратковременный переход на водоизмещающее движение делает обстрел такими боеприпасами бессмысленным. Важное достоинство экранопланов – более высокая, чем у традиционных кораблей, расчетная оперативная напряженность боевого применения (количество выходов на выполнение задач в единицу времени).

    В сравнении с традиционными летательными аппаратами преимущества экранопланов – в крейсерском режиме движения на предельно малых высотах на протяжении всего маршрута, в возможности перехода к водоизмещающему положению с минимальным расходом топлива, что позволяет радикально увеличить время пребывания в районе боевого предназначения, в размещении на борту большего объема вооружения. Важным достоинством может быть длительная автономность, потенциально достигающая нескольких суток.

    К слабым сторонам экранопланов относится то, что в силу специфики их движения с борта могут использоваться далеко не все образцы вооружения, как корабельного, так и авиационного. То есть для реализации в полной мере преимуществ потребуется создавать оригинальные средства, в частности ПВО и поиска подводных лодок.

    Цель – авианосцы

    Внимание на экран
    Фото: panpic.com.vn

    Перейдем к сферам применения экранопланов. Это прежде всего борьба с соединениями надводных кораблей, обладающими мощной защитой, такими как авианосные группы. Высокая скорость движения «монстров» лишает противника возможности вывести силы из-под их удара. Значительные размеры позволят разместить боекомплект противокорабельного вооружения, достаточный для разгрома авианосной группы силами четырех-пяти экранопланов (или по крайней мере нанесения такого урона, который лишит ее способности к сопротивлению, после чего разгром АУГ будет завершен другими силами разнородного ударного соединения). При оснащении гиперзвуковыми ПКР «Циркон» экраноплан сможет уничтожить АУГ США даже в одиночку. А установка на нем ЗРК для противодействия истребительной авиации противника в сочетании с конструктивной защитой позволит обеспечить высокую боевую устойчивость даже в ближней зоне обороны корабельного соединения противника при фактической неуязвимости в дальней и средней, откуда могут быть применены свои ПКР средней или даже большой дальности. Технический облик подобного экраноплана можно представить таким: водоизмещение – 2500–3000 тонн, скорость – до 550 километров при дальности хода 5000–6000 миль, главное вооружение – 16–24 ПКР («Оникс», «Калибр» или «Циркон»), ЗРК – модификация ракетного комплекса с дальностью стрельбы 120–160 километров по целям типа истребитель и боекомплектом 16–24 ракеты (для уничтожения самолетов противника до рубежа пуска ракет), 1–2 АУ калибра 30 миллиметров (для ближнего воздушного боя), 4–8 малогабаритных БЛА разведки. Таким образом проблема борьбы с авианосными и другими надводными группировками противника будет решена на среднесрочную перспективу, а то и более. В составе российского ВМФ таких экранопланов потребуется восемь – десять на каждом из океанских флотов.

    Для уничтожения надводных сил противника на закрытых морских ТВД экранопланы могут применяться против корабельных групп относительно небольшого водоизмещения, главным образом в зонах с мощной противовоздушной и противокатерной обороной. Здесь достаточно иметь образцы водоизмещением 100–150 тонн со скоростью хода 450–500 километров в час при дальности в пределах 500 миль с 4–8 ПКР и 1–2 АУ МЗА калибра 30 миллиметров для ближнего боя с истребителями противника. В составе Балтийского и Черноморского флотов должно быть 4–6 таких кораблей.

    Истребитель субмарин

    Другая важная задача – борьба с подводными лодками, особенно с ПЛАРБ. Противолодочный экраноплан для действий в удаленных районах должен иметь большое водоизмещение – до трех тысяч тонн, что определяется требуемой автономностью. Поисково-прицельный комплекс может быть создан на принципах и основе самолетных: радиогидроакустический буй (РГАБ), магнитометр, средства обнаружения кильватерного следа. Средства поражения также самолетные: 8–12 малогабаритных противолодочных торпед. Автономность экраноплана должна быть сопоставима с продолжительностью противолодочной операции, то есть несколько суток. Поскольку придется действовать в зоне ПВО, он должен иметь средства защиты: ЗРК с дальностью стрельбы 120–160 километров по целям типа истребитель и 1–2 АУ калибра 30 миллиметров. Для сбора информации от РГАБ при малой высоте движения целесообразно иметь на борту 2–4 многоразовых малогабаритных БЛА-ретранслятора.

    Если принять возможности экраноплана по поиску подводных лодок равноценными самолетным, вероятность уничтожения американских ПЛАРБ в районах их боевого предназначения может достигнуть 0,5–0,6 силами 6–8 единиц. Это исключительно высокая оценка, если сравнить с достижимыми на сегодня 0,02–0,05.

    Для борьбы с многоцелевыми ПЛА противника экранопланы целесообразно использовать прежде всего в районах, откуда они могут наносить удары по нашим наземным объектам стратегическими КР, а также в интересах прикрытия наших боевых кораблей, подводных лодок и гражданских судов в дальней морской зоне. Исходя из объема задач, которые могут быть возложены на противолодочные экранопланы, в составе наших океанских флотов надо иметь по 10–12 таких кораблей.

    Мгновенный плацдарм

    Способность экраноплана, двигаясь со скоростью 300–350 километров в час, преодолевать зону огневого противодействия, в том числе в районах, недоступных для других классов кораблей и катеров, делает его важным элементом десантно-высадочных сил. Именно эти качества критично важны для первой волны десанта, которая в условиях мощного противодействия ПДО противника решает задачу захвата плацдарма. Естественно, что в первой волне надо выбросить такое количество личного состава, чтобы захватить прибрежную территорию на глубину, исключающую эффективное противодействие противника. Поэтому размеры десантного экраноплана должны быть максимальными – около трех тысяч тонн. Так как условием ведения десантной операции является завоевание господства в воздухе и на море в районе высадки, такие средства самообороны, как у ударных и противолодочных экранопланов, в данном случае необязательны. Достаточно иметь 1–2 АУ МЗА для отражения атак одиночных СВН. Нужны и средства подавления ПДО. В этом качестве для экранопланов лучше всего подходят РСЗО. Это может быть «Ураган» или последние модификации «Града». С учетом вероятного объема огневых задач целесообразно иметь на борту 12–16 направляющих РСЗО калибра 220 миллиметров (или 40–60 направляющих калибра 120 мм). При таком оснащении возможное количество десанта на борту экраноплана водоизмещением три тысячи тонн можно оценить в одну роту морской пехоты со штатным вооружением и техникой. Потребность в таких кораблях для наших флотов – по 12 единиц на каждом.

    Для минимизации номенклатуры экранопланов в ВМФ РФ задачу разрушения наземных объектов противника можно возложить на ударные машины, предназначенные для поражения надводных кораблей. При оснащении «Калибрами» один такой ракетоносец уничтожит за выход от двух-трех относительно крупных объектов и до семи – девяти точечных. Имея возможность после выполнения стрельбы восстановить боеспособность в сроки, сопоставимые с необходимыми для повторного вылета авиации, экранопланы за относительно короткое время решают оперативно значимый объем огневых задач.

    Рассмотренные образцы смогут успешно решать и другие задачи ВМФ. Однако далеко не всегда целесообразно привлекать мощные корабли для патрулирования и иных действий, не требующих значительного боевого потенциала. Эти задачи могут быть возложены на экранопланы более легких классов – в пределах 200-400 тонн водоизмещением, которые целесообразно проектировать как корабли двойного назначения.

    Константин Сивков,
    член-корреспондент РАРАН, доктор военных наук

    #асимметричный ответ #экраноплан #Калибр #Циркон #АУГ #проект 903 #Лунь #десант


    0 0

    Анализ соответствия авианосцев различных стран мира их боевому предназначению в вероятных условиях применения свидетельствует, что в наибольшей степени удовлетворяет заявленным критериям французский «Шарль де Голль», причем в обоих видах конфликтов, то есть и в крупномасштабной, и в локальной войне.

    «Нимитц» самый универсальный, однако другие авианосцы часто превосходят «американца» в эффективности решения задач по предназначению

    Он лидирует с большим отрывом от ближайших конкурентов – «Нимитца» и британского «Куин Элизабет» – в крупномасштабных войнах, от того же «американца» и индийского «Викрамадитья» – в локальных. Эти корабли делят второе и третье места в рейтинге.

    Следом с минимальным отрывом идут наш «Адмирал Кузнецов» и китайский «Ляонин». Эти два корабля построены в соответствии с общей концепцией, поэтому их коэффициенты соответствия боевому предназначению весьма близки.

    Последние места занимают итальянский, японский и бразильский авианосцы. В крупномасштабных войнах их коэффициенты соответствия почти идентичны, а в локальных имеет место превосходство «Джузеппе Гарибальди», который по этому показателю даже несколько превосходит «Ляонин».

    Оценки школам

    Анализ наиболее передовых кораблей свидетельствует, что все они представлены образцами американской и западноевропейской школ. Вторую строку следует оставить за молодой российской школой авианосного кораблестроения. К ней помимо «Адмирала Кузнецова» относятся «Викрамадитья» и «Ляонин». На третьем месте оказались кораблестроительные школы Италии и Японии. Последнее странно, если учесть огромный опыт Страны восходящего солнца в создании авианосцев в 30–40-е годы. Объяснить этот феномен можно только двумя причинами. Первая из них состоит в утрате квалифицированных кадров и отчасти технологий. Вторая – конституционные и иные правовые ограничения, запрещающие Японии строительство авианосцев, в результате чего Токио вынужден маскировать их под странный класс – эсминец-вертолетоносец, водоизмещение которого соответствует тяжелому авианосцу времен Второй мировой. Это, естественно, накладывает ограничения на боевые возможности корабля.

    Константин Сивков

    Бразильский «Сан-Паулу» – это французский «Фош» постройки 60-х. После модернизации корабль вполне может считаться соответствующим современным требованиям. Однако авиагруппа, представленная штурмовиками «Скайхок» и вертолетами, отбрасывает его в разряд устаревших. В Бразилии он рассматривается фактически как учебный, предназначенный для создания собственной авианосной школы. Вероятно, этим объясняется тот факт, что страна не позаботилась приобрести для него современные самолеты – «Супер Этандары» или «Рафали».

    Анализируя особенности как собственно кораблей, так и размещаемых на них авиагрупп, можно отметить, что англо-американская школа исповедует универсальность. «Нимитц» и «Куин Элизабет» способны решать относительно широкий круг задач.

    Российская и французская концепции предполагают наличие выраженного приоритета в боевых возможностях кораблей. Так, «Шарль де Голль», очевидно, исходя из вероятных условий его боевого применения, имеет явный акцент на ударных и противовоздушных возможностях. Российская концепция отдает приоритет ПВО и ПЛО.

    Оценка степени соответствия этих кораблей вероятным условиям их боевого применения показывает, что французы достаточно точно спрогнозировали характер боевых действий, в которых предстоит участвовать их авианосцу. В результате, несмотря на специализированность, он занял первое место в рейтинге. Что касается российской концепции, то здесь надо отметить: упор на «оборонительное» предназначение оправдывает себя не в полной мере. В реальных условиях этим кораблям придется силами их авиагрупп решать широкий круг задач, причем в значительной мере наступательного характера: борьба с надводными силами противника и разрушение наземных объектов. Все-таки авианосец в большей степени был и останется оружием наступления, нежели обороны.

    Враги у всех разные

    Интересно сопоставить боевые возможности участников рейтинга по решению основных частных задач: разгром авианосных соединений, уничтожение групп надводных кораблей (КУГ и КПУГ) и подводных лодок, отражение воздушного нападения противника, нанесение ударов по наземным объектам.

    Задачник для авианосца
    Фото: byappi.ru

    Анализ свидетельствует, что решить первую задачу в наивысшей степени способны те корабли, которые имеют многочисленную ударную авиацию – американский (до 60 истребителей/штурмовиков) и французский (до 36 истребителей/штурмовиков). Близок к ним по своим возможностям британский «Куин Элизабет» (с новейшими F-35B). Российский, китайский и индийский авианосцы существенно менее эффективны в этом плане. Самые низкие показатели у «итальянца» и «японца» – они имеют слишком мало самолетов, которые могут участвовать в ударе по авианосцу. А возможности «бразильца» в отношении американской АУГ вообще нулевые.

    Зато индийский, итальянский, французский и даже бразильский авианосцы – лидеры в уничтожении корабельных групп. Это объясняется тем, что в зоне их вероятного боевого применения – на Средиземноморском ТВД, в Индийском океане и Южной Атлантике – будут действовать относительно малочисленные, обладающие ограниченными боевыми возможностями КУГ вероятных противников. Задача борьбы с ними решается располагаемым составом авиагрупп с приемлемой эффективностью.

    Возможности российского, китайского и даже американского авианосцев существенно ниже отчасти из-за того, что эта задача не является для них приоритетной (для «Кузнецова» и «Ляонина»), а также потому, что им будут противостоять достаточно мощные и многочисленные соединения противника.

    Приоритет в борьбе с подводными лодками за авианосцами, для которых эта задача относится к основным по предназначению: «Куин Элизабет», «Джузеппе Гарибальди», «Идзуми».

    В ПВО наиболее эффективны «Шарль де Голль» и «Адмирал Кузнецов» с «Ляонином». Превосходство «француза» обусловлено двумя факторами: более многочисленной истребительной авиагруппой и меньшим числом воздушных целей в вероятной зоне его ответственности в сравнении с российским и китайским авианосцами.

    Задачник для авианосца

    По задаче «разрушение наземных объектов в крупномасштабной войне» с огромным отрывом лидирует «Нимитц». Это понятно – весь исторический опыт после Второй мировой свидетельствует, что главной задачей американских авианосцев были удары по наземным целям, по которым расходовалось от 30–40 до 50–65 процентов общего ресурса. Для США это остается одним из приоритетов в возможной крупномасштабной войне. Потенциалы остальных кораблей применительно к данной задаче значительно скромнее и отличаются незначительно. Это обусловлено тем, что она будет для них менее важной на фоне других.

    Похожая картина и в локальных войнах. Однако в этом случае отрыв «американца» уже не столь разителен – французский, российский, китайский, британский, индийский «одноклассники» уступают ему примерно в два раза. Но ведь и их авиагруппы меньше почти вдвое. Авианосцы других стран – Бразилии, Италии и Японии – эффективно бороться с наземными объектами не могут в силу малой численности ударных самолетов.

    Вывод, что авианосцы США самые универсальные, достаточно тривиален. Просто другие страны, строя такие корабли с существенно меньшим водоизмещением, концентрировали их возможности на решении узкого спектра задач. При этом по эффективности решения тех, для которых они специализированы, эти более легкие авианосцы равны, а то и превосходят мощные американские корабли. Российский и связанные с ним по проекту и концепции китайский, индийский «одноклассники» особенно успешны в борьбе с воздушным и подводным противником. «Шарль де Голль» в большей мере эффективен в решении ударных задач и опять же – в уничтожении СВН противника. Итальянский, японский и британский имеют выраженную противолодочную ориентацию, превосходя в этом отношении другие корабли из числа рассмотренных, что в полной мере отражает их роль и место в составе флотов своих стран.

    Константин Сивков,
    член-корреспондент РАРАН, доктор военных наук

    #«Адмирал Кузнецов» #«Ляонин» #«Нимитц» #«Куин Элизабет» #«Джузеппе Гарибальди» #«Идзуми» #«Викрамадитья» #«Шарль де Голль» #«Сан-Паулу»


    0 0

    Задел советской конструкторской мысли можно было использовать не один год, но возможности модернизации даже такого прекрасного танка, как Т-90, рано или поздно должны были подойти к концу. Перелом назрел к началу второго десятилетия нового века: понадобились свежие, смелые разработки.

    Как преодолеть 20 лет недофинансирования и не просто догнать, но и превзойти ведущие оружейные державы при весьма ограниченном военном бюджете, в несколько раз меньшем, чем во времена Союза?

    Страны, имеющие опыт изнурительных городских боев, приходят к созданию тяжелых БМП

    Трудности сделали нас сильнее и показали правильные пути развития. В основу российского военного конструирования легли три принципа: модульность, унификация и ценность человеческой жизни. Мы должны дорожить не только комбинированной броней, но и бойцом, что сидит за ней. В результате – феномен, прорыв десятилетия: боевая платформа «Армата». К сожалению, в нашем обществе до сих пор нет понимания, что это не танк, но нечто гораздо более масштабное. «Армата» – гусеничная платформа, позволяющая создавать тяжелую бронетехнику многие годы. Семейство «Арматы» будет включать 28 машин. Современные технологии компьютерной обработки данных и гений русских инженеров произвели на свет чрезвычайно гибкую и универсальную платформу: у нее можно переставлять двигатель с носа на корму, добавлять вооружения, узлы и убирать их. Это мощный конструктор c богатыми возможностями. Все машины на платформе «Армата» могут иметь в зависимости от необходимости следующие общие элементы:

    • единые узлы конструкции, такие, как катки или гусеницы;
    • двигательную установку;
    • систему активной защиты «Афганит»;
    • динамическую защиту «Малахит»;
    • элементы бронирования;
    • средства связи в инфракрасном диапазоне;
    • систему управления боем;
    • средства обнаружения мин.

     

    Все это дает существенную экономию на нескольких этапах. Во-первых, наличие единой платформы позволяет при разработке сфокусировать усилия на проектировании «надстройки» и средств вооружения. Во-вторых, при производстве массовый выпуск деталей на одном потоке удешевляет конструкцию в целом. В-третьих, при эксплуатации единообразные ремкомплекты снижают стоимость обслуживания. В-четвертых, модульность ускоряет возвращение выбывших машин в строй, что особенно важно в полевых условиях. В результате за те же деньги мы имеем большее разнообразие боевых машин.

    Танк Т-14

    Обрисовать в общих чертах облик самого современного танка в мире необходимо еще и потому, что они характеризуют и другую технику семейства «Армата».

    Неисчислимая «Армата»
    Коллаж Андрея Седых

    Т-14 является в первую очередь средством разведки: его доплеровский радар с активной фазированной антенной решеткой вкупе с инфракрасными и ультрафиолетовыми камерами способен обнаружить более полусотни целей на расстоянии до 100 километров. Благодаря закрытым каналам связи Т-14 осуществляет целеуказание и корректирует огонь собственного эскорта из танков Т-90, а также находящихся позади САУ «Коалиция-СВ», зенитных ракетных комплексов ближнего и среднего радиуса действия. Таким образом в конструкции Т-14 реализуется концепция сетецентрической войны.

    Столь сложное и дорогое оборудование, установленное на танке, требует особой защиты, которая у Т-14 заключается в трех основных контурах. Первый – комплекс активной защиты «Афганит», защищающий танк мультиспектральными завесами и способный разрушать в воздухе даже снаряды. Второй контур – динамическая защита «Малахит», выдерживающая попадания противотанковых управляемых ракет, в том числе с тандемными боевыми частями и атакующих в верхнюю полусферу танка, кроме того, разламывающая бронебойные подкалиберные оперенные снаряды, а также отражающая многочисленные попадания гранат РПГ без ослепления танка. Третий контур – металлокерамическая броня, в лоб имеющая защиту, эквивалентную как минимум 1200–1400 миллиметрам для кумулятивных снарядов и 1000–1100 миллиметрам для бронебойных подкалиберных.

    Отдельно можно отметить эффективную противоминную защиту и беспрецедентный набор стелс-технологий, делающий танк малоразличимым во всех диапазонах.

    И главное – экипаж, находящийся в бронекапсуле с компьютерными системами, изолированной от отсека с боекомплектом и вооружением, который в свою очередь отделен от моторного. При такой компоновке даже поражение кумулятивным снарядом с высокой вероятностью не остановит танк, а выживание экипажа возможно и при детонации боезапаса.

    Что касается вооружения, то на фоне всего остального оно пока достаточно прозаично: самая мощная в мире 125-мм гладкоствольная пушка 2А82-1C, пробивающая более 1000 миллиметров брони подкалиберным снарядом. Этого с лихвой хватает на любой современный танк. Впоследствии вероятна установка на часть создаваемых Т-14 155-мм орудия. Снаряды такого калибра благодаря своей кинетической энергии могут отрывать башни танков и без пробития их брони. Кроме того, можно использовать зенитные ракеты «Корнет», что наделит танк широкими возможностями ПВО. Имеющаяся 125-мм пушка, естественно, предполагает применение ракет обновленного комплекса «Рефлекс-М».

    В качестве дополнительного вооружения используется зенитная установка с 12,7-мм «Кордом», спаренным с 7,62-мм ПКТ для поражения низколетящих целей и пехоты.

    В общем, Т-14 – высокозащищенная боевая роботизированная машина, выступающая одновременно в качестве носителя и орудия крупного калибра, и средств разведки, призванная уничтожать бронированные, особо опасные объекты. Но на поле боя Т-14 действует не один.

    ТБМП Т-15

    Подобная разработка – тяжелая боевая машина пехоты – впервые появляется в наших войсках. Да и в целом в мире БМП такого класса – редкое явление. Однако страны, имеющие опыт изнурительных городских боев, тот же Израиль, приходят к созданию именно тяжелых БМП.

    Т-15 призвана действовать в одном строю с танками и доставлять на передовую девять бойцов. Кроме того, машина имеет значительную часть того же инструментария разведки, что и Т-14.

    В общих чертах конструкция ТБМП, конечно же, отличается от танка, но и сохраняет много общего: двигатель, хоть и перенесен с задней части корпуса на нос, остался тем же, гусеничная база едина, блоки динамической защиты расположены иначе, но это все тот же «Малахит», машины прикрывает КАЗ «Афганит», казенная часть 125-мм орудия и боезапас уступили место сиденьям десанта, но бронепереборка по-прежнему отгораживает моторный отсек от экипажа.

    Зато вооружение принципиально иное и собрано оно в боевом модуле «Бумеранг-БМ». 30-мм пушка 2А42 и спаренный с ней 7,62-мм ПКТ могут как отогнать зазевавшуюся «вертушку», так и подавить огневую точку, уничтожить легкую бронетехнику противника. По-настоящему опасной Т-15 делают четыре пусковые установки ПТРК «Корнет». В номенклатуре его ракет есть 9М133ФМ-3, призванная поражать воздушные цели типа вертолет на любых курсах с расстояния 10 километров. Она же может с большой долей вероятности сбить самолет или крылатую ракету. Боевые части могут быть, конечно, разными: тандемно-кумулятивная – для уничтожения танков, фугасная – для борьбы с пехотой и чрезвычайно мощная термобарическая.

    Таким образом, работая в связке с танком Т-14, тяжелая БМП Т-15 специализируется на обеспечении ПВО на тактическом уровне, прикрывая соседние подразделения. При этом Т-15 имеет богатые возможности для поддержки огнем своего десанта и не только не беззащитна перед вражескими танками, но и представляет для них серьезную опасность.

    БМПТ «Терминатор-3»

    Ни одна боевая машина поддержки танков до сих пор не принята на вооружение нашей армии, хотя образцы активно демонстрируются на всех выставках. Вообще в мире только одна страна – Казахстан эксплуатирует этот необычный вид боевой техники. Там приняты на вооружение машины «Терминатор-2», изготовленные на Уралвагонзаводе.

    Концепция применения БМПТ заключается в защите танков от пехоты противника. Опасность для них в войне XXI века чаще всего таится на земле, среди складок рельефа, на верхних этажах зданий и подвалов: малозаметные расчеты, вооруженные ПТРК и гранатометами, могут причинить серьезный ущерб танку, вывести его из строя, а то и вовсе уничтожить. Если говорить о современных ПТРК, то они способны поразить танк, находясь вне зоны ответного огня. Для эффективного противодействия пехоте противника необходима тяжелобронированная машина, способная действовать в одном строю с танками, но более маневренная, имеющая скорострельное и дальнобойное вооружение.

    Облик третьего «Терминатора» доподлинно неизвестен, но отрывочные сообщения в прессе дают основания для предположений.

    Корпус машины, вероятно, будет повторять конструкцию Т-15, включая десантное отделение. Но в качестве вооружения используют боевой модуль «Байкал». Его основа – 57-мм скорострельная пушка с дальностью 12 километров. Недорогие снаряды с дистанционным подрывом могут поражать и воздушные цели, включая мелкие разведывательное дроны, прямое попадание по которым – задача нетривиальная, и укрытый, малозаметный расчет с ПТРК на земле. Мощности этой пушки достаточно, чтобы достать противника как в глубине панельного дома, так и в чреве любой бронемашины, кроме танка. Дополнительное вооружение модуля – традиционный ПКТ, но на этот раз с возможностью независимого наведения.

    Для придания «Терминатору» большей уверенности на поле боя модуль, вероятно, снабдят пусковыми установками ПТРК и оружием ближнего радиуса действия типа двух гранатометов АГС-17 на первом «Терминаторе».

    В общих чертах именно так будет выглядеть танковый «кулак» будущего – смешанные в разных пропорциях Т-14 с эскортом из Т-90, тяжелая БМП с функцией ПВО и БМПТ для уничтожения вражеской пехоты.

    Но это далеко не вся компания.

    «Коалиция»

    На некотором отдалении от Т-14 и Т-15, не вмешиваясь в прямое боестолкновение, неожиданно и быстро меняет позиции САУ «Коалиция-СВ». Это прорыв в конструировании самоходных артиллерийских установок: непревзойденная скорострельность – 11–16 выстрелов в минуту, невероятная дальность стрельбы – 70 километров, боекомплект – 50–70 снарядов и полторы минуты на его пополнение. А гусеничная платформа от танка Т-90, на которой смонтирована башня САУ, – временное решение, предполагающее замену на «Армату».

    БРЭМ Т-16

    Т-14 стоит 250 миллионов рублей – почти вдвое больше, чем Т-90, но все же минимум на 100 миллионов дешевле старичка «Абрамса» и в два с лишним раза – южнокорейской «Черной пантеры» К2. ТБМП Т-15 будет стоить меньших денег, чем танк, хотя и ненамного.

    Изготавливая такую технику, необходимо озаботиться возможностями ее восстановления даже после повреждения в бою. Модульная конструкция позволяет быстро возвращать технику в строй, но только в том случае, если удалось вовремя доставить ее в ремонтные мастерские. А для этого требуется хорошо бронированная ремонтно-эвакуационная машина.

    Корпус Т-16 изготовлен из той же брони, что и танк Т-14, а ее обитаемый модуль окружают элементы динамической защиты «Малахит». Полноценный КАЗ ей ни к чему да и дорого, зато имеется система постановки помех. Из спецоборудования – мощный грузоподъемный кран, выносливая лебедка и грейдер. Имеются различные инструменты, даже сварочный аппарат. Но главное – это автосцепка, позволяющая зацепить поврежденную бронемашину, не выходя из Т-16, и оттащить ее в безопасное место. Экипаж – три человека и еще три места для танкистов из подбитой машины.

    Родня

    Другие разработки, например боевая машина огнеметчиков, также интересны и заслуживают внимания, но на поле боя они не составляют единой структуры с танком Т-14.

    Всего же семейство «Армата» будет включать:

    • TOС БМ-2 – следующее поколение тяжелой огнеметной системы «Солнцепек»;
    • ТЗМ-2 – транспортно-заряжающая машина к огнеметной системе;
    • БМО-2 – уже упомянутая боевая машина огнеметчиков, та же Т-15, но с уменьшенным десантным отделением за счет размещения 42 единиц РПО «Шмель-М» и «обрезанным» боевым модулем;
    • многофункциональную тяжелую инженерную машину, мостоукладчик, систему минирования и даже плавающий транспортер.

     

    Это – что известно. Планы военных нам неведомы, но просчитываются: со временем заменить все тяжелые, несущие вес 40–50 тонн разнородные гусеничные базы платформой «Армата».

    А это значит, что семейство может оказаться крайне плодовитым.

    #«Шмель-М» #TOС БМ-2 #Т-14 #«Армата» #БРЭМ Т-16 #САУ «Коалиция СВ2» #БМПТ «Терминатор-3» #ТБМП Т-15 #«Корнет»


    0 0

    Беспилотники китайской разработки поставляются не только в НОАК. И хотя иностранные покупатели представлены в основном государствами, которым по разным причинам недоступны более совершенные американские или израильские аппараты, достижения КНР заслуживают внимания.

    Наиболее интересны китайские разведывательно-ударные БЛА. Существенную долю имеющихся и создаваемых систем составляют аппараты самолетного типа. В работы по данной тематике вовлечены ведущие предприятия авиапрома.

    Среди основных покупателей разведывательно-ударных БЛА, созданных в КНР, Ирак, Казахстан, Пакистан, Саудовская Аравия

    В линейке Авиастроительной корпорации Китая (AVIC) – Wing Loong I, Wing Loong II (известные также как Pterodactyl I и Pterodactyl II) и Cloud Shadow, относящиеся к классу высотных аппаратов большой продолжительности полета (MALE), которые могут использоваться как в разведывательных, так и в ударных целях. Они были разработаны специалистами Авиационного научно-исследовательского института Чэнду (CADI), входящего в состав AVIC. Все три аппарата выполнены по одинаковой схеме: центроплан с V-образным хвостовым оперением. По очертаниям они вызывают отчетливые ассоциации с израильским Hermes 900, а также американскими Predator B (Reaper) и Predator C (Avenger). И если «Птеродактили» демонстрировались уже неоднократно, то Cloud Shadow («Облачная тень») была впервые показана на ноябрьском авиасалоне в Чжухае («ВПК», № 47, 2016).

    Эволюция птеродактилей

    Проект БЛА Wing Loong I начат в 2005 году, и уже в 2007-м осуществлен первый полет. Максимальная взлетная масса аппарата – 1100 килограммов, размах крыла – 14 метров. Аппарат, оснащенный турбовинтовым двигателем, может подниматься до шести тысяч метров. Максимальная продолжительность полета – 20 часов, дальность действия по радиоканалу – 200 километров. БЛА поднимает 200 килограммов полезной нагрузки, из них половину – на внешних подвесках. Это может быть многоканальная оптико-электронная система наблюдения и РЛС с синтезированной апертурой, разнообразные системы вооружения, включая ПТУР AKD-10, планирующие авиабомбы FT-7/130. Макет впервые показали в 2008-м на авиавыставке в Чжухае. Известно, что БЛА Wing Loong используются НОАК, в 2015 году они даже появились на параде в Пекине. Правительство Китая одобрило экспорт этих систем. На настоящий момент известно о поставках в Египет, Нигерию, ОАЭ и Узбекистан.

    Поднебесные ласточки
    Фото: google.com

    БЛА Wing Loong II, созданный в развитие предыдущей модели, впервые продемонстрировали на прошлогодней Aviation Expo China. Максимальная взлетная масса образца – порядка 4200 килограммов, размах крыла – 20,5 метра. Новая версия отличается оптимизированной аэродинамикой, более широким использованием современных конструкционных материалов, а также мощным турбовинтовым двигателем. По информации разработчика, продолжительность полета Wing Loong II составляет те же 20 часов, потолок – чуть более девяти тысяч метров. По некоторым данным, помимо канала связи БЛА-НСУ аппарат может оснащаться аппаратурой спутниковой связи. Известно, что беспилотник снабжен бортовой оптико-электронной системой разведки и наблюдения и РЛС с синтезированной апертурой, способен нести аппаратуру РТР и РЭБ, системы ретрансляции данных. Кроме того, БЛА решает ударные задачи – на шести точках подвески размещается высокоточное оружие общей массой до 480 килограммов, в том числе до 12 ракет «воздух-поверхность», бомб FT-9/50, TL-10, а также с лазерной головкой самонаведения GB3. По появлявшейся в прессе информации, БЛА Wing Loong II в настоящее время испытывается. О начале серийного производства комплекса не сообщалось.

    Cloud Shadow предлагается использовать в двух основных конфигурациях – как разведывательный и как разведывательно-ударный. Крейсерская высота – 14 тысяч метров. Турбореактивный двигатель позволяет развивать существенно большие по сравнению с Wing Loong I и II скорости – до 620 километров в час, однако это сказывается на продолжительности полета – шесть часов максимум. Корпорация AVIC предлагает Cloud Shadow со стандартным пакетом подключения радиосвязи на линии прямой видимости, который предусматривает радиус действия 290 километров. Масса полезной нагрузки аппарата достигает 400 килограммов. Под каждой консолью крыла расположено по три точки подвески оружия, в качестве которого в настоящий момент предлагаются разнообразные бомбы, включая Blue Arrow 7, Blue Arrow 21, AG-300M, YJ-9Е, и ракеты «воздух-поверхность». По сведениям AVIC, все БЛА имеют возможность выполнять взлет и посадку в автоматическом режиме.

    Любопытно, что в части разведывательно-ударных беспилотников в КНР наблюдается внутренняя конкуренция. Параллельную ветвь развития представляет подразделение Китайской авиационно-космической научно-технологической корпорации (China Aerospace Science and Technology Corporation – CASC), создавшее два разведывательно-ударных аппарата семейства CaiHong («Радуга») – CH-4 и CH-5. Оба выполнены по схеме, аналогичной БЛА семейства Wing Loong, заимствованной у американских разработчиков.

    CH-4, впервые продемонстрированный в 2013 году на 15-й выставке Aviation Expo в Пекине, представляет собой многофункциональную платформу, на которой могут размещаться как аппаратура разведки и наблюдения, так и оружие. Взлетная масса – порядка 1330 килограммов. Максимальная продолжительность полета – 40 часов. БЛА несет полезную нагрузку до 350 килограммов, в том числе ракеты с лазерным наведением AR-1, бомбы малого калибра с тепловыми и лазерными полуактивными ГСН FT-5. Известно, что CH-4 помимо НОАК направлялись иностранным заказчикам. В частности, известно о поставках Ираку, где эти беспилотники применялись в боевых операциях. По появившейся летом информации, данная модель, возможно, используется и пакистанскими военными. Предположительно – для испытаний и оценки.

    CH-5 выполнил первый полет в августе 2015-го. В прошлом году на Airshow China был показан полноразмерный образец с набором возможного вооружения. БЛА имеет взлетную массу около 3300 килограммов, размах крыла – порядка 21 метра. Сообщалось, что конструкция выполнена из композиционных материалов. Аппарат оснащен турбовинтовым двигателем WJ-9 разработки Zhuzhou Aeroengine Company (ZAC). Продолжительность полета может достигать 40 часов. Потолок – 7600 метров. По данным, максимальная масса полезной нагрузки БЛА – около тысячи килограммов. Беспилотник может нести восемь ракет типа AR-1 и бомбы FT-7.

    Из рода коптеров

    Проекты разведывательно-ударных БЛА вертолетного типа гораздо малочисленнее. Тем не менее в КНР имеется несколько систем, также, очевидно, конкурирующих между собой. Любопытно, что в создании коптеров принимают участие фирмы, известные разработками беспилотников самолетного типа.

    Упоминавшаяся CASC предлагает разведывательно-ударную модель QY-1. Это военная версия гражданского БЛА V750, который первоначально был разработан фирмой Weifang Tianxiang Aviation Industry Co. Ltd (ныне – Shenzhen Tianxiang Aviation Industry Co Ltd) на базе созданного еще в середине 50-х американского легкого пилотируемого вертолета Brantly B-2. Аппарат взлетной массой около 750 килограммов выполнен по классической схеме. На него ставится двигатель Lycoming IVO-360-A1A мощностью 180 лошадиных сил, который вращает трехлопастный несущий винт. БЛА может выполнять полеты продолжительностью до четырех часов, неся до 80 килограммов полезной нагрузки, в числе которой расположенный в носовой части гиростабилизированный подвес с оптико-электронной аппаратурой наблюдения. Впервые беспилотник был продемонстрирован общественности на ноябрьском авиасалоне в Чжухае. Известно, что прототип QY-1 совершил первый полет в начале 2016-го, основные летные испытания и отработка ожидаются в 2017 году.

    В числе новинок компании AVIC – беспилотный вертолет AV500W. Он построен на базе гражданской модели AV500. Максимальная взлетная масса составляет 470 килограммов. Аппарат может оставаться в воздухе до восьми часов, выполняя полеты в радиусе до 200 километров на высотах до четырех тысяч метров. Сообщается, что БЛА способен нести полезную нагрузку общей массой до 160 килограммов, включая различные датчики и средства разведки, расположенные на гиростабилизированном подвесе, а также ракетное вооружение класса «воздух-поверхность». Беспилотник может быть вооружен ракетами TL-2 с оптической ГСН или управляемыми авиабомбами.

    Несколько проектов вертолетных БЛА предлагает компания Norinco. В частности, здесь был разработан Sharp Eye III, предназначенный для разведывательных и ударных задач. Он построен по схеме с одним несущим и рулевым винтами. Максимальная взлетная масса беспилотника – 450 килограммов, в том числе до центнера полезной нагрузки. Используется двигатель Rotax-914UL. Продолжительность полета может достигать четырех – шести часов. На вертолете устанавливается оптико-электронная система наблюдения, включающая телевизионную камеру видимого диапазона, тепловую камеру и лазер для подсветки целей. Согласно китайским источникам БЛА может оснащаться легким вооружением, включая ракеты BRM1. Аппарат был впервые показан на Air Show China в 2014 году.

    Одно из подразделений Norinco ведет разработку разведывательно-ударного беспилотного вертолета соосной схемы Golden Eagle CR500. БЛА оснащается оптико-электронной системой наблюдения и двумя ПТУР Blue Arrow 9.

    Юань как аргумент

    Стоит отметить, что в КНР уже нашли для себя определенную нишу на данном рынке и продолжают ее развивать. Среди иностранных заказчиков разведывательно-ударных БЛА, созданных в Поднебесной, называются Ирак, Казахстан, Пакистан, Саудовская Аравия и некоторые другие государства. В отдельных случаях, чтобы обойти букву режима контроля ракетных технологией (РКРТ), китайские разработчики вводят ограничения на определенные характеристики предлагаемых БЛА.

    Кроме политического, играет роль и ценовой фактор – предлагаемые системы выгодно отличаются от других передовых разработок. Если развитие данного направления в стране продолжится, КНР в ближайшие годы наверняка увеличит свою долю рынка.

    #ударные беспилотники #Wing Loong I #Wing Loong II #FT-9/50 #GB3 #Cloud Shadow #Blue Arrow 7 #CASC #WJ-9


    0 0

    В современных флотах крейсеры, похоже, уходят в прошлое. В боевом составе в этом классе остались только советские/российские проекты 1164 («Москва») и 1144 («Петр Великий»), а также 22 «американца» типа «Тикондерога». Тем не менее крейсеры в составе флотов мира имеют большое значение, составляя наряду с авианосцами основу ударных сил. Поэтому сравнительный анализ актуален и интересен.

    Ракетный крейсер «Тикондерога» превосходит ТАРК «Петр Великий» в обоих типах конфликтов по степени соответствия боевому предназначению. С модернизацией наших крейсеров и их перевооружением на «Ониксы» и «Калибры» удается добиться превосходства над «американцем» в локальных войнах, но сохраняется отставание в крупномасштабных. И лишь при оснащении наших крейсеров перспективной ПКР «Циркон» достигается весьма существенное преимущество по всем показателям.

    Наши крейсеры создавались в СССР, чтобы развить успех подлодок и морской ракетоносной авиации, завершая разгром авианосных соединений противника

    «Американец» оснащен оружием, позволяющим с приличной эффективностью решать наиболее важные задачи. Наш крейсер в локальных столкновениях не может эффективно бить по наземным объектам, а в крупномасштабных войнах имеет весьма ограниченные возможности для разгрома авианосных групп противника. Идущая модернизация крейсера «Адмирал Нахимов» устраняет этот недостаток.

    Ракетные крейсеры «Москва» и «Тикондерога» уже встречались в заочном бою («ВПК», № 9, 2016). Есть смысл включить в анализ ТАРК «Петр Великий», а также модернизируемый корабль того же проекта «Адмирал Нахимов». Заметим, что оба они по водоизмещению более чем в 2,5 раза превосходят «американца».

    Для сравнимости результатов с ранее проведенным анализом российского крейсера «Москва» и американского «Тикондерога» опираться будем на ту же методику. Соответственно первоначально обратим внимание на анализ и сопоставление ТТХ кораблей.

    Сила «Тикондероги»

    Константин Сивков

    У «Тикондероги» при водоизмещении около 9600 тонн ракетное оружие расположено в двух универсальных вертикальных подпалубных пусковых установках Mk-41 общей емкостью 122 ячейки. Типовая загрузка – 24–26 КР «Томагавк», 16 ПЛУР ASROC и 80 ЗУР «Стандарт-2». Кроме того, 16 ракет «Гарпун» в палубных пусковых установках. Корабли оснащены БИУС типа «Иджис». Артиллерия – две АУ Mk-45 калибра 127 миллиметров. Противолодочное вооружение – два трехтрубных ТА для малогабаритных противолодочных торпед Mk-46. На кораблях мощные гидроакустические средства поиска субмарин и противолодочные вертолеты.

    Число попаданий тяжелых российских противокорабельных ракет П-700 с боевой частью 750 килограммов для вывода крейсера из строя или потопления можно оценить в 1–2, а более легких ракет типа «Оникс» с боевой частью около 300 килограммов – в 2–3. Для вывода из строя американского авианосца может потребоваться соответственно 3–5 и 8–9 ракет.

    Мощь «Царя» и «Адмирала»

    «Петр Великий» при полном водоизмещении более 25 000 тонн несет комплекс ударного ракетного оружия «Гранит» с боезапасом 20 ПКР П-700 с максимальной дальностью до 500 километров. Многоканальный зенитный комплекс «Форт» (С-300ФМ) – 96 ракет с дальностью стрельбы до 120 километров. Есть восемь многоканальных комплексов самообороны «Кинжал» (боекомплект – 64 ЗУР) и шесть ЗРАК «Кортик». Противолодочное вооружение – ПЛУР «Водопад». Для противоторпедной защиты – комплекс «Удав». Универсальная артиллерия – двухствольная АУ АК-130 калибра 130 миллиметров.

    «Цирконовый» апгрейд

    На корабле эффективные средства РЭБ, нарушающие работу РЭС самолетов и ГСН ПКР, могут базироваться два вертолета Ка-27. В отличие от «Тикондероги» и «Москвы» на «Петре Великом» (как и других кораблях этого проекта) броневая защита важнейших элементов от 75 до 100 миллиметров. По западным оценкам, для уничтожения или вывода из строя таких кораблей требуется 6–8 ПКР «Гарпун» или 3–4 «Томагавка».

    Сложнее обстоит дело с определением состава вооружения модернизируемого крейсера «Адмирал Нахимов», поскольку информация только общего характера. Достоверно известно, что в качестве ударного вооружения он должен иметь ПКР «Оникс» и ракеты «Калибр-НК» (как противокорабельные, так и для ударов по наземным объектам), размещаемые в УКСК КС-14. Возможно, в системе вооружения появятся перспективные гиперзвуковые ПКР «Циркон».

    По одним данным, главным комплексом ПВО может быть «Полимент-Редут», по другим – перспективный морской ЗРК большой дальности на основе С-400. Поскольку ввод корабля в строй назначен на 2020 год, можно уверенно предполагать, что основу его ПВО составит именно «Полимент-Редут», который и примем для анализа.

    Данные по силам ПВО самообороны корабля также разнятся. По одним, они останутся, как у «Петра Великого». По другим, претерпят серьезные изменения: вместо ЗРК «Кинжал» появится «Морфей», но достоверной информации о его принятии на вооружение нет. Вероятнее всего, основой системы ПВО зоны самообороны будет «Кинжал». Для уничтожения ПКР в непосредственной близости от корабля предназначен ЗРАК «Кортик». На данном этапе решение обоснованное – оба комплекса пока вполне отвечают современным требованиям.

    «Цирконовый» апгрейд

    Остановимся на количественных показателях вооружения. На схемах модернизации приводятся данные о размещении 240 ПКР и КР в 30 УКСК КС-14. По другим данным, речь идет о 80 ракетах в 10 УКСК КС-14. Сопоставляя с известными из СМИ планами модернизации ракетных субмарин проекта 949А с заменой 24 ПУ для ПКР «Гранит» на 72–96 ПУ для ПКР «Оникс» и КР «Калибр-ПЛ», можно предположить: вариант с 80 ПУ более вероятен исходя из конфигурации корабля и объемов его внутренних помещений, что и примем за основу.

    Рассмотрим два варианта: первый – с оснащением крейсера ПКР «Оникс» и КРБД «Калибр-НК», а второй – с ПКР «Циркон» и КРБД «Калибр-НК». Оценить количество ракет каждого типа в арсенале можно из расчета, что их должно хватить для разгрома авианосной группы противника. Соответственно загрузка в первом случае – 50 ПКР «Оникс» и 30 КРБД «Калибр-НК», во втором – 20 ПКР «Циркон» и 50 КРБД «Калибр-НК».

    Что касается главного комплекса ПВО «Полимент-Редут», ПУ для ЗУР на крейсере может быть до 240 с размещением некоторых из них в кормовой части корпуса. Поскольку сейчас здесь располагаются средства ПВО самообороны и в нашем анализе они принимаются неизменными, места для 10 восьмиячеечных УВП не найдется. Поэтому логично предположение, что на модернизированном корабле будет установлено 160 УВП для ЗУР с возможностью размещения в каждой из них либо одной ЗУР средней или большой дальности, либо четырех ЗУР малой дальности.

    Для противоторпедной защиты РК необходимо два (по одному на борт) ТА калибра 324 миллиметра ПТЗ «Пакет-НК» для реактивных М-15 (радиус поражения – до 1400 метров, глубина – до 800 метров) или малогабаритных МТТ с дальностью стрельбы по субмаринам до 20 километров. Универсальная артиллерия представлена одноствольной АУ АК-190 калибра 100 миллиметров. На корабле эффективные средства РЭБ для нарушения работы РЭС самолетов и ГСН ПКР. Математическое ожидание числа попаданий ПКР для потопления корабля или вывода его из строя можно принять как для «Петра Великого».

    Дуэль равных

    Рассмотрим два варианта действий кораблей: в локальной операции против слабого в военно-морском отношении противника в интересах группировки ВВС и СВ, в крупномасштабной войне Россия – НАТО. Также оценим столкновение нашего крейсера с американским в составе корабельной ударной группы (КУГ). Такое вероятно, поскольку оба могут действовать как ядро КУГ с охранением из кораблей более легких классов. В последнем варианте для чистоты сравнения целесообразно принять, что поражающий потенциал средств ПВО сторон примерно одинаков и равен трем единицам.

    В этих конфликтах и «россиянину», и «американцу» предстоит решать основные задачи, по которым и будем их сопоставлять: уничтожение авианосных ударных и многоцелевых групп противника, КУГ и КПУГ, субмарин, отражение ударов с воздуха, поражение наземных объектов.

    «Цирконовый» апгрейд
    Фото: krasfun.ru

    В локальной войне оценим (с учетом вероятности возникновения задачи) весовые коэффициенты для уничтожения групп надводных кораблей и катеров в 0,1, подводных лодок – 0,05, отражение ударов с воздуха – 0,3, нанесение ударов по наземным объектам – 0,55. Эти коэффициенты в равной мере относятся как к «россиянину», так и к «американцу». Задача уничтожения авианосных сил противника в данном случае не стоит.

    В крупномасштабной войне весовые коэффициенты распределяются иначе и различаются для российских и американских кораблей. Значение весовых коэффициентов задач для «Петра Великого» можно оценить так: уничтожение авианосных ударных и многоцелевых групп противника – 0,4 (в том числе 0,1 – из положения слежения оружием и 0,3 – во встречном бою), КУГ и КПУГ – 0,25, подводных лодок – 0,1, отражение воздушного нападения – 0,2, удар по наземным объектам – 0,05.

    Изменение вооружения модернизированного «Адмирала Нахимова», в частности появление на нем КРБД «Калибр-НК», позволит существенно расширить возможности работы по наземным целям, что перераспределит весовые коэффициенты значимости задач: уничтожение авианосных ударных и многоцелевых групп – 0,35 (в том числе 0,08 – из положения слежения оружием и 0,27 – во встречном бою), КУГ и КПУГ – 0,2, субмарин – 0,05, отражение воздушного нападения – 0,15, нанесение ударов по наземным объектам – 0,25.

    У «американцев» иначе: уничтожение КУГ и КПУГ – 0,2, субмарин – 0,3, отражение воздушного нападения – 0,3, нанесение ударов по наземным объектам – 0,2.

    Наиболее благоприятным условием поражения авианосца нашими крейсерами будет стрельба из положения слежения оружием. Корабль при прочих равных с АУГ условиях может гарантированно ударить по ордеру главных сил (авианосец и 3–4 корабля охранения). Залп из 20 «Гранитов» или 50 «Ониксов» встретит противодействие многоканальных систем ПВО, истребителей воздушного патруля и средств РЭБ. До двух ракет могут быть сбиты истребителями. Суммарный потенциал средств ПВО ордера, составляющий от 7–8 до 10–12 единиц, позволит уничтожить до 60–70 процентов оставшихся в залпе ракет типа «Гранит» или 25–30 процентов «Ониксов». Средства ПВО, которыми располагает АУГ США, имеют минимум шансов сбить хотя бы одну ракету из залпа «Цирконами». Возможности средств РЭБ можно оценить в снижении вероятности попадания в цель еще на 50–60 процентов в отношении ПКР «Гранит» и «Оникс», а по уводу ПКР «Циркон» – на 30–40 процентов. В итоге до авианосца способны дойти до двух ракет «Гранит», до 12–14 «Ониксов» или «Цирконов». Вероятность поражения авианосца залпом из 20 ракет «Гранит» с «Петра Великого» – 0,3, а 50 «Ониксами» с «Адмирала Нахимова» или 20 «Цирконами» – около 0,9.

    «Цирконовый» апгрейд

    Во встречном бою для «Петра Великого» или «Адмирала Нахимова» при оснащении его ПКР «Оникс» шансы вывести из строя или уничтожить авианосец близки к нулю – команда противника не допустит приближения на дистанцию залпа (поэтому ключевую роль сыграют субмарины и морские ракетоносцы).

    Иная ситуация в случае оснащения РК «Адмирал Нахимов» ПКР «Циркон», которым, если верить открытым источникам, по силам цели на расстоянии до тысячи километров. При поставленной борьбе с разведкой противника эффективными мерами оперативной маскировки наш крейсер может нанести смертельный удар. И при этом будет вне зоны действия крупных групп палубной авиации. Залп из 20 ПКР «Циркон» для АУГ фатален. Вероятность вывода из строя авианосца составит 0,8–0,85 с уничтожением 2–3 кораблей охранения. То есть АУГ будет разгромлена.

    При действиях против КУГ из 2–4 эсминцев и фрегатов УРО «Петр Великий» залпом ПКР «Гранит» способен вывести из строя или потопить 2–3 корабля противника, оставаясь неуязвимым для них (за счет превосходства в дальности ракетного оружия). Удар по десантному отряду или малому конвою позволит уничтожить 5–6 кораблей, То есть боевая эффективность «Петра Великого» в действиях против групп надводных кораблей оценивается в 0,45–0,55.

    Модернизированный «Адмирал Нахимов» имеет явно избыточный потенциал для поражения одной КУГ. Поэтому его оперативным предназначением будет скорее всего разгром не менее двух КУГ указанного выше состава или двух десантных отрядов, малых конвоев. Залп по каждому из них из 20–25 ПКР «Оникс» или 10 «Циркон» позволит уничтожить в КУГ 2–3 и 3–4 корабля соответственно, а также 6–7 и 4–5 кораблей и судов из десантных отрядов или малых конвоев, что даст эффективность решения задачи 0,55–0,63 и 0,36–0,45.

    Эффективность системы ПВО крейсеров по вероятности отражения удара эскадрильи самолетов палубной (тактической) авиации или ракетного залпа в составе 12–16 ракет типа «Томагавк» или «Гарпун» можно оценить в 0,6–0,7 у «Петра Великого», в 0,7–0,8 у «Адмирала Нахимова» в зависимости от типа СВН.

    Для поражения наземных объектов команда «Петра Великого» может использовать ПКР «Гранит». Типовые цели располагаются на глубине до 500 километров от уреза воды. Главное здесь – нарушение ПВО или управления войсками, поэтому эффективность действий сопоставим с общим количеством целей. Если речь идет о сложных системах, количество точечных объектов, которые необходимо поразить даже в ограниченном районе, может достигать двух и более десятков. Соответственно эффективность воздействия – 0,1–0,12 и менее.

    Модернизированный «Адмирал Нахимов» при оснащении его ПКР «Оникс» может использовать для удара по берегу до 30 КР БД «Калибр-НК», которые разрушат или уничтожат 7–9 целей на удалении до 1500 километров от побережья, что соответствует эффективности 0,23–0,42. Если рассматривать вариант оснащения «Адмирала Нахимова» ПКР «Циркон», то для наземных объектов он сможет использовать уже 50 КРБД «Калибр-НК» с поражением 12–16 целей при эффективности в 0,5–0,7.

    Оценку возможностей наших крейсеров в борьбе с субмаринами целесообразно давать по вероятности уничтожения подводной лодки до выхода ее для торпедного залпа. Это зависит от многих факторов, но главнейший – энергетическая дальность обнаружения ПЛ ГАК корабля. С учетом всего комплекса факторов эту вероятность для обоих наших крейсеров можно оценить в 0,3–0,6 в зависимости от гидроакустических условий и типа субмарины.

    Аналогичные показатели для «Тикондероги»: уничтожение КУГ, КПУГ, десантных отрядов и конвоев в 3–4 надводных корабля – 0,3–0,5, эффективность борьбы с подводными лодками с учетом более мощной ГАК – 0,5–0,9, ПВО против 12–16 средств – 0,4–0,7 в зависимости от типа СВН. Возможности поражения КР «Томагавк» 6–8 точечных целей на глубине до тысячи километров от берега – 0,2–0,4.

    В дуэли ТАРК «Петр Великий» с крейсером «Тикондерога» при прочих равных условиях, учитывая примерное равенство в дальности стрельбы ПКР «Гранит» и «Томагавк», вероятность упреждения противника у обоих кораблей одинакова. Российский крейсер может дать залп из 20 ракет. «Американец» – потенциально до 24 ПКР «Томагавк», но при условии, что он не имеет в комплектации ракет для стрельбы по наземным целям. В этом случае вероятность вывода из строя или потопления кораблей может быть 0,2–0,25 нашего крейсера и 0,3–0,4 – «американца».

    При схватке модернизированного РК «Адмирал Нахимов» в случае оснащения его ПКР «Оникс» с «Тикондерогой» «американец», превосходя в дальности стрельбы своих ПКР (около 500 километров у «Томагавка» против примерно 280 километров у «Оникса»), не входя в зону поражения, может вывести из строя или потопить наш крейсер с вероятностью 0,4–0,45.

    В ситуации с ПКР «Циркон» у «американца» нет ни шанса выжить: их превосходство над «Томагавками» обеспечивает надежное упреждение противника в залпе, а высокая скорость полета дает возможность потопить американский крейсер с использованием 6–7 ракет при вероятности около 0,9.

    «Тикондерога» превосходит «Петра Великого» в обоих типах конфликтов. В локальных наш крейсер не может эффективно наносить удары по наземным объектам. В крупномасштабных войнах у него весьма ограниченные возможности для решения главной задачи – разгрома авианосных групп противника. За счет этого он проигрывает «американцу», который более полно отвечает условиям вероятного боевого применения. Иная картина с модернизированным РК «Адмирал Нахимов». В варианте оснащения ПКР «Оникс» он превосходит «Тикондерогу» в локальных конфликтах за счет наличия КРБД «Калибр-НК» и значительно большего боекомплекта ПКР. Однако уступает в крупномасштабной войне из-за недостаточной эффективности решения главной задачи – разгрома авианосных групп противника. Наш РК превосходит «американца» по всем показателям, причем весьма существенно, только при оснащении ПКР «Циркон».

    Подчеркнем, что по абсолютным значениям боевых возможностей наши крейсеры, безусловно, сильнее американских типа «Тикондерога». Так, общий боекомплект ракетного оружия на «Петре Великом» составляет около 200 единиц, на модернизированном «Адмирале Нахимове» – более 300, на «американце» – только 138. Соответственно меньше у него и объем боевых задач по предназначению. Однако в целом признаем, что вооружение «американца» сбалансированнее, нежели у «Петра Великого» и даже модернизированного «Адмирала Нахимова».

    Это обусловлено тем, что крейсеры проекта 1144 и 1164 были в СССР частью комплекса уничтожения американских авианосных групп, имея задачу развивать успех субмарин, морской ракетоносной авиации и завершать разгром АУГ, уже утративших способность выходить из-под удара наших надводных сил. При этом с уничтожением кораблей противника, его десантных отрядов и конвоев РК справляются вполне успешно и самостоятельно.

    Не ставилась нашим крейсерам и задача нанесения ударов по наземным объектам. Актуальной она стала только с появлением КРБД типа «Томагавк» и «Калибр-НК». Это также снизило степень соответствия наших крейсеров современным условиям боевых действий. Намеченная модернизация приводит эти корабли в соответствие требованиям к данному классу, а оснащение перспективными системами оружия выдвигает на самые передовые позиции. Так что рано хоронить российские крейсеры.

    Константин Сивков,
    член-корреспондент РАРАН, доктор военных наук

    #константинсивков #москваvsтикондерога


    0 0

    Московский машиностроительный завод, расположенный в Северном административном округе Москвы, носит гордое и звучное название «Авангард». Российский энциклопедический словарь трактует: «Авангард – подразделение, следующее на марше впереди главных сил с целью не допустить внезапного нападения противника». Славная история предприятия полностью оправдывает его название, ведь оно на протяжении уже более 70 лет выполняет важную и ответственную задачу – серийно производит военную технику для защиты воздушных рубежей нашей страны.

    Московский машиностроительный завод «Авангард» был создан постановлением Государственного Комитета Обороны СССР от 24 января 1942 года в один из самых трудных периодов Великой Отечественной войны для производства авиационных двигателей М-11 и его вариантов для легендарного самолета У-2 (По-2), сыгравшего не последнюю роль в исходе войны.

    Образцы современной техники можно сравнить с разумными существами

    За трудовые успехи в годы Великой Отечественной Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 сентября 1945 года завод был награжден орденом Красной Звезды, а многие его работники отмечены орденами и медалями.

    Первые послевоенные годы в истории предприятия связаны с выполнением большого объема работ по восстановлению сельского хозяйства страны: здесь производились узлы и детали для тракторов, комбайнов и других сельскохозяйственных машин.

    В 1948 году на заводе было налажено серийное производство товаров народного потребления. В это время здесь проводятся опытные работы по конструктивной доводке газотурбинного двигателя, которые увенчались первыми в СССР 25-часовыми испытаниями опытного образца двигателя на открытом винтовом стенде завода.

    Но с началом холодной войны завод снова в авангарде советского военного производства – занимается разработкой и выпуском стрелково-пушечного вооружения для самолетов, в том числе для первого советского стратегического бомбардировщика Ту-4, который, неся ядерные заряды, должен был совершать перелет через океан.

    75 лет в авангарде

    После того как у двух сверхдержав на вооружении оказались межконтинентальные бомбардировщики с ядерными бомбами на борту, в гонку вооружений включились средства противовоздушной обороны, что резко изменило судьбу предприятия.

    В 50-е годы началось его технологическое перепрофилирование и подготовка к серийному производству зенитных управляемых ракет (ЗУР). Завод вошел в кооперацию по изготовлению ЗУР В-300 для зенитной ракетной системы (ЗРС) С-25 разработки легендарного конструктора С. А. Лавочкина.

    В 1951 году директором завода стал опытный организатор и руководитель Иван Алексеевич Лихачев, при котором было заменено почти 50 процентов станочного оборудования и положено начало строительству жилья для работников предприятия.

    С 1954 года завод приступил к освоению производства ЗУР разработки генерального конструктора П. Д. Грушина для ЗРС С-75. Заводом выпускались ракеты 11Д, 13Д, 15Д, 20Д, 5Я23, 5В29, которые стояли на страже воздушных рубежей нашей Родины более 30 лет. Экспортные варианты этих ракет были поставлены в 24 страны мира. Качество, эффективность и надежность ЗУР производства ММЗ «Авангард» подтверждены их многолетней эксплуатацией в Войсках ПВО, множеством пусков во время испытаний, учений и боевых действий. Так, во время вьетнамской войны ЗРС С-75 было сбито несколько сотен американских самолетов и вертолетов.

    В 60–70-е годы одновременно с совершенствованием технологического процесса производства заметно возросло участие трудовых коллективов в управлении: активно заработали общественный совет по контролю за производственно-хозяйственной деятельностью, бюро экономического анализа, штабы качества, общественный отдел кадров, советы наставников молодежи, мастеров.

    6 марта 1962 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за высокие достижения по освоению и выпуску новой техники ММЗ «Авангард» был награжден орденом Трудового Красного Знамени. А в 1963-м коллектив завода удостоен почетного звания «Коллектив коммунистического труда» и в последующие годы отмечался как победитель районных и отраслевых социалистических соревнований, являлся обладателем переходящих знамен авиационной отрасли промышленности.

    Постоянное развитие производственных мощностей и технологий позволило ММЗ «Авангард» в 1972–1975 годах освоить выпуск ЗУР В-500 для ЗРС С-300П. Одновременно с 1973-го завод приступил к производству и поставке в войска противоракет для системы А-135.

    Ахмет Мухаметов
    Ахмет Мухаметов
    прошел трудовой путь
    от инженера-технолога
    до руководителя
    предприятия

    В период с 1986 по 1989 год ММЗ «Авангард» первым в СССР освоил выпуск ЗУР 48Н6П, которыми были укомплектованы пусковые комплексы ЗРС С-300ПМ, обеспечивающие защиту воздушного пространства нашей страны и в настоящее время.

    ММЗ «Авангард» также разработаны и сданы в эксплуатацию пять типов ракет-мишеней, созданные на базе ЗУР 20Д и 5Я23 («Синица-1», «Синица-6», «Синица-23», «Коршун», «Бекас»), которые использовались войсками ПВО, а ракета-мишень «Бекас» востребована и сегодня для проведения на полигонах учебно-боевых стрельб.

    В 90-е годы завод находился в тяжелом экономическом положении в связи с отсутствием контрактов на изготовление ЗУР и сложной обстановкой в стране в целом. Предприятие покидали квалифицированные кадры, инфраструктура приходила в упадок. Были проданы здания детского лагеря и санатория, в цехах отсутствовало отопление, сотрудникам приходилось греться у костров. Руководство было вынуждено сдавать производственные площади в аренду, чтобы хоть как-то удержать предприятие на плаву. На этом фоне в 2002 году указом президента страны было образовано ОАО «Концерн ПВО «Алмаз-Антей». Создание ОАО «Концерн ПВО «Алмаз-Антей» позволило объединить под единым руководством основные стратегические организации и предприятия России, разрабатывающие и производящие системы вооружения для противовоздушной обороны, более эффективно использовать выделенные на эти цели бюджетные средства, устранить ненужную конкуренцию между различными группами изготовителей продукции по этой тематике, создать благоприятные условия для безусловного выполнения государственных заказов на поставку вооружений для Министерства обороны страны и удовлетворения потребностей на соответствующем сегменте внешнего рынка. Государственное предприятие «Московский машиностроительный завод «Авангард» постановлением правительства РФ было преобразовано в открытое акционерное общество и включено в состав ОАО «Концерн ПВО «Алмаз-Антей».

    В 2003 году генеральным директором общества становится Геннадий Викторович Кожин. Обладая огромным опытом организатора и экономической подготовкой, он за короткий срок сплотил вокруг себя команду единомышленников, которая сумела провести все необходимые структурные изменения и обеспечить возобновление масштабного производства. С этого момента начинается возрождение завода в качестве производителя современной оборонной продукции. Восстанавливаются производственные мощности, практически заново формируется коллектив предприятия, создается и успешно развивается система менеджмента качества. АО «ММЗ «Авангард» успешно осваивает серийный выпуск новых модификаций ЗУР для Министерства обороны страны и для иностранных заказчиков. За 2011–2015 годы объем выпускаемой предприятием продукции увеличился более чем в три раза.

    В сентябре 2015-го генеральным директором общества был назначен Ахмет Абдул-Хакович Мухаметов, работающий на заводе с 1975 года и прошедший трудовой путь от инженера-технолога до руководителя предприятия, имеющий большую практику в организации производства и построении технологических процессов.

    С 2013 по 2015 год под руководством Ахмета Абдул-Хаковича специалистами завода была решена проблемная задача по производству на предприятии корпусных отливок, что обеспечило выполнение гособоронзаказа 2014–2015 годов и позволяет увеличить объем выпуска продукции в последующие годы. В своей работе Ахмет Абдул-Хакович делает ставку на развитие производственных мощностей предприятия, привлечение к работе молодых специалистов, поддержание и приумножение славных традиций завода.

    Выпускаемые изделия проходят в АО «ММЗ «Авангард» полный цикл производства – от изготовления деталей в литейном цехе, в производственных подразделениях механической и химической обработки до сложных проверочных и монтажных операций при окончательной сборке. И на каждом этапе производство сопровождают талантливые, преданные своему делу специалисты, которые стремятся довести технологический процесс до совершенства, применяя в производстве современное оборудование и модернизируя уникальные станки, оставшиеся с советских времен.

    Вся выпускаемая АО «ММЗ «Авангард» продукция – это образцы сложной и современной техники, которые можно сравнить с чуткими и разумными существами, призванные защищать геополитические интересы нашей страны и оберегать покой мирных жителей. Эти изделия одного из базовых предприятий ВПК России, несомненно, находятся в авангарде лучших образцов вооружения Войск противовоздушной обороны.

    Сегодня АО «ММЗ «Авангард» – это высокотехнологичное предприятие с уникальным оборудованием и развитым производством, успешно решающее задачи по поставкам Министерству обороны РФ и инозаказчикам зенитных управляемых ракет для надежной защиты воздушных рубежей.


    0 0

    Каким был 2016-й для Ракетных войск стратегического назначения, на которых сегодня при обострении отношений с Западом лежит особая ответственность? Об этом «Военно-промышленному курьеру» рассказал командующий РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев.

    – Ключевая роль РВСН в обеспечении безопасности страны сохранится до тех пор, пока в результате научно-технического прогресса или изменения характера международных отношений ядерное оружие не утратит своей мощи. Полагаю, что в ближней перспективе опора на ядерное сдерживание должна обеспечить необходимый запас времени и баланс сил для создания новых систем и средств, придания им качественных характеристик, обеспечивающих надежное отражение агрессии.

    Структура перспективной ракетной группировки на рубеже 2020–2030 годов будет двухкомпонентной

    В этом смысле как на современном этапе, так и в перспективе стратегические ядерные силы (СЯС) России будут в наибольшей мере соответствовать геостратегическому и экономическому положению нашей страны. При глобальной досягаемости и разрушительной мощи, не требуя огромных затрат на содержание, они существенно дополняют возможности сил общего назначения.

    В сложившейся геополитической обстановке СЯС – гарант безопасности Российской Федерации и ее союзников, а также проведения независимой внешней и внутренней политики. Учитывая эти обстоятельства, их поддержание и развитие, в том числе группировки РВСН как наземной составляющей, являются приоритетным направлением деятельности государства. Приняты все необходимые решения, обеспечивающие гибкость и многовариантное развитие группировки ракетных комплексов для адекватного реагирования на уже имеющиеся и вновь возникающие угрозы.

    Выделяемые и планируемые к выделению по Госпрограмме вооружения до 2020 года средства позволяют сохранить темпы перевооружения войск, обеспечить подготовку соответствующей инфраструктуры позиционных районов.

    Упор в построении перспективной ударной группировки РВСН будет сделан на ее качественное преобразование и значительное увеличение доли современных ракетных комплексов. В этот же период наряду с разработкой новых РК произойдет качественное совершенствование систем боевого управления войсками и оружием.

    В итоге РВСН будут иметь сбалансированную структуру, а на вооружении находиться оптимальное количество ракет, предназначенных для решения разноплановых задач ядерного сдерживания.

    – Сергей Викторович, насколько возможности РВСН позволяют наземной группировке СЯС решать задачи ядерного сдерживания?

    – Особая роль РВСН в структуре СЯС обусловлена рядом объективных факторов. Во многом она определяется самым большим количественным составом носителей, числом, мощностью боезарядов и возможностями боевых блоков.

    Траектория сдерживания
    Коллаж Андрея Седых

    РВСН способны выполнить поставленные задачи во многом благодаря максимальному рассредоточению ракетного оружия на территории России, кратчайшим срокам поражения стратегических объектов на удаленных ТВД, а также высокой вариативности применения привлекаемых пусковых установок (ракет, головных частей, боевых блоков). Кроме того, высокая степень оперативной и технической готовности ракетных комплексов к боевому применению, их живучесть в условиях воздействия противника, надежность системы боевого управления стратегическим оружием позволяют РВСН решать большинство задач СЯС.

    – Сколько сегодня в РВСН межконтинентальных баллистических ракет?

    – Порядка 400 МБР с ядерными боезарядами различного класса мощности. Для выполнения боевых задач в составе РВСН сосредоточено более 60 процентов носителей стратегического оружия и боезарядов СЯС России. В боеготовом состоянии поддерживается 99 процентов ПУ.

    – Если я правильно понимаю, при перевооружении Ракетных войск стратегического назначения основной упор делается на мобильную группировку или это не так?

    – Такое впечатление могло сложиться из-за того, что РВСН начали перевооружение на «Ярсы» с дивизий, оснащенных подвижными грунтовыми ракетными комплексами предыдущих поколений. Во многом это объясняется экономическими факторами. При перевооружении в значительной степени используется имеющаяся инфраструктура позиционных районов и военных городков. Высокая степень ее использования и совместимость с существующей системой боевого управления и связи позволили снизить примерно в два раза затраты на ввод мобильного РК «Ярс» в группировку РВСН.

    Конечно, высокая подвижность таких комплексов обеспечивает им значительно большую живучесть по сравнению со стационарными, координаты которых хорошо известны. Но это совсем не означает, что мы отдаем предпочтение мобильной составляющей. Сегодня соотношение развернутых пусковых установок стационарного и мобильного типов базирования в группировке примерно равное, что позволяет РВСН выполнять весь спектр задач ядерного сдерживания.

    Структура перспективной ракетной группировки на рубеже 2020–2030 годов будет, как и сейчас, двухкомпонентной с сохранением стационарных ракетных комплексов, обладающих мощью и высокой боевой готовностью к немедленному применению. Такой подход позволит с минимальными затратами и рисками обеспечить адекватную реакцию на возникающие и прогнозируемые угрозы.

    – Сколько всего пусковых установок «Ярс» поступило в войска РВСН? Можно ли назвать данный ракетный комплекс неуязвимым для существующей и разрабатываемой систем глобальной ПРО?

    – В соответствии с ГОЗ на 2016 год закуплены ВВСТ для оснащения и постановки на боевое дежурство 23 пусковых установок РК «Ярс» в стационарном и мобильном вариантах. Это позволило перевооружить пять ракетных полков подвижными ПУ в Йошкар-Олинской, Иркутской, Новосибирской и Тагильской ракетных дивизиях. В Козельскую ракетную дивизию поступили «Ярсы» стационарного базирования.

    Траектория сдерживания
    Фото: ИТАР-ТАСС

    Оценки специалистов показывают, что существующие системы ПРО за рубежом не в состоянии нивелировать возможности отечественных стратегических ядерных сил. В «Ярсе» заложены варианты противоракетного маневра для уклонения от перехватчиков ПРО космического базирования.

    Конечно, принятие на вооружение этого комплекса и с учетом развития ПРО его модернизированных вариантов в перспективе усилит боевые возможности ударной группировки РВСН по преодолению систем противоракетной обороны, укрепит потенциал ядерного сдерживания российских СЯС.

    – В каком году «Ярс» составит основу группировки РВСН?

    – Он уже сейчас сильно усилил мобильную группировку РВСН и в будущем, несомненно, ему будет принадлежать одна из ключевых ролей при решении отведенных для него задач стратегического сдерживания. Уже в 2017 году планируется перевести на РК «Ярс» четыре ракетных полка, переоснащение будет продолжаться в уже названных Козельском, Йошкар-Олинском, Новосибирском и Иркутском соединениях РВСН.

    – Чем «Ярс» принципиально отличается от своего предшественника «Тополя»?

    – При их внешней схожести это принципиально новый РК. Существенно возросли возможности по использованию позиционного района (он увеличился и территориально, и качественно). Конструктивные особенности «Ярса» позволяют проводить пуски с площадок, на которых «Тополь» мог нести дежурство только после специального инженерного дооборудования. Улучшились характеристики средств связи и базового шасси, да и сама ракета стала мощнее и, повторю, практически неуязвимой для существующей ПРО противника. Качественно изменилось и боевое оснащение РК «Ярс».

    – Возможна ли на базе «Тополя» разработка конверсионной космической ракеты-носителя и прорабатывались ли такие варианты?

    – Ракеты космического назначения изначально проектировались на основе МБР. Достаточно сказать, что прообразом легендарной РН «Восток», проложившей человечеству дорогу в космос, стала первая в мире МБР Р-7.

    У России богатый опыт использования межконтинентальных баллистических ракет в космических целях. Вспомним хотя бы переделанные из военных носители «Рокот», «Днепр» и «Стрела».

    Безусловно, все ракеты, находящиеся на вооружении РВСН, как жидкостные, так и твердотопливные, имеют конверсионный потенциал, и «Тополь» не исключение. Более того, с 1993 по 2006 год программы, носившие названия «Старт» и «Старт-1», уже были реализованы. Предназначались они для запуска малогабаритных космических аппаратов на низкие околоземные орбиты. Всего выполнено семь таких пусков.

    Примечательно, что история российского космодрома Свободный (ныне Восточный) началась с запуска РН «Старт-1» с космическим аппаратом «Зея» на борту, осуществленного 4 марта 1997 года с мобильной пусковой установки типа «Тополь».

    Сейчас эти программы свернуты, однако если руководство страны примет соответствующее решение, космическая одиссея «Тополя» может быть продолжена. Не секрет, что ракета разрабатывалась как баллистическая для боевых подвижных ракетных комплексов, и поэтому увеличение объема и массы полезной нагрузки очень ограниченны, что уменьшает спектр ее применения.

    – Мобильные РК «Тополь» уже довольно давно состоят на вооружении РВСН. В чем секрет их надежности и как долго они могут послужить?

    – С учетом постоянно проводимых исследований возможностей продления сроков эксплуатации ракетного комплекса «Тополь» планируется, что он будет служить до 2021–2022 годов. В его надежности особого секрета нет – РК тщательно проработан на этапах проектирования и создания, были жесткий контроль изготовления каждого элемента в серийном производстве и ежедневная планомерная работа по эксплуатации в войсках.

    Для испытаний боевого оснащения в большинстве случаев не принципиально точное соответствие носителя, главное – чтобы объект испытания был выведен на расчетную точку траектории, а с этим успешно справляется и «Тополь». Поскольку используемые для этого ракеты были сняты с боевого дежурства, понятно, что такой пуск обходится значительно дешевле. Разумная экономия государственных средств необходима даже в такой передовой деятельности, как испытания нового боевого оснащения.

    – Какие перспективы у конверсионной программы для тяжелых межконтинентальных баллистических ракет?

    – В апреле 2015 года президентом Российской Федерации принято решение о завершении совместной программы ликвидации МБР РС-20Б («Воевода») методом пуска с попутным выведением космических аппаратов в космос.

    – Когда ракетный комплекс «Сармат» заменит «Воеводу»?

    – Показатели надежности комплекса «Воевода» после 28 лет эксплуатации остаются стабильными. Принятые решения позволят сохранить его в составе РВСН до 2022 года включительно. Одновременно планируется принятие на вооружение с постановкой на боевое дежурство ракетного комплекса стратегического назначения «Сармат» стационарного шахтного базирования с жидкостной ракетой тяжелого класса. Ориентировочный срок принятия на вооружение – 2019–2020 годы.

    – Сколько пусков проведено в 2016 году? Каковы их особенности в 2017-м?

    – В 2016 году РВСН провели шесть пусков ракет, четыре из которых были экспериментальными: отрабатывались летно-технические характеристики новых ракетных комплексов стратегического назначения, один – на продление сроков эксплуатации существующих РК, еще один – учебно-боевой.

    В этом году планируется провести более 10 пусков. Они направлены на испытание перспективных ракетных комплексов, продление сроков эксплуатации существующих. Будут и учебно-боевые пуски.

    Российская Федерация через национальный Центр по уменьшению ядерной опасности информирует американскую сторону о любом планируемом пуске МБР или БРПЛ. Это делается не менее чем за 24 часа до любого пуска МБР или БРПЛ в соответствии с Соглашением между СССР и США об уведомлениях о пусках межконтинентальных баллистических ракет и баллистических ракет подводных лодок 1988 года и Договором об СНВ. В таком уведомлении указываются планируемые дата пуска, место пуска и район падения боеголовок.

    – Есть какие-то ограничения, предусмотренные договорами, по особенностям маршрутов боевого патрулирования подразделений ПГРК? Могут ли ракетные комплексы осваивать новые маршруты?

    – Ограничений нет. Маршруты ракетного соединения, оснащенного мобильными «Тополями» или «Ярсами», могут пролегать в нескольких регионах страны. Именно поэтому на учениях РВСН, проходивших в 2016 году, подвижные грунтовые ракетные комплексы совершали маневры сразу в 20 областях РФ. Отмечу, что в 2017-м в учениях будут осваиваться новые районы боевого патрулирования.

    – Намечаются ли в РВСН новые подходы при организации боевой подготовки войск?

    – Радикальных изменений в организации подготовки войск не планируется. Речь – только об интенсивности полевых выходов и других значимых мероприятий. Они прежде всего направлены на поддержание основных принципов боевой подготовки РВСН. А новые подходы будут внедряться в процесс обучения при перевооружении на новые РКСН с широким привлечением к учениям перспективных образцов.

    Именно поэтому в 2017 году под моим руководством будут проведены учения с Тейковским и Новосибирским соединениями, оснащенными новейшими ПГРК «Ярс». Продолжится практика внезапных проверок.

    – Какие задачи сегодня выполняет Капустин Яр? С чем связана увеличившаяся там в последние годы интенсивность испытаний?

    «Ярс», что позволило перевооружить пять ракетных полков

    – Полигон уникален по своему географическому положению, что позволяет проводить испытания ВВСТ в любое время года, при различных погодных условиях. Территориально объекты экспериментально-испытательной базы и боевые поля расположены в Российской Федерации и Казахстане.

    Уникальность 4-го ГЦМП еще и в том, что это научно-исследовательский центр, располагающий специалистами, способными обеспечить комплексные испытания образцов оружия в интересах различных видов и родов войск.

    В 2016 году через полигон прошло около 160 образцов вооружения. Это в два раза больше, чем в 2015-м. В 2017 году там завершится модернизация экспериментально-испытательной базы. Она позволит существенно увеличить интенсивность испытаний, расширить диапазон тем.

    – Может ли полигон в перспективе стать космодромом?

    – В этом нет необходимости, так как в настоящее время у Российской Федерации имеется 1-й государственный испытательный космодром Плесецк, завершается создание Восточного.

    В целом рост интенсивности испытаний связан с увеличением ГОЗ по разработке новейших образцов ВВСТ, а также планами развития ВС РФ, направленными на максимальное переоснащение и модернизацию комплексов ракетного вооружения различного назначения.

    – Можно ли боевую противодиверсионную машину «Тайфун-М» отнести к разряду робототехнических комплексов и систем?

    – Созданием БПДМ «Тайфун-М» был сделан первый шаг на пути к робототехническим системам, если учесть, что она оснащена БЛА. В 2017 году в соединения, перевооружаемые на ракетный комплекс «Ярс», ожидается поступление порядка 12 БПДМ. В 2016-м соединения РВСН получили 14 таких машин.

    – Какие другие перспективные образцы вооружения для ракетного комплекса «Ярс» уже переданы в РВСН?

    – РВСН давно исповедуют такой подход: все самое перспективное, в том числе и с применением новых физических явлений, что может служить укреплению их существующих возможностей, должно быть в войсках. Машины инженерного обеспечения и маскировки (МИОМ), дистанционного разминирования «Листва» – первые образцы инновационной техники.

    В 2016 году РВСН получили рекордное количество инженерной техники в истории. Так, в четыре соединения, перевооружаемые на ракетный комплекс «Ярс», поступили в общей сложности 12 машин инженерного обеспечения и маскировки и дистанционного разминирования «Листва».

    МДР «Листва» создавалась в рамках ОКР «Ярс»для повышения живучести и защищенности агрегатов ПГРК на маршрутах боевого патрулирования и полевых позициях, для разминирования участков движения колонн техники от дистанционно управляемых минных полей, радиоуправляемых мин и фугасов в 2013 году.

    Машины прошли проверку боевой эффективности в войсковых условиях. Первые образцы уже поставлены в ракетные соединения.

    – РК «Ярс» позиционируется как мобильный комплекс. Но проводились ли в истории современной России операции по транспортировке таких РК с помощью новейших понтонно-мостовых парков?

    – Образно говоря, современные паромные переправы позволяют крупногабаритной технике «плавать» по любым рекам, имеющимся в позиционных районах соединений. Не стали исключением и автономные пусковые установки «Ярс», масса которых превышает сто тонн.

    С помощью новейшего понтонно-мостового парка не только пусковая установка, но и целый ракетный полк ПГРК может форсировать любую водную преграду в европейской части РФ. Переправлять через реки подразделения в полном составе РВСН еще не приходилось, но это вопрос самого ближайшего будущего. Решение этой задачи позволит ракетным войскам продолжить освоение новых районов боевого патрулирования.

    В истории современной России операция по транспортировке ракетных комплексов впервые успешно проведена в мае 2015 года на границе Владимирской и Нижегородской областей, в районе Мурома во время учений инженерных войск. Пусковую установку ПГРК «Ярс» переправили на одном из самых широких (более 250 метров) участков Оки.

    Уникальные маневры проходили и в этом году. Автономная ПУ подвижного РК «Ярс» переправлена через глубоководные притоки Волги. Форсируемые участки составляли от 30 до 150 метров.

    На широких реках для переправы агрегатов ПГРК «Ярс» использовались специальные понтонные паромы, которые двигались со скоростью до 20 километров в час с помощью двух буксирно-моторных катеров БМК-460. Конструкция парка, на котором перевозили ракетный комплекс, позволяет собрать понтон двойной ширины грузоподъемностью свыше 170 тонн.

    Наряду с этим подразделениями ПГРК решались и традиционные задачи: форсирование реки через подготовленный брод. Взаимодействие с инженерными войсками планируется продолжать и в 2017 году, в том числе в ходе командно-штабного учения с Тейковским ракетным соединением (Ивановская область). В интересах РВСН будет выделен понтонно-мостовой батальон (понтонно-мостового соединения центрального подчинения).

    – Разрабатываются ли для РВСН специальные установки дезактивации ракетного комплекса «Ярс»?

    – В интересах РВСН разработана универсальная тепловая машина УТМ-80 для дегазации, дезактивации и дезинфекции крупногабаритных объектов, вооружения и военной техники. В настоящее время организовано ее серийное производство. Состав комплекта позволяет выполнять специальную обработку крупногабаритной военной техники, в том числе автономных пусковых установок «Ярс» с перемещением площадки оператора вдоль обрабатываемого объекта на высоте до 20 метров.

    – Тренажеры для РВСН позволяют проводить тактические занятия по единому замыслу?

    – Все поступающие тренажеры в РВСН по своей сути уникальны, на них можно готовить любого специалиста как индивидуально, так и в составе подразделений (расчетов).

    В 80–90-е годы в ракетном соединении было от 10 до 15 учебно-тренировочных средств, сейчас – более 200. УТС обеспечивают подготовку как дежурных смен ракетных полков к заступлению на боевое дежурство на едином тактическом фоне, так и подразделений охраны, позволяют отрабатывать решения сложных тактических задач.

    За последние три года в РВСН провели более 100 успешных испытаний перспективных тренажерных комплексов. На современных учебно-тренировочных системах (УТС) занимаются специалисты-ракетчики и мобильной, и стационарной группировки. Испытывается новейший тренажерный комплекс для дежурной смены боевого управления Центрального командного пункта РВСН. Это позволит увеличить темпы поставок УТС в Ракетные войска в ближайшие два года. Только в 2016-м в соединения и воинские части РВСН поставлено более ста перспективных тренажеров.

    – Каковы итоги 2016 учебного года в РВСН? Каким видится 2017-й?

    – Подводя итоги боевой учебы в РВСН, можно сказать, что уровень подготовки соединений и воинских частей обеспечил решение задач, поставленных министром обороны РФ. Планы боевой подготовки выполнены в полном объеме.

    В 2016 учебном году военнослужащие осваивали новую технику в перевооружаемых соединениях, проведена переподготовка ракетных полков на новый РК. За счет интенсивности мероприятий тактической и тактико-специальной подготовки, в том числе отработки задач несения БД в ВСБГ на МБП, полевая выучка личного состава остается стабильной. Профессионализм боевых расчетов пуска, механиков-водителей многоосных шасси позволяет гарантированно выполнять поставленные задачи. По итогам проверок все соединения и воинские части РВСН за состояние боевой подготовки получили положительные оценки.

    Основные усилия в 2017 году будут направлены на усложнение требований к уровню подготовки всех категорий военнослужащих, максимальное приближение боевой учебы к условиям современного боя, а также освоение новых образцов вооружения.

    Беседовал Олег Фаличев

    #каракаев


    0 0

    В числе первоочередных задач развития Вооруженных Сил России названо оснащение их системами высокоточного оружия большой дальности. Может ли оно стать заменой ядерному в вопросе стратегического сдерживания?

    Предположения, что высокоточное оружие в будущем может заменить ядерные силы в качестве фактора стратегического сдерживания и такой переход может снизить уровень международной напряженности, укрепит доверие между странами вызывают серьезные сомнения. Особенно в связи с последним заявлением нового президента США о том, что условием снятия или ограничения санкций является заключение очередного договора по сокращению ядерных вооружений между Россией и США.

    Инициатором нападения может стать даже малое государство, которое рассчитывает на поддержку одного из крупнейших геополитических игроков

    Современное ВТО большой дальности представлено ограниченным количеством образцов. Из наиболее совершенных – американский «Томагавк», российские «Калибр» и Х-101. Все эти ракеты оснащены примерно одинаковыми боевыми частями весом около 500 килограммов. Такой боеголовкой можно уничтожить здание. Хотя, если оно большое, потребуется уже несколько попаданий в различные его части. ВТО наиболее эффективно для поражения малоразмерных, относительно слабо или среднезащищенных в инженерном отношении объектов. В применении по крупным площадным целям ВТО мало отличается от обычного оружия. Для разрушения высокопрочных сооружений требуются боеприпасы особо большой мощности – от двух-трех до пяти – девяти тонн. Пока создание ВТО большой дальности с такими боеголовками не предвидится ни в одной стране. Надо учитывать и то, что устранение последствий применения такого оружия займет относительно короткое время – от нескольких суток до трех – шести месяцев, для противника это не критично.

    Если отбросить второстепенные детали, сущность ВТО сводится к тому, чтобы надежно, в требуемые сроки и точно в цель доставить боеприпас. При этом самая современная боеголовка принципиально ничем не отличается от обычной бомбы или снаряда времен Второй мировой. А если это так, для оценки возможности ВТО стать полноценным инструментом стратегического сдерживания следует опираться на опыт военных конфликтов прошлого.

    Договоримся о терминах. Принято считать, что стратегическое сдерживание достигается созданием трех угроз, а именно – гарантированного уничтожения необходимой для устрашения противника доли экономики и населения страны, основных группировок вооруженных сил, всей или значительной части политической элиты.

    Константин Сивков

    Сможет ли ВТО большой дальности в обычном снаряжении решить первую задачу, можно оценить по опыту Второй мировой, последующих локальных войн и вооруженных конфликтов. Даже самое масштабное применение ВТО, что, например, имело место в Югославии в 1999 году, не привело к заметным политическим результатам. На территорию Москвы люфтваффе сбросило до 800 бомб калибром от 250 до 500 килограммов, что мало повлияло на моральный дух войск и населения, а также на экономический потенциал столицы. Масштаб ударов авиации союзников по Германии был гораздо больше. На города сбрасывалось за ночь до пяти тысяч бомб различного калибра, основную часть которых составляли 500- и 1000-фунтовые. Однако в результате не удалось ни подорвать экономический потенциал Германии – страна выпускала вооружение в больших объемах фактически до конца войны, ни тем более склонить руководство рейха к капитуляции. А ведь последствия бомбардировок Второй мировой несопоставимо тяжелее того, что принесет применение ВТО большой дальности даже самой мощной в данном отношении страны – США да всего блока НАТО, не говоря уже о России.

    Нельзя обойти стороной и масштаб человеческих жертв от применения обычных вооружений. Так, в Германии и Японии от массированных бомбардировок погибли (исключая Хиросиму и Нагасаки) до миллиона граждан в каждой из стран. Это огромные жертвы, но в сравнении с общей численностью населения и размером военных потерь они относительно невелики, на моральный дух повлияли несущественно. То есть принудить к отказу от продолжения войны такими бомбардировками не удалось. Отсюда следует, что первую ключевую задачу сдерживания ВТО не решает.

    Аналогичный вывод можно сделать и относительно второй: «выбомбить» крылатыми ракетами в обычном снаряжении стратегические группировки войск агрессора невозможно. Это не удавалось никогда, даже при абсолютном господстве авиации одной из сторон, как, например, американцев во Вьетнаме.

    Не получится создать и значимую угрозу уничтожения правящей элиты страны-агрессора, готовящейся к масштабной войне. Она укроется в хорошо защищенных в фортификационном отношении сооружениях, неуязвимых для ВТО в обычном снаряжении.

    Из сказанного следует, что ВТО в принципе не может быть инструментом стратегического сдерживания крупномасштабной войны.

    Реальный армагеддон

    Иная картина складывается, когда речь идет о ядерном оружии. Зона поражения ударной волной и различными излучениями даже боеприпаса малого калибра (20–100 килотонн) составляет несколько километров. У средств мегатонного класса она увеличивается до десятков километров. Зоны радиоактивного заражения могут достигать от нескольких десятков до нескольких сот километров. Таким образом, для уничтожения даже относительно крупного города достаточно одного-двух ядерных боеприпасов малого или среднего калибра. Обнуление промышленности ядерным оружием уже не позволит ее восстановить в короткие сроки – предприятия надо будет заново строить, поскольку от них ничего не останется. Ядерное оружие при его массированном применении вполне может уничтожить и стратегическую группировку войск противника. От абсолютного большинства защищенных сооружений просто ничего не останется – воронки от наземных ядерных взрывов среднего калибра достигают ста и более метров в глубину. То есть только ЯО способно гарантированно решить все три основные задачи стратегического сдерживания.

    Высокоточная ниша

    Полтонны – слабый аргумент
    Фото: nevskii-bastion.ru

    Тем не менее ВТО может быть высокоэффективным инструментом сдерживания, но лишь в конфликтах малой интенсивности. Это обусловлено тем, что успех агрессора обеспечен лишь при четко согласованном применении войск. Высокий уровень зависимости эффективности действий одних сил от результатов других создает благоприятные условия для срыва вражеских планов. Так, без завоевания превосходства в воздухе последующие операции группировок сухопутных войск, воздушно-морские десанты маловероятны. Поэтому нанесением авиации противника ощутимого урона можно не допустить ни воздушной, ни наземной кампании.

    Понимая это, потенциальный агрессор, вероятнее всего, откажется от своих планов. Таким образом, можно говорить об осуществлении неядерного сдерживания на оперативном уровне (на конкретном ТВД) угрозой нанесения превентивных ударов по группировкам войск. Достоверное и заблаговременное вскрытие факта подготовки и момента фактического начала агрессии против России сегодня не представляет проблемы, а упреждающий удар будет вполне оправданным. Объектами могут быть основные аэродромы базирования тактической авиации, наземные командные пункты, органы управления оперативного и тактического уровня, а также наиболее крупные наземные склады, хранилища боеприпасов и ГСМ оперативного и стратегического тыла.

    Объем огневых задач превентивного удара определяет потребное количество ВТО – около 1000–1200 единиц. Имеющийся боевой состав стратегической и дальней авиации при условии модернизации авиапарка с приданием ему возможности применения стратегических неядерных ракет может применить до 800 КР. Остальные должны быть запущены с кораблей и подводных лодок. Известные из открытых источников данные позволяют грубо оценить максимально возможный залп крылатых ракет морского базирования в 250–300 единиц. Такие показатели вполне достижимы к 2020 году, если будет полноценно выполняться Госпрограмма вооружения и в нее внесут необходимые изменения для развертывания должного количества КРБД и их носителей.

    Удар по кошельку

    Другой механизм стратегического неядерного сдерживания может быть основан на принципе нанесения вероятному противнику такого ущерба, который превысит ожидаемый выигрыш в случае достижения конечных целей агрессии, преимущественно в экономической сфере. Целями ударов в этом случае являются критически важные предприятия, а также различные объекты, опасные с экологической точки зрения: атомные электростанции, плотины, предприятия химической промышленности, ядерные и научные центры, где производятся работы с большими объемами радиоактивных, с опасными химическими и биологическими веществами. Поражение таких системообразующих хозяйственных объектов приведет к коллапсу на относительно длительное время важнейших отраслей экономики. Такой вариант неядерного стратегического сдерживания целесообразен применительно к угрозам локального характера.

    Против ближайших союзников России могут быть организованы провокации с последующим втягиванием нашей страны в этот конфликт. Инициатором способно выступить среднее или даже малое по размерам и потенциалу государство, которое рассчитывает на поддержку одного из крупнейших геополитических игроков. Угроза того, что Россия нанесет зачинщику неприемлемый ущерб, не прибегая к ЯО, станет веским сдерживающим фактором.

    ВТО большой дальности может оказаться эффективным и в противодействии террору зарубежного происхождения. Это явление возникло не в низовых слоях общества. Оно порождено элитами, которые претендуя на господствующее положение в мире или в отдельно взятом регионе и располагая необходимой экономической базой, не имеют достаточных для этого военных и политических ресурсов. Готовность к нанесению удара ВТО большой дальности по таким центрам подобно тому, как это практикуют США в соответствии с их концепцией превентивной войны, заставит организаторов и спонсоров терроризма сдерживаться от развязывания войны против России.

    Превентивное законодательство

    Чтобы в отношении потенциальных агрессоров сработало неядерное сдерживание, требуется должное политико-дипломатическое обеспечение. Во-первых, необходимо внести соответствующие изменения в руководящие документы, регламентирующие организацию обороны страны, определить порядок и условия превентивных ударов. Во-вторых, сделать политическое заявление, в котором декларировать решимость России нанести такой удар в случае установления факта неизбежности военной агрессии против нее или ее союзников, развязывания террористической войны. При этом четко сформулировать признаки и критерии, на основании которых руководство страны принимает соответствующее решение. В-третьих, добиться принятия международно-правовых актов, легализующих превентивные удары как законный инструмент защиты от неизбежной агрессии. При этом должны быть закреплены на международном уровне четкая система признаков и критериев неизбежности агрессии и условия правомерности применения ВТО. В-четвертых, провести серию демонстративных учений с отработкой превентивных ударов.

    Создание качественной материальной базы ВТО при надлежащем политико-дипломатическом обеспечении будет важнейшим фактором неядерного сдерживания, который действительно снизит и весьма существенно уровень военных угроз России.

    Константин Сивков,
    член-корреспондент РАРАН, доктор военных наук

    #высокоточноеоружие #неядерноесдерживание #войнавюгославии


    0 0

    Во второй половине ХХ века среди задач, решаемых военными средствами, важнейшее место заняло сохранение жизни личного состава. Исследования включали широкий спектр подходов и технологий: бронежилеты, бесконтактное ведение боя средствами большой дальности, повышенная защищенность экипажа, разминирование и поражение противника с использованием робототехнических средств. На какой опыт опираются наши разработчики, какие проблемы возникают на этом пути?

    В СССР о подобных боевых машинах задумались в 20-х годах, так как пришло понимание, что в следующей мировой войне решающую роль будет играть техника. Уже тогда развернулись опытные работы в области отечественной танковой телемеханики.

    «Титан» и «Голиаф»

    В 1927 году в Военной электротехнической академии (ВЭТА) РККА была разработана телеаппаратура для легкого танка «Рено русский» (это отечественный вариант французского «Рено» FT), а в Центральной лаборатории проводной связи (ЦЛПС) – для МС-1 (Т-18).

    В США делается упор на роботов, применяемых в городских условиях. В Вооруженных Силах РФ – для боев в условиях сложного рельефа

    На первом этапе телеуправляемые танки были привязаны к стационарным пультам ПАУТ (пост автоматического управления танком), затем надежность аппаратуры значительно возросла, что позволило передавать команды со специально разработанной машины управления (танка со штатным вооружением, дополненного необходимым оборудованием). Это давало оператору возможность перемещаться по полю боя под защитой брони.

    В 1933-м танк ТТ-18 испытывался с аппаратурой управления, размещенной на месте водителя. Он мог выполнять 16 команд: поворачиваться, менять скорость, останавливаться, подрывать заряд ВВ, а при наличии специальной аппаратуры – ставить дымовую завесу или применять отравляющие вещества. Дальность действия ТТ-18 составляла несколько сот метров. В макеты ТТ-18 переоборудовали не менее семи штатных танков МС-1, но на вооружение система так и не поступила.

    Новый этап начался в 1934-м. Под шифром «Титан» был разработан телеуправляемый танк ТТ-26, оснащенный съемным огнеметом и радиостанцией на двух частотах – KB и УКВ, на которые можно было переключаться. Часть ламп радиостанций имела металлические колбы, но большая часть – все же стеклянные. Как ни парадоксально, отказов не было. Вся конструкция крепилась на специальных пружинах-амортизаторах.

    Появились неожиданные новшества. Например, в случае выхода телеуправляемого танка из зоны досягаемости оператора автоматически срабатывало устройство команды «Стоп». Машина останавливалась и ожидала с работающим двигателем очередного сигнала. При попытке захвата врагом телеуправляемый танк согласно уставам требовалось расстрелять из пушки.

    Накануне войны было изготовлено 56 единиц, которые поступили на вооружение двух специально сформированных батальонов, входивших в состав 30 и З6-й танковых бригад. В сентябре 1939-го 152-й батальон участвовал в освободительном походе на Западную Украину. Одна из модификаций, выполненная на базе танкетки ТТ-27, была способна нести тротиловый заряд до 500 килограммов с задержкой взрывателя до 15 минут. ТТ-27 подвозил устройство к объектам противника и отходил на безопасное расстояние. Заряд такой мощности обеспечивал разрушение любых железобетонных укреплений. Была выпущена опытная партия ТТ-27, управляемых по проводам, которые с успехом применялись при прорыве линии Маннергейма.

    Требуются камикадзе
    Фото: army-news.ru

    К началу Второй мировой в СССР появились признаки системности в использовании военной робототехники, сформированы специальные военные части. Последний раз боевые телеуправляемые танки применялись РККА в 1942 году под Севастополем.

    Аналогичным путем шла и Германия. Радиоуправляемые минные тралы были созданы конструктором и предпринимателем Карлом Боргвардом, основателем компании «Боргвард». Машина Sd.Kfz.300 имела два отделения – переднее (моторно-трансмиссионное) и заднее, в котором размещалась радиоаппаратура. Силовой установкой служил 29-сильный четырехцилиндровый бензиновый двигатель, обеспечивающий движение трала со скоростью пять километров в час. Управление осуществлялось оператором из малого командирского танка. Перед собой минный трал толкал три тележки с дополнительными катками, которые должны были вызывать детонацию. К маю 1940-го выпустили 50 единиц Sd.Kfz.300 B-I.

    А в апреле того же года фирма «Боргвард» создала минный трал В-ІІ. Впервые эти машины были использованы немцами в 1943-м в операции «Цитадель» (Курская битва). Новая машина имела увеличенные размеры и была тяжелее предшественницы, ее вес составлял 2,3 тонны. Мощнее стал и двигатель – 49-сильный шестицилиндровый.

    Радиоуправляемый минный транспортер Sd.Kfz.301 предназначался для доставки зарядов с установленным таймером к дотам и минным полям противника для их последующего подрыва. По сравнению с B-II компоновка машины изменилась. Впереди появилось отделение для взрывчатки с направляющей, по которой она должна была скатываться на землю. За ним располагалось отделение управления с местом механика-водителя и приспособлениями для ручного управления машиной. В нем размещалась и трансмиссия, состоявшая из гидротрансформатора и коробки передач на четыре скорости – две вперед и две назад. Кормовое отделение считалось моторным, где с правой стороны (ближе к центру машины) располагалась радиоаппаратура управления: приемник, дешифратор и блок-реле системы взрыва.

    Летом 1944-го немцы сформировали 302-й танковый батальон радиоуправляемых машин. Он был отправлен на Восточный фронт в распоряжение командования группы армий «Центр», подразделения которого участвовали в подавлении Варшавского восстания (транспортеры подрывали баррикады).

    Наибольшую известность получил легкий носитель зарядов Sd.Kfz.302 Goliath, который широко применялся для уничтожения бронетехники противника. Этот робот-камикадзе был дешев в производстве (особенно после замены ненадежного, но тихого электромотора на бензиновый двигатель) и эффективен. Имея вес менее 400 килограммов, Goliath нес 75–100 килограммов взрывчатки, а длина кабеля позволяла передвигаться на дистанцию до 700 метров.

    Роботы-камикадзе создавались накануне Второй мировой и в Японии. На базе американского трехтонного трактора Fordson Crawler Tractor с двигателем 20 лошадиных сил был создан робот, обеспечивающий подвоз и постановку минных зарядов. Управление осуществлялось по радиоканалу.

    Опыт использования роботов-камикадзе выявил и недостатки, к основным из которых относились низкие скорость и маневренность, а также высокая уязвимость систем управления по проводам, ограниченность действия радиоканалов связи.

    Перспективы развития

    Современные технологии – миниатюризация электроники, развитие навигационных систем и связи – позволили совершить рывок в развитии роботов, в том числе военного назначения (ВН). По значению эксперты приравнивают это явление к принятию в свое время на вооружение самолетов и танков.

    Особое внимание при развитии современной робототехники уделяется разработке и созданию автономных интеллектуализированных систем управления робототехническими комплексами (РТК). РТК ВН с такими «мозгами» способны решать поставленные задачи при минимальном участии человека-оператора, что в условиях применения современных средств РЭБ становится решающим фактором эффективности.

    Из всего спектра военной робототехники выделяются беспилотные летательные аппараты. Применение БЛА, в том числе камикадзе, стало обыденным явлением в локальных военных конфликтах и при проведении антитеррористических операций. При обнаружении цели БЛА пикирует на нее, подрывая заложенный в корпус боезаряд. Компания AeroVironment, например, по заказу Пентагона провела испытания платформы Switchblade весом менее двух килограммов, которая может запускаться несколькими способами, включая компактную пусковую трубу. Она вместе с самим аппаратом помещается в солдатском рюкзаке. Такой БЛА-камикадзе способен уничтожать малые цели подобно крылатой ракете.

    Наземная и морская робототехника значительно отстают по всем направлениям боевого применения. Но в последние годы активность разработчиков как у нас в стране, так и за рубежом резко возросла. Американская компания Foster-Miller создала самого массового на сегодня (выпущено более трех тысяч экземпляров) военного робота TALON. Он предназначен для поиска и обезвреживания мин и фугасов, разведки и наблюдения. Может выполнять функцию станции связи и ретрансляции, атаковать противника. Сконструированный на платформе TALON боевой робот SWORDS (Special Weapons Observation Remote reconnaissance Direct action System) несет целый комплекс стрелкового и противотанкового оружия. Однако опыт применения в Ираке нельзя назвать положительным. РТК ВН без видимых причин выходили из-под контроля и начинали хаотично передвигаться. Имели место случаи, когда огонь открывался без команды оператора.

    В разработанном новом роботе MAARS (Modular Advanced Armed Robotic System) запрограммирован запрет на прицеливание в сторону своего подразделения. Кроме того, оператор может установить сектора (запретные зоны), в которых предусматривается возможность блокирования открытия огня. Работы над созданием таких роботов ведутся и в других странах. В частности, британской компанией ECA разработан робот-камикадзе модели Kster, который предназначен для обнаружения и подрыва мин.

    В целом анализ имеющихся современных РТК ВН показывает, что большинство отечественных БЛА относятся к аппаратам малого (61%) и легкого (23%) классов, а большинство зарубежных – к тяжелому классу (49%). Соответственно большинство отечественных БЛА являются аппаратами ближнего действия (44 %) и малой дальности (28%), а большинство зарубежных – большой (35%) и средней (38%).

    Среди зарубежных наземных РТК ВН наиболее широкое распространение (по количеству образцов) получили малогабаритные дистанционно управляемые машины (ДУМ) весом до 500 килограммов. Основное их назначение – разведка и выполнение инженерных задач, однако постепенно усиливается роль машин с огневыми средствами на борту. В настоящее время на вооружении армии США порядка 12 000 образцов ДУМ. Типовыми считаются многофункциональные роботизированные комплексы TaIon, Warrion, MAARS.

    Анализ ТТХ и путей развития наземных военных роботов показывает, что в РФ и США имеются определенные различия в их типаже. В Соединенных Штатах упор делается на РТК ВН до 500 килограммов, ориентированные на применение в городе. В наших Вооруженных Силах в качестве перспективных роботов предполагаются комплексы среднего и тяжелого классов для боев в условиях сложного рельефа.

    В ГОЗ на 2016–2025 годы запланировано создание образцов всех классов наземных роботов инженерного и разведывательно-ударного типа с упором на средние и тяжелые комплексы («Уран-9», «Уран-14, «Проход-1» и др.). По существу тяжелые отечественные РТК ВН представляют собой полноценные бронированные вездеходы с дистанционным управлением и соответствующим вооружением. Например, «Уран» массой восемь тонн по габаритам всего вдвое меньше современных танков и развивает скорость до 15 километров в час.

    На его базе созданы не только машина огневой поддержки, но и самоходный минный трал. Вместе с тем необходимо обратить особое внимание на практическое отсутствие в задачах и функциях наземных, в том числе и перспективных роботов, на возможности подвижного минирования и подрыва зарядов большой мощности. Иными словами, в современной отечественной и зарубежной робототехнике не предусмотрены камикадзе. Вместе с тем наличие у РТК ВН таких функций позволяет оперативно и эффективно разрушать укрепления противника. Подобные роботы особенно нужны в боевых действиях в урбанизированных районах, когда большое количество капитальных зданий и сооружений трансформируется противником в разветвленную систему защищенных огневых позиций. Как это было, например, в сирийском Алеппо.

    Александр Корабельников,
    доктор военных наук
    Вадим Рогов,
    заместитель начальника ГНИИЦ робототехники
    Владислав Болов,
    старший научный сотрудник

older | 1 | .... | 9 | 10 | (Page 11) | 12 | 13 | .... | 30 | newer