Are you the publisher? Claim or contact us about this channel


Embed this content in your HTML

Search

Report adult content:

click to rate:

Account: (login)

More Channels


Showcase


Channel Catalog


(Page 1) | 2 | 3 | .... | 30 | newer

    0 0

    Государственный спецэкспортер продукции, услуг и технологий военного и двойного назначения подводит итоги и смотрит в будущее

    Межгосударственное военно-техническое сотрудничество – дело серьезное, масштабное. Как правило, речь идет не только о поставке за рубеж готовой военной техники, но и о широкой кооперации в области развития наиболее высокотехнологичной сферы любой страны мира – ее военно-промышленного комплекса. Какие виды российских вооружений и технологий сегодня пользуются наибольшим спросом за рубежом? Каковы объемы и тенденции сотрудничества России с другими странами? Как влияет на ВТС политическая составляющая? Ответы на эти и целый ряд других вопросов дал генеральный директор ОАО «Рособоронэкспорт» Анатолий Исайкин.

    Межгосударственное военно-техническое сотрудничество – дело серьезное, масштабное. Как правило, речь идет не только о поставке за рубеж готовой военной техники, но и о широкой кооперации в области развития наиболее высокотехнологичной сферы любой страны мира – ее военно-промышленного комплекса. Какие виды российских вооружений и технологий сегодня пользуются наибольшим спросом за рубежом? Каковы объемы и тенденции сотрудничества России с другими странами? Как влияет на ВТС политическая составляющая? Ответы на эти и целый ряд других вопросов дал генеральный директор ОАО «Рособоронэкспорт» Анатолий Исайкин.

    «ВПК»: Анатолий Петрович, как в целом вы оцениваете итоги работы Рособоронэкспорта в 2012 году?

    – С момента создания компании в 2000 году мы добились более чем четырехкратного роста объемов экспорта. По итогам 2012 года эта цифра составила 12,9 миллиарда долларов. Сегодня портфель заказов Рособоронэкспорта превышает 37,3 миллиарда долларов.

    В 2012 году поставки продукции военного назначения были осуществлены в 60 стран. В среднем эта цифра приблизительно одинакова в последние три-четыре года. Думаю, и в будущем она будет колебаться в пределах 60–65 стран.

    Анатолий Исайкин
    Фото: Михаил Ходаренок

    За прошлый год нами получено и рассмотрено 1877 обращений инозаказчиков. Подписано 1309 контрактных документов на экспорт ПВН, то есть по сравнению с 2011-м – более чем в 2,5 раза.

    В прошлом году заключены экспортные контрактные документы на общую сумму около 17,6 миллиарда долларов. Это самая высокая цифра за последние годы. По сравнению с 2011 годом увеличились объемы подписания контрактов по всем основным видам техники. В 1,9 раза возросла сумма новых контрактов на авиационную технику. На вооружение и военную технику сухопутных войск – в 2,9 раза, на средства противовоздушной обороны – в 2,1 раза и на военно-морскую технику – в 7 раз.

    Региональное распределение портфеля заказов осталось приблизительно тем же, что и годом ранее. Наибольшие поставки приходятся на Азиатско-Тихоокеанский регион – 43 процента экспорта. Вторым по значимости региональным рынком для Рособоронэкспорта остается Ближний и Средний Восток – 23 процента. В латиноамериканские страны осуществлено 18 процентов от всего объема поставок. На страны СНГ приходится 12 процентов. И один процент поставок продукции военного назначения достался африканским государствам южнее Сахары.

    «ВПК»: Как вы прокомментируете потери России от результатов так называемой арабской весны?

    – Действительно, на какое-то время военно-техническое сотрудничество с теми странами, где произошли революции, приостановилось. Но что касается Египта, то все контракты, подписанные до этих революций, сейчас исполняются. Возобновлен осторожный диалог и с Ливией, где у нас неплохие перспективы на будущее.

    «ВПК»: Были ли поставки продукции военного назначения в прошлом году в Сирию и если да, то какие? Существуют ли контракты, по которым поставки еще предстоят?

    – Со всеми странами, включая Сирию, ВТС развивается по определенным правилам. Есть санкция Совета Безопасности – мы прекращаем работать даже по заключенным контрактам, не говоря о заключении новых. Нет санкций – продолжаем исполнять обязательства. Думаю, этого же правила придерживаются и все остальные поставщики вооружений.

    Сегодня мы выполняем свои обязательства перед Сирией по поставкам военной техники. Но это не техника наступательного характера. Прежде всего это системы ПВО и ремонтные машины. Самолеты и вертолеты мы в Сирию не поставляем. Упомянутые в прессе закупки «Искандеров» – тоже полная чепуха. Контрактов на поставку в Сирию таких вооружений просто не существует.

    «ВПК»: Расскажите об объеме военно-технического сотрудничества с Сирией за 2012 год?

    – В мировой прессе, в том числе российской, якобы со ссылкой на министра иностранных дел Лаврова звучала цифра о поставках на один миллиард долларов. Это абсолютно не соответствует действительности, Сергей Викторович ничего такого не произносил. Общую цифру не назову, скажу только, что Сирия в объеме общих поставок Рособоронэкспорта занимает 13–14-е место.

    «ВПК»: А как, кстати, обстоит дело с иракскими контрактами?

    – Они пока не вступили в силу. Мы должны подготовить ряд распорядительных документов, которым предстоит пройти согласование в различных инстанциях. Только после этого выйдет постановление Правительства РФ и мы сможем объявить, что с нашей стороны контракт вступил в силу. Такая же процедура проходит и в большинстве стран, которые закупают у нас оружие. Иногда она занимает несколько месяцев. В Индии, например, она может продолжаться от 6 до 10 месяцев. Так что сейчас идет обычный процесс прохождения документов, после чего будет виден окончательный результат этой работы.

    «ВПК»: А с Ираном?

    – Рособоронэкспорт всегда придерживался российского законодательства о военно-техническом сотрудничестве, а также международных обязательств нашей страны. Повторю: если существует санкция Совета Безопасности ООН, запрещающая поставки любых видов вооружения в какие-то страны, мы пунктуально придерживаемся этого запрета. Тем более что, как правило, после объявления санкций высшее руководство России детализирует этот запрет конкретными цифрами, выпуская нормативный документ. В тех же областях, которые не подпадают под санкции Совета Безопасности, мы продолжаем сотрудничать с Иранской Республикой.

    «ВПК»: Что вы можете сказать о сотрудничестве с Афганистаном и в первую очередь контрактах с Пентагоном?

    – Россия рассматривает сотрудничество с Пентагоном по поставке вертолетной техники в Афганистан как совместную работу по борьбе с терроризмом. Контракт на поставку 21 вертолета в Афганистан успешно выполнен. К нам не было никаких претензий, более того, этот контракт послужил образцом прямых отношений, без посредников. Он был заключен между Россией через Рособоронэкспорт и подразделением Минобороны США, отвечающим за закупку техники, которая в США не производится.

    Как вам известно, в 2012 году был заключен опцион на поставку еще двух, а затем 10 вертолетов Ми-17В-5, которые отлично себя зарекомендовали именно в условиях горно-пустынной местности. Пентагон признал этот тип вертолетов наиболее подходящим для действий в Афганистане. Это неприхотливые, надежные в эксплуатации машины, которые легко обслуживать технически. Опцион действует, невзирая на рекомендации конгресса военному ведомству США не сотрудничать с Рособоронэкспортом.

    Так что, как видите, у нас очень хорошие отношения и полное взаимопонимание с Пентагоном. И военное ведомство, и мы знаем, что поставленные в Афганистан вертолеты служат цели сохранения жизни военнослужащих как афганской армии, так и армии США.

    А через ситуацию с запретами в адрес Рособоронэкспорта мы проходили много раз. На работу с другими странами они не влияют. Это, так сказать, политическая составляющая военно-технического сотрудничества.

    «ВПК»: Вы не могли бы немного детализировать ситуацию по Азиатско-Тихоокеанскому региону?

    – Традиционно в этом регионе лидирует Индия. Мы прогнозируем наше сотрудничество до 2020–2022 годов. На этот срок, как правило, в межправительственных соглашениях у нас прописываются возможные поставки основных видов вооружения, в которых нуждается Индия. Это касается как готовых изделий, так и совместных разработок. Наиболее удачные примеры ВТС с Индией лежат в области передачи технологий. В частности, имеется в виду совместная разработка самолета 5-го поколения, многофункционального транспортного самолета и уже созданной ракеты «БраМос», которая продолжает модифицироваться для использования под различные виды техники. Индия остается основным потребителем российского вооружения.

    Успешно развиваются отношения и с Индонезией, Вьетнамом. Хорошие контакты в области военно-технического сотрудничества налажены с Малайзией. Мы наращиваем сотрудничество с КНР. Если ранее мы говорили, что Китай занимает не более пяти процентов в общем объеме поставок по линии Рособоронэкспорта, то в портфеле заказов, прежде всего контрактных документов, которые мы заключили в 2012 году, объем поставок вооружений и военной техники в Китайскую Народную Республику уже составляет 12 процентов.

    «ВПК»: За счет чего увеличилось ВТС с Китаем?

    – За счет хороших контактов. Мы достигли большего понимания по многим направлениям, во многом идем навстречу друг другу, соглашаемся на кооперацию, совместную разработку, передачу технологий. Эти доверительные отношения позволяют нам наращивать объемы сотрудничества.

    «ВПК»: Возвращаясь к Индии: когда будет готов авианосец «Викрамадитья»?

    – Севмаш, как предприятие, на котором сейчас исправляются выявленные недостатки, обещал сдать корабль в конце 2013 года. Думаю, он эти обязательства выполнит. Сейчас работа идет по графику и находится под пристальным контролем Министерства промышленности и торговли, Объединенной судостроительной корпорации.

    «ВПК»: А с чем связана серия неудач на индийском рынке вооружений, где мы проиграли несколько тендеров?

    – Да, неудачи были. Но была еще и более впечатляющая серия удач, ведь в Индии в 2012 году нами заключены контракты на гораздо большую сумму, чем в предыдущие годы.

    Основная же проблема, с которой мы столкнулись при участии в ряде тендеров, – то, что заявленные нами машины не стояли на вооружении Российской армии. Тем не менее для нас это была прекрасная возможность показать все плюсы новейшей российской техники. Скажу больше, подробное рассмотрение ее характеристик и возможностей, быть может, способствовало тому, что до сих пор не объявлены победители, хотя времени прошло немало. Видимо, индийцам есть над чем здесь задуматься.

    «ВПК»: Анатолий Петрович, как обстоит дело с поставкой «Сухих» в Индонезию? Каковы перспективы сотрудничества с этой страной в целом?

    – Военно-техническое сотрудничество с Индонезией развивается по восходящей. Подписаны контракты на очередную партию «Сухих»: будет поставлено еще шесть самолетов. Индонезийские сухопутные силы очень довольны и нашими БМП-3Ф – их качеством, боевым применением, эксплуатацией. Ожидаем от них новых заказов.

    Что же касается послепродажного обслуживания и передачи технологий, то в каждом конкретном случае они могут быть разными по объемам, интенсивности и глубине. Индонезия заинтересована в развитии своей промышленности, в том числе предприятий ВПК. Одним из основных условий является передача технологий в военно-технической сфере. Поэтому при проработке заявок, поступающих от Джакарты, мы обязательно предусматриваем совместную работу с местными предприятиями ВПК. Это общемировая тенденция и мы давно работаем в этом направлении. Неоднократно направляли делегации на ведущие предприятия Индонезии, занимающиеся ремонтом и производством военной техники. Так что у нас в этой стране хорошие перспективы, в том числе по кооперации.

    «ВПК»: Существует ли сейчас проблема защиты авторских прав?

    – Эта проблема на сто процентов не решится никогда ни одним государством. Хотя цивилизованный характер отношений с точки зрения прав на интеллектуальную собственность у нас уже сложился с Китаем и Индией.

    Определенное беспокойство доставляли нам производящие военную технику заводы, построенные в европейских странах так называемого восточного блока по лицензиям, выданным еще СССР. Срок тех лицензий давно истек, а оружие, поставляемое с этих заводов, по закону уже можно считать контрафактом. Переговоры по урегулированию таких проблем ведутся, как правило, на уровне межправсоглашений. Пока это основной механизм, который может наладить цивилизованные отношения в области передачи интеллектуальных прав.

    «ВПК»: За прошлый год у компании появились новые рынки сбыта? Насколько они перспективны?

    – У нас появились Гана, Италия, Польша. Мы очень давно не имели контрактных поставок в эти страны. Сейчас они есть, и это новые рынки сбыта. Конечно, объемы поставок невелики, но география нашего общения тем не менее расширяется. Наша задача – борьба за любые рынки сбыта, даже незначительные. Появились хорошие перспективы наращивания объемов поставок, причем по всем направлениям, включая передачу новых технологий, с привлечением военно-промышленных предприятий Бразилии.

    «ВПК»: Какие вооружения и в каком объеме поставляются в Мали?

    – В Мали сейчас горячая обстановка. Прежде всего малийцы нуждаются в вертолетах, бронетехнике и стрелковом вооружении. В соответствии с контрактами с правительством этой страны мы поставляли туда пока лишь стрелковое вооружение.

    «ВПК»: А как обстоит сегодня дело в сфере ВТС с Венесуэлой?

    – Все подписанные ранее контракты осуществляются, выплаты идут своевременно. Пока нет никаких сомнений в том, что они будут выполнены и в дальнейшем. Не так давно я был в Венесуэле в составе представительной делегации. Общение с высшим руководством страны, в том числе и по нашей линии, показывает хороший настрой развивать дальше военно-техническое сотрудничество. Более чем уверен: кто бы ни пришел к власти в Венесуэле, объемы нашего сотрудничества таковы, что оно будет продолжаться в любом случае, поскольку направлено на обеспечение безопасности этой страны.

    «ВПК»: Что можно сказать о ВТС со странами СНГ?

    – На рынок СНГ в поставках Рособоронэкспорта приходится 12 процентов. Это хорошая цифра, ведь в предыдущие годы было всего 5–6 процентов. Стремление приобретать новую либо модернизированную технику – общемировая тенденция. А в большинстве стран СНГ сохранилась еще советская старая техника. Естественно, что государства с хорошими финансовыми возможностями и оборонно-промышленным комплексом стараются наладить кооперацию, причем не только с Россией. Активно работают на этом рынке Франция, Израиль, Турция. Тем не менее Россия на этом рынке занимает далеко не последнее место.

    «ВПК»: В каких областях военного производства, оборонной промышленности Россия занимает ведущие места в мире, в каких отстает от других производителей?

    – Россия традиционно имеет сильные позиции в нише авиационной техники. В общем объеме контрактов Рособоронэкспорта основную массу составляют самолеты и вертолеты различных модификаций. Раньше это было свыше 53 процентов, сейчас цифра немного снижается и скорее всего в этом году дойдет до 33 процентов. Тем не менее это будет лучший показатель по сравнению с техникой по остальным родам войск. В этой нише есть хорошо себя зарекомендовавшая модернизированная техника, состоящая на вооружении Российской армии, такая как самолеты Су-30 различных модификаций. На экспорт мы поставляем Су-30МК, Су-30МКИ, Су-30МК2, разработанные специально с учетом требований инозаказчика – Индии, Малайзии, Индонезии, Алжира. Каждая страна представляла свои спецификации, что влекло какие-то дополнения, изменения технического облика самолета.

    Большой интерес заметен в отношении новейших самолетов Су-35. Они приняты на вооружение ВВС России и пока мы их не экспортируем, поскольку заводы-производители будут работать прежде всего в интересах российского Минобороны. Однако мы ведем переговоры приблизительно с 10 странами о возможных сроках поставки этой машины. Ведутся переговоры – тоже приблизительно с 10 странами – и о поставках учебно-боевых самолетов Як-130. Это также совершенно новый самолет с хорошими экспортными перспективами, причем несмотря на определенную конкуренцию со стороны Китая, Италии и Южной Кореи. Идут переговоры и по поставкам ударных боевых вертолетов Ми-28НЭ, Ка-52 последней модификации.

    Что касается средств ПВО, то повышенным спросом у инозаказчиков пользуются системы С-400. Мы, к сожалению, ограничены возможностями производственных площадок их производителя – Концерна «Алмаз-Антей». Сейчас это предприятие в приоритетном порядке удовлетворяет спрос Министерства обороны России. Но очередь из заказчиков, желающих приобрести С-400, уходит до 2020-х годов.

    Большой спро фиксируется и на нашу военно-морскую технику. В первую очередь имеются в виду хорошо зарекомендовавшие себя подводные лодки проекта 636. Сейчас мы представляем нашим зарубежным коллегам и новый вид подлодки с воздухонезависимой энергетической установкой – «Амур-1650», о возможных поставках которой идут переговоры приблизительно с восемью странами.

    Материал подготовлен главным редактором «Военно-промышленного курьера» Михаилом Ходаренком,
    Абу-Даби – Москва

    0 0

    В ОАЭ завершилась престижная выставка боевой техники и вооружения

    IDEX – крупнейшая на Ближнем Востоке выставка вооружения, которая проводится один раз в два года. В этот раз российская экспозиция разместилась на площади более одной тысячи квадратных метров. Свою продукцию представили 35 российских заводов. 

    IDEX – крупнейшая на Ближнем Востоке выставка вооружения, которая проводится один раз в два года. В этот раз российская экспозиция разместилась на площади более одной тысячи квадратных метров. Свою продукцию представили 35 российских заводов. Наш стенд посетили более 300 специалистов из разных стран, около 15 официальных делегаций. Говорить о конкретных результатах еще рано, но специалисты оценивают перспективы российских производителей оптимистично. О реакции рынка на наше вооружение и военную технику, потенциальных лидерах продаж и некоторых особенностях проведения выставки в этом году рассказывает руководитель делегации, директор по особым поручениям ОАО «Рособоронэкспорт» Николай Димидюк.

    «ВПК»: Николай Михайлович, расскажите, пожалуйста, об особенностях экспозиции Рособоронэкспорта на IDEX 2013. Что показано впервые, на чем сделан особый акцент?

    – Основа нашей экспозиции – интерактивный выставочный комплекс или ИВК. Впервые мы продемонстрировали его именно на IDEX два года назад. ИВК воплощает новый подход Рособоронэкспорта к выставочной деятельности. На большом панорамном экране мы показываем не только сухопутную технику, но и авиационную – всего около 20 наиболее перспективных образцов. Комплекс сделан на базе современных российских тренажеров, и мы можем очень реалистично моделировать варианты боевого применения российской техники. На вспомогательных экранах одновременно выводятся подробные ТТХ техники. Все очень зрелищно и информативно.

    Основной акцент сделан на сухопутной технике. Уралвагозавод впервые показал новейшие разработки – модернизированный Т-90С и уникальную боевую машину огневой поддержки БМПТ на статической экспозиции. Объективно модернизированный Т-90С является лучшим танком, предлагаемым сегодня на международном рынке вооружений, и его появление – одно из главных событий выставки.

    Ожидаемо было и повышенное внимание к российским средствам ПВО. Перечислять конкретные образцы не имеет смысла, так как региональные специалисты проявляют интерес практически ко всей экспортной линейке противовоздушных средств.

    «ВПК»: Как развивается военно-техническое сотрудничество с хозяином выставки – ОАЭ?

    Николай Димидюк

    – Стабильно. Особых прорывов нет, но работа не останавливается. Ежегодно проходят встречи межправительственной комиссии, определяются направления дальнейшей работы. Среди крупных текущих проектов я бы отметил план модернизации БМП-3.

    «ВПК»: Материализовался ли интерес ОАЭ к управляемым артиллерийским снарядам «Краснополь-М2»?

    – Не материализовался, но по-прежнему сохраняется. Мы проводим консультации по этому вопросу, в частности договорились об испытаниях на территории ОАЭ в условиях пустыни. По этому вопросу Рособоронэкспорт передал соответствующий проект контракта Эмиратам. В общем, идет совершенно стандартный процесс.

    «ВПК»: Предприняты ли какие-то практические шаги по созданию СП по производству 30- и 100-мм снарядов для БМП-3?

    – Проведены предварительные переговоры с уполномоченной Эмиратами стороной – компанией BURKAN. Мы готовы приступить к согласованию технического задания. Работа над проектом находится в стадии переговорного процесса.

    «ВПК»: Пошел ли на Ближний Восток шестиствольный «Смерч»?

    – Данная модификация РСЗО активно презентовалась нами в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Юго-Восточной Азии. Именно там к этой системе проявляется повышенный интерес. При необходимости мы готовы провести презентацию «Смерча», но конкретной заинтересованности в данной системе мы пока не наблюдаем.

    «ВПК»: Есть ли шансы выйти с современными средствами ПВО на рынок Иордании?

    – В связи с резким усилением роли средств воздушного нападения российские комплексы ПВО, безусловно, могут заинтересовать иорданских военных, тем более что советские системы до сих пор стоят на вооружении королевства. Они хорошо себя зарекомендовали и пользуются должным авторитетом у иорданских военных. В данном случае речь может идти об их модернизации. Что касается закупки новейших отечественных комплексов, то в случае обращения иорданской стороны мы готовы рассмотреть эти заявки.

    «ВПК»: Заработал ли в Иордании завод по производству РПГ-32? Есть ли покупатели на «Хашим» в регионе?

    Сверка часов в Абу-Даби

    – В конце декабря 2012 года подписан акт о сдаче завода в эксплуатацию, производство гранатометов начнется уже в этом году. Вопрос же о контрактах на «Хашим» должен быть адресован иорданской стороне. Свою часть работ по этому проекту Россия успешно завершила.

    «ВПК»: Последнее время много говорили о контрактах с Саудовской Аравией. Какова их судьба?

    – В Саудовской Аравии ситуация следующая. Контракты обсуждены и практически все запарафированы. Саудовская сторона пока ничего не говорит. Мы так поняли, что взят определенный тайм-аут. Не знаю, что помешало позитивному развитию событий, но контракты все отработаны. Мы ждем.

    «ВПК»: Каков их объем?

    – Большой. Танки, БМП, БТР, вертолеты, «Смерчи» – в целом большой перечень.

    «ВПК»: Как вы считаете, Украина опережает нас в развитии колесной бронетехники? В частности, здесь они выставили свою новинку БТР-4МВ.

    – Нет. Никто нас не опережает. Развитие идет нормально. Главное, что в российском БТР все наше. Мы ни от кого не зависим и делаем его исключительно из комплектующих российского производства. Думаю, Украина зависит в производстве колесной бронетехники от поставок двигателей, тепловизоров, возможно, от определенных стволов. Мы готовы показать производство БТР. Не уверен, что украинская сторона сможет продемонстрировать конвейерное производство исключительно из собственных комплектующих.

    «ВПК»: Вопрос относительно ствольной артиллерии. С чем связано то, что она плохо идет на экспорт?

    – Мы в определенной степени отстаем в номенклатуре высокоточных боеприпасов, в артиллерийской разведке (это касается локаторов и дальномеров), а самое главное – в системе управления огнем. Например, подготовка данных у нас идет через старшего офицера батареи. В современной же артиллерии (и в самоходной, и в буксируемой) работает автоматизированная система управления огнем. Сегодня подобные системы уже есть и у нас. Мы модернизировали несколько артдивизионов.

    В самоходной артиллерии это у нас получилось, а в буксируемой нужный результат пока не достигнут. Причина в следующем. В самоходной артиллерии двигатель САУ работает, генератор выдает питание, оно подается на потребители и все функционирует. А на буксируемой артиллерии на станину устанавливают большой аккумулятор. В течение 12 часов он выдает питание для работы автоматизированной системы управления огнем, а затем его подзаряжают от тягача. То есть тягач везет орудие, подзаряжая в ходе движения аккумулятор. По такому пути пошло развитие буксируемой артиллерии в мире. И мы сейчас развиваемся в аналогичном направлении.

    Не могу сказать, что западные производители в какой-то степени задавили нас на рынке артиллерии. Он у нас не очень-то и был развит. Но сейчас мы на правильном пути. Конструкторские бюро, наука понимают необходимость этой поправки. Есть определенные успехи в этом направлении.

    «ВПК»: Вы были на всех выставках IDEX. Каково в целом ваше впечатление от нынешней выставки?

    Сверка часов в Абу-Даби

    – Для меня этот IDEX одиннадцатый. Считаю, что фактически путевку в жизнь на мировом рынке дала этой выставке Россия. На первую мы привезли один корабль с вооружением, второй – с боеприпасами, организовали боевые стрельбы. Только ракет «Точка» пустили 11 штук, 60 весьма дорогих боеприпасов «Смерча» отстреляли. Привезли с собой полвагона боеприпасов для «Мсты», в том числе и «Краснополь». Короче говоря, на первой выставке мы стреляли из всего – от пистолета до зенитной ракетной системы С-300ПМ. Поэтому я и говорю о том, что Россия создала имидж этой выставки. Численность нашей делегации тогда составляла 500 человек, размещались даже в арабских казармах.

    На первой выставке посещаемость была высочайшая, после нее в течение двух лет мы смогли реализовать продажу «Смерча» в 1995 году в Кувейт, продать БМП Кувейту и ОАЭ.

    Что сегодня? Старания арабской стороны очевидны. Создан великолепный выставочный комплекс с хорошими условиями для работы. Сегодня заказчик избалован. В мире проводится 15–20 выставок вооружения и военной техники СВ в разных регионах, но IDEX остается ведущей. Местная сторона проявляет исключительный интерес к российской экспозиции. Наследный принц шейх Мухаммед бен Заид Аль Нахайян посетил наш павильон дважды, беседовал с министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым.

    «ВПК»: Мы можем сказать, что перспективы обнадеживающие?

    – Безусловно. Мы закончили проведение модернизации БМП-3. Испытания прошли. Ждем решения арабской стороны.

    «ВПК»: Есть ли перспектива продвижения в регион зенитных ракетных систем (ЗРС) «Тор-2» и «Бук-М2»?

    – Перспектива есть. Я оцениваю и «Тор-2», и «Бук-М2» как уникальные средства. Аналогов, которые могли бы с ними сравниться, практически нет. «Тор» – автомат, который без вмешательства человека может идти, засекать цели, распределять их между ракетами и пускать ракеты. «Бук» такой же. Четыре ракеты лежат на борту, каждая получает свою цель и через полминуты уходит.

    Мы много лет занимаемся этой проблемой. Но как только мы заносим руку на подписание, появляется некий «конкурент», который заставляет наших потенциальных покупателей сомневаться. Пока разберешься, поезд ушел и все надо начинать с начала: презентации, приглашения руководства и пр.

    В Малайзии мы провели все презентации, приезжал бывший главком сухопутных войск, батарею «Буков» мы ему показывали живьем, в академию возили. Пока результата нет.

    При всех обстоятельствах эти ЗРС остаются высококонкурентными системами – малой дальности «Тор» и средней дальности «Бук». Ими интересуются, и мы уверены, что рано или поздно они найдут своего покупателя.

    «ВПК»: Какова судьба турецкого тендера на поставку ЗРС дальнего радиуса действия «Антей-2500»?

    Сверка часов в Абу-Даби

    – Этот вопрос мне задают на всех выставках. Лет семь назад я проводил выставку в Турции. Присутствовал министр обороны республики, все его заместители. Они хорошо изучили «Антей-2500» и хотели посмотреть его живьем. Мы их пригласили. Они посетили предприятие «Алмаз-Антей», побывали на серийном заводе. В настоящее время Рособоронэкспорт участвует в объявленном Министерством национальной обороны Турции тендере на поставку ЗРС большей дальности. Решение по данному тендеру ожидается в течение ближайших недель.

    «ВПК»: Система ВТС с Турцией дала трещину?

    – Не могу так сказать. К оценкам подобного рода вообще надо подходить с максимальной осторожностью. Напротив, в настоящее время во взаимоотношениях Российской Федерации и Турецкой Республики наметилась тенденция к расширению общего объема взаимоотношений в сфере ВТС. Кстати, на наш стенд приходил представитель выставочного комитета Турции, приглашал нас на выставку в Стамбуле. Мы примем в ней участие и продемонстрируем российский военный потенциал.

    «ВПК»: Помимо объективного сравнения тактико-технических характеристик ВВТ Рособоронэкспорт сталкивается и с элементами информационной борьбы на этом рынке. Так ли это?

    – Безусловно. И информационная война, и определенное политическое влияние имеют место быть.

    «ВПК»: Можно сказать, что подобные приемы срабатывают и в отношении ряда наших образцов бронетанкового вооружения?

    – Думаю, да. Как только что-то начинает налаживаться, непременно срабатывает какая-то провокация. Мы предлагаем хороший учебно-боевой самолет Як-130 и тут же раздаются голоса со стороны: а у нас есть самолет и дешевле, и лучше. Понятно, что потенциальный заказчик после этого не спешит с покупкой и начинает проверки, которые затягивают время. А когда выясняется, что никакого самолета нет, работу приходится начинать сначала.

    «ВПК»: Как обстоят дела с производством ПВН, осуществляемым рядом стран по уже просроченным лицензиям, выданным во времена СССР? Например, с Болгарией?

    – Пока ничего сделать не удается. Калашников лично жалобу писал: «Я автор, мой автомат подделывают». Ответ: «В бытность существования Варшавского договора вы нам передавали лицензию, сроки действия которой не обозначены». После чего те же болгары предлагают соревноваться, утверждая, что «их» автомат Калашникова лучше, что, кстати, тоже неправда. Вообще такая безнаказанность порождает контрафактную продукцию.

    «ВПК»: Здесь впервые представлена военно-промышленная корпорация Судана, которая предлагает программу модернизации наших танков, гранатометы... Что это – китайский след?

    – Расскажу немного о другом. Два года я работал в Греции по закупке танка и совместному производству. Дело шло туго. На совместное производство греки идти не хотели. Мы месяц ездили по греческим заводам и когда разобрались с состоянием греческой промышленности и ее возможностями, поняли, что они требуют невозможного – того, что на своих заводах в ходе совместного производства сделать не могут. Например, БМП. Поступает бронированный лист, который надо разрезать по лекалу, а потом сварить. Но они не могут разрезать. Специальной аргонной сварки у них тоже нет.

    Часто заказчик требует совместного производства, в котором он технологически не готов участвовать. Понятно, что это связано с давлением правительства: появятся новые рабочие места и т. д. В пример можно привести ситуацию с танком в Индии, когда мы поставляем крупные агрегаты, а они собирают под нашим наблюдением. Но не везде так получается, хотя это и перспективное направление деятельности.

    «ВПК»: Недавно Россия и Марокко подписали соглашение о сотрудничестве в сфере ВТС. Как-нибудь реализовалось это соглашение?

    – Пока никак. Сложная политическая обстановка. Ждем.

    «ВПК»: О каких еще новостях с выставки вы можете рассказать?

    – Эмираты попросили оставить наш выставочный танк Т-90С для испытаний. Руководство дало согласие.

    «ВПК»: За этим могут последовать закупки?

    – Давайте не будем торопиться с прогнозами. В ОАЭ танковые войска имеют на вооружении французский «Леклерк». Танковые войска на основе Т-90С вряд ли будут развернуты. Это мое личное мнение.

    «ВПК»: Николай Михайлович, что можно сказать об общих итогах выставки?

    – Выставка удалась. Наш стенд посетили более 300 специалистов и 15 официальных делегаций, мы сверили часы со многими странами-заказчиками. Например, в ходе личных контактов сняты некоторые вопросы, которые у нас были с Индонезией. Разобрались.

    Судя по реакции рынка на наше вооружение и военную технику, приоритетами для нас по-прежнему являются самолеты с вертолетами и средства ПВО. Мы благодарны нашей промышленности за то, что предприятия ОПК все же нашли возможность что-то новое предложить – или по модернизации, или по комплектации, или по новому образцу. По две-три новинки такого рода есть на каждом заводе. В качестве примера можно привести тульское ОАО «Конструкторское бюро приборостроения» (КБП) с обновленным «Корнетом», многоканальность «Бука» и «Тора» по обстрелу одновременно нескольких целей. Это, естественно, вызывает интерес. Далее мы убедились, что интерактивная реклама, которую мы сюда привезли, помогает заказчику глубже понять и осознать, что ему нужно.

    Поняли мы в ходе этой выставки и свою дальнейшую задачу по наращиванию маркетинга. Я считаю, заграничной прессе надо давать больше информации. Не только перед выставкой, а постоянно. Желательно посещение потенциальных заказчиков представителями Минобороны и руководством Рособоронэкспорта для связи с Министерством обороны заказчика. Шире нужно представлять тренажерную базу. КБП в Париже показывало тренажер для «Панциря», а сюда привезли портативный электронный тренажер для «Корнета» – просто великолепный.

    Ну и наконец, я считаю, что нашему вооружению нужно все же больше политической поддержки.

    Материал подготовлен главным редактором «Военно-промышленного курьера» Михаилом Ходаренком,
    Абу-Даби – Москва

    0 0

    Между Москвой и Киевом обострилась конкуренция на рынке бронетехники

    Не так давно в ряде информационных агентств появились сообщения о намерении Ирака отказаться от контракта с Украиной на поставку бронетранспортеров БТР-4. СМИ объявили возможную причину: поставщик к 2012 году не выполнил обязательств. Данный контракт был фактически навязан Багдаду после того, как Украина поддержала военную кампанию США в Ираке. Еще в 2007 году Пентагон извещал о предстоящей продаже Багдаду 336 украинских БТР-3Е1. Однако в итоге Ирак был вынужден заключить контракт на поставку более новых БТР-4. Ситуацию разъясняет эксперт по вопросам безопасности, заведующий отделом системного анализа проблем военной безопасности Днепропетровского филиала Национального института стратегических исследований Алексей Ижак.

    Не так давно в ряде информационных агентств появились сообщения о намерении Ирака отказаться от контракта с Украиной на поставку бронетранспортеров БТР-4. СМИ объявили возможную причину: поставщик к 2012 году не выполнил обязательств. Данный контракт был фактически навязан Багдаду после того, как Украина поддержала военную кампанию США в Ираке. Еще в 2007 году Пентагон извещал о предстоящей продаже Багдаду 336 украинских БТР-3Е1. Однако в итоге Ирак был вынужден заключить контракт на поставку более новых БТР-4. Ситуацию разъясняет эксперт по вопросам безопасности, заведующий отделом системного анализа проблем военной безопасности Днепропетровского филиала Национального института стратегических исследований Алексей Ижак.

    – На ваш взгляд, есть ли основания доверять подобной информации, учитывая сумму и характер контракта?

    – Можно заметить, все сообщения, которые прошли в СМИ по этому поводу, имеют один источник, который широко цитировался, часто без ссылки. Это создавало впечатление подтверждения из разных мест. Достаточно проверить любой из них доступными программами подсчета совпадений, чтобы обнаружить, что уникальность текста – порядка 10 процентов. Различаются только вводные слова и названия. Этот источник – блог в «Живом журнале» (ЖЖ) одного известного российского исследовательского центра, который занимается военными вопросами.

    Через некоторое время в украинских СМИ прошла контринформация, вброшенная Укрспецэкспортом. Она тоже была приведена в упомянутом блоге ЖЖ, но с замечанием, что якобы прямого опровержения нет. Однако достаточно почитать комментарии с двух сторон к обеим записям, чтобы прийти к выводу: опровергать особо нечего, обычный сетевой «холивар» на тему, чья бронетехника лучше – российская или украинская. Надо сказать, весь 2012 год в этом блоге проявлялся какой-то нездоровый негативный интерес к продвижению БТР-4Е на мировом рынке. Выглядело это как «джинса» (проплаченный сюжет. – Прим. ред.) в материалах во всех отношениях добротного исследовательского учреждения.

    Удар «Бумеранга»
    Фото: Михаил Ходаренок

    Что касается сути вопроса, с выполнением контракта проблемы действительно есть: из 450 БТР-4 разных модификаций, которые к настоящему времени уже должны были быть поставлены в Ирак, отправлено только 88. Еще 40 машин приняты заказчиком в начале февраля 2012 года, и в настоящее время идет их отгрузка.

    Летом 2012-го данная тема с масштабным выбросом инсайдерской информации и утверждениями, что контракт фактически разорван, активно обсуждалась в украинских изданиях. Объектом критики был относительно недавно созданный Укроборонпром (концерн, объединивший большинство оборонных предприятий, выведенных из состава министерств, и спецэкспортеров) и руководство Министерства обороны. Еще годом ранее в украинской прессе прошла первая волна разоблачений, касавшаяся действий нового руководства Укрспецэкспорта по пересмотру соглашений с иностранными агентами, продвигающими экспортные контракты, в том числе в Ираке (само существование таких агентов – обычная мировая практика). Данный вопрос следует считать закрытым после комментариев, данных в сентябре 2012 года послом Ирака в Киеве, и недавнего подписания заказчиком актов приемки очередной партии БРТ-4Е. Условия контракта пересмотрены в некоторых аспектах, но его основные параметры остаются в силе.

    – К каким последствиям для харьковского завода и ОПК Украины в целом может привести расторжение данного контракта?

    – Если бы контракт расторгли в пользу другой техники, последствия для производителей были бы крайне тяжелыми. Но контракт остается в силе. Может быть, с оглядкой на значительное отставание от графика иракское руководство рассматривает варианты страховки с альтернативными поставщиками. Однако если это и делается, то для стимулирования дисциплины исполнения и, вероятно, для получения от Украины дополнительных бонусов. В 2012 году, как было заявлено на официальном уровне, прошли сложные переговоры и взаимные претензии были сняты. Возможно, Ираку было обещано, что станут поставлять не только базовую модель, но и модернизацию БТР-4МВ по мере ее доведения до серии. Вероятны и какие-то другие бонусы. Но это только мои предположения.

    – Как, по вашему мнению, отреагирует руководство США на расторжение инициированного ими соглашения и может ли шаг иракского правительства свидетельствовать об ухудшении сотрудничества с американской стороной?

    – Скорее всего контракт не может быть расторгнут без согласования с США. В нынешней ситуации вряд ли присутствует американский след на государственном уровне. Возможно, есть какие-то коммерческие противоречия, ведущие к информационным войнам. Но это корпоративный, а не государственный уровень. Проблема существовала год или более назад, когда изменился состав агентов, сопровождавших контракт. Сейчас эта проблема вряд ли присутствует.

    – Кроме того, информация о возможном расторжении контракта появилась через несколько дней после предъявления российским «Газпромом» украинскому «Нефтегазу» претензий за нарушение оговоренных в контракте объемов поставок газа. Есть ли связь между этими событиями?

    – Газовые противоречия, кажется, пронизывают все сферы украинско-российских отношений, но вряд ли они прямо касаются вопроса о БТР-4Е, кроме как общим фоном. Я бы связал нынешнюю информационную волну о поставках этой техники в Ирак с недавним арестом в Астане двух сотрудников Укрспецэкспорта и выполнением контракта на поставку и производство сотни БТР-4Е для Казахстана. По заключенному в мае 2012 года соглашению десять машин должны быть поставлены с Украины, основные – собраны в Казахстане. Это притом что в апреле 2012 года Казахстан заказал в России новую партию БТР-82A из девяноста машин с поставками в 2013–2014-м в дополнение к уже приобретенным в 2011–2012 годах ста машинам. Россия в дальнейшем могла бы рассчитывать на монополию, но появились украинцы с предложением БТР-4Е.

    – Если информация о расторжении многомиллионного контракта является недостоверной, кто, на ваш взгляд, может быть инициатором публикации подобных неподтвержденных слухов? И с какой целью данная информация могла быть опубликована?

    – Причиной появления этой информации является, по моему мнению, промышленная конкуренция, которая прямо не затрагивает государственный уровень. В начале февраля на вооружение Российской армии был принят БТР-82А. При этом Министерство обороны России собирается взыскать с производителя – Арзамасского машиностроительного завода неустойку за срыв гособоронзаказа на 200 бронемашин в 2011–2012 годах. Причиной срыва называют экспортные поставки. То есть предприятие имеет такие же проблемы с выполнением заказов, как и украинские производители бронетехники (серийное производство испытывает трудности). Но в данном случае главный пострадавший – российское военное ведомство, которое не получило то, за что уплачены деньги. При этом на внешних рынках нарастает давление со стороны конкурентов с незалежной. Украина и Россия выбрали разные стратегии создания новой бронетехники. Первая создала небольшой плацдарм – БТР-4Е с пересмотренной компоновкой трансмиссии, позволяющей кормовое десантирование, но без претензии на общую революционность технических решений. С этого плацдарма начато наступление – заключены контракты с Ираком, Казахстаном, подписан меморандум с Индией, ведутся перспективные переговоры еще с несколькими странами. На недавней выставке в ОАЭ была представлена значительно улучшенная модель БТР-4МВ.

    Россия делает ставку на прорывное решение – БТР «Бумеранг». Эта машина еще не готова (опытный образец появится в лучшем случае летом 2013 года). При этом ни БТР-82А, ни забуксовавший БТР-90 не имеют обязательного на сегодня минимума – кормового десантирования (у них выход через боковые люки, ведущий к значительным потерям в условиях боя). Даже при лучших технических показателях по некоторым другим параметрам это очень серьезный фактор, выводящий БТР-4 вперед. Может так случиться, что когда «Бумеранг» будет готов, основные ниши на мировом рынке вооружений будут уже заняты украинской техникой. Отсюда нервозность. Да еще собственное Министерство обороны недовольно или того хуже – ставит в пример украинских производителей бронетехники. Поэтому желание уничтожить конкурента хотя бы информационно вполне объяснимо. В этом и следует искать источник предвзято негативной информации о БТР-4Е последнего времени.

    Подготовил Михаил Симутов

    0 0

    В России нет потенциала для создания отечественного водолазного комплекса

    30 октября 2012 года состоялся спуск на воду океанского спасателя «Игорь Белоусов», на борту которого будет установлен глубоководный водолазный комплекс (ГВК) для спасения экипажей аварийных подводных лодок. Это первый корабль такого класса, построенный для ВМФ России.

    30 октября 2012 года состоялся спуск на воду океанского спасателя «Игорь Белоусов», на борту которого будет установлен глубоководный водолазный комплекс (ГВК) для спасения экипажей аварийных подводных лодок. Это первый корабль такого класса, построенный для ВМФ России. С момента ввода в эксплуатацию его предшественников – спасателей проекта 537 «Эльбрус» и «Алагез» прошло более тридцати лет. Неудивительно, что ГВК судна вызвал среди специалистов большой интерес, а судьба его – оживленные и временами ожесточенные споры.

    Каковы заделы в области строительства глубоководного водолазного комплекса в России на момент закладки «Игоря Белоусова»? Имеет ли страна необходимые научно-технические и производственные основы для создания полностью отечественного комплекса?

    Для ответа на эти вопросы обратимся к истории создания ГВК в России.

    Не имели, не теряли

    В числе отечественных глубоководных водолазных комплексов (см. таблицу) – судовые и береговые ГВК длительного пребывания под давлением. Из рассмотрения исключен импорт. Это ГВК, поставленные на плавучие технические средства Мингазпрома в 80-х годах (буровые суда и платформы, суда обеспечения подводно-технических работ). А также ГВК, установленные на научно-исследовательские суда Академии наук СССР. Исключены и варианты ГВК без режима ДП – это даже не вчерашний, а позавчерашний день. Поэтому отпадают проекты 532, 527 «Эпрон», 530 «Карпаты».

    Глубокие воды в забвении

    Фактически в те годы ГВК строились только по заказу ВМФ и размещались на его объектах за одним лишь исключением: это глубоководный водолазный комплекс проекта 10470 «Акванавт-300», построенный по заказу Мингазпрома и установленный на борту специального судна «Свияга».

    Общими отрицательными чертами отечественных ГВК по сравнению с зарубежными аналогами являлись большие массы (в 1,5–2 раза больше зарубежных образцов) и габариты пультов управления, арматуры и приборов, более низкая точность поддержания заданных параметров дыхательной газовой среды, нерешенность вопросов создания единой кабель-шланговой связки водолазного колокола, лебедок для кабель-шлангов с регулируемым усилием, отсутствие системы возврата и очистки гелия, а также самоходного гипербарического спасательного катера и целый ряд других проблем.

    Все ГВК за двумя исключениями проектировались Западным проектно-конструкторским бюро (с 1998 года объединенным с ПКБ «Алмаз») и СПб МБМ «Малахит» более 30 лет назад. С тех пор к вопросу создания ГВК отечественная промышленность не обращалась. Это повлекло за собой потерю конструкторской школы, а также наработок по элементной базе. На сегодня Россия не обладает научно-техническим и промышленным потенциалом для создания в разумные сроки и за разумные средства отечественного ГВК. Мы можем катать и варить практически любые прочные корпуса барокамер – не более того. Иллюминаторы, люки, вводы и особенно другие составляющие глубоководного водолазного комплекса, такие как системы жизнеобеспечения, контрольно-измерительные приборы и аппаратура газового анализа, системы пожаротушения, кабель-шланговые лебедки, водолазные колокола и водолазное снаряжение, – все это остается для нас нерешенной проблемой.

    Мы не потеряли за последние 30 лет потенциал в части создания ГВК – мы его просто не имели.

    Не изобретая велосипед

    Первое техническое задание на ГВК для «Игоря Белоусова» составлено ВМФ в 2005 году. Проектирование комплекса поручили нижегородскому ОАО «ЦКБ «Лазурит», практически не имевшему опыта проектирования ГВК. В 2009 году заказчик принимает решение привлечь к работам специализированную инофирму. Ею стала итальянская фирма «Драсс-Галеацци». Таким образом, идею создания полностью отечественного глубоководного водолазного комплекса похоронили.

    Глубокие воды в забвении

    В 2012 году ВМФ разрывает контракт с «Лазуритом» и выбирает в качестве нового поставщика ГВК ОАО «Тетис Про».

    Жесткая критика данного решения со стороны ЦКБ «Лазурит» сводилась в основном к следующему. Поставляемый комплекс – не серийное изделие (что требовалось контрактом). Сроки и стоимость поставки, указанные в контракте, нереальны. Фирма «Тетис Про» играет роль посредника. Закупка ГВК по импорту уничтожает сделанный за последние годы отечественными предприятиями большой задел в области ГВК и ставит крест на перспективах развития отечественного глубоководного водолазного дела.

    Понятие серийности для глубоководных водолазных комплексов неоднозначно. С одной стороны, каждый ГВК – штучное изделие, сделанное по индивидуальному заказу, отличающееся числом водолазов под давлением, рабочей глубиной, количеством, размерами и расположением барокамер и пр. Редко, когда один заказчик закупал два-три одинаковых комплекса для установки на свои суда одного проекта. Но совершенно другое дело – элементная база, из которой ГВК собран: иллюминаторы, люки, газовые и электровводы, трубопроводная арматура, светильники, вентиляторы, аппаратура газового анализа, контрольно-измерительная аппаратура, кабели, шланги и пр. Серийной является именно элементная база, которую можно выбирать из каталогов, закупать у поставщика и ставить на свое изделие исходя из его параметров и назначения. Более того, почти по всем комплектующим изделиям существуют так называемые нормальные ряды, рассчитанные на различные рабочие давления, производительность и иные рабочие параметры. Именно серийная элементная база делает не нужным проведение новых дорогостоящих и длительных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) в уже освоенном диапазоне глубин, а сегодня это глубины до 450–500 метров. Отсутствие необходимости в НИОКР резко снижает и стоимость изделия. Серийный экземпляр всегда дешевле головного с отнесением на него стоимости предшествовавших НИОКР. Это объясняет, почему импортный ГВК дешевле отечественного: на импортный идут серийные комплектующие изделия, на отечественном разработка каждого узла требует НИОКР.

    Что же касается возможного срыва сроков поставки и ценовых условий, то это проблемы нового поставщика, который согласно контракту вынужден будет заплатить неустойку.

    Не менее странно говорить и о посредниках. В добавление к поставке в контракте прописан шеф-монтаж оборудования на борту судна. Одно лишь управление этим контрактом требует большого коллектива высокопрофессиональных инженеров, экономистов и управленцев. О каком посредничестве идет речь? Это работа огромная и весьма ответственная: за десятками тонн «железа», километрами трубопроводов и кабелей, сотнями машин и агрегатов стоят не только деньги, но и жизни людей, которые будут работать на этой технике. Так что разговоры о посредниках, способных якобы объединить серийный декомпрессионный и серийный водолазный ГВК, рассчитаны на дилетантов.

    Опасения, что поставка импортного ГВК закроет дорогу развитию строительства отечественных комплексов, напрасны. Такие поставки позволят нашей промышленности сделать шаг вперед, оттолкнувшись от современного уровня водолазной техники.

    Рынок водолазного оборудования

    ЦКБ «Лазурит» работает в области кораблестроения более 60 лет. В послужном списке компании – ГВК спасательной подводной лодки проекта 940 «Ленок». До уровня технического проекта этот комплекс делали специалисты ВМФ. В ЦКБ лишь выпустили рабочую конструкторскую документацию (РКД) по готовым техническим решениям. И было это более 30 лет назад...

    Реально «Лазурит» не имеет ни необходимого опыта, ни потенциала для выполнения такого сложного в техническом и коммерческом отношении контракта, как создание ГВК. И это даже с закупкой основных компонентов комплекса по импорту у «Драсс Галеацци».

    ЦКБ создало спасательные обитаемые подводные аппараты проектов 1855 и 18270 и другие, но к водолазному и тем более глубоководному оборудованию они никакого отношения не имеют. Это совершенно другая техника, элементная база, не имеющая ничего общего с обитаемыми гипербарическими комплексами, в отсеках которых люди находятся под давлением 50 атмосфер в смеси гелия с долями процента кислорода.

    Спрос на барокамеры и судовые водолазные комплексы в стране существует. Но «Лазурит» их не предлагает. Компания не участвует ни в одном конкурсе на поставку судовых водолазных комплексов малых и средних глубин, например, для Госморспасслужбы, которая закупает их для своих серийных спасательных судов. Почему ЦКБ позволяет себе проходить мимо этих заказов, в то время как за эти контракты дерутся коммерческие фирмы и, выиграв, выполняют их в предусмотренные сроки и за указанные в соглашении суммы.

    Недавно ВМФ подписал с одной из коммерческих фирм контракт на поставку малогабаритных одноместных подводных аппаратов. Казалось бы, здесь у «Лазурита» не должно быть проблем. Компания специализировалась именно на малогабаритных обитаемых подводных аппаратах и вполне справедливо гордится созданными аппаратами проектов 1855, 18270, 18271. Возможно, у ЦКБ много других заказов? Тогда почему согласно годовому отчету за 2011 год выручка и прибыль компании систематически падают, а доля выручки от сдачи в аренду помещений в общем объеме доходов растет?

    Имея хороший старт с ГВК-500, «Лазурит» потерял, не успев завоевать, свое место на отечественном рынке водолазных комплексов. Именно за эти годы коммерческие фирмы «Тетис Про», «Дайвтехносервис», «Аквавелсервис» освоили в производстве и успешно поставляют мелководные водолазные комплексы. Только что российская фирма, специализирующаяся на строительстве подводных трубопроводов и монтаже иного подводного оборудования, закупила у одной из азиатских фирм-изготовителей глубоководный комплекс с привлечением фирмы «Дайвтехносервис». Таким образом, с точки зрения специалистов, «Лазурит» на рынке водолазного оборудования недееспособен.

    Спрос на работоспособную и конкурентоспособную водолазную технику в стране есть, и это понимают коммерческие фирмы. Какое место на рынке подводной техники может занять такая организация, как «Лазурит» с ее славным прошлым и могучим производственным потенциалом? Компания могла бы стать мощным игроком на рынке подводного оборудования. Правда, для этого надо что-то делать.

    Дороги, которые мы выбираем

    С потерей заказа на ГВК для «Игоря Белоусова» жизнь для «Лазурита» не кончается. Бюро по-прежнему имеет контракты на модернизацию созданных здесь в 80–90-х годах подводных аппаратов серий «Приз» и «Бестер», а также на разработку нового аппарата проекта 18271 для «Белоусова». Фирма жизнеспособна. Просто руководство ЦКБ должно крутиться не только по бюджетным коридорам и кабинетам, но и среди реальных заказчиков с их реальными контрактами и реальными деньгами...

    Автор не питает иллюзий и относительно «Тетис Про». Компании явно недостает классической советской конструкторской школы со всеми ее атрибутами, а собственная производственная база могла бы быть помощнее. Но объективно ее развитие впечатляет. За несколько лет из развалившегося совкового почтового ящика эпохи развитого социализма (КБ кислородной дыхательной аппаратуры в городе Орехове-Зуеве, вошедшего в 90-е годы в группу «Тетис») удалось создать современное предприятие – ОАО «КАМПО», выпускающее серийно водолазную технику. В состав этой компании, вооруженной по последнему слову техники, в том числе автоматическими рабочими местами конструкторов, входят обрабатывающие центры в цехах и специализированная испытательная база. Несколько лет назад «Тетис Про» ввела в эксплуатацию производственный корпус под Москвой с офисными, конструкторскими помещениями, опытно-экспериментальным производством, испытательным бассейном глубиной восемь метров, учебным классом для подготовки и сертификации персонала заказчика, сборочно-испытательным цехом, огромными современными складами и базой комплектации. И все это без единой копейки из государственного бюджета, только за счет своей работы.

    В значительной степени вышесказанное относится и к ООО «Дайвтехносервис». Здесь также налицо прогресс и развитие конструкторской и производственной базы, явно заметны инвестиции руководства компании в собственное развитие. Компания определила свое место на рынке водолазной, подводной техники. У нее есть определенный круг заказчиков, которые доверяют фирме и постоянно обращаются к ее услугам. А проблемы те же самые, что и у ОАО «Тетис Про»: значительный упор на коммерцию, недостаток собственных конструкторских и производственных мощностей. Главным же остается постоянный прогресс во всех сферах деятельности, рост доли собственного производства и разработок.

    Иногда «Тетис Про», другим коммерческим фирмам ставят в упрек, что они берут на работу отставных военных, используя их по прямой специальности. Это не недостаток – это достоинство фирмы. Компании не просто приобретают поистине золотой фонд работников – грамотных, дисциплинированных, ответственных, имеющих практический опыт, но и трудоустраивают тех, кто вышел в отставку, но так и не сумел адаптироваться в гражданском мире.

    Все фирмы в мире при возможности берут подобных людей на работу и, как правило, не жалеют об этом. Инвестиции в производственный коллектив наиболее эффективны, ведь любая компания – это прежде всего ее сотрудники, а лишь потом здания и оборудование.

    В целом же тот факт, что у нас в стране через несколько лет появится современное судно, способное обеспечить водолазные работы на глубинах 450–500 метров, позволяет надеяться: не все для водолазного дела России потеряно.

     

    Справка «ВПК»

    ГВК «Игоря Белоусова»

    Глубокие воды в забвении

    Комплекс представляет собой установленные стационарно на борту судна и соединенные между собой шесть жилых барокамер, в которых под давлением 45–50 атмосфер (соответствующим глубине 450–500 м) живут 24 водолаза-глубоководника. Во время работы они в специальном герметично стыкующемся с судовыми барокамерами водолазном колоколе спускаются на находящийся под водой на глубине до 450–500 метров объект, в течение нескольких часов работают на нем, затем возвращаются в колокол и под тем же давлением поднимаются на поверхность. Здесь колокол стыкуют с судовыми барокамерами, водолазы переходят в их жилые отсеки и, не проходя декомпрессии, отдыхают до следующего спуска. Их место в водолазном колоколе занимает другая смена, а затем следующая. Так в течение двух-трех недель или до окончательного выполнения задания обеспечивается практически постоянная деятельность. Декомпрессию водолазы проходят один раз – в конце работ или по завершении допустимого времени пребывания под давлением. Во время нахождения людей в барокамерах давление дыхательной смеси, ее состав, температуру и влажность поддерживают автоматически специальные системы жизнеобеспечения. Управление всеми агрегатами комплекса производится с центрального и вспомогательных пультов управления ГВК. Запас компонентов дыхательной смеси содержится в баллонах высокого давления, отработанная гелиокислородная дыхательная смесь собирается, очищается и вновь закачивается в баллоны для повторного использования.

    Павел Боровиков,
    кандидат технических наук, старший научный сотрудник, начальник отдела техники и технологии подводной добычи нефти и газа ДОАО «ЦКБН» ОАО «Газпром»

    0 0

    Флот будет меньшим по составу, но станет обладать большими боевыми возможностями

    В последние годы наблюдается резкий рост конкуренции в сфере военно-морской техники (ВМТ). Оценка положения корабля на мировом рынке во многом зависит от наличия на нем последних достижений передовых технологий, в частности «Стелс». Несмотря на отсутствие объективных данных для оценки эффективности стелс-архитектуры в реальных боевых действиях, она является показателем новизны корабля, которая, безусловно, привлекает внимание потенциального покупателя.

    В последние годы наблюдается резкий рост конкуренции в сфере военно-морской техники (ВМТ). Оценка положения корабля на мировом рынке во многом зависит от наличия на нем последних достижений передовых технологий, в частности «Стелс». Несмотря на отсутствие объективных данных для оценки эффективности стелс-архитектуры в реальных боевых действиях, она является показателем новизны корабля, которая, безусловно, привлекает внимание потенциального покупателя.

    Все большее значение при продажах приобретает возможность совместного (или лицензионного) строительства корабля. В первую очередь это связано со стремлением стран-импортеров к развитию собственной промышленности. Однако вопрос о продаже лицензий требует всесторонней оценки, поскольку имеющиеся примеры срыва сроков и низкого качества продукции, произведенной импортером по лицензии, наносят ущерб и репутации экспортера.

    В настоящем обзоре рассмотрены тенденции на рынках фрегатов, корветов, десантных кораблей, патрульных и ракетных катеров. Эскадренные миноносцы из анализа исключены, поскольку сейчас потребность в эсминцах в основном испытывают те страны, которые способны их самостоятельно производить и таким образом не нуждаются во внешних закупках этих кораблей.

    Фрегаты

    Класс фрегатов является самым популярным на мировом рынке. За последние 30 лет было продано 214 фрегатов (более трети всех проданных за этот период надводных кораблей и подводных лодок), что связано со следующими основными факторами:

    Мировой рынок надводных кораблей

    • в данный класс попадают эскадренные миноносцы предыдущих поколений (например тип 22 ВМС Великобритании), которые активно распродаются в развивающиеся страны по завершении службы в своих ВМС;
    • корабли этого класса обладают достаточно высокими боевыми возможностями при относительно небольшой по сравнению с эскадренными миноносцами стоимости, что позволяет их приобретать и содержать странам с ограниченными финансовыми возможностями.

     

    Большую конкуренцию на рынке фрегатов представляют корабли, продающиеся из состава ВМС ведущих стран. В 1981–2011 годах их было продано 95 единиц или около 45 процентов от общего количества реализованных фрегатов. В первую очередь это были фрегаты Oliver H. Perry из состава ВМС США. Хотя эти корабли уступают по характеристикам практически всем предложениям, представленным сегодня на рынке, они успешно продаются, в том числе благодаря поддержке со стороны американского правительства.

    Количество фрегатов, построенных совместно или по лицензии (65 единиц), больше, чем кораблей, построенных на верфях в странах-продавцах (54 единицы). За последние 30 лет доля кораблей совместной постройки увеличилась.

    Рисунок 1

    Рассмотрим динамику продаж фрегатов по уровням водоизмещения (см. рис. 1). Фрегаты водоизмещением менее 3000 тонн можно назвать «переразмеренными корветами»: по боевым возможностям и стоимости они незначительно от них отличаются. Относительно большое количество проданных кораблей этой группы в 80-е годы объясняется желанием многих развивающихся стран иметь корабль более высокого класса за относительно небольшую прибавку по отношению к стоимости корвета. Однако сейчас доля таких кораблей неуклонно сокращается – в основном за счет роста доли кораблей водоизмещением 3500–4000 тонн.

    Малые фрегаты (3000–3500 тонн) имеют меньшую распространенность, которая практически не зависит от периода. Это можно объяснить тем, что по показателю эффективность-стоимость такие корабли хуже, чем фрегаты большего водоизмещения. При вооружении, лишь немного превышающем вооружение корвета, для малых фрегатов уже требуются энергетическая установка и численность экипажа практически такая же, как для полноценных фрегатов (водоизмещение 3500–4000 тонн). В результате корабли этой группы оказываются востребованными небольшим количеством стран.

    Средние фрегаты водоизмещением 3500–4500 тонн являются самой многочисленной группой. Эти корабли обладают большой привлекательностью, водоизмещение позволяет разместить на них вооружение, по качественному составу практически соответствующее вооружению эскадренных миноносцев и уступающее количественным характеристикам (боезапасу, числу антенных постов). Благодаря этому фрегаты этого водоизмещения способны выполнять стоящие перед многоцелевыми кораблями основные задачи (ударная, противовоздушная, противолодочная, поддержка десанта) с высокой эффективностью.

    Мировой рынок надводных кораблей

    Дальнейшее увеличение водоизмещения (до 4500–5000 тонн) не ведет к значительному росту боевых возможностей при одновременном увеличении цены. Такие корабли не пользуются популярностью, поскольку цена единичного корабля составляет уже значительную сумму для развивающейся страны. Всего за рассматриваемый период было продано 15 кораблей этой группы.

    Фрегаты большего водоизмещения (более 5000 тонн) можно назвать «уменьшенными эсминцами», так как по своей стоимости и боевым возможностям они количественно и качественно приближаются к ним. Эта группа кораблей тяготеет к увеличению водоизмещения, что ведет к переходу границы в 6000 тонн и строительству их как малых эскадренных миноносцев. Увеличение продаж кораблей этой группы в дальнейшем следует связывать с тем, что европейские державы сегодня активно строят подобные корабли для своих ВМС и предлагают их на экспорт.

    В целом важно отметить увеличение доли средних фрегатов при значительном снижении доли малых.

    Корветы

    Несмотря на относительную дешевизну, кораблей класса корветов строится значительно меньше, чем фрегатов. Это связано с наличием на рынке большого количества кораблей класса фрегатов, выводящихся из состава ВМС ведущих стран. При близкой или даже меньшей стоимости у такого корабля будут аналогичные боевые возможности, большая мореходность и большее военно-политическое значение. Высокие затраты на содержание и быстрое моральное устаревание в этом случае для ряда стран имеют второстепенное значение. С 1980 по 2011 год было продано 153 корвета.

    В отличие от фрегатов в классе корветов практически отсутствуют продажи кораблей из состава ВМС (всего 12 единиц за рассматриваемый период). Это отчасти объясняется малым количеством кораблей данного водоизмещения в составе ВМС ведущих стран.

    Рисунок 2
    Мировой рынок надводных кораблей

     Динамика проданных корветов по водоизмещению представлена на рисунке 2. Большое количество кораблей в диапазоне менее 850 тонн объясняется их малой стоимостью. При существующей тенденции уменьшения габаритов оружия водоизмещение 500–850 тонн является уже достаточным для размещения на корабле ударного и зенитного вооружения, а иногда и противолодочного, обеспечивающего необходимую эффективность выполнения соответствующих задач. Поэтому в качестве многоцелевого корабля ближней морской зоны часто выбирается корабль водоизмещением 500–850 тонн. За рассматриваемый период их продано 55 единиц – более трети от общего количества поставленных на экспорт корветов.

    Увеличение количества проданных корветов водоизмещением более 1500 тонн объясняется тем, что на этих кораблях теперь возможно полноценное базирование вертолета, размещение которого на корветах является уже общепринятым.

    Рынок корветов сейчас следует рассматривать как один из самых динамичных. Важной особенностью этого класса кораблей является заказ сравнительно больших серий одним покупателем, что можно связать с желанием ряда импортеров сократить многотипность кораблей и соответственно уменьшить расходы на их эксплуатацию. Наиболее перспективными следует считать корветы водоизмещением от 1000 до 2500 тонн, имеющие базовую конструктивно-компоновочную схему с возможностью изменения конфигурации проекта под конкретные требования заказчика.

    Десантные корабли

    В отличие от кораблей основных классов десантные корабли не имеют сложных комплексов оружия и вооружения, поэтому их создание доступно многим странам, не обладающим развитой оборонной промышленностью. Совместное производство кораблей этого класса практикуется редко и только для наиболее технически сложных проектов – универсальных десантных кораблей.

    Рисунок 3
    Мировой рынок надводных кораблей

     Рассматривая динамику продаж десантных кораблей (см. рис. 3), можно сделать следующие выводы:

    • продажи малых десантных кораблей имеют низкий уровень, однако остаются практически постоянными;
    • продажи средних десантных кораблей, имевших большую популярность до 1990 года, существенно уменьшились и в планах не заявлены;
    • увеличиваются продажи кораблей большого водоизмещения: десантных вертолетных кораблей-доков (ДВКД) и универсальных десантных кораблей (УДК), поскольку современные десантные силы опираются в первую очередь на высадку личного состава с помощью вертолетов.

     

    Патрульные катера

    Рынок патрульных катеров характеризуется наибольшей конкуренцией, что связано, с одной стороны, с большими потребными объемами, а с другой – с наличием широкого круга разработчиков и строителей, далеко выходящего за перечень традиционных ведущих мировых производителей боевых кораблей. Кроме того, в этой нише рынка наблюдается активная международная кооперация по системам, оборудованию и вооружению катеров, а также предложение лицензионного строительства на верфях заказчика.

    Анализ статистических данных по патрульным катерам, находящимся в настоящее время в составе ВМС стран мира, позволяет сделать следующие выводы:

    • самыми распространенными являются патрульные катера водоизмещением до 150 тонн, составляющие около 2/3 общего количества. Крупные патрульные катера водоизмещением 400–500 тонн насчитывают лишь четыре процента от общего количества катеров;
    • абсолютное большинство патрульных катеров имеет скорость хода до 30 узлов. Скоростями хода свыше 40 узлов обладает 10 процентов катеров;
    • около 90 процентов катеров имеет дальность плавания не более 2000 миль;
    • около 40 процентов патрульных катеров оснащено лишь пулеметным или ручным оружием. Наиболее распространенными калибрами артиллерии являются калибры 20 и 40 миллиметров.

     

    Ракетные катера

    Основные тенденции в развитии ракетных катеров заключаются в оснащении их эффективными средствами освещения надводной обстановки, в повышении их мореходности, автономности, обитаемости, дальности плавания, надежности и простоты в эксплуатации. В обеспечении надежности важную роль играет большой ресурс двигателей главной энергетической установки.

    Большая часть ракетных катеров экспортируется. Наиболее распространенными являются ракетные катера водоизмещением 200–300 тонн. Отметим, что 70 из 172 импортированных различными странами катеров водоизмещением 200–300 тонн – это катера проекта 205, поставленные Россией/СССР, а еще 35 единиц – это китайские катера типа 021 (Huangfen) – аналог проекта 205, но оснащенные ракетами типа С-801, С-802 производства КНР.

    Учитывая сократившиеся потребности мирового рынка в ракетных катерах, наиболее перспективными на среднесрочную перспективу следует рассматривать проекты катера меньшего водоизмещения и небольшой стоимости.

    Заключение

    Под влиянием общих тенденций, складывающихся в начале ХХI века, возрастают требования заказчиков к кораблям. В перспективе флот будет меньшим по составу, но состоящим из кораблей, обладающих большими боевыми возможностями.

    Оценка положения проекта на мировом рынке во многом зависит от наличия на нем последних достижений передовых технологий, в частности стелс-архитектуры на надводных кораблях и анаэробной энергетической установки на подводных лодках. Необходимо сосредоточить внимание на продвижении современных проектов, удовлетворяющих требованиям рынка.

    Важным фактором, влияющим на продажи, является возможность совместного строительства корабля или по лицензии. В условиях повышенного интереса к этому виду ВТС надо более активно предлагать соответствующие варианты заказа кораблей, учитывая поиск и реализацию совместных программ сотрудничества с ведущими западными производителями для поставок в третьи страны с целью удешевления контрагентских закупок, создания региональных центров ремонта и обслуживания российской ВМТ на территории наиболее успешных импортеров.

    Алексей Быков,
    заместитель начальника отдела НИИ кораблестроения и вооружения ВМФ ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия»
    Александр Ваучский,
    главный научный сотрудник НИИ кораблестроения и вооружения ВМФ ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия», доктор технических наук, доцент
    Кирилл Рожин,
    заместитель начальника отдела НИИ кораблестроения и вооружения ВМФ ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия», кандидат технических наук, доцент

    0 0

    Минобороны делает ставку на высокие ТТХ перспективных моделей КАМАЗа

    Значительную часть автомобильного парка Вооруженных Сил России составляют машины марки КАМАЗ. В армии их насчитывается свыше 50 тысяч единиц. На шасси отечественного автогиганта монтируется более 350 образцов вооружения и военной техники. Сегодня ОАО «КАМАЗ» предлагает войскам ряд принципиально новых машин, отличающихся повышенными ТТХ.

    Значительную часть автомобильного парка Вооруженных Сил России составляют машины марки КАМАЗ. В армии их насчитывается свыше 50 тысяч единиц. На шасси отечественного автогиганта монтируется более 350 образцов вооружения и военной техники. Сегодня ОАО «КАМАЗ» предлагает войскам ряд принципиально новых машин, отличающихся повышенными ТТХ.

    Военная карьера КАМАЗов началась в Афганистане, где на долю этих машин выпало большинство грузовых перевозок. Имеющиеся на тот момент грузовые автомобили «Урал-375», ЗИЛ-131, ГАЗ-66 были оснащены бензиновыми двигателями, которые отличались не только высоким расходом топлива, но и неустойчивой работой на высокогорье. В 1976 году в Набережных Челнах начали сходить с конвейера грузовики КАМАЗ-5320 (6х4), и практически сразу было принято решение направить их в зону конфликта.

    Одним из недостатков этого автомобиля, как и всех остальных, стоящих на вооружении, стала малая для преодоления горных и других сложных участков мощность. Разработчики решили эту проблему, создав в 1981 году полноприводную модель КАМАЗ-4310 (6х6) грузоподъемностью шесть тонн.

    Но оставалась нерешенной главная задача – защита водителя и пассажиров. За годы афганской кампании наши войска потеряли 11 369 автомобилей всех типов. Сколько при этом погибло личного состава, доподлинно неизвестно. В этот период бронезащитой впервые начала заниматься отечественная промышленность. Разработанные специальные экраны массово устанавливались снаружи автомобилей. Эти меры хоть и позволили увеличить защищенность, но по опыту первой и второй чеченской кампаний оказались недостаточными.

    Броня для личного состава

    Первой камской машиной с наружной экспериментальной бронезащитой стал КАМАЗ-4350. Работы по проекту начались после Постановления правительства № 721-161 от 24 июня 1987 года. Семейство получило обозначение «Мустанг». Это КАМАЗ-4350, КАМАЗ-5350 и КАМАЗ-6350 с колесной формулой 4х4, 6х6 и 8х8 соответственно. Прототипы созданы в начале 90-х, а пилотная партия выпущена в 1995 году. Автомобили получили 10-ступенчатую КПП, модернизировали сцепление, усиленные раздаточную коробку, карданные валы и многое другое. Доработали шасси под установку фитинговых креплений для использования сменяемых кузовов контейнерного типа. Проходимость удалось существенно увеличить за счет применения межколесных блокируемых дифференциалов и новых широкопрофильных шин.

    Новый облик армейского автомобиля
    Фото: Евгений Друзин

    В январе 1999 года эти КАМАЗы, получив одобрение ГАБТУ МО РФ, были объявлены приоритетным видом автомобильной техники для подразделений МО и МЧС России и рекомендованы межведомственной комиссией к серийному производству. Приказом министра обороны РФ № 340 от 28 августа 2002 года указанные модели приняли на снабжение Вооруженных Сил. В 2003-м автомобили получили новые двигатели стандарта «Евро-2» и в том же году в войска поступила первая партия из семи комплектов машин.

    Семейство «Мустанг» стало первым, на котором по требованию заказчика устанавливалась кабина со скрытым бронированием с уровнем бронезащиты класса 3 или 5а. Кроме этого в 2005-м начат выпуск бронированного КАМАЗ-5350 с комплектом дополнительной защиты и защищенным многофункциональным модулем ММ-501. Автомобиль предназначен для перевозки личного состава с обеспечением защиты от средств поражения по 5-му классу. Он также оборудован комплектом дополнительной защиты (КДЗ), прошедшим ходовые испытания в 21-м НИИ и выдержавшим испытания на противопульную стойкость от осколочно-фугасного воздействия в 38-м НИИИ МО РФ. КДЗ – надежный экран от пуль ЛПС и ПС с ТУС калибра 7,62 миллиметра. Кроме этого реализована защита аккумуляторных батарей, топливных баков, агрегатов и узлов двигателя от фугасного воздействия и осколков ручных гранат типа Ф-1, в том числе при наземном подрыве под днищем машины.

    Также на агрегатной базе КАМАЗ-4350 был создан специальный бронированный по 6-му классу КАМАЗ-43269 «Выстрел», рассчитанный на перевозку десяти военнослужащих. Это защищенное транспортное средство массово в Российскую армию не поставлялось, однако пользуется стабильно высоким спросом у ФСИН в качестве замены БТР-80.

    Следующим этапом развития военных КАМАЗов стало появление семейства автомобилей повышенной грузоподъемности. Эти многофункциональные шасси предназначены для монтажа вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ) массой от 15 до 24 тонн, а также буксировки прицепных артиллерийских систем, специальных и транспортных прицепов и полуприцепов массой до 85 тонн по дорогам с твердым и грунтовым покрытием, отдельным участкам местности. Этим машинам разработчики присвоили неофициальное обозначение «Торнадо».

    Проведенные ОКР показывают возможность применения «Торнадо» для замены устаревших транспортных баз под монтаж как вновь разрабатываемых, так и модернизируемых ВВСТ.

    Перспективные машины

    Вооруженный конфликт августа 2008 года стал негласной отправной точкой начала работ по поиску технического облика и разработке принципиально иного подхода к созданию военной автомобильной техники (ВАТ) нового поколения.

    Концепция развития ВАТ на период до 2020 года предусматривает уменьшение номенклатуры армейских машин, повышение защищенности специальной техники и создание на базе коммерческих автомобилей тыловых.

    Определены также основные направления создания перспективной военной техники. В новых моделях следует резко повысить мобильность, обеспечивая тем самым высокие максимальные и средние скорости при движении по всем типам дорог и местности. Необходимо в полтора-два раза увеличить надежность за счет внедрения встроенных систем диагностики и предупреждения о предельном состоянии. Иные правила устанавливаются в отношении живучести – она должна вырасти в два раза. Достичь этого планируется за счет повышения скрытности и защищенности. Помимо технических требований возрастают и эксплуатационные: будущая техника позволит сократить время на подготовку к применению, а также снизить затраты на техническое обслуживание.

    Если перейти к конкретным цифрам, то требования к новому поколению машин выглядят следующим образом: мобильность должна обеспечиваться максимальной скоростью 100–105 километров в час, средние скорости движения по грунтовым дорогам – 40–45 километров в час, запас хода – 1000–1200 километров. Высокая проходимость реализуется за счет регулируемого дорожного просвета 400–550 миллиметров, углов свеса 40–45 градусов, шин с рисунком высокой проходимости и системы регулирования давления.

    Защищенность военного автомобиля будущего достигается комбинированной броней с уровнем защиты от стрелкового оружия по четвертому – шестому классам, минной стойкостью второго – четвертого классов, а также боестойкими колесами.

    Для большей безопасности вводится обязательное наличие антиблокировочной (АБС) и противобуксовочной (ПБС) систем.

    Типаж ВАТ нового поколения должен быть представлен машинами поддержки боевых действий (защищенные), автомобилями и шасси для решения логистических задач, а также специальными шасси под монтаж и обеспечение боевого применения вооружения.

    Прорывные решения

    15 марта 2013 года на заводском полигоне в Набережных Челнах был представлен весь модельный ряд КАМАЗов, поступающих в Вооруженные Силы. Наибольшее внимание привлек первенец нового поколения российских специальных автомобилей – «Тайфун-К», об особенностях которого рассказал заместитель главного конструктора предприятия Юрий Кухаренко.

    Тактические защищенные автомобили нового поколения серии «Тайфун» могут иметь как модульную конструкцию, так и однообъемный корпус. Они предназначены для выполнения боевых задач, в том числе со смонтированными ВВСТ, а также для тылового и других видов обеспечения: перевозки личного состава и грузов. Семейство включает машины с колесной формулой 4х4, 6х6 и 8х8.

    В настоящее время для оценки правильности конструкторских решений созданы опытные образцы «Тайфун-К» 6х6. Многие характеристики этой разработки остаются секретными, но некоторые подробности узнать все же удалось.

    Известно, что агрегатная база новинки не имеет ничего общего с выпускаемыми в настоящее время автомобилями. Полностью независимая подвеска всех шести колес позволила реализовать требования к повышению скорости движения по грунтовым дорогам и увеличить проходимость за счет применения системы изменяемого дорожного просвета. Однако такое решение помимо улучшения характеристик влечет за собой и рост инвестиций в проект, потому как организация серийного производства потребует создания новых производственных мощностей. Этот недостаток конструкторы принимают во внимание, но просят военных ответить на вопрос: в какую сумму армейское руководство оценивает жизнь солдата?

    Известно также, что в разработке бронезащиты перспективной модели принимал участие и саровский ядерный центр. Впервые в практике российского автомобилестроения применяется керамическая броня, производство которой необходимого количества и качества успешно организовано в Новосибирске. Это решение, по словам генерального директора ОАО «КАМАЗ» Сергея Когонина, позволило достигнуть такого уровня защищенности машины, который превосходит требования, заложенные в ТТЗ.

    Еще одним обязательным условием стало использование автоматической трансмиссии. К такому выводу специалисты предприятия пришли, проанализировав уровень профессиональной подготовки солдат и сержантов. Применение АКПП позволит снизить вероятность ошибки водителя и риск поломки дорогостоящей техники. Неизвестно, кто станет поставщиком трансмиссии, но по всей вероятности, выбор будет сделан в пользу продукции ООО «ЦФ КАМА» – совместного предприятия германского концерна Zahnrad Fabrik и ОАО «КАМАЗ».

    Открытым остается вопрос и о силовом агрегате. Опытные образцы оснащены дизельным двигателем с турбонаддувом мощностью 550 лошадиных сил, но каких-либо подробностей о нем не сообщается.

    Разработка двигателя для автомобилей будущего является ключевым моментом, от которого зависит, удастся ли реализовать все высокие характеристики, заложенные в проект. Выпускаемые сегодня силовые агрегаты не удовлетворяют предъявляемым требованиям по максимальной скорости и мобильности.

    Проблему прекрасно понимают конструкторы. Поэтому они активно работают над созданием перспективного семейства дизельных двигателей с мощностным диапазоном 750–1500 лошадиных сил. Целью данного проекта является формирование линейки силовых агрегатов R6, V8 и V12, включая разработку документации, изготовление опытных образцов, проведение комплекса испытаний, а также управление и выбор поставщиков, подготовку и организацию производства двигателей. Это семейство предназначено для применения на автомобильной технике специального назначения, на колесных транспортерах большой грузоподъемности для решения задач по перевозке наиболее громоздких технологических агрегатов массой 20 и более тонн, а также высокофорсированных версий для транспортных средств многоцелевого назначения.

    Вряд ли предприятию удастся реализовать этот грандиозный проект в одиночку. Для решения этой амбициозной и масштабной задачи необходимо придать программе статус государственной, что позволит сконцентрировать необходимые финансовые и интеллектуальные ресурсы.

    Помимо силовой установки и АКПП для армейского автомобиля потребуется организация производства многих других агрегатов и узлов, которые в настоящее время отечественной промышленностью серийно не выпускаются. Это гидропневматическая независимая подвеска, ведущие мосты с центральным и колесным редуктором, лебедка с гидравлическим приводом и многое другое.

    Отдельная проблема – производство бронестойких шин. До сих пор российская промышленность даже не приступала к их разработке. Предприятия не хотят вкладывать собственные средства, что легко объясняется невысоким спросом, а проведение НИОКР и организация серийного выпуска сделают эти шины «золотыми».

    Российская армия нуждается в современных и надежно защищенных автомобилях. На лето 2013 года запланировано начало производства на ОАО «КАМАЗ» опытной партии подобных машин по заказу Минобороны. Это позволяет надеяться, что Вооруженные Силы уже в ближайшем времени пополнятся новыми моделями, в создании которых использован не только мировой опыт, но и последние достижения отечественных автомобилестроителей.


    0 0

    Китай вошел в мировую пятерку крупных поставщиков вооружения

    Объем мировых сделок по обычным вооружениям с 2008 по 2012 год возрос на 17% по сравнению с предыдущим периодом (2003–2007). Об этом говорится в новом опубликованном докладе Стокгольмского института исследований проблем мира (СИПРИ) о торговле оружием за 2012 год. Самыми крупными поставщиками оружия в 2008–2012 годах были США, Россия, Германия, Франция и Китай, сменивший на пятой позиции Великобританию.

    Объем мировых сделок по обычным вооружениям с 2008 по 2012 год возрос на 17% по сравнению с предыдущим периодом (2003–2007). Об этом говорится в новом опубликованном докладе Стокгольмского института исследований проблем мира (СИПРИ) о торговле оружием за 2012 год. Самыми крупными поставщиками оружия в 2008–2012 годах были США, Россия, Германия, Франция и Китай, сменивший на пятой позиции Великобританию.

    Новый лидер в торговле оружием

    Впервые со времени окончания холодной войны среди лидеров в экспорте продукции военного назначения (ПВН) оказалась страна, не входящая в Европу и Северную Америку.

    Что касается пятерки в целом, то по сравнению с предыдущим периодом объем ее поставок увеличился на 14%, в то время как доля в глобальной торговле оружием сократилась на 3% – с 78 до 75%. При этом на долю США и России приходится 30 и 26% мировых поставок оружия за указанный период соответственно.

    За 2003–2007 и 2008–2012 годы увеличились поставки ПВН в страны Азии и Океании (35%), Северную и Южную Америку (34%) и Африку (104%), в то время как сократились поставки ПВН в Европу (20%) и на Средний Восток (7%).

    Наиболее заметными событиями 2012 года стали принятие на вооружение первого китайского авианосца и получение Индией от России первой атомной подводной лодки класса «Акула» в лизинг, отмечается в отчете СИПРИ.

    Крупнейшие экспортеры ПВН в 2008–2012 годах

    США.На долю Соединенных Штатов Америки в 2003–2007 годах пришелся 31% от мирового объема экспорта ПВН, в то время как в 2008–2012-м – 30%. По данным СИПРИ, крупнейшими получателями американской ПВН за отчетный период стали Республика Корея (12%), Австралия (10%), ОАЭ (7%). На остальные страны в общей сложности пришлось 70% американского военного экспорта.

    Если рассматривать распределение военного экспорта США по регионам, то крупнейшим его получателем стали Азия и Океания (45%), на Средний Восток пришлось 27%, на Европу – 18%.

    Среди американского военного экспорта в 2008–2012 годах лидирующее положение занимает авиационная техника (62%), в поставки которой вошли 49 боевых самолетов, включая первые два экспортных истребителя пятого поколения F-35 для Великобритании. Как полагают европейские аналитики, в перспективе именно эти самолеты будут доминировать в экспорте американской авиационной техники.

    В 2008–2012 годах в число крупных импортеров ПВН США вошли Ирак и Афганистан, вооруженным силам которых будет передан оперативный контроль после вывода американских войск из этих стран. За этот период Ирак и Афганистан получили по 4% от всего объема американской экспортной ПВН. Поставки включали большое количество легких боевых бронированных машин (ББМ) для проведения операций по обеспечению внутренней безопасности. Кроме того, Ирак также получил танки и 36 истребителей F-16.

    Россия.На долю РФ в 2003–2007 годах пришлось 24% от мирового объема экспорта ПВН, в то время как в 2008–2012-м – 26%. В российском военном экспорте основную долю составили авиационная техника и управляемые ракеты – 46 и 20% соответственно. В 2008–2012 годах 65% поставок России были осуществлены в страны Азии и Океании, 17% – в Африку и 9% – в страны Ближнего Востока.

    Самым крупным импортером российской военной техники была Индия (35%). Кроме нее, в ведущую пятерку входят Китай (15%), Алжир (14%), Вьетнам и Венесуэла. На две последние страны, а также на других покупателей ПВН России за последний четырехлетний период приходится 36% российского военного экспорта.

    Новый лидер в торговле оружием
    Графика Валентины Никоноровой

    По оценкам экспертов, в анализируемый период Россия способствовала существенному увеличению военного потенциала в Юго-Восточном Азии за счет поставок Индонезии, Малайзии и Вьетнаму 37 многоцелевых истребителей Су-30МК и Су-27С, а также значительного количества управляемых ракет.

    Также, по имеющимся данным, Россия экспортировала в 26 стран 343 вертолета Ми-17, предназначенных как для военных целей, так и для обеспечения внутренней безопасности. Почти половина из них поставлена в государства Азии и Океании (166 единиц). Северная и Южная Америка получила 57 винтокрылых машин, Ближний Восток – 48, Европа – 43 и Африка – 29.

    Как отмечают эксперты СИПРИ, в 2012 году российские компании проявляли заинтересованность в расширении производственного сотрудничества со странами – получателями российской военной техники, а также в экспорте в регионы, являвшиеся серьезными импортерами советских вооружений.

    Германия.Военный экспорт в период между 2003–2007 и 2008–2012 годами сократился на 8%. Это снижение объясняется завершением выполнения поставок по некоторым крупным контрактам на экспорт военно-морской и сухопутной техники, заключенным в начале предыдущего десятилетия.

    Новый лидер в торговле оружием
    Коллаж Андрея Седых

    В 2003–2007 годах на долю Германии пришлось 10% от мирового экспорта ПВН, в то время как в 2008–2012-м – 7%. За последний четырехлетний период европейские страны получили из Германии 35% от ее суммарного объема военного экспорта, страны Азии и Океании – 31%, Северная и Южная Америка – 17%, Средний Восток – 14%. Наиболее крупными импортерами германской ПВН из европейских стран стали Греция (10%) и Испания (7%), из азиатских стран – Республика Корея (10%), на остальные государства пришлось 72% немецкого военного экспорта.

    В настоящее время продолжаются переговоры по ряду крупных поставочных контрактов. В их числе возможная поставка Саудовской Аравии более 600–800 основных боевых танков (ОБТ) «Леопард-2A7», до 100 ББМ «Динго-2» и несколько сотен ББМ «Боксер», возможная поставка Катару более 200 ОБТ «Леопард-2A7». В 2012 году эти вероятные сделки наряду с уже согласованными контрактами на поставку ПВН в Алжир были в центре политических дебатов в самой Германии по поводу допустимого уровня экспорта вооружений и военной техники.

    Франция.Военный экспорт в период между 2003–2007 и 2008–2012 годами сократился на 18%. В 2003–2007-м на долю Франции пришлось 9% от мирового экспорта ПВН, в то время как в 2008–2012 годах – 6%. За последний четырехлетний период 54% французской ПВН получили Азия и Океания, европейские страны – 14%, Африка – 13%. Главными импортерами французской ПВН за этот период являются Сингапур (21%), Китай (12%), Марокко (10%). На другие страны пришлось 57%. Как и в Германии, падение французского военного экспорта объясняется завершением выполнения ряда крупных контрактов на поставку военно-морской техники (ВМТ), а также авиационной и сухопутной техники, заключенных в начале прошлого десятилетия.

    По состоянию на конец 2012 года Франция имела ряд выполняемых объемных контрактов, в том числе на 10 неатомных подводных лодок (НАПЛ), заказанных Бразилией и Индией, семь фрегатов для Малайзии и Марокко и 175 боевых самолетов для Индии.

    В 2008–2012 годах страны Среднего Востока получили 11% французской ПВН. Франция также имеет в настоящее время контракты на поставку вооружений и военной техники (ВВТ) в страны этого региона. Выполнение данных контрактов вызвало во Франции гораздо меньше политических дебатов по сравнению с Германией.

    Китай.Объем китайского военного экспорта в период между 2003–2007 и 2008–2012 годами вырос на 162% и его доля на мировом рынке ПВН увеличилась с 2 до 5%. В результате, по данным СИПРИ, впервые с 1986–1990 годов Китай стал пятым мировым экспортером ВВТ. В 2008–2012-м 74% китайской ПВН пришлось на Азию и Океанию, 13% – на Африку. Крупнейшим импортером ПВН Китая является Пакистан (55%), который в ближайшей перспективе продолжит оставаться в лидерах среди получателей китайских вооружений за счет реализуемых или планируемых к заключению контрактов на поставку боевых самолетов, подводных лодок и фрегатов. На Мьянму приходится 8% китайского военного экспорта, на Бангладеш – 7%, на остальные страны – 30%.

    Как показывают недавние контракты, Китай становится поставщиком ПВН в страны, являющиеся крупнейшими импортерами военной техники, включая Алжир, Марокко и Венесуэлу.

    Крупнейшие импортеры ПВН в 2008–2012 годах

    С 1950 года список пяти крупнейших мировых импортеров ПВН неоднократно менялся в отличие от пятерки лидеров в экспорте ВВТ. Этот перечень остается сравнительно стабильным в последние годы и первые два места в нем как в 2003–2007 годах, так и в 2008–2012-м неизменно занимают Индия и Китай.

    Первую пятерку импортеров вооружений в 2008–2012 годах полностью составили азиатские страны: Индия, Китай, Пакистан, Южная Корея и Сингапур. На их долю пришлось 32% от общего объема закупок оружия. Главный регион поставок – Азия и Океания (47% общего импорта). Далее следуют Ближний Восток (17%), Европа (15%), Северная и Южная Америка (11%) и Африка (9%). В 2003–2007 годах ситуация выглядела следующим образом: Азия и Океания (41%), Ближний Восток (22%), Европа (22%), Северная и Южная Америка (10%) и Африка (5%).

    Новый лидер в торговле оружием
    Графика Валентины Никоноровой

     Объем ПВН, которую приобрели первые пять крупнейших импортеров ВВТ в 2008–2012 годах, был на 3% меньше по сравнению с поставками военного импорта пятерки крупнейших стран-импортеров в 2003–2007-м. В общем объеме импорта ПВН их доля снизилась с 38 до 32%.

    В региональном аспекте поставки ПВН остались относительно стабильными в течение последних 10 лет. На Азию и Океанию при некотором возрастании объемов закупок пришлась почти половина военного импорта в 2008–2012 годах (47%), последующие места при определенном снижении объемов закупок сохранили за собой Средний Восток (17%) и Европа (15%).

    АФРИКА.Импорт африканских государств в период между 2003–2007 и 2008–2012 годами вырос на 104%. В 2003–2007-м в страны южнее Сахары был поставлен 71% от всего военного импорта Африки. В 2008–2012 годах эти страны импортировали ПВН на 5% больше. В то же время военный импорт в Северную Африку в 2008–2012-м увеличился на 350% и составил 64% от всего импорта в африканские страны. Алжир, Марокко и ЮАР были крупнейшими импортерами ПВН в Африке в 2008–2012 годах.

    Алжир и Марокко.Объем поставок ПВН в Алжир возрос на 277% в период между 2003–2007 и 2008–2012 годами, что перевело эту страну с 22-го места в списке крупнейших мировых импортеров ПВН на шестое.

    Россия поставила в Алжир 93% вооружений от всего объема алжирского военного импорта, в том числе 44 многоцелевых истребителя Су-30МКА, две НАПЛ проекта 636, три зенитные ракетные системы (ЗРС) Су-300ПМУ-2 и 185 танков Т-90С. Однако в 2011–2012 годах Алжир обратился к Германии и заказал два фрегата типа MEKO-A200 и первую партию бронетранспортеров (Fuch) в количестве 54 единиц из 1200 планируемых БТР. В Китае были заказаны три фрегата F-22A.

    Новый лидер в торговле оружием

    Объем поставок ПВН в Марокко в период между 2003–2007 и 2008–2012 годами увеличился на 1460% и позволил этой стране переместиться в списке крупнейших военных импортеров с 69-го на 12-е место. Крупнейшие поставки ПВН в Марокко осуществлялись в 2011–2012-м. В течение 2008–2012 годов Марокко импортировало 24 боевых истребителя F-16C из США, 27 боевых самолетов MF-2000 из Франции, три фрегата типа «Сигма» (SIGMA) из Нидерландов и 54 танка типа 90-2 из Китая.

    Страны южнее Сахары.Примерно 24% от импорта ПВН в этот регион в 2008–2012 годах пришлось на ЮАР. Однако поскольку ЮАР в целом завершила модернизацию своих вооруженных сил, импорт в эту страну был на 40% меньше, чем в 2003–2007-м.

    Уганда и Судан стали вторым и третьим крупнейшими импортерами ПВН в регионе, на них пришлось 15 и 12% ввоза ПВН соответственно. Объем военного импорта в Уганду в 2008–2012 годах был почти на 1200% выше, чем в 2003–2007-м. В основном это произошло за счет поставки в Уганду шести российских истребителей Су-30 в 2011–2012 годах.

    Объем поставок ПВН в Судан в 2008–2012-м был на 29% меньше по сравнению с 2003–2007 годами, несмотря на импорт 20 ударных вертолетов Ми-24 из России, 15 боевых самолетов Су-25 из Белоруссии и 160 танков Т-72 и Т-55 с Украины в последнее четырехлетие.

    Западная Африка.Страны этого региона традиционно импортируют несколько основных систем вооружения. Объем военного импорта туда между 2003–2007 и 2008–2012 годами почти удвоился, однако все еще составляет только 1% от мирового объема импорта ПВН.

    Крупнейшим импортером в Западной Африке стала Нигерия, на которую в последнее четырехлетие пришлось 42% от поставленной в регион ПВН.

    Примерно 36% регионального импорта пришлось на ВМТ, поскольку патрульные корабли необходимы для противодействия пиратству и другой незаконной деятельности. В Западную Африку также поступили ББМ, вертолеты и самолеты. Оружие, импортированное Нигерией за этот период, поставлялось из Китая (боевые самолеты F-7MG). Поставки в Мали ББМ осуществляла Болгария. Эти машины применялись в конфликте с повстанцами на севере Мали в 2012-м и начале 2013 года.

    АМЕРИКА.Объем поставок обычных вооружений в государства Северной и Южной Америки в 2003–2007 и 2008–2012 годах увеличился на 34% и в мировом объеме импорта ПВН вырос с 10 до 11%. США были крупнейшим импортером обычных вооружений в Америке в 2008–2012 годах и на восьмом месте – в списке крупнейших мировых импортеров. Венесуэла являлась крупнейшим импортером вооружений в Латинской Америке и 13-м – в списке крупнейших мировых импортеров.

    Венесуэла.Поставки вооружений в это государство в рамках программы перевооружения продолжались в 2008–2012 годах. Россия поставила 66% от всей полученной этой страной ПВН, Испания – 12%, Китай – 12%. Поставки из России в 2012-м включали БМП-3 и БТР-80, модернизированные зенитные ракетные комплексы (ЗРК) С-125 «Печора-2М», танки Т-72, самоходные артиллерийские установки (САУ) 2С19 «МСТА-С» и 2С23 «Нона-СВК».

    Бразилия.В течение нескольких лет эта страна искала возможности получить через закупку вооружений доступ к зарубежным технологиям для укрепления своей национальной оборонной промышленности. В 2012 году эта стратегия начала давать первые результаты. В частности, в 2009-м Бразилия подписала контракт с итальянской компанией «Ивеко» на лицензионное производство 2044 ББМ «Гуарани» (Guarani). В 2012-м сообщалось, что Аргентина намерена приобрести 14 таких ББМ у Бразилии.

    Обеспечение внутренней безопасности в Центральной Америке.Импорт вооружений в этом регионе увеличился на 68%. Такие закупки мотивировались необходимостью повышения внутренней безопасности и, в частности, борьбой с наркопреступностью. Поставки ПВН включали вертолеты и разведывательные самолеты, а также легкие ББМ. Мексика планирует импортировать по крайней мере 20 легких боевых самолетов (ЛБС) T-6C из США. Гватемала выделила ассигнования на приобретение шести учебно-боевых самолетов (УБС) EMB-314 в Бразилии.

    АЗИЯ И ОКЕАНИЯ.Объем поставок ПВН в страны этого региона в 2003–2007 и 2008–2012 годах увеличился на 35%. На государства Южной Азии в 2008–2012-м пришелся 41% от общего объема импорта ПВН в регион, на страны Восточной Азии – 23%, Океании – 9% и Центральной Азии – 1%. Все пять крупнейших импортеров ПВН в 2008–2012 годах были из Азиатского региона: Индия, Китай, Пакистан, Республика Корея и Сингапур.

    Индия.Эта страна стала крупнейшим импортером вооружений в 2008–2012 годах. На ее долю пришлось 12% от мирового импорта ПВН. Объем индийского военного импорта на 109% превысил объем импорта вооружений Китая, который стал вторым мировым импортером ПВН. В 2008–2012-м военный импорт Индии на 59% превысил аналогичный показатель 2003–2007 годов. В последнее четырехлетие Индия импортировала свыше 100 российских многоцелевых истребителей Су-30МКИ, три самолета дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛО и У) A-50ЭИ, изготовленных Израилем совместно с Россией и Узбекистаном, получила из России в лизинг атомную подводную лодку с ракетно-торпедным вооружением (ПЛАТ) класса «Акула», первый морской патрульный противолодочный самолет P-8I из восьми машин этого типа, заказанных в США.

    Китай.В 2012 году китайский оборонно-промышленный комплекс (ОПК) начал выпускать несколько новых видов вооружений, что стало свидетельством снижения зависимости Китая от импорта ПВН. Если в 2003–2007 годах Китай был крупнейшим импортером ПВН на мировом рынке оружия, то в 2008–2012-м он переместился на второе место в списке крупнейших мировых импортеров, сократив объем закупок вооружений на 47%. В то же время новые системы вооружений КНР продолжают базироваться на значительном количестве иностранных комплектующих. Например, первый китайский авианосец, вошедший в строй в 2012 году, создан на основе проекта и корпуса, импортированных с Украины.

    Наиболее массовые серийно выпускаемые истребители Китая J-10 и J-11 используют поставляемые Россией турбореактивные двухконтурные двигатели (ТРДД) АЛ-31ФН. Пекин продолжает подкреплять развитие национального ОПК импортом основных вооружений. В 2012 году им было заказано 55 российских транспортных вертолетов Ми-17, ведутся переговоры по возможной поставке истребителей Су-35 и подводных лодок.

    Закупки вооружений для обеспечения безопасности на море в Юго-Восточной Азии.Объем поставок ПВН в страны ЮВА в 2008–2012-м увеличился на 169% по сравнению с 2003–2007 годами. Это связано с напряженными отношениями в регионе в районе морских границ, в основном между Китаем и Вьетнамом или Филиппинами в Южно-Китайском море.

    Наибольший акцент в закупках вооружений в ЮВА делается на морском оружии, оружии двойного назначения для поражения морских и наземных целей. Страны ЮВА проявляют повышенный интерес к НАПЛ, рассматривая их как эффективное средство для воспрещения вторжения в свои территориальные воды. В 2012 году Сингапур получил из Швеции вторую НАПЛ Vastergotland, а Индонезия заказала в Республике Корея три НАПЛ типа 209.

    Вьетнам заказал в России шесть НАПЛ проекта 636. Сингапур и Малайзия подтвердили планы по приобретению дополнительных подводных лодок, в то время как Таиланд и Филиппины удостоверили свои намерения стать эксплуатантами НАПЛ.

    ЕВРОПА.Объем импорта ПВН европейскими странами в 2003–2007 и 2008–2012 годах уменьшился на 20%. В 2008–2012-м на страны – члены ЕС пришлось 12% от мирового импорта ПВН. Крупнейшим европейским импортером была Великобритания, за ней расположились Греция и Норвегия.

    Греция.Эта страна с четвертого места в списке крупнейших мировых импортеров ПВН в 2003–2007 годах опустилась в 2008–2012-м на 15-е. За это время объем ее военного импорта сократился на 61%. Находясь в финансовом кризисе, Греция не размещала новых заказов на обычные вооружения в 2012 году, а также пролонгировала или аннулировала ряд ранее планировавшихся заявок на закупку вооружений, включая приобретение у Франции шести фрегатов типа FREMM и свыше 400 БМП-3Ф у России.

    Великобритания.Страна была 14-м европейским импортером ПВН как в 2003–2007-м, так и в 2008–2012 годах, однако объем ее военного импорта между этими двумя периодами увеличился на 18%. Главным британским импортером являются США, поставившие 70% от импортной ПВН, а также другие страны ЕС (27%). Доминируют в номенклатуре британского военного импорта управляемые ракеты (41%). Великобритания применила на афганском ТВД американские РСЗО GMLRS с управляемыми ракетами, а в Ливии – управляемые авиационные бомбы «Пейвуэй».

    Азербайджан.Объем импорта ПВН странами Восточной Европы в 2003–2007 и 2008–2012 годах увеличился на 21%. Однако это произошло в основном за счет Азербайджана, который был единственной страной в регионе, увеличившей военный импорт на 155% и переместившейся с 48-го на 35-е место в списке мировых импортеров.

    Рост военного импорта в этой стране связан с продолжающимися проблемами в урегулировании нагорно-карабахского конфликта с Арменией. В 2012 году в Азербайджан поставлялись израильские БЛА «Аэростар» и «Гермес-450», ударные вертолеты Ми-24 из России, ББМ «Матадор» и «Мараудер» из ЮАР, которые по лицензии строятся в Азербайджане.

    СРЕДНИЙ ВОСТОК.Импорт вооружений в этот регион в 2003–2007 и 2008–2012 годах уменьшился на 7%. В 2008–2012-м 19% от всего основного военного импорта в страны региона поступило в ОАЭ, затем следуют Саудовская Аравия (18%), Турция (17%) и Ирак (10%).

    Системы ПРО для стран Персидского залива.Развертывание в регионе Персидского залива систем противоракетной обороны стало ответом на угрозу со стороны Ирана. Некоторые страны этого региона инвестировали большие средства в закупку систем ПРО у США, которые стали важной составляющей импорта ПВН. В 2012 году ОАЭ заказали две системы ПРО на ТВД THAAD и получили первые компоненты четырех ЗРС «Пэтриот» PAC-3, заказанных в 2008-м. В 2011 году Саудовская Аравия заказала 21 ЗРС «Пэтриот» PAC-3, а Кувейт – ракеты-перехватчики PAC-2 GEM-T для усовершенствования своих ЗРС «Пэтриот». В 2012-м Катар объявил о планах закупки системы ПРО на ТВД THAAD и ЗРС «Пэтриот» PAC-3, а Кувейт объявил о планах закупки ЗРС «Пэтриот» PAC-3.

    Сирия.В 2008–2012 годах Россия поставила в эту страну 71% от всего объема военного импорта. Еще 14% ПВН импортировал Иран, на Белоруссию пришлось 11%. Поставки российских вооружений включали 24 зенитных ракетно-пушечных комплекса (ЗРПК) 96K9 «Панцирь-С1» и шесть ЗРК 9K40 «Бук», два береговых противокорабельных ракетных комплекса K-300П «Бастион».

    Саудовская Аравия.В 2008–2012 годах страна заняла 10-е место среди мировых импортеров ПВН. Однако в 2013–2017-м она, вероятно, войдет в число первых пяти крупнейших мировых импортеров ПВН за счет крупных действующих заказов на поставки вооружений и военной техники. В их числе 48 истребителей «Тайфун», заказанных у Великобритании, и 152 истребителя F-15SA, заказанных у США. В то время как германское правительство продолжает обсуждать возможность продажи Саудовской Аравии танков и ББМ, тревожась о возможности их применения для подавления внутренних волнений, королевство продолжает получать ББМ из США, Канады и Франции.

    Николай Новичков,
    главный редактор Агентства АРМС-ТАСС

    0 0

    Неужели сегодня отечественные РСЗО уже не самые лучшие

    Отечественная реактивная артиллерия отметила недавно своеобразный юбилей: 50 лет назад – 28 марта 1963 года совместным Постановлением Центрального Комитета КПСС и Совета министров СССР № 372/130 на вооружение Советской армии была принята реактивная система залпового огня (РСЗО) БМ-21 «Град».

    Отечественная реактивная артиллерия отметила недавно своеобразный юбилей: 50 лет назад – 28 марта 1963 года совместным Постановлением Центрального Комитета КПСС и Совета министров СССР № 372/130 на вооружение Советской армии была принята реактивная система залпового огня (РСЗО) БМ-21 «Град».

    Высочайший технологический уровень этой РСЗО и ее наследниц на долгое время вывел Советский Союз, и без того являвшийся законодателем мод в области реактивной артиллерии с момента создания легендарной катюши, в бесспорные лидеры. Россия и сейчас остается одним из ведущих игроков этого сегмента международного рынка вооружений. Однако начавшийся пару лет назад процесс перевооружения Российской армии на современные мощные РСЗО «Торнадо», который шел достаточно медленно, забуксовал окончательно. Позиция Министерства обороны РФ по отношению к новейшим системам реактивной артиллерии остается все еще несколько невнятной.

    Ураганный огонь по площадям

    Дальше и точнее

    Главные достоинства РСЗО – внезапность атаки, высокая плотность огневого поражения по значительным площадям, быстрый отстрел боеприпасов, высокая мобильность (выход из-под ответного удара – несколько минут), малогабаритность, соответствие критерию «простота в управлении – эффективность», способность работать в любое время суток и при любой погоде, относительно низкая стоимость. Основные недостатки РСЗО – значительное рассеивание снарядов, демаскирующая (высокие клубы дыма, пыли и языки пламени) стрельба, невысокая масса боевой части ракеты, ограниченная возможность огневого маневра на небольших дальностях стрельбы. Главными тенденциями в развитии современных реактивных систем залпового огня остаются разработки в области увеличения калибра боеприпасов, расширения спектра решаемых задач, повышения скорости перезарядки, дальности и точности стрельбы. Последнее направление на Западе провозглашено одним из главных критериев развития РСЗО, поскольку, как считается, ведет к снижению «сопутствующих потерь» среди мирного населения.

    Во многих европейских странах вообще существует тенденция определения систем реактивной артиллерии как оружия массового поражения. Еще в 1980 году ООН была принята Конвенция о конкретных видах обычного оружия, запрещающая или ограничивающая применение видов оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие. К данному типу вооружений, безусловно, можно отнести и РСЗО. Исходя из этого в ВС Дании и Нидерландов, например, данные системы не так давно были сняты с вооружения.

    В то же время РСЗО, учитывая все их вышеперечисленные боевые характеристики, остаются одним из самых востребованных видов вооружений в большинстве армий мира. Спрос на них увеличился еще больше после гражданской войны в Ливии, где подразделения регулярной армии и отряды сторонников Муамара Каддафи во многом благодаря РСЗО советского производства успешно оказывали сопротивление более многочисленным отрядам мятежников, которых поддерживала боевая авиация НАТО.

    От Катюши до «Смерча»

    С того момента, как 16 июля 1941 года батарея реактивных 132-мм установок БМ-13-16 (катюша) под командованием капитана Ивана Флерова разгромила железнодорожный узел Орши вместе с немецкими эшелонами с войсками и техникой, началась эпоха советской реактивной артиллерии. Примерно через год в бой уже вступила модификация гвардейского реактивного миномета катюша – 300-мм БМ-31-12 («Андрюша») с направляющими сотового типа.

    С окончанием Великой Отечественной войны Советская армия получила на вооружение целый ряд систем полевой реактивной артиллерии – 240-мм БМ-24, 140-мм БМ-14, 200-мм БМД-20 «Шторм-1», буксируемую 140-мм РПУ-14. Эти совсем старые, но надежные установки до сих пор находятся на вооружении некоторых армий мира. Но они мало отличаются от катюши – полевой РСЗО. Их максимальная дальность стрельбы не превышает десяти километров (исключение БМД-20 – 18,7 км).

    БМ-13 «Катюша»
    БМ-13 «Катюша»
    БМ-31 «Андрюша»
    БМ-31 «Андрюша»

    Перелом наступил в 1963 году с появлением 122-мм БМ-21 «Град» (разработчик – тульский НИИ-147, ныне ГНПП «СПЛАВ») с максимальной дальностью стрельбы 20,4 километра, которая в результате модернизаций была доведена до 40. На базе БМ-21 был создан целый ряд отечественных РСЗО – «Прима», десантируемая «Град-В», «Град-ВД», «Град-П» (легкая одноствольная переносная), «Град-1», корабельная «Град-М», береговой самоходный бомбометный комплекс «Дамба». Великолепные технические характеристики машины и ее гигантский модернизационный потенциал стали причиной ее копирования и бесчисленных доработок по всему миру.

    В 1976 году Советская армия получила на вооружение более мощную 220-мм систему залпового огня «Ураган» (разработчик – НПО «СПЛАВ») с максимальной дальностью стрельбы 35 километров. Количество направляющих – 16 (у «Града» – 40). Финальным аккордом советских времен стало появление 300-мм РСЗО «Смерч» того же разработчика, долгое время остававшейся самой дальнобойной системой реактивной артиллерии. Максимальная дальность стрельбы – 90 километров, количество направляющих – от четырех до 12. Реактивный снаряд корректируется в полете газодинамическими рулями, рассеивание – 0,21 процента от дальности стрельбы. Залп одной боевой машины накрывает площадь 672 тысячи квадратных метров. Система заряжания полностью механизирована. Используются одноразовые транспортно-пусковые контейнеры (ТПК). РСЗО «Смерч» была принята на вооружение в 1987-м, хотя ее разработка началась еще в 60-е годы.

    История с «Торнадо»

    Государственное научно-производственное предприятие (ныне ОАО) «СПЛАВ» приступило к модернизации «Града» в начале 90-х годов. Итогом этих работ стало появление РСЗО «Торнадо-Г», история принятия на вооружение которой напоминает телесериал «Обманутые надежды». С декабря 2011-го несколько раз объявлялось о передаче в войска 36 «Торнадо-Г» (производство – Мотовилихинские заводы), затем эта информация последовательно опровергалась. В феврале 2012 года прежний министр обороны РФ Анатолий Сердюков заявил, что эти машины (на сумму 1,16 миллиарда рублей) в гособоронзаказ не включены, однако он пообещал рассмотреть возможность восстановления этого заказа в случае успешного завершения госиспытаний системы.

    Ураганный огонь по площадям

    В сентябре 2012 года Минобороны и ОАО «Мотовилихинские заводы» наконец подписали договор на все те же 36 машин, но продвижение контракта вновь застопорилось. В итоге, по официальным данным, в Вооруженных Силах РФ на данный момент насчитывается всего 30 «Торнадо-Г».

    Как недавно заявил в прессе генеральный директор Мотовилихинских заводов Николай Бухвалов, ситуация сложилась непонятная, РСЗО «Торнадо-Г» готова к серийному производству, но военное ведомство ее не принимает. Причина в том, что, по мнению производителей, военные предъявляют 122-мм системе завышенные требования по дальности стрельбы. Максимальная дальность осталась «градовской» – 40 километров. Отличия «Торнадо-Г» от «Града» – сокращен экипаж (с трех до двух человек), уменьшено время развертывания на позиции, огонь ведется без топогеодезической подготовки. Полуавтоматическое наведение пакета направляющих без выхода экипажа из кабины. Новые боеприпасы повышенного могущества – кассетные снаряды с отделяемой головной частью и самоприцеливающимися кумулятивными боевыми элементами.

    Соратники «Торнадо-Г»

    Идущая на смену «Смерчу» новая РСЗО «Торнадо-С» прошла модернизацию в сегментах автоматизации наведения и прицеливания, увеличения дальности стрельбы реактивных снарядов (РС) до 120 километров, повышения точности стрельбы за счет инерциальной системы наведения и системы ГЛОНАСС. Время готовности сокращено в 2,5 раза по сравнению с базовой системой.

    БМ-21 «Град»
    БМ-21 «Град»
    9К59 «Прима»
    9К59 «Прима»

     Модульная бикалиберная (ТПК с 2х15 – 220-мм РС или 2х6 – 300-мм РС) система «Ураган-1М» – принципиально новая РСЗО с дальностью стрельбы 80 километров. Начальник ракетных войск и артиллерии СВ в 2009–2010 годах генерал-лейтенант Сергей Богатинов отметил, что пакетное заряжание «Ураган-1М» позволит применять весь комплект штатных и разрабатываемых реактивных снарядов РСЗО «Ураган» и «Смерч». Спектр боевых частей ракет широк – кумулятивные, осколочно-фугасные, противотанковые РС и противопехотные мины. Однако пока не было заявлений ни от разработчиков, ни от военных, что новые РСЗО в перспективе станут универсальными и помимо реактивных снарядов будут стрелять оперативно-тактическими ракетами (ОТР). Во всяком случае прежнее руководство Минобороны такой задачи перед разработчиками не ставило.

    Концепция стрельбы РС и ОТР реализована в американских и израильских системах реактивной артиллерии. Возможно, в Российской армии для расширения круга решаемых боевых задач в будущем новые РСЗО будут работать совместно с оперативно-тактическими ракетными комплексами «Искандер».

    Реактивные универсалы

    С американских пусковых установок РСЗО М270 MLRS (на гусеничной базе, начало эксплуатации – 1983 год) и HIMARS (на колесном шасси, в войсках – с 2005 года) разработки фирмы Lockheed Martin Missile and Fire Control запускают 240-мм реактивные снаряды и тактические твердотопливные ракеты семейства ATACMS с инерциальной системой наведения и дальностью стрельбы от 140 до 300 километров в зависимости от модификации.

    БМ-27 «Ураган»
    БМ-27 «Ураган»
    БМ-30 «Смерч»
    БМ-30 «Смерч»

     Стандартная дальность стрельбы РС – 40 километров, но для управляемых РС (инерциальная система и GPS) она доведена с 70 до 120 километров. В системах нет постоянных направляющих, отстрел идет из одноразовых контейнеров (М270 – 12 ракет, HIMARS – шесть). M270 MLRS – самая массовая РСЗО в армиях НАТО и других союзников США.

    Модульная израильская РСЗО Lynx разработки компании Israel Military Industries (IMI) превзошла американский аналог по универсальности. Она способна применять очень широкий спектр боеприпасов – реактивные снаряды советской РСЗО «Град» и израильской 160-мм установки LAR-160 (принята на вооружение в 1984 году), высокоточные тактические ракеты Extra (дальность стрельбы – 150 км) и крылатые ракеты Delilah (200 км), запускать беспилотные летательные аппараты. Два пусковых контейнера, тип загруженного боеприпаса определяется автоматически и ведется расчет данных управления огнем.

    Принципы подобной совместимости реализовывались и в казахстанской РСЗО «Найза» (совместная разработка IMI и ОАО «Петропавловский завод тяжелого машиностроения»). Однако в ходе испытаний выяснилось, что стрелять израильскими РС «Найза» («Копье») не в состоянии, помимо этого было выявлено немало других конструктивных недостатков. Дело закончилось одним из самых громких оружейных скандалов.

    В 1983 году бразильская армия приняла на вооружение РСЗО Astros-II разработки фирмы Avibras, которая ведет огонь пятью типами реактивных снарядов (калибр – от 127 до 300 мм) на максимальную дальность до 90 километров.

    Тотальная замена

    Германские 110-мм системы реактивной артиллерии LARS-2 (36 реактивных снарядов, максимальная дальность стрельбы – 25 км) производились с 1980 по 1983 год, всего выпущено 200 машин. В настоящий момент бундесвер полностью снял их с вооружения, заменив на РСЗО MARS – американскую MLRS с немецкими доработками.

    Италия тоже в обмен на MLRS избавилась от собственных РСЗО FIROS 25/30 (калибра 70 и 122 мм, дальность стрельбы – 34 км) разработки фирмы BPD Difesa e Spazio Spa. Министерство обороны Испании в 2011 году решило точно так же поступить со 140-мм системой реактивной артиллерии Teruel-3 разработки испанской компании Santa Barbara (сейчас – часть General Dynamics European Land Systems) с дальностью стрельбы до 28 километров.

    Японские силы самообороны вступили в этот «клуб», заменив все свои 130-мм системы Type 75 (дальность поражения – 15 км) разработки компании Nissan Motor в середине 70-х годов на М270 MLRS.

    Реактивный Китай

    На данный момент обладателем самой мощной РСЗО в мире является Китай. Принятая на вооружение в 2004 году 425-мм WS-2D (шесть направляющих) разработки компании Sichuan Aerospace Industries бьет на 200 километров. Этого, кстати, достаточно, чтобы накрыть побережье Тайваня. Дальность стрельбы ее базовой 302-мм платформы WS-1 – до 180 километров. 300-мм система PHL-03 (12 направляющих, дальность стрельбы – 130 км) разработки корпорации Norinco – почти полная копия советского «Смерча». Скопирована со «Смерча» и РСЗО А-100 с дальностью стрельбы до 50 километров. Основной РСЗО Народно-освободительной армии Китая остается 122-мм Type 81 (копия советского «Града»). Эта система и ее модификации (на гусеничной и колесной базе) активно продвигаются Китаем на международном рынке вооружений. Всего же НОАК имеет на вооружении до десятка различных собственных систем реактивной артиллерии.


    0 0

    В книгу включены статьи, в которых наглядно отражены работы по созданию самих лазеров и их составных частей: от самых первых изделий до сложных современных устройств.

    «Военные лазеры России» (составитель Ю. В. Рубаненко). Издательский дом «Столичная энциклопедия», 2013, 392 стр.

    В книгу включены статьи, в которых наглядно отражены работы по созданию самих лазеров и их составных частей: от самых первых изделий до сложных современных устройств.

    Основы квантовой электроники были заложены в начале 50-х годов одновременно в США и СССР. Развитие нового научного направления привело к созданию квантовых генераторов электромагнитного излучения, мазеров и лазеров.

    Первые квантовые генераторы работали в СВЧ-диапазоне. Первый лазер на кристалле синтетического рубина, запущенный в США Теодором Майманом в мае 1960 года, инициировал становление и дальнейшее «взрывное» развитие лазерной техники.

    «Военные лазеры России»

    Первый «московский» лазер, воспроизводивший лазер Маймана, насколько известно, был создан и запущен в Физическом институте АН СССР группой М. Д. Галанина (А. М. Леонтович, З. А. Чижикова). Сразу вслед за ним стали выпускаться многочисленные лабораторные лазеры. Однако первый в СССР лазер создан не в Москве: его запустили в Ленинграде 2 июня 1961 года в ГОИ имени С. И. Вавилова, в отделе академика А. А. Лебедева (Л. Д. Хазов).

    Научные исследования по физике и технике лазеров были развернуты в Институте кристаллографии АН СССР, Институте спектроскопии АН СССР, Институте радиоэлектроники и ряде других академических НИИ.

    Особый вклад в создание лазерной техники в Москве внесли НИИ «Полюс» под руководством М. Ф. Стельмаха и НИИ «Исток» во Фрязине (Н. Д. Девятков), НИИ прикладной физики (Л. Н. Курбатов) и КБ точного машиностроения (А. Э. Нудельман), Институт атомной энергии (Е. П. Велихов).

    В научно-исследовательских институтах и конструкторских бюро возникали первые специализированные «лазерные» подразделения, отделы и лаборатории, а в вузах началась подготовка специалистов по несуществовавшим ранее специальностям, таким как «Лазерная физика» и «Лазерная техника».

    Военные быстро оценили колоссальный военно-технический потенциал лазеров в решении задач точного автоматизированного прицеливания и наведения оружия на удаленные цели, а также получения, передачи и отображения информации. Во 2, 3, 4, 12, 30, 45-м и других институтах и на полигонах Министерства обороны СССР возникли подразделения, укомплектованные специалистами по оптике и квантовой электронике.

    В середине 60-х годов в нашей стране начались работы по исследованию и созданию лазерного оружия. Они стали возможными благодаря появлению в лабораториях лазеров, продемонстрировавших впечатляющие эффекты воздействия сфокусированного лазерного луча на различные материалы. В короткие сроки были созданы импульсные и частотно-импульсные лазеры на различных активных средах с энергией луча в десятки, сотни тысяч, а затем и миллионы джоулей, мощные лазеры непрерывного излучения. Решающую роль в этом сыграли московские ученые, инженеры и конструкторы. Первыми создателями таких лазеров и экспериментальных систем оружия стали коллективы московских КБ «Стрела» (впоследствии «Алмаз»), ОКБ «Вымпел» (откуда вскоре выделилось специализированное ЦКБ «Луч», переименованное затем в «Астрофизику»), КБ точного машиностроения, филиал Института атомной энергии в подмосковном Троицке, НИИ «Альтаир» и др.

    Результаты этих работ частично рассекретили только через десятки лет. Поэтому имена создателей сверхмощных лазеров долгие годы были известны лишь узкому кругу «допущенных» специалистов.

    Настоящее научное издание впервые дает широкой общественности возможность ознакомиться с именами и вкладом ученых, инженеров, технологов, военных специалистов, руководителей и организаторов работ, обеспечивших своим напряженным трудом, идеями и конструкциями высокий уровень лазерной науки и техники в России.


    0 0

    Экономия на Брянском автозаводе обошлась государству слишком дорого

    В № 14 еженедельник «ВПК» рассказал об истории создания специальных колесных шасси (СКШ) для подвижных грунтовых ракетных комплексов (ПГРК) «Тополь-М» и «Ярс». Указаны причины, по которым не удалось перенести производство шасси на Курганский завод колесных тягачей (КЗКТ). Похожая ситуация сложилась и с самоходными пусковыми установками (СПУ) и транспортно-заряжающими машинами (ТЗМ) ОТРК «Искандер». Брянский автозавод (БАЗ) остается единственным в России производителем серийных специальных колесных шасси и колесных тягачей военного назначения, способным составить конкуренцию Минскому заводу колесных тягачей (МЗКТ).

    В № 14еженедельник «ВПК» рассказал об истории создания специальных колесных шасси (СКШ) для подвижных грунтовых ракетных комплексов (ПГРК) «Тополь-М» и «Ярс». Указаны причины, по которым не удалось перенести производство шасси на Курганский завод колесных тягачей (КЗКТ). Похожая ситуация сложилась и с самоходными пусковыми установками (СПУ) и транспортно-заряжающими машинами (ТЗМ) ОТРК «Искандер». Брянский автозавод (БАЗ) остается единственным в России производителем серийных специальных колесных шасси и колесных тягачей военного назначения, способным составить конкуренцию Минскому заводу колесных тягачей (МЗКТ).

    В 60-х годах окончательно определилась основная специализация БАЗа. Для Сухопутных войск – выпуск СКШ для тактических и оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК), реактивных систем залпового огня, зенитно-ракетных комплексов. Для ВС в целом – техника под другие комплексы и системы, а также автоагрегатное производство – ведущие мосты, раздаточные коробки, элементы подвески для автомобилей ЗИЛ-131. На московском Заводе имени Лихачева (ЗИЛ) производства СКШ, разработанных в собственном СКБ, с объемами в сотни единиц в год не существовало, поскольку его передали из Москвы в Брянск еще в первой половине 60-х. Неразбериха 90-х заставила конструкторский коллектив заняться иной техникой.

    Оценка возможностей

    Могли ли в Брянске в советский период создать СКШ для автономных пусковых установок (АПУ) ПГРК, если бы завод получил такое задание? Ответ на этот вопрос в принципе утвердительный. К июню 1988 года, к своему 30-летнему юбилею, БАЗ пришел в высшей точке своего развития. В это время производственное объединение «Брянский автомобильный завод» было одним из крупнейших машиностроительных предприятий одноименной области по объему выпускаемой продукции, численности работающих и техническому уровню. Производственные площади составляли 370 тысяч квадратных метров, а вся территория – 157 гектаров. По состоянию на 1 января указанного года в объединении работали 17 110 человек. Предприятие оснастили самым современным оборудованием. На заводе была мощнейшая конструкторская служба с персоналом более 400 высококвалифицированных специалистов. Об уникальных СКШ, разработанных на БАЗе в советский период, в стране в то время знали немногие.

    Создание первых образцов семейства «Вощина-1» шло почти без отклонений от графика. Это является исключительно заслугой инженеров и рабочих предприятия

    Кстати, до сих пор никто в мире не смог превзойти некоторые серийные модели брянских шасси того времени, не говоря уже об опытных образцах. Немаловажно также то, что в СССР решения были подкреплены соответствующими инвестициями в производство. Поэтому можно утверждать, что если бы БАЗу поручили создание СКШ для АПУ ПГРК и серийное производство, то были бы построены новые корпуса, поставлено необходимое оборудование, привлечены дополнительные кадры. Генеральный директор Брянского автомобильного завода Виктор Гросс до назначения в 1986 году на эту должность работал директором производства специальных колесных тягачей МАЗа. Но в 80-х никто даже подумать не мог, что в 1991 году СССР прекратит существование и Минск окажется за рубежом. Поэтому никаких планов по выпуску СКШ для АПУ ПГРК в Брянске не существовало. У БАЗа была своя специализация. Он единственный в СССР серийно выпускал корпусные плавающие СКШ для ракетных комплексов «Оса», «Точка», «Ока» и их модификаций.

    Последствия политических решений Михаила Горбачева и его окружения более всего отразились на Брянском автозаводе. Хотя ракеты ОТРК «Ока» имели дальность менее 500 километров и не должны были попасть под действие договора между СССР и США о ликвидации их ракет средней и меньшей дальности, ОТРК «Ока» был снят с вооружения, а пусковые установки утилизированы. На БАЗе уничтожили всю технологическую оснастку, необходимую для изготовления корпусных плавающих СКШ БАЗ-6944, на которых монтировали СПУ и ТЗМ ОТРК «Ока». Были остановлены разработки шасси для ряда перспективных ОТРК («Волга» и других). Тем не менее в конце 80-х ситуация на БАЗе была более или менее терпимой. Завод получил от военных небольшие заказы на балластные тягачи (это частично компенсировало прекращение выпуска корпусных шасси БАЗ-6944), начались работы по конверсии производства и поставки техники гражданским потребителям, появились и иностранные заказчики. Значительного (в разы) снижения производства специальных колесных шасси и тягачей (СКШТ) вплоть до осени 1991 года удалось избежать, хотя спад производства наметился.

    Только самоотверженность

    В конце 80-х на БАЗе остро встал вопрос о разработке и серийном производстве нового семейства СКШТ четвертого поколения для ВС СССР. В интересах военных была открыта НИР «Разработка и обоснование концепции создания специальных колесных шасси нового поколения» (шифр «Фасет»). Позже семейство СКШТ получило название «Вощина-1». Головным исполнителем НИР «Фасет» стал БАЗ. Фактические работы начались в конце лета 1990 года. Утверждение тактико-технического задания (ТТЗ) военными планировалось на IV квартал 1994-го.

    Цена равнодушия – безопасность

    К началу 1993 года на заводе сложилась критическая ситуация. Вследствие сокращения заказов со стороны МО РФ объемы выпуска СКШТ снизились более чем в десять раз. Проект по выпуску 1,5-тонных автофургонов в рамках конверсии производства столкнулся с финансовыми проблемами. Из-за остановки ЗИЛа на БАЗе встало и автоагрегатное производство. Персонал уменьшился до 13 тысяч человек.

    Чтобы поддержать БАЗ, военные ускорили разработку ТТЗ. 2 июня 1993-го на полтора года раньше Главное автомобильное управление (ГЛАВТУ) МО РФ утвердило ТТЗ № 15-93 на ОКР «Вощина-1», согласно которому БАЗ должен был разработать семейство шасси и тягачей высокой проходимости. Заданная грузоподъемность базового четырехосного СКШ в ОКР «Вощина-1» – не более 18 тонн. В своих воспоминаниях ветераны военной автомобильной службы поясняют: это было сделано специально, чтобы исключить конкуренцию МЗКТ и БАЗа. Действительно, до 2003 года прямая конкуренция в части поставок техники для МО РФ отсутствовала – все брянские шасси и тягачи, выпускавшиеся серийно, имели грузоподъемность не более 15 тонн, а аналогичная техника МАЗ/МЗКТ и КЗКТ – выше. В новых условиях началась прямая конкуренция между конструкторскими коллективами МЗКТ и БАЗа. Были проведены этапы нескольких ОКР, связанных с применением шасси и тягачей в составе перспективных систем и комплексов ВВТ, построены опытные образцы СКШТ.

    В первой половине 1993 года, когда ТТЗ на ОКР «Вощина-1» было утверждено, у значительной части общества оставались надежды на восстановление единого государства да и с КЗКТ еще не все было плохо на тот момент. Главной проблемой для конструкторов из Брянска стало значительное сокращение финансирования. С нестабильным поступлением денежных средств БАЗ столкнулся на самых первых этапах ОКР. Тем не менее в то время коллектив был полон энтузиазма и Управление главного конструктора (УГК) БАЗа приступило к решению самой серьезной задачи за свою историю – созданию семейства многоцелевых колесных шасси и колесных тягачей высокой проходимости четвертого поколения. В рекордные сроки удалось разработать значительный объем документации, изготовить технологическую оснастку, и 25 февраля 1995 года, спустя 20 месяцев после утверждения ТТЗ и через семь месяцев после защиты технического проекта, из ворот экспериментального цеха выехал первый опытный образец нового семейства БАЗ-69091 (четырехосная длиннобазная модификация шасси с повышенными монтажными способностями рамы).

    Была ли в такой ситуации возможность выполнить еще одну (третью по счету, об этом ниже) ОКР в интересах РВСН? Вряд ли. Для примера приведу такой факт. При выполнении «Вощины-1» не удалось профинансировать ряд важных первоочередных работ, включая создание гидромеханической передачи (ГМП), поэтому и сегодня на шасси этого семейства приходится ставить механические коробки передач (МКП), которые не позволяют использовать двигатели мощностью более 500 лошадиных сил (на МЗКТ-79221 установлена оригинальная ГМП, которая разработана и изготавливается в Минске). Кроме того, на БАЗе пришлось бы решать и множество других технических и производственных проблем (я уверен, при достаточном финансировании их решили бы в сжатые сроки). А финансовое положение БАЗа в то время было крайне напряженным. Неудовлетворительные условия труда, массовые простои и несвоевременные выплаты зарплаты вызвали массовые увольнения работников по собственному желанию (в 1995–1996 годах задержки зарплаты достигали более полугода).

    Начались забастовки, люди вышли на улицы, перекрывая движение транспорта. Основные кредиторы обратились в арбитражный суд Брянской области с просьбой ввести на ОАО «БАЗ» процедуру банкротства, и решением Брянского областного арбитражного суда в декабре 1996 года на ОАО «БАЗ» было введено внешнее арбитражное управление. Поэтому уже то, что создание первых образцов семейства «Вощина-1» шло почти без отклонений от графика, является исключительно заслугой инженеров и рабочих предприятия.

    25-тонник для «Искандера»

    Проблемы с поставками минских СКШ для АПУ ПГРК, с которыми столкнулись российская «оборонка» и МО, упомянутые в № 14 «ВПК», не были единственными. В 1992–1993 годах аналогичные затруднения проявились с опытными образцами шасси МАЗ-7930 под перспективный ОТРК «Искандер». Считая ОКР «Вощина-1» в интересах МО РФ первой для БАЗа в новых условиях, второй могла бы стать разработка шасси грузоподъемностью 25 тонн с колесной формулой 8x8 под «Искандер», а о третьей (работа по созданию СКШ для РВСН) даже не думали.

    Начиная в конце 80-х разработку перспективного ОТРК, головной разработчик – Коломенское КБ машиностроения (КБМ) первоначально ориентировалось на брянские шасси. В 1991 году на полигоне Капустин Яр прошли испытания по отработке старта ракеты с использованием испытательного реактивного снаряда с макетного образца двухракетной транспортно-пусковой установки (ТПУ). Для изготовления макетного образца ТПУ, получившего заводское обозначение БР-1555-1, использовали серийное шасси БАЗ-69501, что было согласовано со специалистами БАЗа, хотя при размещении полного комплекта аппаратуры и оборудования ТПУ имелся значительный перегруз шасси.

    Цена равнодушия – безопасность

    В 1989 году на БАЗе стало известно, что разработчику СПУ – ЦКБ ПО «Баррикады» (ныне ОАО ЦКБ «Титан») предстояло изготовить опытный образец рамного СКШ. Осенью 90-го были изготовлены два опытных образца СКШ БАЗ-69502, которые без проведения заводских испытаний срочно отправили в Волгоград. Там одно СКШ использовали для монтажа СПУ 9П76, а второе – для транспортной машины 9Т246. Первый этап отработки ОТРК «Искандер» проводили на этих двух опытных образцах. Параллельно шли заводские испытания шасси (чего старались не допускать – обычно первые опытные образцы проходили заводские испытания, потом приемочные и после этого направлялись под монтаж перспективных комплексов ВВТ). СКШ БАЗ-69502, имевшее грузоподъемность 13,3 тонны, не могло устроить заказчика, так как не позволяло разместить две ракеты на СПУ. Изготовленный в 1991 году опытный образец СКШ БАЗ-6954 имел грузоподъемность 17,1 тонны, что также не вполне устраивало разработчиков ракетного комплекса. С распадом СССР работы по ОТРК на некоторое время приостановились, и СКШ БАЗ-6954 осталось в Брянске. В дальнейшем именно на этом шасси шла отработка некоторых элементов конструкции будущего семейства СКШТ в рамках НИР «Фасет» и ОКР «Вощина-1». БАЗ уже на начальном этапе данной ОКР провел переговоры с ЦКБ «Титан» и КБМ, а также выполнил часть работ по использованию СКШТ четвертого поколения в составе ОТРК. Несмотря на то, что создатели «Искандера» были в курсе вышеперечисленного, на правительственном уровне приняли решение об использовании под монтаж двухракетной СПУ 9П78 шасси от МЗКТ, поскольку разработка СКШ МАЗ-7930 в рамках ОКР «Астролог» опережала разработку СКШT семейства «Вощина-1».

    Первые два опытных образца СКШ МАЗ-7930 были изготовлены в 1992–1994 годах, а грузоподъемность минского шасси была выше – 22 тонны против 18 по ТТЗ № 15-93 для базовой модели шасси 8x8.

    Вполне возможно, что как промежуточный вариант удалось бы убедить заказчика использовать на первых этапах ОКР для опытных образцов СПУ пятиосное брянское шасси. В июне 1998 года изготовили первый образец БАЗ-69096 (колесная формула 10х8, грузоподъемность – 29,5 тонны). Затем в Брянске можно было бы разработать новое шасси 8x8 грузоподъемностью 25 тонн. Однако вмешался субъективный фактор – в июне 1997 года Виктора Гросса, неизменно отстаивавшего в высоких инстанциях интересы своего завода, согласно решению совета директоров ОАО «БАЗ» освободили от должности генерального директора и уволили с предприятия. Официальная причина – уход по собственному желанию.

    Есть прецеденты

    Еще в 1993-м на первом этапе выполнения ОКР «Вощина-1» МО РФ все чаще стало говорить о разработках на БАЗе шасси грузоподъемностью 25 тонн с колесной формулой 8x8. 30 ноября 1993 года начальник ГЛАВТУ в докладе «Об основных направлениях развития военной автомобильной техники до 2000 года и на перспективу» заявил, что ОКР по шасси 8х8 грузоподъемностью 25 тонн обеспечит развитие ракетного комплекса Сухопутных войск «Искандер-М», РСЗО «Ураган-1М», тяжелого инженерного вооружения, а доработка первых опытных образцов, которые будут изготовлены в 1995-м, позволит в перспективе отказаться от минского шасси МАЗ-543 и его модификаций в СВ, РВСН и ПВО. При этом шасси грузоподъемностью 18 тонн нового семейства планировалось использовать в качестве технологических и обеспечивающих машин ОТРК «Искандер-М». В докладе было отмечено, что потребности войск полностью загрузят БАЗ (слова о полной загрузке сбылись спустя 20 лет). К сожалению, эта инициатива военных реально не была подкреплена финансированием, хотя на совещаниях разного уровня вопрос о 25-тонном шасси поднимался очень часто и представители Научно-технического комитета автомобильной техники (НТК АТ) ГАБТУ неоднократно говорили об особой важности проведения работы на БАЗе по созданию такого шасси. Учитывая, что в рамках ОКР «Вощина-1» финансирование было нестабильным, а положение завода не позволяло вести работы в инициативном порядке, новую ОКР не открыли, поэтому и шасси грузоподъемностью 25 тонн в 1995 году не создали.

    Тем не менее некоторые работы на БАЗе провели: в начале 1997-го по договору небольшой творческий коллектив по заказу БАЗа разработал техническое предложение по шасси с колесной формулой 8х8 грузоподъемностью до 25 тонн. Однако для реализации предложений потребовалось бы решить ряд сопутствующих проблем, в том числе разработать и поставить на производство новые узлы и агрегаты, шины. 17 декабря 1997 года в 21-м НИИИ МО РФ был проведен пленум НТК АТ ГАБТУ, на котором рассматривалось в том числе техническое предложение по брянскому 25-тоннику. Докладчик – главный конструктор БАЗа Юрий Шпак. Тогда дело с мертвой точки не сдвинулось.

    С проблемой увеличения грузоподъемности на БАЗе столкнулись спустя некоторое время. Почти все ВВТ, которые требуется размещать на СКШ, весят от 20 до 22 тонн. После изучения конструкторской документации были изысканы резервы. Серьезных изменений конструкции шасси и тягачей в рамках семейства «Вощина-1» для этого не потребовалось. Осенью 2005 года на БАЗе изготовили опытный образец СКШ БАЗ-6909-013 и в 2007-м на полигоне 21-го НИИИ МО РФ провели типовые испытания, чтобы подтвердить возможность увеличения грузоподъемности четырехосных СКШ до 22 тонн. Более того, в техническом отчете, составленном по результатам тестов, отмечается, что по показателю эффективности шасси БАЗ-6909 (базовое шасси семейства) существенно превосходит шасси МЗКТ-7930 (на 82 процента). После завершения испытаний уже ни у кого не возникало сомнений в возможности использования шасси семейства «Вощина-1» для монтажа комплексов и систем вооружения массой до 22 тонн.

    Как в то время обстояло дело с минскими шасси 8х8 грузоподъемностью 25 тонн? Наиболее массовым было семейство 543, серийный выпуск которого начат в 60–70-х годах. Его заменило принятое на снабжение ВС РФ согласно распоряжению правительства РФ от 6 февраля 2003 года шасси МЗКТ-7930. Серийное производство началось в 1998-м. 21-й НИИИ МО РФ провел испытания и разрешил увеличить грузоподъемность МЗКТ-7930 до 24–25 тонн с условием ограничения скорости. Согласно документам Минобороны – не более 40 километров в час, согласно заводу-изготовителю – не более 50. При этом непонятно – это ограничение при передвижении по дорогам с твердым покрытием или по любым типам дорог и местности?

    Но ведь и в практике БАЗа уже был прецедент, когда на народнохозяйственном варианте шасси БАЗ-69091 – четырехосном БАЗ-69094, изготовленном в 1996 году, Кунгурский машиностроительный завод смонтировал агрегат АРБ-100 для ремонта и бурения скважин. При этом вместо согласованных 22 тонн вес установки, размещенной на БАЗ-69094, составил 29 тонн. Несмотря на это, по имеющейся информации, шасси БАЗ-69094 очень долго и успешно эксплуатировали в составе буровой установки. Возможно, тот самый первый БАЗ-69094 и сейчас еще где-то работает, хотя на нем уже однажды был исчерпан ресурс штатного двигателя в десять тысяч моточасов. Поэтому при желании можно было провести испытания шасси БАЗ-6909 и аналогично МЗКТ-7930 увеличить для брянского СКШ грузоподъемность при ограничении скорости. Конечно, на БАЗе понимали, что СКШ для ВС эксплуатируются в условиях, совершенно отличных от тех, что характерны для нефтяной отрасли. Военные рекомендуют применять иные узлы и агрегаты. Заводские специалисты пытались усовершенствовать конструкцию СКШТ в том числе за счет ГМП. Совместно с ГНЦ РФ ФГУП «НАМИ» пробовали использовать опыт, полученный при разработке шасси 6944. Имеется в виду создание современного аналога диапазонной гидропередачи на базе последних разработок НАМИ под руководством Леонида Румянцева и КП ЯМЗ-239. Указанное позволило бы обеспечить применение на СКШТ семейства «Вощина-1» двигателей мощностью более 500 лошадиных сил. Опять-таки подвело финансирование.

    Александр Привалов,
    главный редактор «Автомобильного каталога»

    0 0

    Приватизированный завод теряет заказы Минобороны

    Еженедельник «ВПК» в №№ 14, 15 поднял проблему сохранения отечественного производства специальных колесных шасси и колесных тягачей (СКШТ) для МО РФ. Брянский автомобильный завод (БАЗ) пока остается единственным в России производителем серийных СКШТ военного назначения. В 90-е годы Российская Федерация не оставила себе даже единственной «золотой» акции. Сегодня БАЗ и Минский завод колесных тягачей (МЗКТ) ведут борьбу за использование своих шасси и тягачей в составе различных российских комплексов и систем ВВТ.

    Еженедельник «ВПК» в №№ 14, 15поднял проблему сохранения отечественного производства специальных колесных шасси и колесных тягачей (СКШТ) для МО РФ. Брянский автомобильный завод (БАЗ) пока остается единственным в России производителем серийных СКШТ военного назначения. В 90-е годы Российская Федерация не оставила себе даже единственной «золотой» акции. Сегодня БАЗ и Минский завод колесных тягачей (МЗКТ) ведут борьбу за использование своих шасси и тягачей в составе различных российских комплексов и систем ВВТ.

    Войска воздушно-космической обороны, казалось бы, исправно получают брянские шасси. В Сухопутных войсках с ОТРК «Искандер» и в РВСН картина другая. Там применяются минские СКШТ. Сто процентов акций ОАО «МЗКТ» (VOLAT) находятся в собственности государства, а сам завод – в подчинении Государственного военно-промышленного комитета Республики Беларусь. Уже в среднесрочной перспективе государственный МЗКТ может выдавить российское частное предприятие из списка поставщиков военной автомобильной техники (ВАТ).

    Битва за «Ураган-1М»

    Разработка шасси для РСЗО «Ураган-1М» на Брянском автозаводе начата в конце 1995 года и продвигалась весьма активно, но без дополнительного финансирования работа была приостановлена в конце 1996-го. Одновременно создатели РСЗО рассматривали размещение боевой машины (БМ) на шасси МЗКТ-7930. В итоге специалистами Мотовилихинских заводов (город Пермь) была выполнена проработка размещения БМ на двух разных шасси. По озвученной информации, проект на шасси БАЗа имел некоторые преимущества – меньше полная масса БМ и соответственно меньшая осевая нагрузка. У изделия Брянского автозавода было еще и такое преимущество, как возможность бронирования кабины. На МЗКТ-7930 бронирование установить проблематично, так как кабина этого шасси пластмассовая.

    Свой частник хуже иностранца
    Коллаж Андрея Седых

    Хотя в заключении комиссии, рассматривавшей проекты БМ РСЗО «Ураган-1М», обобщенный военно-технический показатель БМ на шасси БАЗа семейства «Вощина-1» был выше, чем БМ на шасси МЗКТ-7930, МО РФ выбрало последний вариант. При этом ни БАЗ, ни ОАО «Мотовилихинские заводы» повлиять на принятое решение уже не могли. Произошедшее объяснили сложнейшим положением, в котором находился БАЗ в конце 1998 года.

    Однако Брянский автозавод избежал участи, постигшей КЗКТ. Выводы военных применительно к конструкции СКШТ, сделанные еще в ходе выполнения НИР «Фасет», были согласованы с мнением заводских специалистов: новое поколение СКШТ должно быть двойного применения. Это позволило бы в будущем исключить резкое падение производства в случае изменения спроса на рынке на отдельные типы машин, а также иметь возможность легко переходить на выпуск разных моделей. Статус СКШТ нового семейства как техники двойного применения был записан официально в ТТЗ на ОКР «Вощина-1». Именно это позволило БАЗу выжить в трудный период конца 90-х – начала 2000-х годов.

    Работы по кабине с локальным бронированием на БАЗе возобновлены в 2000 году, разработка бронекабины начата в 2001-м. В том же году были изготовлены опытные образцы СКШТ, которые позже прошли государственные (приемочные) испытания (балластный тягач БАЗ-6306 с кабиной, на которую установлена имитация локальной бронезащиты, и шасси БАЗ-6910 с имитатором бронекабины, стекла на кабинах этих опытных образцов были бронированные). Забегая вперед, следует заметить, что несколько лет назад были проведены огневые испытания кабины малого объема с локальной защитой (6а класс по ГОСТ 50963–96). Эту кабину показали на форуме «Технологии в машиностроении-2010». Сегодня заказов на шасси с бронекабинами, увы, нет.

    В 2003–2004 годах СКШТ семейства «Вощина-1» приняты на снабжение ВС РФ. На Брянском автозаводе началось серийное производство новых моделей ВАТ. Но для брянских СКШТ, как говорится, поезд уже ушел: перестраховка ГАБТУ дорого обошлась заводу. Теперь Россия пожинает горькие плоды – опытный образец БМ 9А53 из состава перспективной РСЗО «Ураган-1М» был изготовлен на иностранном шасси МЗКТ-7930.

    Как следствие практически все последующие ОКР по размещению ВВТ массой 20–25 тонн по инерции (или по сложившейся традиции и кооперации) продолжали проводиться на минских шасси. Если ОКР, в том числе «Ураган-1М», будут продолжены с использованием шасси МЗКТ, то российское предприятие лишится выгодных заказов, а бюджет страны – налогов.

    А что в войсках?

    С РСЗО, находящимися в эксплуатации, есть проблемы. В их составе изначально использовались и СКШ Брянского автозавода. Для БМ и ТЗМ РСЗО «Ураган» еще в 1976 году в Брянске начали серийно производить СКШ 135ЛМП (буква «П» появилась в индексе потому, что заказчик шасси для БМ находится в Перми). Производство этих шасси продолжалось до 1991 года. В конце 90-х ФГУП «ГНПП «Сплав» (город Тула, головной разработчик РСЗО) предлагало провести глубокую модернизацию имевшихся в войсках СКШ 135ЛМП с заменой двухдвигательных бензиновых силовых установок на однодвигательные дизельные, с заменой кабин. Но такие работы по трудоемкости и стоимости (с учетом уровня износа техники) значительно сложнее и ненамного дешевле изготовления новых образцов СКШ семейства «Вощина-1» (при серийном производстве). Поэтому специалистами Брянского автозавода было предложено провести работы по размещению изделия на новом шасси БАЗ-69092 (колесная формула 6x6). Несколько лет назад уже имелся достаточно проработанный вариант комплектации шасси БАЗ-69092 для БМ модернизированной РСЗО «Ураган», но в металле образцы шасси не изготавливали. Работы не окончены, хотя БАЗ готов к сотрудничеству с ОАО «НПО «СПЛАВ». Кстати, о том, что есть эскизы трехосного шасси для БМ модернизированной РСЗО «Ураган», специалисты в Туле узнали лишь год назад от автора статьи и этот факт удивляет плохой координацией работ в «оборонке».

    Свой частник хуже иностранца

    Почему такая несогласованность? Скорее всего причин несколько. Одна из них кроется в том, что после развала военно-промышленного комплекса СССР многие предприятия «оборонки» были растащены по разным кланам. Если попытаться разобраться в ситуации, почему произошла задержка с разработками и поставками шасси для РСЗО, то следует обратить внимание на ГК «Ростех», которая сегодня является одной из самых влиятельных структур, объединивших предприятия ОПК России.

    В сферу влияния Ростеха входят сотни предприятий, в том числе ОАО «НПО «СПЛАВ» и ОАО «КамАЗ» (в апреле 2009 года Ростеху официально перешло 37,8 процента акций КамАЗа, годом позже эта доля была увеличена до 49,9). В ОАО «Мотовилихинские заводы» у Ростеха также есть интересы (25 процентов акций «Мотовилихи» – у Рособоронэкспорта, который входит в Ростех, еще десять процентов принадлежат ОАО «НПО «СПЛАВ». Следует заметить, что до середины 2012 года доверенность на управление 25 процентами акций Мотовилихинских заводов была у стопроцентной «дочки» Ростеха – ОАО «Ростехнологии-Авто»).

    Это и определило выбор шасси марки КамАЗ, которые либо не позволяют монтировать на них тяжелое вооружение (семейство автомобилей многоцелевого назначения «Мустанг»), либо не соответствуют ряду требований МО РФ (автомобили повышенной грузоподъемности – АПГ, которые ОАО «КамАЗ» для удобства внутренней работы называет семейством «Торнадо»). Но пока результат плачевный – дальше опытных образцов БМ облегченного «Смерча» дело не продвинулось. Возможно, будет сделана попытка предложить «Мотовилихе» шасси разрабатываемого семейства АПГ под условным названием «Торнадо-М» или разрабатываемые СКШ 8х8 с электротрансмиссией (так называемая малая «Платформа»), но реально эти шасси будут приняты на снабжение ВС РФ еще нескоро да и серийный их выпуск пока под большим вопросом.

    А пока шасси 135ЛМП стремительно устаревают, имеются значительные проблемы с их эксплуатацией, техническим обслуживанием и ремонтом. Проблема стоит очень остро, и откладывать ее решение дальше уже некуда – все имеющиеся в ВС РФ СКШ 135ЛМП, а их около 1,5 тысячи единиц, выпущены более 20 лет назад, возраст многих уже старше 35 лет.

    В основном для инозаказчика

    Своеобразной визитной карточкой Брянского автозавода являются тягачи БАЗ-6402 в составе ПУ ЗРС С-400 «Триумф».

    В 1998 году производство изделий 5П85С и 5П85Д из состава С-300ПС (самоходные ПУ на шасси МЗКТ-543М – основная и дополнительная) на ОАО «ГОЗ «Обуховский завод» было прекращено. Питерский завод освоил выпуск самоходных ПУ для ЗРС С-300ПМ2 и экспортных модификаций ЗРС ряда С-300П. Все эти ПУ смонтированы на шасси МЗКТ-543М. К сожалению, серийной самоходной ПУ ЗРС ряда С-300П, в составе которой было бы шасси российского производства, не существует до сих пор. Скорее всего от этой разработки отказались по той причине, что С-300П всех модификаций, которые имеются в войсках, будут постепенно заменяться на ЗРС С-400 «Триумф» и на новую ЗРС «Витязь-ПВО». А на экспорт можно поставлять и буксируемые ПУ – «трехсотка» и с такими средствами пользуется большим спросом. Для инозаказчиков серийно производятся седельные тягачи экспортной комплектации БАЗ-6402-013 (применяются в составе изделий 5П85ТЕ2 и 5Т58Е).

    Первые опытные образцы основных средств ЗРС С-400 «Триумф» были размещены на СКШ Минского завода колесных тягачей (опытная ПУ смонтирована на СКШ МЗКТ-543М). Проблемы с созданием на БАЗе шасси грузоподъемностью 25 тонн для ОТРК «Искандер» в полной мере отразились и на отказе разработчиков ЗРС С-400 от использования СКШ семейства «Вощина-1» для монтажа радиотехнических средств ЗРС С-400 (когда шла разработка С-400, еще не были проведены типовые испытания СКШ БАЗ-6909-013, то есть не подтвердили грузоподъемность шасси 22 тонны). А что касается ПУ, то здесь разработчики сделали вынужденный шаг назад: с целью экономии выбрали буксируемый вариант с российским тягачом БАЗ-6402-015 (ПУ 5П85Т различных модификаций, ПУ 5П90ТМУ). Этот тягач также использовали в составе транспортных машин (5Т58 различных модификаций).

    Однако у самоходной ПУ есть несомненные преимущества, поэтому следовало ожидать появления такой ПУ. И она под индексом 5П90С была представлена 10 июня 2011 года в подмосковных Бронницах на полигоне НИИЦ АТ 3-го ЦНИИ МО РФ министру обороны. 5П90С является инициативной разработкой ОАО «НМЗ», решение о начале ее изготовления принято более восьми лет назад. В январе 2008-го шасси БАЗ-6909-022 для этой ПУ уже было передано под монтаж. В 2011 году планировалось завершить автономные гидромеханические испытания опытного образца изделия 5П90С, но данных о том, завершены ли испытания, не поступало. Известно, что по ряду организационно-финансовых причин 5П90С до сих пор не принята головным разработчиком ЗРС С-400, поэтому ее серийное производство в настоящее время не ведется. Добавлю, что рассматривается поставка ПУ 5П90С на экспорт.

    Одновременно петербургское ОАО «Конструкторское бюро специального машиностроения» (ОАО «КБСМ») вело разработку ПУ на шасси МЗКТ-7930 (известные индексы ПУ – 51П6А и 51П6М). По имеющимся у автора данным, к настоящему моменту изготовлены два опытных образца, один из которых был показан в ноябре прошлого года заместителю председателя правительства РФ Дмитрию Рогозину в ходе посещения им ОАО «ГОЗ «Обуховский завод». ПУ 51П6А и 51П6М предназначены для ЗРС С-400. Просачиваются сведения, что планировались работы по переводу указанных ПУ на шасси БАЗа. Однако возникает вопрос: почему сразу не взяли под монтаж ПУ брянские шасси?

    Ведь для того чтобы «пересадить» ПУ на другое шасси, необходимо также провести испытания, а это дополнительные расходы и немалые. Тем временем, судя по официальной информации, которую распространили ОАО «ГСКБ «Алмаз-Антей» и пресс-служба МО РФ касательно поставок четвертого и пятого полковых комплектов ЗРС С-400, в войска начали поступать самоходные ПУ на морально устаревших шасси МЗКТ-543М.

    Туманные перспективы

    По другим ЗРС, включая С-500, «Витязь-ПВО», «Морфей», информация весьма противоречива. Достоверно известно лишь о том, что 8 июня 2012 года на БАЗе был изготовлен опытный образец шасси БАЗ-6909-023, которое предназначено для размещения средств ПУ 50П6 системы «Витязь-ПВО». Опытный образец шасси БАЗ-6909-023 находится на ОАО «ГОЗ «Обуховский завод».

    В процессе проработки вариантов шасси для размещения перспективных изделий ЗРС на БАЗе рассматривали варианты пятиосных шасси с кабинами увеличенного объема. 10 июня 2011 года ЗАО «БЗКТ-Алмаз-Антей» продемонстрировало на своем стенде габаритную схему одной из таких эскизных проработок – шасси под обозначением БАЗ-69096 в составе пусковой установки с условным обозначением 77П6 из состава ЗРС «Триумфатор-М». Масла в огонь подлил опытный образец полноприводного пятиосного СКШ БАЗ-69096-013, показанный публично на том же демонстрационном мероприятии в Бронницах. Замечу, что в 2009 году МЗКТ на выставке Milex 2009 предъявил свой вариант пятиосного шасси МЗКТ-79292 (колесная формула 10х10.1), которое было предназначено для монтажа унифицированной телескопической вышки для подъема антенн и радарных систем ВВО из состава ЗРС С-400 (в ЗРС ряда С-300П для перевозки вышек используется полуприцеп и седельный тягач). Однако от применения МЗКТ-79292 было решено отказаться, новых сведений о предназначении и использовании этого СКШ не поступало.

    В первые дни апреля стала поступать информация о том, что в Минске подписано соглашение о намерении продажи контрольного пакета акций ОАО «МЗКТ» российскому предприятию, входящему в ОАО «Концерн ПВО «Алмаз-Антей», – ОАО «НМЗ». Следует заметить: ОАО «НМЗ» специализируется на изготовлении буксируемых ПУ. Данных о том, что до работ по 5П90С когда-либо в Нижнем Новгороде занимались самоходными ПУ, нет. Традиционно разработку самоходных ПУ для ЗРС выполняло ОАО «КБСМ», выпуск осуществляло ОАО «ГОЗ «Обуховский завод». Однако уже в 2011-м ОАО «НМЗ» вело технологическую подготовку производства для изготовления самоходных ПУ 5П85СМ2-01 и 51П6А, которые монтируются на шасси МЗКТ. Проиграет ли БАЗ и этот раунд конкурентной борьбы?

    Александр Привалов,
    главный редактор «Автомобильного каталога»

    0 0

    Требование участвовать в гособоронзаказе за собственный счет маловыполнимо

    Еженедельник «ВПК» в №№ 14, 15, 16 опубликовал материалы, свидетельствующие об угрозе потери отечественного производства специальных колесных шасси и колесных тягачей (СКШТ) для МО РФ. В октябре 2008 года Минобороны закрыло ОКР «Вощина-2», а Брянский автомобильный завод (БАЗ) продолжил проведение работ по совершенствованию СКШТ за свой счет. Успешное завершение указанной ОКР было бы для БАЗа последним шансом для возрождения, но этого не произошло.

    Еженедельник «ВПК» в №№ 14, 15, 16опубликовал материалы, свидетельствующие об угрозе потери отечественного производства специальных колесных шасси и колесных тягачей (СКШТ) для МО РФ. В октябре 2008 года Минобороны закрыло ОКР «Вощина-2», а Брянский автомобильный завод (БАЗ) продолжил проведение работ по совершенствованию СКШТ за свой счет. Успешное завершение указанной ОКР было бы для БАЗа последним шансом для возрождения, но этого не произошло.

    Еще не начались госиспытания шасси и тягачей, создававшихся в рамках ОКР «Вощина-1», а головными разработчиками ВВТ БАЗу были выставлены требования на доработку шасси и тягачей под конкретные образцы комплексов. Работы по расширению применения шасси и тягачей БАЗа велись параллельно с проведением ОКР «Вощина-1». Причем почти всем «головникам» потребовались СКШ грузоподъемностью не менее 20 тонн, а в ТТЗ на ОКР «Вощина-1» грузоподъемность была задана не более 18. Тем не менее задачу по увеличению грузоподъемности завод решил.

    ОКР «Вощина-2»

    Для ряда перспективных комплексов и систем требовались СКШ более широкие – не менее трех метров (вместо реализованной в СКШТ «Вощина-1» ширины 2,75 метра). Требование по габаритной ширине обусловлено особенностями монтажа и обеспечения поперечной устойчивости размещаемых ВВТ, особенно если центр масс конечного изделия находится высоко.

    Успешное проведение ОКР «Вощина-2» было бы для БАЗа последним шансом возрождения и занятия достойного места в ряду предприятий ОПК

    Также необходимо было провести разработку ряда систем и узлов самих СКШТ. Последнее не сделали в связи с недофинансированием ОКР «Вощина-1», в частности гидромеханической передачи (ГМП).

    На БАЗе задумались о разработке нового семейства шасси и тягачей, и на рубеже веков на заводе впервые заговорили о новой работе под названием «Вощина-2». Среди проблем было отсутствие современных шин грузоподъемностью шесть тонн. Также рассматривалась разработка гидропневмоподвески. Но уже тогда стало ясно: без государственной поддержки многие вопросы не решить, тем более что в данном случае речь шла о создании семейства шасси и тягачей только для МО РФ.

    В связи с тем, что работы соисполнителей по разработке автокомпонентов (шины, ГМП) значительно различались по срокам, БАЗ предложил провести ОКР «Вощина-2» в два этапа. На первом реализовать требования по увеличению габаритной ширины и грузоподъемности, установить двигатель 500 лошадиных сил и отработать конструкции агрегатов трансмиссии и подвески. На втором этапе установить двигатель мощностью 600–650 лошадиных сил, АКП или трансмиссионный модуль, бортовую информационно-управляющую систему (БИУС), а также другие агрегаты и комплексы. 24 мая 2005 года начальник вооружения ВС РФ – заместитель министра обороны генерал армии Алексей Московский утвердил решение № Р-19-2005, в котором было упоминание об ОКР «Вощина-2» в рамках ГПВ-2015.

    В итоге заказчик отказался от первого этапа, провести который предлагал завод, и сразу решил приступить ко второму. Государственный контракт был заключен лишь в мае 2007 года.

    Неожиданный удар

    Работы по новому семейству СКШТ уже шли полным ходом, но, как и в случае с ОКР «Вощина-1», с финансированием опять возникли проблемы. У автора нет объяснения, в силу каких причин завод получил меньше четверти суммы из указанных в государственном контракте 80 миллионов рублей. Из сопутствующих НИОКР удалось выполнить в полном объеме всего одну, связанную с системой управления.

    Абсурд на колесах
    Коллаж Андрея Седых

    Проведенные кадровые изменения в руководстве ГАБТУ отрицательно повлияли на развитие всей отечественной военной автомобильной техники (ВАТ). В октябре 2008 года начальник ГАБТУ генерал-лейтенант Николай Ершов своим решением вообще остановил все финансирование ОКР «Вощина-2» и всех сопутствующих работ. Без работ по шинам и ГМП выполнение основной ОКР потеряло смысл. К тому же остаток неосвоенных средств заказчик потребовал вернуть. ОКР «Вощина-2» была приостановлена на этапе разработки КД (технический проект разработали).

    Проблемы возникли в связи с явным намерением руководства ГАБТУ сосредоточить все разработки и производство ВАТ на одном заводе. Так, в 2008 году МО РФ отказалось от закупок разработанного на БАЗе в инициативном порядке и принятого в том же году на снабжение ВС РФ седельного тягача БАЗ-6403, предпочтение отдали седельному тягачу КАМАЗ-65225, который не прошел госиспытания и не был принят на снабжение ВС РФ. В процессе испытаний выявлены замечания.

    17 декабря 2008 года на международной конференции, проводившейся ОАО «АСМ-Холдинг», врио начальника 21-го НИИИ МО РФ полковник Тарасов сообщил о том, что КАМАЗ пообещал сделать собственные тягачи и шасси большой грузоподъемности (от 25 тонн и выше) для замены СКШТ от МЗКТ. Позже автору стало известно о том, что КАМАЗу уже выделены 120 миллионов рублей на проведение работ по этой теме (НИР «Платформа»).

    Врио начальника 21-го НИИИ МО РФ мотивировал остановку финансирования ОКР «Вощина-2» тем, что в ее рамках разрабатывается техника двойного назначения и поэтому такая техника должна создаваться не за счет государственных средств. А заказчик будет покупать конкурентоспособную технику по своему усмотрению. Этот ответ был дан перед большой аудиторией. Многие до сих пор гадают: почему вообще тема СКШТ прозвучала публично именно в декабре 2008 года? Возможно, уже не было никакой возможности замалчивать факты, тем более что месяцем ранее, 19 ноября 2008 года в МО РФ состоялось совещание, на котором представители промышленности (и БАЗа в том числе) высказали вслух все, что думали об остановке НИОКР. К сожалению, о том совещании общественность не проинформирована.

    Высказывания о том, что заказчик будет покупать конкурентоспособную технику по своему усмотрению, стали модными после назначения в апреле 2007 года на должность начальника вооружения – заместителя министра обороны Николая Макарова, позднее – начальника Генерального штаба ВС РФ – первого заместителя министра обороны. Хотя любому специалисту, связанному с ВВТ, понятно: ни одна серьезная работа не может быть проведена без государственного финансирования.

    ОКР «Вощина-2» была инициирована вовсе не потому, что новые шасси и тягачи крайне необходимы предприятиям экономического сектора. Если военным нужны СКШТ, которые могут передвигаться по полному бездорожью с максимально возможной средней скоростью (нынешние требования – не менее 40–45 километров в час), обеспечивая при этом сохранность полезной нагрузки и защиту от различных средств разведки и поражения и т. д., выполняя также многие другие тактико-технические требования, то гражданским заказчикам многое из этого не требуется.

    Даже ОАО «КАМАЗ», обладая существенно большими ресурсами, не смогло (или не захотело) провести работы по СКШ военного назначения за свой счет с последующим предложением готовой техники заказчику. Причастные уже тогда знали – КАМАЗ на ОКР запросит раз в 20, а то и больше, чем выделено на НИР «Платформа». А о том, сколько еще дополнительно предстоит потратить на организацию серийного производства, посвященные боялись даже говорить в присутствии представителей СМИ. Возможно, именно поиск средств для проведения работ КАМАЗом стал истинной причиной сворачивания как ОКР «Вощина-2», так и многих других работ.

    Итак, в конце 2008 года БАЗ опять и уже в который раз по вине МО РФ оказался в затруднительном положении. Успешное проведение ОКР «Вощина-2» было бы для БАЗа последним шансом возрождения и занятия достойного места в ряду предприятий ОПК.

    Наиболее характерный пример некомпетентности – судьба ЗРПК «Панцирь-С». В августе 2008 года в процессе госиспытаний был проведен перемонтаж модулей комплекса с шасси КАМАЗ-6560 на шасси БАЗ-6909-019. В сентябре-октябре успешно прошли стрельбы с боевой машины (БМ), смонтированной на шасси БАЗ-6909-019. По всем согласованным документам планировалось осуществлять поставку комплекса «Панцирь-С1» на экспорт на Ближний Восток на шасси КАМАЗ-6560, а в ВС РФ – комплекс «Панцирь-С» на шасси БАЗ-6909. По отзывам специалистов, участвовавших в перемонтаже оборудования БМ комплекса и проведении пробеговых испытаний и стрельб на полигонах Капустин Яр и Ашулук, БМ на шасси БАЗ-6909-019 обладает более высокими скоростями движения, динамикой, проходимостью, плавностью хода. Почему в серию не пошел «Панцирь-С» на шасси БАЗ-6909-019, догадаться не так уж сложно.

    Невостребованная «Вощина-1,5»

    К счастью, в МО РФ не решились закрыть ряд работ по перспективным системам и комплексам ПВО. Головным разработчикам, ориентировавшимся на отечественную технику, были необходимы широкие шасси и тягачи, и их предстояло создать. На БАЗе невольно вспомнили о первоначальных планах и конструкторы в инициативном порядке взялись за реализацию первого этапа разработки широких СКШТ, которые для удобства назвали «Вощина-1,5» (этот шифр семейству официально не присваивали и не используют в документах). Летом 2009 года уже начали разрабатывать тягач БАЗ-6403.01.

    По результатам работ с потенциальными заказчиками была выявлена принципиальная необходимость увеличения габаритной ширины СКШТ для обеспечения возможности размещения, в том числе путем перемонтажа ВВТ с шасси и тягачей МЗКТ на БАЗ, различных средств ЗРС «Триумфатор-М».

    10 июня 2011 года БАЗ-6403.01 был показан министру обороны, военным специалистам, представителям промышленности и прессе в подмосковных Бронницах. К сожалению, немногие обратили внимание на новинку, которую представлял БАЗ. Судя по дальнейшему развитию событий, тот памятный показ мало что принес полезного – прежний министр обороны вряд ли что-то вообще понял из увиденного и услышанного, так как ЗАО «БАЗ» вынуждено было проводить типовые испытания нового тягача, в том числе в НИИЦе АТ 3-го ЦНИИ МО РФ, за счет собственных средств. По имеющейся у автора информации, в дальнейшем этот тягач так и остался невостребованным для применения в составе ВВТ или для буксировки тяжелой бронетанковой техники, хотя его неоднократно показывали самым разным военачальникам и должностным лицам, в том числе президенту РФ Дмитрию Медведеву (в сентябре 2011-го на учениях в Чебаркуле именно БАЗ-6403.01 вытаскивал из грязи застрявшие автомобили повышенной проходимости отечественного производства).

    В рамках дальнейших работ по «Вощине-1» могут быть осуществлены разработки и изготовление других образцов модернизированных СКШТ с увеличенной габаритной шириной и для использования в составе систем и комплексов ВВТ. Предпринимаются шаги, чтобы заинтересовать МО РФ перспективной техникой. Так, 1 февраля 2013 года на сайте военного ведомства появилась информация о посещении министром обороны генералом армии Сергеем Шойгу главного командования СВ. Министру были продемонстрированы макеты перспективных образцов ВВТ для СВ. На одной из фотографий на переднем плане можно было увидеть шасси БАЗа, причем это широкая «Вощина-1,5». Данное шасси предлагается использовать под монтаж различных ВВТ, в том числе для СПУ ОТРК «Искандер» и перспективных ОТРК.

    Призрачные перспективы

    Непосвященному читателю покажется, что все на БАЗе хорошо: завод выполняет поставки в рамках ГОЗ и в ближайшие годы ожидается его увеличение. В настоящее время по основным показателям технического уровня и ТТХ шасси и тягачи семейства «Вощина-1» соответствуют современным и перспективным (до 2020 года) требованиям и обеспечивают монтаж, транспортировку и боевое использование серийных и модернизированных комплексов ВВТ, полную замену базовых шасси типа КрАЗ (производства Украины), а также СКШТ типа МАЗ-543, МЗКТ-7930 (производства РБ) как при проведении капитального ремонта, так и в ходе серийного производства образцов ВВТ.

    Но это день сегодняшний. Ведь любая, даже самая совершенная техника имеет пределы по ее модернизации и на БАЗе нужно создавать новое семейство СКШТ военного назначения.

    Приостановка ОКР «Вощина-2» исполнена на основании решения генерального заказчика. Сама формулировка «приостановка работ» не исключает их возобновления. Отдельные наработанные в рамках ОКР «Вощина-2» решения уже сейчас внедрены или внедряются в конструкции СКШТ. Пока еще сохраненный инженерный потенциал предприятия готов к реализации большинства известных на БАЗе проектов ОКР и НИР, однако время уходит, а практической своей реализации эти планы не находят.

    Вопрос стоит очень остро. Много говорится о том, что предприятия промышленности должны вести инициативные разработки, но такие разработки на БАЗе уже есть, в том числе и в металле (например в мае 2011 года изготовлен опытный образец шасси БАЗ-69096-013 с колесной формулой 10х10.1). Однако уже неоднократно на БАЗе сталкивались с тем, что в дальнейшем перспективные образцы остаются невостребованными со стороны МО РФ и головных разработчиков, с которыми предварительно согласовываются ТТЗ. Если же завод вложит значительные средства в разработку нового семейства военного назначения, будет ли оно востребовано МО РФ? Особенно в нынешних условиях, когда на других предприятиях уже ведутся разработки перспективных семейств автомобилей многоцелевого назначения и СКШТ, которые по своим ТТХ (грузоподъемность, увеличенная габаритная ширина, защищенность, независимая подвеска) частично соответствуют СКШТ БАЗа? Брянский автозавод не боится конкуренции, но, как показал предыдущий опыт, не всегда результат определяют лучшие ТТХ образцов техники – в 2008–2012 годах решения чаще принимались исходя из иных соображений. Поэтому наиболее оптимальным может быть либо продолжение ОКР «Вощина-2» с корректировкой ТТЗ, либо открытие новой ОКР, в рамках которой необходимо создать определенный научно-технический задел на перспективу. Но в нынешней ситуации собственник завода работы без государственного финансирования вести не планирует.

    Сегодня на БАЗе все чаще задумываются: нужен ли будет этот завод государству в его нынешнем качестве через три года? Через пять лет? По имеющейся у автора информации, собственник завода уже рассматривает даже такой фантастический вариант, как полное перепрофилирование производства, прекращение выпуска СКШТ военного назначения после выполнения всех заключенных договоров в рамках ГОЗ.

    Александр Привалов,
    главный редактор «Автомобильного каталога»

    0 0

    Представления о низком качестве боевой техники Поднебесной давно устарели

    В статье «Оверлорд» по-пекински»  уже говорилось о составе ВВС НОАК. Однако их развитие заслуживает более подробного рассмотрения. Сразу следует оговориться, что Китай имеет вторую в мире по количеству боевых самолетов морскую авиацию (и это при отсутствии авианосцев), на вооружении которой состоят боевые самолеты тех же типов, что и в военно-воздушных силах, причем в сопоставимых количествах. Поэтому далее под ВВС будет пониматься совокупность собственно ВВС и морской авиации.

    В статье «Оверлорд» по-пекински»уже говорилось о составе ВВС НОАК. Однако их развитие заслуживает более подробного рассмотрения. Сразу следует оговориться, что Китай имеет вторую в мире по количеству боевых самолетов морскую авиацию (и это при отсутствии авианосцев), на вооружении которой состоят боевые самолеты тех же типов, что и в военно-воздушных силах, причем в сопоставимых количествах. Поэтому далее под ВВС будет пониматься совокупность собственно ВВС и морской авиации.

    Еще в середине 90-х на вооружении китайских ВВС оставалось несколько сотен J-5 (МиГ-17). И еще в начале ХХI века больше половины боевых самолетов составляли J-6 (МиГ-19), а J-7 (МиГ-21) считались чуть ли не новыми и современными. Однако за последнее десятилетие НОАК претерпела разительные перемены во всех своих компонентах, включая ВВС.

    Истребители: не добротностью, так количеством

    J-6 три года назад были сняты с вооружения. Впрочем, примерно две тысячи этих самолетов остаются на хранении и, по-видимому, переделываются в ударные беспилотники (возможно, они будут работать как камикадзе). J-7 «выведены из первой линии», хотя в строевых частях остается от 700 до 800 машин этого типа различных модификаций. Более того, J-7 до сих пор производятся в Китае. В данный момент только на экспорт, но это не значит, что невозможно возобновление их поставок в собственные ВВС. МиГ-21 – машина по-настоящему выдающаяся, возможно, в Китае ее оценили больше, чем на родине. Китайцы взяли три производных от нее, создав экспортный истребитель 4-го поколения JF-17 (сейчас поступает на вооружение ВВС Пакистана). И даже сам J-7, простой, дешевый и маневренный, может очень хорошо создавать «эффект массы» во время будущей крупномасштабной войны на просторах Евразии. Так что, вероятно, история этого самолета отнюдь не окончена, а ее продолжение может быть очень неожиданным. Особенно для той страны, где он когда-то родился.

    В случае обострения международной обстановки китайский авиапром способен еще более нарастить производство боевых, транспортных и специальных самолетов

    Кроме того, от прежних времен у китайцев осталось примерно 200 истребителей J-8, вполне посредственных самолетов, которые в ближайшие лет 10–15, видимо, отправятся на хранение или даже на слом.

    Символом «новых времен» для ВВС НОАК стал истребитель Су-27, поставки которого в КНР начались в 1992 году. Китай купил у России 76 готовых Су-27СК/УБК, а затем произвел по лицензии 105 самолетов J-11А, после чего отказался от производства еще 95, предусмотренных контрактом, чем нанес реальный ущерб нескольким российским предприятиям, задействованным в производстве самолета. С 2007 года китайцы развернули серийное производство безлицензионного J-11В. Кроме того, в начале ХХI века Китай приобрел в России 76 Су-30МКК и 25 Су-30МК2 (последние – для морской авиации), после чего в 2012-м начал серийное производство безлицензионных J-16. В настоящее время на вооружении ВВС НОАК (с учетом морской авиации) имеется от 240 до 300 Су-27/J-11 (как минимум в 13 авиаполках) и не менее 110 Су-30/J-16 (как минимум в шести авиаполках). Эти цифры быстро увеличиваются за счет производства J-11В и J-16. Таким образом, по количеству тяжелых истребителей 4-го поколения Китай в ближайшие годы уверенно выйдет на первое место в мире, обойдя как США, так и Россию (при этом его машины будут физически новее и российских, и американских).

    Кроме того, семейство Су-27 и его производных пополнят новые истребители. Во-первых, это палубный J-15, скопированный с купленного на Украине Т-10К. Сегодня два экземпляра этого самолета проходят летные испытания на авианосце «Ляонин». Китай собирался купить с целью копирования два российских палубных истребителя Су-33 (его прототипом и был Т-10К), но Москве впервые хватило сил отказать Пекину. Очень похожая ситуация складывается с Су-35С, наиболее совершенным истребителем данного семейства. Китай хотел купить четыре машины, Россия надеялась продать 48. Видимо, стороны сойдутся на 24, хотя и здесь все ясно: китайцы будут копировать не столько сам самолет, сколько двигатели (с этим у них самые большие проблемы).

    Легким истребителем китайских ВВС является J-10, созданный на базе несостоявшегося израильского «Лави» (в основе которого в свою очередь лежит F-16), но со многими российскими комплектующими. Сегодня в восьми или девяти авиаполках имеется от 150 до 250 машин этого типа, их производство продолжается, осваиваются новые модификации. Скорее всего будет создан палубный вариант этого истребителя.

    Чрезвычайно большой интерес за рубежом вызвали испытания в Китае самолетов J-20 и J-31. Если судить по их внешнему виду, они являются истребителями 5-го поколения: первый – как бы аналог F-22, второй – F-35. При этом хорошо известно, что китайские двигатели даже 4-му поколению не вполне соответствуют, есть также большие сомнения, что всем параметрам машин 5-го поколения соответствует местная авионика. Следовательно, перспективы двух этих самолетов не совсем ясны. С другой стороны, американский опыт говорит о том, что вся их концепция истребителей 5-го поколения может оказаться тупиковой ветвью развития с точки зрения критерия «стоимость-эффективность». Поэтому Китаю может оказаться вполне достаточно пары тысяч машин 4-го поколения (лет через 8–10 у него будет именно столько). С этим количеством истребителей его ВВС выйдут на первое место в мире. В США производство F/A-18E/F (уже почти закончившееся) и увязшего в многочисленных проблемах F-35 не покрывает списания F-15, F-16 и ранних модификаций F/А-18. И уж тем более в России закупки Су-35С никак не смогут компенсировать списания Су-27 и МиГ-29. Ситуацию не исправит и запуск в серию Т-50, даже если он состоится. КНР обойдет и США, и Россию количественно, практически не уступая качественно. При этом средний возраст китайских истребителей будет значительно ниже, чем американских и российских. Сравнивать ВВС НОАК с авиацией каких-то других стран (даже Японии, Индии и Тайваня) бессмысленно уже сейчас.

    Ударная авиация: числом и новизной

    Дела с ударной авиацией у Китая несколько хуже, чем с истребительной, хотя и здесь положение быстро меняется к лучшему. Только что завершилось производство штурмовиков Q-5, созданных на базе МиГ-19. Впрочем, эта машина многократно модернизировалась, в том числе с использованием западной авионики. Сейчас на вооружении ВВС НОАК имеется около 300 этих самолетов последних модификаций. Это примерно столько же, сколько у США А-10 и у России Су-25. Китайские штурмовики хуже качественно, зато физически новее.

    Атака китайского авиапрома

    Примерно сотня стратегических бомбардировщиков Н-6 (копия Ту-16) ранних модификаций – носителей ядерного оружия (свободнопадающих бомб) прорвать даже весьма посредственную ПВО не сможет. Однако в 90-е годы Китай получил с Украины советскую стратегическую КРВБ Х-55, а из Пакистана – американский «Томагавк». Благодаря их синтезу возникло семейство крылатых ракет, включая КРВБ СJ-10. Ими вооружены последние модификации Н-6 – Н-6Н (несет две КРВБ), Н-6М (4) и Н-6К (6). Этих самолетов в ВВС НОАК от 60 до 70, причем производство Н-6М и Н-6К, по-видимому, возобновлено (для Н-6К приобретаются российские двигатели Д-30КП2). На первый взгляд подобный шаг кажется абсурдом (Ту-16 создан в 50-е годы). С другой стороны, строить «навороченный» новейший самолет в качестве «извозчика» КРВБ большой дальности нет никакой необходимости. В конце концов В-52 ничуть не новее, но прослужит еще лет 30.

    Основным фронтовым бомбардировщиком ВВС и морской авиации НОАК стал JH-7. Этот самолет ни с чего не скопирован, хотя напоминает Су-24, а также европейский «Торнадо». Сейчас в девяти авиаполках имеется 160–180 машин этого типа, их производство продолжается. JH-7 уступает качественно Су-24 и тем более Су-34 и F-15Е, но и здесь китайцы возьмут количеством и новизной (в физическом смысле).

    Кроме того, ударную авиацию дополняют многочисленные баллистические, а теперь и крылатые ракеты различной дальности, входящие в состав либо сухопутных войск, либо «второй артиллерии» (здесь счет идет на тысячи), а также ударные беспилотники, которые в последние годы Китай демонстрирует очень широко и во множестве типов. Это «Илонг», очень напоминающий американский «Предатор» (который США не продавали даже ближайшим союзникам), WJ-600, целое семейство БЛА СН (СН-3/4/91/92). Можно, конечно, предполагать, что часть этих аппаратов является макетами, но лучше не тешить себя иллюзиями.

    Неожиданное превосходство

    Иллюзий у нас, увы, очень много. В частности, в России до сих пор распространена абсурдная уверенность, что Китай производит боевую технику (в том числе авиационную) в незначительных количествах и низкого качества. На самом деле китайский военный авиапром давно стал мировым лидером по своим производственным возможностям. В КНР в год строится больше боевых самолетов, чем во всех 28 странах НАТО (включая США) вместе взятых. Одновременно выпускаются J-11B, J-16, J-10, JH-7, Н-6М/К, а также на экспорт – J-7 и JF-17. В ближайшее время этот список почти наверняка пополнят J-15 и, возможно, J-20 и/или J-31. Кроме того, производятся учебные К-8 и L-15, транспортный Y-8 (очень успешно занимает на мировом рынке нишу своего советского прообраза Ан-12), создан первый китайский тяжелый транспортный самолет Y-20, который станет конкурентом Ил-76. Причем в случае обострения международной обстановки китайский авиапром способен еще более нарастить производство боевых, транспортных и специальных самолетов. Качественное отставание китайских машин от наиболее современных западных и российских крайне незначительно, оно не обеспечивает последним никакого принципиального превосходства. Тем более что, как было сказано выше, Китай компенсирует это незначительное качественное отставание значительным количественным превосходством и физической новизной машин.

    Не менее существенно обновилась за последние два десятилетия и наземная ПВО НОАК. Хотя на вооружении ее до сих пор состоит ЗРК HQ-2 (копия С-75), Россия и здесь помогла Пекину качественно обновить технику за счет поставок ЗРС С-300П. Всего Китай приобрел один полк (два дивизиона) ЗРС С-300ПМУ (экспортная версия российской С-300ПТ), два полка (в каждом по четыре дивизиона) С-300ПМУ-1 (экспортная версия российской С-300ПС) и четыре полка (15 дивизионов: три полка по четыре дивизиона, один полк из трех дивизионов) С-300ПМУ-2 (экспортная версия российской С-300ПМ). К ним было куплено 150 ЗУР 5В55Р и 897 ЗУР 48Н6 (часть этих ЗУР, видимо, уже истрачена в ходе испытаний и учений). В некоторых источниках приводится вдвое большее число дивизионов всех указанных модификаций С-300, закупленных КНР в России, но тут вопрос в том, сколько считать ПУ в дивизионе. Общее количество ПУ составляет, очевидно, 160 единиц (по четыре ЗУР на каждой).

    На основе «трехсотки», а также полученного из Израиля американского «Пэтриота» Китай создал собственную ЗРС HQ-9, а на основе ЗРК «Бук» (хотя в своем «первозданном» виде он в Китай не экспортировался) получился HQ-16. Обе эти системы находятся в производстве.

    В целом китайские ВВС и ПВО как минимум практически сравнялись по своим возможностям с российскими и уверенно догоняют американские. Причем в соревновании с обеими этими странами (особенно, конечно, с Россией) тенденции однозначно говорят в пользу Китая благодаря его огромным производственным возможностям и очень быстрому научно-технологическому развитию. Мир хорошо знает о том, что КНР стремительно идет к мировому экономическому лидерству. Но почему-то не хочет видеть аналогичных тенденций в военной области.

    Александр Храмчихин,
    заместитель директора Института политического и военного анализа

    0 0

    Ученые на пороге открытий, которые кардинально изменят средства и способы ведения вооруженной борьбы

    Результаты научных исследований, имеющих порой весьма отдаленное отношение к армии, способны в ближайшие 20 лет  оказать существенное влияние на облик систем вооружения, характер и содержание военных действий.

    Результаты научных исследований, имеющих порой весьма отдаленное отношение к армии, способны в ближайшие 20 лет оказать существенное влияние на облик систем вооружения, характер и содержание военных действий.

    Механизм влияния науки на развитие вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ) имеет две основные компоненты – онтологическую и гносеологическую, что подразумевает разрешение фундаментальных и прикладных проблем.

    Первые значимы для развития науки в целом или для нескольких ее отраслей. В абсолютном большинстве случаев фундаментальные решения оказывают влияние на развитие базовых военных технологий через новые методы устранения существующих или вновь появившихся прикладных проблем.

    Вторые значимы для отдельных прикладных направлений науки. Как правило, их разрешение оказывает непосредственное влияние на развитие базовых военных технологий.

    Весь перечень существующих проблем науки достаточно велик и в рамках одной статьи рассмотрен быть не может. Поэтому остановимся только на тех, которые способны оказать в перспективе существенное влияние на развитие ВВСТ.

    Единая теория поля

    Одна из проблем – разработка единой теории поля. Она скорее всего получит свое разрешение лишь в долгосрочной перспективе, а соответственно ее влияние на развитие ВВСТ ощутится лишь в отдаленном будущем. Для военного дела это будет иметь двоякое значение.

    Телепортация и оружие будущего
    Коллаж Андрея Седых

    С одной стороны, при достаточных прогностических возможностях такой теории помимо раскрытия и математического описания всех четырех известных взаимодействий (гравитационного, электромагнитного, сильного и слабого) в ее рамках должна появиться методика выявления иных видов взаимодействия материи и экспериментальной проверки их существования. Это даст новые возможности по созданию качественно иных систем ВВСТ, основанных на использовании этих полей и эффектов их взаимного влияния.

    С другой – такая теория, вероятно, позволит объяснить достаточно большой класс явлений, которые объединяются сегодня под названием «паранормальных». Абсолютное большинство из них – это ничем не подтвержденный вымысел околонаучного жулья. Однако уже есть достаточная статистика строго научно зафиксированных явлений такого рода (в частности экстрасенсорика и ясновидение), которая не позволяет просто от них отмахнуться и требует своего объяснения.

    Раскрытие механизмов возникновения таких явлений и их формализованное описание раскроют качественно новые возможности вооруженной борьбы, прежде всего в информационной сфере, а также в технологиях контроля сознания. Большинство ученых, не отрицающих существование подобных явлений, сходятся на том, что в их основе должны лежать новые типы полей, пока еще неизвестные науке. Допустить их открытие вполне можно, если учесть, что человечество вошло в XX век с двумя типами полей – гравитационным и электромагнитным, а вышло с четырьмя, добавив сильное и слабое взаимодействие. Кроме того, следует помнить, что мы пока слишком мало знаем о нашем мире, чтобы просто отмахиваться от явлений, которые не вписываются в сегодняшнее представление о нем, не будем забывать судьбу генетики, кибернетики и геополитики.

    На данный момент единой теории поля еще нет. Работа по ее созданию ведется по двум основным направлениям, мировоззренческая основа которых создана в начале XX века.

    Первое из них базируется на квантовых представлениях, описывающих все виды полей, согласно которым механизмом их возникновения является обмен особыми виртуальными частицами (например для электромагнитного поля – это фотоны). В рамках Стандартной модели, основанной на квантовом подходе, удалось получить удовлетворительное описание известных четырех полевых взаимодействий. Обнаружение бозона Хиггса подтвердило корректность данной теории. Однако прекрасно описывая эти процессы, квантовый подход не позволяет двинуться дальше – теоретически спрогнозировать новые вероятные виды взаимодействий. Невозможно найти в рамках этой теории и удовлетворительное объяснение ряда эффектов микромира, в частности телепортации состояния микрочастиц (хотя формальное математическое описание этого явления в рамках Стандартной модели существует). То есть она не обладает достаточным прогостическим потенциалом.

    Второй подход основан на геометрических представлениях, вытекающих из концепции образования гравитационного поля как проявление искривленности пространства в общей теории относительности Эйнштейна. Здесь попытки сформировать единую теорию поля за счет введения дополнительных измерений пространства (концепция Вейля-Калуцы), кривизна которых и приводит к возникновению электромагнитного и других фундаментальных полей, пока не достигли успеха.

    Интенсивно разрабатываемая в настоящее время теория суперструн (относящаяся скорее к геометрическому подходу, чем к квантовому) потенциально должна дать более глубокое описание явлений микромира и фактически способна стать единой теорией поля. Однако результатов, которые можно было бы проверить экспериментально, разработчики этой теории пока не получили.

    Поэтому современная физика ищет признаки иных эффектов, способных дать толчок развитию теоретических представлений о микромире, наращивая мощь экспериментальных установок (в частности создав Большой адронный коллайдер).

    Несмотря на исключительную сложность задачи построения единой теории поля, можно рассчитывать, что в ближайшие два-три десятилетия она будет сформулирована. Залогом успеха являются достижения современной математики и кибернетики.

    Такая теория произведет революцию в военном деле, аналогичную той, которая произошла в результате создания квантовой теории, приведшей в итоге к разработке атомного и термоядерного оружия, рождению ядерной энергетики, а также ко всему спектру достижений науки и техники, составляющих основу сегодняшнего прогресса – от микроэлектроники до микробиологии.

    На основе использования иных, ныне неизвестных видов энергии могут появиться такие виды оружия, по сравнению с которыми ядерное оружие покажется просто детской хлопушкой.

    Геофизика и климатообразование

    Наиболее интересной прикладной методологической проблемой, значимой для дальнейшего развития ВВСТ, является разработка методов, позволяющих прогнозировать развитие геофизических и климатообразующих процессов под действием различных дестабилизирующих факторов с точностью, достоверностью и надежностью, которые давали бы возможность осуществлять формирование требуемого характера геофизических или климатических процессов в заданных районах планеты. Сегодня в этом направлении идут достаточно интенсивные исследования, прежде всего в США.

    Телепортация и оружие будущего
    Коллаж Андрея Седых

     Актуальность этой проблемы для военного дела обусловлена появлением средств, позволяющих оказывать достаточно мощное воздействие на геофизику и климат планеты практически в глобальном масштабе.

    Это прежде всего известный HAARP – комплекс, способный оказывать существенное влияние на ионосферу Земли. Он формирует в ней «ионные облака», в которых за счет концентрации СВЧ-энергии от нескольких мощнейших излучателей возникает плазма. Боеголовка ракеты или самолет, попав в такую область или в прилегающие к ней зоны, будут выведены из строя. То есть HAARP исходно создавался как комплекс противоракетной обороны.

    Однако в процессе его опытной эксплуатации выяснилось, что он способен оказывать определенное влияние на геофизику Земли и погодообразование над значительными территориями. Возможности HAARP оказывать влияние на погоду обусловлены тем, что состояния ионосферы и тропосферы сильно зависят друг от друга. В результате колебания ионосферы, вызываемые воздействием комплекса, неизбежно приводят к изменению погодных условий.

    Физика воздействия HAARP на геофизические процессы основана на том, что Земля с точки зрения электромагнетизма является гигантским сферическим конденсатором, у которого внешняя проводящая оболочка представлена ионосферой, а внутреннее проводящее ядро – земной корой и магмой, между которыми располагается диэлектрик – обладающие слабой электрической проводимостью нижние слои атмосферы. Достаточно интенсивные колебания ионосферы могут приводить к отклику в глубинных слоях Земли в виде колебаний процессов в магме. Следствием этого становятся сбросы энергии в зонах геологических напряженностей на стыках геологических плит, что проявляется в виде землетрясений. Отсутствие сколько-нибудь эффективного прогноза таких последствий делает применение HAARP практически непредсказуемым, что может при определенных условиях привести к катастрофе для самих обладателей этой методики.

    Вместе с тем разработка технологии относительно точного прогноза таких последствий превратит HAARP в мощное геофизическое и климатическое оружие. Деятельность здесь ведется по двум основным направлениям.

    Во-первых, создание на основе суперкомпьютеров специальных комплексов, которые позволят моделировать погодообразование над значительными территориями и геофизические процессы, последствием которых станут землетрясения в определенных областях.

    Во-вторых, сбор и систематизация статистической информации об этих явлениях в объемах, достаточных для их прогнозирования.

    Модификация жизни

    Первой из прикладных онтологических проблем следует обозначить создание живых существ с заданными свойствами на основе методов генной инженерии. Значимые для военного дела разработки в этой области ведутся в направлении создания болезнетворных бактерий и вирусов с высокодифференцированной способностью по признаку расы. Задача состоит в том, чтобы болезнетворные микроорганизмы были опасны только для конкретной группы людей, определяемой расовой принадлежностью. Такие работы в настоящее время ведутся в США. До сих пор не удалось добиться требуемого уровня «расовой избирательности». Однако определенные успехи уже есть – появились ранее неизвестные возбудители, которые для одних рас более опасны, а для других – менее. В качестве примера можно привести атипичную пневмонию и птичий грипп.

    Лучевые пушки

    Создание малогабаритных генераторов сверхмощного излучения СВЧ-радиодиапазона, оптического и рентгеновского является основным условием разработки целого семейства высокоэффективного лучевого оружия. Работы по данному направлению стали приоритетными в рамках программы ПРО США.

    Целями оружия, использующего СВЧ-излучение, станут электронные системы военных объектов самого различного назначения, в том числе летательные аппараты.

    Мощные генераторы когерентного оптического и рентгеновского излучения позволили создать лазерное оружие. Первые его образцы уже приняты на вооружение ВМС США.

    В перспективе они станут основным вооружением космических боевых систем будущего, которые будут способны поражать не только космические, но и наземные объекты. Но для этого необходимо решение задачи прохождения высокоэнергетических пучков электромагнитной энергии оптического и рентгеновского диапазонов через атмосферу.

    Сверхмощные ЭВМ

    Значимым для военного дела станет реализация возможности использования эффекта телепортации состояния квантовых частиц в перспективных электронных системах, прежде всего создание на этой основе ЭВМ.

    Существо данного эффекта состоит в том, что если две и более микрочастицы с выраженными квантовыми свойствами находились в одной системе, а затем ее покинули и разошлись в пространстве, то изменение состояния любой одной из них мгновенно приводит к определенным изменениям состояния других частиц из этой группы.

    Считается, что применение квантовой телепортации позволит создать относительно малогабаритные ЭВМ, обладающие гигантской производительностью, существенно превосходящей даже современные суперкомпьютеры.

    Это связано с тем, что одним из основных факторов, ограничивающих скорость вычислений, сегодня является скорость распространения электромагнитного поля. Применение эффекта телепортации состояния квантовых частиц данное ограничение снимет.

    Создание таких систем произведет революцию в военной кибернетике – на порядки сократятся сроки обработки информации в АСУ, повысятся темпы ведения военных действий, существенно возрастет качество принятия решений, расширятся возможности роботизации вооруженных сил за счет применения более сложных моделей, учитывающих большее количество факторов, и самое главное – произойдет качественный скачок в уровне интеллектуальности, точности, надежности, достоверности и оперативности систем управления оружием и техническими средствами.

    Нанооружие

    Важную роль в развитии систем вооружений будет играть решение проблемы создания технических устройств наномасштаба с требуемыми функциональными возможностями и способностью к самовоспроизведению.

    В этой сфере основные сложности вытекают из того, что на формирование и поведение нанообъектов определяющее влияние оказывают квантовые эффекты, делая эти процессы вероятностными. По сути дела речь идет о создании исключительно сложных, ориентированных на выполнение определенных функций в конкретных условиях макромолекул.

    Множество таких молекул, объединенных в конгломераты, может выступать средой хранения и переработки информации. Находясь среди других молекулярных и атомных систем, они способны выступать как модификаторами, так и разрушителями этих структур.

    Тем самым появляется возможность создания качественно новых систем оружия, основанного на суспензиях нанороботов, способных в короткие сроки уничтожать военные объекты, ВВСТ и живую силу противника.

    Не исключено появление суспензиообразных систем обработки и хранения информации, которые будут обладать исключительно высокой устойчивостью к различным поражающим воздействиям.

    Таким образом, разрешение перечисленных, а также ряда других проблем фундаментальной и прикладной науки приведет уже в ближайшие 20 лет к разработке качественно новых видов оружия, способного оказать существенное влияние на характер вооруженной борьбы.

    Константин Сивков,
    первый вице-президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук

    0 0

    За время своего существования агентство прочно заняло позиции в системе размещения ГОЗ

    Выступая 23 мая на расширенном заседании коллегии Рособоронпоставки, ее руководитель Надежда Синикова подвела итоги трехлетней работы агентства.

    Выступая 23 мая на расширенном заседании коллегии Рособоронпоставки, ее руководитель Надежда Синикова подвела итоги трехлетней работы агентства.

    2013 год стал для Рособоронпоставки годом уверенного развития и позволил добиться значительных положительных результатов.

    По сравнению с предыдущим годом объем переданного агентству ГОЗ вырос почти в три раза (с 81 до 226 млрд руб.) и составил более 1200 позиций. Фактически же по состоянию на 20 мая уже переданы заявки на сумму более 267 миллиардов рублей, что почти в четыре раза больше аналогичного показателя прошлого года.

    В силу очень серьезного увеличения объема ГОЗ-2013, размещаемого через Рособоронпоставку, было организовано оперативное взаимодействие со всеми госзаказчиками. Со многими государственными заказчиками агентство активно работает уже третий год. В первую очередь это Минобороны, которое является основным госзаказчиком по ГОЗ. Доля переданных Рособоронпоставке заказов в общем объеме составляет более 98 процентов. ФСБ – второй по объему переданных заказов госзаказчик, в интересах которого агентством уже второй год размещается крупный пакет заказов, включающий более 200 позиций.

    Рособоронпоставка: итоги трех лет

    Несмотря на увеличивающийся от года к году объем передаваемых Рособоронпоставке на размещение заказов, работа в соответствии с внутренними регламентами организована таким образом, что заявка уже через 20 минут после захода в агентство поступает к исполнителю в работу. Кроме того, документация о торгах готовится не просто с соблюдением сроков, установленных действующими регламентами, а зачастую с опережением их. Все это позволяет максимально сократить сроки размещения заказов.

    По сравнению с предыдущими годами качество подготовки заявок со стороны заказчиков улучшилось. Так, практически отсутствуют замечания по их оформлению и составу на проведение закрытых торгов. Однако в целом качество подготовки заявок остается низким и почти в 90 процентах случаев они требовали доработки. При этом следует отметить: государственные заказчики быстро реагируют на возникающие вопросы и многие проблемы удается снять в оперативном порядке.

    Основные итоги размещения ГОЗ-2013 по состоянию на 20 мая 2013 года выглядят следующим образом: поступили заявки по 851 позиции на сумму 267,3 миллиарда рублей, на указанную дату все государственные заказчики, за исключением Минобороны, передали в агентство запланированные на размещение заявки в полном объеме. По 94 процентам поступивших заявок Рособоронпоставкой разработана документация и объявлены торги, при этом восемь процентов было размещено повторно.

    На сегодня в работе находится 54 заявки Минобороны на сумму 25,2 миллиарда рублей. Эти заявки поступили за последние несколько дней, торги по ним будут объявлены в ближайшее время. По итогам торгов заключены государственные контракты на сумму 61,9 миллиарда рублей. Этот показатель почти на 40 процентов выше аналогичного периода прошлого года.

    Чтобы обеспечить сокращение сроков размещения ГОЗ, зачастую приходилось организовывать работу в две смены, объявление открытых торгов в электронной форме проводить вплоть до полуночи. Поэтому представителям госзаказчиков желательно соблюдать установленные планами-графиками сроки подачи заявок на размещение, обеспечивая при этом качество их подготовки.

    Проделанная совместно с госзаказчиками работа позволила агентству не только разместить заявки в установленные регламентом сроки, но и обеспечить при этом достаточно высокое качество подготовки аукционной и конкурсной документации. Об этом могут свидетельствовать результаты рассмотрения жалоб на действия (бездействие) Рособоронпоставки при размещении ГОЗ-2013. Обжаловано всего 1,9 процента подготовленной и утвержденной документации о торгах и 0,5 процента протоколов комиссий.

    Если в прошлом году значительное количество споров было связано с заключением контрактов, по которым представлено проблемное обеспечение их исполнения, то в 2013-м активные действия Рособоронпоставки по урегулированию данной ситуации свели такие жалобы практически к нулю.

    Так, по инициативе агентства заключено более 300 соглашений с кредитными организациями в целях подтверждения выдачи банковских гарантий, что позволило снизить возможные риски невыполнения организациями-исполнителями своих обязательств. Эта серьезная и весьма трудоемкая работа была организована в связи с отсутствием на государственном уровне соответствующего нормативно-правового механизма.

    Таким образом, Рособоронпоставка уверенно выполняет отведенную ей роль интегратора интересов госзаказчиков и предприятий ОПК в процессе размещения ГОЗ.


    0 0

    Началось продвижение на мировой рынок кораблей типа LCS-1

    Еженедельник «ВПК» публиковал материалы, касающиеся программы создания боевого корабля прибрежной зоны (БКПЗ) LCS (Littoral Combat Ship), в частности в № 8 за 2012 год. ВМС США только начали принимать в опытную эксплуатацию и оценивать новые БКПЗ типа «Свобода» (Freedom), но фактически маркетинговая кампания уже началась.

    Еженедельник «ВПК» публиковал материалы, касающиеся программы создания боевого корабля прибрежной зоны (БКПЗ) LCS (Littoral Combat Ship), в частности в № 8 за 2012 год. ВМС США только начали принимать в опытную эксплуатацию и оценивать новые БКПЗ типа «Свобода» (Freedom), но фактически маркетинговая кампания уже началась.

    В работе 9-й международной военно-морской выставки «ИМДЕКС ЭЙША-2013» (IMDEX ASIA – International Maritime Defence Exhibition and Conference), которая прошла в Сингапуре с 14 по 16 мая, приняли участие 15 боевых кораблей из девяти стран. В число представленных на выставке кораблей, базировавшихся на территории военно-морской базы «Чанги», входили патрульные, фрегаты, корветы и эсминцы, прибывшие из Австралии, Франции, Индии, Индонезии, Республики Корея, Малайзии, Сингапура, Таиланда и США. Впервые на международном салоне был продемонстрирован головной американский БКПЗ «Фридом», созданный компанией «Локхид Мартин» по концепции LCS-1.

    Программа строительства

    Если учесть, что в ноябре 2012 года на военно-морском салоне «Евронаваль-2012» компания «Локхид Мартин» впервые продемонстрировала модель многоцелевого БКПЗ типа LCS для зарубежных заказчиков, то первую демонстрацию ее нового корабля «Фридом» на салоне в Сингапуре можно считать началом маркетинговой кампании по продвижению концепции LCS на мировой рынок.

    Фрегат «Фридом»: заявка на успех

    LCS – это новое поколение надводных кораблей ВМС США, которые могут действовать в открытом море, однако адаптированы для выполнения широкого спектра боевых задач в прибрежной зоне. Среди основных функций LCS патрулирование, защита флота от нападения малых надводных судов, борьба с малошумными подводными лодками, противоминная борьба, ведение разведки, поддержка действий сил специальных операций. Благодаря тому, что корабли сконструированы с использованием модульной концепции, каждый из них в короткое время может быть перепрофилирован для выполнения любой из этих миссий. Постройка кораблей LCS осуществляется двумя основными подрядчиками по двум альтернативным проектам. Серия LCS-1 создается для ВМС США компанией «Локхид Мартин», LCS-2 – компанией «Остал Ю-Эс-Эй».

    Головной корабль серии LCS-1 «Фридом» (Freedom) не только продемонстрирован в Сингапуре странам Азиатско-Тихоокеанского региона, но будет находиться там восемь месяцев, действуя в зоне ответственности 7-го флота ВМС США. Как сообщили ВМС США, запланировано участие корабля не только в работе салона «ИМДЕКС ЭЙША», но и в учениях CARAT (Cooperation Afloat and Readiness and Training) в Юго-Восточной Азии совместно с региональными вооруженными силами, а также в учениях SEACAT (Southeast Asia Cooperation and Training).

    На борту в настоящее время находится усиленный экипаж в составе 91 человека, включая 19 специалистов для выполнения задач по борьбе с надводными кораблями, а также авиационное подразделение из состава 73-й ударной вертолетной эскадрильи HSM-73 (Helicopter Maritime Strike Squadron 73). Однако базовый экипаж насчитывает 40 человек, к которым добавляются расчеты боевых модулей и состав авиакрыла. В общей сложности на корабле могут базироваться всего 75 человек, что связано с повышенной автоматизацией бортовых систем и необходимостью снижения эксплуатационных расходов.

    LCS-1 «Фридом» разработан компанией «Локхид Мартин» и относится к классу фрегатов. Представляет собой однокорпусный полуглиссирующий корабль со стальным корпусом и алюминиевой надстройкой. Конструкционная защита носит локальный характер, надстройка и элементы вооружения выполнены по технологии малозаметности «Стелс». Обеспечена защита экипажа от оружия массового поражения. LCS-1 был заложен на судостроительном заводе Marinette Marine в 2004 году, спущен на воду в конце сентября 2006-го, в 2008 году сдан в опытную эксплуатацию, а на вооружении ВМС США находится с 2011-го. Второй корабль LCS-3 заложен в 2009 году и сдан в 2012-м. Третий LCS-5 заложен в 2011-м, также строится LCS-7, выданы контракты на строительство LCS-9 и LCS-11.

    Стоимость первых фрегатов типа LCS-1 превышает 500 миллионов долларов, но по решению конгресса США цена последующих кораблей ограничена 460 миллионами. Предполагалось построить до 2030 года за 12 миллиардов долларов 60 фрегатов выбранного варианта LCS (LCS-1 или LCS-2), но кризис и растущая стоимость привели к сокращению программы до 52 кораблей.

    Основные характеристики

    Длина – 115,3, ширина – 17,5, осадка – 3,9 метра, полное водоизмещение около 3089 тонн. Корабль оснащен комбинированной четырехвальной дизель-газотурбинной силовой установкой суммарной мощностью 113 тысяч лошадиных сил с четырьмя водометными движителями, которая позволяет LCS-1 развивать скорость до 45 узлов и совершать переходы на дальность 3500 морских миль на скорости 18 узлов.

    Могут базироваться два противолодочных вертолета MH-60B/F или один вертолет MH-60B/F и два-три палубных беспилотных летательных аппарата (БЛА) вертолетного типа. В состав вооружения LCS-1 входят 57-мм орудие Mk.110, система самообороны от противокорабельных ракет SeaRAM с ракетами RIM-116, созданная на базе 20-мм шестиствольного зенитного артиллерийского комплекса Mk-15 Mod.31 «Фаланкс», беспилотные аппараты в противолодочной версии, роботизированные катера для поиска и уничтожения мин, а также защиты от малых быстроходных судов. Корабли смогут получать и передавать тактическую информацию в рамках сетевой структуры другим кораблям, самолетам и подводным лодкам ВМС США.

    Можно рассматривать как инновационную технологию размещение в кормовой оконечности перспективных кораблей типа LCS специального подъемника-слипа или небольшой док-камеры для спуска и приема плавсредств корабля на ходу и при достаточно развитом волнении. В проекте LCS реализована еще одна весьма эффективная технология, связанная с модульностью. Эта технология была разработана в середине 70-х годов германской компанией Blohm und Voss AG. Она получила название МЕКО (Mehrzweek Kombinationschiff – многоцелевой комбинированный корабль). Данная технология предусматривает проектирование различных вариантов корабля-платформы (1000–4000 тонн) и изготовление всех систем вооружения, главной энергетической установки и других систем в виде стандартных функциональных модулей (ФМ); установку этих ФМ в подготовленные ячейки; простоту замены модулей с морально устаревшими образцами оружия на новые ФМ. Разработав определенное количество видов ФМ, можно не изготавливать их заранее, а хранить лишь техническую документацию, что обеспечивает быстрое проектирование различных вариантов корабля в соответствии с требованиями заказчика.

    Позже эта технология получила свое развитие при создании кораблей программы LCS. Существенное отличие этой технологии от предыдущей заключается в том, что ФМ различного назначения могут устанавливаться в пункте базирования, что позволяет быстро менять функциональное назначение корабля. Наборы боевых средств и соответствующий личный состав объединяются в боевые модули (БМ). Разработаны первые БМ для решения задач противоминной, противокорабельной, противодесантной и противолодочной обороны.

    Николай Новичков,
    главный редактор Агентства АРМС-ТАСС

    0 0

    Российская бомба РС-26 против американской В-61

    К концу 90-х годов все без исключения члены «ядерного клуба» столкнулись с проблемой старения своих арсеналов. Во время официального визита в Москву в 2001 году бывший министр обороны США Дональд Рамсфелд в одном из интервью так оценивал текущее состояние дел: «Могут возникнуть проблемы с надежностью и безопасностью оружия. И у США, и у России появились эти проблемы. Я могу сказать, что в США в настоящее время практически не осталось людей, которые способны производить ядерное оружие. 

    К концу 90-х годов все без исключения члены «ядерного клуба» столкнулись с проблемой старения своих арсеналов. Во время официального визита в Москву в 2001 году бывший министр обороны США Дональд Рамсфелд в одном из интервью так оценивал текущее состояние дел: «Могут возникнуть проблемы с надежностью и безопасностью оружия. И у США, и у России появились эти проблемы. Я могу сказать, что в США в настоящее время практически не осталось людей, которые способны производить ядерное оружие. Они уволились, и если сейчас окажется, что наше ядерное оружие ненадежно, то потребуется много времени, пока мы сможем создать новое. Это реальная проблема».

    Это заявление Рамсфелд сделал уже после того, как ушел на пенсию «последний из могикан» – 77-летний руководитель Ливерморской национальной лаборатории Сеймур Сак – талантливый физик, разработчик большинства состоящих ныне на вооружении армии и флота США ядерных зарядов, участник 85 ядерных испытаний. Помимо всего прочего в сентябре 1991 года конгресс США нанес ощутимый удар по собственному ядерному ОПК, приняв закон, запрещающий разрабатывать и производить новые типы ядерных зарядов, а также проводить испытания ядерного оружия. Одномоментно были закрыты все прежние программы по разработке и производству новых боеприпасов.

    Состязание килотонного класса

    После трагических событий 11 сентября 2001 года администрация Буша запросила у сената средства на НИОКР по программе модернизации ядерного арсенала. В новых условиях американский президент связывал будущее ядерного арсенала страны с постепенной заменой устаревших ядерных зарядов на перспективные, высоконадежные, более технологичные в изготовлении и не требующие ядерных испытаний для принятия на вооружение. Разработку таких боеприпасов в соответствии с программой «Комплекс-2030» планировалось поручить Министерству энергетики по проекту RRW (Reliable Replacement Warhead – надежная боеголовка на замену). Но администрации Буша так и не удалось продавить эту программу через сенат и конгресс.

    В июне 2006 года Национальная администрация по ядерной безопасности США (National Nuclear Security Administration, NNSA) закончила инспекцию технического состояния арсенала авиабомб B-61, продлившуюся без малого шесть лет. После этого было принято решение провести ее через программу Life Extension Program (LEP), дословно – программу продления жизни бомбы серии 61-4. Заряд W-61 последний из существующих, вовлечен в LEP, ранее через эту программу проведены W-76, W-78 и даже более новые устройства W-87, W-88.

    Заявка Вашингтона

    Проект ядерного устройства TX-61 (такое наименование он получил на начальных стадиях создания) разработан в 1963 году в Лос-Аламосской национальной лаборатории (LANL). Имеет классическую двухступенчатую конструкцию. Базовое устройство W-61 находилось в производстве рекордное время – с октября 1966 до начала 90-х годов, вплоть до запрета конгрессом США. Всего было произведено 3155 авиабомб девяти модификаций. Проект получился настолько удачным, что на его базе создана целая серия боеголовок для крылатых и баллистических ракет – W-69 (AGM-69 SRAM), W-73 (AGM-53 Condor), W-80-0 (BGM-109 Tomahawk TLAM-N), W-80-1 (ALCM), W-81 (SM-2), W-84 (GLCM),W-85, W-86 (Pershing-2).

    Все модификации авиабомбы B-61 имеют одинаковые размеры: полная длина – 11,95 фута (4,15 метра), диаметр корпуса – 13,4 дюйма (0,34 метра) и незначительно отличающийся вес – 695–716 фунтов (315,5–325 кг). Только «Модель 11» тяжелее остальных – 520 килограммов. Современные модели состоят из 6000 деталей, собранных в 1800 модулей. Изготавливались модули в широкой кооперации предприятиями, разбросанными практически по всей территории США, 570 субподрядчиками и девятью основными подрядчиками.

    Индивидуальные особенности моделей, состоящих на вооружении в настоящее время

    «Модель 3». Тактическая бомба переменной мощности в четырех вариантах – 0,3, 1,5, 60, 170 килотонн. Снята с вооружения в 2012 году.

    «Модель 4». Тактическая бомба переменной мощности в четырех вариантах – 0,3, 1,5, 10, 45 килотонн. На вооружении 200 единиц. Почти все развернуты в Европе на шести авиабазах в пяти европейских странах. Еще 300 бомб находится на хранении в США (активный резерв).

    Состязание килотонного класса

    «Модель 7». Стратегическая бомба переменной мощности от 10 до 340 килотонн. Модифицированный вариант более старой версии B-61-1. Инициирующая взрывчатого вещества (ВВ) в первичном модуле PBX-9404 OH заменена на PBX-9502 IHE, более соответствующую современным требованиям по пожарной и взрывобезопасности ядерного оружия. Все имеющиеся в наличии на конец 1996 года прошли модернизацию в вариант B-61-11.

    «Модель 10». Тактическая бомба переменной мощности в четырех вариантах – 0,3, 5, 10, 80 килотонн. Реконвертированный вариант устройства W-85 (БРСД «Першинг-2»). Снята с вооружения в 2005 году.

    «Модель 11». Многоцелевая бомба переменной мощности от 10 до 340 килотонн. На вооружении 50 единиц (по другим данным – 48). Новая модификация B-61-11 по сути представляет собой старое зарядное устройство W-61-7, переупакованное в новый усиленный корпус иглообразной формы, материал которого содержит обедненный уран (U 238). Начала поступать на вооружение в январе 1997-го, заменяя B-53. В течение всего 1997 года носовую часть нового оружия производили на заводе U-12 в Ок-Ридже (штат Теннеси), хвостовую – на заводе в Канзас-Сити (штат Миссури), затем поставляли в части САК (Стратегическое авиационное командование) конверсионные комплекты и уже на местах технический персонал авиабаз переоборудовал B-61-7 в B-61-11 Bunker Busters. Авиабомба свободного падения (носителем является бомбардировщик B-2) предназначена для сброса с большой высоты штатно – 40 000 футов (12 200 метров). Не имея тормозного парашюта, к моменту столкновения с землей набирает скорость до 610 метров в секунду. Испытания показали, что B-61-11 способна проникать в сухой грунт средней плотности на глубину до 20 футов (шесть метров). Глубина проникновения небольшая, но вполне достаточная для того, чтобы большая часть энергии (до 90 процентов), выделившейся при ядерном взрыве, перешла в сейсмическую волну. Этой энергии достаточно для уничтожения любой высокозащищенной подземной цели. Бомбы B-61-11 хранятся на территории четырех авиабаз: Barksdale AFB в штате Луизиана, Minot AFB в Северной Дакоте, Nellis AFB в штате Невада и Kirtland AFB в Новой Мексике.

    Имевшиеся в арсенале ВВС США 50 единиц B-53 выводились из эксплуатации в активный резерв, попросту говоря, складировались. 13 октября 2010 года NNSA объявила о начале программы утилизации B-53, стоявших на вооружении ВВС на протяжении 35 лет. Уничтожение производилось на заводе Pantex в Техасе. 25 октября 2011 года был утилизирован последний экземпляр.

    «Модель 12». Новейшая модификация, планируется принять на вооружение в 2018 году.

    27 ноября 2012 года Пентагон заключил контракт с фирмой «Боинг» стоимостью 178,6 миллиона долларов на разработку программы «Фаза 1» (только НИОКР) управляемой ядерной авиабомбы. Базой для новейшей бомбы должна послужить B-61-4. Новым будет лишь хвостовой отсек, оснащенный управляемыми аэродинамическими поверхностями и системой наведения по спутниковой навигации GPS. КВО (круговое вероятное отклонение) нового оружия должно по расчетам составить менее одного метра. Частичной замене подлежат неядерные компоненты бомбы – электронная начинка, радиолокационный взрыватель и некоторые другие элементы, в частности система безопасности (отдельная программа «Фаза 6.3»). Контракт должен быть реализован к октябрю 2015 года. Следующий этап – договор на производство «Фазы 2», предусматривает выпуск 500 хвостовых комплектов для переоборудования всего имеющегося запаса B-61-4 в B-61-12. Сумма контракта – шесть миллиардов долларов, срок реализации – три года.

    Потратив сотни миллионов долларов на реставрацию B-61-7, NNSA теперь планирует пересмотреть взгляды на новое оружие и заменить его на B-61-12. Администрация Обамы объявила программу универсальной авиабомбы B-61-12 приоритетной. Носителями нового оружия должны стать как стратегические бомбардировщики В-2, так и тактические истребители-бомбардировщики F-15E, F-16, F-35 и «Торнадо». Вашингтон готов предложить Москве новое соглашение по дальнейшему сокращению стратегических наступательных вооружений. Об этом сказал президент США в своей ежегодной речи в конгрессе 13 февраля этого года. Сокращение, по расчетам американских экспертов, составит на первом этапе до 1000 единиц, на втором – до 500. Американцы, судя по всему, готовы пойти на столь существенное сокращение ядерного арсенала, приближаясь по абсолютным величинам к уровню китайского и французского арсеналов.

    Наш ответ

    После того знаменательного визита Дональда Рамсфелда в Москву и в России предприняты долгожданные меры по перевооружению стратегических ядерных сил на новые образцы. Приняты на вооружение два новых комплекса МБР – мобильный «Тополь-М» и РС-24. Постепенно в РВСН идет замена старых комплексов на новые. Аналогичные меры по перевооружению проводятся и в морской компоненте. Нашему ОПК в отличие от американского новые ядерные боеголовки производить никто не запрещал. Если на американских носителях стоят модернизированные, но все же старые боеголовки, то на российских носителях «Тополь-М», РС-24, «Булава», Р-29РМУ2 «Лайнер» – новехонькие. В РВСН 186 боеголовок из 1092 – новые (17,03 процента). В морских силах 256 боеголовок из 400 (64 процента) являются новыми.

    Состязание килотонного класса

    14 декабря 2012 года командующий РВСН официально объявил о том, что в России ведутся НИОКР по новой тяжелой жидкостной МБР. Последние пару лет официальными лицами периодически проводится вброс дозированной информации в печать. Из опубликованных сведений известно, что ракета – 100-тонного класса, будет оснащена десятью боеголовками мегатонного класса. Забрасываемый вес – от четырех до пяти тонн. Над ней работает ОКБ имени Макеева. Из того, что осталось у нас после развала СССР, это самый опытный и профессиональный коллектив в области разработки жидкостных баллистических ракет. Все их последние работы – Р-29РМ «Штиль», Р-29РМУ1 «Синева», Р-29РМУ2.1 «Лайнер» – выполнены очень качественно, на высочайшем технологическом уровне.

    С 31 марта 1976 года по двустороннему соглашению между СССР и США запрещены подземные ядерные испытания устройств мощностью более 150 килотонн. По этой причине не должно быть и речи о новых разработках боеголовок для МБР среднего класса мощности. Можно будет использовать только то, что создано ранее. Конечно, в модернизированном виде. В распоряжении у макеевцев для новой ракеты два существующих варианта ГЧ.

    ГЧ тяжелой МБР Р-36 М2 «Воевода». Забрасываемый вес – 8800 килограммов. 10 боеголовок 15Ф175, 450 килограммов весом каждая. Проблемной частью являются огромный блок разведения и платформа. Вес блока, оснащенного двигателем РД-869, заправленного топливом, вместе с платформой для боеголовок – 4266 килограммов. Еще одна труднопреодолимая проблема – большой мидель – 3000 миллиметров. У ракеты он вряд ли будет свыше 2500 миллиметров. К тому же все десять боеголовок по весу займут весь лимит.

    ГЧ от РТ-23 УТТХ, оснащенной 10 боеголовками индивидуального наведения 15Ф14 по 430 килотонн мощностью каждая. Блок разведения и по габаритам, и по весу легко впишется в конструкцию новой МБР. Наиболее совершенная на сегодня. Боеголовки обладают самой высокой удельной мощностью в сравнении со всеми существующими боеголовками МБР и БРПЛ как у нас, так и у американцев.

    Новая ракета будет оснащена жидкостным реактивным двигателем (ЖРД) на низкокипящих компонентах топлива: горючее – несимметричный диметилгидразин (НДМГ), окислитель – азотный тетраоксид (АТ), что позволит значительно уменьшить стартовый вес в сравнении с твердотопливной РС-22 (РТ-23). Энергетическое совершенство МБР и БРПЛ характеризуется удельным импульсом двигательных установок их ступеней, развиваемой тягой на секундный расход топлива. Часто в прессе приводится антинаучный термин «энергомассовое совершенство – величина забрасываемого веса, отнесенная к стартовому весу». Авторы необоснованно объединяют в один критерий два совершенно не связанных друг с другом параметра. Видимо, имеются в виду два параметра: первый – конструктивное совершенство РН, коэффициент конструктивного совершенства представляет отношение пассивной массы РН к ее активной массе (топливу), и второй – энергетическое совершенство.

    Первый параметр напрямую зависит от уровня научно-технической мысли и состояния промышленной базы в стране, второй – от типа топлива и двигателя.

    Энергетические возможности твердых топлив в целом ниже, чем жидких, но их применение упрощает конструкцию ракетных блоков, повышает надежность. Для увеличения удельного импульса со средних значений – 170–240 секунд до максимальных – 260–285 секунд в твердые топлива добавляют мелкодисперсные порошки алюминия, магния, бериллия. Иногда в топливо добавляется в небольших количествах взрывчатка для ускорения процесса горения, например ВВ HMX в составе топлива NEPE 75 («Трайдент-2»). Ракета становится очень капризной и чувствительной к условиям хранения (температура, влажность).

    В варианте второй ступени с ДУ РГЧ (MIRV) расчетный стартовый вес составит порядка 80 тонн, в варианте третьей ступени с ДУ РГЧ – и того меньшую величину – порядка 65 тонн. То есть всего на 13–13,5 тонны больше, чем у «Ярса». Это притом что забрасываемый вес у новой ракеты втрое больше – 4050 килограммов против 1400 килограммов. С такими массогабаритными параметрами вполне реально создать и мобильный вариант – ПГРК.

    НИОКР по ракете по плану завершатся в 2018 году. Еще год-два на летные испытания. В 2019–2020-м она должна поступить на вооружение.


    0 0

    Тенденции развития средств ближнего боя

    Гранатомет – непременный участник современных боевых конфликтов, любимое оружие разных противоборствующих сторон, герой многочисленных кинобоевиков, порождение афганской войны –  похоже, в его классическом виде может кануть в Лету и возродиться в новом качестве. МГТУ имени Н. Э. Баумана по конкурсу выбран Министерством обороны России в качестве головного разработчика средств ближнего боя (СББ) нового поколения. Директор научно-производственного центра «Специальная техника» МГТУ имени Н. Э. Баумана (НПЦ «СТ»), известный ученый и конструктор боеприпасов для Сухопутных войск, ВВС и ВМФ Владимир КОРЕНЬКОВ рассказал о тенденциях развития СББ.

    Гранатомет – непременный участник современных боевых конфликтов, любимое оружие разных противоборствующих сторон, герой многочисленных кинобоевиков, порождение афганской войны – похоже, в его классическом виде может кануть в Лету и возродиться в новом качестве. МГТУ имени Н. Э. Баумана по конкурсу выбран Министерством обороны России в качестве головного разработчика средств ближнего боя (СББ) нового поколения. Директор научно-производственного центра «Специальная техника» МГТУ имени Н. Э. Баумана (НПЦ «СТ»), известный ученый и конструктор боеприпасов для Сухопутных войск, ВВС и ВМФ Владимир КОРЕНЬКОВ рассказал о тенденциях развития СББ.

    «При условии, что будут сохраняться финансирование и интерес армии к этому направлению, опытно-конструкторская работа (ОКР) по созданию средств ближнего боя нового поколения завершится в 2014 году, а реализация первого гособоронзаказа (ГОЗ) по пополнению арсеналов новыми боеприпасами начнется с 2015-го, – полагает Владимир Кореньков. – Мало того, с 2014 года мы планируем уже новые разработки, которые пойдут в развитие реализуемой в настоящее время ОКР. И думаю, мы ежегодно будем предлагать армии что-то новое, чтобы оснастить ее самым современным оружием к 2020 году, как это указывается во всех директивных документах».

    «А если Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству предложит нам участие в экспортных проектах, мы открыты для сотрудничества со всеми заинтересованными сторонами», – добавил он.

    Короткий век гранатомета

    За последние 10 лет значимость и эффективность СББ выросла на порядки, притом что их сегодняшние возможности отстали от требований времени. Разработка качественно новых боеприпасов, осуществляемая МГТУ имени Н. Э. Баумана в широкой кооперации с лучшими силами страны, базируется на анализе современного ведения боевых действий, логистики поля боя, мировых тенденциях и прогнозных оценках перспективного поля боя.

    Имеющиеся в настоящее время на вооружении армий мира СББ разрабатывались под идеологию и представления о ведении боевых действий, которые были сформулированы еще по итогам Второй мировой войны, и предполагают фронтальное соприкосновение и поле боя в удобном для войск месте. Соответственно главная задача, в частности, гранатометных средств состояла в уничтожении танков как основной силы на поле боя. Однако за прошедшее время ситуация кардинально изменилась. Еще в конце 90-х годов бывший тогда начальник вооружения Вооруженных Сил РФ генерал-полковник Анатолий Ситнов объявил танки как класс неперспективным оружием, потому что против них слишком много накопилось разного рода вооружений. Кроме того, анализ боевых действий на примере европейских (на Балканах) и ближневосточных конфликтов говорит о том, что все они переместились либо на пересеченную местность, либо в города – места, где танки вообще становятся малоэффективной силой. Как основное оперативное средство здесь используются БТР, БМП и другая техника, по которой помимо танков должны теперь работать СББ. «Соответственно на первое место выходят многоцелевые системы поражения и это главная мировая тенденция в развитии систем ближнего боя», – отмечает ученый.

    «Средства, разработанные под идеологию войны в поле, когда есть много времени на выбор цели и собственной позиции, а также последовательная система уничтожения танка – вертолет, ПТУРС, средство ближнего боя в условиях города практически не работают, – поясняет Владимир Кореньков. – Здесь на первое место выходят средства ближнего боя, представляющие некие универсальные системы, которые способны желательно ограниченной номенклатурой решать широкий круг задач».

    Первой ступенью к решению универсальных задач явилось создание термобарических боеприпасов (БП) для СББ. Впервые они были разработаны в России и потом стали клонироваться в других странах, в частности в Болгарии и Швеции. Эти БП, имея боевую часть массой от двух до пяти килограммов, способны поражать в том числе тяжелые цели типа танка под удобными ракурсами (при попадании в уязвимые для него места) и надежно уничтожать все другие виды бронетехники. При этом обеспечивается также поражение таких характерных для города объектов, как стены (пролом в них для образования прохода или целиком уничтожаются здания и разного рода фортификационные сооружения). В том числе осуществляется борьба с наступающей пехотой противника, расположенной в цепочку либо группами.

    Война в городе подразумевает, ко всему прочему, смешанность позиций, когда свои-чужие находятся близко друг от друга и где очень важна избирательность оружия. В этом случае традиционные боеприпасы, эффективность которых определяется в том числе величиной радиуса поражения, малопригодны: они ограничивают зону соприкосновения и мешают ведению боевых действий. В городе желательно иметь БП с радиусом поражения не очень большим – от точного попадания до нескольких метров. При этом важно, чтобы вне данного небольшого радиуса очень быстро затухали все параметры могущества – осколочность, фугасность и прочие во избежание побочных эффектов (по своим войскам либо по гражданскому населению). «Это вторая тенденция, которая наметилась и реализуется в разных странах при создании перспективных боеприпасов как ближнего боя, так и других видов БП», – проинформировал директор НПЦ.

    Еще одной особенностью ведения боя в городских условиях, а также и на пересеченной местности является тот факт, что пространство, на котором просматривается противник, не превышает 50–500 метров. При этом крайне затруднена разведка, в то время как в скоротечном бою при коротких зонах контакта очень важна оперативная идентификация противника с последующим его уничтожением. Этот фактор определяет третью тенденцию развития БП для средств ближнего боя – возможность выполнения ими функций ударно-разведывательных комплексов. То есть перспективный боеприпас одновременно должен осуществлять разведку на местности и при выявлении противника уничтожить его, а в противном случае – самоликвидироваться, не нанося ущерба в той зоне, в которой произведена разведка. «Все, что существовало до сих пор, стреляло по наблюдаемым целям. Сегодня стоит задача стрелять по ненаблюдаемым объектам», – отметил ученый.

    Ранее аналогичные наработки уже начинались на Украине, в Израиле и России и были воплощены в опытные образцы. Однако отсутствие соответствующих технологий, обеспечивающих надежную связь между БП и применяющей его стороной, не позволило реализовать имеющиеся наработки в реальное оружие. А поскольку поле боя представляет собой крайне задымленное, зашумленное (в смысле насыщенных электромагнитных воздействий), запыленное пространство, оно требует очень надежной связи. В то же время оснащение боеприпаса помимо датчиков разведки дополнительными системами (управления, наведения, обработки информации), перемещенными от стрелка, означало бы многократное его удорожание.

    «В последнее время появились технологии, которые обеспечивают, несмотря на любое противодействие противника, надежную связь между стрелком и боеприпасом на дистанциях «городской зоны» (от 0 до 1,5 километра) и тем самым решают задачи разведки и уничтожения. И у нас есть наработки, позволяющие в ближайшее время получить качественное изменение в характере боеприпаса и в характере ведения боевых действий в стесненных условиях», – подчеркнул Владимир Кореньков.

    «Боеприпас – ударно-разведывательный комплекс – наиболее эффективная идеология, – считает ученый. – Все остальное – сначала разведка, например беспилотником, а потом стрельба – это потеря оперативности». При этом, обеспечивая вынесение остальных функций к бойцу, дает помимо удешевления боеприпаса и другие преимущества, например расширяет возможности СББ вплоть до его сетевого применения. «Такого рода боеприпасы, которые одновременно выполняют функции разведки и уничтожения, автоматически пополняют общую коллективную информационную базу по полю боя. Поэтому такая тенденция развития средств ближнего боя с возможностью оперативной разведки автоматом дополняет систему управления тактического звена», – пояснил Кореньков.

    Эти три основные тенденции будут определять облик средств ближнего боя на ближайшие 10–20 лет. А традиционные средства ближнего боя, например гранатометы, либо уйдут совсем, либо переместятся на второй план, поскольку перспективные боеприпасы будут решать задачу по более широкому классу поражаемых целей и в более широком ситуационном плане, уверен ученый. При этом стоимость нового класса СББ с учетом развития и массовости производства соответствующих технологий несильно будет отличаться от сегодняшних дешевых средств типа РПГ-26, РПГ-27 и подобных им изделий.

    Россия находится на первых позициях в отношении реализации тех тенденций, которые наметились во всем мире в сфере развития СББ. Оперативное отслеживание и понимание этих тенденций позволило передовым ученым начать инициативные разработки еще в начале в 2000-х годов и создать необходимый задел. Теперь, когда имевшиеся на то время прогнозы полностью подтвердились, созданный задел успешно используется для выполнения Госпрограммы вооружения.

    Касаясь вопроса могущества боеприпасов, не следует ожидать каких-то кардинальных изменений в этой сфере. Уже много лет, как все типы могущества дошли до своего практического предела. Энергетические характеристики всех видов взрывчатки, какие есть и реально используются, кардинально не превышают те, которые были сделаны после Второй мировой войны. Взрывчатка, появившаяся в середине прошлого века, например, вполне конкурирует по своим параметрам могущества с самыми современными специальными композициями, уступая несколько по характеристикам, но в то же время в сто раз дешевле, чем составы, которые обеспечивают экстремальные параметры. При этом сами эти экстремальные параметры превосходят штатные не более чем на 20–25 процентов при многократно возросшей стоимости. Общий мировой уровень глубины бронепробития для кумулятивных боеприпасов – шесть-семь калибров и все дальнейшие попытки его увеличения для серийных изделий оказались малопродуктивными. «Проще решать этот вопрос по наметившейся в последние годы тенденции – искать более уязвимые места у целей и поражать их именно в эти места, – поясняет Кореньков. – При этом пропадает потребность в подобного рода развитии, которое становится, с одной стороны, все дороже, с другой – бесперспективнее». Например, весьма проблематично реально получить с учетом технологических ограничений глубину бронепробития кумулятивных БП более 12 калибров – в действие вступают уже законы природы, связанные с разного рода неустойчивостями, с самими свойствами материалов.

    Аналогичная ситуация сложилась и с бронебойными подкалиберными снарядами, которые тоже дошли до своего предела и лимитируются могуществом пушек. Попытка решать этот вопрос каким-то экстремальным способом приводит к разного рода побочным эффектам. В частности, применение урана в БП – к засорению поля боя и непригодности его для собственных войск, а попадание даже частички урана в легкие бойца – к раковым заболеваниям.

    То же самое относится и к осколочности. Давно известны все ее характеристики и все способы получения заданных характеристик – от заданной осколочности до управляемого дробления монолитов.

    «Не следует ожидать какого-то кардинального изменения в традиционных видах могущества – фугасного, осколочного или кумулятивного бронебойного действия, они на сегодня близки к своему насыщению. Поэтому остается главное магистральное направление развития боеприпасов – их резкая интеллектуализация», – подчеркнул глава НПЦ «СТ».

    При этом важно решать этот вопрос на этапе разработки, то есть закладывать «хорошие идеи» в сами конструкции и в идеологию применения. Тогда главной функцией БП будет высокая адаптивность к ситуации. «Способность благодаря заложенным техническим решениям очень быстро адаптироваться к изменению ситуации на поле боя – главное направление развития всех вооружений и БП в частности», – отметил ученый.

    В России не намечается отставания от ведущихся западных специалистов в отрабатывании новых вызовов на направлении ближнего боя, считает он. «Здесь, в МГТУ, в рамках отраслевой науки мы решаем эти вопросы. Исполняя функции головного разработчика по средствам ближнего боя, мы стараемся привлечь к выполнению работ, которые ведем, лучшие силы в стране, тех, кто в этом заинтересован и способен решать совместно с нами поставленные задачи, – подчеркнул Владимир Кореньков. – Мы участвуем в ГОЗ, предлагаем свои решения в проводимых тендерах, работаем в интересах Министерства обороны. Я очень оптимистично оцениваю возможности тех специалистов, с которыми работаю и круг которых постоянно расширяется. Это значит, мы будем эффективно решать те задачи, которые существуют в качестве вызовов, и те, которые уже поставлены».

    Оптимизм ученого подкрепляется позитивными изменениями, происходящими в отношении государства к боеприпасной отрасли. В последние годы ситуация здесь резко изменилась, к решению проблем в отрасли привлечены самые высокопоставленные чиновники. Так, вице-премьер Дмитрий Рогозин заявил недавно, что гособоронзаказ на 2013 год будет скорректирован, увеличится квота на закупки боеприпасов: «Уже сейчас принято решение по коррекции гособоронзаказа текущего года. На 2013 год будет увеличена квота на закупки боеприпасов».

    Вице-премьер отметил, что при этом необходимо провести модернизацию боеприпасной отрасли. Специально для этого была разработана стратегия вывода из кризиса отрасли боеприпасов и стрелкового оружия. Кроме того, по словам Рогозина, на предприятиях по производству спецхимии также проводится модернизация. «Надеюсь, что в ближайшие два-три года мы вытянем эту отрасль», – заметил он.

    Рогозин является инициатором создания боеприпасной корпорации «Калашников» на базе предприятий «Ижмаш» и «Ижмех», а также его конкурента на базе Ковровского завода имени Дягтерева. Вкладываются средства в строительство новых арсеналов для хранения боеприпасов, в перспективные методы их утилизации.

    Итак, как говорится, лед тронулся в отношении боеприпасной отрасли России. Пожелаем ей семь футов под килем.

    В беседе Владимир Кореньков обратил внимание на проблему утилизации боеприпасов: «Относительно недавно при проектировании боеприпасов в техзадание стали закладываться и вопросы утилизации. Если ранее считалось, что все БП уничтожаются на поле боя, то сегодня проектирование ведется с учетом возможности их хранения и утилизации, то есть всего жизненного цикла».

    Замечание прозвучало, как пророчество: в день интервью произошли очередной пожар и серия взрывов на российских складах с боеприпасами в Самарской области. К сожалению, это повторяется не в первый раз и свидетельствует о том, что предпринимаемых до настоящего времени усилий по обеспечению безопасности утилизации боеприпасов недостаточно.

    Подготовила Любовь Милованова,
    обозреватель Агентства АРМС-ТАСС

    0 0

    ВВС Франции протестировали высокоточное оружие AASM

    Французские ВВС применили в Мали новое высокоточное оружие – авиационные бомбы калибра 250 килограммов, оснащенные модульными комплектами высокоточного наведения AASM (Armement Air-Sol Modulaire, Air-to-Ground Modular Weapon) «Хаммер» (Hammer) SBU-64 с лазерной головкой самонаведения (ГСН). Применение этих авиабомб с истребителей «Рафаль» в боевых условиях эксперты рассматривают как финальный этап испытаний варианта AASM с лазерной ГСН перед его принятием на вооружение ВВС Франции.

    Французские ВВС применили в Мали новое высокоточное оружие – авиационные бомбы калибра 250 килограммов, оснащенные модульными комплектами высокоточного наведения AASM (Armement Air-Sol Modulaire, Air-to-Ground Modular Weapon) «Хаммер» (Hammer) SBU-64 с лазерной головкой самонаведения (ГСН). Применение этих авиабомб с истребителей «Рафаль» в боевых условиях эксперты рассматривают как финальный этап испытаний варианта AASM с лазерной ГСН перед его принятием на вооружение ВВС Франции.

    До настоящего времени семейство AASM было представлено в арсенале французских ВВС только двумя первоначальными вариантами – с системой наведения на основе инерциальной навигационной системы (ИНС), корректируемой по сигналам глобальной спутниковой навигационной системы (ГСНС), и вариантом с ИНС, ГСНС и ИК-системой наведения.

    Модуль AASM разработан компанией «Сажем» (группа «Сафран») и предназначен для ударных самолетов типа «Рафаль» или «Мираж-2000». В состав комплекта AASM входят передний отсек наведения и хвостовой комплект с аэродинамическими поверхностями управления, которые устанавливаются на штатные свободнопадающие авиабомбы. Модульная конструкция комплекта AASM позволяет применять его с различными системами наведения и устанавливать на разные типы авиабомб.

    Испытано в Ливии и Мали

    Базовый вариант AASM предназначен для авиабомб калибра 250 килограммов типа Mk82, BLU-111 или CBEMS/BANG и оснащен ИНС, корректируемой по сигналам ГСНС. Другие варианты предусматривают добавление к базовой системе наведения тепловизионной ГСН или полуактивной лазерной ГСН. Все варианты AASM могут устанавливаться на авиабомбы калибром 125, 250 и 1000 килограммов.

    Новую разработку компании «Сажем» ВВС Франции постарались испытать в различных тактических сценариях не только на полигонах, но и в боевых условиях. Первый вариант модуля AASM с инерциально-спутниковой системой наведения применялся в Афганистане с 2008 года. В 2011-м в Ливии начали использоваться более высокоточные авиабомбы, оснащенные модулем AASM с инерциально-спутниковой и инфракрасной системами. Полученные при этом результаты способствовали корректировке концепции оснащения боевой авиации Франции высокоточными средствами поражения. В частности, принципиальным выводом для командования ВВС, сделанным на основе результатов боевых действий в Ливии в 2011 году, стало отсутствие в арсенале авиационных средств поражения (АСП) небольших и более точных авиационных боеприпасов по сравнению с имеющимися на вооружении.

    Боевая бомба с модулем AASM имеет два режима наведения – заранее программируемый для выполнения задачи по поражению стационарной цели типа здания или склада боеприпасов или программируемый экипажем самолета в режиме целеуказания в условиях ограничения по времени TST (Time Sensitive Targeting). Лазерный и инфракрасный режимы наведения во время операции в Ливии только отрабатывались компанией «Сажем» на полигонах и в боевых действиях не применялись.

    ВВС Франции впервые нанесли удар по наземным целям в Ливии 19 марта 2011 года, когда бомбы AASM применялись для уничтожения колонны бронетехники в районе Бенгази в восточной части страны. Бомбы AASM также применялись для уничтожения зенитного ракетного комплекса С-125 советского производства, когда они были сброшены с самолета за пределами зоны его эффективного действия, а также 24 марта для уничтожения реактивного учебно-тренировочного самолета «Галеб» югославского производства, который был обнаружен самолетом дальнего радиолокационного обнаружения и управления AWACS и уничтожен сразу после приземления.

    В 2011 году в Ливии при проведении операции «Харматан» ВВС Франции применили свыше 1600 АСП, включая авиабомбы и управляемые ракеты. В их числе 225 модульных АСП AASM, сброшенных с самолетов «Рафаль». Эти АСП были оснащены инерциально-спутниковой системой наведения, а также инерциально-спутниковой системой наведения с инфракрасной ГСН для конечного участка траектории.

    Одно из испытаний на полигоне в Бискароссе по поражению движущейся цели с помощью АСП AASM с лазерной ГСН было проведено в декабре 2012 года. Имитировавший наземную цель полноприводной автомобиль Ram 1500 с дистанционным управлением и системой GPS в ходе испытания двигался с различными скоростями, находясь на дальности 10–15 километров от атакующего самолета. Максимальная скорость автомобиля достигала 80 километров в час, а ракурс цели при пуске АСП с самолета-носителя составлял 90 градусов, поскольку самолет-носитель летел на север, а цель двигалась на восток.

    Наземную цель атаковал истребитель «Рафаль», имевший на борту АСП AASM с лазерной ГСН, а также бортовой лазерный контейнер целеуказания «Дамоклес» (Damocles). В зону местонахождения цели сброшенная с самолета авиабомба первоначально наводилась с помощью ИНС, корректируемой по сигналам системы GPS. На конечном участке полета авиабомбы цель начала подсвечиваться лазерным целеуказателем «Дамоклес». Полуактивная лазерная ГСН захватила отраженные от цели сигналы целеуказателя, после чего осуществляла наведение на нее на конечном участке полета вплоть до момента соударения. В испытании применялся боевой истребитель «Рафаль», на котором установлен специальный пилон с контрольно-измерительной аппаратурой для подвески авиабомбы. АСП было в инертном снаряжении и также имело контрольно-измерительную аппаратуру. Для самоликвидации в случае возникновения нештатной ситуации на авиабомбе размещался заряд взрывчатого вещества. В штатной боевой конфигурации самолет «Рафаль» может нести четыре АСП «Хаммер», подвесные топливные баки и контейнер «Дамоклес».

    Лазерная ГСН на АСП AASM установлена в том же месте, где расположена инфракрасная головка на варианте боеприпаса с инерциально-спутниковой и инфракрасной системой наведения. Для новой лазерной головки были разработаны новые алгоритмы сопровождения цели, которые применяются на конечном участке полета.

    Боеприпас SBU-54 Hammer AASM имеет дальность полета, сопоставимую с дальностью действия штатной 250-килограммовой авиабомбы, оснащенной комплектом наведения и увеличения дальности действия. Удар им может наноситься по мобильным наземным целям, а также скоростным маневренным надводным катерам, обеспечивая точность поражения цели в пределах одного метра. Комплект AASM предполагается устанавливать на авиабомбах калибров 125, 500 и 1000 килограммов, которые будут применяться с самолетов «Рафаль» ВВС и ВМС Франции. «Рафаль» способен нести шесть AASM и одновременно сбросить их при атаке рассредоточенных наземных целей. Такой тактический вариант применения этого оружия демонстрировался как в Ливии, так и в Мали.

    На АСП AASM применяется интегральный ракетный двигатель на твердом топливе, обеспечивающий этому оружию большую дальность действия (до 55 км), а также позволяющий авиабомбе выполнять сложные маневры и совершать полет по траектории, оптимальной для поражения атакуемой цели.

    Согласно информации ряда французских СМИ общая стоимость программы AASM, включая цену разработки и поставку 2348 серийных комплектов, – 846 миллионов евро.

    Николай Новичков,
    главный редактор Агентства АРМС-ТАСС

    0 0

    Япония пополнила свой танковый парк машиной нового поколения

    Силы самообороны – это официальное название вооруженных сил в современной Японии. В соответствии с Потсдамской декларацией в 1945-м армия страны была разоружена и демобилизована. 30 ноября того же года распустили Военное и Военно-морское министерства со всеми подчиненными им органами. Японские военнослужащие были лишены прав на пенсию.

    Силы самообороны – это официальное название вооруженных сил в современной Японии. В соответствии с Потсдамской декларацией в 1945-м армия страны была разоружена и демобилизована. 30 ноября того же года распустили Военное и Военно-морское министерства со всеми подчиненными им органами. Японские военнослужащие были лишены прав на пенсию.

    В конституции Японии, принятой в 1947 году, в статье 9 говорится: «Искренне стремясь к международному миру, основанному на справедливости и порядке, японский народ на вечные времена отказывается от войны как суверенного права нации, а также от угрозы или применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров. Для достижения цели, указанной выше, никогда впредь не будут создаваться сухопутные, морские и военно-воздушные силы, равно как и другие средства войны. Право на ведение государством войны не признается».

    Однако это положение никогда не трактовалось слишком прямолинейно. Еще в январе 1950 года главнокомандующий американскими оккупационными войсками генерал Дуглас Макартур в обращении к японскому народу заявил, что Япония имеет право на самооборону. Через несколько месяцев, 8 июля в соответствии с его приказом началось формирование полицейского резервного корпуса численностью 75 тысяч человек. Заключенный в 1951 году японо-американский договор о гарантии безопасности гласил, что сама Япония будет все в большей мере принимать на себя ответственность за собственную оборону против прямой и косвенной агрессии. В августе 1952-го японское правительство преобразовало полицейский резервный корпус в корпус национальной безопасности и увеличило его численность до 110 тысяч. В сентябре 1953-го на базе этого корпуса началось создание Сил самообороны – это название с 1 июля 1954 года сохраняется за японскими вооруженными силами до нынешнего дня.

    Структура армии

    Танки сил самообороны

    Окончательно структура Сил самообороны Японии была сформирована к 1976 году и с тех пор не претерпела значительных изменений. Верховным главнокомандующим является премьер-министр, при котором существует консультативный орган – Совет национальной безопасности, а непосредственное управление войсками и флотом осуществляют Управление национальной обороны (УНО) и Объединенный комитет начальников штабов с соответствующими штабами родов войск. Основной управляющий орган в этой системе – УНО, руководит которым гражданский начальник управления в ранге государственного министра. В Силы самообороны входят сухопутные, воздушные и морские силы самообороны. Сухопутные подразделения наиболее многочисленны. В них служат 148 тысяч человек. Они состоят из пяти армий, 13 дивизий (в том числе одной танковой), нескольких бригад (в том числе одной воздушно-десантной) и ряда частей центрального подчинения. На вооружении сухопутных сил находится более 1000 танков, 2000 артиллерийских орудий и реактивных установок, около 500 самолетов и вертолетов.

    Единственная японская 7-я танковая дивизия считается основной ударной силой сухопутных войск. Она предназначена для нанесения контрудара, а также для прикрытия флангов пехотных дивизий и решения других задач. Дивизия имеет семь полков (три танковых, мотопехотный, артиллерийский, зенитный ракетно-артиллерийский, тылового обеспечения), три батальона (разведывательный, инженерный, связи) и две роты (штабную, армейской авиации). Численность личного состава около семи тысяч. Вооружение: свыше 200 танков, более 200 боевых бронированных машин, до 70 орудий полевой артиллерии и минометов. Дивизия дислоцируется на острове Хоккайдо и подчинена командованию армии «Север» – самой крупной и боеспособной в Силах самообороны. Помимо танковой дивизии, бронетанковая техника состоит на вооружении и других подразделений. Так, в составе каждой пехотной дивизии имеется танковый батальон, насчитывающий до 60 боевых машин.

    «74» – основа бронетанковых войск

    В 50-е годы, на начальном этапе строительства Сил самообороны на их вооружении состояла в основном американская боевая техника, в том числе легкие танки М24 и М41, а также средние М4А3 и М47. Однако уже в 1954-м в Японии началась разработка собственных средних танков первого послевоенного поколения. С 1957 по 1962 год было изготовлено несколько прототипов под индексами от ST-A1 до ST-A4. В их конструкции, с одной стороны, продолжились довоенные традиции японского танкостроения, связанные с установкой дизеля воздушного охлаждения в корме корпуса при передних ведущих колесах, с другой – совершенно очевидно, что прототипом при проектировании послужил американский танк М47.

    В 1962 году новый средний танк был принят на вооружение под маркой «61». Он находился в серийном производстве с 1962 по 1972 год. За это время фирма Mitsubishi Heavy Industries выпустила 560 единиц.

    В связи с поступлением в войска во второй половине 90-х годов танков «90» машины «61» были сняты с вооружения. К 2000-му в Силах самообороны их уже не осталось.

    Разработка нового среднего танка была начата фирмой Mitsubishi Heavy Industries в 1962 году и проходила в рамках программы, предусматривавшей усиление новыми машинами парка танков «61», а затем и полную его замену. После семи лет научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ – в сентябре 1969 года изготовлены два первых прототипа ST-B1. В них были учтены все тогдашние достижения мирового танкостроения, а также реализованы многочисленные оригинальные разработки японских конструкторов: автомат заряжания пушки, система дистанционного управления зенитным пулеметом, новая гидромеханическая трансмиссия, гидропневматическая подвеска опорных катков и многое другое. До 1973 года была изготовлена серия прототипов от ST-B1 до ST-B6, конструкция которых по мере проектирования все более упрощалась. На вооружение японских Сил самообороны танк приняли в 1975-м под обозначением «74», в том же году началось его серийное производство. С 1975 по 1991 год изготовлено 873 единицы.

    Компоновка танка «74» классическая, с кормовым расположением моторно-трансмиссионного отделения. В отличие от машины «61» на «74» механик-водитель располагается в носовой части корпуса слева. Корпус сварен из катаных броневых листов, башня – литая, полусферической формы, внешне напоминающая башни советских танков, а также башни машин AMX-30 и «Леопард-1». Максимальная толщина лобовой брони корпуса – 110 миллиметров, угол наклона лобового листа к вертикали – 65 градусов. Все узлы и системы танка – национальной разработки, кроме 105-мм пушки L7A3, изготавливавшейся по английской лицензии. Пушка имеет концентрическое противооткатное устройство и стабилизирована в двух плоскостях. Наведение пушки на цель и стрельбу могут осуществлять как командир танка, так и наводчик. В комплекс прицельных приборов машины входят комбинированный (дневной/ночной) перископический прицел командира, в который встроен лазерный дальномер на рубине с дальностью измерения от 300 до 4000 метров, основной перископический комбинированный прицел наводчика J-3 и вспомогательный телескопический шарнирный монокулярный прицел наводчика. Ночные приборы активного типа, подсветка производится с помощью ксенонового прожектора, установленного слева от пушки. Боекомплект танка состоит из 55 выстрелов, 4500 патронов калибра 7,62 миллиметра и 660 патронов калибра 12,7 миллиметра.

    На танке «74» установлен двухтактный дизельный 10-цилиндровый V-образный двигатель воздушного охлаждения Mitsubishi 10ZF 22WT с турбонаддувом. Его мощность – 720 лошадиных сил (529 кВт) при 2200 оборотах в минуту. В кормовой части в едином блоке с двигателем размещена механическая планетарная трансмиссия Mitsubishi MT 75A с фрикционным включением передач (6+1) и дифференциальным механизмом поворота. Подвеска гидропневматическая, регулируемая, клиренс изменяется от 200 до 650 миллиметров, дифферент корпуса – плюс-минус шесть градусов, крен – плюс-минус девять градусов. Установка упругих элементов подвески выполнена внутри корпуса. Натяжение гусеницы может регулироваться с места механика-водителя с помощью гидропривода натяжного механизма. Танк оборудован системой защиты от оружия массового поражения (ОМП), автоматической системой пожаротушения (ППО) и оборудованием подводного вождения танков (ОПВТ).

    Боевая масса танка составляет 38 тонн. Максимальная скорость – 53 километра в час, запас хода по шоссе – 300 километров. Экипаж – четыре человека. Ограниченная грузоподъемность шасси и относительно небольшая мощность двигателя не позволили провести модернизацию танка за счет повышения уровня броневой защиты и установки более мощного вооружения, как это было сделано в большинстве европейских государств и США. Тем не менее «74» по-прежнему остается основой бронетанковых войск Сил самообороны: по состоянию на 2010 год в боевых частях находилось 560 танков этого типа.

    «90» – в пятерке лучших в мире

    На базе танка «74» были разработаны 155-мм самоходная гаубица «75», БРЭМ «78», ЗСУ «87» и мостоукладчик «91». Первые три машины производились серийно и состоят на вооружении Сил самообороны.

    С 1976 года для замены танков «61» и «74» фирмой Mitsubishi Heavy Industries разрабатывался новый танк под индексом ST-C. В проектировании участвовали немецкие фирмы Krupp-MaK и Krauss-Maffei AG, создававшие машины Leopard. Неудивительно, что принятый в 1989-м на вооружение основной боевой танк «90» имеет значительное внешнее сходство с танком Leopard 2.

    Корпус и башня танка сварные, броня многослойная, разнесенная, с широким использованием керамических элементов. Верхний лобовой лист корпуса расположен под очень большим углом к вертикали, в то время как лобовые и бортовые листы башни расположены без каких-либо углов наклона. Защита корпуса усилена за счет противокумулятивных экранов.

    Стабилизированная в двух плоскостях 120-мм гладкоствольная пушка германской фирмы Rheinmetall, выпускаемая в Японии по лицензии фирмой Japan Steel Works, может стрелять всеми боеприпасами этого калибра, разработанными в Германии и США. Для заряжания пушки используется автомат с применением механизированной боеукладки, расположенной в нише башни и вмещающей 20 выстрелов. Последнее обстоятельство японцы, по-видимому, посчитали достаточно веским основанием для ликвидации в составе экипажа заряжающего. Впрочем, не они одни.

    Разработанная фирмой Mitsubishi Electric система управления огнем считается одной из самых совершенных в мире. Она включает в себя электронный баллистический вычислитель, автоматически учитывающий поправки на скорость цели, боковой ветер, дальность до цели, крен оси цапф пушки, температуру воздуха и атмосферное давление, собственную скорость танка и износ канала ствола. Вручную в него вводятся поправки на температуру заряда и тип выстрела. Кроме того, в систему входят стабилизированный в двух плоскостях панорамный перископический комбинированный прицел командира с ночным тепловизионным и лазерным дальномерным каналами, стабилизированный в одной плоскости комбинированный перископический прицел наводчика с ночным тепловизионным каналом и вспомогательный телескопический шарнирный монокулярный прицел наводчика.

    Помимо пушки в комплекс вооружения танка «90» входят два пулемета: спаренный с пушкой пулемет «74» калибра 7,62 миллиметра и зенитный пулемет М2НВ калибра 12,7 миллиметра, установленный на крыше башни между люками командира и наводчика. По бортам башни в кормовой ее части смонтированы шесть дымовых гранатометов «73» калибра 60 миллиметров. Боекомплект включает в себя 40 выстрелов, 4500 патронов калибра 7,62 миллиметра и 660 патронов калибра 12,7 миллиметра. При стрельбе из 120-мм гладкоствольной пушки используются неоперенные бронебойные подкалиберные трассирующие снаряды с отделяемым поддоном и многоцелевые противотанковые кумулятивные снаряды с полусгораемыми гильзами.

    Установленный на танке 10-цилиндровый двухтактный V-образный турбодизель жидкостного охлаждения Mitsubishi M-12ZG мощностью 1500 лошадиных сил при 2400 оборотов в минуту позволяет 50-тонной боевой машине развивать максимальную скорость 70 километров в час. Хорошие показатели подвижности обеспечиваются и гидромеханической трансмиссией с блокируемым гидротрансформатором, автоматической планетарной коробкой передач (4+2) и гидрообъемной передачей в приводе поворота.

    Ходовая часть состоит из шести обрезиненных опорных катков на борт, трех поддерживающих катков, ведущего колеса заднего расположения со съемными зубчатыми венцами (зацепление цевочное) и направляющего колеса. Подвеска комбинированная, на двух передних и двух задних опорных катках с каждого борта установлены гидропневматические сервомоторы, а на остальных – торсионные валы. Гусеницы имеют металлические беговые дорожки, РМШ и съемные резиновые накладки.

    На танке «90» установлена быстродействующая автоматическая система ППО, реагирующая на ИК-излучение источника возгорания, и система защиты от ОМП. Имеется система предупреждения об облучении танка лазерными средствами противника.

    Установочная партия новых танков была выпущена в 1990 году, серийное производство осуществлялось с 1992-го. По состоянию на 1 января 2010 года на вооружение Сил самообороны Японии поступил 341 танк «90». Следует отметить, что подобно большинству японских военных программ разработка танка «90» велась очень долго, а серийное производство шло крайне медленно, вследствие чего стоимость одной машины является самой высокой в мире. Вместе с тем, по оценке зарубежных специалистов, «90» входит в пятерку лучших танков мира. К настоящему времени производство «90» завершено.

    «10» – новое поколение

    13 февраля 2008 года в Японии состоялась публичная демонстрация танка нового поколения, который вобрал в себя все наиболее современные конструкторские решения в области танкостроения и был создан с учетом опыта ведения локальных конфликтов последних лет. Прототип перспективного ОБТ был показан журналистам в исследовательском центре Министерства обороны Японии в городе Сагамихара. Представленная боевая машина имеет длину 9,42 метра (с пушкой вперед), ширину – 3,24 метра, высоту – 2,3 метра. Масса – 44 тонны, экипаж – три человека. В башне расположено основное вооружение – 120-мм гладкоствольная пушка, 7,62-мм спаренный и 12,7-мм зенитный пулеметы. Возможно, что новая машина так же, как и танк «90», оснащена автоматом заряжания, расположенным в кормовой нише башни. Максимальная скорость – около 70 километров в час. Как и предшественники, он имеет гидропневматическую подвеску, позволяющую менять клиренс танка и наклонять его на левый или правый борт. Обращает на себя внимание сокращенное по сравнению с машиной «90» количество катков – по пять на борт, при этом расстояние между ними больше. В целом по внешнему виду подвески новый танк напоминает ОБТ «74».

    Новая машина вобрала в себя все наиболее современные наработки в области танкостроения. Она оснащена электронной системой C4I, совмещающей возможности управления, наведения, связи и разведки. Система позволяет осуществлять автоматический обмен информацией между танками. Система управления огнем (СУО) дает возможность эффективно бороться с мелкими подвижными целями. Эта функция в сочетании с современной модульной композитной системой бронирования, как утверждается, позволит танку одинаково успешно действовать в бою как с армиями, имеющими современные ОБТ, так и с партизанскими формированиями, основными противотанковыми средствами которых являются ручные противотанковые гранатометы. В репортаже японского телевидения о новой машине значительное внимание было уделено как раз «антитеррористическому» потенциалу танка и его защите от различных разновидностей РПГ-7.

    Во внешнем облике танка прослеживаются общие черты с такими современными ОБТ, как Leopard 2A6 и Merkava Мk 4. Но по габаритам и массе он ближе к российским.

    Если по составу вооружения, подвижности новый танк соответствует танку «90», а по возможностям системы управления огнем и другого электронного оборудования, по всей видимости, должен его превосходить, то по габаритам и массе он меньше и ближе к «74». Надо отметить, что основной претензией японских военных к «90» была как раз его высокая стоимость – 7,4 миллиона долларов, на три миллиона дороже, чем цена американского «Абрамса», а также массогабаритные характеристики, препятствующие свободной транспортировке танков железнодорожным транспортом и самостоятельному передвижению по дорогам внутри страны. Так что при создании нового танка Mitsubishi Heavy Industries Ltd. выполнила пожелания военных и разработала более дешевый и компактный вариант.

    Танк был принят на вооружение Сил самообороны 10 января 2012 года под обозначением «10». Он призван заменить танки «74» и дополнить парк машин «90». В 2010-м Силы самообороны Японии заказали 13 танков «10» по цене 6,5 миллиона долларов за штуку.


(Page 1) | 2 | 3 | .... | 30 | newer